1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

Предопределенный путь

Discussion in 'Коллегия бардов' started by Mesmero, Dec 3, 2012.

  1. Mesmero

    Mesmero Moderator

    Joined:
    25.11.10
    Messages:
    1,879
    Likes Received:
    647
    жуткая двухголовая тварь, только отдаленно напоминавшая волка, остановилась на поляне, приглушенно рыча. гротескные кривые клыки монстра не умещались в пастях. на поросшей грязно-серым мехом спине извивались подобно змеям нелепые щупальца-отростки. природа не могла создать столь неестественное, отвратительное существо. злоба шилен, отравившая все в этих землях, породила этого жуткого мутанта.
    серые, рваные облака расступились, открыв багровое закатное солнце. в этом свете внешность кровавых топей вполне соответствовала названию: раскиданные тут и там лужи загнивающей воды окрасились красным. уродливые, лишенные листвы деревья закачались на ветру, заскрежетали, словно ругаясь на потревоживших покой чужаков. зловонный запах гниющей воды, гниющих деревьев, гниющих тел мешал нормально дышать.
    камаэлька и сама понимала, что не к месту в этом страшном болоте. хрупкая и невысокая, она чувствовала себя абсолютно беззащитной перед гигантскими мутировавшими монстрами. черно-золотое магическое одеяние с высоким воротником, что было на девушке, больше подошло бы для какой-нибудь парадной церемонии, чем для экспедиции в опасные места. ветер снова заигрался с ниспадающими до плеч фиолетовыми волосами бессы, в ее алых глазах отразился медленно приближающийся «волк». камаэлька невольно попятилась. заплетающимся языком бесса кое-как произнесла слова заклятья, и в ее руках возник малюсенький огненный шар. камаэлька тотчас швырнула его в монстра, но снаряд потух, не пролетев и половины пути. всему виной страх. успокойся, вспомни, чему тебя учили…
    из-за спины бессы неспеша вышел рыцарь. серебристые доспехи его сверкали в закатных лучах, словно уже обагренные кровью врагов. светлые, коротко остриженные волосы, благородное лицо делали его настоящим красавцем. сир эртур, командир отряда. хотя на губах командира играла улыбка, синие глаза смотрели холодно, а в голосе сквозили нотки презрения:
    - я вижу, твоя магия огня все так же хороша. давай-ка лучше я займусь этим волчонком.
    не дожидаясь ответа, он привычным движением выхватил меч и направился навстречу монстру. почувствовав опасность, «волк» зарычал и прыгнул на нового врага. эртур легко, несмотря на сковывающие движения латы, уклонился и нанес быстрый рубящий удар. из рассеченного бока мутанта хлынула кровь, он взревел и попытался достать паладина зубами.
    звуки яростного боя послышались и с другой стороны. обернувшись, бесса увидела там орка риона. роскошные синие доспехи, украшенные серебряными узорами, полностью скрывали его тело, выставляя на обозрение только лысую голову, украшенную традиционной татуировкой зеленокожего народа. внушительное копье орка насквозь прошило ужасное существо. из паучьего тела твари заместо головы начинался человеческий торс, причем все это было грязно-зеленого цвета. как нижние лапы, так и «руки» чудовища заканчивались острыми хитиновыми клинками. монстр не торопился умирать, верещал что-то тоненьким голоском и размахивал лапами, пытаясь дотянуться до орка.
    камаэлька принялась было осматривать окружающую местность в поисках последнего воина из их маленького отряда, но тот уже сам подскочил к сцепившемуся с «пауком» орку. это был заклинатель из человеческой расы, вистан. внешность бывшего проповедника была самой непримечательной: средний рост, каштановые волосы, самое обычное лицо, простой, без украшений, пластинчатый доспех. парные мечи в руках заклинателя описали сверкающий круг и две паучьи лапы повалились на землю, все еще продолжая дергаться.
    громогласный рык прозвучал совсем рядом, и бесса едва не подпрыгнула от испуга. еще один «волк» вышел из-за деревьев и смотрел прямо на нее голодными глазами.
    эртур все еще рубился с предыдущим мутантом. у монстра осталась только одна голова, и не хватало половины щупалец-отростков, паладина же даже не поцарапали. но прийти на помощь рыцарь явно уже не успеет.
    «волк» постепенно, с опаской приближался. камаэлька выкрикнула твердо заученные слова, и в монстра полетел новый огненный шар. на сей раз удар достиг цели, и мутант взревел, мотая опаленными головами. бесса принялась за следующий снаряд, но разозленный «волк» не собирался давать ей шанс. монстр прыгнул, и камаэлька с ужасом поняла, что не успевает.
    всего в метре от успевшей попрощаться с жизнью бессы «волк» будто споткнулся и с плеском повалился в загнивающую лужу. камаэлька увидела торчащую из бока мутанта цепь, и обратила взгляд на эртура. рыцарь потянул, и туша брыкающегося монстра поволочилась к нему, оставляя борозду в грязи. предыдущий противник паладина валялся у его ног, из глазницы измененного тьмой зверя торчал меч эртура.
    нападавший на бессу волк изо всех сил пытался достать обидчика, но безуспешно. рыцарь не дал ему шанса. едва мутант оказался достаточно близко, эртур выхватил меч и одним взмахом срубил мерзкие щупальца. не давая монстру встать, паладин нанес серию колющих ударов. «волк» затих довольно быстро.
    паладин прошествовал к пытающийся отойти от шока камаэльке и язвительно отметил:
    - тебе следует быть осторожнее, все-таки, ты самый важный воин моего отряда. без тебя наша миссия здесь обречена на провал.
    бессе нечего было ответить: она сполна заслужила эту иронию. тем временем, у риона и вистана ситуация почти не изменилась. разве что, благодаря стараниям заклинателя «паук» потерял еще пару лап и одну «руку». орк зарычал и невероятным усилием поднял верещащего мутанта в воздух. крутанувшись на месте, он с силой впечатал противника в дерево. послышался треск, и «паук» задергался в конвульсиях, погребенный под стволом. оттерев пот со лба, рион не без труда извлек из тущи мутанта копье.
    убедившись, что монстров в округе больше нет, эртур приказал отряду разбивать лагерь. запыхавшийся, но довольный собой орк подошел к камаэльке и хлопнул по плечу так, что та едва устояла на ногах:
    - не грусти, мы тебе поможем если что. даже эртур, хотя он и кажется злым.
    девушка не успела ответить, а орк уже проследовал к месту будущей стоянки. тяжело вздохнув, она поплелась следом.

    бесса закрыла глаза, и едва различимые в темноте стены палатки исчезли, уступив место величественным зданиям острова душ. плавающее среди редких облаков солнце светило, но не жарило. пульсирующие красные прожилки, пронизывающие черный камень, делали город похожим на живое существо. устремившиеся к небу грандиозные шпили и парящие в воздухе алые кристаллы поражали воображение. строгая красота этого места была камаэльке по душе, хотя она почти не помнила проведенного здесь детства. зато почти каждую ночь бесса гуляла по родному городу во снах.
    камаэлька наискось пробежала центральную площадь, ловя удивленные и осуждающие взгляды прохожих. ноги будто сами пронесли ее по лестнице и дальше, через аккуратные кварталы, узкие улочки. цель бессы лежала на самой окраине города: уютный одноэтажный домик все из того же странного камня. окна здания выходили на ухоженный сад, пестреющий цветами. камаэлька остановилась, полной грудью вдыхая чудесный аромат. дверь дома бесшумно отворилась, и в проеме показался стройный, высокий человек в красно-золотой робе. бесса вгляделась в лицо мага, но картинка тут же расплылась перед глазами.
    кошачьей поступью на порог вышла камаэлька и нежно обняла мужа за плечи. ее фиолетовые волосы рассыпались по плечам мага. девушка что-то прошептала, человек улыбнулся в ответ, и счастливая пара скрылась в доме, дверь закрылась. небо мгновенно потемнело. тихий голос из самого дальнего уголка сознания бессы отчетливо произнес:
    - это все ложь, ты же знаешь. неужели позволишь призракам без лица обмануть себя?
    камаэлька похолодела от страха. она ведь видела этот сон столько раз, почему же не помнит о том, что ожидает в конце?
    через мгновенье остров душ превратился в ад. за считанные секунды исчезли в огне прекрасные цветы. кругом метались объятые пламенем фигуры. в воздухе повис удушливый черный дым. бесса стояла посреди этого хаоса, бессильная что-то сделать. огонь не причинял ей боли, но душа камаэльки разрывалась на части. от криков сгорающих заживо, треска исчезающих в огне деревьев и рева бушующего пламени закладывало уши. снова бесса вынуждена была стать единственной слушательницей этой симфонии смерти, проходящей под аккомпанемент безумного смеха чудовища, что поселилось у нее в голове. и чудовище рвалось наружу, с каждым разом все сильнее натягивая незримые цепи.

    окончательно проснувшись, вистан спешно нацепил дорожную одежду. заклинатель уже привык подниматься среди ночи, а чуткий сон позволял ему различать припадок бессы еще на стадии негромкого хихиканья. нырнув в палатку камаэльки, вистан простейшим заклятьем зажег светильник. вокруг метавшейся в бреду девушки заплясали уродливые тени. фиолетовые волосы камаэльки разметались по подушке, крыло растрепалось, а губы искривились в жутком подобии улыбки. нарушающий тишину тихий смех ее казался безумным. несчастная душа. каково это: почти каждую ночь видеть, как родной город погибает в пламени? не удивительно, что магия огня дается бессе с таким трудом. заклинатель присел рядом и осторожно погладил камаэльку по голове. глаза девушки распахнулись, и вистан невольно отпрянул. он будто смотрел в пылающие врата преисподней: столько злобы, ненависти ко всему живому было в них. бесса тотчас вцепилась в левую руку заклинателя мертвой хваткой. как сквозь сон услышал вистан голос камаэльки, такой знакомый и чужой одновременно:
    - ты думаешь, сможешь что-нибудь изменить? глупец! гордость погубит всех вас. приговор уже… подписан…
    заклинатель едва не вскрикнул от резкой боли в руке. бесса ослабила хватку и без сил повалилась на постель. вистан еще долго не мог прийти в себя. левый рукав его был прожжен, на предплечье красовался свежий ожог, но не это казалось самым страшным. такого не случалось еще ни разу. неужели всему виной негативное влияние кровавых топей? или барьеры священников слабеют со временем? и что значили эти странные слова? так или иначе, нужно поскорее выполнить задание и убраться отсюда. в противном случае, может случиться непоправимое.
    остаток ночи вистан провел с метавшейся в полусне бессой. он всей душой хотел помочь ей, но мог только держать за руку и гладить по голове, надеясь, что у камаэльки хватит сил, чтобы удержать чудовище.

    теперь бесса оказалась в тесной комнатушке без окон. стены были частично покрыты свежей копотью, будто тут недавно бушевало пламя. стальные браслеты надежно сковывали руки и ноги камаэльки, обезопасив тем самым сидевшего рядом худого человека. незнакомец был облачен в лишенную всяких украшений серую робу и абсолютно лыс, но лучащиеся добротой зеленые глаза делали его по-своему красивым. мягкий, вкрадчивый голос священника успокаивал, и в то же время словно заставлял прислушаться:
    - успокойся, постарайся унять эмоции. я знаю, что за огонь терзает тебя. и все-таки нужно взять себя в руки и идти дальше. разве твои родители хотели бы, чтобы после катастрофы их дочь утратила рассудок?
    картинка померкла, и бесса вновь погрузилась в водоворот беспорядочных видений, где кошмары мешались с обрывками трагического прошлого. а до утра было так далеко…

    где-то вдали прозвучал гром, и черные тучи на миг озарились вспышкой молнии. в неверном свете корявые ветви мертвых деревьев походили на когти гигантского монстра. бессе слышались далекие стоны и зловещий скрежет, хотя она знала, что это лишь завывания ветра. под ногами противно хлюпало, а стелящийся по земле туман стал настолько густым, что в нем, казалось, можно утонуть.
    надо перестать шарахаться от каждой тени, иначе путь может стать бесконечным. а куда, собственно, она идет? бесса не смогла бы сейчас ответить. она просто знала, что должна идти, а где-то в самом тайном уголке сознания безудержно хохотало чудовище, приходящее по ночам. камаэлька изо всех сил старалась отвлечься, но мысли в голову лезли одна мрачнее другой. где сейчас товарищи по отряду? живы ли они? если уж даже ей удалось спастись, такие умелые вояки наверняка должны были справиться. тем более, с ними эртур, а этот вовсе почти неуязвим. с другой стороны, она сбежала, а им пришлось сражаться…
    - уже совсем близко. скоро ты, наконец, узнаешь правду, - шептало в голове чудовище. бесса очень боялась этой «правды», но свернуть с пути боялась еще больше.
    и вот в белом мареве начали проявляться очертания чего-то огромного. подойдя еще ближе, камаэлька поняла, что перед ней грандиозный алтарь. над мрачным обелиском алел демонический портал, из которого непрестанно изливалась кровь. багровый поток струился по стенам алтаря, скапливалась у подножья, смешивалась со зловонной болотной жижей. вот оно, сердце кровавых топей. темная, злая сила этого места внушала ужас. поняв, что совершила ошибку, бесса сделала шаг назад, но было поздно. зайдясь в приступе бесноватого веселья, мгновенно осильневшее чудовище с легкостью смело заслоны священников ордена. воспоминания об острове душ развеялись, истаяли, превратившись в блеклые картинки. неужели все это действительно ложь? но где тогда правда?
    перед глазами бессы всплыли очертания большого зала. она лежит на полу, в самом центре выгоревшего участка. все кругом испещрено витиеватыми рунами, расчерчено сложными фигурами. над ней нависает огромный человек, в его серо-стальных глазах легко читается презрение.
    - так это и есть мой гнев? оставляю ее тебе, сам решишь, что делать. и потрудись раздобыть ей одежду.
    картинка померкла, тотчас сменившись следующей. бесса увидела тесную комнатушку, так часто являвшуюся ей в кошмарах. руки и ноги камаэльки снова были прикованы к кровати стальными браслетами, а лысый священник с добрыми зелеными глазами спокойно и вкрадчиво объяснял:
    - ты помнишь свое детство? остров душ? ну же, я ведь показывал тебе картинки. разве тебе не хочется обрести воспоминания, а, гнев? ах да, тебе ведь нужно второе имя. что-нибудь демоническое, чтобы подходило твоей пламенной натуре. может, бесса?
    слезы потекли по ее щекам, чтобы потом смешаться с кроваво-красной жижей, что под ногами. к такой правде камаэлька оказалась не готова. как удар кнутом хлестнул до боли знакомый голос, наполненный ледяной надменностью:
    - как хорошо ни бегай, от себя не убежишь. не так ли, сестренка?
    у алтаря стоял сир эртур. кровавая река отражалась в начищенных до блеска серебристых латах, придавая благородному паладину зловещий вид. на губах рыцаря застыла пренебрежительная усмешка, а холодные синие глаза сияли торжеством. он прав! разве возможно бороться со своей природой? выходит, вот она настоящая: то самое чудовище из кошмарных снов, которое ни в коем случае нельзя выпускать наружу.

    все шло строго по плану. открытая склянка со зловонной демонской кровью обеспечила достаточно массовую атаку монстров. эртур, как и полагается в таких случаях командиру, слегка помедлил с требуемой командой… и пожалуйста: маленький отряд вынужден был разделиться. правда, этот бестолковый орк едва все не испортил, но опытному рыцарю не составило труда помешать ему прорваться к камаэльке. а там уж ей ничего не оставалось, как спасаться бегством и, потерявшись в топях, идти на «зов» кровавого алтаря. эртур с трудом сдерживал желание посмеяться над предсказуемостью «младшей сестры». надо отдать должное этому лысому священнику: он единственный поверил в то, что из совершенно неуправляемого гнева можно будет сделать послушное орудие ордена. и вот смотрите, результат уже практически готов. всего-то надо было провести пару сеансов «промывания мозгов», заставить поверить в выдуманную историю и подобрать правильное окружение. а когда гнев достаточно очеловечится… или окамаэлится? сможет сдерживать свою жажду убийств и немножко думать головой. теперь осталось в эту хорошенькую головку с фиолетовыми волосами вложить правильные мысли, и дело можно считать сделанным.
    хохот бессы все больше походил на конвульсии, она даже не заметила, как вспыхнула пара стоящих неподалеку деревьев. все-таки сестренка никогда не умела держать себя в руках. в очередной раз осознав свое превосходство, эртур приступил к финальной части плана:
    - хватит истерить, все не так плохо. ну, кроме того что твое появление на свет явилось побочным эффектом очищения от грехов. ах да, еще ты способна только убивать и ничего более.
    бесса затихла, вперив в паладина полубезумные ярко-алые глаза. кому-то другому от такого взгляда стало бы не по себе, но эртур продолжал, как ни в чем не бывало:
    - раз уж тебе теперь известно настоящее имя… так ведь, гнев? давай познакомимся еще раз. меня зовут гордость. именно от этого греха решили избавиться в первую очередь, так что я вроде как твой старший брат. обниматься будем?
    камаэлька молчала, и гордость вспомнил последний разговор с лысым священником. беседа состоялась в библиотеке, среди множества здоровенных шкафов, битком набитых книгами. худой, высокий человек в простой робе напутствовал:
    - помни, гнев в изначальном виде неуправляем. но и не осознающая себя бесса нам тоже не нужна, она не может управлять пламенем. я уверен, влияние кровавого алтаря сотрет мои иллюзии. бесса будет в смятении, и ты непременно должен оказаться рядом, чтобы направить ее на верный путь.
    и он, гордость, привыкший смотреть на окружающих с презрением, принял приказ этого странного человека.
    налетевший порыв холодного ветра раскачал деревья, породив мерзкий скрежет. по кровавым лужам прошла рябь, а слегка отступивший было белесый туман вновь протянул к ним щупальца. не самое приятное возвращение к реальности. бесса с интересом разглядывала стекающую по алтарю кровь, и рыцарь решил продолжить:
    - кровь ведь нравится тебе, верно? особенно, если проливать ее самой. так зачем противиться своей природе? просто плыви по течению и получай удовольствие, а орден позаботится о том, чтобы тебе не пришлось потом платить кровью. ведь другого не дано, твой путь так или иначе будет устлан трупами. вопрос только в том, станет ли он коротким или длинным. по-моему, выбор очевиден.
    гордость протянул руку, предлагая скрепить договор, но бесса отшатнулась. лицо паладина посерьезнело, брови сошлись на переносице. он начинал терять терпение.
    - сестренка, я ведь гордость, помнишь? я не люблю, когда мне отвечают отказом.
    голос рыцаря прозвучал угрожающе. взгляд камаэльки изменился, но паладин увидел не ярость, появления которой ждал, и не интерес, на который рассчитывал. в глазах бессы был страх. но разве эта эмоция присуща гневу? гордость осознал, что теряет контроль над ситуацией. исправить положение он уже не успел: прямо перед паладином взметнулась к небу стена пламени. гордость шагнул назад, с трудом разглядев за огненной завесой бегущую со всех ног камаэльку.
    - вот как ты хочешь сыграть, сестренка? ничего, я все равно догоню тебя…

    бесса бежала, не разбирая дороги. где-то позади пламя без жалости пожирало мертвые деревья. оставалось надеяться, что гордость и этот проклятый алтарь сгинут в огне. но что делать дальше? куда идти? может, стоило принять предложение и стать карающей дланью ордена? а что еще остается, если она способна лишь убивать? дыхание сбилось, и камаэлька остановилась, испугано оглядываясь.
    черные, скрюченные ветви деревьев нависали над ней, словно норовили схватить. туман стал еще гуще и полз по земле как гигантский монстр с тысячей щупалец. бесса с трудом различила на когда-то могучем, а ныне ссохшемся и жалком дубе намалеванные кровью руны. фанатики и культисты, что отдали жизнь служению шилен, родились с возможностью выбирать любой путь, но прилагают все усилия, чтобы превратиться в бездушные машины для убийства. выходит, ей даже повезло? болотным духам эта мысль показалась забавной, и над изуродованными злом топями разнесся могучий, жизнерадостный смех. бесса вздрогнула, и отвела сползшие на глаза фиолетовые волосы. нет, духи ни при чем. она отлично узнала этот смех. забыв обо всем, камаэлька бросилась к источнику звука. это голос риона, значит, ее друзья живы! они наверняка помогут, как помогали всегда!
    бесса уже различала впереди знакомые силуэты, по щекам заструились слезы радости. стрелой вылетела она на сухой холмик, облюбованный воинами ордена, и… замерла как вкопанная. как можно было забыть? бесса с острова душ была их товарищем и другом. та обманка, созданная священником с добрыми глазами. а она – гнев.
    рион, увидев камаэльку повеселел. орк попросту не заметил странного поведения и искренне радовался, что она жива. недавний бой оставил на его красивых сине-серебристых доспехах пару вмятин, но сам копейщик был цел и невредим. вистану повезло меньше: на левом предплечье заклинателя красовалась свежая повязка. он пристально вглядывался в лицо бессы, явно почувствовав что-то неладное:
    - что случилось? тебя не ранили?
    камаэлька отвела глаза.
    - я… нет, со мной все в порядке, - голос предательски задрожал. вистан взял собеседницу за плечи и слегка встряхнул:
    - не надо обманывать. ты снова потеряла контроль, да? чудовище вырвалось наружу?
    бесса заставила себя улыбнуться, хотя ей хотелось плакать:
    - нет, вистан, никто не вырвался. просто я и есть то самое чудовище.
    глаза риона округлились от удивления, похоже, орк окончательно потерял нить разговора. даже вистан опешил от такого странного заявления. не дожидаясь, пока друзья придут в себя, бесса выложила все, что ей «посчастливилось» узнать. камаэлька чувствовала, что поступить иначе просто не может. рион явно решил, что у нее не все дома. что же, с этим трудно поспорить. вистан слушал внимательно, но по лицу заклинателя бесса поняла, что он уже приготовил ответ. едва рассказ был закончен, вистан подтвердил эту догадку:
    - но ведь ты могла просто напасть на нас, а вместо этого пытаешься поделиться переживаниями. разве так поступил бы жаждущий убийств монстр? выросла ли ты на острове душ, или появилась на свет в ходе какого-то там ритуала не так важно. равно как и то, что изначально тебе была присуща лишь одна эмоция, причем далеко не лучшая. ведь всякой личности свойственно развиваться! благодаря священникам ордена ты осознала себя, но ведь не обязательно плясать под их дудку. можно унять жажду крови, снова загнать ее в самый темный уголок разума и посвятить себя любому мирному занятию. выбор есть всегда. и у тебя есть выбор!
    камаэлька застыла, пораженная этой мыслью. впервые она почувствовала, что все становится на свои места. очарование момента нарушил другой голос. слегка приглушенный, но звучащий оттого еще более зловеще:
    - выбор? ты смешон, человек! берешься рассуждать о том, что даже не способен представить. чувства, вложенные в нас, сильнее, чем все прочие. именно эти семь чувств правят миром! так неужели ты думаешь, что эта девчонка сможет противостоять самому яростному из них?
    сверкнула молния, и закованный в серебристые доспехи гордость на миг стал похож на ангела правосудия, посланного эйнхасад, чтобы указать зарвавшимся смертным их место. на сей раз рыцарь был в шлеме. забрало полностью скрывало лицо, и только ледяные синие глаза его сияли в узкой щелке. бесса со страхом смотрела на старшего брата. она надеялась, что никогда более не увидит его, и уж точно не ожидала, что паладин настигнет так быстро.
    - гордость погубит нас… вот что это означало, - едва слышно прошептал вистан. рион напрягся и покрепче сжал древко копья. в руках рыцаря сверкнул меч, щит он резким движением выхватил из-за спины.
    - зря ты рассказала все друзьям, сестренка. теперь я просто обязан их убить. когда закончу, мы с тобой вернемся в штаб ордена.
    рион с ревом бросился на бывшего командира, метя точно в прорезь шлема. гордость подпустил орка совсем близко и в последний момент ловко отвел копье щитом. рион потерял равновесие, и рыцарь тотчас нанес удар. зеленая голова покатилась по земле, сверкая традиционной орочьей татуировкой.
    гордость шагнул к вистану, но бесса на сей раз не намерена была оставаться сторонним наблюдателем. уже не думая о последствиях, она преградила брату дорогу. как ни странно, он действительно остановился. понимая, что рыцарь в любой момент может передумать, камаэлька крикнула растерявшемуся заклинателю:
    - чего ты стоишь? скорее, уходи отсюда!
    вистан заколебался было, но, взглянув на обезглавленное тело орка, тотчас принял правильное решение. проводив взглядом убегающего заклинателя, бесса сконцентрировала все внимание на гордости. глаза брата теперь светились нестерпимо ярко, словно холодные синие звезды.
    - значит, решила обратить всю ярость на меня? опрометчиво.
    бесса засмеялась, потешаясь над недогадливостью паладина:
    - ярость? неужели ты не понимаешь? мне нет дела до того пути, который вы там наметили гневу. я не собираюсь сжигать города и складывать горы из трупов. а еще мне плевать на этот ваш прогнивший орден, который, как оказалось, ни капельки не святой. на них всех и на тебя в особенности! я и сама способна решить, чего хочу. и сейчас я хочу спасти своего друга!
    да, теперь все на своих местах. гордость шагнул вперед, занося меч, а бесса лишь взмахнула рукой, и все вокруг утонуло в вихре безумного пламени. пришло время показать, на что способен праведный гнев!
     
  2. Цитиан

    Цитиан User

    Joined:
    28.06.11
    Messages:
    467
    Likes Received:
    13
    прочитал этот рассказ в армии. он мне тогда понравился. жаль что к нему нету не каких комментариев. спасибо автору