1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

[29.10.2012] Фан-фик: Рожденный для битвы

Discussion in 'ФАНФИК (архив)' started by Rosenrot, Oct 29, 2012.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Rosenrot

    Rosenrot User

    Joined:
    27.02.12
    Messages:
    817
    Likes Received:
    1,843
    фанфик. рассказы о вселенной lineage 2

    работы принимаются с 02 по 23 ноября.

    тема: рожденный для битвы

    • оставляйте ссылки на свои работы
    • или используйте тег
      [​IMG]
    объем текста не ограничен!

    описание:

    в мрачные времена, когда полчища ужасающих монстров заполняют мирные когда-то земли,когда алчные феодалы рвут друг другу глотки в погоне за новыми владениями, многим поневоле приходится взяться за оружие. торговцы, крестьяне, ученые - все они вынужденны стать воинами. но есть и другие, те, кто только в огне битвы чувствуют себя по-настоящему живыми, те, для кого единственная радость - врубаться во вражеские ряды, сея смерть и хаос. те, кого зовут рожденными для битвы.
     
  2. Instantca

    Instantca User

    Joined:
    29.07.10
    Messages:
    15
    Likes Received:
    0
    не плохо:)
     
  3. 1Bacek

    1Bacek Read оnly

    Joined:
    16.07.10
    Messages:
    376
    Likes Received:
    37
  4. Totally_Innowned

    Totally_Innowned User

    Joined:
    27.12.11
    Messages:
    4,139
    Likes Received:
    545
    воспоминания одного наемника

    багровый закат освещал площадь. его глаза равнодушно провожали догорающий день. он уходил вместе с ним. что же произошло? с чего все началось? он медленно закрыл глаза и погрузился в прошлое.

    с самого детства он скитался, не успев познать материнской любви. орки разорили его деревню и вырезали жителей. ему одному чудом удалось спастись. спрятавшись в стогу, он слышал крики селян, шум драки, плач изнасилованных женщин и дикие вопли младенцев, но все это раз за разом стихало под глухими ударами топора. насытившись, орки подожгли деревню. стог загорелся, но у него не хватало смелости выбраться. ему казалось, что орки наблюдают за ним и ждут момента, чтобы вонзить в него лезвия своих топоров. он выполз только когда пламя начало обволакивать его тело и зашипела обгорающая кожа. деревня сгинула. на месте некогда цветущих садов было лишь пепелище. вокруг царило безмолвие. гнетущая, гробовая тишина. он брел один, в темноте, не понимая куда и зачем идет. в его душе не осталось ничего, ни единого чувства, лишь пустота. но пустота не может быть вечной. ее должно что-то заполнить. и она заполнялась. неясное, смутное чувство росло и принимало очертания, очертания ужасного монстра под названием ненависть. ненависть ко всему живому. с каждым днем она только росла. росла, когда он спал в придорожной канаве и обгладывал черствые корки гнилого хлеба. маленький изуродованный огнем мальчик. у одних он вызывал отвращение, другим внушал жалость. и то, и то ему было одинаково омерзительно.

    когда же он убил впервые? кто это был? да, добрая бабушка, приютившая на ночь обездоленного сироту, напоившая и накормившая его. омерзительная старая карга, под маской жалости скрывавшая презрение и отвращение. как она смущалась и старалась не смотреть на его изуродованное лицо. лицемерная тварь. все они такие. они недостойны жить. и он убил. вонзил нож по самую рукоядку. резал и резал, пока ее тело не превратилось в кровавое месево. тогда он понял цену человеческой жизни. для него она не стоила ничего.

    несколько дней спустя в подворотне он попытался вытащить кошелек у подвыпившего прохожего. им оказался наемник. тому понравились остервенение, с которым волчонок дрался за свою шкуру, и стальной холодный блеск в его глазах. так он попал к наемникам. суровые, безжалостные люди – среди них он чувствовал себя своим. наконец-то он нашел свое место, место, где должен быть. время шло, подросток возмужал, но чувство ненависти, с детства горевшее в его сердце, не утихло. оно то тлело, то разгоралось с неистовой силой. его ничто не интересовало. безразличный ко всему, лишь в бою он воспарял, каждый мускул его наполнялся жизнью, чтобы разить, рубить еще теплые, истекающие кровью тела. ноздри его раздувались, вдыхая сладостный запах крови. он упивался битвой. упивался смертью. он помнил каждого, сраженного его мечом. все они навеки запечатлелись перед его взором, являясь во снах и будоража воспоминания. но у каждого есть предел. и он настал. его отряд наняли наказать непокорную деревеньку гномов, отказавшихся платить налоги с рудников и поднявших мятеж. ничем не примечательное задание. одно из многих, из сотен таких же заданий. но оно изменило все. была тихая безлунная ночь. деревня мирно спала, когда отряд наемников окружил ее плотным кольцом. словно голодные волки, убийцы ждали сигнала к наступлению. и вот сигнал прозвучал. в небо взвились десятки огненных стрел и с дикими криками отряд ворвался в деревню. сонные гномы в ужасе выбегали из полыхающих хижин и тут же падали под ударами безжалостных палачей. пропитанная кровью земля стала вязкой, гномы скользили по ней, падали, ползли, прося о пощаде. но все было тщетно. убийцы топтали их ногами, ломая кости и забивая до смерти. он был там. безжалостный палач. скольких убил он? десять? двадцать? бородатые карлики. он не помнил их лиц. забежав за очередную хижину, он увидел маленькую девочку, в страхе жавшуюся к стене. она смотрела на него широкими, полными слез и ужаса глазами, молящими о милосердии. внезапно, он почувствовал, как эти глаза насквозь пронзают его душу, заглядывая в самые темные закоулки. в приступе безумной злобы он бросился на ребенка, рубил хрупкое беззащитное тельце, в попытке задавить, убить подступающее к горлу, душившее его доселе неведомое чувство. обессиленный, он опустился на колени. вместо хрупкого тельца, в луже крови лежала бесформенная масса, но лицо, лицо было нетронутым. широко раскрытые застывшие глаза в упор смотрели на него, как безмолвный судья, отражая все его истинное уродство, перед которым меркло уродство внешнее. внезапно, во всей своей ужасающей красе он осознал, какую пирамиду из костей возвел под собой за все эти годы, какой жуткий пьедестал воздвиг себе и оглянувшись по сторонам с высоты этого пьедестала, не увидел ничего. его окружала пустота. словно завороженный сидел он перед трупом, не слыша призывов к отступлению, не сопротивлялся, когда его заковывали в цепи и вели в темницу. внутри него что-то надломилось, хрустнуло, огонь всепоглощающей ненависти, наполнявшей всю его жизнь, погас. вереницы покойников все так же проходили перед его взором, но уже не будоражили воспоминания, а вселяли ужас. и страшнее всего были застывшие детские глаза. глаза внезапно проснувшейся совести.

    он медленно открыл глаза. перед ним была все та же площадь. багровый солнечный диск клонился к закату. приговор зачитан. палач занес свой топор. удар. и лишь последний луч солнца отразился в застывших широко раскрытых глазах.
     
    Last edited by a moderator: Nov 3, 2012
  5. Эреника

    Эреника User

    Joined:
    12.09.12
    Messages:
    13
    Likes Received:
    15
    ~падший ангел~

    что такое подвиг? а герой?
    а обязательно чтобы быть героем нужен подвиг?
    слава - без нее тоже никуда? по-моему суеверие ты так не считаешь?
    слишком много вопросов, понимаю, ты человек занятой, ладно поехали …

    дело было давно, мне про это еще дедушка рассказывал. времечко было не из легких. дело происходило в деревеньке «arkana», находилась она возле леса, где обитали феи, вблизи речки, где жили ундины. и вроде все жили дружно, против недруга стояли горой. были и те, кто противостояли этой идиллии, их было немного, но все же они были. они выдвигали свои идеи, тем самым пополняли свои ряды. вскоре воцарился хаос. армия красных знамен, несущих смерть, разрушение… они видели жизнь в смерти, силу в убийстве, счастье в горе. а что для тебя жизнь? они не дорожили чужими судьбами…

    ~ хм, проходи, садись не стесняйся я только начала. ну не бурчи, чего надулся как мышка?! имечко lussine, что - то говорит? масенькая девчонка, неприметная, но знаешь, как много было сделано ею? ооо ну так слушай… ~

    в скором времени они назывались «wdr», что означало wrestlers death, а r взялось из имени бандита той шайки ralfo… для них он был героем, а по мне глупец, тысяча жизней и в пустую, ради своих идеологий. он был больной… в безумии… жажда крови вот что им правило. понимая свое господство, он обязал деревни платить дань, в расход шло все: золото, девушки, оружие, доспехи. деревенька «arkana», что с нее взять? вот настал тот день, день дани. ralfo приехал в деревню. только он приказал слугам, чтоб они грузили дань, как его взор упал на неброскую замарашку. «подать ее. не надо не золота, ни мечей, только ее»
    девчонка была сиротка, ею никто не дорожил, хоть деревенька была дружная, ее без оговорочно решили отдать. ralfo повязал оковы, схватил девчонку и увез в свое логово.
    девчонка – эта и есть та самая lussine. белоснежное платьице, тонкие пальчики, детская улыбка, голубые глазенки - наверное самое запоминающиеся в этом подростке, ах да… белоснежное крыло, она была словно ангел, ангел который не мог взлететь и покинуть этот мир. прошли недели, ей хотелось бежать. она видела, как он расправлялся с неверными или «рабами». хотя ralfo держал в заложницах lussine, он ее любил… наверное в первые это было нечто дорогое для него. lussine не отвечала взаимностью, она испытывала резкую неприязнь, призрение к такому чудовищу. видя как он расправляется с чужими жизнями у нее возникал страх, но он бы ее ни за что не тронул. она была словно его птичкой… пташкой в клетке, где он там и она.
    она понимала, что надо бежать, но как, скажите на милость как? за время заточения был придуман незамысловатый план: «достать оружие. напоить. удостовериться, что никто не видит и убить, а дальше, а дальше жизнь покажет…». вечером был накрыт шикарный стол, все праздновали сбор дани с очередной деревни. было грешно не выпить и не отметить данное событие. пока было празднество и суета lussine незаметно стиснула со стола нож. естественно ralfo по окончанию данного торжества был мертвецки пьян. первая часть плана была выполнена. когда он пошел в свои покои, он захватил lussine с собой, она и попыталась вскружить ему голову и внушить что его любит… он был расслаблен, не чувствуя, что рядом опасность, видя перед собой своего любимого ангела, он поддался, бдительность была ослаблена. lussine ловким движением достала ножик и вонзила в глотку, кровь хлынула. такого он не ожидал. тем временем в безумии lussine колола тела до того момента пока оно перестало подавать признаки жизни, она осознала что она лишила жизни человека. паника охватила ее. белоснежное платьице- его больше нет… алое, кровавое платье стало на его месте. ангел пал… схватив меч ralfo она выбежала из его комнаты, кидаясь и убивая всех на своем пути. она не чувствовала те раны, что причиняли ей, это были царапины... царапины на пути к свободе…

    ~ позже ее назовут «кровавая королева», она единственная кто смогла противостоять и не бояться за свою шкуру. смотрю ты уже не возражаешь и слушаешь в захлеб, ну что ж осталось немного. честно признаться и мне хотелось бы так же, также как она вырваться из плена, желать свободу и верить в лучшее. ~

    так вот, свобода была практически рядом, в агонии она забежала в конюшню. оседлав лошадь она гнала, что есть мочи. погоня… , да конечно же за ней гнались. как рассказывал мой дедушка в деревеньку прискакала белая лошадь, на ней лежало мертвое тело… тело того ангела, с той самой детской улыбкой. знаешь вот я и думаю, не обязательно быть воином и убивать кучи врагов, что бы быть знаменитым. не обязательно задаваться такой идеей стать популярнее. пусть слава приходит, но приходит тихо, как дуновение ветерка.
    ~для вас старалась эреника
    сервер lancer~
     
    Last edited by a moderator: Nov 3, 2012
  6. White_Kou

    White_Kou User

    Joined:
    20.12.11
    Messages:
    37
    Likes Received:
    20
    расправить крылья

    все мы хорошо знакомы с историей войны богов и гигантов, и знаем, что находясь на грани гибели, гиганты успели отправить остров душ в разлом между мирами. однако двое из камаэлей - герои катенар и харкилгамед, остались в мире эльморедена и вынуждены были постоянно скрываться от гнева эйнхасад. через полторы тысячи лет грен каин и ева, напуганные перспективной пробуждения шиллен, идут на риск - заключают сделку с камаэлями и возвращают остров душ в реальный мир.
    однако, так ли просто было героям камаэль, прожившим в изгнании сотни лет, решиться на такой шаг?


    – а личико у этого недопринца бабье. и сам он тонкий-тонкий, того и гляди улетит восвояси с первым дуновением ветра. тоже мне король! – горланил толстяк в доспехе стражника, размахивая руками и расплескивая медовуху из кружки. вокруг согласно заулюлюкали и подняли тост за здравие короля.
    катенар не любил шум. он бросил несколько монет на стол и, привычно сгорбившись, вышел из душного трактира. ночь, разрываемая лишь светом факелов и магических огней на городских стенах, мягким покрывалом окутала столицу.
    шла вторая неделя осады адена. жители, привыкшие к постоянным войнам и не знавшие мира, который бы длился более одного десятилетия, не считали начало осады поводом, достойным хоть малейшего беспокойства. к чему переживания, если у твоих ворот стоит неопытный королевский бастард, не имеющий ни одного осадного голема? аден – неприступная крепость, город великих королей, выдержавший натиск куда более страшных противников. что ему до мальчишки с двухтысячной армией?
    городская стража смеялась и хвасталась прозвищами, придуманными для юного завоевателя, посмевшего назваться родовым именем почившего короля и заявить права на престол. «эльфийский выродок» было принято с наибольшим воодушевлением, но катенар не разделял всеобщего восторга по этому поводу. ему было все равно, чья задница сидит на троне адена, законного наследника или полукровки-бастарда, главное, чтобы её обладатель был достоин внимания богини света эйнхасад.
    за всю историю такое произошло лишь раз. и с тех пор катенар не знал покоя, следуя за великими королями и с замиранием сердца ожидая чуда.
    ночной воздух приятно холодил лицо, и уже у самого дома катенар позволил себе откинуть капюшон и поднять глаза к небу. сквозь тяжелые серые облака пробивался зеленоватый свет ока шиллен. пройдет несколько часов и око, став в зените, окрасит небо кроваво-пурпурным цветом, знаменуя грядущие перемены и ужасы, ожидающие этот мир. катенар не любил гулять при свете ока. ему казалось, что этот огромный глаз постоянно наблюдает за ним и, хуже того, знает, кто он такой.
    катенар поспешно достал ключ и отворил дверь. а зайдя в дом, запер её на все засовы. сбросив плащ, он начал развязывать веревки, хищно впивающиеся в белизну его перьев. с каждым днем разминаться становилось все болезненнее, но еще невыносимее было срезать под корень когда-то длинные маховые перья. необходимость, так и не ставшая привычкой.
    он разжег лампы, чиркнув магическим кресалом и, расставив их по углам комнаты, потянулся, распрямляя до потолка свои когда-то огромные крылья. дар давно сгинувших создателей. гордость бесследно исчезнувшего народа.
    катенар посмотрел на свою тень и снова подумал о бастарде за городскими воротами. на его взгляд, люди слишком беспечно относились к своему потомству, лишая отпрысков каких-либо прав. после смерти рауля i из дома кадмусов престол занял его брат, трабис. совет, ясно осознавая вероятность войны с эльмором, предпочел видеть на троне закаленного в сражениях полководца, чем законного трехлетнего сына почившего короля с его матерью в качестве регента. не успел труп покойника остыть, как трабис отослал невестку с племянником в крепость аар. катенар видел, как небольшой отряд, охранявший королеву-мать и её чадо, покидали город. чтобы больше никогда не вернуться в аден. нынешний король не собирался расставаться с властью так просто.
    слухи о жестокости трабиса и продажности совета передавались из уст в уста шепотом и за закрытыми дверями. никто из рыцарей, присягавших на верность прежнему королю, не посмел бы поднять меч против нового во имя призрачной справедливости. главное, чтобы на троне сидел кадмус. традиции были соблюдены, а остальное было неважно.
    катенар тогда ждал коронации с замиранием сердца. да, кандидат был так себе и вероятность того, что боги обратят свой взор на трабиса, была чрезвычайно мала. однако с каждым годом влияние шиллен ощущалось все сильнее, и на месте эйнхасад катенар не был бы столь привередливым. люди нуждались в знамении или чуде. как орки, эльфы или гномы. но вместо этого были лишь войны и кровь, щедро проливающаяся на землю.
    ожидания не оправдались. трабис оказался недостоин. новый король восседал на троне адена, а катенару снова оставалось лишь ждать. десять лет или двадцать. а может и меньше. ждать очередного претендента на трон и знамения, которого не случалось уже полторы тысячи лет.
    он помнил тот день так отчетливо, словно это произошло вчера. ослепительно солнечный день и сотни жителей афена, собравшиеся почтить своего нового императора. шунаймана завоевателя. шунаймана кровавого. короля, который захотел переписать историю и во всеуслышание заявил, что не грен каин, бог разрушения, был творцом человечества, а эйнхасад, богиня света и мать всего живого. наивно и слишком дерзко, как предполагал тогда катенар, пока священники новой веры не надели венец на голову своего императора. и тогда с небес снизошла она – шестикрылая анаким, дочь и глас самой эйнхасад. «вы не одиноки», – говорила она, а жалкие, ничтожные зеваки вокруг катенара падали ниц, боясь выжечь глаза божественным светом. «эйнхасад благоволит вам», – вещала анаким, а он ощущал, как внутри поднимается древний, заложенный в глубины разума инстинкт, заложенный с рождения – убивать лживых богов и их слуг. вырвать сердце анаким, поглотить ее душу, отомстить за мудрейших, уничтоженных рукой эйнхасад. заставить двуликую тварь хотя бы на миг ощутить то, с чем катенар жил уже несколько сотен лет: горечь утраты, бессилие, невозможность что-либо исправить. нужно было лишь протянуть руку. призвать леопольд, свой верный меч, распахнуть крылья и обрушить на анаким всю подвластную ему силу тьмы. сделать то, ради чего он был создан.
    тогда он был глуп и ослеплен своим гневом. но так ничего и не сделал. он стоял посреди преклонившей колени толпы и смотрел прямо на нее, сияющую и великолепную. узнавание промелькнуло в глазах анаким. она помнила. но ни гром, ни молнии не грянули с небес. ей было просто не до него. фарс, разыгрываемый анаким перед этим тупым стадом, означал совсем не благоволение к людям. он означал, что шиллен начала пробуждаться.
    религиозная реформа шунаймана, безусловно, пошла на пользу людям. великий император заключил множество сделок с могущественной гильдией торговцев маммона, помог нефилимам анаким отыскать некрополи и катакомбы, в которых приносились жертвы шиллен, укрепил свою власть на территории всего эльморедена, отбросив племена орков далеко на север. а когда в некрополе святых мучеников объявилась бессмертная лилит, император запечатал вход, предварительно заманив туда анаким. простому человеку, пусть даже самому великому из своего племени, были чужды распри богов. катенар подозревал, что анаким попросту начала мешать императору: её не беспокоили интересы государства, но зато в ее силах было лишить императора власти, вложив её в руки священников новой церкви.
    шунайман достиг желаемого: очень скоро люди стали доминирующей расой на континенте, а в их происхождении от самой эйнхасад не смели сомневаться даже эльфы.
    катенар еще долго проклинал себя за тот момент слабости. он упустил возможность не просто отомстить, но и заявить о себе. рассказать миру о том, как боги уничтожили мудрейших – истинных хозяев мира, которых поспешили забыть все ныне живущие народы, обозвав их презрительным словом «гиганты» в своих летописях. а потом пришло лишь горькое осознание своей наивности. разве достигли бы его слова сердец тех, кто отвернулся от собственного бога ради признания и власти? двуликим созданиям двуликая богиня. эйнхасад могла бы гордиться новообретенными последователями.
    годы шли, десятилетия складывались в века, шиллен медленно, но уверенно набирала силу, а посланников от эйнхасад все не было. богиня света словно отвернулась от тех, кому совсем недавно обещала свое покровительство. оказалось, что дерзость не всегда приветствуется богами: последний император эльморедена, баюм гордый, был наказан за попытку достать до самих небес. его сын был убит и великая империя, занимающая целый континент, распалась.
    бесконечные войны захлестнули земли эльморедена, словно приливная война. человеческие города возводились и рушились, грань реальности дрожала и разрывалась, выпуская в мир все более страшных чудовищ, а око шиллен смотрело все пристальнее. земля щедро поливалась кровью, а там, в подземных катакомбах и некрополях шел бесконечный бой между нефилимами анаким и лилимами лилит. катенар чувствовал их – несчастные души, запечатанные в вечной ловушке.
    шиллен пробуждается, понимал он. безмозглые короли, посылающие лучших воинов в пасть к антарасу и валакасу, считали поход на драконов игрой. тупые священники в залитых солнцем храмах поливали головы живых мертвецов семью елеями, не удосуживаясь взглянуть на древние манускрипты. к чему послушникам богини света пятнать руки языческими письменами шаманов грен каина? к чему им знать, что огромных драконов в непостижимых муках когда-то рожала шиллен? к чему миру знать, что пробуждение этих тварей означает его скорый конец?
    знание камнем давило на сердце. катенар понимал, что капризная эйнхасад отвернулась от своих новообретенных детей так же легко, как пообещала им свое покровительство. и если на людей катенару было плевать, судьба мира не могла оставить его равнодушным. он был создан, чтобы защищать. кама эль, говорили мудрейшие, это не только «мстящий». это «страж мира». ведь восстав против богов, мудрейшие стремились не занять их место, нет. они желали сохранить мир в его первоначальной красоте. залечить шрамы на теле агонизирующего в катаклизмах континента. для этого они создали новую расу – камаэлей. и катенар, один из первых появившихся на свет, хорошо помнил о своем долге. но в одиночку он был бессилен.
    порой ему казалось, что он ощущает родственную душу совсем рядом: трепет крыльев, взмах меча, алый всполох в глазах, тихий, словно шуршание осенних листьев, шепот. но чувства лгали, выдавая желаемое за действительное. его брат харкилгамед отбыл на континент грация сразу после падения мудрейших. убивший одну из дочерей эйнхасад, он вынужден был тщательно скрываться. а остров душ, родина камаэлей, бесследно исчез еще раньше – сразу после того, как стало ясно, что эту войну мудрейшие проиграли. катенар смел надеяться, что мимир – один из хранителей крылатого народа, сумел перенести остров в иное измерение, туда, где молодых и еще неопытных метусел камаэлей не настиг бы гнев эйнхасад.
    он даже позволял себе думать, что однажды разыщет утерянный остров душ и встретится с такой же бессмертной, как и он сам, сестрой роденпикулой, прекрасной и величественной, как солнце.
    – мы, спикулы камаэлей, созданы для великих подвигов, – говорила она. – мы бессмертны, чтобы вечно стоять на защите мудрейших.
    горькая улыбка отравляла эти воспоминания. от мудрейших остались лишь безмозглые машины в долине безмолвия, а бессмертие спикул наградило катенара изломанными костями и долгим, чрезвычайно болезненным выздоровлением, когда он осознал, что разучился летать, и в момент слабости пытался покончить с собой, бросившись в казавшуюся бездонной пропасть.
    бездействие и отчаянье – слишком позорная участь для бессмертного, сумевшего сохранить рассудок так долго. а безумие было рядом. оно приходило во снах, сладким шепотом лаская разум, обещая могущество, силу и власть. безумие влекло видениями грядущих подвигов. оно сулило возможность отомстить богам за их лживость и равнодушие. в этих снах катенар видел себя истинного. не горбуна с опущенным взглядом, а чернокрылого спикулу с горящими тьмой глазами. а с ним были харкилгамед и роденпикула – герои во главе бесчисленного войска камаэлей. и око шиллен над ними.
    он просыпался в холодном поту, задыхаясь и ощущая во рту привкус крови. шиллен желала союзников, и камаэли, умеющие поглощать души врагов, могли бы стать новой ступенью на пути к её цели. катенар понимал, что шиллен лжет – безумная богиня с легкостью уничтожит даже самых верных своих приспешников. но каждый такой сон царапал сознание страхом, заполняя шрамы вязкой, холодящей сердце тревогой.
    так было и сегодня: навязчивый шепот шиллен заставлял катенара метаться во сне, пока утренний бой колоколов не заставил его подскочить на кровати. звонили во все колокола. король адена умер.

    осада была снята на следующий день. город раскрыл объятья, принимая нового короля.
    но никакого триумфа не было. не было музыки и плясок. никто не бросал цветы под копыта лошадей. амадео кадмус был одет в черное. траур.
    толпа шумела. кто приказал открыть ворота города? полуэльф подкупил совет? как умер трабис? неужели его отравили? боги поразили неугодного им монарха? аден продали бастарду?
    катенар слушал в пол уха. гораздо больше его интересовало то, что он видел. над головой светловолосого кадмуса мерцали лазурные блики. мягкие, полупрозрачные руки касались бледного лица полуэльфа. а на грани слышимости, за гулом толпы, цоканьем копыт и звоном доспехов, шумело море.
    катенар улыбнулся. сбросив капюшон, он не отрывал взгляд от амадео кадмуса. в тот момент его не волновало, что кто-то мог обратить внимание на слишком правильную осанку горбуна в плаще, на его, нехарактерную ни для одной из рас, форму ушей, на красную радужку его глаз. все взоры были обращены к молодому королю. недовольный шум постепенно стихал, сменяясь восхищенными вздохами и ликующими возгласами. в сердцах жителей адена зарождалась необъяснимая симпатия, перерастающая в слепую любовь к амадео кадмусу. вскоре город захлебнется от обожания к своему новоявленному монарху. и катенар знал почему. мягкую и нежную, словно морской бриз, ауру евы он бы не спутал ни с чем.
    боги снова обратили свой взор на эльмореден. ждать оставалось недолго.

    молодой кадмус не спешил с коронацией. сразу после похорон трабиса он приказал вернуть в аден свою мачеху со сводным братом – законным наследником престола. испуганную женщину, которая смела надеяться лишь на жизнь под замком, приветствовали с достойным восхищения размахом. как действующую королеву, а не вдову, до сих пор не снявшую траур.
    катенар слушал сплетни и усмехался: безумные поступки амадео вызывали у горожан лишь восхищение. в честь монарха звучали тосты в тавернах, а на улицах горланили хвалебные песни. катенар считал, что ева все же перестаралась со всеобщим обожанием для своего избранника. незаслуженная любовь кого угодно может сделать чрезмерно самонадеянным. а война с эльмором была не за горами.
    коронация проходила перед храмом. и точь-в-точь повторяла церемонию шунаймана. катенар с замиранием сердца наблюдал за происходящим, нетерпеливо кусая губы. он не собирался раскрывать себя перед королем и собравшимся людом. ему, камаэлю, ничего не стоило привлечь внимание сотканного из света создания, будь то богиня ева или ангел эйнхасад. он желал переговоров. он был согласен на сотрудничество. старые распри не важны, когда рушится мир.
    но ничего не произошло. никто не снизошел с небес, чтобы благословить амадео кадмуса, никто не пообещал людям покровительства или защиты. народное ликование перекрывало даже праздничный перезвон колоколов, а катенар скрипел зубами от ярости. чуда не произошло. его надежды не оправдались. в который раз.

    катенар не принимал участия во всеобщих гуляниях. сидя на полу своего небольшого домика на окраине города, он смотрел на свою тень, судорожно дергающуюся в свете магической лампы, и скорбел по ушедшим дням. по времени, потраченному впустую. по своей силе, которую он должен был скрывать так долго. сотни лет ожиданий, и все напрасно.
    – я понадеялся не на тех, – тихо прошептал он и криво усмехнулся. да, амадео кадмуса действительно благословила ева, и бастард полуэльф получил подарок в виде самой сильной империи на континенте. но сама ева не посмела бы совершить настолько дерзкий поступок, как снисхождение с небес. о нет, катенар прекрасно знал, что представляет собой богиня воды: во времена восстания мудрейших она позорно бежала с поля боя, бросив на произвол судьбы порученную ей армию ангелов. катенар с харкилгамедом вдвоем играючи расправились с воинами евы. самая младшая из дочерей эйнхасад, она была слишком мягким и добродушным созданием, а войне предпочитала поэзию и музыку. конечно, без разрешения матери, ева не посмела бы явиться на землю. катенару стоило бы догадаться об этом с самого начала.
    – ну что ж, – сказал он, подымаясь и расправляя крылья. – пора начинать действовать самому.
    он решил, что отправится на континент грации. влияние шиллен там ощущалось больше всего: малочисленные колонии людей страдали от постоянных атак внушающих ужас чудовищ. харкилгамед будет рад брату. вдвоем они придумают, как отыскать остров душ.
    на ладони зажглось сиреневое пламя, которое вскоре разгорелось и озарило комнату аметистовым светом, оставив магические лампы скромно помигивать желтыми бликами. магия приятно покалывала кожу.
    – сила тьмы... – тихо рассмеялся катенар. – разве эта дура шиллен знает что-то о силе истинной тьмы? ослепленная ненавистью, обезумевшая от ревности... истинная тьма – это кровавый отблеск меча и азарт сражения. истинная сила тьмы – это мы, камаэли.
    – верно, – ответил ему тихий, как журчание ручейка, голос. и перед катенаром просто, без иллюзий или красочных светопреставлений, появилась ева.
    он долго смотрел на неё. на маленькую, трусливую богиню, которая по его понятиям, навсегда обесчестила себя побегом с поля боя. она просто пришла к нему. лицом к лицу встретилась с тем, чьим предназначением было убивать богов.
    – что за наряд? – расхохотался катенар. он помнил, кто стоит перед ним. не доверять богам и их посланникам – инстинкт, который был заложен в него с самого начала, продиктовал дальнейшие действия: катенар сконцентрировался, чтобы в любой момент нанести удар. – дурацкие уши, синее платье и веер... ева, да ты просто образец нелепости!
    богиня вздохнула, опустив глаза.
    – на меня возложили заботу об эльфах. я стараюсь быть им хорошей матерью.
    – хорошая же ты мать, раз позволила вырезать своих детей почти под корень, – зло прорычал катенар. его меч, леопольд, был уже готов. ладонь приятно холодила знакомая рукоять.
    – я пришла просить у тебя помощи, камаэль, – выпалила ева, скользнув взглядом по лезвию меча. маска божественной величественности на мгновение спала с её лица, но богиня быстро взяла себя в руки. – с каждый днем шиллен становится все сильнее. скоро наступит момент, когда всем нам придется объединиться против зла.
    – обойдемся без драматических жестов, – сухо бросил катенар, прерывая её речь. расслабился, сменил позу. но леопольд не убрал. – зло – очень растяжимое понятие, моя дорогая. пару тысячелетий назад вы объявили злом мой народ. не нужно красивых слов. ближе к делу.
    – я пришла с миром, – тихо произнесла ева после недолгого колебания. – с предложением вернуть твой дом, твой народ, твою утраченную славу.
    – а взамен?
    – ты и твой брат дадите обещание выступить против шиллен.
    – иными словами, тебе нужна наша помощь. – катенар одарил еву одной из своих неприятных улыбочек. – где-то я уже это слышал… ах да, от другой, не менее заинтересованной стороны.
    ева заметно вздрогнула. в её глазах промелькнул сладкий, пролившийся медом на радостно встрепенувшееся сердце катенара страх. он знал, о чем подумала эта маленькая, наивная богиня. она подумала, что не выстоит, падет в мгновение ока, пожелай катенар её смерти. помышляла ли она о таком исходе, когда шла к нему? вряд ли. глупая, легкомысленная девочка.
    – ты волен сам принимать решение, – обреченно прошептала она.
    этого катенар не ожидал. на мгновение он даже ощутил уважение. он увидел себя на месте евы. себя, стоящего пред светлыми очами эйнхасад и умоляющего вмешаться в судьбу мира. совсем недавно он готов был рискнуть собственной жизнью ради призрачной возможности исполнить завет мудрейших. и вот сейчас ева, это милое, беззаботное создание, которой навязали управление стихией воды и покровительство эльфам, пришла к нему, изгнанному и проклятому, просить о помощи.
    – какими будут условия этой сделки, богиня? – глухо спросил катенар.
    – мы поможем тебе отыскать остров душ. у грен каина есть меч… отобранный когда-то у одной из ангелов моей матери. меч, поглощающий души. в нем заключена сила, похожая на твою. этот меч реагирует на камаэлей. так я тебя нашла… так ты разыщешь свой народ. мы переместим их убежище сюда, в этот мир. амадео объявит созыв старейшин всех рас и…
    – королек? – хохотнул катенар. ощущая сладкий привкус опасности, он повернулся к еве спиной и притащил два стула из того угла дома, который служил ему кухней. камаэль с обрезанными крыльями и одетая в тончайшее голубое платье богиня посреди аккуратного, но явно тесноватого для таких величественных гостей дома – что может быть нелепее? – я знал, что ты приложила к этому руку. уж слишком просто он получил трон адена.
    – получит и трон эльмора, – серьезно заявила ева. – нам нужен был король, способный объявить вашу расу равной остальным на континенте. или ты надеялся, что другие народы примут вас с распростертыми объятьями? вы были врагами эйнхасад, и хотя письмена о тех временах почти утеряны, обязательно найдется тот, кто пожелает устроить на вас травлю.
    катенар коротко кивнул, соглашаясь. ева была не так проста, как того хотелось. за полторы тысячи лет маленькая богиня наверняка многому научилась. лгать, предавать и подставлять, например.
    – всеобщее признание, – протянул он. – но ведь не все так просто, верно?
    ева вздохнула и сложила ладони на коленях.
    – история гигантов и камаэлей очень противоречива. я уверена в амадео, но не уверена в том, как вас примет мир. мои силы очень ограничены, сделать то, что я сделала с жителями адена, не получится. была идея… я хотела объявить вас давно улетевшими за океан артеас. но мой брат, сейя… он против.
    катенар скептически изогнул бровь и сложил руки на груди.
    – помимо клятвы сражаться на нашей стороне, – продолжила ева, – королевство эльмореден и всех существ, созданных богами, вы должны будете отказаться от части своей силы. – заметив смену выражения лица собеседника, она поспешила выпалить: – но лишь на время! пойми, не так просто заключать сделку с врагом, сражавшимся против нас на равных. мы должны быть уверены в вашей преданности. в том, что вы не примете сторону шиллен.
    – камаэли держат слово, – процедил сквозь зубы катенар, ощущая, как пылающей волной в нем подымается гнев. – в отличие от вас.
    – гиганты, ваши создатели, тоже когда-то клялись быть на нашей стороне.
    – ваши распри едва не погубили все, что они создавали так долго! – воскликнул катенар, ненавидя себя за почти детскую обиду, проскользнувшую в голосе.
    – но с нашей стороны это выглядело предательством, – устало прошептала ева. из юной, нетронутой годами девушки, она вдруг превратилась в выдохшуюся, измученную непрекращающимися заботами старуху. – сначала шиллен, потом мудрейшие… я не прошу у тебя прощения за деяния, которые совершила моя мать. она очень упряма. не может простить баюма за то, что он построил свою башню дерзости и потребовал сделать его богом. но я не слепа. я вижу, что происходит. мастер катенар, прошу, отбрось свою гордыню и хотя бы на время забудь про то зло, которое мы, боги, причинили твоим создателям.
    казалось, что ева вот-вот упадет на колени и начнет умолять. её голос дрожал и срывался, но катенар не посмел прекратить этот поток отчаянных слов.
    – придя сюда, я пошла против воли своей матери. она выставила меня на посмешище, сказав, что я обезумела, как шиллен. но у нас нет иного выбора. ты можешь отказаться, – решительно сказала она, подняв глаза на катенара, – но тогда все останется, как есть. ты и твой брат, вы вдвоем будете наблюдать, как шиллен расправляется с нами и уничтожает этот мир.
    – а, может, это именно то, чего я хочу. – катенар растянул губы в гадкой ухмылке и прикрыл веки. – видеть ваше поражение. смотреть, как шиллен уничтожает вас одного за другим. убивает своего похотливого папочку, издевается над своей ненавистной мамочкой… словно мусор, сметает с пути своих братиков и сестричек, которые не посмели даже слова вякнуть в её защиту, когда эйнхасад устроила истерику, едва не уничтожившую мир, и изгнала свою любимую дочурку в такие места, куда ни ты, ни я, даже под угрозой смерти, не посмели бы даже носа сунуть.
    ева заметно вздрогнула. её лицо осунулось, а взгляд потух.
    – тогда ты должен понимать, – севшим голосом произнесла она, – что уничтожив нас, шиллен не побрезгует забрать и ваши жизни. а к тому времени, ты и твой брат будете для нее не более чем букашками на ладони.
    на стенах танцевали причудливые тени. тихое потрескивание светильника казалось совершенно неуместным в затянувшейся тишине. катенар взмахнул рукой, и лампа разлетелась о стену на десятки звенящих осколков. на ладони зажглось сиреневое пламя. в его свете голубые глаза евы казались темнее обычного. богиня ждала.
    катенар чувствовал, что его загнали в угол. он мог язвить и задирать нос, но осознавал правоту евы. знал, что нужно что-то менять. здесь и сейчас у него есть шанс все изменить. поставить точку на своем въевшемся в кожу одиночестве. расправить крылья, почувствовать тяжесть любимого меча. сражаться за величие и славу камаэлей.
    – что ты собираешься делать с нами, когда я отыщу остров душ?
    ева медленно выдохнула. сейчас она как никогда походила на смертную. видимо, действительно многое переняла у своих остроухих подопечных.
    – мы с грен каином переместим его в наш мир. а потом создадим над островом печать, которая будет скрывать его от глаз моей матери.
    – даже так? – тихо и совсем неискренне рассмеялся катенар. злорадство не делало камень на его душе легче. отречься от силы… что же он делает?
    – я хочу, чтобы вы были в безопасности, – кивнула ева. – сейчас нельзя с точностью сказать, сколько камаэлей обитает на острове. и как они приспособились к условиям, в которых существуют. я верю слову, данному тобой. грен каин согласен на ваше возвращение, но опасается мести или недоразумений, которые могут превратиться в бойню. я помню вашу силу, бессмертные спикулы. она слишком велика для существ, населяющих этот мир.
    – ты просишь у нас помощи, но собираешься забрать нашу силу. – катенар склонил голову к плечу. – и чем же ты прикажешь нам сражаться против шиллен?
    – не забрать. запечатать. чтобы сила спикул была доступна лишь достойным.
    – что значит «достойным», ева? – катенар злился. слишком много условий и ограничений. пусть лучше все останется, как есть – он скорее предпочтет влачить свое жалкое одинокое существование до конца света, чем подставить свой народ. попасться в ловушку богов.
    – быть достойным, значит заслужить желаемое упорным трудом.
    – ты собираешься отнять то, что принадлежит нам по праву! – рыкнул катенар, подавшись вперед.
    – я лишь хочу, чтобы вы смотрели на другие народы, как на равных себе. не надменно, не с высоты птичьего полета, не как равные богам по могуществу.
    катенар понимал, к чему клонила ева. великих и ужасных, их не приняли бы в этом мире. увидели бы в них угрозу, которую следует уничтожить. маленькая богиня снова была права. но у него больше не было сил злиться.
    –харкилгамед будет против, – невпопад бросил он.
    мягкая, счастливая улыбка расцвела на лице богини воды.
    – совсем наоборот. он очень даже за.

    – ты мог и сам мне сказать! – рявкнул катенар, стараясь перекричать завывание ветра. меч, данный евой, указывал путь, переливаясь рунами.
    – и так просто лишить тебя душевных терзаний?– рассмеялся харкилгамед.
    грань реальности встретила их оглушающими раскатами грома, десятками ревущих смерчей и воронками-порталами, норовящими затянуть камаэлей в другие измерения. полет в таких условиях превратился в настоящую пытку, но даже это не могло омрачить удовольствия от давно забытого ощущения полета и радостного, трепещущего словно птица, предчувствия. сделка с грен каином и евой была заключена. боги нуждались в камаэлях, а значит, больше не представляли опасности.
    – я мог её убить, – крикнул катенар, показывая рукой вправо. меч пульсировал, словно живой.
    – я верил в тебя, – ответил харкилгамед и повернул в указанном направлении. катенар знал, что брат чувствует то же, что и он. остров душ был совсем рядом. вскоре они действительно увидели его далеко внизу – клочок земли, зависший прямо в пространстве. темный, на вид совсем безжизненный.
    ветер внезапно стих. полный штиль пугал еще больше, чем буря. катенар заметил беспокойный взгляд харкилгамеда. не сговариваясь, братья сложили крылья, заходя в пике и практически камнем падая вниз. вскоре катенар увидел город – несколько построек, не слишком высоких, а вокруг стены, достаточно толстые, чтобы образовывать крепость. но его пугал пейзаж, простирающийся вокруг этой крепости. разве мог кто-то выжить в таких условиях? пустыня, безжизненная, унылая пустыня.
    мимо уха что-то просвистело, а в следующий момент катенару пришлось уворачиваться от пущенной с земли стрелы. он раскрыл крылья, чтобы затормозить падение и увеличить маневренность. вскоре стрел стало так много, что пущенные с особой точностью катенару пришлось сжигать прямо в полете.
    харкилгамед же их просто отбивал, раскручивая перед собой энуму элиш.
    когда до земли оставалось совсем немного, обстрел прекратился. прежде чем его ноги коснулись земли, катенар на всякий случай выставил перед собой магический щит. рядом опустился харкилгамед.
    их встретили десятками заряженных арбалетов, слабым мерцанием боевых заклинаний и настороженно поднятыми двуручными мечами. одетые в кожу грубой выделки, измученные и бледные, но готовые защищать свой дом до последней капли крови камаэли-метусела.
    в глазах защипало. спикулы не должны плакать. даже от радости.
    – эй, малышня! – крикнул он, не скрывая улыбки. – это что за построение отряда, неучи?
    он пошел прямо к ним, убирая заклинание щита. он знал, что стоящие напротив метуселы поняли, кто он такой. просто не могли поверить.
    – ну, погодите, когда мы с харкилгамедом за вас возьмемся, вы пищать от натуги будете, птенчики.
    метуселы расступились. навстречу катенару бежала, едва касаясь земли ногами, роденпикула.
    – вы нашли нас, – крикнула она, а потом налетела, заключив катенара в объятья. – нашли нас, – повторила, обжигая слезами.
    – нашли, – эхом повторил катенар, обнимая сестру в ответ.
    теперь он никогда не будет одинок.
    вместе они вернут камаэлям былую славу.
     
  7. Кхалиси

    Кхалиси User

    Joined:
    03.10.12
    Messages:
    9
    Likes Received:
    1
    рожденный для битвы. история одного дракона.

    моя первая попытка написать рассказ о вселенной lineage ii,надеюсь удачная.

    как же давно я не видел света. уже сотни лет я сижу в этой проклятой пещере, куда не попадает не единого солнечного лучика. вход сюда охраняют тысячи дрейков, по сравнению с моим величием и мощью они конечно не что, но эти существа готовы разорвать в клочья любого, кто пытается пройти сюда. все лабиринты и само логово пропитаны духом смерти и сражений. кто-то стремится попасть сюда, чтобы ощутить на себе весь ужас этого места, а кто-то на против боится даже рядом оказаться.
    моя история началась многие сотни лет назад. я был рожден для битв: сначала с войсками своей матери шилен против других богов; затем после ее поражения, когда меня заперли в этой пещере, долгая битва за право жить; и наконец со смельчаками, которым хватает духа зайти ко мне.
    я и мои собратья, доблестно сражались в войсках шилен. мы одержали несколько блестящих побед. мы уничтожали армии противника, сжигали дотла все и всех на своем пути. и клянусь богами, это было прекрасное время. я испытывал восторг и удовлетворение, наблюдая как горят города и лагеря наших врагов. но не смотря на то, что во всем адене не сыскать более величественных и ужасных созданий, чем драконы — мы все же проиграли войну. мать заперли в катакомбах, ну а меня, в пожалуй самую огромную пещеру, недалеко от гирана.. долина, окружающая ее, усеяна тысячами драконьих скелетов, что придает ей еще более устрашающий вид.
    я очень долго боролся за свою жизнь, но не посмел сдаться. каким бы злом не считали мою мать, она все равно хотела бы, чтобы я жил. раны на моем теле зажили, а шкура по прошествии сотен лет стала такой крепкой, что ни одно оружие почти не может нанести мне вред. теперь я сражаюсь с немногими смельчаками, которые приходят с надеждой унести с собой мои сокровища. не всем удается меня победить, проигрывая они пополняют мои клады. сравнивая с землей целые армии, которые приходят убить меня, моя жизнь наполняется смыслом. каждой клеточкой я ощущаю удовольствие, наблюдая как войны бьются в предсмертной агонии и вся пещера наполняется их страхом. но встречаются и те, кому действительно удается победить, они уходят довольные и гордые, своими трофеями и смелостью. про таких наверняка складывают песни и легенды. а я вновь и вновь восстаю, как феникс из пепла,и опять вселяю в сердца жителей гирана и близлежащих деревень ужас.
    я один из самых жестоких убийц в этом мире. это смысл моей жизни, моя суть. когда-нибудь я выберусь из пещеры и весь мир погрузится в войну, и будет принадлежать драконам.
     
    MilkyRoad likes this.
  8. Элвин

    Элвин

    Joined:
    21.02.10
    Messages:
    14
    Likes Received:
    23
    рожденный для битвы.
    вырос я на бескрайних просторах эльморедена, там же я впервые взял в руки боевой меч и щит, там же меня обучили умению убивать (самозащите, как мне тогда говорили). вы спросите: зачем я, миролюбивый эльф, решил стать воином? ответ прост: детство…

    будучи ребенком, мой отец вел нашу расу по холмистой местности к очередному оазису. проходя очередную гряду холмов, мы заметили отряд темных эльфов, неспешно ехавших по дороге. они, видимо, тоже нас заметили, судя по тому, как они резво построили боевой клин. наши воины достали боевые молоты и выстроили живую стену перед караваном, приготовившись защищать родных и близких… в первые секунды боя невозможно было что то разобрать: сверкали мечи слышались боевые крики, перемешанные с предсмертными воплями, летели стрелы… все вроде шло хорошо и мы побеждали, но тут в небо взмыл столб огня, это сначала ввело меня в неописуемый восторг, но когда я увидел как в этом столбе гибнут эльфы, я понял что это конец… наш старый шаман пытался, как-то ослабить действующую магию, но не смог. поняв это, он подбежал ко мне и быстро прошептал мне на ухо: «беги, не оглядываясь. ты должен выжить... ты отомстишь за нас... потом…» и я побежал. в тот момент мне казалось, что я бежал быстрее ветра. вернувшись через час обратно я увидел то, что запомнил на всю жизнь. кругом валялись тела мертвых эльфов, песок все еще не высох от пролитой крови, сам воздух был пропитан запахом смерти. отец лежал рядом с сожженной телегой где ехали совсем еще маленькие дети. он весь был утыкан стрелами а сбоку торчал чей то меч, перевернув отца на спину я понял что его добили не мечи и луки а магия. я долго сидел и не мог поверить в случившееся: почему? почему все умерли? почему я один остался жить и что мне теперь делать? но ответить было некому… и я поклялся на братской могиле моего родного племени, что вырасту и отомщу...

    похоронив всех, я нашел в обломках телеги сумку с едой, одел на шею талисман отца, который так и так бы достался мне, но я не думал что так скоро, и пошел на юг по дороге… спустя пару суток я добрался до какой то деревни, как впоследствии я узнал, деревни говорящего острова…

    за все свое пребывание здесь я никому не рассказал о постигшей меня судьбе, я вырос в племени гномов, которое в последствии стало мне как родным, научился ловить рыбу, охотиться, ковать оружие и доспехи, но лучше всего у меня получалось махать мечом. мой наставник по началу ругал меня и говорил, что истинное оружие гномов боевой молот, но мне нравилось слышать стоны воздуха, когда твой меч порхает около тебя, нравилась быстрота и грация этого оружия, да что там, я порой даже спал с мечом в руке, поэтому после непродолжительных тренировок с молотом я мчался в оружейную за своим любимым оружием. я тренировался в любую свободную минуту, я пропускал праздники и практически не общался с ровесниками. иногда я уставал до такой степени, что с трудом держал меч в руке, но вспоминая тот ужасный вечер во мне просыпалась ярость, ярость на свое бессилие в те минуты, ярость к людям. она захлестывала меня, и я, забывая про свою усталость, поднимал свой меч и тренировался, тренировался, тренировался…
     
  9. Hart713

    Hart713 User

    Joined:
    09.09.12
    Messages:
    336
    Likes Received:
    84
    ледяной путь

    сон. с 6-ти лет мне сниться один и тот же сон. я стою посредине замка снежной королевы, стены изо льда, как зеркало, отражают происходящее. манка снега царапает кожу лица и рук, оружие наготове, я не знаю жалости к тем против кого выступаю. все эмоции стерты и на лице лишь ехидная улыбка. луна озаряет трупы, а боль приносит блаженство. голоса шепчут мне про воина мести, просят о помощи. они зовут меня... голова начинает кружиться и сильно болеть. запах смерти витает вокруг, с рапиры капает бордовая кровь...​

    я просыпаюсь вся в слезах. неужели это я, - то жестокое существо, жаждущее смерти? пока я была ребенком, я гнала эти мысли прочь. но становясь старше, мне нужно было понять, что это за голоса, найти ответ на не заданный вопрос. и по стечению обстоятельств, я начала увлекаться боевыми искусствами владения рапирой и другим холодным оружием. по окончанию академии, на выпускной мне был сделан подарок – рапира, потрясающе заточенная и сделанная первоклассными мастерами адена, удобней рукоятки я никогда не встречала, а блеск её лезвия завораживал взгляд. ​

    вскоре, я начала слышать голоса наяву, похоже, я схожу с ума. настал тот момент, когда я должна разобраться в чём дело. пять лет я командовала отрядом, который защищал деревню и воевал с недоброжелателями из леса. пять лет я боролась с чудищами угрожающими жителям, и у меня есть достойная замена, теперь я могу уйти со спокойной душой. борьба является моей стихией. я готова. завтра я покидаю свой отряд и отправляюсь в «ледяной поход», в далёкие земли шутгарта. думаю, именно там я найду все ответы. они же должны остаться защищать нашу деревню от ужасных монстров и алчных правителей соседних земель. ​

    яркое солнце разбудило меня. встав, я умылась, уложила свои пепельно-фиолетовые локоны, собрала необходимые вещи, взяла свою рапиру и вышла на улицу. дул прохладный ветерок, легкая дрожь пробежала по телу, моё крыло чуть колыхалось на свежем воздухе, а перья отливали серебром.​

    на улицах никого нет, все жители пока спят в своих домах. «как хорошо, не люблю прощаться», - с облегчением подумала я. тихо вышла за ворота деревни, взглянув напоследок на покосившиеся дома, на речку и на деревце, под которым я в детстве сидела и читала рассказы о великих воинах, мечтая стать одним из них и освободить мир от воровства, насилия и равнодушия.​

    впереди виднелся лес, через него мне и надо было идти. я посмотрела на карту, запоминая маршрут, затем убрала её в рюкзак и с гордо поднятой головой пошла в зеленую глубь деревьев. ушки дернулись, донесся треск веток. на встречу вышла светлоухая целительница альгиза, она была чем-то напугана, одежда, порванная в нескольких местах, запутавшиеся волосы и в грязи. она направила на меня свой посох, озираясь по сторонам, спросила:​
    - ты кто, и куда направляешься?
    - моё имя камилла, и направляюсь я в город снега шутгарт! – зачем то выпалила я.
    - а я элиза, приятно познакомиться.
    - что с тобой? опусти оружие, я не причиню тебе зла, чем ты так напугана то? если хочешь, я провожу тебя до ближайшего города! – предложила я.
    - хорошо, спасибо – сказала она опуская оружие и о чем то думая. – а зачем ты идешь в шутгарт?​

    я рассказала ей про свои сны и голоса, про то что от меня ждут помощи, и пока я не исполню их мольбы они меня не оставят в покое.

    - поэтому я иду мстить за всех умерших, которые разговаривают со мной. если хочешь, элиза, ты можешь, пойти со мной на эту битву?
    - я тоже хочу отомстить, ты не представляешь как! – процедила она сквозь зубы.​

    было видно, что её что-то заботит. мне не очень хотелось причинять ей боль, но я должна была узнать, что случилось. она поведала мне свою грустную историю. оказалось, что её деревню сожгли, те, кто смог убежали, а те, кто нет - пали от рук мародеров. она бежала, не оглядываясь всю ночь, слёзы текли по светлым щекам, волосы спутались, она добежала до водопада, упала, потеряла сознание. очнулась уже утром, умылась и пошла по лесу, вот так она и наткнулась на меня. ​

    солнце уже почти спряталось, а продолжать путь в ночи слишком опасно. мы остановились на ночлег. развели костер, немного поболтали и улеглись под огромное дерево, его кроны свисали практически до земли и скрывали нас от посторонних. мы сразу уснули. посреди ночи я открыла глаза, опять этот сон. элиза сладко спала недалеко от меня. луна озаряла все вокруг своим бледно-розовым светом. вдруг кто-то зажал мне рот. эл тоже схватили, натянули на глаза повязку и потащили куда-то. потом бросили нас на землю. больно.​


    я сдернула повязку. вокруг стояло трое из расы людей, они выглядели очень злыми и скалились на нас. присмотревшись, я поняла - это воин тира, лучник эура и волшебник фео. я встала, подала руку своей спутнице, отряхнулась. ​
    - что вам надо от нас? – зло прошипела я.
    - развлечься хотим, конечно, танцуй и медленно раздевайся, а мы похлопаем! – сказал один из мужчин, остальные поддержали его диким смехом.
    - не дождешься! – ледяным тоном ответила я.
    - это те мародеры, я их узнала, это они ворвались в нашу маленькую деревушку! – шепнула мне на ухо элиза.​

    «так рапиры нет, но надеюсь, ножи они не нашли». я протянула руку назад и достала из-под плаща кинжалы. молниеносно атаковала одного, затем второго. третий мужчина ударил меня своей магией, и меня отбросило назад. элиза в это время читала древние заклинания, от которых у меня появлялись новые силы. тепло раскатывалось по всему телу и раны затягивались светом. я атаковала ещё и ещё. расправила своё белоснежное крыло и проткнула его плоть. удар угодил в самое сердце… я оттолкнула тело от себя. странно, но я не испытала тяжести, жалости или угрызения. так и надо, так и должно быть. «они это заслужили» – сказала я, вытирая струйку крови на щеке. ​

    отдышавшись, мы продолжили свой «ледяной путь». пересекли небольшой ручей. начало светать. с каждым шагом становилось холоднее. на горе стоял город, надо было купить элизе новую одежду и ещё что-то теплое. годдарт оказался весьма красивым городом. высокие башни из серого камня поражали своим величием. а посмотрев на собор в центре города, у нас перехватило дыхание. его мозаика, на стёклах, отражала эпизоды разных битв. восхитительное зрелище! «мне бы тоже хотелось украсить собор своим эпизодом!» - подумала я, прикусив губу. эл призналась, что кроме деревни нигде не была, я, в принципе, тоже. любой прохожий мог посмеяться, увидев двух девиц с раскрытыми ртами и горящими глазами. когда оцепенение прошло, мы зашли в один из магазинчиков и прикупили теплые вещи. затем присели в таверне, выпили горячий чай и договорились о ночлеге. в воздухе летало напряжение, при «чужих» постояльцы не очень-то разговаривали. мы отправились в комнату. войдя, эл сразу кинулась на кровать, м-да… соня ещё та, хотя я не припомню когда мы нормально спали последние дни. я вышла на балкон. было прохладно, и я укрылась крылом. внизу я заметила темноухую лучницу, она сидела на ступеньках потерянная и никому не нужная. не задумываясь, я с балкона спрыгнула к ней, но она лишь отшатнулась и закрыла своё прекрасное лицо. ​

    я присела рядом и обняла её за плечи. что-то родное притянуло меня к ней. она почувствовала ко мне доверие и поведала свою грустную историю. зовут её стелла. злые люди ворвались в их дом посреди ночи, убили её жениха и сильно ранили её. благодаря снадобью, которое ей оставил один лекарь, она восстановила свои силы. но она долго корила себя за смерть любимого, и за то, что не смогла ничем помочь. плакала до тех пор, пока слёзы не кончились, и разум не захватило чувство мести. ей двигала только жестокая месть. я предложила пойти с нами. своего рода отряд карателей. и она приняла без раздумий моё предложение.
    утром я познакомила элизу со стеллой, нас объединяла общая цель. люди уничтожали другие расы и должны заплатить за это кровью. мы выпили горячего кофе и отправились на ипподром. надо было потренироваться работать в команде. видно это мой рок, быть главой отряда, пусть не такой как в деревне, но все же. «ах, моя деревня!», - я скучаю. но ради этой битвы и тех, которые меня ждут впереди надо забыть всё. это отвлекает, делает тебя уязвимой. ​

    после пяти часов тренировки мы стали понимать друг друга с одного движения. зеваки, собравшиеся вокруг арены, аплодировали нам. были и смельчаки, которые выходили на арену, но уходили с многочисленными ранами и подавленным настроением.​

    с рассветом мы двинулись в шутгард. дорога была ужасно скользкой, мы еле передвигали ногами, а снег бил в лицо. на дорогу мы потратили больше времени, чем планировалось, и добрались до города только к вечеру. уставшие и замерзшие мы вошли в центральные ворота. город показался мне очень похожим на годдард, я даже начала думать, что это дежавю. такой же камень аккуратно сложенный, такие же соборы. но погода помешала нам пройтись и рассмотреть окрестности повнимательнее. темные тучи сгущались над городом, начиналась снежная буря. нужно было найти ночлег и добыть информацию, где же скрывается отряд людей, которые стирают с лица земли деревни, грабят и убивают несмотря ни на что. мы пришли за их головами, мы пришли мстить. стелла пошла в таверну в поисках информации и комнаты на ночь, а эл отправилась к шатрам, в которых были торговцы, из-за ненастной погоды они начали собирать свой товар раньше обычного, и с расспросами надо было поторопиться. я же отправилась в храм, помолиться и попросить прощение. когда мы встретились в таверне, я открыла карту. эльфийкам удалось узнать, что люди оккупировали замок снежной королевы. туда, значит, мы и держим путь. на рассвете выступаем. а сейчас надо выспаться. ​

    купив лошадей, мы поскакали к замку. подогревала мысль, что скоро мой «ледяной путь» будет окончен. души обретут свою свободу. подходя к замку, мы увидели отряд людей. сколько их? я не могу посчитать, в своей броне они сливаются со снегом и в глазах рябь. как оказалось, они нас ждали, следовательно, кто-то их предупредил. поговаривали, что гномы причастны к этому. злые лица выглядывали из-под капюшонов. мы приготовились к бою.​


    сначала нам преградили путь монстры изо льда. их магия сковывала наши движения. всё началось как во сне. быстро и динамично, пугающе и захватывающе. мы бились как в последний раз, отдавая все силы. элиза читали заклинания, которые обвивали нас волшебным светом, давая свою защиту. стелла метко посылала свои стрелы в цель, пробивая тяжелую броню издалека. я же танцевала смертельный танец с рапирой. крыло стало багровым от крови. с каждым убитым я получала облегчение, глаза горели радостным огоньком. я танцевала, не видя ничего вокруг. это было прекрасно. истинное наслажденье - битва.​


    луна озарила замок, я остановилась. вокруг было множество трупов. я испытывала лишь отвращение к ним, больше ничего. мертвая тишина повисла в воздухе. я думала, что никого не осталось, в ушах противно звенело. за спиной что-то сверкнуло, я увидела, как падает элиза, затем стелла. опять тишина. они ещё живы, но без сил. и если я не потороплюсь, то их душа может покинуть тело.​


    сосредоточившись, я расправила крылья, время замедлилось… мой клинок поймал его грудь. теплая кровь потекла по руке. тело обмякло, и разбойник рухнул на снег.​

    я поспешила к эльфам. пульс еле прощупывается. надо поторопиться. они потеряли много крови. из замка вышла снежная королева. она медленно и величественно подошла ко мне. сразу стало очень холодно.​

    - спасибо что освободили мой замок от этих животных! я могу вас отблагодарить? – произнесла она невозмутимым тоном.
    - спаси их, пожалуйста! – произнесла я сквозь слезы, падая на колени. рапира скатилась к согнутым ногам.
    - если это все что ты хочешь, пусть будет так! ​

    она хлопнула посохом, и её придворные принесли волшебное зелье. мы выпили обжигающий и бодрящий напиток. кровь остановилась. раны чуть-чуть затянулись. её ледяные фигуры помогли мне доставить раненых в госпиталь. потом я вышла на улицу, сил нет, ноги не слушаются и я потеряла сознание… ​

    уже был день, когда я раскрыла веки. наконец, я спала нормально и меня не мучили голоса. они, наконец, обрели свободу и покой. я направилась в госпиталь проведать подруг по оружию. мой путь пролегал через собор, и я на минутку задержалась возле стекол, что-то знакомое я увидела в картине. начала рассматривать и дыхание перехватило. это же мы! мы были там изображены. потрясающе! как? кто? когда? я поспешила обрадовать раненых подруг.​


    этот поход был окончен, но осталось ещё много тех, кто, порождая хаос, остается безнаказанным. как только стелла и элиза придут в себя мы отправимся в новый путь… навстречу очередной битве.​


    такая судьба -
    бродить по сумрачным внешним мирам,
    пройти сквозь ад и враждебный огонь...
    и пусть болит проклятия шрам,
    ты раны не тронь...
    ступень мести и любви
    нужно перешагнуть,
    забыть про все и продолжать свой путь...
    свой ледяной путь.​
     
    Last edited by a moderator: Nov 7, 2012
  10. 1Bacek

    1Bacek Read оnly

    Joined:
    16.07.10
    Messages:
    376
    Likes Received:
    37
    потянулась белая дымка , в воздухе пахло серой . старый гном прикурил трубку и начал что-то внимательно изучать в старых рукописях на одному ему известном языке :
    - где же , где ето было , а вот - гном переписывал бумаги что-то изучая , его явно утомляло это занятие , но он продолжал видимо из-за того , что более заниматся ему было нечем , годы работ на рудниках оставили след в его жизни.
    земля задрожала , потом сильнее . . . стихла . гном посмотрел на часы , что-то пробормотал и подошел к окну . в небе тускло светила красная луна . гном вздохнул и побрел к столу , усевшись он начал перебирать кипу бумаг . вдруг резко , повернулся и уставился на часы , развернулся на стуле и говоря в слух начал поспешно соберать сумку :
    - надо предупредить , еще успею , пока не поздно , этот мир еще можно спасти.
    упаковав сумку гном наспех откусил бутерброд , поперхнулся и подошел к рукомойнику , вытер лицо и посмотрел в зеркало :
    - нет , не смогу , один , и кто меня послушает . . .
    - я должен .
    гном вздохнул , задул свечу и вышел из комнаты .




    визг , крики , улюлюканье и звон стаканов . сегодня как и всегда проходил день в таверне "за углом".
    два орка крепко сжимали кулаки и скаля зубы показывали свою силу и упорство , в итоге один переборол другого и громко крякнув выпил из горла , стоявшей рядом бутылки медовухи :
    - аааа брат , я сильней , и скоко раз те ето доказывать , а ? - он громко засмеялся окидывая взглядом столики , но так видимо и не найдя достойного продолжить с ним , вернулся к разговору --- слушай , я те говорю , я с-и-л-ь- . . - поперхнулся и выпил еще порцию , но договорить ему не дал второй орк.
    - дааа , а кто тя вытаскивал в прошлый раз , а ? забыл ? не я ли тя тащил прокуренного из пещеры - орк изобразил явно смешную гримассу и напущенно начал --- да они меня , да я их , да я да я . ииии . . . --- орк развел руками --- вырубился прямо в пещере .
    - ну бывает , забили уже .
    второй орк явно хотел что то сказать , но гул и скрежет прервал его слова . любой в етой лавке продолжил бы пить , веселится и выкрикивать брань в адресс бармена , который постоянно не доливал или разбавлял уже выпитое , по словам пьяных сельчан , но орки которые провели всю жизнь в скитаниях и постоянной войне с монстрами почуяли неладное . орки встали и подошли к двери , приоткрыв ее один из них увидел , как выходит гном из переулка , потом замер и мягко упав в грязь не промолвил не слова , лишь в кромешной тьме переливаясь в лунном свете блестнуло лезвие невиданного красного клинка .
    - брат , че ето ?
    - сзади !




    два года до этих событий . . .
    глава 1.

    - все написал , можно отправлять
    - подожди , может еще рано ?
    - вовсе не рано , я в его годы тоже мечтал о великом будущем и о подвигах , пусть следует своей дорогой.
    седовласый мужчина встал из-за стола , свернул свёрток бумаги , перевязал ленточкой и зашагал из комнаты.

    лучи солнца нежно переливались на берюзовой теплой воде , волны неспешно подбирались к дереву и почти бесшумно ударялись о песок.
    - вот , держи , это передашь капитану стражи орена . он назначит тебя , а точнее определит на обучение мастерству - мужчина положил руку на плече юноше и потом вручил ему письмов руки.
    - отец , я найду брата , найду и верну его .
    - следуй своему сердцу , а не гоняйся за призраком - мужчина пожелал еще раз успешно добратся до другого берега и когда корабль отчалил , долго смотрел вслед уплывающему кораблю пока тот не скрылся за горизонтом.

    плаванье продолжалось уже 3 день , было ужасно скучно и vasko нетерпелось уже наконец добратся в назначенный пункт . вечерами когда море стихало и звезды загорались на небе , моряки рассказывали причудливые байки про грозных пиратов , про их страшного и непобедимого капитана закена , про чудо-город из золота на юге страны и невиданных птиц и животных в нем . vasko вслушивался и представлял как побывает там , как будет потом рассказывать всем , что он был там , и думал о своём младшем брате , который покинул дом и исчез не оповестив никого о своем путешествии на большую землю.




    глава 2.

    корабль причалил . vasko спустился по трапу и уставший от плаванья побрел в ближайший трактир устроится на ночь.
    утром , а точнее уже днем , хорошо выспавшись и слегка перекусив , он вышел на улицу и побрел по городу , спрашивая у горожан про своего брата :
    - вы видели моего брата ?
    - нет
    - вы видели моего брата ?
    - уу , человек , нет
    - вы видели моего брата ? - спросил он в очередной раз , но прохожие отворачивались от него .
    - кхм , молодой человек - к нему обратился старый гном с шляпой как большой цилиндр и тростью ввиде львиной головы на рукояти - вы ищети своего брата ? а как выглядит ваш брат , как его зовут , рост , вес , приметы - vasko озадаченно посмотрел на него - в тех местах откуда вы родом может вы и единственный человек (гном успехнулся) , но тут полно народу и без особых примет не найти его.
    vasko ничего не нашелся сказать ему , так как брат ушел давно и он помнил его только очень молодым.
    vasko обошел весь город , но так и не найдя брата или упоминаний о нем , пошел обратно в свой номер. вдруг его остановил охранник :
    - эй , парень , дуй сюда , тебе инфа о брате нужна , верно ?
    - нуу , да
    - я помогу тебе найти его , я даже знаю где он
    - скажи мне
    - а вот тут то как раз и начинается самое интересное - деньги у тебя есть ?
    родители дали ему денег на дорогу и на пропитание и на гостинницу , вобщем кошель его был нехило набит деньгами , етих средств хватилоб ему беспечно бродить по городу или купить оружие и доспехи и даже ещеб осталось , но он спокойно вручил кошель охраннику
    - этого мало
    даже vasko позавидовал такой наглости , но все же спросил :
    - что еще нужно ?
    - я предлагаю тебе сделку , ты будешь работать на меня , а я буду поставлять инфу о брате
    - но мне нужно сразу
    - сразу . . . ладно я помогу тебе , так вот , задание для тебя , ты должен проникнуть в лавку к мяснику и принести мне кольцо его дочери , с синим алмазом
    vasko наотрез отказался , на что был послан охранником и утешительными словами в след - думай !
    вечером vasko унылый сидел в баре и попивал квас на мелочь с грустным бряканьем , лежащей в его кармане.
    - да ты гонишь
    - не гоню
    - врешь
    - реально он всех кинул , ета задница , еще и охранник
    vasko подошел ближе к столу , где 3 незаурядных пьяницы сидели и бормотали . облокотившись на перила он сделал уставший вид и посмотрел в окно , повернувшись ухом в их сторону. из получасовой беседы vasko узнал о негодяе охраннике , о его развлечениях в азартных играх и о многом другом , но ни слова о брате , поэтому он встал , допил рюмку и пошел в тот самый игорный дом , где по словам пьяниц , прибывал охранник.




    глава 3.

    дойдя до центра города , vasko увидел внушительного вида здание с поблекшими рисунками , видимо выйгравших посетителей .
    было видно , что раньше ето сдание принадлежало какому-то пристижному заведению , его фасад был украшен выцвевшими розами аккуратно посаженными в клумбы.
    войдя внутрь , ему почти мгновенно приградил дорогу охранник , но vasko постучал по своему карману , который весело отозвался звоном монет , и охранник отступил.
    загляни он в карман к vasko он наверное выгнал его прочь с такой мелочью , но видимо охранник стоял сдесь для виду.

    vasko прошел внутрь . это был огромный зал украшенный свисающими пестрыми коврами , деревянными столами необыкновенного изыска , и огромной люстрой в центре , сделанной из необыкновенного чистого стекла
    с синеватым оттенком. пройдя по залу он увидел проход в огромное количество коридоров ведущих в небольшие комнатки , откуда доносился звон стаканов и восторженные клики. из комнатки в комнатку сновали вылизанные официанты с подносами.
    vasko неспешно прошелся по коридорам и остановился напротив одной из комнат где стоял охранник и самым наглым образом приставал к официантке . молодая эльфийка отбивалась от нахала , но он трес золотом в руке и что-то грязной бранью говорил ей в ухо.
    vasko не долго думая , зашел в комнату , не сказав ни слова на возмущенный взгляд охранника , он выбил золотую горсть из его руки , скрутил его не прилагая особых усилий , и со словами про какой то древний город , с ноги выпихнул его в открытое окно .
    луна уже исчезла и на горизонте виднелась зеленовато-синий свет от проснувшегося солнца , но еще не поднявшегося на небо , vasko проводил девушку до мясной лавки , оказывается ето и была дочь мясника и попрощавшись , убедив ее что не стоит благодарности он побрел к выходу из города.
    по пути , он полусонный наткнулся на прохожего и чуть не сбил его с ног , в ответ понеслась ругань , vasko сразу понял чей это голос , он схватил за шкирятник незнакомца , сорвал капюшон и начал :
    - где мой брат ?
    - не-незнаю
    - врешь !( vasko поднял угражающе кулак над головой охранника )
    - честно , я честно не знаю , он не говорил , я только слышал что он в глудио ушел , ничего больше не знаю
    - врешь !
    - ну он еще ограбил кого-то ( охранник улыбнулся , но взгянув в глаза vasko скривил рот будто ему больно от его хватки )
    - кого ?
    - я же говорю , я не знаю , я ему сказал . . . ( поняв что сказал лишнего он заткнулся )
    vasko не щадя "отблагодорил" его и пошел к выходу из города.

    "зараза ! не выходить !" - надпись на закрытых воротах гласила , что по дороге в сторону глудио находится какая-то "зараза" и что путь ему перекрыт , и даже охранники не знали как скоро путь будет открыт.
    vasko расстроился что ему придется застрять тут надолго .
    - пока , скоро увидимся , вернусь из глудио , расскажу - молодой человек попрощался с друзьями у пошел на главную площадь .
    vasko недоуменно пошел за ним , как же он уйдет , рассуждал он , если ворота закрыты.
    на площади стояла женщина в белом колпаке и синих одеяниях , она приветливо здоровалась с подошедшими , спрашивала куда они хотят попасть , после чего брала с них плату и опускала ее в деревянный ящик рядом.
    - отойди - незнакомый мужчина в черных доспехах с мечами за спиной оттолкнул vasko и расталкав очередь подошел к хранительнице портала , так было написано на табличке на столбе который стоял в метрах 2-х от нее.
    - мне срочно !
    - очередь ( женщина ласково , но видимо с заученной монотонностью проговорила неизвестному господину )
    господин в черном , вытащил из мешочка 8 блестящих кристаллов и небрежно швырнул их в ящик , на что получил сразу свиток в руки .
    вокруг него начался удивительный вихрь светящихся треграмм , после чего он исчез
    - что ето ? ( vasko удивленно смотрел на исчезающие потоки портала )
    - это ? это транспортируещие устройство . рядом стояла эльфийка и показывала пальчиком вверх - ты что ? никогда не видел ?
    - нет
    - я покажу
    - покажи
    - встаешь в стойку , как будто хочешь прыгнуть на месте , говоришь заклинание и - девушка сделала жест круговорота - ты уже там где тебе нужно.
    - но я не знаю заклинания .
    - я научу
    - но - ето показалось vasko неловким , но потом он подумал и сказал - спасибо.

    vasko подошел к хранителю , назвал город , потом подошел на то место где недавно стоял господин в черном , слово в слово повторил заклинание эльфийки , которая стояла рядом и заставляла повторять за ней и . . .
    ничего не произошло .
    - пока , встретимся еще - эльфийка улыбнулась и помахала рукой
    - что ? - vasko ничего не понял , он посмотрел вниз , куда указывала девушка и увидел что унего исчезли ноги
    - прыгай , весело крикнула она
    vasko сделал , прыжок вверх и почувствовал как его тело сжало сильными тисками и весь воздух выбило из его груди мощным кулаком .
    vasko закашлялся , вытер пото со лба и открыл слезившиеся глаза , он был в глудио




    глава 4.

    глудио был городом не больше глудина , сдесь также сновали туда сюда люди , небыло лишней суеты и шумных криков .
    vasko прошелся по лавкам , рассматривая диковенные товары и вскоре зашагал к хранителю портала для отправки в следующий город.
    как и в прошлый раз vasko подошел к хранителю портала , заплатил за перемещение в дион , и начал говорить заклинание . но когда он договаривал заклинание перед его глазами начала летать муха.
    vasko сначала мотал головой , потом начал махать руками и руганью пытался отогнать муху .
    - остановитесь ! вы слышите ! - хранитель портала закричала на него , но vasko был уже далеко . . . бурный поток вспышек уносил его , закручивая в воздушный водоворот.

    свет . яркий свет ударил в глаза vasko . он очнулся лежа на земле , открыл глаза , осмотрелся. сквозь затуманненые и слезившиеся глаза он обратил внимание на стук -
    в далеке два гнома прибивали табличку - "добро пжаловать в флоран ". недовольная полная женщина кричала на них :
    - мало того , что криво вешаете , так еще и букву пропустили .
    vasko встал , отряхнулся и прошелся по городу , это был маленький городок , скорее деревушка , состоящая из пары красивых уютных домиков на берегу озера . vasko обошел весь городок , но так и не найдя
    хранителя портала , обратился к стражнику на входе в деревушку , хотя отсутствие какого то либо забора , не давало понять где тут вход.
    - доообрый день , ааа где тут хранитель портала - vasko нарошно тянул слова , видя как стражник оперевшись на дерево спал стоя.
    - а . не , я не сплю . день знойный , кто вы ? - охранник начал было объяснятся , но поняв что он говорит с незнакомцем перешел на тон выше.
    - хранители портала , где они ?
    - у нас нет таковых , тебе нужно в город
    - а где он ?
    - по центральной дороге вверх по холму , через пасеку.
    - спасибо .
    - стойте - охранник остановил vasko , который уже отвернулся от него - меня зовут aleks , я глава етой деревни , правильно ли я понимаю что вам надо в гиран ?
    - так точно .
    - я помогу вам , завтра приезжает караван , вы можете отправится с ними .
    - спасибо
    - но у меня есть к вам некоторая прозьба , моя жена больна , а мне не уйти из города из-за - он остановился на полуслове и добавил шепотом:
    - тут не безопасно , я должен оранять - он кивнул в сторону высокой горы - вобщем , можете сходить вместо меня
    - конечно
    - вы уверены
    - да ! - vasko смело взял деньги на тарвы у капитана и отправился в город.
    спокойно дойдя до города , vasko нашел нужную лавку , купил травы и двинулся назад .
    - куда вас отправить ? - на vasko смотрела женщина в белом одиянии , это естественно была хранитель портала города дион.
    vasko немного заколебался , но решительно отклонил ее прозьбу , и немного сомневаясь пошел обратно во флоран.
    вечером , идя по тропинке к деревушке , он решил не идти тем же путем а прогулятся у озера и сделать "крюк".
    обойдя озеро он наткнулся на пять - шесть ящеров , человеческого роста и весьма сообразительных , так как они достали оружие и двинулись в его сторону :
    - ты чуж-жак !
    но не успев договорить получил от vasko с ноги , за пару минут расправившись с ящерами vasko смело , удивляясь тому как на пасеке появились ящеры пошел в деревушку.
    вернувшись , он узнал , что это те самые бандиты , что не давалт покоя горожанам и за то что он расправился с ними , капитан наградил его несколькими бутылочками с зельями , из трав , которые он принес.
    утром на рассвете прибыл караван и vasko поблагодорив капитана , отправился в путь . . .





    глава 5

    караван прибыл в город , когда уже стемнело. vasko неторопливо побрёл к гостиннице , ее фвасад был украшен яркими перьями неизвестных птиц
    или зверей. устало упкв в кровать он сразу же уснул.
    - крови ! они жаждят крови ! - vasko стоял посреди выжженой поляны , где были раскиданны обугленные трупы . . .
    - воды ?
    - а ? - vasko проснулся.
    - воды ? - молодая гномка , видимо служанка , стояла с подносом и внимательно рассматривала кулон на шеи у vasko , который сам непонятно для vasko
    светился тусклым синим светом.
    - нет , спасибо
    служанка поставила поднос , обошла кровать , раздвинула шторы . . .было уже достаточно светло. с деревьев тихо слетали листья и местный дворник бурча под нос
    неохотно сметал их в кучу , каждый раз недовольно смотря на очередной летящий листок.
    vasko оделся , поел местной стряпни и вышел на улицу . у него почти не осталось денег и он досадно смотрел на все возможные явства , которые свисали с полок торговцев. пройдя
    метров сто его внимание привлекла дивная музыка , которая доносилась из-за забора , он прошел вдоль него и подошел ко входу.
    "базар" , "рынок" , "скупка и продажа" - надписи предупреждали входящего о том , что перейдя ончерту города и вступив на базарную площадь , велика вероятность , что он оставит там
    все свои деньги , а может и останется должен . но vasko смело вошел внутрь и вслед за невидимым музыкантом , прошагал мимо продуктовых
    рядов , каждый раз прибавляя шаг , почувствовав притарно заманчивый запах. его внимание очень сильно привлекло загадочное название магазина - "животные с этого места и нет"
    vasko вошел внутрь и на несколько секунд замер от увиденной картины , впрочем хозяину магазина было не в первой видеть такое замешательство и он поприветствовал клиента . vasko хотел было спросить , что это за чудище , которое стояло у входа , но
    хозяин только сказал
    - нет , нет я только посмотреть ?
    - верно , выдавил vasko
    - ну а как же - добавил торговец
    торговец занес перо и отвернувшись от vasko начал что-то дошел ближе - гусенница проползла по стенке аквариума , потом смачно надулась и лопнула , вто же мгновение из нее выполз красный червячок.
    - что это - vasko произнес вслух
    - гарри ! гарри ! еще раз медленно повторил торговец - у нас посетитель , обслужи его.
    из-за приоткрытой двери вылезла огромная худая рука без ладони с тремя пальцами и согнулась примерно в десять локтей . рука аккуратно , не задевая банки и клетки дотянулась до vasko и самый длинный худой палец постучал по табличке
    у аквариума , после чего рука убралась обратно .
    "виртели"
    ви-р-те-ли ,вирте-ли - vasko пытался понять как правильно читается ее имя , но решил не тратить время и пошел дальше . пройдя мимо клетки с пушистыми шариками всевозможных цветов и двух-головой курицы vasko подумал зачем курице 2 головы - видимо она
    больше ест , значит и яиц несет больше , он увидел милую хрюшку , которая повизгивая летала на белых крылашках вокруг золотого шеста , к которому была прикованна цепью.
    забавно - подумал vasko и вышел из магазина , но задержался на пороге пропуская мимо человека в элегантной шляпе с пером и его десять - двадцать путников , которые поспешно шли за ним , стараясь не отстовать и при каждом его слове говорили - да, наставник !
    все они были одеты в одинаковые темные мантии с вышитым узором ввиде тыквы.
    - молодой человек - послышался голос из переулка
    - я ? сказал vasko
    - да , подойди ближе
    vasko подошел . человек , который с ним говорил был ниже его ростом , худоват и мимолетно смотрел по сторонам.
    - купите элексир трансформации
    - это что ? vasko удивленно спросил
    - берешь эту мазь и втираешь в лицо , становишься тем , кем захочешь , в общем выглядишь как кто-нибудь другой
    - круто !
    - 1 золотой
    vasko заплатил последнюю золотую монету за сверток с вонючей жижей. идя по улице он думал в кого бы ему превратится , но так и не придумав положиз сверток в карман.
    - эй путник - vasko окликнул старый гном , который смотрел на него издалека всё то время , как он вышел из лавки с животными,
    но vasko не придавал этому значения.
    - что ? спросил vasko
    старый гном указал прямо - метрах в двадцати , толпа улыбчиво смотрела на чудака , который кричал :
    - я король адена ! дорогу мне !
    его лицо было измазанно в той же грязи , что в свертке в его кармане. четыре орка смеющиеся до слез подбивали друг друга локтем и кричали вымазанному - да ,господин, будет исполненно ! - и снова начанали смеятся.
    - роберто
    - а ?
    гном представился и добавил - ты путник не отсюда , зачем прибыл ?
    - что ?
    гном вздохнул , и сказал отчеканенную фразу - я помогаю людям - потом улыбнулся и сказал - ну или таким бестолочам как ты , повелся
    на такой трюк.
    vasko посмотрел в ту сторону где стояли торгаш кашецей , его там уже небыло - а что это ? - спросил vasko
    - кукабарий помет
    после слов "помет" vasko брезгливо вытащил уже мокрый сверток и швырнул его в канавку. поблагодарив гнома и рассказав о брате , про каторого
    гном естественно никогда не слышал , vasko вышел на главную дорогу и пошел к выходу с базара.
    на выходе горожане раступились , давая пройти четырем коренастым мужчинам , которые были одеты в кожанные шорты , ботинки и перчатки.
    на большом серебрянном блюде они несли здоровенного рыжего кота , который с трудом переваливался на подносе и держа одной лапой ветку винограда срывал пастью ягоды.
    поровнявшись с vasko кот сделал жест и мыжчины встали на одно колено опустив поднос , кот повернулся к vasko и посмотрел сквозь него , сказав торговцу крольчьими шкурками , стоящему за спиной у vasko
    - десять тысяч золотых
    торговец сделал машинальный кивок и сказал что у него нет таких денег , vasko поспешно отошел в сторону
    - мяу стража , мяу взять !
    десять маленьких котят в голубых панталонах быстро подбежали к торговцу , скрутили ему руки , связали , забрали весь товар и побросали в телегу шествующего за котом впряженную двумя конями с золотыми гривами.
    добравшись через бурлящую атмосферу гулдящего народа , vasko подошел к тому месту , где располагался пункт телепортации.
    в том месте где должен был стоять хранитель портала никого небыло , но вокруг того места стояло ограждение , чтобы зеваки немогли подйти в плонтую к этому месту или заслонить его.
    - эмм , а где хранитель портала ? - это интересовало не только vasko , но сним и тучу постояльцев , видимо еще с вечера ждавших отправления
    смуглый в желтом костюмчике с жезлом в руках , кричал в толпу :
    - лента новостей ! хранитель портала заболела , никто и никуда не летит - толпа зашумела и с руганью начала расползаться от гномика.
    vasko подошел ближе
    - что с ней
    - болеет
    - чем ?
    - неизвестной болезнью ! договорил гномик и начал продавать газету
    - vasko ? - роберто подошел к нему - ты что-нибудь слышал о этой болезни ?
    vasko отрицательно покачал головой , потом вспомнил про флоран и с надеждой сказал
    - я лечил этой травой одного знакомого . . .
    - поспешим - гном схавтил его за рукав .
    они нашли дом хранителя портала и действительно смесь помогла ей , за что vasko был награжден восемью полупрозрачными алмазами . за которые уже через час говоря заклинание телепортировался в орен




    глава 6.

    vasko глубоко вздохнул , он стоял в орене
    город был немного меньше остальных , и был похож более на крепость , нежели на бурный город гиран.
    пройдя по центральной улице он заметил военные сооружения - защитно-заградительные установки и много е другое этой тематики.
    люди торопливо сновали по лавкам в спешке и почти не разговаривали . пройдя еще метров пятьдесят он в далеке увидел группу стражников,
    разговаривающих шепотом и изредка поглядывая и замолкая , когда мимо проходили люди.
    в одном из разговаривающих , vasko узнал своего старшего брата.
    - брат ! - окликнул он его , но группа продолжала разговаривать
    vasko побежал в их сторону оббегая людей , подойдя ближе он услышал обрывки фраз.
    - да и сделать надо это сегодня - отдав последнее указание его старший брат повернулся к vasko и поздоровался с ним:
    - vasko каким случаем ? ты давно тут ? что тебя привело ?
    - алекс ты слишком много задаешь вопросов , это я должен тебя засыпать вопросами , а не ты - усмехнулся vasko
    - ты здесь. в орене , так неожиданно . так невовремя . ..
    - что происходит ? здесь тут - vasko обвел руками вокруг
    - все нормально - взял себя в руки алекс . он поправил бляшку на ремне , поднял щит и пошел к центральному зданию.
    дойдя до здания , они вошли внутрь , пройдя несколько коридоров они зашли в одну из комнат . каждый раз проходя
    очередной корридор алекс повторял фразу - мы вместе - стоящим на входе охранникам
    vasko начал :
    - мой младший брат , ты его помнишь , конечно же ты его помнишь - что с ним ?
    - забудь , я пытался ему помочь , но . . . - алекс оборвался на полуслове - он вор , забудь.
    vasko ошеломили эти слова и он замолчал , похоже слухи были правдивы.
    вечером хаживался по корридорам от скуки , охрану уже сняли и он в одиночестве ходил и думал - как же так ? его мысли
    нарушила возня в дальней комнате , он подошел , прислушался
    - выступаем ?
    - нет
    - они все без нас решат
    - пусть
    - это не правильно
    vasko заглянул мельком в комнату , там стояли трое незнакомых мужчин , один из которых был значительно полнее , усталый и с ярко красными щеками
    - алекс , твои люди готовы ?
    - мы удержим город
    - они его не удержат , надо бежать.
    - удержат , хм , хейн пал , гиран пал , ты думаешь вы выдержете ?
    - они еще держатся - алекс стоял в углу комнаты , скрестив руки и смотря в пол
    - это пока - третий мужчина явно не уступал.
    vasko его не видел , но чувствовал , что это не человек , в его голосе были знакомо -мерзкие нотки
    - все ! закончили - мужчина с усами , накинул ярко красный плащ и добавил - ну может герои помогут . . .
    vasko принял это как шутку и усмехнулся , но тут же встретился с глазами усатого , которые упорно смотрели ему в лицо
    - ты кто ?
    - он мой брат - вставил алекс
    усатый поморщился - весь в брата , выдай ему оружие.
    vasko недоуменно и с насмешкой сказал
    - на кого идем ?
    - будем удерживать город - хрипло сказал усатый , закашлялся и вышел




    глава 7

    гром , звуки неизвестных зверей , трясущаяся земля , взрывы , разорванные тала .
    vasko пошатываясь бежал . . . , взрыв стены - слева ? справа ?
    огромная тварь налегла на щит vasko отшвырнув его в сторону , vasko вонзил меч ей в брюхо и отошел прочь , выхватив меч из трупа какого-то солдата
    он налетел на кричащкю женщину , но тут же оттолкнувшись от стены побежал вправо .
    - не для того я прошел весь этот путь чтобы . . .

    - можно всегда оставновится , ззамолчать и послушать что творится вокруг и внутри , а потом сделать самое важное , создать там слово и пусть это слово окажится . . .

    глава 8

    свет , яркий свет пронзил его и он крехтя привстал на один локоть . неспешно всматриваясь в уютный скромный уголок , он различил среди груды стопок книг и различных тряпок
    стол , один стул , непонятные вырезанные рамки и причудливые картины каких-то животных. впереди потрескивал костер и что-то побулькивало в чане и что то жарилось на вертеле над костом.
    своды стен походу давили друг на друга , создавая образ шалаша.
    плечо заныло и vasko снова лёг . где он , этот вопрос интересовал его меньше всего , он думал о брате , о людях в замке , о . . .
    - уже проснулся - скрипучий , натяжной , но весёлый голос послышался из-за двери . дверь шумно открылась от толчка по ней ногой и в помещение ввалилась куча веток и листьев , за ней проследовала гномка
    - кто ты ? -спросил vasko
    - кто я ? я исследователь - ответила гномка
    - исследователь ? удивленно и настороженно вторил vasko
    - я-яя - протянула гномка - типо алхимик - сказала она и улыбнулась - а ты дуэлист - посмотрела она в его глаза и хихикая подошла к котлу и начала что-то помешивать,
    переодически пробовав и добовляя те или иные ингридиенты.
     
  11. Дейнэрис

    Дейнэрис User

    Joined:
    23.05.12
    Messages:
    237
    Likes Received:
    48
    каждый кузнец своей судьбы. юлий цезарь​


    ***
    нерздан шел уже не первый день. дорога из адена до деревни говорящего осторова оказалась неблизкой, но бывалый орк знавал и не такие изнурительные походы. впервой для него только идти в одиночку, но это было его решение, ведь он хотел хорошенько поразмыслить. орк не боялся встретить в пути недруга, во-первых потому, что каждый, у кого есть хоть крупица мозга, не стал бы связываться с титаном, а во-вторых, даже если бы бой и завязался, то паагрио просто получил бы еще один кровавый дар. нерздан был отличным воином, да что уж греха таить, одним из лучших, потому страх перед чем-либо был ему не свойственен. не зря же его семнадцать раз признавали героем эльморедена, но уже сейчас орк выступал на великой олимпиаде просто, чтобы показать свою силу и мастерство владения мечом. раньше же он оттачивал свое кровавое искусство боя, грабя и уничтожая целые мирные поселения. горного клана отца нерздана боялись все до самого штуддгарта, ведь каждый воин, рожденный у них, закончив свое обучение, становился разрушителем. а наш герой был среди них самым сильным и умелым, он забирал жизни десятками, каждый его удар находил свою жертву, в пылу схватки не знал нерздан ни усталости, ни жалости. эйфория боя, запах крови и вкус неизбежной победы, вот все, что казалось бы, нужно истинно великому воину. но каждый раз заглядывая в глаза очередных жертв, нерздан видел в них только пустоту. зияющюю пустоту внутри своей души. со временем орк осознал, что больше так не может, потому покинул родной клан навсегда. дорога сама привела его в столицу. так аден получил еще одного величественного героя, но сам нерздан взамен ничего не приобрел. его последней надеждой заполнить ту пустоту стало получение сил гигантов. это была единственная цель его паломничества к руинам эсгира.
    ****
    день разлил недопитое солнце, когда до глудио оставалось еще больше пяти часов ходьбы. закатные лучи бликами отражались в тихом ручье и красивых доспехах нерздана. отец учил его, что доспехи всегда должны быть начищены до блеска, а меч острым, ведь воин всегда должен быть готов к схватке. орк вытянул флягу с водой и отпил немного живительной влаги.
    -ну, что ж... придется искать местечко на ночлег,- глядя на багряное небо, буркнул себе под нос он.
    пришлось пробираться вглубь леса, прорубая себе мечом дорогу, в поисках подходящей поляны. но удача сегодня была благосклонна к нерздану, так что не прошло и получаса, как он увидел старое место ночевки каких-то путников. кроме того, у давно потухшего костра сиротливо стоял большой сундук. орчина, не долго думая, рубанул эфесом меча по тяжелому навесному замку.
    яркая вспышка на секунду ослепила глаза воителя, но тот быстро оправился от нее. не успел он ухватить меч поудобней, как увидел, что его засасывает в себя огромный мерцающий магический портал.
    в мгновение ока, орк очутился в небольшой темной пещере, где на перине из золота, драгоценностей и всевозможного добра, восседал красный демон. крылатое чудище лениво перебирало в лапах драгоценные камни.
    -здрас-с-с-ствуй, я бергамо, с-с-сподвижник великого гран каина! как я рад тебя видеть, аденский скот, давно ко мне не заходили гос-с-с-сти,- зашипел ехидно фантом-привратник ада.
    -что тебе надо, урод?! - и не дожидаясь ответа, нерздан замахнулся мечом. если б на том месте был смертный, то был уже повержен, но демон только ловко телепортировался в другой конец пещеры.
    - ну, что ж ты так. а выбираться назад ты как думаешь? выхода тут нет, как ты видишь, только мой портал. ха-ха-ха. я тут очень долго с-с-сижу в одиночестве, мне с-с-скучно, возможно...
    орк не дал бергамо договорить и снова молниеносно ринулся атаковать. заливаясь хохотом, демон опять увернулся.
    -да, пос-с-с-слушай меня, я давно мертв, нечего махать тут мечом так ус-с-с-сердно! ха-ха-ха!!! давай лучше с-с-с-сыграем в одну забавную игру. вон видишь, с-с-стоит три с-с-сундука, выбери один, в котором лежит яйцо. угадаешь- я исполню твое желание. а нет- так я приготовлю из тебя ужин. а знаешь, ведь орчье мясо такое же вкусное, как мясо человека, только зеленое! ха-ха-ха!! вижу, тебя заинтерес-с-с-совала моя нехитрая игра?
    нерздан понимал, что выбора у него особо нет, потому взял и на авось пихнул ногой ближайший к нему сундук. тот пару раз шатнулся и рухнул, к ногам демона выкатилось синее яйцо.
    -о, так, ты везучий! ну ничего не поделать, с-с-сказано - с-с-сделано! говори, чего ты хочешь? я могу подарить тебе меч, который никогда не промахивается, или с-с-самую лучшую броню во всем эльморедене? а может, тебе зелье приворотное? или агатиона редкого? а возможно, ты хочешь с-с-самую модную шляпу с пером кукабарры? только, думай быс-с-стро, у тебя минута!
    орку не нужен был ни меч, ни броня, он и голыми руками был способен победить любого. да вот, что с этого толку если жизнь потеряла свой смысл, он давно понял, что идет по пути, который ему чужд. он был рожден для битв, но они давно уже не интересовали его. у него не было ни друзей, ни семьи. его верной спутницей по жизни была только пустота.
    -прос-с-сти, дорогой, но минута кончилас-с-сь, ваша братия никогда не отличалась быс-с-с-стротой мысли, так что бери, что дают. у меня завалялась одна безделушка, мне она никогда не нравилась, может хоть тебе на что-то сгодится. на, лови! - и демон швырнул орку блестящий камень.
    как только самоцвет оказался в руках нерздана, открытый телепорт затянул орка внутрь и выкинул обратно на лесную поляну.
    -что за ... . хотя, чего от демона ожидать,- сказал сам себе воитель и хотел было забросить куда подальше "подарочек", но тут камень начал пульсировать в такт с его сердцем. самоцвет словно ожил, и мягкое тепло обволокло нерздана. камень говорил с ним и отвечал на его вопросы, он заглядывал в самые потайные уголки души орка. открыл свою мудрость и показал, что никто не волен выбирать место и семью где рождается, нам не подвластно выбирать себе расу или пол, но свою судьбу каждый творит сам.
    ***
    орк очнулся на рассвете от громкой песни жаворонка. перекусив на скорую руку сухарями и вяленым мясом буйвола, он продолжил свой путь в деревню говорящего острова. настроение его было, впервые за много лет, на удивление хорошим. он насвистывал известную только ему мелодию. теперь он точно знал, чего он хочет и как залечить свои душевные раны. нерздан крепко сжал в руке камень судьбы.
    бонус, встреча моей альгизки с бергамо :
    [​IMG]
     
    Last edited by a moderator: Nov 14, 2012
  12. Иллериан

    Иллериан User

    Joined:
    19.06.12
    Messages:
    403
    Likes Received:
    92
    не много трагической романтики не помешает :)
    теплая весенняя ночь укрыла своими крыльями материк эльмораден. она украсила синее бездонное небо россыпью бриллиантовых звезд и разлила чистый лунный свет. ветерок прогуливался в кронах деревьев, разносил пленяющие ароматы цветущих яблонь. с высоты, в небольшом лесочке близ адена, можно было заметить костер. он тихо потрескивал, отбрасывая причудливые тени и согревая двух необычных путников.
    алекс не отрывал взгляда от костра, внимательно прислушиваясь к ночным звукам. танец огня помогал сохранить давно забытое чувство опасности. да, такие как он уже не нужны этому миру. алекс взглянул на свою пленницу. ее лицо в свете костра отливало сталью, иссиня черные волосы выбились из прически и каскадами ниспадали на плечи. он улыбнулся. укрась целительницу, в мирное время – хорошее развлечение, если хочешь пощекотать нервы.
    ирен пошевелилась и обнаружила, что сидит на мягкой весенней траве, привязанная к дереву. девушка поморщилась. не то что бы от веревок затекло тело, но ее совсем не радовало оказаться связанной. она осмотрелась. лес, полянка, костерок, а на против темный эльф. он широко улыбнулся. у нее перехватило дыхание, а сердце радостно подпрыгнуло. ирен попыталась высвободиться, но чем больше она вырывалась тем туже затягивалась веревка.
    - развяжи меня, - приказным тоном произнесла она, при этом гордо подняв голову.
    - нет.
    ирен вздрогнула. во-первых, она не ожидала, что кто-то привяжет ее к дереву посреди леса. вторым сюрпризом стал отказ повиноваться прямому приказу. в-третьих, она знала голос похитителя, как ей казалось лучше всех. девушка уставилась на эльфа. высокий статный темный в кожаной куртке цвета пролитой крови, за поясом два изящных старинных кинжала, на угрюмом лице льдинисто-серые глаза с хитрым прищуром.
    - граф александр, если я не ошибаюсь, - он только кивнул в ответ. – прошу, отпусти меня, я никому не скажу.
    - о чем ты?
    - я никому не скажу, - повторила ирен, - то есть не скажу, кто меня похитил, если отпустишь.
    - валяй!
    - что? я могу идти?
    - рассказывай! можешь всему лесу рассказать, - целительница начала раздражать алекса. он так и не придумал, что с ней делать. безусловно, шутка удалась, и сам процесс похищения вызвал всплеск адреналина, но что теперь?
    - но если узнают, что ты украл целительницу, тебя приговорят к смерти, - не сдавалась она.
    - это даже весело. а так, жизнь скучна.
    за последние минуты ирен удивилась больше чем за пять лет до этого. она начала вспоминать детство. конечно, ведь алекс, как и она, рос в адене. его считали чудным, нелюдимым и в тоже время гениальным. он был лучшим во владении кинжалами, лучшим в искусстве маскировки. иными словами – идеальный убийца. а если верить слухам, то многие поколения его семьи были убийцами на службе тетрарха.
    - ты служишь тетрарху…
    - служил. – резко поправил ее алекс.
    - почему?
    - потому, что такие как я больше не нужны! – он почти выкрикнул эту фразу, вспоминая тот черный день, когда его, поклявшегося защищать народ темных эльфов, просто выкинули за дверь. «убийцам не место в обществе» - так сказал тетрарх.
    - в детстве мы называли тебя тенью. почему ты был не таким как все дети?
    - давным-давно, когда мой народ не принял еву, первый граф александр дал клятву перед богами. он поклялся, что он и его потомки, скрываясь в тени, будут защищать свой народ, любой ценой, - алекс сам не понял, почему рассказывает этой холеной целительнице историю своей семьи, но увидев в ее глазах понимание, продолжил:
    - многие поколения моей семьи сражались и умирали, что бы дать возможность жить таким как ты. а теперь, когда богиня разрушения мертва, когда уничтожены последние осколки зла на грации, я стал не нужен. все чему меня учили, теперь не нужно.
    она покачала головой:
    - но почему ты не можешь жить как все? быть хранителем мира или победителем олимпиад.
    - если бы все было так просто, - алекс рассмеялся. – понимаешь ли, девочка, мир боится теней. а так как я не убиваю людей, какими бы монстрами они не были в душе, мне просто не с кем сражаться.
    - да, конечно, лучше стать разбойником с большой дороги… - вспылила она, но сразу примолкла. ирен поняла, что глубоко в душе чувствует тоже самое. просто ей повезло, целители всегда нужны, и не важно, потребуется ли ее искусство в битве со злом или при лечении насморка у соседского сына. ее – ирен – люди будут уважать, а его будут бояться.
    в воздухе повисло молчание, нарушаемое только ночной песней сверчков.
    она вспомнила последнюю битву, произошедшую в семени адского пламени. как огонь вырывался из дьявольских машин, как монстры, усилившие свои тела механической броней, легкими, казалось непринужденными движениями, ломали броню и убивали людей. ирен глубоко вздохнула. какими бы ужасными не было воспоминания о последней битве, она была в восторге в те моменты. тогда была цель – выжить ради других.
    девушка украдкой посмотрела на своего похитителя. он был поглощен своими мыслями.
    - кажется, я тебя понимаю, - прошептала она.
    алекс вздрогнул. он не ожидал услышать таких слов, особенно, от надменной целительницы. граф мысленно выругался. глупая авантюра. он еще раз окинул взглядом свою пленницу и, достав кинжал, двинулся к ней.
    ирен казалось, ее сердце спряталось куда-то в район пяток и решило не биться совсем. она зажмурилась и напряглась всем телом. секунды превратились в часы.
    - ну что, альгиза, испугалась?
    открыв глаза, ирен увидела графа, сияющего самодовольной улыбкой. она вздернула носик, отвернулась, и только тогда заметила, что веревка больше не сковывает движений. от удивления она замерла, вытаращив глаза на своего похитителя.
    спокойствие ночного леса нарушил едва заметный шорох. алекс успел заметить, как целительница навострила ушки. едва уловимый скрежет и треньк…
    у ирен перехватило дыхание. она как загипнотизированная смотрела на темное пятно медленно увеличивающееся на куртке алекса.
    - нет, - прошептала она и, вскинула руки, читая заклинание. мягкий свет окутал ее ладони, потянулся к застывшему графу, но отпрянул. поздно.
    словно в тумане она видела, как бездыханное тело алекса оттащили от нее и тщательно обыскивали какие-то люди. незнакомый высокий мужчина резко поставил ее на ноги и с торжествующей улыбкой потребовал награды за спасение.
    - нет,- шептала она, чувствуя как глаза наполняются слезами. она вырвалась из объятий незнакомца, и бросилась к алексу, возле которого меркантильный гном уже оценивал старинные кинжалы. ирен со всех сил вцепилась в оружие и выкрикнула заклинание. мир вокруг померк, расплылись краски ночного леса, превращаясь в хорошо освещенную площадь адена.
    - спи спокойно, любовь моя…
     
  13. Нэйвир

    Нэйвир User

    Joined:
    12.10.11
    Messages:
    2
    Likes Received:
    2
    маскарад

    - что скажешь? нравится город? – черная морда кошки уставилась на человека серым взглядом. – вот и я говорю – нет ничего прекраснее адена. это мой город. здесь я… хотя, что мне перед тобой исповедоваться? ты двуличное животное, твоей душе хоть здесь, хоть там – все одинаково. хозяин тебя кормил и поил, а ты ни горя, ни беды не ведаешь.
    кошка вильнула хвостом и свернулась клубком в дальнем конце веранды. на улице шел ливень, сплошной холодной стеной заливавший палисадник. лицо человека скрывали капюшон и серая маска, на которой черный треугольник занимал место носа, а прямоугольник, того же цвета, указывал на рот. хищный карий взор из прорезей для глаз холодил душу, навевал страх и панику. незнакомец был среднего роста, в темном плаще, каждое его движение было спокойным и грациозным.
    - сладких снов, - тихо пожелал он сопевшей кошке, которая дернула несколько раз ушами. – а мне пора на маскарад!
    человек вошел в дом. в темной комнате на длинном деревянном столе горела тусклым светом единственная свеча. незнакомец взял желтый кусок пергамента, обмакнул перо в чернила, и начертал одно слово «маркус». потом подошел к кровати, на которой лежало мертвое тело. хозяин словно бы спал, вот только простыни и рубашка залиты кровью. незнакомец приложил к груди мертвеца пергамент, пронзил рукопись ножом, затушил свечку и вышел из дома.
    - благодарю за приглашение, - сказал он и скрылся под завесой холодного дождя.

    ***

    15 лет назад. полдень солнечного адена. два мальчика, сидя в тени разлапистого дерева, усердно чертили на земле коварный план вторжения на территорию врага.
    - нет! – один из мальчиков встал и выразительно взмахнул своей чертежной палочкой. – нам надо придумать что-нибудь неожиданное, чтобы бах… и все. одним ударом. точно! мы соорудим бомбу.
    - бомбу? – озадаченно проговорил второй мальчик.
    - да, только из чего бы ее собрать? – идея заполонила голову маленького хулигана мгновенно. – может…
    он осекся, увидев что-то неподобающее. карий взгляд от возмущения сощурился и уставился на пожилого человека. сгорбившись, дедушка в высокой шляпе медленно шаркал по тротуару.
    - что там, маркус? – спросил второй мальчик.
    - этот дед, в который уже раз, проходит по нашей земле и не платит! – возмутился маркус. – какая наглость! джага, доставай мой верный лук.
    - может, рогатку? – поправил его джага.
    - это у тебя рогатка, а у меня великий лук и зовется он «стрелопад».
    джага отдал ему «лук» и с жалостью посмотрел на старика.
    - давай свое яблоко, - протянул маркус руку.
    - ты свое съел и теперь мое забираешь! – возмутился джага.
    - это экстренный случай, если мы его не проучим, то окажемся слабаками. в следующий раз нарвем еще.
    маркус принял твердую стойку, натянул «тетиву» великого оружия, прицелился, и ужасный яблочный снаряд с шумом устремился на другую сторону улицы. высокая шляпа, словно подхваченная резким порывом ветра, сорвалась со старческой головы и юркнула по другую сторону забора, мимо которого дед проходил. ничего не понимая, тот стал испуганно озираться по сторонам. но дело этим не кончилось – поняв, что промахнулся, маркус решил идти дальше.
    в грудь старика уткнулась палка, а державший ее мальчик злорадно ухмыльнулся.
    - я вызываю вас на дуэль! – гордо провозгласил маркус.
    - что!? – опешил пожилой человек, глаза его расширились, а челюсть отвисла.
    - вы оскорбили мою честь и, если у вас есть хоть капля мужественности, то сражайтесь!
    - вы что-то путаете, молодой человек, - дед приходил в себя, злость начала накапливаться в нем. – это вы сбили мой убор и, посему, оскорбленной стороной являюсь я.
    - на своей земле я делаю все, что захочу. а вот вы бродите по моей территории туда и сюда, и ничего не платите мне.
    старик мгновенно раскраснелся, лицо исказила гримаса злобы, казалось, еще секунда, и он обрушится на маркуса неистовым всепоглощающим воплем. но неловкую ситуацию спас совсем другой голос:
    - вот ваша шляпа, почтенный. примите мои извинения. мой сын заигрался, он будет немедленно наказан.
    дед сплюнул и, шаркая, удалился с места несостоявшейся дуэли.
    - наказан!? – негодовал маркус. – но так нельзя! я защищал свои права!
    - за каждый свой проступок будешь отвечать, - произнес отец. в белой робе он выглядел великолепно, празднично. – сегодня вечером будешь учиться уважению. и я знаю, каким образом.
    вечер. маркус чувствовал себя самым оскорбленным в мире человеком. он смотрел в окно и ожидал своей участи. и вот участь его пришла…
    - знакомься, это хого, - представил отец огромную глыбу мышц. – мой давний друг. тоже гордый, самовлюбленный, любитель до потери чьего-нибудь сознания развлекаться.
    - о-орк! – воскликнул маркус. – превосходно!
    хого хмыкнул и уселся на стул.
    - эй, давний друг, неси все, что горячит. а ты, - орк повернулся к мальчику. – теперь будешь под моей рукой.
    - никогда! – твердо сказал маркус и, развернувшись на каблуках, вышел из гостиной.
    через некоторое время он вернулся, новая идея и надежда заполняли его голову.
    - орк, - сказал маркус, сев рядом с пившими вино отцом и хого: те изумленно на него покосились, - ты поможешь осуществить мой план, и тогда, может быть, я подумаю над вашей рукой.
    - говори, человек, если это стоит моего внимания, - ответил хого.
    - захват вражьей земли. мне надо расширить свои владения.
    - принято. если враг того стоит, то будем расширяться, - ухмыльнулся орк. отец залпом осушил бокал.
    на следующий день было захвачено две территории: неведомый враг ушел осваиваться на других улицах, а маркус, будучи лишен единовластия, стал прилежно учиться под твердой рукой довольного хого.

    ***

    5 лет назад. земли годдарда. где-то в садах чудовищ. голова драколова покатилась по склону серого холма. жнец смерти безразлично взирал на дело своих рук, с лезвия его косы капала кровь.
    - в-воу! какая сила! – из-за другого холма выскочил буйвол. на его лохматой спине, пытаясь удержаться, сидел веселый маркус.
    - хого будет счастлив, - уныло сказал джага.
    вдоволь поиздевавшись над животным, маркус несколько раз вонзил в шею буйвола кинжал. рогатая бестия тяжело рухнула на землю, а всадник, сделав ловкий кувырок через волосатое тело, вскочил на ноги и принялся, как ни в чем не бывало, насвистывать какую-то песенку.
    - вот смотрю на тебя, джага, и думаю, что твой жнец куда веселее тебя. он хоть чувства проявляет - вон землю потрошит косой. кстати, зачем он это делает? – спросил довольный собой маркус.
    - считает себя безмозглым, - ответил джага.
    - ну, с кем поведешься, от того и наберешься…
    - я сообщу ему, и тогда, надеюсь, он обратит свои чувства к тебе, маркус.
    - безнадежное дело, не нравится он мне, - улыбнулся тот.
    - что-то кровью не пахнет, жалкие людишки, - добродушный хого, как всегда, был в своей стихии. он с отцом маркуса спускался с холма.
    - недалеко отсюда я видел странную компанию, можем испить их кровь, - злорадно оскалился маркус.
    - более странных, чем ты, не бывает! – отрезал хого.
    - что за компания? нам не нужны проблемы, - сказал отец, крепче сжимая свой посох.
    - я все могу решить, - поигрывая кинжалом, ухмыльнулся маркус.
    - это место больше не наше, уходим, - обрывая сладкие мечты сына, отец поставил жирную точку в их развлечении.
    резкий глухой звук заставил всю компанию на мгновение замереть. левую щеку маркуса оросила кровь. джага, дернувшись, повалился на хого. из пробитой правой глазницы жутко торчал наконечник стрелы.
    - бой! – взревел хого.
    маркус молниеносно взлетел на вершину холма, за ним рванул отец. хого, аккуратно опустив на землю мертвого джагу, угрожающе поднял двуручный меч.
    два одала схватились в яростной схватке. неведомый враг ни чем не уступал маркусу в танце стали и смерти. тем временем второй нападавший уже опустошал колчан, обрушивая град стрел на наступавшего хого. отец бросился помогать сыну, но было уже поздно. волна огня с силой ударила в маркуса. крича от боли, пылая, словно факел, тот катился по склону холма. охваченный страхом и ужасом, отец, сам не зная как, оказался подле сына. из земли мгновенно выросло красивое дерево, которое, будто солнечный день, осветило все вокруг. пламя перестало лизать кожу, и маркус почувствовал блаженную теплоту.
    - возьми свиток телепорта и уходи, - тихо проговорил отец. – живи.
    маркус хотел что-то сказать, но вырвался только хрип. из груди отца показался окровавленный наконечник стрелы, тот судорожно выдохнул и, как подкошенный, рухнул возле сына. маркусу, как ему казалось, открылась нелепая картина. напавшие были светлыми эльфами. разбойник правой рукой держал за волосы кровавую голову хого, лучник ласково поглаживал своего ястреба, который сидел на левом плече, а волшебница беззаботно улыбалась.
    маркус раскрыл свиток, и яркий свет поглотил его.

    ***

    бал был прекрасным, величественным и ярким. какие маски тут не встречались: одни олицетворяли животных, пили вино и смеялись; другие возносились к богам и кружились в грациозном танце; третьи меняли сущность, превращая темного эльфа в светлого, а человека - в орка. и только одна маска выделялась среди других нелепостью и загадкой. маркус прошел мимо светлого эльфа в черной маске, который перебирал струны гитары, извлекая музыку, видимо, только для ястреба, сидевшего на его левом плече. карий взгляд заметил и другого эльфа, внимательно изучавшего охваченную эйфорией толпу.
    - позвольте, - маркус протянул руку красивой эльфийке – золотая диадема не скрывала ее лица.
    - стоит ли? вдруг ошибетесь? – проговорила девушка.
    - если ошибусь, то смерть моя решит все.
    - вы готовы зайти так далеко ради обычного танца? - удивилась эльфийка.
    - это будет необычный танец – его запомнят многие. даю вам слово, - маркус чуть наклонил голову.
    - тогда я готова рискнуть. не знаю, что вы хотите, но ваш образ, не сомневайтесь, будет преследовать многих.
    - надеюсь, не в кошмарных снах.
    пара влилась в танцующий водоворот. в мгновение ока они приковали к себе зачарованные взгляды. вскоре толпа, завороженная великолепным танцем, окружила маркуса и эльфийку. музыка пела, заставляя их сливаться воедино с ритмом, и зрелище, воистину, было незабываемым.
    - верен ли я слову? – спросил маркус, чувствуя горячее дыхание девушки.
    - мы еще не закончили, - улыбнулась эльфийка.
    - все в моих руках…
    молниеносный росчерк кинжала и из горла девушки толчками хлынула кровь. она с ужасом посмотрела в карие глаза смерти, пытаясь ладонями закрыть рану. послышался хрип и отвратительное бульканье. эльфийка упала на колени, судорожно хватая ртом воздух и обильно заливая пол кровью. и только сейчас послышались первые вопли, народ отчаянно принялся толкаться и в панике искать выход.
    - празднуйте, что же вы!? – вскричал маркус. зеленое ядовитое облако заполнило зал.
    билась посуда и окна, переворачивались столы, пол устилался мертвыми телами – воцарившийся хаос был неумолим. из облака вырвался ястреб, который попытался атаковать маркуса, но пал от удара кинжала. в следующий миг хищный карий взгляд устремился на эльфа в черной маске, несколько быстрых ударов в сердце, и тот, выпустив лук, рухнул рядом с гитарой.
    облако рассеялось, а зал все еще впитывал кровь мертвых и безнадежные крики умирающих. на ногах остались двое – маркус и один из троицы эльфов.
    - я знаю тебя, - сказал эльф, ловко поигрывая двумя кинжалами.
    - значит, нам будет что вспомнить…
    яркая вспышка белого света – и маркус оказывается за спиной врага. кинжал, словно масло, пронзает шею, и голова эльфа с глухим стуком падает на пол.
    - я знал, что так будет, - сказал человек, сидевший в кресле лицом к камину.
    - красивые апартаменты, - восхитился маркус. – со вкусом.
    - спасибо. как маскарад?
    - ему нет равных.
    - чудесно. хоть кому-то угодил. но ты ведь пришел за местью? не так ли? – спросил человек.
    - месть!? – изумился маркус. – совершенно нет! месть – это цель, а у меня нет цели. я иду многими дорогами, и на каждой из них возникает препятствие – вот как сейчас. я дерусь и живу. судьба свое сказала, ибо чья-то смерть – это моя жизнь, а моя жизнь – это чья-то смерть. глоток вина?..
     
    Last edited by a moderator: Nov 16, 2012
    Saggita and Дейнэрис like this.
  14. Razora

    Razora User

    Joined:
    20.06.11
    Messages:
    228
    Likes Received:
    103
    вдали, за золотым пшеничным полем, раздавался лязг мечей. высокие колосья, шелестящие от дуновения южного ветра, скрывали маленьких бойцов. остановившись на полпути, вера наклонилась, чтобы сорвать сапфировый василек.
    - ник, эдд, пойдемте домой, - прокричала она вдаль. – я испекла яблочный пирог.
    выкрикивая радостные возгласы, младший николас, наперевес с ржавым мечом, подаренным соседом, побежал в сторону дома. вера, сложив руки рупором, строго прокричала ему в след:
    - осторожнее! помнешь пшеницу.
    но эдд не отозвался на ее зов, словно бы и вовсе не слышал. дойдя до самого конца огромного золотого моря, женщина обнаружила тренирующегося мальчика. теперь, лишившись брата-партнера, он просто размахивал мечом, разучивая движения. вера тихо окликнула его и эдд, дернувшись, обернулся.
    - чего тебе? я занят, разве ты не видишь? – сердито сказал он, возвращаясь к своему занятию. – пирог – это совсем не то, чем можно заманить настоящего воина.
    - согласна, - вера чуть улыбнулась. – но голодный воин – слабый воин, не знал?
    мальчик на мгновение с интересом посмотрел на нее, словно бы размышлял достаточна ли хороша эта причина, для того чтобы пообедать. вера подошла к сыну и осторожно убрала упавшую на его лицо прядь волос. эдд оттолкнул ее руку:
    - нет. я должен тренироваться. я не хочу стать таким, как отец.
    - таким, как отец? – вера вмиг посерьезнела. – вы с николасом были совсем маленькими, когда его не стало. откуда тебе знать каким он был?
    - да все знают, - эдд недовольно отвернулся. – беспомощный калека, сидящий на твоей шее, ничтожество, не способное тебя защитить. флоран – опасное место, мать. убийцы, снующие повсюду, монстры, норовящие напасть в любой момент. раз здесь нет стражи, то я стану твоим защитником.
    на мгновение отведя взгляд от сына, вера горько усмехнулась. легко поцеловав мальчика в лоб, она прошептала:
    - пойдем домой, милый. пойдем. в первую очередь мать должна защищать своих детей. и я не хочу, чтобы ты свалился замертво от голода.
    - перестань. я рожден для битвы, а не набивать живот!
    вера поняла, что не сможет так легко уговорить эдда пойти домой.
    - рожден для битвы, говоришь? разве хоть одна мать рожает детей для этого? – вера хитро улыбнулась. – впрочем, ты меня убедил. не хочешь есть – не надо. послушай одну историю, пока тренируешься. историю о рожденном для битвы.


    далеко-далеко от флорана есть город пахнущий гарью и серой. грозящий взлететь на воздух в любой момент из-за вулкана, находящегося поблизости, годдарт всегда собирал за свои ворота лучших воинов. мужи, жаждущие сражений, стекались в него со всех концов света, чтобы вступить в поединок с драконом огня – валакасом.
    одна группа исследователей пробиралась в глубь огненных чертогов в поисках порождения шиллен. они знали, что их предшественники так и не вернулись, но это не останавливало их, покуда в крови полыхало пламя азарта. но первое встреченное ими тело, обгорелое и изуродованное, отпугнуло добрую часть. с каждым новым найденным трупом от их отряда отсеивались бойцы. но те, что остались, лишь укрепились в желании пройти дальше, чтобы отомстить чудовищу и его свите.
    горячие вздохи вулкана обжигали их лица, но пробравшись в зал пламени, ведущий к гнезду дракона, они увидели то, что диким огнем опалило душу. прижавшись к груди изуродованной женщины, лежал младенец. крохотный, исхудавший, он жадно высасывал последние соки из матери.
    - это была твоя первая битва и ты победил. ты выжил, - промолвила эльфийская целительница, взяв мальчика на руки. – рожденный в огне и крови, у самого входа в гнездо валакаса, ты, названный отныне эмбером.

    стараясь скрыть испуг, эдд криво улыбнулся:
    - разве это битва? он всего-то лишь пил молоко, как и все дети.
    - только другие дети пьют, оттого что матери приложили их к груди, - вера мягко улыбнулась. – эмбера никто не прикладывал, он сам выбрал свой путь. путь, ведущий к победе над смертью.
    - ладно-ладно, убедила, - мальчик убрал меч в ножны. – пойдем есть твой пирог.


    крылья ночи мягко обволокли крепкие стены годдарта. лила, эльфийка, забравшая когда-то младенца из зала пламени, напевала нежную колыбельную. эмбер, подросший и окрепший, ворочался в кроватке, не желая засыпать.
    - я уже большой, - проворчал он. – оставь меня, лила, я пока поиграю.
    - нет уж, - начав щекотать мальчика, ответила целительница. – не спорь со старшими. ты же знаешь, что все дети шиллен обретают силу, стоит на землю опуститься тьме. а потому все существа, большие и маленькие, должны закрывать глаза и отправлять свои души в прекрасный мир снов, созданный богиней света.
    - ну, хорошо. но тогда расскажи мне еще раз историю про императора баюма.
    стоило той закончить рассказ и закрыть за собой дверь, маленький эмбер вскочил на ноги и зажег лучину. улегшись на кровать, он стал листать книжку с цветными картинками, подаренную лилой на день рождения.
    снаружи послышались разговоры и эмбер, любопытный, как все дети, выглянул в окно.
    - мальчик, - дрожащим голосом промолвил один из говорящих, седовласый, сгорбленный старец, заметив эмбера. – я не попрошу многого. лишь стакан воды для меня и для моего сына. мы проделали долгий путь.
    - и откуда же вы идете? – строго поинтересовался воспитанник лилы.
    - из адена. там сейчас неспокойно и мы надеялись укрыться за стенами годдарта. мы увидели свет в вашем доме, но не решились постучать.
    эмбер, наученный лилой, что в беде всегда надо помогать людям, отпер дверь и впустил незнакомцев. тихо, стараясь не разбудить целительницу, мальчик отправился за водой, но вернувшись не застал ни старика, ни его сына.
    - эй, вы, из адена, куда пропали? – эмбер озирался по сторонам. прислушавшись, он услышал скрип двери наверху и, чувствуя странное беспокойство, побежал по лестнице.
    белоснежные простыни окрасились в багряный. девушка судорожно прикасалась к ране на груди и хрипло вдыхала воздух. темно-эльфийский юноша, представившийся сыном, стоял над ней с надменной улыбкой. на мгновение эмбер стал обычным пятилетним малышом, испуганным и плачущим.
    темный насмешливо потрепал мальчика по щеке:
    - не плачь. что для тебя жизнь этой девчонки, она ведь тебе даже не мать. а мне давно мечталось взглянуть на ее смерть.
    не теряя больше времени, убийца направился к окну. неожиданная острая боль пронзила его ногу. острый кинжал, вонзившись в плоть по самую рукоять, заставил потерять эльфа равновесие. падая вниз, он увидел ничего не выражающее лицо маленького мальчика.

    - но ведь эмбер победил того эльфа, не так ли? – эдд с неудовольствием натянул одеяло до глаз.
    - победил, но это не спасло лилу, - вера погладила сына по волосам. – иногда, чтобы одержать большую победу, нужно вынести маленькое поражение. если бы он в ту ночь лег спать, как и наказывала эльфийка, кто знает, сколько бед бы удалось бы избежать?
    задув свечу, вера пожелала сыну приятных сновидений и вышла из комнаты.

    сладкий запах булочек с корицей и медом заполнил всю округу. ник целый день крутился подле матери, время от времени с неудовольствием говоря в сторону: «неужели еще не готово?» его старший брат, принюхавшись, весело произнес:
    - любимое лакомство настоящего воина.
    - да. только в этот раз воин не получит ни крошки.
    - это еще почему? – эдд скорчил недовольную мину. – ты же говорила, что воин должен хорошо питаться, чтобы быть сильным.
    - в первую очередь воин должен знать, как распоряжаться своей силой, - вера строго взглянула на мальчика. – две соседки жаловались, что ты побил их сыновей.


    овсяная каша была тягучей, словно одиночество, окружившее эмбера с уходом лилы. оренский приют, в котором теперь ему приходилось жить, нельзя было назвать веселым местом: пресная пища, жесткие кровати, холодный пол. но хуже всего были дети, с которыми приходилось расти мальчику. шли годы, а пропасть между ним и остальными только увеличивалась.
    - ты убийца. я не хочу с тобой дружить.
    - эти ожоги на твоем теле такие уродливые.
    - почему ты так уставился?
    чтобы не говорили другие дети, эмберу было все равно. его сердце черствело с каждым их жестоким словом. но в двенадцатый день рождения струна, натягиваемая сильнее с каждым годом, наконец, звонко оборвалась.
    один из воспитателей, видя, как все относятся к мальчику, в тайне жалел его. он приказал испечь роскошный торт, на котором искусно выложили съедобную копию валакаса. воспитатель надеялся, что совместный праздник сплотит детей.
    - дракон огня, да? – один из мальчиков постарше сразу же отломал фигурке голову. – это ведь твой папаша, не так ли, эмбер? говорят, он подмял под себя твою мать.
    - да ну, прекрати, - его толстый друг расхохотался. – это не так. все знают, что мать эмбера была женщиной для утех в том отряде.
    - интересно, его мать была такой же уродливой, как он сам?
    эмбер очнулся от собственного крика. чьи-то руки удерживали его, вокруг не было ни души. под столом, неестественно скрючившись, истекала кровью искромсанная туша толстяка. где-то вдали раздавались всхлипывания и плачь.
    - прекрати, эмбер, - голос воспитателя дрожал и, обернувшись, мальчик увидел на его щеках слезы. – перестань. положи нож.
    только теперь он заметил в своей руке блестящий столовый прибор и испуганно откинул его от себя. эмбер был уже почти взрослым и понимал, что его ждет казнь. опустив голову, мальчик покорно повернулся к учителю.
    - я дам тебе сбежать, - дрожащим голосом ответил тот. – я не могу тебя винить.
    но казнь состоялась. полуденное солнце освещало площадь и равнодушные лица. толпа без особого интереса разглядывала пленника. и только один мальчик, закусив губу, заворожено смотрел на веревку, обвившуюся вокруг шеи его учителя в смертельном объятии.

    - перестань, мам, - смешно надувшись, пробормотал эдд. – то, что я отдубасил тех мальчишек, не приведет ни к какой беде.
    - наверное, вспыльчивый эмбер тоже так думал, но в итоге лишился крова и единственного любящего его человека.
    - со мной этого не произойдет.
    - ты правда так думаешь? – хмыкнула вера, протягивая сыну ароматную булочку. – но думаешь ли ты, что я готова жить с маленьким разбойником? ты ведь точно так же можешь лишиться матери и крыши над головой.
    мальчик с подозрением посмотрел на мать, раздумывая, говорит ли она правду, и тяжело вздохнув, сказал:
    - ладно, я извинюсь.


    разъяренный эдд крушил все, что попадалось ему на пути. вера лишь с грустью следила за ним, не в силах уменьшить его боль.
    - знаешь, эмбер тоже однажды встретил девушку…
    - я не хочу ничего слышать, - прорычал парень. – я вообще сомневаюсь, что этот твой рожденный для битвы существует. просто герой наставительных сказок!


    пьянящий запах тела иларии и ее тяжелые вздохи, красный закат, колкая трава, покусывающая обнаженные тела – эмберу на мгновение показалось, что эйнахасад открыла перед ним врата своей священной реальности. остроухая, с нежным голосом она всегда чем-то напоминала лилу. илария нежно провела по груди юноши своим изящным пальчиком:
    - кажется, я всегда ждала тебя.
    - а я тебя, - эмбер накрутил на палец прядь ее длинных серебряных волос. – я бы сделал для тебя все, но что может дать простой разбойник?
    после ухода из приюта, он долго бродяжничал, некоторое время перебивался объедками, участвовал в уличных драках. приходилось убивать пару раз, но это было так давно, что он уже и не мог вспомнить кого и зачем. а потом он встретил йокена, ставшего ему другом, которого у него прежде не было. сильный и красноречивый орк пригласил эмбера в свой разбойничий отряд, и жизнь тут же стала совсем иной. крупные ограбления, жаркие сражения с конкурентами, заказные убийства – это не приносило много денег, но давало ни с чем несравнимое удовольствие. потом к их отряду примкнула красавица-эльфийка илария и эмбер решил, что это лучшее, что происходило в его жизни. нет, он не думал о свадьбе и крикливых детях. созданный для убийств и сражений, он мечтал о новых приключениях, в которых всегда бы нашлось место задорным песням его возлюбленной.
    - кое-что может, - жарко прошептала эльфийка ему на ухо, вырвав из воспоминаний. – азарт, авантюры и чужие смерти. мы ограбим лорда диона.
    план иларии был безупречен. только йокен мешал его осуществлению.
    - нет, - ответил орк, выслушав любовников. – я не намерен рисковать отрядом.
    эмбер попросил иларию оставить их наедине. он надеялся, что разговор с глазу на глаз позволит ему убедить друга. выслушав все аргументы, йокен помрачал:
    - мне не хотелось тебе говорить, но у меня есть основания полагать, что илария – разведчица наших врагов. спи с ней, бейся с ней спиной к спине, но не дай ей заманить себя в ловушку.
    эмбер зло хлопнул дверью и начал подбивать остальных в отряде присоединиться к нему. йокен оставалось лишь смотреть, как его отряд раскалывается на две части.
    вскоре пришло время выдвигаться в путь. илария пела до хрипоты вдохновляющие песни, но стоило показаться стенам дионского замка, все затихли. даже дыхание стало еле слышным. их ждала слава и большое состояние в случае победы, но никто не думал о том, что их ждет в случае поражения.
    стража замка немедленно их атаковала. эмберу слышал вспыхивающие с разных сторон крики и видел удаляющуюся иларию. йокен был прав, и от осознания этого становилось еще больнее.
    - ты известный на весь эльмореден убийца и вор, - надменно промолвил лорд диона. – я должен бы немедленно казнить тебя, но я милостив.
    так эмбер лишился своего отряда, возлюбленной и обеих рук.

    - и о чем же эта история? – эдд грустно усмехнулся. – о девушках, которых не стоит любить?
    - нет, мой милый, - вера ласково улыбнулась сыну. – эта история о том, что не стоит подвергать сомнению слова людей, искренне любящих тебя.


    николас смотрел во все глаза на возмужавшего брата, надевшего новый доспех. не сдерживая слез, вера смотрела на уходящего на войну сына. эдд обнял мать и прошептал ей на ухо:
    - не переживай, мать. я вернусь. я словно эмбер, рожден для битвы.

    вдали слышались голоса крестьян, ветер шелестел золотой пшеницей, откуда-то пахло свежим хлебом, таким ароматным, как бывает только в дионских окрестностях. подмяв под себя колосья, эмбер пустыми глазами наблюдал полет облаков. потеряв руки, он лишился всего, что имел. он лишился самого смысла жизни.
    неожиданно появившись, незнакомая девушка заслонила солнце. свет падал так, что не давал эмберу разглядеть ее лицо.
    - вам не стыдно? – поинтересовалась она. – помяли пшеницу! вы хоть знаете, сколько стоит трудов вырастить ее?
    - оставьте меня, - охрипшим голосом ответил мужчина и устало прикрыл глаза. – какое мне дело до вашей травы?
    - а какое мне дело до ваших ран? – девушка слегка пнула ногой несчастного. – тоже мне, мученик! жаль, что у вас нет рук: я бы заставила вас ими взрастить все, что вы помяли.
    эмбер услышал, как она удаляется, причитая: «о, эйнхасад, лучше бы ты забрала его ноги, мнущие нашу пшеницу!»
    - эй, вы, - прокричал эмбер ей вслед, вставая с пшеницы. – вам не стыдно говорить такое? мне больше незачем жить.
    - но вы же отчего-то еще живы? – девушка обернулась к нему, зло прищурив васильковые глаза. эмберу необъяснимо захотелось зачерпнуть рукой ее лохматые рыжие волосы, и он впервые подумал, что ему не хватает рук не только для боя. – чего вы уставились? неужели вы хотите услышать от крестьянки о смысле жизни?
    - если крестьянка знает его, то почему нет?
    девушка строго свела брови и решительно направилась к эмберу. на мгновение он испугался, что будет побит женщиной, но она лишь прикоснулась к его щеке потрескавшимися губами.
    - я не знаю, - тихо ответила она. – но вряд ли вы узнаете что-то о жизни, лишившись ее.
    вскоре они поженились. эмбер продал свой дорогой доспех и на вырученные деньги они с женой построили небольшой, но уютный дом. меч он решил оставить в наследство старшему сыну. вскоре тот появился на свет и был назван эдвардом. спустя несколько лет у них родился еще один сын - николас.
    эмбер впервые был по-настоящему счастлив, но долгие годы изнуренных битв взяли свое и вскоре он умер. лежа на смертном одре, он прошептал своей супруге:
    - за годы, проведенные с тобой, я понял главное. никто не рождается для битвы…

    - но каждый рождается для жизни и любви.
     
  15. Xecyc

    Xecyc User

    Joined:
    23.12.09
    Messages:
    3,786
    Likes Received:
    367
    я проснулся от противного скрипа. конечно, этот ужасный гном! как там его звали? ах, да! седрик! от этого коротышки ужасно воняет и у него грязные руки. какого дьявола ему опять нужно? наверняка опять хочет надурить какого-нибудь незадачливого идота – покупателя. я не сомневался, что торговля оружием – дело прибыльное. но меня всегда удивляло, почему нельзя делать это честно. и зачем подсовывать людям хлам.
    седрик схватил меня грязной лапой и потащил к прилавку. ненавижу такие моменты. более того, жалею, что не могу совершить самоубийство. меня охватывает меланхолия. скучаю по былым временам.
    ах, каким удивительным и смелым был мой первый хозяин. бесстрашный и сильный. меня создали специально по его заказу. над моим клинком трудились лучшие мастера эльморэдена. чистая сверкающая сталь, удобная рукоять и надежная гарда. мой первый хозяин – граф меверик дал мне имя. каприо. и до сих пор это имя золотыми буквами запечатлено на клинке.
    мы впервые встретились перед великой битвой под стенами адена. граф тогда командовал армией, стремясь свергнуть короля. народ повсеместно поднимал мятежи, шла война. признаться, я не был уверен в себе, мне не хотелось подвести графа в первом же сражении. и госпожа удача не была к нам благосклонна, меверик бежал с поля боя, стараясь спасти как можно больше своих солдат.
    хозяину пришлось нелегко после поражения. мы усиленно тренировались, работая как единое целое, и наградой нам стала победа. получив корону, меверик не остановился. он во всем желал быть лучшим. порой я боялся, что не смогу защитить хозяина, что рано или поздно сталь в моем клинке треснет и сломается. я зря опасался. после окончания войны король меверик завоевал не только титул и владения, но и покорил великую олимпиаду, став самым сильным рыцарем своего времени. теша свое самолюбие, могу добавить, что ни разу не подвел хозяина. но время шло, меверик умер от неизвестной болезни, которую подхватил в одном из семян зла на грации. с его смертью закончился мой «золотой век».
    второй мой хозяин был полным идиотом. он даже не знал, как правильно меня держать. к моему ужасу и позору этот нахал проиграл меня в кости! да еще кому? седрику! жулику!
    сколько лет я впитывал пыль, лежа на полке жадного седрика, сколько лет я не мог почувствовать вкус крови? не знаю. давно потерял счет времени.
    - позвольте вам показать один древний меч, - дребезжал гном перед очередным покупателем, - это один из знаменитых мечей хелиосиса!
    «не верьте в то, что вам говорят торговцы! хелиосис был сильным магом и мудрым предводителем. но не припомню, чтоб у него была страсть к ближнему бою и боевым мечам.»
    - века только улучшили свойства этого оружия, - тем временем распинался гном.
    «ага! как же! да мне и ста лет еще не исполнилось! может я и лежал в пыльной оружейной, но не настолько, же долго!»
    - чаво ты мене зубочистки пихаешь? да еще за такую цену! – проревел орк.
    «эх, ни один орк не польстится на рыцарский меч. и кто учил этого гнома торговать?»
    пока седрик всячески старался угодить орку, я оставался на прилавке, довольный, что, наконец, смог понежиться на летнем солнышке, послушать разговоры шастающих мимо людей и насладиться обществом. ведь в ружейной седрика я был единственным одушевленным оружием.

    теплый мелкий дождик конца августа все утро барабанил по мощеным улицам адена. погодка отвратительная, не оставляющая у жителей столичного города желания выходить на улицу. но, ближе к обеду, тучи разошлись, а большие лужи быстро высохли, под настойчивыми лучами еще по-летнему яркого солнца. торговцы открыли свои лавки на главной площади, призывно крича потенциальным покупателям. обычная воскресная ярмарка шла полным ходом, наполняя город привычным шумом. однако далеко не все жители адена стремились попасть на ярмарочную площадь. молодой человек, облаченный в сверкающие небесно-синие рыцарские доспехи, медленно шел вдоль галдящих рядов. и хотя его первой целью на ближайшие пятнадцать минут было убраться подальше от сюда, толпа этому всячески препятствовала. юноша с бессильной злость смотрел на магазинчики с оружием и мысленно проклинал само существование этого мира.
    «вот какой идиот придумал это испытание? подумать только! подтвердить свое дворянство! неслыханно!» - думал юноша.
    на самом деле жизнь преподнесла ему не большое испытание. по меркам материка эльморэден, просто крохотное. этот молодой человек готовился стать почетным рыцарем. но как можно стать рыцарем, если титул, звание и даже блестящий на солнце доспех достались в наследство от родителей? юноше было неприятно, что ему придется несколько напрячься самому для получения желаемого. но еще больше его расстроило то, что в путешествии нужно не просто прогуляться в соседние города, сидя в экипаже и давая возможность его личной охране решать все проблемы, ему нужно было сражаться самому. возмутительно! в довершение всего, в первом же бою меч со звоном разлетелся на мелкие кусочки.
    «мать сказала выбрать меч для себя. да кто ж знал, что меня так обманут?»
    на мгновение парень остановился у трактира «веселый рыцарь», сплюнул и побрел дальше.
    по внешнему виду заведения не сложно было догадаться, что далеко не каждому по карману посещать «рыцаря». юноша тихо выругался. все деньги он потратил на тот самый меч, и теперь слонялся по аденской ярмарке и без денег и без меча.
    солнце поменяло свое положение на небе, и мое имя заблестело на клинке. да, приятно иногда полежать вот так, и без ножен. я наслаждался воспоминаниями, когда чья-то неуверенная рука обвила мою рукоять. меня затрясло, потом моим лезвием задели угол дома, еще один… о боги!!! меня украли!
    «стой паршивец! положи где взял!»
    я смог таки разглядеть воришку. хм… крепкий парень, и бегает хорошо. доспехи на нем приличные, я бы даже сказал дорогие.
    «эй, малыш! на доспехи аденку наскреб, а за меня заплатить не хватило?»
    мы перенеслись к подножию башни дерзости, и только тогда парень остановился и критически осмотрел меня. мне стало стыдно. седрик плохо за мной ухаживал, и пыль, в которой я существовал последние годы, казалось, стала частью меня.
    воришка сделал пару пробных взмахов.
    вот оно! то, о чем я мечтал. пусть этот желторотик украл меня, но именно он мне подходит. я помог мальчику в паре пассов, а затем решил познакомиться.
    - добрый день! – я старался говорить как можно чище, но звук сопровождался металлическим лязгом. не удивительно, столько лет проведены в молчании.
    мальчонка резко принял боевую стойку, воровато оглядываясь по сторонам.
    - здравствуй! – снова заговорил я.
    - кто здесь? выходи и сразимся! – парня трясло. чего это он испугался?
    - я твой меч, - мне пришлось сразу прояснить ситуацию. не доводить же парня до полусмерти. да и мало ли, от испуга последний дух испустит, а мне придется торчать здесь. бррр… осенние дожди еще ни одному оружию ничего хорошего не сделали.
    - мечи не разговаривают! – заупрямился малец. в ответ я только фыркнул.
    - мне, конечно, рассказывали, что мой прадед любил поговорить со своим мечом, но я всегда считал его сумасшедшим, - я опять фыркнул. малец старательно чесал затылок. о боги, он мало того, что вор, он еще и тупой! но я чувствовал, что именно в руке этого мальца я смогу сражаться как в старые добрые времена.
    - ладно, раз ты мой, и ты живой тебе надо дать имя… - промямлил он.
    - каприо.
    - ка… что?
    - меня зовут каприо.
    - это еще почему?
    - на лезвии так написано!
    парень повертел меня, затем долго всматривался в буквы.
    - хорошо, - он пожал плечами и направился вглубь полуразрушенной башни. я слышал, как стучит его сердце, словно колокол, призывающий к битве.
    - парень, я готов сражаться вместе с тобой! – радостно крикнул я, - как тебя звать –то?
    - меверик, в честь прадедушки…
     
  16. Синий Лимончик

    Синий Лимончик User

    Joined:
    16.08.11
    Messages:
    54
    Likes Received:
    77
    рожденный для битвы

    далеко на севере стоял звериный холм. он взвывал ледяными ветрами, глаза зверя горели языческими огнями. где-то впереди простирался огромный обрыв с колеей на дне, создав ров пред нерукотворной горной пещерой. ели и пихты стали надежной стеной.
    -когда-то это была пещера испытаний для орков, - объяснил проводник. он был местным, из тех немногих, кто остался здесь после серии землетрясений в шахтах. он поставил ногу на край обрыва, задумчиво устремил свои мудрые глаза куда-то вдаль и продолжил, - там до сих пор стоит их идол. огни нерукотворны, они не гаснут.
    -молодые и по сей день проводят здесь свои испытания? – задал вопрос голос откуда-то из темноты.
    проводник усмехнулся, опираясь на свое деревянное копье.
    -еще год назад сюда приходили паломники. теперь сюда уже никто не ходит. эти земли покинуло огненное племя, вожди решили, что лучше сначала спасти свою землю, а потом уже думать о традициях и скитаниям по елкам.
    -вот как? – из глубины пещеры раздался сдавленный смешок, - я смотрю, ты совсем не уважаешь традиций «огненного племени».
    проводник обернулся, казалось, закрепляя под кадыком малиновую пластину грубого доспеха айдиоса. оказалось, он просто доставал из-под нее ожерелье.
    гостья изумилась. она вышла из сени мховых зарослей и взглянула на украшение. это было не то, что соответствовало бы рангу и статусу проводника: небольшая сероватая бечевка, нанизанные на нее бусины разных цветов и небольшой красный камушек. такие сейчас изготавливают, разве что, элроки из зубов велоцирапторов и глины у себя на первобытном острове.
    внимательно рассмотрев непримечательное этническое украшение, гостья недоуменно подняла брови.
    -это – ожерелье клана зу’туру, одного из сотни и восьми, существовавших раньше. его сделала девушка с плато бессмертия. она месяц молилась и вела аскетический образ жизни, в отдалении от родного дома. понимаешь, какая честь – получить такой подарок из ее рук человеку?
    -понимаю. а за что?
    -сувенир на память, - гордо ответил проводник и спустился с камня. становилось ветрено, он жестом пригласил гостью укрыться в пещере. гостья заметила, что проводник немного прихрамывает, когда тот пошел к факелу у стены.
    пламя пылало жарко, онемевшие от холодных доспехов конечности согрелись быстро. гостья сняла дорожный плащ, показав свой дворянский лик.
    -знатная, прекрасная особа! тебе бы нежиться в шелках, а не зябнуть под рваным флагом закена, - улыбнулся проводник.
    -я нахожу это более интересным, - ответила она и зевнула в ответ.
    -ай ладно, ты как капризный ребенок. скажи, если не секрет, что привело тебя в такую глушь?
    -я же просила – не задавать мне лишних вопросов, - нахмурилась гостья.
    -прости мое любопытство, но я живу на этих землях и считаю такой вопрос не лишним.
    -твое дело – вести меня.
    -а если не поведу?
    девушка вскочила, на ходу доставая оружия. сверкнула буря наги, но лезвие замерло, не достигнув горла проводника.
    -надо же, довольно редкий клинок. не думал, что кто-то еще держит такое славное оружие, - усмехнулся он.
    в бок светлоликой эльфийки упирался испещренный, как плавник акулы, наконечник копья. ей ничего не оставалось, как скрыть нож в ножнах, вздохнуть и ответить на вопрос.
    -я ищу «рожденного для битвы», - ответила она, наполнив взгляд серьезностью.
    -кого?
    -«рожденного для битвы». ты, наверняка, не слышал. когда-то, когда разломы еще были открыты, мой клан путешествовал по катакомбам. мы охотились на нефилимов, добывая разноцветные печати. однажды мы погнались за нефилимом, решившим скрыться от нас и угодили в ловушку. мы попали на нижние ярусы, лишенные света. выбирались, стоя на плечах друг у друга, но это – другая история. на том ярусе мы нашли интересный манускрипт, посвященный этому самому «рожденному для битвы».
    -что же там было написано?
    -слушай. в эпоху самых мрачных смут рождаются эти самые «рожденные для битвы». много на свете хороших воинов. много тех, кто владеет оружием, как своим телом. есть те, кто бьется голыми руками. но есть и «рожденные для битвы», те, которые бьются, как дышат. для них битва – это сама жизнь, а победа – это повод для новой битвы.
    -все это было написано в тех записях?
    -о, да.
    -и на каком же языке?
    девушка вдруг задумалась, теребя русую косу в руках. она отошла ко входу, ей вдруг срочно потребовалось уехать отсюда.
    -я и не знаю, наш шаман переводил эту рукопись.
    ее глаза забегали по пещере, она словно что-то вспоминала.
    -итак, если я правильно понял тебя, ты решила, что «рожденный для битвы» - орк. поэтому ты пришла на эти земли?
    -именно так. я не должна была раскрывать эту тайну, но ты очень проницателен, воин.
    -потому что так сказал орк-шаман.
    проводник усмехнулся, почесывая щетину на щеке кончиком копья.
    -ты знаешь слишком много, человек. ты работаешь в королевской страже?
    -никак нет, это – жизненный опыт.
    -мне это неинтересно. немедленно, отведи меня к ближайшему телепортирующему устройству! в деревню, куда-угодно, откуда я могу доехать назад!
    ветер ворвался в пещеру, загудел пущим воем, чем раньше. на румяные щеки девушки острыми иглами упали капли дождя. она зажмурилась и отступила назад
    -о, ева! как не вовремя!
    на улице начался ливень. холодный дождь шел стеной, град заставлял ветви деревьев трещать от тяжелых ударов. одна из ветвей оборвалась, столкнулась со стеной пещеры. девушка отскочила, ее осыпало щепками и пылью. она оглянулась, яростно вперившись глазами в темные глаза мужчины.
    -твой конь сможет идти в непогоду?
    человек в этот момент сидел около факела, наслаждаясь теплом яркого огня. непогода за стенами лишь убаюкивала его.
    -ты что, не слышишь? забери меня назад!
    -мой конь сможет идти по непогоде без труда. я тоже смогу. если мы очень постараемся – мы сможем довезти и тебя. вопрос в том, насколько это рационально.
    -что такое ты говоришь?!
    -я говорю, что ты, прекрасная эльфийка знатных кровей, принимаешь слишком поспешные решения. что с орком, что сейчас. короче говоря, быстрее будет переждать непогоду и в спокойствии добраться назад. пробираясь сквозь шторм, мы потратим больше энергии.
    девушка сжала руки в кулаки. ее злило то, что проводник совершенно прав. она села у факела с другой стороны.
    раньше, когда горы защищали плато бессмертия от муссонов, такая непогода была редкостью в землях орков. после череды землетрясений появилась прореха, ветра ворвались на материк с севера. но плато было готово к этому.
    эльфийка глубоко задумалась. она не могла поверить в то, что сама не проверила записи. но она доверяла лушрагу, шаману, переведшему текст, как своему напарнику и другу. ей очень не нравилось, что слова человека, которого она знала лишь один день, заставили ее усомниться в друге. вдруг, на руку девушки легло то самое ожерелье.
    -что? зачем оно мне?
    -ты же ищешь настоящего орка. из тех, кто еще чтит традиции культа па’агрио. оно пригодится тебе, чтобы найти клан зу’туру.
    эльфийка злобно посмотрела на проводника.
    -с чего это я должна искать этот клан? забери свою цацку, а не то я швырну ее в пыль!
    -бросай. это – хороший талисман, я бы не отказывался от такого подарка.
    девушка схватила нитку с бусинами в руку, сжала их и размахнулась, чтобы швырнуть подальше от себя. но в руку ее ударило такое тепло, что она не смогла опустить ее. это тепло разливалось по всему телу. ей казалось, что выйди она теперь с этим ожерельем на улицу, дождь даже не намочит одежду. она вдруг улыбнулась и накинула бусы себе на шею, поправила локоны и оглянулась на проводника. тот улыбался. девушка опомнилась и приняла более холодный вид.
    -ладно, спасибо.
    -впервые вижу, чтобы подарки принимали, делая кому-то одолжение.
    -запомни этот момент.
    -так почему бы тебе не поехать прямиком к кекеи, а не к своему другу-шаману? друзья ведь не должны врать.
    - не думай, что ты умнее меня! и не смей обвинять моего друга! он не соврал мне, я уверена! я бы сразу поехала к нему. но эта погода…
    -в таком случае, нам следует отправиться в путь немедленно.
    -но ты же сказал, что непогода и это нерационально.
    -порой, следует идти против очевидного.
    мужчина вскочил, длинным плащом подняв пыль с пола. эльфийка чихнула и стала вытирать рукавами лицо. когда она прозрела, у входа уже стоял проводник с накинутым на голову капюшоном и держал за поводья черного коня. животное кивало и плясало на месте, встревоженное шумом дождя и града. град бил по седлу и шлему, поэтому проводник призывал поторопиться, пока конь не взметнулся на дыбы.
    вскоре девушка уже сидела в седле перед проводником и вцепилась в белую конскую гриву. сам человек крепко схватился за поводья, почти что обнимая эльфийку могучими руками. ей стало неловко. он пришпорил коня без предупреждения. если бы не стремя, девушка бы свалилась из седла. затем, развернув зверя на месте, проводник остановился. ударила молния, конь поднялся на дыбы.
    эльфийка почувствовала себя в невесомости. она опрокинулась назад и ожидала ощутить удар о сырую землю своей хрупкой спиной. но все, что она почувствовала – холодные доспехи с контрастными теплыми прорехами тела проводника. под ними билось его спокойное сердце. эльфийка почувствовала это сердце и поняла, что он ни за что не упадет из седла. это просто невозможно. более того, он ни за что на свете не уронит ее. скорее даже он не упадет именно потому, что она в седле.
    конь остановился, плотно укоренившись копытами в жидкой почве . затем, проводник просто достал два свитка телепорта, сунув один в ее тонкую ручку. возникли они уже в рузрушенной деревне орков, прямо около автомата для телеопртации, установленного гномами.
    -ах ты… да ты! – разгневалась девушка, - да ты все это время издевался надо мной! мы могли сразу телепортироваться!
    -неправда, не могли. ты еще ничего не понимала тогда.
    проводник усмехнулся, схватил девушку за талию и высадил ее из седла. затем он ударил пятками по покатым черным бокам коня и устремился куда-то в темную даль.
    -зашибись!
    эльфийка сильно гневилась на этого человека. по большей части – потому что тот был прав. он не был особенно старым, скорее зрелым. седина уже тронула его темные волосы изморозью, но в глазах бесились едкие огоньки, заставлявшие его вот так шутить над молоденькой девочкой. он будто воспитывал ее. эльфийка чувствовала себя самостоятельной, ей не нравились такие шутки. но она не могла отметить, что проводник был очень остроумным. она дернула за рычаг устройства телепортации и уехала в ближайший город. там она сделала пересадку и отправилась было к себе в холл, чтобы поговорить с лушрагом. ей очень хотелось узнать, соврал ли шаман в интересах своего народа или нет.
    внезапно она попросила телепортера доставить ее совершенно в другом направлении. она отправилась на говорящий остров, в дом совета администрации. там, среди благодати и спокойствия благоухающего острова она нашла могучего монарха пламени – кекеи.
    -орки не знают новых порядков! традиции все так же важны для каждого из нас.
    такой ответ услышала светлая эльфийка, задав интересующий ее вопрос. она неохотно сдала у входа оружие. на говорящем острове стали чтить порядок и безопасность. а раньше благоденствие было здесь само собой разумеющейся вещью.
    -тем не менее, они с удовольствием пьют эльфийский эль, бьются плечом к плечу с людьми и эльфами.
    эльфийка вышагивала по залу, глядя прямо в глаза монарху.
    -как видите, эльфы сейчас стоят рядом с вами в администрации. и люди. а еще недавно орки кричали о своей вражде со всеми нами.
    кекее не нравилось такое поведение девушки, но он сдерживал свой гнев. раздался хруст костяшек на его массивных кулаках. эльфийка подумала, что если он сильно захочет, то одной рукой накроет ее голову вместе с ушами.
    -иначе все наши цивилизации погибнут. наше мнение неизменно, что бы не говорили другие орки.
    -а свадьбы? как же свадьбы?
    -это тоже не меняет нашего мнения.
    -порой я и сама перестаю сомневаться в этом. но есть же кланы с тотемами, помнящие какие-то древние языки? прошу вас, скажите, как мне их найти?
    -все мы с тотемами. все помним древние языки. и не тебе их искать!
    броня и цепи на сильном теле монарха зазвенели. он напряг мышцы от злости, кипевшей в нем. орк помнил времена, когда огромные центурионы и на метр не подпустили бы эту эльфийку к священной земле орков. а сейчас она вышагивала прямо перед ним и смела разговаривать подобным дерзким тоном. к тому же, эта девушка затрагивала тему самобытности орков в современных условиях. она будто ставила в укор их порыв помочь этому миру.
    -лучше уходи отсюда, мое терпение не безгранично.
    -почему вы не хотите говорить? это – какой-то секрет или расовые предрассудки?
    монарх огня заскрежетал зубами. он осмотрелся в поисках стражника на кукурине. но тот отъехал далеко от администрации.
    видя, что орк в ярости, девушка поняла, что забыла все манеры и значимость этой личности для всего орочьего народа. лушраг бы очень обиделся, если бы узнал об этом. она поспешила принять более скромный вид, отошла от кекеи на почтенное расстояние и извинилась.
    орк подозрительно взглянул на девушку, но решил выслушать ее. нечасто светлые эльфийки приходят к нему с такими вопросами, все-таки, кекеи испытывал интерес и ждал объяснений.
    -понимаете, существует пророчество. я ищу «рожденного для битвы». это – некто, рождающийся во времена смут, когда нужен кто-то, кто умеет держать оружие в руках. есть пророчество о ком-то, чью искусство боя – как естественная функция. поэтому я и пришла к вам.
    на лице кекеи появилась широкая улыбка.
    -лестно слышать от тебя это. но чем я могу помочь тебе? пророчество не моего народа. а я… я не люблю драться.
    -вот как, не вашего?
    -что это у тебя?
    кекеи смотрел на горло эльфийки. она смутилась и провела по шее рукой. ее пальцы наткнулись на цветные бусины ожерелья.
    -знак клана зу’туру.
    она вспомнила это название на удивление просто, будто само ожерелье вложило ей в рот эти слова. кекеи прищурился.
    -чтобы человек или эльф получил такой знак от клана, он должен сделать для него что-то очень значимое.
    -что, к примеру?
    -даже за спасение вождя так не благодарят. не знаю. возможно, защитил когда-то весь клан. когда тебе вручили его?
    эльфийка думала, что это – сувенир, обозначающий дружбу или расположение. но новость о том, что это ожерелье означает какой-то подвиг поразила девушку. значит, проводник был не так-то прост. она вспомнила его седину.
    -лет двадцать – двадцать пять назад.
    -ого. а, ну да, эльфы стареют иначе. не так, как мы. в таком случае – без вариантов. ты участвовала в войне племен от лица зу’туру. думаю, что в виде гладиатора.
    -почему вы так уверены?
    -а что тут думать? другой расы. причем, не самой любимой нами на тот момент. я не помню тебя на арене, слишком много боев тогда было. и уж тем более я не помню, от кого бы ты могла выступать. но, судя по всему, от зу’туру. помню только одного парня.
    -кого же?
    -был такой один парень… о, удивительный человек! я бы сказал, что он – орк в шкуре человека. тогда наши кланы конфликтовали между собой, у нас было много разногласий. мы воевали между собой. но орки поняли, что не в угоду па’агрио убивать друг друга. тогда мы придумали эти бои нам на потеху. мы заставляли людей и эльфов драться между собой. они были нашими пленниками, каждый клан держал целый склад по десятку особей. так вот, это парень тоже принадлежал какому-то клану. отпустить победителя на волю – это право самого клана. три раза он выходил на арену, три раза побеждал. но что удивительно, он всегда выходил на арену сам! он будто ждал битвы, как праздника, бежал туда. победа вызывала у него радость, но недолгую. он кричал о том, что ждет следующей победы. и он получал ее каждый раз. но клан долго не отпускал его. и вот, когда этот день настал, он просто сказал – «нет.» он не принял свободу, пожелав продолжить драться. вскоре орки поняли, что таким способом конфликтов не решить. они снова стали драться между собой. и вот, этот парень попросил выступать от имени этого клана. я помню, его ранили. но клан однозначно победил только благодаря этому человеку. он сражался без устали, словно защищал свой собственный народ и вел за собой все племя.
    -а как его звали?
    -я точно не помню. кажется, кэр. или нет. нет, точно, его звали кэрри. и он сражался за… зу’уруту!
    -мне надо идти.
    -эй! постой! откуда...
    девушка знала, что орк все понял. ей было стыдно лгать. но и она теперь многое поняла. выхватив с полки бурю наги, она спешила вернуться на земли орков.
    погода сильно испортилась. к ливню присоединились противные тяжелые снежинки. ветер пронизывал до костей. только глиняное ожерелье грело девушку. она спешила к звериной скале, чувствуя, что там цель ее длинного путешествия.
    скала виднелась вдали, как огромный ориентир, но как бы не прибавляла девушка шаг, она не приближалась к ней. эта битва с миражами и иллюзиями расстояния затянулась где-то на сутки. вскоре, перед эльфийкой встал крутой овраг, отделявший ее от пещеры на двадцать метров.
    -о, ева!
    чтобы обойти овраг и найти низину, нужно было потратить еще одну ночь, на которую у эльфийки времени не оставалось. не так просто искала она этого «рожденного для битвы». вечером следующего дня им предстояла небольшая «стрелка» с другим кланом. у эльфийки был очень маленький клан, эта сказка о «рожденном» стала последним шансом на победу.
    она хваталась за мокрые корни деревьев, ранила руки. превозмогая боль, она скользила по глине и земле, забираясь наверх. где-то у вершины ее покинули силы. если бы не сильная рука, схватившая ее за шиворот, она свалилась бы вниз, прямо в слякоть и улетевший тряпичный плащ, доставшийся ей с корабля пирата закена, единственный подвиг, который она совершила сама. но не победив, а украв его.
    -это амулет тебя уберег.
    произнес проводник. он ждал ее на этом же месте, около скалы испытаний. знакомым жестом позвал в пещеру.
    -скажи, ты – кэрри?
    проводник немного опешил от вопроса. он был весь мокрый до нитки, будто все это время стоял под дождем и ждал эльфийку.
    -да. неужели меня кто-то еще помнит по этой штуке?
    он кивнул на бусы. эльфийка зашла в пещеру, отжимая мокрую косу прямо на пол.
    -да, поверь – помнят. ты – тот, кто получает удовольствие от битвы? тебя ранили в ногу во время битвы орочьих кланов?
    -именно так. кроме одного! я уже давно не получаю удовольствие от битвы.
    -но почему? судя по рассказам, тебе было лишь бы махать своим копьем!
    -дело в том, что нет на свете битвы, в которой я еще не победил. мне скучно.
    -ты сразу знал, что ты – тот самый «рожденный для битвы»?
    -скажем так, я предполагал. не люблю хвастаться. к тому же, есть многие, кто на этом свете любят сражаться.
    -но никого, кто сразился бы добровольно на чужбине, за чужой народ, при глупом конфликте да еще и при возможности уйти.
    -я подумал об этом, но постеснялся сказать.
    -какая стеснительная машина для убийства!
    -ха-ха, возможно. каждый из нас находится в битве. а я научился думать, что жизнь – это битва. мы постоянно боремся за что-то. поэтому, о каждом можно так сказать. тот манускрипт, я предполагаю – это и есть философские записи о чем-то подобном. а твоего друга наверняка зовут лушраг.
    -как ты узнал?!
    -очень просто. он – последний зу’туру на этом свете. и он знает, кого искать. тогда он был еще совсем мал. но мы с ним были очень хорошими друзьями. разговаривали вчера, кстати.
    -так вы… все это было подстроено?! но для чего?!
    - у клана не должно быть невнимательного лидера. тебе еще учиться и учиться руководить.
    -ты, действительно, знаешь все на свете.
    -нет, я просто стратег. военизированная черта такая.
    кэрри усмехнулся, протягивая эльфийке руку для рукопожатия.
    -ты позволишь мне завтра вечером поучаствовать в битве за честь вашего клана с великолепным лидером, который один отправился в такую глушь ради спасения товарищей?
    эльфийка улыбнулась и пожала руку.
     
  17. ZiggiZagg

    ZiggiZagg User

    Joined:
    18.05.12
    Messages:
    44
    Likes Received:
    2
    - лорд альвиг, только, что поступило донесение от разведчиков, противник покинул лагерь и начал движение в сторону замка.
    - благодарю за доклад, капитан, вот и кончилась неизвестность, они решили все таки напасть. но мы им покажем где раки зимуют. лучников на стены, проследите капитан робс, чтоб основное направление атаки обороняли лучшие стрелки. идите, не смею вас более задерживать.
    - слушаюсь милорд! – капитан стрелков неловко козырнул и бряцая шпорами побежал исполнять отданное ему распоряжение.
    лорд альвиг повернулся к стоящему рядом капитану чародеев.
    - гун, бери своих фео и займите позиции рядом с лучниками, ни что так не действует врагу на нервы как фейерверк из боевых заклинаний.
    - будет исполнено! – гаркнул гун и убежал вслед за капитаном стрелков.
    альвиг задумчиво посмотрел ему в след.
    - милорд, а что делать нам? – почесываю бритую голову, спросил здоровенный орк, с непомерно огромным мечом в руке.
    на выскочку тут же зашикали, и кто- то даже звучно шлепнул его ладонью по бритому затылку, орк обижено насупился.
    лорд альвиг поморщился, беззлобно погрозив пальцем нетерпеливому новобранцу.
    - что боец нервы шалят, боишься остаться без работы? так ты не переживай, сегодня работы хватит каждому. капитаны подразделений ко мне, остальным проверить снаряжение, сделать все свои мелки делишки сейчас, потом времени не будет.
    - итак господа, - обратился лорд альвиг к обступившим его полукругом офицерам:
    - противник значительно превосходит нас числом, но это не дает ему преимущества, так как там сброд из нищих дворян, простолюдинов и наемников. их мораль слаба, а боевые показатели не выше средних. конечно мы можем отсидеться за стенами замка, но этот вариант я отвергаю сразу, ибо это прямой путь к поражению. благодаря разведке нам стало известно, что противник ведет активную сборку осадных големов, если они запрут нас в замке, ни что уже не помешает им достроить их и раздавить нас. поэтому мы встретим их не вяло постреливая со стен, а в поле за воротами замка как и подобает настоящим воинам.
    - капитан драут ваш отряд пойдет со мной, нашей целью будут те самые недостроенные големы, их охраняют профессиональные бойцы, не чета тому пушечному мясу, которое идет под наши стены.
    - как прикажете милорд, - слегка поклонился драут.
    - итак, если нет вопросов, выдвигаемся на позиции согласно плану. капитан лид распорядитесь открыть ворота.
    они успели вовремя, к тому моменту когда войско обороняющихся заняло свои позиции авангард нападающих показался на противоположном краю поля. вот перед строем противника пронесся всадник с поднятым в руке мечом, остановившись перед строем он, что – то говорил, яростно жестикулируя и тыча мечом в сторону замка. окончив напутственную речь, очевидно, призванную зажечь боевой дух разношерстного войска, он повернулся лицом к противнику и подал сигнал к атаке. дикий ор сотен глоток пронесся над полем и толпа нападающих ринулась вперед.
    - да уподобится плоть ваша стали, - произнес лорд альвиг касаясь булавой щита.
    в тот же миг из тела его вырвался столб яркого света, который тут же рассеялся, сменившись темно-красным, словно живым туманом, мышцы и кожа и впрямь буд-то превратились в стальные, при этом не утратив своей гибкости. мгновение спустя все войско лорда альвига ощутило действие «ауры стали».
    - драут, время нам услышать твое пение.
    капитан драут запел, его голос заглушил все звуки, слова песни словно проникали в души бойцов изгоняя страх и сомнение, наполняя их тела силой.
    - робс! гун! ваш черед! – крикнул альвиг.
    со стен замка в небо устремились стрелы, пущенные по навесной траектории лучшими лучниками капитана робса. одновременно с ними в полет устремились десятки огненных шаров и ледяных стрел. совместный залп лучников и магов произвел свалку в рядах нападающих.
    - вперед!!! в атаку!!! – закричал лорд альвиг, бросаясь вперед.
    - за лорда альвига!!! – сотня глоток исторгла боевой клич и бравые бойцы ринулись вслед за своим господином.
    альвиг одним из первых ворвался в ряды неприятеля, вложив всю силу инерции в удар щитом, который он направил в лицо пузатому гному с подпаленной огненным шаром бородой. хрустнули раздробленные кости, гном булькнув отлетел на добрых пять шагов, по пути сбив с ног пару человек. не останавливаясь альвиг саданул булавой по голове зазевавшегося наемника, вминая ему в голову похожий на ведро с перьями шлем. ловко отвел щитом удар направленного ему в грудь копья, пнув в живот потерявшего равновесие копейщика и довершил дело ударом булавы. мельком бросив взгляд в право альвиг успел заметить драута лихо орудующего парой мечей. на капитана наседали сразу двое, здоровяк с огромным молотом, и напоминающий циркового акробата ловкач с парой кинжалов. противник вооруженный молотом был слишком медлителен из-за своего неуклюжего оружия, отбив выпад кинжальщика драут поднырнул под удар здоровяка, одновременно вспарывая ему живот и в лихом развороте отрубая голову. ловкач в это время неуловимым движением переместился за спину драута, но успел только отвести руку для подлого удара, булава альвига опустилась ему на голову, кожаный шлем ничем не смог помочь своему владельцу.
    - капитан, прорываемся к лесу, тут и без нас управятся, наша цель это големы! – перекрикивая шум битвы обратился альвиг к драуту.
    - слушаюсь милорд! – кивнул капитан, одновременно ловким ударом в прорезь шлема приканчивая наемника, словно черепаха в панцирь, закованного в броню.
    позади слышались звуки битвы, там воины альвига явно одерживали победу, но все может в одночасье измениться, если только противник успеет завершить работу над своими адскими машинами. такие мысли проносились в голове альвига, пока он и его отряд стараясь не создавать лишнего шума пробирались к опушке леса, где располагался лагерь неприятеля. вдруг раздался противный срежет, а вслед за ним ужасный гул.
    - к черту скрытность, ускорить продвижение!!! – закричал, что есть мочи лорд альвиг.
    его опасения были не напрасны, один из големов был уже почти завершен, гном-мастер ходил возле него с коробочкой-пультом и проверял правильность соединения узлов. это зрелище привлекло внимание всех без исключения в лагере, включая наемников,призванных обеспечить безопасность машин и их создателя. такая потеря бдительности была на руку отряду альвига, подобно разъяренным демонам они ворвались в стан врага и успели вырезать почти половину зазевавшихся хозяев, причем не разбираясь кто тут наемники-охранники, а кто обслуга осадных големов, ибо на войне как на войне. оставшиеся наемники быстро пришли в себя и дали яростный отпор, но численного преимущества у них уже не было, равные сошлись в бою с равными. альвиг предоставив своим солдатам биться с врагом, что есть мочи побежал туда, где начинала оживать угловатая туша железного монстра. гном-мастер колдовавший над своей коробочкой увидел бегущего на него человека закованного в броню, округлив полные ужаса глаза гном проявляя невероятную для свое комплекции прыть бросился бежать в сторону стоявшего неподалеку шатра.
    - господиииин!!! господииин!!! убивают, спасите!!! - истошно вопил он.
    на его крик из шатра вышел человек, судя по одеянию маг, который широко улыбнувшись недоброй улыбкой вытянул в направлении альвига руку, альвиг едва успел сотворить заклятье отражения, как с пальцев противника сорвался малиновый шар размером с хорошую тыкву. магическое пламя объяло альвига, растеклось по броне и … с неуловимой для глаза скоростью перекинулось на своего создателя, запахло горелой плотью, истошно вопя чародей закрутился волчком, и не видя ничего перед собой, ввалился обратно в свой роскошный шатер, который тут же занялся малиновым огнем, превращаясь в погребальный костер для своего владельца.
    - милорд, вот- к альвигу подбежал курт, кинжальщик из отряда драута, и протянул коробочку-пульт от голема.
    альвиг посмотрел туда откуда прибежал курт, там в луже собственной крови лежал незадачливый гном с торчащим из спины кинжалом.
    - на войне как на войне, - пожал плечами кинжальщик.
    - ты все сделал правильно, - ответил альвиг бросая коробочку на землю наступая на нее ногой.
    начавший было подниматься голем рухнул обратно на землю, подняв тучу пыли. оставшиеся в живых наемники побросали оружие, сдаваясь на милость победителя.
    к альвигу подошел драут:
    - что делать с пленными, милорд?
    - разоружить, заковать в кандалы, чтоб не сбежали, и заставить разобрать это железное чудовище, а потом, как управятся дать пинка под зад, пусть катятся.
    - разумнее было бы их всех повесить, милорд.
    - вешать дело палачей, а мы воины, мы рождены для честной битвы, дружище. пошли домой, сегодня был чертовски долгий день.
     
    Last edited by a moderator: Nov 20, 2012
  18. Mesmero

    Mesmero Moderator

    Joined:
    25.11.10
    Messages:
    1,859
    Likes Received:
    647
    предопределенный путь

    вне конкурса

    жуткая двухголовая тварь, только отдаленно напоминавшая волка, остановилась на поляне, приглушенно рыча. гротескные кривые клыки монстра не умещались в пастях. на поросшей грязно-серым мехом спине извивались подобно змеям нелепые щупальца-отростки. природа не могла создать столь неестественное, отвратительное существо. злоба шилен, отравившая все в этих землях, породила этого жуткого мутанта.
    серые, рваные облака расступились, открыв багровое закатное солнце. в этом свете внешность кровавых топей вполне соответствовала названию: раскиданные тут и там лужи загнивающей воды окрасились красным. уродливые, лишенные листвы деревья закачались на ветру, заскрежетали, словно ругаясь на потревоживших покой чужаков. зловонный запах гниющей воды, гниющих деревьев, гниющих тел мешал нормально дышать.
    камаэлька и сама понимала, что не к месту в этом страшном болоте. хрупкая и невысокая, она чувствовала себя абсолютно беззащитной перед гигантскими мутировавшими монстрами. черно-золотое магическое одеяние с высоким воротником, что было на девушке, больше подошло бы для какой-нибудь парадной церемонии, чем для экспедиции в опасные места. ветер снова заигрался с ниспадающими до плеч фиолетовыми волосами бессы, в ее алых глазах отразился медленно приближающийся «волк». камаэлька невольно попятилась. заплетающимся языком бесса кое-как произнесла слова заклятья, и в ее руках возник малюсенький огненный шар. камаэлька тотчас швырнула его в монстра, но снаряд потух, не пролетев и половины пути. всему виной страх. успокойся, вспомни, чему тебя учили…
    из-за спины бессы неспеша вышел рыцарь. серебристые доспехи его сверкали в закатных лучах, словно уже обагренные кровью врагов. светлые, коротко остриженные волосы, благородное лицо делали его настоящим красавцем. сир эртур, командир отряда. хотя на губах командира играла улыбка, синие глаза смотрели холодно, а в голосе сквозили нотки презрения:
    - я вижу, твоя магия огня все так же хороша. давай-ка лучше я займусь этим волчонком.
    не дожидаясь ответа, он привычным движением выхватил меч и направился навстречу монстру. почувствовав опасность, «волк» зарычал и прыгнул на нового врага. эртур легко, несмотря на сковывающие движения латы, уклонился и нанес быстрый рубящий удар. из рассеченного бока мутанта хлынула кровь, он взревел и попытался достать паладина зубами.
    звуки яростного боя послышались и с другой стороны. обернувшись, бесса увидела там орка риона. роскошные синие доспехи, украшенные серебряными узорами, полностью скрывали его тело, выставляя на обозрение только лысую голову, украшенную традиционной татуировкой зеленокожего народа. внушительное копье орка насквозь прошило ужасное существо. из паучьего тела твари заместо головы начинался человеческий торс, причем все это было грязно-зеленого цвета. как нижние лапы, так и «руки» чудовища заканчивались острыми хитиновыми клинками. монстр не торопился умирать, верещал что-то тоненьким голоском и размахивал лапами, пытаясь дотянуться до орка.
    камаэлька принялась было осматривать окружающую местность в поисках последнего воина из их маленького отряда, но тот уже сам подскочил к сцепившемуся с «пауком» орку. это был заклинатель из человеческой расы, вистан. внешность бывшего проповедника была самой непримечательной: средний рост, каштановые волосы, самое обычное лицо, простой, без украшений, пластинчатый доспех. парные мечи в руках заклинателя описали сверкающий круг и две паучьи лапы повалились на землю, все еще продолжая дергаться.
    громогласный рык прозвучал совсем рядом, и бесса едва не подпрыгнула от испуга. еще один «волк» вышел из-за деревьев и смотрел прямо на нее голодными глазами.
    эртур все еще рубился с предыдущим мутантом. у монстра осталась только одна голова, и не хватало половины щупалец-отростков, паладина же даже не поцарапали. но прийти на помощь рыцарь явно уже не успеет.
    «волк» постепенно, с опаской приближался. камаэлька выкрикнула твердо заученные слова, и в монстра полетел новый огненный шар. на сей раз удар достиг цели, и мутант взревел, мотая опаленными головами. бесса принялась за следующий снаряд, но разозленный «волк» не собирался давать ей шанс. монстр прыгнул, и камаэлька с ужасом поняла, что не успевает.
    всего в метре от успевшей попрощаться с жизнью бессы «волк» будто споткнулся и с плеском повалился в загнивающую лужу. камаэлька увидела торчащую из бока мутанта цепь, и обратила взгляд на эртура. рыцарь потянул, и туша брыкающегося монстра поволочилась к нему, оставляя борозду в грязи. предыдущий противник паладина валялся у его ног, из глазницы измененного тьмой зверя торчал меч эртура.
    нападавший на бессу волк изо всех сил пытался достать обидчика, но безуспешно. рыцарь не дал ему шанса. едва мутант оказался достаточно близко, эртур выхватил меч и одним взмахом срубил мерзкие щупальца. не давая монстру встать, паладин нанес серию колющих ударов. «волк» затих довольно быстро.
    паладин прошествовал к пытающийся отойти от шока камаэльке и язвительно отметил:
    - тебе следует быть осторожнее, все-таки, ты самый важный воин моего отряда. без тебя наша миссия здесь обречена на провал.
    бессе нечего было ответить: она сполна заслужила эту иронию. тем временем, у риона и вистана ситуация почти не изменилась. разве что, благодаря стараниям заклинателя «паук» потерял еще пару лап и одну «руку». орк зарычал и невероятным усилием поднял верещащего мутанта в воздух. крутанувшись на месте, он с силой впечатал противника в дерево. послышался треск, и «паук» задергался в конвульсиях, погребенный под стволом. оттерев пот со лба, рион не без труда извлек из тущи мутанта копье.
    убедившись, что монстров в округе больше нет, эртур приказал отряду разбивать лагерь. запыхавшийся, но довольный собой орк подошел к камаэльке и хлопнул по плечу так, что та едва устояла на ногах:
    - не грусти, мы тебе поможем если что. даже эртур, хотя он и кажется злым.
    девушка не успела ответить, а орк уже проследовал к месту будущей стоянки. тяжело вздохнув, она поплелась следом.

    бесса закрыла глаза, и едва различимые в темноте стены палатки исчезли, уступив место величественным зданиям острова душ. плавающее среди редких облаков солнце светило, но не жарило. пульсирующие красные прожилки, пронизывающие черный камень, делали город похожим на живое существо. устремившиеся к небу грандиозные шпили и парящие в воздухе алые кристаллы поражали воображение. строгая красота этого места была камаэльке по душе, хотя она почти не помнила проведенного здесь детства. зато почти каждую ночь бесса гуляла по родному городу во снах.
    камаэлька наискось пробежала центральную площадь, ловя удивленные и осуждающие взгляды прохожих. ноги будто сами пронесли ее по лестнице и дальше, через аккуратные кварталы, узкие улочки. цель бессы лежала на самой окраине города: уютный одноэтажный домик все из того же странного камня. окна здания выходили на ухоженный сад, пестреющий цветами. камаэлька остановилась, полной грудью вдыхая чудесный аромат. дверь дома бесшумно отворилась, и в проеме показался стройный, высокий человек в красно-золотой робе. бесса вгляделась в лицо мага, но картинка тут же расплылась перед глазами.
    кошачьей поступью на порог вышла камаэлька и нежно обняла мужа за плечи. ее фиолетовые волосы рассыпались по плечам мага. девушка что-то прошептала, человек улыбнулся в ответ, и счастливая пара скрылась в доме, дверь закрылась. небо мгновенно потемнело. тихий голос из самого дальнего уголка сознания бессы отчетливо произнес:
    - это все ложь, ты же знаешь. неужели позволишь призракам без лица обмануть себя?
    камаэлька похолодела от страха. она ведь видела этот сон столько раз, почему же не помнит о том, что ожидает в конце?
    через мгновенье остров душ превратился в ад. за считанные секунды исчезли в огне прекрасные цветы. кругом метались объятые пламенем фигуры. в воздухе повис удушливый черный дым. бесса стояла посреди этого хаоса, бессильная что-то сделать. огонь не причинял ей боли, но душа камаэльки разрывалась на части. от криков сгорающих заживо, треска исчезающих в огне деревьев и рева бушующего пламени закладывало уши. снова бесса вынуждена была стать единственной слушательницей этой симфонии смерти, проходящей под аккомпанемент безумного смеха чудовища, что поселилось у нее в голове. и чудовище рвалось наружу, с каждым разом все сильнее натягивая незримые цепи.

    окончательно проснувшись, вистан спешно нацепил дорожную одежду. заклинатель уже привык подниматься среди ночи, а чуткий сон позволял ему различать припадок бессы еще на стадии негромкого хихиканья. нырнув в палатку камаэльки, вистан простейшим заклятьем зажег светильник. вокруг метавшейся в бреду девушки заплясали уродливые тени. фиолетовые волосы камаэльки разметались по подушке, крыло растрепалось, а губы искривились в жутком подобии улыбки. нарушающий тишину тихий смех ее казался безумным. несчастная душа. каково это: почти каждую ночь видеть, как родной город погибает в пламени? не удивительно, что магия огня дается бессе с таким трудом. заклинатель присел рядом и осторожно погладил камаэльку по голове. глаза девушки распахнулись, и вистан невольно отпрянул. он будто смотрел в пылающие врата преисподней: столько злобы, ненависти ко всему живому было в них. бесса тотчас вцепилась в левую руку заклинателя мертвой хваткой. как сквозь сон услышал вистан голос камаэльки, такой знакомый и чужой одновременно:
    - ты думаешь, сможешь что-нибудь изменить? глупец! гордость погубит всех вас. приговор уже… подписан…
    заклинатель едва не вскрикнул от резкой боли в руке. бесса ослабила хватку и без сил повалилась на постель. вистан еще долго не мог прийти в себя. левый рукав его был прожжен, на предплечье красовался свежий ожог, но не это казалось самым страшным. такого не случалось еще ни разу. неужели всему виной негативное влияние кровавых топей? или барьеры священников слабеют со временем? и что значили эти странные слова? так или иначе, нужно поскорее выполнить задание и убраться отсюда. в противном случае, может случиться непоправимое.
    остаток ночи вистан провел с метавшейся в полусне бессой. он всей душой хотел помочь ей, но мог только держать за руку и гладить по голове, надеясь, что у камаэльки хватит сил, чтобы удержать чудовище.

    теперь бесса оказалась в тесной комнатушке без окон. стены были частично покрыты свежей копотью, будто тут недавно бушевало пламя. стальные браслеты надежно сковывали руки и ноги камаэльки, обезопасив тем самым сидевшего рядом худого человека. незнакомец был облачен в лишенную всяких украшений серую робу и абсолютно лыс, но лучащиеся добротой зеленые глаза делали его по-своему красивым. мягкий, вкрадчивый голос священника успокаивал, и в то же время словно заставлял прислушаться:
    - успокойся, постарайся унять эмоции. я знаю, что за огонь терзает тебя. и все-таки нужно взять себя в руки и идти дальше. разве твои родители хотели бы, чтобы после катастрофы их дочь утратила рассудок?
    картинка померкла, и бесса вновь погрузилась в водоворот беспорядочных видений, где кошмары мешались с обрывками трагического прошлого. а до утра было так далеко…

    где-то вдали прозвучал гром, и черные тучи на миг озарились вспышкой молнии. в неверном свете корявые ветви мертвых деревьев походили на когти гигантского монстра. бессе слышались далекие стоны и зловещий скрежет, хотя она знала, что это лишь завывания ветра. под ногами противно хлюпало, а стелящийся по земле туман стал настолько густым, что в нем, казалось, можно утонуть.
    надо перестать шарахаться от каждой тени, иначе путь может стать бесконечным. а куда, собственно, она идет? бесса не смогла бы сейчас ответить. она просто знала, что должна идти, а где-то в самом тайном уголке сознания безудержно хохотало чудовище, приходящее по ночам. камаэлька изо всех сил старалась отвлечься, но мысли в голову лезли одна мрачнее другой. где сейчас товарищи по отряду? живы ли они? если уж даже ей удалось спастись, такие умелые вояки наверняка должны были справиться. тем более, с ними эртур, а этот вовсе почти неуязвим. с другой стороны, она сбежала, а им пришлось сражаться…
    - уже совсем близко. скоро ты, наконец, узнаешь правду, - шептало в голове чудовище. бесса очень боялась этой «правды», но свернуть с пути боялась еще больше.
    и вот в белом мареве начали проявляться очертания чего-то огромного. подойдя еще ближе, камаэлька поняла, что перед ней грандиозный алтарь. над мрачным обелиском алел демонический портал, из которого непрестанно изливалась кровь. багровый поток струился по стенам алтаря, скапливалась у подножья, смешивалась со зловонной болотной жижей. вот оно, сердце кровавых топей. темная, злая сила этого места внушала ужас. поняв, что совершила ошибку, бесса сделала шаг назад, но было поздно. зайдясь в приступе бесноватого веселья, мгновенно осильневшее чудовище с легкостью смело заслоны священников ордена. воспоминания об острове душ развеялись, истаяли, превратившись в блеклые картинки. неужели все это действительно ложь? но где тогда правда?
    перед глазами бессы всплыли очертания большого зала. она лежит на полу, в самом центре выгоревшего участка. все кругом испещрено витиеватыми рунами, расчерчено сложными фигурами. над ней нависает огромный человек, в его серо-стальных глазах легко читается презрение.
    - так это и есть мой гнев? оставляю ее тебе, сам решишь, что делать. и потрудись раздобыть ей одежду.
    картинка померкла, тотчас сменившись следующей. бесса увидела тесную комнатушку, так часто являвшуюся ей в кошмарах. руки и ноги камаэльки снова были прикованы к кровати стальными браслетами, а лысый священник с добрыми зелеными глазами спокойно и вкрадчиво объяснял:
    - ты помнишь свое детство? остров душ? ну же, я ведь показывал тебе картинки. разве тебе не хочется обрести воспоминания, а, гнев? ах да, тебе ведь нужно второе имя. что-нибудь демоническое, чтобы подходило твоей пламенной натуре. может, бесса?
    слезы потекли по ее щекам, чтобы потом смешаться с кроваво-красной жижей, что под ногами. к такой правде камаэлька оказалась не готова. как удар кнутом хлестнул до боли знакомый голос, наполненный ледяной надменностью:
    - как хорошо ни бегай, от себя не убежишь. не так ли, сестренка?
    у алтаря стоял сир эртур. кровавая река отражалась в начищенных до блеска серебристых латах, придавая благородному паладину зловещий вид. на губах рыцаря застыла пренебрежительная усмешка, а холодные синие глаза сияли торжеством. он прав! разве возможно бороться со своей природой? выходит, вот она настоящая: то самое чудовище из кошмарных снов, которое ни в коем случае нельзя выпускать наружу.

    все шло строго по плану. открытая склянка со зловонной демонской кровью обеспечила достаточно массовую атаку монстров. эртур, как и полагается в таких случаях командиру, слегка помедлил с требуемой командой… и пожалуйста: маленький отряд вынужден был разделиться. правда, этот бестолковый орк едва все не испортил, но опытному рыцарю не составило труда помешать ему прорваться к камаэльке. а там уж ей ничего не оставалось, как спасаться бегством и, потерявшись в топях, идти на «зов» кровавого алтаря. эртур с трудом сдерживал желание посмеяться над предсказуемостью «младшей сестры». надо отдать должное этому лысому священнику: он единственный поверил в то, что из совершенно неуправляемого гнева можно будет сделать послушное орудие ордена. и вот смотрите, результат уже практически готов. всего-то надо было провести пару сеансов «промывания мозгов», заставить поверить в выдуманную историю и подобрать правильное окружение. а когда гнев достаточно очеловечится… или окамаэлится? сможет сдерживать свою жажду убийств и немножко думать головой. теперь осталось в эту хорошенькую головку с фиолетовыми волосами вложить правильные мысли, и дело можно считать сделанным.
    хохот бессы все больше походил на конвульсии, она даже не заметила, как вспыхнула пара стоящих неподалеку деревьев. все-таки сестренка никогда не умела держать себя в руках. в очередной раз осознав свое превосходство, эртур приступил к финальной части плана:
    - хватит истерить, все не так плохо. ну, кроме того что твое появление на свет явилось побочным эффектом очищения от грехов. ах да, еще ты способна только убивать и ничего более.
    бесса затихла, вперив в паладина полубезумные ярко-алые глаза. кому-то другому от такого взгляда стало бы не по себе, но эртур продолжал, как ни в чем не бывало:
    - раз уж тебе теперь известно настоящее имя… так ведь, гнев? давай познакомимся еще раз. меня зовут гордость. именно от этого греха решили избавиться в первую очередь, так что я вроде как твой старший брат. обниматься будем?
    камаэлька молчала, и гордость вспомнил последний разговор с лысым священником. беседа состоялась в библиотеке, среди множества здоровенных шкафов, битком набитых книгами. худой, высокий человек в простой робе напутствовал:
    - помни, гнев в изначальном виде неуправляем. но и не осознающая себя бесса нам тоже не нужна, она не может управлять пламенем. я уверен, влияние кровавого алтаря сотрет мои иллюзии. бесса будет в смятении, и ты непременно должен оказаться рядом, чтобы направить ее на верный путь.
    и он, гордость, привыкший смотреть на окружающих с презрением, принял приказ этого странного человека.
    налетевший порыв холодного ветра раскачал деревья, породив мерзкий скрежет. по кровавым лужам прошла рябь, а слегка отступивший было белесый туман вновь протянул к ним щупальца. не самое приятное возвращение к реальности. бесса с интересом разглядывала стекающую по алтарю кровь, и рыцарь решил продолжить:
    - кровь ведь нравится тебе, верно? особенно, если проливать ее самой. так зачем противиться своей природе? просто плыви по течению и получай удовольствие, а орден позаботится о том, чтобы тебе не пришлось потом платить кровью. ведь другого не дано, твой путь так или иначе будет устлан трупами. вопрос только в том, станет ли он коротким или длинным. по-моему, выбор очевиден.
    гордость протянул руку, предлагая скрепить договор, но бесса отшатнулась. лицо паладина посерьезнело, брови сошлись на переносице. он начинал терять терпение.
    - сестренка, я ведь гордость, помнишь? я не люблю, когда мне отвечают отказом.
    голос рыцаря прозвучал угрожающе. взгляд камаэльки изменился, но паладин увидел не ярость, появления которой ждал, и не интерес, на который рассчитывал. в глазах бессы был страх. но разве эта эмоция присуща гневу? гордость осознал, что теряет контроль над ситуацией. исправить положение он уже не успел: прямо перед паладином взметнулась к небу стена пламени. гордость шагнул назад, с трудом разглядев за огненной завесой бегущую со всех ног камаэльку.
    - вот как ты хочешь сыграть, сестренка? ничего, я все равно догоню тебя…

    бесса бежала, не разбирая дороги. где-то позади пламя без жалости пожирало мертвые деревья. оставалось надеяться, что гордость и этот проклятый алтарь сгинут в огне. но что делать дальше? куда идти? может, стоило принять предложение и стать карающей дланью ордена? а что еще остается, если она способна лишь убивать? дыхание сбилось, и камаэлька остановилась, испугано оглядываясь.
    черные, скрюченные ветви деревьев нависали над ней, словно норовили схватить. туман стал еще гуще и полз по земле как гигантский монстр с тысячей щупалец. бесса с трудом различила на когда-то могучем, а ныне ссохшемся и жалком дубе намалеванные кровью руны. фанатики и культисты, что отдали жизнь служению шилен, родились с возможностью выбирать любой путь, но прилагают все усилия, чтобы превратиться в бездушные машины для убийства. выходит, ей даже повезло? болотным духам эта мысль показалась забавной, и над изуродованными злом топями разнесся могучий, жизнерадостный смех. бесса вздрогнула, и отвела сползшие на глаза фиолетовые волосы. нет, духи ни при чем. она отлично узнала этот смех. забыв обо всем, камаэлька бросилась к источнику звука. это голос риона, значит, ее друзья живы! они наверняка помогут, как помогали всегда!
    бесса уже различала впереди знакомые силуэты, по щекам заструились слезы радости. стрелой вылетела она на сухой холмик, облюбованный воинами ордена, и… замерла как вкопанная. как можно было забыть? бесса с острова душ была их товарищем и другом. та обманка, созданная священником с добрыми глазами. а она – гнев.
    рион, увидев камаэльку повеселел. орк попросту не заметил странного поведения и искренне радовался, что она жива. недавний бой оставил на его красивых сине-серебристых доспехах пару вмятин, но сам копейщик был цел и невредим. вистану повезло меньше: на левом предплечье заклинателя красовалась свежая повязка. он пристально вглядывался в лицо бессы, явно почувствовав что-то неладное:
    - что случилось? тебя не ранили?
    камаэлька отвела глаза.
    - я… нет, со мной все в порядке, - голос предательски задрожал. вистан взял собеседницу за плечи и слегка встряхнул:
    - не надо обманывать. ты снова потеряла контроль, да? чудовище вырвалось наружу?
    бесса заставила себя улыбнуться, хотя ей хотелось плакать:
    - нет, вистан, никто не вырвался. просто я и есть то самое чудовище.
    глаза риона округлились от удивления, похоже, орк окончательно потерял нить разговора. даже вистан опешил от такого странного заявления. не дожидаясь, пока друзья придут в себя, бесса выложила все, что ей «посчастливилось» узнать. камаэлька чувствовала, что поступить иначе просто не может. рион явно решил, что у нее не все дома. что же, с этим трудно поспорить. вистан слушал внимательно, но по лицу заклинателя бесса поняла, что он уже приготовил ответ. едва рассказ был закончен, вистан подтвердил эту догадку:
    - но ведь ты могла просто напасть на нас, а вместо этого пытаешься поделиться переживаниями. разве так поступил бы жаждущий убийств монстр? выросла ли ты на острове душ, или появилась на свет в ходе какого-то там ритуала не так важно. равно как и то, что изначально тебе была присуща лишь одна эмоция, причем далеко не лучшая. ведь всякой личности свойственно развиваться! благодаря священникам ордена ты осознала себя, но ведь не обязательно плясать под их дудку. можно унять жажду крови, снова загнать ее в самый темный уголок разума и посвятить себя любому мирному занятию. выбор есть всегда. и у тебя есть выбор!
    камаэлька застыла, пораженная этой мыслью. впервые она почувствовала, что все становится на свои места. очарование момента нарушил другой голос. слегка приглушенный, но звучащий оттого еще более зловеще:
    - выбор? ты смешон, человек! берешься рассуждать о том, что даже не способен представить. чувства, вложенные в нас, сильнее, чем все прочие. именно эти семь чувств правят миром! так неужели ты думаешь, что эта девчонка сможет противостоять самому яростному из них?
    сверкнула молния, и закованный в серебристые доспехи гордость на миг стал похож на ангела правосудия, посланного эйнхасад, чтобы указать зарвавшимся смертным их место. на сей раз рыцарь был в шлеме. забрало полностью скрывало лицо, и только ледяные синие глаза его сияли в узкой щелке. бесса со страхом смотрела на старшего брата. она надеялась, что никогда более не увидит его, и уж точно не ожидала, что паладин настигнет так быстро.
    - гордость погубит нас… вот что это означало, - едва слышно прошептал вистан. рион напрягся и покрепче сжал древко копья. в руках рыцаря сверкнул меч, щит он резким движением выхватил из-за спины.
    - зря ты рассказала все друзьям, сестренка. теперь я просто обязан их убить. когда закончу, мы с тобой вернемся в штаб ордена.
    рион с ревом бросился на бывшего командира, метя точно в прорезь шлема. гордость подпустил орка совсем близко и в последний момент ловко отвел копье щитом. рион потерял равновесие, и рыцарь тотчас нанес удар. зеленая голова покатилась по земле, сверкая традиционной орочьей татуировкой.
    гордость шагнул к вистану, но бесса на сей раз не намерена была оставаться сторонним наблюдателем. уже не думая о последствиях, она преградила брату дорогу. как ни странно, он действительно остановился. понимая, что рыцарь в любой момент может передумать, камаэлька крикнула растерявшемуся заклинателю:
    - чего ты стоишь? скорее, уходи отсюда!
    вистан заколебался было, но, взглянув на обезглавленное тело орка, тотчас принял правильное решение. проводив взглядом убегающего заклинателя, бесса сконцентрировала все внимание на гордости. глаза брата теперь светились нестерпимо ярко, словно холодные синие звезды.
    - значит, решила обратить всю ярость на меня? опрометчиво.
    бесса засмеялась, потешаясь над недогадливостью паладина:
    - ярость? неужели ты не понимаешь? мне нет дела до того пути, который вы там наметили гневу. я не собираюсь сжигать города и складывать горы из трупов. а еще мне плевать на этот ваш прогнивший орден, который, как оказалось, ни капельки не святой. на них всех и на тебя в особенности! я и сама способна решить, чего хочу. и сейчас я хочу спасти своего друга!
    да, теперь все на своих местах. гордость шагнул вперед, занося меч, а бесса лишь взмахнула рукой, и все вокруг утонуло в вихре безумного пламени. пришло время показать, на что способен праведный гнев!
     
  19. Lesbos

    Lesbos User

    Joined:
    02.11.11
    Messages:
    574
    Likes Received:
    60
    циклы

    сначала была тьма. густая, кромешная. затем в ней зажглась белая искорка. когда ей надоело гореть в одном месте, она начала медленно двигаться, оставляя за собой тонкую шелковую нить. но быть одному в непроглядном мраке очень грустно, и искорка разделилась надвое. теперь в мире стало веселее, две искорки двигались рядом, летели наперегонки, играли в салочки, сталкивались друг с другом, порождая фейерверки разноцветных огней. когда огни устали беспорядочно носиться, они стали складываться в центре в форму юлы. только самые ясные стали юлой, остальные же бесцельно бродили вокруг, и все, что было вне юлы, виделось расплывчатым и смутным. и юла завертелась. и тогда к роб наконец пришел в сознание. он сидел за деревянным столом в трактире, и до того, как мозги встали на место, он бог знает сколько времени просидел, бесцельно уставившись в одну точку. на середине стола вращалась юла, вокруг нее были разбросаны карты, окурки и шелуха из-под семечек.

    - очухался? – прошептали чьи то губы.

    роб повернул голову, и его взгляд вперся в тонкие губы илы. ее лицо было слишком близко. он чувствовал ее спокойное дыхание. она улыбнулась, убрала выбившуюся из копны волос прядь своими пальчиками, обнажив изумрудный глаз. «потому что я должна была ее убрать», - подумала она, слово некая невидимая сила каждый раз овладевала ее кистью, когда ила томно вздыхала рядом с робом в лучах заката, или убирала меч в ножны после тяжелой битвы, или просто так двигала руками, когда не знала чем их занять. и вот опять непослушная прядь, засаленная и грязная от слишком частых прикосновений, покидала лоб, ожидая того самого мгновения, когда вновь станет резать взгляд своим неуклюжим видом.

    - долго еще пялиться будешь? вставай, пора.

    больше всего на свете роб не любил похмелье. после каждой попойки он думал, каким было бы прекрасным утро без неприятных последствий. роб зевнул, потянулся и пошел к трактирщику платить по счетам. у барной стойки его уже ждал коренастый гном, который протирал бокалы белой тряпочкой. завидя роба, тот лукаво улыбнулся, поставил отполированную кружку перед собой.

    - отвязно вы вчера погуляли. эх, где же моя молодость? я в ваши годы мог опустошить все пивные запасы адена, - замурлыкал гном.
    - ты еще расскажи, как антарас падал замертво от твоего перегара, старый врун. у меня нет настроения точить лясы сейчас. давай, рассчитай нас, и мы пойдем.

    расплатившись мешочком золотых монет, роб двинулся к выходу. у дверей он увидел илу, громко спорившую с группой орков. без лишних вопросов роб взял первый попавшийся под руку стул и обрушил его на голову самой рослой жабы. зеленокожие похватались за рукояти мечей, но вовремя одумались, узнав в робе того силача, который наводил страх на целые орочьи кланы, и молча ушли, потащив с собой тело обмякшего друга. просто нужно было подраться. таковы законы всех питейных заведений.

    - ну, зачем? я бы и сама справилась, - сердито пробурчала ила. роб промолчал. – ладно, пошли отсюда, а то набежит орда мстить за друга, и мы точно опоздаем.

    путники двинулись к замку адена. месяц назад шпионы разнюхали, что король руны собирает силы для похода на аден и планирует нанести удар сегодня. в обстановке строжайшей секретности были укреплены стены, вырыты дополнительные рвы и спешно набраны войска.

    дойдя до замка, их встретил тощий эльф, который сказал, что руна узнала о подготовке адена к войне и в последний момент отказалась от своих притязаний. делать нечего, роб расстроился. грядущая битва должна была стать самой кровавой в истории, должны были появиться новые герои, в чью честь впоследствии тысячи бардов будут петь дифирамбы, но все оказалось насмарку.

    - пошли в трактир, - предложил он иле.
    - давай, - вздохнула она. – все равно здесь нам ловить нечего.

    гном удивился их столь скорому появлению. роб заказал бочонок пива, и занял с илой привычный столик. настроение испортилось окончательно. в последнее время робу все чаще казалось, что он узник в этом мире. будто его действия нарочиты, а судьба предопределена. словно все его поступки совершает не он, а некая сила, которая разрушает его свободу, заставляет плясать под себя. спустя час, когда путники совсем приуныли, а их глаза были застланы алкогольной пеленой с оттенками грусти, роб попросил илу поставить любимую пластинку. на дрожащих ногах она подошла к своей сумке и нашарила в ней пыльный диск.

    и снова в таверне начинал заунывно кряхтеть старый патефон: разбивались лица в трактирных потасовках, пищали фальцетом и сдувались ветром тощие эльфы, прекрасные юноши после сотен битв находили себе теплые влагалища, метались во тьме фаерболы, свистели стрелы, шли бесконечные осады, звенели в ушах «скахал я», инь вело свои войска на янь, извивались фаллические посохи, проступали злодеи, расправлялись крылья. и снова начинала неспешно вращаться юла, мириады букв складывались в предложения, рождались сюжеты со своими героями, заставляя алую кровь течь из наших глаз.
     
    Last edited by a moderator: Nov 20, 2012
  20. Moustacher

    Moustacher User

    Joined:
    17.08.11
    Messages:
    93
    Likes Received:
    90
    пламя дружелюбно потрескивало, дымились влажные щепки. пахло дождем, вокруг было так прекрасно, что невозможно было отвести взор от этих листьев, от неровной коры, от капель, стекающих по веткам, освещенных огненным светом. встревоженный дымом, ухая, пролетал старый сыч, в норах ерзали звери.
    молодежь собралась у костра в центре лагеря. для каждого из них этим утром предстояла первая битва. будоражащие, волнующие ощущения наполняли каждого, они не могли уснуть. молодые юноши и девушки старались перешептываться, чтобы не разбудить весь лагерь, но от души тихо смеяться невозможно.
    проснулся глава этого отряда. обычно молодых стараются расфасовывать по ратям с опытными воинами, чтобы они шли в хвосте и учились. но эти дружили с детства, поэтому кого-то подкупили и сами стали целым маленьким отрядом. военачальники очень удивились, они не знали, что делать с такими неопытными воинами. многие из них не приходили на разбор плана наступления, кто-то уснул в середине объяснения. только одна светловолосая эльфийка сидела в первых рядах, хлопала голубыми глазами и кивала. но командир и этот факт поставил под сомнение, когда девушка спросила: «извините, а мне за стрелой бежать, когда я попаду?»
    решено было провести эксперимент. во главу отряда поставили молодого эльфа, не многим старше этих. он мало чем отличался от них, но сильно выделялся из этой группы. дело в том, что он уже участвовал в одной битве.
    стоило ему выйти к костру, молодые люди тут же притихли. но никто не встал. им не хотелось соблюдать знаки уважения по отношению к тому, что был примерно их возраста.
    -почему не спим? – спросил он невозмутимо спокойным голосом.
    -сам не спит и спрашивает, - усмехнулся темноволосый парень в этой группе. он завалился на бок и даже не взглянул на своего командира. только после человек заметил, что упал боком прямо в сырую землю, но решил не подавать вида, чтобы не портить момент.
    именно за эти мелочи переживали главнокомандующие. они видели, что молодежь совсем еще не нюхала запаха поля брани, а уж тем более – крови.
    -чтобы победить в бою, за ночь до него надо хорошо спать. всему отряду, - произнес эльф, перевернул высокую корзину недалеко от костра и сел прямо на нее.
    -какой от нас толк? никто не заметит, если даже мы не пойдем, - засмеялась молодежь.
    -я замечу. и каждый из нас заметит, что наших сил стало меньше, чем планировалось, - отозвался он.
    -да какая у нас сила? ремб вчера упал в реку и не мог выбраться до вечера, вэшконс взял копье задом наперед. нэнси… ну, нэнси у нас просто очень красивая, - прыснул фаворит этой группы, тот самый темноволосый юноша по красноречивому имени – скот.
    эльф вздохнул раздраженно, подтянул ногу к колену и спокойно начал крепить наплечники к доспеху. он понял, что до утра никто уже не уснет.
    -а я не о вас говорю, - засмеялся он.
    -но ты же сказал, что без нас сила ослабнет, - переспросили у него.
    -верно. без вас ослабнет. но не благодаря вам самим, - продолжил улыбаться тот.
    -о чем ты говоришь? чудной какой-то, как тебя вообще поставили к нам во главу отряда? – зарычал на него брюнет.
    эльф невозмутимо продолжил крепить доспех на ремешки. костер освещал его худую фигуру, светлые волосы и хладнокровное выражение лица. парни удивились, как он может оставаться спокойным, если утром состоится сражение.
    -если вас там не будет, не придет рожденный для битвы, - ответил он, не отводя взгляда от креплений, - а без него у нас нет шансов.
    повисло молчание. народ переглядывался, кто-то уронил половник, которым собрался зачерпнуть со дна огромного чана похлебку. по лагерю загудел тихий звон.
    пламя затрещало от начавшейся мороси.
    -рожденный для битвы? – переспросил скот, садясь в позу лотоса и поворачиваясь лицом к командиру, - какого беса ты мелишь?
    -что, интересно? – усмехнулся эльф, почувствовав, как затихли разговоры, насмешки, а все глаза обратились прямо на него. многие из них совсем недавно еще были детьми, их легко было занять историей.
    -нет, ну сказал «а», говори и «б», - раздраженно фыркнул человек. как подметил эльф – самый настойчивый слушатель. почесав кончик длинного уха, он продолжил.
    -когда суждено случиться очень трудной битве, но стороны неравны, нарушается баланс сражения. обычно более слабая сторона знает об этом и старается капитулировать заблаговременно. некоторые хранят легенду о том, что у них есть резервные силы, стараясь напугать более сильную сторону. у других есть секрет. к примеру, катапульта, которую они прячут в лесу или осадный голем, которого месяцами собирают, а потом в нужный момент призывают гномы. но есть и еще одна вещь, которую редко берут в учет теоретики войны, - рассказывал эльф.
    -рожденный для битвы? – усмехнулся скот, - и что это, один какой-нибудь великий воин, который прошел перерождение?
    -нет. у вас нет шансов на поле сражения против тех, кто сильнее вас. они просто придут и зачистят поляну так, как им это будет удобно. рожденный для битвы - далеко не самый сильный из всех. но он всегда знает, какая сторона слабее и присоединяется к ней, - ответил эльф.
    -да ну! и какая от него одного тогда польза? кто он вообще такой? – под поддакивание товарищей усомнился скот.
    -а в том, что он никогда не приходит один. кто его знает, кто он, - пожал плечами эльф.
    -и в чем тут наша роль? ты когда-нибудь видел его? – не унимался скот. похоже, его действительно очень заинтересовала эта сказка.
    -говорят, его видят лишь те, кто участвует в сражении в первый раз, - сказал эльф. и на этом он завершил свой рассказ, оставив молодым пищу для размышлений на предстоящее утро. светало.

    дождь закончился. трава скользила, путалась в доспехах. войско проснулось и выстроилось в шеренге. пустовало лишь место для маленького вспомогательного отряда из самых молодых воинов. главнокомандующий злобно взревел приказ немедленно явиться.
    -быстрее! я говорил вам – одеваться с ночи! – как маленьким, светлый эльф – офицер помогал подчиненным затягивать колчаны, крепить нагрудники, правильно брать в руки оружие и влезать в железные сапоги.
    -сам справлюсь! – огрызнулся скот, когда эльф пытался вручить ему в руки щит не кверху ногами, а нормально.
    ребята сильно нервничали, поэтому совершали совершенно глупые ошибки. наконец, гуськом все пошли за своим командиром, несущим знамя с белым крестом на синем фоне.
    -мы здесь! – отозвался эльф. главнокомандующий сильно и прилюдно отчитал его за то, что отряд опоздал.
    -мои извинения, сэр. это я не организовал подъем вовремя, - ответил он на это. времени пререкаться дальше не было, пригрозив эльфу кулаком, командир ушел в сторону.
    молодые люди очень удивились, что их лидер не рассказал ничего про ночные посиделки и взял вину на себя. но им было не до разговоров. челюсти дрожали от утренней прохлады и страха так, что звенели доспехи.
    еще ночью они ощущали только бодрое волнение, а теперь, когда до битвы оставались считанные часы, в кровь выбросился адреналин. уже не казалось такой плохой идеей дезертирство.
    вскочив на белого коня, возникшего из неоткуда, светлый эльф пошел вперед, неся знамя. ни у кого из молодых лошадей еще не было. скот призвал маленькую золотистую пичугу. по всполыхам рыжеватого пламени от крыльев эльф краем глаза узнал в этой птичке феникса. тогда эльф вскинул вверх длинную руку, вооруженную мечом. пылая пожарами, из самых недр пламенной земли явился огромный огненный лев. скот только фыркнул.
    шли долго. иногда молодые замечали, как на уздечке подрагивают пальцы руки их предводителя. кому-то удалось услышать, как опытные воины обсуждают их. те очень переживали, говорили, что командир не стал оставлять их в тылу, а впихнул в середину строя для массовки. они узнали, что такие молодые и неопытные воины давно уже не участвуют в боях. но в этот раз у альянса не было выхода – слишком мало сил. поэтому надежда была даже на таких неумех.
    -скот, ты очень красиво выглядишь в доспехах, - подметила эльфийка, попутно пробуя натягивать тетиву своего лука. в итоге та просто отвязалась от другого конца, оставив в руках девушки почти бесполезную деревянную дугу.
    скот еще по возрасту не нарастил слишком большую мышечную массу, но доспехи подчеркнули его широкие плечи и спину, сильную грудь. он гордо вскинул голову. скот был самым опытным среди своих друзей – он много охотился на рейдах. бывали у него и стычки с другими охотниками. но в настоящую битву против альянса он не выходил никогда. поэтому, сильно сжимал кулаки, чтобы не показать волнения.
    -нэнс, красивее тебя в этом войске все равно нет, - похвалил он девушку. та покраснела.
    -не отставать, - улыбаясь, пропел всадник во главе отряда и пришпорил коня. всем пришлось бежать. это немного развеяло волнение, сменив его раздражением и недовольством руководством.
    -в конце концов, у нас есть целитель! шон, ты здесь? – спросили в отрядике.
    в ответ ничего не прозвучало. белый, как потолок храма, целитель еле-еле держал свой меч и смотрел на пятки идущего впереди, чтобы только не видеть толпы марширующих.
    несмотря на то, что они бежали некоторое время, отряд сильно отставал от войска. тогда прискакал верховный командующий на единороге. кто-то в толпе прыснул, настолько это нелепо смотрелось.
    как заряд выстрела, раздался сдвоенный рык прямо перед смеющимся. два черных кугуара главнокомандующего сразу вычислили клоуна.
    -я отдам тебя под трибунал! – ревел он на светлого эльфа, заставляя его лошадь вскакивать на дыбы, - я приказал – держаться середины! куда ты уводишь их в тыл?!
    смекнув, что обман не удался, и неопытный отряд все-таки придется вести в центр, эльф все равно попытался настоять на своем
    -мы слишком неопытны, молодые обычно идут в тылу, чтобы учиться! – огрызнулся он.
    белки командира налились кровью.
    -это ты мне рассказываешь, как я их ставлю обычно?! а теперь необычно! выполнять немедленно, иначе вообще пойдете впереди! – приказал он и пустил единорога вперед. кугуары повыхаживали вокруг еще какое-то время, а потом отправились за хозяином.
    -у нас нет шансов, - прозвучало в отряде.
    наконец, шаг стал медленнее – войско останавливалось. у всех пересохло во рту, руки дрожали так, что кто-то то и дело выпускал из рук оружие. за спиной стояли еще восемь отрядов, впереди было пять. не в силах сдерживать волнения, светлый эльф слез с седла и отозвал коня.
    -ну, буйволы так детенышей защищают – ставят их в середину, а сами рогами отгоняют драколовов. вы в безопасности, - успокоил он своих, а сам тревожно устремил взгляд назад. почему-то командир решил выставить назад одетые в тяжелое отряды и копейщиков. он ожидал удар с тыла. потом эльф взглянул вперед и о чем-то задумался. ряды начали оббегать глашатаи, командир маленького отряда остановил одного.
    -слушай, гвен , он что, не ожидает удара с переднего фланга? – спросил он.
    -у нас там тихо, как в глуши! не беспокойся, до вас даже не дойдут, - успокоил он сопартийца и на всякий случай пожелал удачи.
    все встали в ожидании, но никто не садился на мятую траву. приказано было держать строй.
    с первым гулом криков где-то за спиной сердца у молодых забились где-то в кадыках, у кого они были. все они прижались друг к другу, ища глазами место, где им спрятаться. но вперед идти было нельзя, а сзади уже поднималась пыль от начавшегося сражения. когда песок осел, эльф увидел, как на тыл движется войско, в два раза превосходящее по размерам тыльную часть. передняя часть войска двинулась назад, потянув за собой середину.
    они дружно заорали, ноги ни у кого, включая светлого, сами туда не шли.
    но вскоре случилось то, что заставило бывшие передние фланги рекой политься в обратную сторону. оглянувшись, воины увидели основную силу противника. это было бесчисленное море воинов разных калибров, у каждого светилось оружие, каждый имел в голове собственный освоенный годами тактический план.

    противник ударил с двух сторон.
    стена стрел лучников заставила упасть первые ряды наступающих, вторую они и не успели зарядить. воины тира оказались прямо перед ними быстрее, начав вырезать легких воинов, как овец.
    вскоре на подмогу пришли разбойники одала. они скрылись в пространстве все разом, стерев с лица земли почти что восемь линий войска. теперь сражения молодой отряд в середине рассматривал уже невооруженным глазом.
    вскоре многие из них стали возникать за спинами воинов тира, остальные осмелились вторгнуться прямо во вражеский стан и выпустить ядовитое облако.
    на удивление, их войско неплохо справлялось. но воинов было слишком много. тяжелые рыцари хватали разбойников и выкручивали им головы. затем пошла волна магов. они мстили за разбойников ударами разных стихий, пробивая тяжелую броню, пытаясь задеть как можно больше рыцарей. ругаясь, вперед прорывались целители, автоматически поднимая смертельно раненых на ноги. этого и ожидал противник, пустив в ход уже своих лучников.
    не все успели скрыться за латниками и защитной магией.
    отряд в серединке метался, как мячик по площадке. пока что светлый успешно выводил своих из всех опасных зон. изредка в середину прорывались отчаянные бойцы, но их разрывал на куски златогривый лев рыцаря сигеля. эльф искал глазами командира. на поляну забежал черный кугуар, взглянул на молодеж и тут же растворился в воздухе черным туманом. призыватель был мертв. эльф знал, что смерть командира деморализует войско, внесет сбои в строй. как пастух, главнокомандующий всегда успевал контролировать и тыл и фронтальные части. в середину стало прорываться все больше чужих воинов.

    -я пойду вперед, мне надо помочь собрать строй, - крикнул он своим.
    зубы у всех приятелей бились друг о друга, они старались держаться вместе, чтобы не потеряться, панический страх обуял каждого из них.
    вид крови на траве не пугал так сильно, пока она была вдалеке. но когда хруст тела, крики и глухой удар падения встал перед глазами, они все вверглись в состояние безмолвного шока. эти воины никогда уже не встанут с этой поляны живыми. здесь все по-настоящему, целитель никогда не сможет уже воскресить никого из них.
    -скот, бери командование на себя! – крикнул вслед эльф и ударил пятками по покатым бокам возникшего коня. льва он оставил при молодежи. зверь не хотел оставлять хозяина, но послушался приказа.
    для скота, как удар, пронеслась эта фраза. на тренировках он воспринимал такую команду, как шутку и тут же приказывал всем отдыхать и развлекаться, отпуская пораньше. а теперь все было по-настоящему. куда-то испарилось чувство юмора, перед глазами стояло только море крови.
    -сгруппироваться! – крикнул он неожиданно для себя и до боли в пальцах сжал рукоять меча. феникс пронесся с оглушительным визгом прямо надо львом, обгоняя его и маленькими коготками врезаясь в голову какому-то темному эльфу.
    -это свой! – крикнул ему скот.
    -скот, - всхлипывая, произнесла нэнси, - у нас нет шансов! где этот рожденный для битвы, о которым нам рассказывал тот эльф?
    она никак не могла справиться с луком. скот лично подбежал к ней, наматывая тетиву на дерево, вручил в руки стрелу.
    -теперь не развяжется, - сказал он, - стреляй!
    он не стал отвечать на ее вопрос. человеку не дано знать ответов на все на свете. а сам он, как только прозвучали слова девушки, вспомнил про рассказанную легенду. как бы он не отказывался, он все равно продолжал верить в сказку.
    подняв карие глаза, скот увидел, как без всадника в седле несется его белый конь. он зажмурился, плотно сжимая губы, пытаясь унять дрожь в коленях. прямо перед ним вырос разбойник одала, готовый скрестить на его горле ножи.
    от испуга скот наотмашь проскользнул мечом в воздухе. как не странно, он попал, снеся с плеч голову врага.
    все удивленно взглянули на своего временного командира. они никак не ожидали, что тот способен убить кого-то. он и сам этого не ожидал, но удивление на его суровом лице казалось скорее уверенностью, внушая ощущение знания своего тела. скот увидел кровь на своих руках. рыцарь феникса почувствовал, как его птица садится на плечо, поддерживая хозяина. вокруг кипело сражение. опытные старались не подпускать никого в середину, зная, что молодежь выкосят моментально. но силы явно были не равны. и вдруг, видя это , скот понял одну вещь.

    -я – рожденный для битвы! – провозгласил он, поднимая меч в воздух. сказал он это так громко, что стоящие вокруг оглянулись на него.
    он уверенно посмотрел на своих товарищей, стараясь держать в напряжении руки, чтобы не дрогнуть.
    молодежь сначала недоверчиво глядела на него, потом их словно одухотворило. неужели скот все это время скрывал от них такую важную вещь? почему он не сказал им раньше? но самое главное – они поверили, что теперь победа обеспечена.
    спокойствие и уверенность, долгожданное облегчение легко на их плечи. нэнси натянула тетиву, выпустив стрелу точно в цель – в другого лучника где-то на другом конце поля. она знала, что всегда могла это сделать. на тренировках получалось.
    другие ребята тоже мобилизовались. орки выносили целые дороги за пределы отрядов, теснили даже самых сильных. кого-то убивали. но остальные продолжали из середины сыпать удары по рассеявшемся врагам. сам скот вел за собой свой отряд, неустанно повторяя, что он – рожденный для битвы. по стану врага пронесся слух, что в середине у них спрятано какое-то дополнительное войско.
    к вечеру, почти что разгромленный, вражеский альянс гнали до самой границы феода. они трусливо бежали и телепортировались кто куда. вскоре пошел гул победы.
    долгожданная свобода окутала жарево прошедшего сражения прохладой. живые и способные идти отправились назад, к лесу – зализывать раны и расходиться по кланам. вышли глашатаи с отрядами – искать своих раненых и добивать врагов.
    главнокомандующий, действительно, пал в бою. так что, эльфу не грозил трибунал. но вот самого эльфа молодой отряд найти никак не мог.
    все друзья, к счастью, остались целы. хотя, среди молодежи было много раненых, а кто-то и вовсе не вернулся в строй.
    -скот! – позвал кто-то. на носилках мимо него выносили эльфа – их лидера.
    -все, кто сидел у костра – живы. мы в порядке, - ответил он.
    -это прекрасно. но помни. сколько бы боев не было теперь на твоем счету, на моем всегда будет на один больше! ты отличился за время битвы, альянс не оставит тебя без медали. а я, в свою очередь, посодействую, чтобы в следующий бой ты повел отряд, – усмехнулся остроухий.
    скот улыбнулся в ответ, а потом вспомнил очень важную деталь, -помнишь, ты рассказывал нам у костра о рожденном для битвы?
    -ну? – улыбался эльф.
    -он не пришел! мне пришлось притвориться им, чтобы все поверили! – с возмущением и гневом прошептал он, чтобы никто кроме эльфа не услышал.
    -так нет никакого рожденного для битвы. это – такая байка для всех, кто идет в первый бой, - подмигнул светлый эльф, подоспели целители и унесли его.
    скот молча стоял и смотрел на окружающий мир. он понимал, что скоро и сам расскажет сказку о "рожденном для битвы" новобранцам. тогда и они победят. и будут побеждать каждый раз, как вспомнят эту легенду.
     
    Saggita and Greshnica69 like this.
Thread Status:
Not open for further replies.