1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

Последние герои Элламина (история с продолжением)

Discussion in 'Архивы' started by Хорадрим, Mar 3, 2012.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Хорадрим

    Хорадрим User

    Joined:
    22.12.11
    Messages:
    450
    Likes Received:
    89
    история, которую я начал давным-давно... если нужно продолжение, то пишите...


    бескрайни степи эламмина… от самого восточного моря до горизонта западных пустошей простираются эти земли… наверное, именно так стоит начать нашу маленькую историю. но так начинаются все банальные баллады бардов, что проходят по степям эламмина от песков лазурных пляжей восточного моря до мест, куда заходит солнце… проходя по дорогам между городами, барды останавливаются на торговых площадях и начинают: «бескрайни степи эламмина…»
    нет, наша история начнется иначе. она начнется с полета коршуна, держащего на своих крыльях ветер степей. в его желтом, немигающем зрачке отражается одинокая фигура девушки, оставляющая в девственной пыли следы своих ног, затянутых в изящные кожаные сандалии, расшитые черными, красными, желтыми полосками мелкого бисера… смуглая кожа… острые высокие уши, прижатые к голове, трепещущие на соленом ветру… небольшой рост… зрачки цвета самых густых чернил… тонкие губы с ядовитой усмешкой, высеченной на прекрасных, благородных и тонких чертах лица будто на темном мраморе… наверное, именно это первое, что бросалось в глаза, чтобы воскликнуть: «о, да это темная эльфийка!» что делает она в этих неуютных краях, чьи тропы вытоптаны беспокойными следами только бардов да купцов-путешественников… коршун не задавал этого вопроса… коршун парил, высматривая степных сусликов, потеряв интерес к крохотной фигурке…
    девушка присела на горячий камень, морщась от легкой неуютной боли… её глаза так и не привыкли за время пути к солнечному свету… сложив лодочкой ладонь у лба, она посмотрела вдаль горизонта… поймала запах моря. вытащила из своей заплечной сумки кусок черствого пирога… вздохнула, разломав его на две равные части… задумчиво жевала, рассматривая свои безупречные ноготки, что привыкли держать больше посох жрицы, чем змеевидный клинок воина… впрочем, ни того, ни другого у девушки не было… был только тонкий кинжал-дирк, спрятанный в складках свободной туники… но даже его лезвие было уже притуплено ночными запахами, вяленым мясом и соленым ветром…
    -ах, чтоб тебя! – девушка раздраженно скинула любопытного скорпиона, заползшего на ее ногу. – когда же все это закончится…
    солнце склонялось к закату, перебирая и играя своими лучами с волосами темной, некогда собранными в безупречную прическу и скрепленными гребешком с родовым титулом семьи… в последней своей остановке, в крохотной деревушке, темная сменяла гребешок на дивно пахнущий пирог, который так быстро зачерствел…
    внезапно, на горизонте, куда смотрели немигающие зрачки коршуна и черные жемчужины глаз темной, показалась еще одна фигурка… она шла навстречу, по той же узкой тропе, только со стороны соленого ветра… темная медленно поднялась, спрятав кусок пирога и уперев руки в бедра, близоруко щурясь… «бард, небось…» - подумала она и слегка погладила холодную сталь дирка под одеждой… вскоре, фигура оформилась в высокую эльфийку, затянутую в кожаные доспехи, бряцающими кольцами для ношения ножен. за спиной эльфийки, к одному из таких колец был приторочен легкий двустрельный арбалет… внимательные глаза цвета густых чернил, но с золотыми искрами внутри буравили ту, что стояла напротив… темная гордо смотрела на свою оппонентку… «соперница!» - на подсознательном уровне молнией сверкнула инстинктивная мысль в голове… обе стояли и топтали пыль узкой тропки… первой нарушила молчание темная, что шла со стороны соленого ветра:
    - дай я пройду.
    - не дам.
    - почему это?
    - ты плохо просишь. я благородней тебя. где твой родовой знак?
    - а твой?
    - эмммм… тебя это не касается, но у меня есть татуировка моей семьи, известной по ту и эту сторону эламмина…
    - покажи.
    темная повернулась вполоборота, обнажая до колена безупречную ножку… повертела ею, демонстрируя родовой знак в виде руны семьи…
    - не, не знаю такую семью, - эльфийка поводила кончиками острых ушек, отчего они затрепетали на ветру…
    туника разочарованно скользнула вниз.
    - все равно не пропущу, - капризно буркнула темная.
    - ну, у меня, детка, тоже есть родовой знак.
    эльфийка обнажила запястье… на тонкой, но сильной руке, синими волнами выделялся крохотный знак.
    - а еще у меня есть вот это, - она достала из-за спины арбалет, - и давай не будем хвалиться благородством друг перед другом. здесь только ты и я, никаких семей, фаворов и наложников… не перед кем хвалиться… не перед кем, - закончила она тихо.
    эльфийка колебалась… да, дирк менее эффективен против арбалетов, но уступать дорогу ой как не хотелось…
    - ладно… иди…
    - разрешаешь? – глаза насмешливо сверкнули.
    - да… пусть наши пути пересеклись, но тут же разошлись здесь и сейчас.
    - боже, сколько пафоса! да, кстати, есть, что поесть? я бы охотно купила еды у тебя.
    - есть кусок черствого пирога, но он последний.
    - ладно, забудь. прощай.
    эльфийка что-то буркнула и села опять на камень…
    - кстати, далеко до города? - крикнула она в спину уходящей.
    - не, три дня пути.
    темная неслышно выругалась.
    через час солнце зашло, эльфийка впала в оцепенение, просматривая свои воспоминания… утро пришло внезапно. на камне рядом с ней сидела вчерашняя странница и невозмутимо доедала черствый кусок пирога…
    - ах… ты!.. ты!.. – она задыхалась от возмущения… - эй, это мой пирог!
    - и что? а я хочу есть… на, - темная бросила ей горсть монет…
    - что мне твои монеты?! они, что, похожи на пирог, или так же восхитительны на вкус?!
    - ну, не знаю… пирог пробовала ты, а не я, а на эти монеты ты сможешь купить себе еще один такой же.
    - вот ты стерва! - процедила темная и уселась рядом, выхватив последний кусочек из рук соседки… та усмехнулась.
    - для жрицы ты больно эмоциональна… или раздражена дальней дорогой.
    - тебе-то что?
    - не, ну ты же спрашивала, как долго идти до ближайшего города. я вот решила, что стоит проводить тебя до него, сама ты не найдешь, дальше тропа разветвляется и только одно направление верно. или тебе все равно, куда идти?
    - не знаю… я только хочу одного – ванну, мужчину и мягкую постель… ну, и много-много пирогов с вином, - эльфийка рассмеялась…
    - лоурана, - улыбнулась в ответ темная…
    - эдонель… младшая матрона дома сумер…
    - бла-бла-бла, - перебила ее темная, раздраженно отмахиваясь, - мне твои титулы неинтересны, прибереги их для мужиков или королевских аудиенций… ладно, идем, пока солнце не так высоко…
    эдонель едва поспевала за быстрыми шагами лоураны, путаясь в своей длинной тунике, стискивая зубы и тяжело дыша… высокая эльфийка слегка улыбалась, затем развернулась резко к эдонель и быстрым и точным движением кинжала отрезала ей длинный подол туники, обнажая почти до бедер стройные ноги темной.
    - так легче будет идти.
    та что-то прорычала в ответ, но шла уже рядом со своей товаркой.
    - бежишь от правосудия семьи? впала в немилость? – не поворачивая головы, спросила лоурана.
    - тебе-то что?
    - ну, можешь не рассказывать, как хочешь, - эльфийка равнодушно пожала плечами.
    несколько минут прошли в шорохе шагов и в звенящей тишине утреннего солнца.
    - просто ушла из семьи…
    - ясно. богиня отвернулась от тебя или просто твое желание? или, может, зов богини?
    - просто…
    - просто редко что бывает… впрочем, судя по твоей эмоциональности, - лоурана расхохоталась, - небось устраиваешь траур по сломанным случайно ноготочкам?
    - да! – огрызнулась гордо эдонель. – а что? ты тоже?
    - конечно, для меня это трагедия, потому и ношу перчатки, - она ткнула свои руки под нос эдонель.
    - для моей семьи трагедией стало то, что я ушла от них. вот и все… а ты чего шастаешь по этим местам? мародерка?
    - ну да, - лоурана подмигнула, - обчищаю карманы вот таких беспомощных эльфиек, делая их легче на какой-то жалкий кусок пирога… не, я просто ищу кое-что… или кое-кого… пока не знаю… - она задумчиво взглянула в высокой синее небо.
    - а как же семья? разве она не должна помогать тебе в поисках?
    - семьи нет. и забудь об этом… не спрашивай, не раздражай меня…
    - ладно, ладно, не нервничай… скажи лучше, что мы будем есть сегодня? у меня больше нет пирогов.
    движение руки и арбалет оказался в руках лоураны… болт молнией свистнул куда-то в низкие и чахлые кусты степного репья…
    - тушканчиков. – лоурана вытащила болт из тушки зверька. – разделывать умеешь?
    - нет, конечно! – эдонель брезгливо смотрела на бедного степного суслика.
    - учись тогда. а я костер разведу. – она достала выпуклую линзу и навела тонкий луч солнца на пучок сухой травы. вскоре поднялся легкий дымок.
    эдонель достала дирк и растерянно повертела тушку.
    - с лап начни, с лап! – крикнула весело темная, наблюдая за этой сценой.
    - сама начинай! – эдонель бросила тушку в лоурану и скрестила руки на груди. темная одним прыжком оказалась подле нее и, схватив за волосы, приставила нож к ее шее:
    - послушай, сучка! я с тобой могу шутить, а могу и не шутить! пока мы здесь вдвоем, ты будешь делать то, что я скажу, потому, как ты только умеешь, что есть пироги, не зная, каким потом и кровью они достаются пекарю. а я знаю. научись и ты ценить то, что имеешь и делать то, что надо.
    она отпустила ее волосы, взяла тушканчика и ловко разделала его, бросив на горячие угольки… щеки эдонель горели от такой наглости и обиды… она демонстративно отвернулась, скрестив ноги и уткнувшись в ладони.
    - ладно, не ной, иди, поешь…
    - не ною. не хочу.
    - ну и умирай с голоду, - темная зачавкала сочно. – просто надо уметь делать даже грязную работу, чтобы банально не умереть с голоду. куда вам, аристократкам до нее…
    - ты же тоже аристократка.
    - тем не менее, я могу быть и простолюдинкой, когда хочу есть. это не лишает меня ни титула, ни ранга…
    - зато лишает тебя уважения.
    - перед кем, дорогая?! перед степными коршунами? или перед тобой? нет уж, я предпочитаю жить, уважая свой голод, чем умереть от него аристократкой, кичась своим титулом перед тобой… иди и поешь, иначе зарежу тебя, - полунасмешливо закончила она.
    под сводом синего и глубокого степного неба раздавалось чавканье двух голодных аристократок.
    третий день принес в степи порывистый песчаный ветер, который слепил глаза, забивался в одежду, противно хрустел на зубах песчинками, гнал перекати-поле через тропу, по которой брели две фигурки. лоурана уступила свой длинный наплечный плащ эдонель, натянув себе на голову лишь капюшон от него и обмотав лицо длинным шарфом, оставив лишь прорезь для глаз… внезапно ветер прекратился, и обе девушки увидели силуэты города на горизонте – величественные пики башен, легкую дымку и мрачные зубцы крепости.
    - майран – город порока и рыбного запаха, портовых кабаков и дешевых гостиниц, которыми не гнушаются даже аристократы города, потому как порочны до самого дна своих мелких душонок… - лоурана едко улыбнулась.
    - ты отсюда пришла?
    - я здесь родилась.
     
    Bramha likes this.
  2. Хорадрим

    Хорадрим User

    Joined:
    22.12.11
    Messages:
    450
    Likes Received:
    89
    бешеный шум толпы и крики торговцев оглушили эдонель, привыкшую к тишине степей… она вертела головой, не забывая о гордой походке аристократки, рассматривая толпу, выискивая знакомые черты своей расы. вот высокие зеленокожие оркайцы, чей род шел от самих титанов, которые не признавали никакого оружия, кроме боевых топоров. вот бледные некросы – наполовину люди, наполовину нежить, искусные в тайном знании черной магии. а вот светлоухие эльфы, рожденные в кронах огромных эвкалиптов, что росли на севере эламмина. на этих деревьях светлоухие сооружали свои дома, и огромные висячие города славились на весь эламмин своей диковинностью. а вот дварфы – полукарлики, полугномы, искусные в ковке любого оружия и брони, даже редчайших клинков светлоухих, что светились в темноте зелеными искрами… были и просто люди, мелкие торговцы, карманники, портовой народ, просто зеваки и оборванцы… а вот благородные темные в сопровождении охраны и фаворитов, томно обмахивались безобидными на первый взгляд веерами, среди перьев которых были спрятаны тонкие смертельные лезвия, пропитанные ядом степных гадюк. эдонель вспомнила, что старшая матрона семьи носила такой веер и никогда не расставалась с ним. эдонель обменивалась легкими кивками с эльфийками, чьи зрачки были чернее густых чернил. лоурана небрежно махала рукой глубоким поклонам темных-мужчин, выискивая кого-то в толпе внимательным взглядом. через несколько минут она властно схватила эдонель за рукав, и они нырнули в темную прохладу трактира. в чистом и уютном зале в этот час было мало посетителей… несколько темных, что сразу же поднялись, отвесив молчаливые поклоны, ожидая, когда две девушки сядут за свободный столик, и пара оркайцев, шумно о чем-то спорящих между собой. лоурана кинула несколько монет на стойку и сказала громко:
    - лучшую комнату, горячую воду и наложника! и… это… мяса и вина!
    трактирщик молча сгреб монеты в фартук и щелкнул почти неслышно пальцами, кивнув темной, как старой приятельнице. маленький карлик на косолапых ножках пригласил почтительным жестом наверх двух девушек.
    в огромном чане с горячей водой нежились, закрыв глаза, две темные.. карлик подливал воду и растирал их безупречные тела ароматной пеной. на подносе стояло лучшее янтарное вино с далекого аза и лежали фрукты.
    - блаженствооооо, - шептала эдонель, делая легкие глотки…
    лоурана с усмешкой смотрела на нее, брызгая пальчиками игриво…
    - заставила меня вернуться туда, куда я не хочу… впрочем, может я и тут найду, что искала… и ты мне поможешь, дорогая.
    - а что делать надо?
    - разделывать тушканчиков, - задумчиво произнесла лоурана, рассматривая янтарные пузырьки на дне бокала с вином.
    - хи, - хихикнула темная, поднялась во весь рост, не стесняясь нисколько карлика, и завернулась в длинную тогу, приятно облегающую ее нежное тело. – познакомишь меня с местной знатью? ну, и с городом вообще…
    - не сейчас, милая. завтра… я очень устала и впадаю в оцепенение… - лоурана закрыла глаза.
    эдонель взяла бокал вина и спустилась вниз, ей было любопытно вновь увидеть большой город и заняться своим любимым занятием – заигрыванием с незнакомцами. два оркайца все еще шумно спорили о чем-то на своем гортанном языке, не замечая никого вокруг.
    - госпожа, - трактирщик почтительно склонился, - позвольте предложить вам лучший наш столик…
    столик был и, правда, лучшим – в полумраке, он скрывал того, кто сидел за ним, но открывал тому, кто сидел, весь трактир… эдонель села за столик, и обвела глазами зал. ни одной жертвы для соблазнения. облизнув нетерпеливо губы, потребовала вина и фруктов.
    - госпожа… - чей-то мягкий и по-змеиному вкрадчивый голос раздался над ухом. эдонель внутренне вздрогнула, но сохранила невозмутимый вид. – позволите мне стоять у вашего столика, чтобы видеть вашу красоту, осветившую лунным сумраком этот скромный кабачок?
    - позволяю.
    - о, благодарю, луноликая. я видел, что вы пришли сегодня не одна, а с госпожой, что знакома мне.
    - неужели? и кто же эта госпожа?
    - разве она не говорила вам, что из рода танцующих с тремя змеями, семьи д’айран, второй по знатности семьи майрана? правда.., - темный вздохнул, выдвигаясь на свет, - интриги города погубили семью вашей спутницы.
    эдонель с любопытством смотрела на темного… высокий лоб, волосы, черные как смола, собранные в аккуратный хвостик, безупречный нос, глаза с блестящими зрачками, хрупкое, на первый взгляд, но безупречно сложенное тело… эдонель он уже нравился.. а может, просто женский голод… встряхнула головой, отгоняя легкое возбуждение, отчего ее волосы цвета сумрака рассыпались по плечам. темный облизнулся, сверкнув глазами.
    - я не знаю твое имя…и что за интриги?
    - скимитар, к вашим услугам и удовольствиям, госпожа. интриги? хм… тут каждый день кто-то кого-то втаптывает в грязь. кто-то обучен искусству интриг и может противостоять им, кто-то слаб и уходит из города. госпожа лоурана д’айран обучена искусству другого порядка, поэтому ее семья не смогла противостоять паутине интриг других семей.
    эдонель зевнула.
    - это скучно, скимитар. я встретила ее в пути, когда шла сюда… эээ… путешествую… ты должен показать мне город, и рассказать все о нем…
    - почту за честь, госпожа. не смею просить открыть ваше имя.
    - ты служишь какой-либо семье?
    - о, нет, я свободен от милости матроны. тоже, так сказать, путешествую… вот дела задерживают в этом городе.
    - тогда мое имя – эдонель ао’элль, я с западных пустошей.
    - какое плавное имя, госпожа эдонель. вы, видимо, очень знатного рода? смею предполагать, что вы – матрона?
    - младшая матрона семьи сумеречного сердца.
    - о, я поражен. сразу понял, что вы аристократка. мои клинки в вашей милости, благословите.
    темный вытащил две катаны, эфес которых был инкрустирован яшмой и янтарем, и положил перед эдонель. лезвия тускло светились зеленоватыми искрами в полумраке.
    эдонель сделала привычный и до боли заученный пасс изящными ручками… несколько голубоватых искр сорвались с тихим треском с ее пальчиков, прошлись по лезвиям катан, тускло отразившись в эфесах и утонули в зеленом свечении клинков.
    - благодарю, луноликая. как только вы будете готовы, просто мысленно произнесите мое имя, и я буду готов сопровождать вас. я думаю, что сейчас вам будет лучше отдохнуть после такой дороги в степи.
    эдонель гордо поднялась и одарила темного своей самой соблазнительной улыбкой. тот склонился в поклоне и ушел в вязкую тень трактира.
    эльфийка поднялась наверх и свернулась калачиком на мягкой простыне огромного ложа… перед ее глазами вспыхнула искра воспоминания и, пульсируя, заполнила всю ее голову… эдонель поморщилась в оцепенении…
    …ардана, старшая матрона семьи сумрака буравила взглядом амзарала – ее личного асассина по прозвищу линк, прозванного так за звук его кинжала, который был быстрее мысли его врагов.
    - ну, и какого дьявола? почему я должна узнавать такие неприятные новости именно с утра и именно в воскресный день?
    амзарал невозмутимо смотрел в глаза своей госпожи:
    - потому что безликому пришло видение именно в воскресное утро, госпожа.
    - знаю! – темная раздраженно махнула рукой. – и где эта девка, что была пригрета на груди моей семьи? где младшая матрона эдонель? где эта подлая интриганка?
    - госпожа, вы же знаете, что она незнакома со своей судьбой, которую знаем только мы трое.
    - знаю! знаю я все! надо было еще тогда закопать ее мать живьем, когда она вступила в порочную связь со светлоухим, тем самым нанеся удар по репутации моей семьи! я простила ее тогда… ты же знаешь, что это была самая лучшая моя амазонка, имена клинков которой с благоговейным шепотом произносились в каждом доме. их боялись, а нас уважали за это... какого дьявола ей сдался этот светлоухий обезьян, который только и умел, что скакать по кронам своих деревьев… это же варвары! варвары! – ардана в сердцах выплюнула последнее слово в лицо асассину.
    - вам же было известно, госпожа, что эдонель полукровка. не стоило посвящать ее служению богини. даже геройская смерть ее матери не смогла смыть этот позор…
    - поучи еще меня, кинжальщик! ррррр, я вне себя… теперь еще безликий говорит, что где-то на севере объявилась сестра эдонель… светлоухая! какого дьявола моя амазонка скрыла правду, что родила близнецов в ту ночь? линк, или ты тоже знал об этом? ты же присутствовал при родах, да?
    - нет, госпожа. при родах присутствовал ваш фаворит эзза, которого отбила у вас госпожа эллам из семьи к’уорк. слава богу, что она зарезала его, и он уже ничего не скажет.
    - значит, безликий все знал и решил огорчить меня именно тогда, когда семья ао’элль раздираема интригами и завистью других семей. боже… я потеряю лицо и уважение, если это откроется, - ардана коснулась гладкого бархата кожи своего лица, зная, что за такое преступление эту кожу просто снимут с нее и вывесят на торговой площади в назидание остальным. «потерять лицо» - было буквальным выражением в этом городе. потерять уважение и семью было еще страшнее.
    ардана потерла кончик своего ушка, заставляя кровь прилить к голове и родить хоть одну правильную мысль.
    - и что делать, амзарал? что делать-то? м?
    - ничего, госпожа, - раздался внезапно ровный и бесстрастный голос сзади… из густой тени материализовалась фигура, в длинной простой тоге с надвинутым низко капюшоном. – изгнать эдонель. забыть о ее существовании.
    - безликий, о чем ты говоришь? как можно изгнать младшую матрону дома без веской причины?
    - а как можно было пригреть эту змею в семье, ардана? вот так же попробуйте изгнать ее. или ваше слово больше не имеет вес? – безликий слегка наклонился, ожидая ответа.
    ардана колебалась.
    - имеет, и еще как имеет! но тогда другие семьи сплетут еще более хитроумную паутину интриги, и эдонель может оказаться под покровительством моих врагов, а это нанесет удар по моей репутации.
    - тогда пошлите эдонель по зову богини. в паломничество. и пусть ваш асассин вырежет ей сердце в пути. банальная смерть – нападение грабителей, такое часто случается на эламминском тракте. только вот придется похоронить эдонель с почестями. не нанесет ли это удар по вашей внутренней репутации?
    ардана поморщилась.
    - нанесет, конечно. но закоулки моей черной души настолько запутанны, что этот удар просто потеряется в них, и я быстро забуду об этом. решено! амзарал, собирай фаворитов этой бесстыжей и позови ее ко мне. «обрадую» ее зовом богини.
    глаза арданы тускло засветились, она впадала в ложный транс. играть роли было ее развлечением…
    …- амзарал, долго нам еще идти, я устала, - эдонель капризно топнула ногой. – и где мои мужчины? одни пески и палящее солнце кругом. может, госпожа ардана ошиблась и не меня позвала богиня?
    амзарал лениво чистил кинжал специальной смесью из песчинок, подобранных по одному размеру. на блестящем лезвии тускло выделялись свежие багровые пятна.
    - ваших мужчин ночью сожрала стая львов, госпожа. пока вы были в оцепенении, мне удалось спасти вас, потому как матрона ардана приказала защищать только вас, а не вашу свиту.
    - а разве тут водятся львы? – эдонель задумчиво смотрела на темного.
    - водятся. всякие. и двуногие в том числе. идемте, госпожа, до заката мы должны придти туда, куда вас зовет богиня.
    амзарал спрятал кинжал в рукав и помог эдонель подняться.
    - амзарал, а ты красавчик… если бы ты не служил госпоже ардане, ты стал бы моим лучшим фаворитом.
    темный усмехнулся.
    - госпожа, я не служу никому. мой кинжал служит.
    - а ты служишь кинжалу?
    - слуги, господа, - раздраженно прошептал амзарал. – я, вообще, за равенство полов.
    - хм… может, ты и прав… я иногда так устаю отдавать приказы. хочется почувствовать себя слабой и беззащитной, чтобы мужчина властвовал над тобой… ты это не слышал! и не смей повторить нигде!
    - как прикажете, госпожа.
    вечер настиг путников внезапно. эдонель впала в оцепенение. амзарал задумчиво вертел в руках свой кинжал, смотря как упругая левая грудь темной вздымается под натянутой тканью туники. его глаза искали удары ее сердца, кинжал рвался из рук, как голодный блестящий зверек.
    - слабой и беззащитной, - повторил слова темной амзарал. – слабой… беззащитной… разве я убиваю слабых и беззащитных? да, убиваю… но разве я хочу этого? разве это доставляет мне хоть каплю удовольствия, такого же, как доставляет женщине? я тоже хотел бы почувствовать это… быть сильным… защищать… но не ради служения… а просто потому, что это нравится мне…
    губы темной слегка приоткрылись, издав легкий стон… видимо, она увидела неприятные воспоминания…
    амзарал слегка провел кончиком кинжала по груди темной, по ее плечам… ни один мускул не дрогнул на его лице…
    - женщины, женщины… почему нам нельзя любить вас?
    темный со вздохом поднялся и, бросив к ногам эдонель свой заплечный мешок с едой и питьем, быстро зашагал от нее, ни разу не обернувшись…
    - ну и? – ардана уперла руки в бедра, ее брови были сдвинуты к переносице. – ну и? какого дьявола ты не принес мне тело этой девки? где ее сердце?
    - ее сердце теперь принадлежит только ей, госпожа. и ваша внутренняя репутация ничуть не пострадает. она пропадет в эламминских степях. такая смерть гораздо страшнее удара моего кинжала. пусть семья забудет о ней.
    - а что я скажу остальным? ты, дурень, думаешь, никто не увидит внезапного исчезновения эдонель?
    - госпожа, зов богини не терпит отлагательств… и кто знает, когда и куда он позовет своих жриц… эдонель просто ушла из семьи, потому что богиня позвала ее… а куда, когда… разве семье это ведомо? вы понимаете, куда я клоню?..
    ардана сверкнула глазами… ей так хотелось увидеть сердце полукровки, может быть даже, съесть его, чтобы нанести тем самым еще один удар по нечистой расе светлоухих… но, с другой стороны, кинжальщик прав: зов богини – неведомое и внезапное явление, многие уходили из семьи, странствуя в его поисках… многие не возвращались…
    - объяви трехдневный траур по пропавшей без вести… нечестивой.., - процедила ардана, не сдержавшись…
     
    Келед likes this.
  3. Келед

    Келед User

    Joined:
    01.12.11
    Messages:
    1,058
    Likes Received:
    145
    отличное продолжение =) еще!
     
  4. Lissini

    Lissini User

    Joined:
    04.02.10
    Messages:
    1,634
    Likes Received:
    79
    топикстартер попросил удалить тему. у меня рука не поднялась. поэтому просто закрыла. удачи клану на эрике!)
     
Thread Status:
Not open for further replies.