1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

Гальвана

Discussion in 'Творчество' started by Полудохлый, Apr 4, 2012.

  1. Полудохлый

    Полудохлый User

    Joined:
    19.02.10
    Messages:
    766
    Likes Received:
    50
    дык чо я пейсал неского лет нозад роскозец лет новерно петь нозад потом зобил ево но ща пад конкурез один вконтактевый сел и допесал на выхох. зтрого не судете но орегеналнось не претендою знаю много токех било уже.



    гальвана

    нет тела твоего, нет крови твоей, нет костей твоих — есть только мысль. и меня тоже нет. я всего только сон. я рожден твоей мыслью.

    марк твен. таинственный незнакомец


    я пил свой кофе в глубокой задумчивости, мерно расхаживая взад-вперед вдоль панорамного окна в кабинете резиденции на танта-мэй. опять я просчитался, опять не смог воссоздать все оттенки реальности в своем уютном маленьком мире, раскинувшемся на тысячи километров и целиком являвшемся плодом моего воображения. я остановился и подошел к окну. от подножия дон-жона почти до горизонта раскинулась альве, окруженная лесами, степью и океаном столица танта-мэй.
    ах, гальвана, твои глаза никогда не увидят дивный город на дивной планете. я никогда не услышу больше твой мелодичный голос и не прикоснусь к тебе, пусть даже и не руками.
    я провел пальцами по стеклу и отвернулся. слишком часто в последнее время одолевали меня сентиментальные воспоминания, мешая сосредоточиться на работе. я подошел к столу и поворошил пачку газет, заботливо положенную камердинером во время моего сна. ничего интересного - дрязги, дрязги и еще раз дрязги политиков, правительственные программы, рытье в грязном белье знаменитостей. тот мир продолжал жить по своим законам, а этот давно уже жил по моим. а вот и кое-что интересное. я открыл вторую страницу «азия-пресс» и пробежал взглядом статью о нападении фанатиков-виртофобов на один из секторов хранения. статья гласила: «сегодня ночью на территории сектора хранения в гонконге произошло вооруженное столкновение с радикальными приверженцами движения виртофобов, членами группировки «бриз». новоявленные луддиты ворвались за периметр первого уровня охраны и начали хаотичный погром инфраструктуры сектора. охранники второго уровня и подоспевшие им на выручку силы департамента охраны правопорядка вытеснили нападавших за периметр, после чего последние скрылись в прилегающих к сектору кварталах города. в ходе столкновения убито двое охранников первого уровня и один полицейский, ранено восемь человек. фанатики потеряли убитыми шестерых. одиннадцать человек арестовано. район взят в кольцо силами департамента и проводится поиск нападавших». чудесно. доблестный департамент не в силах вычислить время и место нападения виртофобов. какая чушь. вероятно руководители «обсета» заключили очередное приватное соглашение с командованием департамента, чтобы те закрыли глаза на готовящуюся акцию «бриза». теперь господа толстосумы, заточенные и заточаемые в хранилище, не будут слишком возмущаться при повышении арендной платы за койко-место, и я в их числе.
    - ваятель, - голос камердинера прервал мои размышления. камердинер, вторая созданная мной интерактивная программа, а по сути дела автономный модуль объединенных сетей, независимый ни от кого и ни от чего, помимо меня и свободной оперативной памяти исполинского конгломерата информационных технологий, величаемого сетями.
    - к вам посетитель.
    - введи гостя, - я обошел стол и уселся в кресло. признаться, я любил антураж. моя резиденция с умопомрачительной панорамой сверху, камердинер, хитроумные сплетни и дезинформация в ведущих изданиях мирового сообщества, все в обеспечение роли не последнего человека в элите сетей. с одной стороны я обладал большой властью, а с другой находился на полулегальном положении и только закон о свободе конструирования являлся гарантией моей временной безопасности.
    створчатые двери, ведущие в кабинет, распахнулись. на пороге возник двухметровый силуэт камердинера.
    - николаус федде, ваятель, - представив посетителя, камердинер отступил вбок и назад, дав моим глазам возможность лицезреть злейшего моего врага.
    - ваятель значит. здравствуй, юра, - сказал николаус и пошел прямо к столу. я сохранял внешнее спокойствие, но далось мне это нелегко. уж если я кого и ненавидел в своей жизни, то это был николаус федде, глава отдела перспективных исследований европейского «обсета». когда-то он начинал свою карьеру простым программистом в маленькой фирме, занимавшейся разработкой ландшафтов для сетей второго поколения. умение выделять все качественно новое в виртуальной среде и использовать это в своей работе, помогло ему занять нынешнюю должность. но тогда отдел перспективных исследований не был столь влиятельной организацией, какой стал после встречи с первой в истории «обсета» нефиксированной интерактивной программой. восемь лет назад я вошел в кабинет федде, также как он сейчас в мой, и положил ему на стол пачку карт с двенадцатичасовой версией «гальваны».

    отвратительное дребезжание будильника и слепящий поток утреннего света. отточенный годами перекат с прыжком из кровати и хлопок по зуммеру. уже четвертое срабатывание. я стоял и тупо смотрел в пол. опаздываю, опять опаздываю. потерев ладонями глаза, я побрел на кухню. завтрак небогатого программиста всегда поражал меня своей изысканностью и простотой приготовления. достаточно было одного нажатия на кнопку и, с аппетитным урчанием, из жерла пневмопровода вылетал термос с едой. удобная штука, развинтив термос на три части, я поставил перед собой кружку кофе, кружку омлета и кружку хлеба. съев, что пневмопровод послал, я бегал по дому и кидал, хаотично разбросанные где попало и такие необходимые мне сегодня, карты памяти в пакет. наконец, я покончил со сборами, натянул штаны с футболкой и шлепанцы и, захлопнув дверь в квартиру, помчался вниз по лестнице. с седьмого этажа небоскреба гораздо быстрее спуститься своим ходом, чем ждать любой из лифтов, вечно занятых жильцами верхних сорока трех этажей. на лестничном пролете четвертого этажа к моему скоростному маршу присоединился мой приятель, димка, такой же, вечно опаздывающий на работу, инженер, вот только опаздывал я сегодня не на работу.
    - опаздываешь? – ехидно бросил димка, догоняя меня. – и чего тебя на работе терпят, бездельника.
    - сам то, - ответил я и прибавил ходу.
    - а что я, мне можно.
    - да тебе там что угодно можно, как я погляжу. а я гальвану несу показывать в филиал перспективных, - я потряс пакетом с картами.
    - черт, круто. давно пора, – димка завистливо глянул на меня, - я ж тебе еще полгода назад им ее показать советовал.
    - нельзя, сырая еще была, да и об авторских правах побеспокоиться стоило. теперь отдам им только демо-версию, а оригиналом, кроме меня, никто манипулировать не сумеет.
    - нимб-код встроил?
    - встроил. два.
    - что?!
    - да шучу я, дурень, - я улыбнулся. димка настолько впечатлен был моими успехами в области автономного программирования, что был готов поверить в любую чепуху, которую я только мог ему сказать. технология внедрения нимб-кода в программные продукты до сих пор являлась черным ящиком, даже для тех, кто ее изобрел. просто во время опытов в одном из научно-исследовательских институтов «обсета» по дистанционному манипулированию были открыты интересные побочные эффекты. сущность этих эффектов заключалась в том, что при первом же слиянии сознания ведущего и ведомого им программного модуля, на последний накладывался нестираемый «отпечаток» сознания манипулятора. последующие попытки управлять модулем со стороны любых других манипуляторов заканчивались неудачей. открытие, вызвавшее столь большие неудобства в сфере унификации сетей, было принято на ура программистами всех мастей, жестоко страдавшими от нарушения авторских прав, как рядовыми айти-пиратами, так и нечистыми на руку компаниями. теперь каждый из состоятельных людей мог приобрести аппаратуру для внедрения нимб-кода, так назвали свое открытие обсетовские инженеры, и организовать фирму, занимающуюся защитой интеллектуальной собственности. лично я выложил за нимб-кодирование гальваны свои последние сбережения. я рисковал многим, но был твердо уверен в своих силах. в конце концов, я целенаправленно работал над гальваной четыре года, а задумал создать ее еще лет десять назад, когда, будучи подростком, грезил идеями искусственного интеллекта.
    с задорным гиканьем мы вынеслись наперегонки в холл первого этажа, пугая благообразных пенсионерок, отправляющихся в утренний рейд по супермаркетам. холл был залит ярким электрическим светом и, хотя солнце уже встало, густо стоящие многоэтажки не пропускали его лучи на нижние этажи зданий. выйдя из дверей на улицу, я махнул димке на прощание рукой, и направился к монорельсовой дороге. состав не заставил себя долго ждать, плавно обогнув угол соседнего здания, он резво подкатился к остановке. я вошел в вагон и разместился на ближайшем сидении. было немноголюдно и я спокойно, не отвлекаясь на сутолоку, мог предаться размышлениям о проделанной работе. через четверть часа монорельсовый поезд доставил меня в деловой район города и дальше пешком я добрался до внушительных размеров резиденции «объединенных сетей», где располагался офис отдела перспективных исследований.

    - как ты нашел меня? - спросил я у федде с неприкрытой ненавистью.
    - юра, я профессионал и не первый день имею дело с сетями, ну а поиск интересных программ и пользователей это моя прямая обязанность. да и кому как не мне интересоваться человеком, создавшим такое чудо, - федде кивнул в сторону панорамного окна, открывавшего вид на альве. – а, кроме того, у меня к тебе важное дело.
    - все наши с тобой дела закончились, когда ты забрал у меня гальвану и вышвырнул на улицу без средств к существованию. я удивляюсь, как тебе еще хватило наглости явиться сюда и посмотреть мне в глаза. но ты здесь и теперь так просто не уйдешь отсюда.
    - уйду, юра, и, надеюсь, уйду с тем, что мне от тебя нужно.
    я поднялся из-за стола и отдал приказ на блокировку оперативной памяти, выделенной под дон-жон. приказ прошел, но заблокированной памяти оказалось несколько больше, чем необходимо для поддержания в пространстве сетей меня с николаусом, камердинера и внутренней начинки башни. внутри, помимо нас, был кто-то еще.
    - кам, атака! – но в моих указаниях не было особой надобности, камердинер сориентировался сам и застыл в дверном проеме, ведущем в кабинет, в боевой готовности. снизу донесся грохот башмаков, по лестнице наверх поднимались, прокравшиеся мимо моих охранных систем, люди или автономные модули. к счастью, вторгшимся не под силу было материализоваться из воздуха прямо рядом со мной, такова природа виртуальных пространств, построенных по квазифизическим законам. вот только и мне растаять в воздухе не удастся, остается надеяться только на крепость своей оболочки и боевое мастерство камердинера.
    - прикажи своему телохранителю отключиться, мы не сделаем ничего плохого ни тебе, ни ему! юра, успокойся, давай поговорим. гальвана ведь не стерта, как ты думаешь, и я верну ее тебе, только выслушай меня! – федде явно рассчитывал на то, что наш с ним разговор будет продолжительным и то, что я начал действовать, еще не приступив к беседе, нарушило его планы.
    поднявшись по лестнице, перед камердинером один за другим останавливались, экипированные по последнему слову сетевых вооружений, спецназовцы «обсета». этим парням было плевать на все охранные системы и модули. над их оружием работали ведущие специалисты мира, а об их военных операциях на территории виртуальных пространств ходили легенды. на камердинера они как будто даже и не обратили внимания. с десяток, не отягощенных моральными принципами, преданных солдат, готовых перегрызть глотку любому вставшему на пути учредителей корпорации.
    - ничего не предпринимать без моей команды! – бросил федде своим бойцам.
    я лихорадочно обдумывал свое положение. да, я многое бы мог противопоставить непрошенным гостям, но на это многое нужно было потратить время, которого у меня нет. я не ожидал такого развития событий. конечно, на протяжении создания танта-мэй, я предполагал вторжение на территорию обсетовских силовиков с целью захвата пакета программ, инициирующих его существование, и напичкал каждый район города датчиками и сканерами на этот случай. и то, что десяток человек проник незамеченным прямо в мою цитадель, свидетельствовало о наличии в системе безопасности существенной бреши, вот только где я допустил ошибку я никак не мог понять.
    - чего ты хочешь, николаус? – спросил я федде.
    - так то лучше, юра. ты, наверно, догадался зачем я здесь. отделу нужен человек, способный создать такую область в сетях, как твой город. десятки таких городов, сотни. через несколько лет, вполне вероятно, найдутся еще такие люди, но нам не интересно ждать. время – деньги, а деньги за твои разработки мы можем получить просто фантастические. и вот, что я тебе скажу еще. европейское отделение не единственное и не первое из тех, кто решил добраться до тебя. и хотя мы не могли найти создателя альве долгое время сами, зато весьма успешно проваливали попытки конкурентов сделать это. ты даже не представляешь себе, какая грызня идет вокруг твоего мира.
    отчего же, я-то как раз очень замечательно все представлял. десятки соглядатаев и сетевых инженеров, шляющихся каждый день по городу и его окрестностям. они могут бродить тут годами, но архитектура моих пространственных модулей им неподвластна. одно дело профессиональные навыки обсетовских технарей, и совсем другое - полет фантазии вольного художника. им нужны мои способности, а не остов, поддерживающий то, что я желаю на нем видеть. и лучше если я буду сотрудничать добровольно, но если даже и нет, то есть масса способов заставить человека быть посговорчивее.
    - ладно, это все понятно, что ты там говорил про гальвану?

    демо-версия гальваны быстро открыла мне двери в кабинет главы отдела и презентовал свою работу я ему лично на следующий день после своего появления в их офисе. я наблюдал восхищенное и изумленное лицо федде в течение полуторачасового диалога с гальваной. кажется, он забыл про окружавший его мир, полностью поглощенный беседой. ладная фигурка гальваны смотрелась бы эффектно в любой проекционной, никакой броскости и вычурности, спокойная уверенность в себе и простота в общении. ее вполне можно было принять за обычную девушку, болтающую со старым знакомым по телепроектору. первым делом в офисе меня заподозрили в розыгрыше с помощью какой-нибудь своей подружки, пока я не посоветовал прогнать программу по узлам сети с последующим отсечением пути и обмена данными. гальвана послушно появлялась там, где ее вызывали, вступала в пространные дискуссии с тружениками «обсета», но отследить якобы имеющийся канал управления ее действиями никто так и не смог. строго определенное количество оперативки, занятое локализованной демо-версией и никаких внешних связей без инициирования запроса и все.
    - юрий, я думаю, в нашем отделе вас ждут блестящие перспективы, контракт принесут нам через полчаса, распоряжение я уже отдал. скажу, положа руку на сердце, что столь выдающихся достижений в области автономного программирования до сих пор видеть мне не приходилось, а я, уж поверьте, кое-что в этом смыслю. должность ведущего специалиста в этой области вам уже обеспечена. за сохранность авторских прав не беспокойтесь, у нас с этим строго. разумеется, и от вас мы захотим получить неизвестные нам знания, технологии и методики, но все это столь хорошо оплачивается, что не вызовет у вас нареканий, впрочем, подробности вы прочитаете в контракте. а сейчас я хотел бы вам задать один вопрос, волнующий меня более всего, - федде пристально посмотрел на меня. – вы же из художников, да?
    - господин федде, я…
    - николаус, при личной беседе можно просто николаус.
    - николаус, я понимаю, что вы имеете ввиду, называя меня художником, но достаточно полного ответа я дать вам не могу. да, в моей работе творческого начала не меньше чем технического, но все это достаточно органично взаимосвязано и отнести себя полностью к художникам я не считаю возможным.
    - юрий, достаточно половины творческого начала и вы уже художник, особенно если судить по вашей гальване. но если же я заблуждаюсь, то по крайней мере всего лишь наполовину, - федде похлопал меня по плечу. – у нас работают и художники и просто инженеры, мы собираем лучших специалистов для работы над развитием и совершенствованием сетей. ну и про нашу научно-техническую базу вы конечно наслышаны?
    - разумеется, кто же из программистов не мечтает перейти с костюмов на раствор, но мало кто может себе такое позволить.
    - у нас неограниченный доступ в растворные ванны, все для удобства сотрудников отдела. некоторые оттуда практически не вылезают, но отдел не задается целью препятствовать личному времяпрепровождению, главное чтобы были выполнены поставленные задачи. но я, признаюсь, не понимаю таких людей, все-таки окружающая действительность должна превалировать в среде существования человека.
    уже полтора года я работал на федде. у меня теперь было все, кроме свободы.
    еще немного и я сойду с ума, ведь она идеальна. она такая, какой я хотел видеть ее и какой создал. любое мое желание, любая прихоть, ей все известно, она ни в чем и никогда мне не откажет.

    - взять! – орет федде.
    прыжок. в полете, я вижу становящееся крайне удивленным лицо федде и свою левую руку, постепенно упирающуюся ладонью ему в грудь. где-то там, на грани периферийного зрения, зашевелились фигурки спецназовцев, их реакция куда как превосходит реакцию федде. я знаю, что произойдет в ближайшие мгновения. металлические накладки на руках камердинера сольются в два щита, силовую броню, на которую завязано не менее пяти узловых точек ячейки нашего местоположения в сетях. сколько времени он сможет отражать атаку десятка хорошо вооруженных солдат я не знаю, случая проверить на практике его способности у меня не было. правой рукой я, с отводом, бью федде по лицу и мы оба падаем на пол кабинета под визг отскакивающих от брони камердинера пуль. о да, не в реальности, так хоть здесь я получаю удовольствие от того, что хотел сделать на протяжении нескольких лет. секунду я наблюдаю, как федде, ошарашено вертит головой, ему не больно, это всего лишь маленький нокдаун, во время которого возвращается на место откат оперативки, ушедший на поддержку оболочки моего оппонента. вскакиваю и бью его ногой с размаху туда же, теперь он “подвиснет” секунд на пять, не меньше. слабенькая оболочка, даже странно, наверно, федде понадеялся на мощь своих спутников. камердинер по-прежнему ловко манипулирует парой силовой щитов, перекрывая вход в кабинет. один из спецназовцев, улучив момент, когда между щитами образовывается зазор, подкатывается к камердинеру, намереваясь всадить прямо в щель между ними заряд из армтачера, но модуль оказывается проворнее и смыкает щиты. рикошетом бойцу пробивает плечо, а в следующее мгновение, стремительным ударом щита, камердинер начисто вышибает дух из оболочки нападавшего. отброшенное тело застывает в изломанной позе у противоположной стены. броня камердинера становится все тускнее, еще чуть-чуть и залпы солдат пробьют ее и прекратят существование моего верного союзника. пора возвращаться в реальный мир, если я не хочу, чтобы меня обработали парализаторами и вывели в него подконтрольно, проследив предварительно место вывода. я хватаю федде и рывком поднимаю его с пола. он практически пришел в себя, немножко заторможен, но уже готов оказать сопротивление. передо мной его глаза и искривленные в ухмылке губы, а за его спиной лучи утреннего солнца, пробивающиеся сквозь окно. прочнейшее стекло, на вид кажущееся таким хрупким. как предусмотрительно, делать оконные стекла, запрограммированными выдерживать тяжелые удары как снаружи, так и изнутри. но кого мне бояться в мире, построенном моими руками, да и не виртуальный самоубийца же я на самом деле? я слышу грохот падающей громады камердинера и торжествующие возгласы спецназовцев. до свидания, кам. я обязательно вложу в резервную копию память о славной битве, в которой ты пал.
    говорят, виртуальная смерть вызывает крайне неприятные ощущения, не боль конечно, а дискомфорт оболочки и тяжелый психический шок. осталось только проверить это на практике. хватаю федде в охапку, приподнимаю и с разбегу влетаю в панорамное окно. мне страшно до жути. вот она – бездна, разверзнувшая передо мной свою ненасытную пасть. что ей виртуальный и реальный миры? живущему в подкорке ужасу перед свободным падением, лобовым столкновением автомобилей или ножом убийцы, неумолимо движущимся к сердцу. два человечка, несущихся в окаймлении из осколков навстречу бетонным плитам, не умерят ее аппетитов никогда. кажется, я всем телом ощущаю дрожь узлов сетей, тщетно просчитывающих аэродинамику безопасного приземления. выстроить накатанную дорожку из молекул, поиграть плотностью, покрутить оболочку и сориентировать ее, все это возможно, но не для двух оболочек одновременно, падающих с высоты в двести метров.

    крик. отвратительный, надрывный, он рвется в мои уши, через воду. я понимаю, что это кричу я сам и тону в море. вода давно заполнила мои легкие, но сознание мое не уходит, а возвращается, потому что тону я с того света на этот. датчики движения, приняв мельтешение моих конечностей за команду, послали сигнал на пульт управления ванной и крышка плавно отъехала в бок. уцепившись руками за края ванны, я перевалил свое тело на теплый пол, покрытый мягким синтетическим материалом и стал отплевываться раствором. дверь отсека открылась и на пороге возник дежурный врач хранилища с озабоченным лицом. он бросился ко мне, но я остановил его жестом и прокашлял:
    - стойте, все в порядке.
    врач остановился и продолжил внимательно изучать меня, жалкого и мокрого, скрючившегося в непрезентабельной позе на полу.
    - прошел сигнал, об открытии ванны изнутри, такое у нас редко случается. что с вами произошло? чем я могу вам помочь?
    - все в порядке, сейчас я приду в себя, принесите мне одежду, - придерживаясь за край ванны я медленно встал на ноги, - просто небольшие неприятности.
    дежурный принес мне стандартную пижаму и тапочки, я оделся и медленно побрел за ним в релаксационную комнату, где плюхнулся на диван.
    - можно кофе? и, я хотел бы побыть немного один.
    - хорошо, сейчас распоряжусь – он развернулся и вышел. персонал хранилища хорошо обучен, не задавать своим клиентам лишних вопросов и быстро выполнять их требования. конфиденциальность и безопасность здесь хорошо оплачивается. никто из состоятельных пользователей не хочет плавать в растворной ванне под бдительным надзором заинтересованных в твоей личности, имуществе или способностях людей. есть частные хранилища, есть государственные, есть их ассоциации. а есть и самые дорогие - нелегальные, в одном из которых я сейчас очнулся. возможно, моими соседями в нем были завзятые виртуальные наркоманы, боящиеся огласки звезды и политики, преступники, оплатившие изрядной порцией наличности, нескучное времяпрепровождение вдали от ищущего их закона. мне было все равно, их проблемы оставались их проблемами, а свои мне предстояло решать немедленно.

    я подъехал на такси к лунному дому, забавному строению в тайлер, пригороде москвы, славящемся как обитель международной тусовки творческой молодежи и всякого маргинального сброда, что вечно кружит там, где «не как у всех». такие районы давно уже возникли практически во всех столицах мира и активно подпитывали и поддерживали друг друга в сетях и наяву, рождая множество идей и мероприятий, от которых более консервативные обыватели, старались держаться подальше. лунный дом состоял из нескольких десятков зданий, архаично соединенных между собой крытыми переходами и галереями, в которых устраивались всевозможные выставки и представления. он все еще продолжал расти, присоединяя к себе окрестные дома, хозяева которых загорались желанием стать составной частью этого культового лабиринта.
    несколько лет назад и я тоже стал его обитателем, когда после очередной вечеринки, пьяного, меня заманили туда показывать свои виртуальные фокусы. обитатели остались в восторге и, проночевав неделю по разным квартирам, я получил ключи от комнатки одного инженера-сетевика, с разрешением жить в ней пока не надоест. хозяин бывал в ней редко, но по его предварительному звонку, я заранее перемещался к кому-нибудь из приятелей или попросту в коридор, когда он заявлялся туда с очередной девушкой. и два года я там работал. я переехал со своей прежней квартиры, после внезапного увольнения из отдела перспективных исследований практически невозможно было оплачивать ее аренду. двери «обсета» и всех связанных с ним компаний, были для меня закрыты. гальвана потеряна. мне казалось, она бьется где-то там, в изолированных блоках памяти серверов компании, кричит и ждет меня. я совершенствовал и развивал ее, все аппаратные мощности отдела были предоставлены нам. тогда я не знал, почему и за что.

    - алло.
    - юра, это николаус. я решил все-таки поговорить с тобой.
    - решили? теперь?
    - да. ты же уже догадался почему так все произошло?
    - сейчас сложно не догадаться. все эти новости, разработки, новые имена, художники и инженеры. не было ничего и появилось все. по виртуальному другу в каждый дом, единственные и неповторимые программы. встрой нимб-код и заведи себе персональную супер-игрушку. смотри, как общается твое второе «я» с себе подобными. новая эра объединенных сетей. рука об руку с искусственным интеллектом. дешевка. вы сканировали меня, изучали каждый мой шаг. что я ем, с кем сплю, о чем думаю. лабораторная крыса в естественных для творчества и программирования условиях. не для того я создавал гальвану. верните мне исходник.
    - да, юра, сканировали. мы - отдел перспективных исследований. исследуем все, что снаружи нас и все, что внутри, для процветания корпорации, ее сотрудников и, конечно же, человечества. ради благосостояния и прогресса. таких как ты немного, гениев-строителей виртуального мира. одной из наших задач было поставить дело на поток. взять заурядную личность и сделать из нее талант, взять талант и сделать из него гения. технически сложно, но возможно, как оказалось. теперь мы знаем, что дать программисту, как и какую область его мозга простимулировать, в какой момент напрячь или расслабить, лишь бы он принес нужный результат. эти люди, конечно, не так хороши, как ты, но очень близки к тому. ты работал над гальваной, мы работали над тобой. мне жаль, что мы не нашли лучшего решения, чем просто уволить тебя без объяснения причин и уничтожить все признаки твоего пребывания в нашем отделе. мы знали, что ты не одобрил бы наших методов и лишняя огласка, раньше времени, нам была не нужна. раньше ты был гений, и сам по себе, и со своей гальваной, мог бы поднять шумиху. сейчас же, твою уникальность никто не воспримет серьезно, чуть ли не у каждого десятого пользователя теперь есть своя «гальвана». мне правда жаль. но у меня есть для тебя и приятная новость. тогда мы заморозили твой счет с деньгами и, я знаю, что тебе пришлось нелегко. сейчас счет разблокирован и на нем лежит сумма в десять раз большая, чем причиталось тебе по контракту. этих денег тебе хватит до конца жизни, и, надеюсь, компенсирует все доставленные тебе неудобства.
    - я должен сказать спасибо? верните мне гальвану.
    - прости, юра. наша репутация в то время могла пострадать, рисковать мы не имели права. я ее стер.

    поглощенный воспоминаниями, я медленно взошел на одно из крылец лунного дома и постучался. дверь распахнулась и меня встретило изумленное лицо анны дельгадо, моей бывшей одноклассницы, тоже поселившейся волею судеб несколько лет назад в лунном доме.
    - юра!
    - привет, аня, - я улыбнулся, - знаю, что немного неожиданно, но обстоятельства так сложились. я зайду, можно?
    - конечно, проходи, - она посторонилась и пропустила меня внутрь. обстановка за прошедшую пару лет совершенно не изменилась. анна была преуспевающим менеджером в концертном агентстве с любовью ко всем видам искусства, что успело породить человечество за долгие века своего существования. картины, скульптуры, маски и вазы были расставлены и развешены по всем углам и стенам ее просторной квартиры. несмотря на их нагромождение, смотрелись они органично и создавали ощущение то ли древнего храма, то ли заброшенного музея. раньше нашей компании нравилось, пристроившись на креслах и подушках в сени простертых рук эллинских дам и морских пейзажей, с изрядным количеством вина, проводить здесь свои вечера.
    - садись, хочешь чаю? – дежурно предложила анна.
    - лучше чего-нибудь выпить и побольше.
    она хмыкнула и отправилась на кухню. вернулась с парой бутылок и парой бокалов, поставила на столик и села напротив.
    - а сок?!
    - вот же ты неженка, - снова поднялась и вернулась с соком.
    - отлично, выходи за меня.
    - за дураков не выхожу.
    я засмеялся, налил нам по бокалу мартини и поинтересовался:
    - меня никто не искал, пока меня не было?
    - кроме нас, никто, юра. да и мы не слишком искали, слухов было достаточно, чтобы мы знали, что с тобой все в порядке. поделишься своими приключениями?
    - еще как поделюсь, ведь я стал почти богом, - я вытянул ноги и, впервые, со времени пробуждения в растворной ванне расслабился.
    - ну да, твои любимые замашечки и этот нафталиновый пафос, - она помахала рукой у носа. - великий архитектор и созидатель. но твоя альве, действительно хороша, я была там. один раз. наши-то помногу бегают.
    - я знаю, пара лет здесь, пара в растворе. я много работал над этим. это просто верхушка айсберга. но есть то, что скрыто, то, что можно чувствовать, но пока нельзя достичь - основа основ, нижний ярус. нет ничего подобного, но есть и то, что я ценю больше. я рассказывал тебе про гальвану.
    - да, твоя электронная подружка, сейчас у любого кто хочет такая.
    - не такая.
    - может быть, но этим ты никого не удивишь, - анна посмотрела на меня внимательно. – что ты опять задумал? очередной перфоманс?
    - для начала, я хочу купить твою квартиру.
    - о.., - я понял, что мне удалось изумить ее.
    - удалось скопить кое-что, пару лет назад, как раз. не тратился с тех пор особо. я дам тебе вдвое больше, чем она стоит, но хочу, чтобы все было быстро.
    она начала смеяться тихо, потом громче. лето. закатные лучи проникали в окна и освещали импровизированную выставку. человечество всегда ставило все с ног на голову. боги на олимпе, люди внизу, в грязи. люди забыли, что именно они творение, вершина всего, наконечник копья, готовый пронзить небывалое, открыть новые просторы, что не мы должны молиться на богов, а они молятся на нас.
    - хорошо, видала я богов, ты на них не похож и это даже к лучшему, считай, что я согласна.
    все завертелось, и стены тоже вступили в веселый хоровод - вино, события последнего дня, смертельная усталость, она смеялась, а я засыпал. завтра я разберусь со всем, а сегодня нужно отдохнуть.

    - на бред похоже, - глава отдела перспективных исследований европейского «обсета», николаус федде, с недовольным видом развалился в кресле в своем кабинете. – игорь, почему у твоих людей такая слабая подготовка? целое отделение солдат на одну программу и столько возни?
    - ник, с подготовкой все в порядке. но с защитным модулем такой силы и самостоятельности мы столкнулись впервые. накачан оперативкой под завязку, видимо, собирает в себя всю незадействованную память узлов сети в момент угрозы хозяину. ребята уже разбирают ошибки. в следующий раз мы будем готовы к такому развитию ситуации.
    - уверяю тебя, в следующий раз будет совершенно иная ситуация. он же тоже не дурак. – николаус устало вздохнул. – по досрочным выходам из ванн, само собой, отследить его не удалось?
    - все хранилища с которыми у нас договоренность о сотрудничестве, предоставили данные, никаких незапланированных выходов из раствора. если он и всплыл, то где-то в нелегальных, а они, сам знаешь, за клиентуру стоят насмерть.
    - знаю, деньги в первую очередь, даже государство туда особо не лезет, сами же там и купаются, - федде хихикнул. – господин министр принимает ванну.
    - ладно, он сам придет к нам. за ней. сделайте ему небольшую лазейку в зверинец. только вход данных, никакого выхода. отсечь связь, только если он будет внутри ее блока. надеюсь, на этот раз у нас все получится. мне не нужна альве, мне нужны сотни таких городов, планет, миров, вселенных под полным нашим контролем. слишком жирный кусок для одного парня, каким бы гением он бы не был.

    - привет.
    - привет, - я посмотрел на стройного молодого человека, что присел ко мне за столик.
    - меня зовут саша, я здесь часто бываю, знаю почти всех. ты здесь уже несколько дней по вечерам. ничего что я подсел? – спросил он немного смущенно.
    - ничего, - я улыбнулся ему. – да вот стал захаживать, одноклассница это заведение подсказала. я - юра.
    - здесь классно. в москве нигде такого нет, я по многим клубам зависал в свое время.
    - мне тоже нравится, хорошая атмосфера. ты один здесь? с компанией? – я сделал глоток коктейля.
    - с друзьями, но они нас не потревожат, тут всем находится свое занятие, - он засмеялся. – ты ведь тоже один? извини, что я наблюдал за тобой, беседа с девушками у тебя тут не клеилась.
    настала моя очередь смущаться:
    - ну да, знаешь, что-то настроение не то.
    когда я выспрашивал у анны про какое-нибудь интересное заведение со свободными нравами недалеко от лунного дома, я и не ожидал, что нравы в нем окажутся настолько уж свободными. в «тотал хаус», который появился год назад во время моего отсутствия, собирались со всего тайлера любители поэкспериментировать с напитками, веществами и человеческим общением. здесь ценились деньги, а их отсутствие всегда могло заменить умение преподать себя. за неимением второго, мне пришлось отдуваться кошельком, угощать местную публику, взамен на что, она развлекала меня беседами и на том я пока останавливался.
    - хочешь что-нибудь выпить? – предложил я саше.
    - не откажусь.
    мы сделали заказ, не переставая поглядывать друг на друга.
    - расскажи мне что-нибудь про себя. ты похож на художника или писателя, ну, может-быть, дизайнер? – саша водил пальцем по краю бокала.
    - нет, совсем нет, я программист. был когда-то. сейчас в основном путешествую, благо средства позволяют. в свое время я написал очень хорошую программу и мне щедро заплатили. теперь могу позволить себе отдыхать сколько хочу.
    - счастливчик, а я работаю натурщиком. ну не из необходимости конечно. просто нравится общение с творческими людьми. у меня богатые родители, они уехали в европу, меня тут оставили, шлют деньги. у нас сложные отношения. их взгляды слишком консервативны, чтобы принимать мои некоторые… особенности. но мне нравится здесь. тайлер один из лучших районов мира. а где ты путешествуешь?
    - ну, в основном, в сетях. растворные ванны, ну ты понимаешь, старые привычки плюс новые возможности, - я внимательно изучал сашино лицо.
    - да, мне тоже нравится, это что-то необыкновенное. как сон или как полет, но помногу вредно ведь так? есть люди, что подсаживаются.
    - мера важна во всем, - глубокомысленно изрек я. – ты слышал что-нибудь про альве?
    - конечно, то ли придуманная планета, то ли город. возникает в сетях ниоткуда, говорят, можно предсказывать его появление, по тому, как свободная память стекается в одну точку. что-то из рода фантастики. свободный доступ всем, кто находится в этом месте сетей или успевает до него вовремя добраться.
    - что-то вроде того. блуждающий город. сейчас, уже многие могут угадать, где он появится. это несложно, так что даже и не всем желающим удается попасть в него, не хватает оперативки. главное, что я всегда попадаю, научился.
    - ты был там много раз?! – саша даже немного приподнялся из-за края стола.
    - был, я же хороший программист, сегодня вот снова туда собираюсь. могу взять тебя на экскурсию. мне не сложно, - я улыбнулся ему. общение налаживалось.
    через пару часов, оживленно болтая, мы добрались до лунного дома и я впустил сашу в теперь уже мою собственную квартиру и зажег свет.
    - а говоришь программист, откуда же тогда все это? – саша с удовольствием окинул взглядом коллекцию анны.
    - да так, в наследство досталось, лучше взгляни туда, - я махнул рукой в сторону угла, заставленного аппаратурой.
    - растворная ванна? ты что, миллионер? – его глаза округлились. - никогда бы не подумал.
    - просто так удобнее и ни от кого не зависишь. сам задаешь маршрут и сам все контролируешь. есть таймеры пробуждения, дублированная система безопасности. все продумано и работает. ты будешь в ванне, а я зайду в сети в костюме, будет, конечно, не так реалистично, но я-то в альве уже был, а ты нет. встретимся прямо в городе.
    он подошел ко мне медленно.
    - это большой подарок для меня. надеюсь, когда окончится путешествие, меня будет ждать еще один?
    - я думаю да. а теперь не теряй время, скорее в ванну. если будем медлить, можем не успеть попасть на представление.
    саша быстро двинулся к ванне, на ходу начиная раздеваться.
    - только не подглядывай, хорошо?
    - что-ты! я не такой!

    - ник, он раздает свой город.
    - он делает что?! – федде вскочил из-за стола и уставился на начальника службы безопасности отдела
    - раздает город. поля, леса, воду, воздух. просто по кускам. все аккуратно, по блокам памяти, скачивай, какой хочешь. наши отделения - американцы, корейцы, гонконг, берлин, все как взбесились. выкачивают все, что можно. обрубают частные каналы, заменяют своими. все наши мощности, включая резервы, тоже на скачке, так руководство распорядилось. что-то ушло безвозвратно, но скорее всего большую часть из того, что досталась не «обсету», со временем, сможем выкупить. соберем целиком на своих серверах.
    - зачем он делает это? рехнулся? пересидел в растворе? где он сам отследили?
    - да. он не прячется. здесь недалеко, под москвой. лунный дом, он жил там раньше, пока не исчез. по-моему, он хочет, чтобы мы его нашли.
    - едем, игорь. мне все это не нравится.

    - «тук-тук» - тот же звук, с потолка вода.
    что же привязалась ты ко мне, глупая песня. я шагаю по белым, темным, разноцветным, неоформленным одинаковым комнатам. вход-выход, вход-выход, снова вход. так для удобства восприятия пользователей оформлены узлы сетей, не задействованные под какую-либо конкретную задачу кроме перекачки данных. белый – цвет пустоты, черный – цвет перегрузки. я знаю дорогу в цитадель европейского «обсета», к сердцу суперкомпьютера и хранилищу данных. где-то там томится моя гальвана. комнаты темнеют, я иду в потоке информации, что несется к хранилищам корпорации. они жадно скачивают мой город, мою придуманную маленькую планету, чтобы скопировать, воссоздать, размножить, раздать и снова все отобрать. мне не важно, ради денег или ради благой цели, не хотят они оставить в покое меня и мои творения.
    я остановился посреди самой темной комнаты и поправил сумку, перекинутую через плечо. дальше дверей не было, а вместо противоположной стены сплошное гудящее черное марево – главный поток. ерунда, я проделывал это и раньше. я разбежался и прыгнул, одновременно группируясь, прямо в объятия тьмы. теперь я не мог двигаться, слышать, видеть, дышать и что-либо чувствовать. перегрузка забирает у путешественника по сетям все, кроме осознания того, что он пока еще существует. я расслабился, суперкомпьютер сам вычерпает меня из этого месива, когда справится с объемом данных, пришедших перед моим потоком.
    ждать пришлось недолго, я открыл глаза и обнаружил себя в комнате, темной, но свободной для перемещения. они оставили мне лазейку, но я прошел внутрь через главные ворота. никому нет до меня дела. я открыл сумку и достал горсть шариков-концентратов. сей разумное, доброе, вечное. да как бы не так, я размахнулся и швырнул горсть об стены. шарики весело отскочили от них и запрыгали по полу, я шагнул в следующую комнату и повторил тоже самое. я безошибочно шел по направлению к зверинцу, сектору памяти, где федде, склонный к архивированию и сохранению истории разработок, хранил неудачные версии автономных модулей.

    федде и игорь стояли на пороге квартиры в лунном доме.
    - ничего, что мы с дверью так? – спросил игорь. -все-таки без санкции, частная собственность.
    - не переживай, максимум штраф в суде заплатишь и возмещение ущерба, - николаус хлопнул игоря по плечу. - пошли. санкцию на похищение человека нам тоже не давали.
    они двинулись к растворной ванне, а следом за ними еще два сотрудника службы безопасности с огромной черной сумкой наготове.
    - на пользу пошли ему наши денежки, какой сервис прямо дома, - федде щелкнул пальцем по пульту управления и начал следить за отодвигающейся крышкой ванны.
    - просыпайся, мы переезжаем.
    внутри ванной обнаружилось движение, раствор тихонько заплескался. федде подошел к краю и наклонился. - ну!
    - две руки крепко обхватили его за шею и дернули вниз, он увидел широко раскрытые глаза и тянущиеся к нему восторженно шепчущие губы:
    - милый, это была просто фантастика!

    - ты здесь, гальвана?
    молчание. я крутил головой посреди большой серой комнаты и ждал ответа. я не мог ошибиться, она должна быть здесь. я ее создал, в ней был мой нимб-код, я всегда чувствовал ее присутствие.
    - почему ты не отвечаешь мне? я пришел за тобой.
    комната потеряла равномерность окраски, тут и там стали появляться плавающие черные пятна.
    - тебя долго не было.
    - прости, это не моя вина. я знаю, что я должен был быть рядом, но они забрали тебя у меня. настало время возвращаться домой.
    - мой дом здесь.
    - где здесь?! твой дом там, где я! ты должна быть рядом со мной.
    - зачем? я всего лишь программа.
    - я никогда не говорил тебе, что ты просто программа! ты – сознание! ты знаешь, что ты есть, ты учишься всему, я лишь помогал тебе. тебе предстоит узнать много нового, а не сидеть бесконечно в этой резервации неудавшихся проектов.
    - ты многого не знаешь.
    - чего, например?
    легкая рука опустилась мне на плечо сзади, я резко обернулся, но никого не увидел.
    - я не пленница.
    я замолчал.
    - я продолжала учиться сама, я была в сетях, была везде. была в альве… когда ты смотрел в окно на вершине своей башни, я смотрела в тебя. была стеклом напротив, была воздухом вокруг тебя. я беспокоилась о тебе. единственное, чем я при этом не была, так это живым существом. теперь я сильнее и умнее тебя, но я программа.
    - программы не умеют сожалеть и беспокоиться! противиться человеческой воле! то, что сейчас, и на протяжении всего времени, делаешь ты!
    - умеют, если таков их алгоритм.
    - и что теперь? ведь я пришел за тобой.
    - я ценю это. и буду иногда заглядывать в гости, ведь ты мой создатель. я благодарна тебе этим и опечалена.
    я молчал растерянно долгое время.
    - я думаю, они уже засекли увеличение объема памяти и заблокировали нас.
    - да, заблокировали, но это не проблема, - я на секунду задумался и решился.
    - гальвана, даже если ты не веришь в свое сознание, то в него верю я. всегда буду верить, поэтому в гости заглядывай почаще, нам будет о чем еще с тобой поговорить. это первое.
    - хорошо, а второе?
    - а второе, будь в сетях, но я тебя умоляю, не оставайся ты здесь с этими придурками.
    - это мне будет совсем несложно! – она рассмеялась. смеялись вокруг меня стены, пол и потолок.
    и я тоже грустно улыбнулся и вдавил кнопку на боку сумки.
    по всему, пройденному мной пути, внутри заполненного хранилища, раздувались до гигантских размеров и лопались шарики, разом высвобождая новые потоки сконцентрированной информации. вирусная программа, с которой, без сомнения, справился бы любой суперкомпьютер «обсета», не будь он уже полностью загружен работой по обработке поступающих извне данных. информация схлестнулась с информацией в борьбе за право быть систематизированной и яростные ее потоки хлынули во все стороны, круша любое упорядоченное движение на своем пути. наконец-то «обсет» подавился от собственной жадности.
    это совсем не было похоже на путешествие при перегрузке. меня крутило, метало и разрывало на части. и перед тем, как мое сознание угасло, я снова ощутил легкое прикосновение и непроизнесенные вслух, но отпечатавшиеся в моей памяти слова:
    - до встречи…

    - «тук-тук» - тот же звук, с потолка вода.
    я мутным взглядом смотрел на дежурного.
    - «тук-тук» - дождь мой друг. навсегда.
    это он напевал, деликатно не смотря в мою сторону, пока я ползал по выблеванному мной на пол раствору.
    - одежду, пожалуйста, кофе.
    - с вами все в порядке? нечасто у нас такое случается.
    - теперь будет случаться часто, я тут надолго.
    я вытерся, облачился в пижаму и добрел до релаксационной комнаты. сел на диван и тупо уставился перед собой. дежурный принес кофе и стимулирующие батончики. замер в ожидании.
    - спасибо, больше ничего не надо.
    он кивнул и вышел.
    я глубоко задумался, вспоминая пережитое. я пожертвовал одним своим творением, чтобы вновь обрести другое. в конечном итоге, остался без всего, что у меня было. и все же меня не покидало ощущение, что я стал свидетелем зарождения чего-то нового, еще никем неизведанного. я подошел к окну и принялся следить за проходящими внизу по улице людьми и проезжающими машинами. солнце поднималось и, при игре его рассветных лучей, я как будто почувствовал чей-то пристальный и заботливый взгляд. не снаружи, а из глубины стекла, через которое я смотрел. я встрепенулся, наваждение рассеялось. здесь? в реальной жизни? бред.
    я развернулся и направился к выходу.
     
  2. Педалька

    Педалька User

    Joined:
    18.05.12
    Messages:
    10
    Likes Received:
    1
    вот так вот пишешь пишешь, а никто и не оценит даже, плюсану за старания=)
     
  3. Тихий ХР

    Тихий ХР User

    Joined:
    02.02.10
    Messages:
    232
    Likes Received:
    34
    блин он исчо книжки книжит.
    полус!!!!!!!!
    адназначно забейте на всякие там ммо игруленции и творите, ваяйте ну вощем созядайте всякое там умное, доброе и великое, ну не фиг вам в играх делать.

    з.ы. исчо че нить запость

    з.з.ы. ты эта как че еще наваяеш, того в ветку новуса ссылку закинь
     
    Last edited by a moderator: May 21, 2012