1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.
  2. Колесо Йорм Поэзия Календарь Гильдия Дайджест Календарь событий в Aion

Заклятие удачи

Discussion in 'Литературное творчество' started by ErdeTot, May 5, 2013.

  1. ErdeTot

    ErdeTot User

    Joined:
    18.11.10
    Messages:
    1
    Likes Received:
    0
    целитель – susumi, делика.
    эта история написана мной и тремя очень близкими мне людьми. думаю, я должен благодарить айон за то, что мы встретили друг друга.
    мы стараемся написать хорошее произведение и искренне надеемся, что у нас это получится. мы вкладываем в него частичку себя.

    чародей - elliotreid, делика.
    сам по себе фик - взгляд на айон со стороны более серьёзной, чем просто ммошечка с каваем на каждом углу. пусть сам по себе айон скуп на дарковость, серьёзность и всё в этом роде, но с помощью фиков всё это можно привнести в него, сохраняя при этом основные правила мира атреи.
    каждый из нас видит в этом произведении что-то своё. для меня этот фик - прежде всего время проведённое с друзьями, наша личная творческая коллаборация.

    заклинатель - eiku, делика.
    хочу быть с вами честна: я не испытывала особенного восторга, когда мне предложили написать фик по айону. но, спустя некоторое время, идея действительно захватила меня, и стало по-настоящему интересно. создание альтернативной реальности – увлекательное и захватывающее действие, в котором мне посчастливилось участвовать. мне хочется донести до вас свое мироощущение в рамках этого замечательно проекта, поделиться толикой эмоций, которые я переживаю вместе со своими друзьями. надеюсь, вы получите такое же удовольствие от прочтения нашего произведения, как и мы при его создании.

    делика - какой-то лолодин бобра и света сунака.
    мне всегда нравилось играть за железку, кататься лицом по клавиатуре и считать после этого фраги. забавно, но, оказывается, таким же образом можно написать фик.
    большую часть времени, проведенного в айоне, я молча бегаю от зергов и весело провожу время, сливаясь об скилловых отцов атреи. этот текст - своего рода дань моему тихому гладиаторскому существованию и всем тем мыслям, которые проносятся в моей голове, но так и не обретают словесную форму, пока я яростно убиваюсь обо все живое во имя пати, ап и строчек в рейтинге арены. и несмотря на то, что айон для меня более интересен пвп контентом, мое отчасти ролеплещецкое прошлое наложило определенный романтический отпечаток на восприятие игрового процесса. посему я надеюсь, никого не отпугнет мое сомнительное чувство юмора и умение писать.

    итак, мы все с гордостью представляем вам...


    заклятие удачи


    глава 1: капкан



    08 день, 06 месяц. чародей.

    страх – уникальное чувство. он ставит под сомнение все твои принципы и запреты, он освещает все самые потаённые уголки твоего сознания и не даёт тебе уснуть ночью.

    я не могу уснуть уже третий день. на секунду закрываю глаза – и вижу лица моргана и эикю, искажённые в нечеловеческих муках. грядущая битва с последним лордом балауров отравила собой всё хорошее, что происходило в элиосе.

    когда воздух в доме окончательно пропитался угнетающей тревогой, я вышла на пирс, который находился по соседству. вокруг меня не было ни души. только порыв холодного ветра коснулся моих плеч, напомнив мне, что сейчас - ранее утро.

    совет так уверен в нашей победе… почему же я в ней не уверена? морган – отличный целитель, в лечебном деле ему нет равных. эикю – потрясающая заклинательница с невероятной магической мощью. остальные члены альянса – лучшие из лучших, прошедшие через сотни сложных битв. что, если совет ошибся? что, если мы…

    я больше не могла сдерживать слёзы. они потекли по моим щекам, словно горькие ручьи, пытаясь смыть бледный страх с моего лица, но безуспешно. с каждой минутой мне становилось всё хуже.

    мне было стыдно за свой страх. казалось, что все мои чувства клеймом позора отпечатались на моём лбу и кричали всем вокруг, что я поддалась страху там, где было нельзя.

    вернувшись домой, я упала на диван и поймала себя на мысли, что была готова умереть прямо здесь и сейчас, лишь бы этот кошмар прекратился. на стене висели картины, написанные несколько лет назад. они напоминали мне о том, каким беззаботным было моё прошлое. от этих воспоминаний мне становилось только хуже. они умножали вес давившего на моё сознание камня во много сотен крат.

    всё, что мне осталось – это смириться и покорно ждать судьбоносной битвы, не обращая внимания на свои чувства. кажется, что только я боюсь завтрашней битвы.

    счастье – в неведении.

    и в этом я уже убедилась.


    ***


    13 день, 06 месяц. заклинатель.

    на всё воля айона…

    что есть наш мир? раздробленный на части, заселённый причудливыми существами, поражающей красотой и разнообразностью природной флоры. раздираемый нескончаемыми войнами трех противоборствующих рас. в нём нет места для сострадания, нет места для жизни. мы - лишь существуем. мечтаем о мире без боли, без смерти и идём напролом к этой цели. познаём себя через самопожертвование, снова и снова окунаясь в воды эфирного потока.

    я не боюсь. никогда не боялась.

    пока со мной мои верные спутники - призванные существа эфира - и мудрые наставления гекаты, я - всесильна. моя непоколебимая вера в будущее заставляет меня преодолевать все препятствия и двигаться только вперёд. наш прекрасный мир не создан для войн. и мы намерены положить тирании балауров конец. ослеплённая мечтой, я всегда соглашалась на любые авантюры, в которые меня втягивали. и сейчас - я чувствую - мы в одном лишь шаге от завершения. в одном шаге от долгой и счастливой жизни. не существования, жизни! созидания, умиротворения, счастья…

    солнце медленно клонилось к горизонту. экзотические деревья и травы порозовели от багряного заката. тофсла, мой ручной кюд, ритмично хлопал ушами, удерживаясь в воздухе, и радостно фыркал, будто подбадривая меня.

    я полна надежд и уверенности в завтрашнем дне, хоть мне и сложно представить, что ждёт нас в святилище лорда.

    я не сомневаюсь в предстоящем походе; не сомневаюсь, что мы одержим верх. мы не раз выходили победителями из безнадёжных боев, и эта решающая битва не станет исключением. я не допускаю мысли о поражении и, пусть где-то в глубине души ворочается страх, пойду до конца. ради своих близких, ради друзей, ради народов атреи. я готова отдать себя без остатка ради одной мечты. быть счастливой, и пускай никто не уйдет обиженным!


    ***


    18 день, 06 месяц. целитель.

    я докурил последнюю сигарету и небрежно загасил окурок о стену.

    к чёрту обои. к чёрту весь этот грёбаный дом. у альянса нет шансов, мне всё равно не удастся вернуться сюда. военачальник – идиот, если думает, что мы победим. а если учитывать то, что он пытается убедить в этом всех остальных – то он ещё и полный *****.

    до битвы оставалась последняя ночь. я знал, что многие из альянса наверняка не смогут уснуть, и считал их всех одним большим тупым стадом. последним, что мешало мне произнести это вслух, был факт того, что я сам не спал. но я хотя бы не мучился от вопроса, умрём мы или нет.

    нет, в моей голове шла совершенно другая битва.

    я – даэв. я должен бороться. только вот бороться, как даэв против какого-то монстра, и бороться, как жалкий лист против урагана – совершенно разные вещи.

    я не хотел умирать. я даже не хотел записываться в кружок наивных самоубийц. мог бы засесть где-нибудь на мелководье и переждать. умные так и сделали. какое к чёрту дезертирство, если нас отправляют на верную гибель.

    но моя сестра пошла, и я просто не смог остаться в стороне. и я думал, и думал, и думал. думал, как избежать гибели. думал, как спасти сестру. думал, что делать с друзьями, которые по наивности своей сочли предстоящую битву за последнюю и заведомо победную. но в голове было пусто. только одна мысль – мысль, презираемая всеми даэвами – склоняла ко мне своё уродливое лицо.

    бежать, забыв про всех и вся. ты не виноват, что тебя окружают идиоты. пусть дохнут, а ты будешь жить. время отделиться от остальных.

    из меня по-любому не вышел бы хороший целитель. отчётливо понимая это, я резко задёрнул штору и уничтожил последний источник света в комнате. вокруг меня царила тьма. внутри меня – тоже.


    ***

    19 день, 06 месяц. целитель.

    гляди-ка, кто был прав. зачем, ещё раз, я всё-таки попёрся в пристанище лорда?

    я чудом был ещё жив, когда кайсинель при всём своём величии отлетел в противоположную от взбешённой тиамат стенку и шмякнулся об неё с таким хрустом, что в огромной зале задрожали стены, а с высокого потолка посыпалась штукатурка. я в тот момент старательно пытался прилечить к себе оторванные руки, но, как многим печально известно, без рук целители мало что могут исправить.

    честно сказать, я всё-таки надеялся, что вместе с сестрой тактично отступлю под шумок. по крайней мере, я настолько успешно вдолбил эту мысль себе в голову, что слегка заступорился, когда понял, что у меня внезапно перестало хватать конечностей.

    крики на заднем фоне были просто музыкой из ада. я читал про ад в детстве.

    тогда я думал, что там удобно жарить сосиски на огне, о чём с радостью сообщал своей бабушке. бабушка всегда говорила мне, что я дурак. теперь я тоже так считаю. чёрт дёрнул меня пойти в этот поход на тиамат.

    но я к чему. в этот самый день я доказал себе, что я – самый настоящий дезертир. и предатель. со мной в группе была эллиот, моя лучшая подруга и верная спутница. я знал её так же хорошо, как знал себя. она всегда кормила животных, пока мы выполняли задания. лечила всех, смеялась, шутила. поползла ко мне, когда увидела, с какой перепуганной рожей я пытаюсь вернуть свои руки. из последних сил помогла мне. а я, как только понял, что снова цел и невредим, сделал первое, что пришло мне в голову.

    телепортировался в безопасное место на свой любимый кибелиск.

    прости меня, эллиот. прости, эйкю, ведь ты тоже где-то здесь, среди этого хаоса.

    сестра... надеюсь, ты умрёшь не самой мучительной смертью.


    ***


    19 день, 06 месяц. чародей.

    успокойся! держи себя в руках! неужели ты можешь просто так взять и сдаться?! неужели ты можешь бросить альянс вот так, лежать в крови среди тел своих друзей?! некоторым же ещё можно помочь! ты должна стараться, даже если сама не веришь, что это хоть что-то изменит! так нас учила хигея…

    я не чувствовала половину тела. казалось, что-то торчало из ключицы. наверное, осколок брони стража… он стал разрывной бомбой. прямо как та, которую я неоднократно взрывала на дерадиконе.

    где же морган, эикю?

    айон, молю, помоги нам выбраться!

    я посмотрела направо и, наконец, заметила моргана. безрукого. на этот раз на самом деле. он был насмерть перепуган, и я собралась с силами. ползти на одной руке по залитому кровью полу было сущей пыткой, но я должна была помочь своему другу.

    чародеям никогда не нужны были две руки, чтобы провести обряд восстановления. а целители без рук были бессильны. на последнем издыхании я чудом смогла вернуть моргану руки.

    айон, если бы ты знал, как я сейчас об этом жалею.

    мне оставалось совсем недолго. я хотела хоть как-то дать моргану понять, что эикю жизненно нуждалась в помощи, но в моё горло внезапно вонзился один из шипов смертоносного заклинания тиамат. всё, что я дальше смогла - это увидеть, как морган исчезает в портале возвращения. наверное, он решил, что вернуться в элиос ему будет намного лучше, чем спасти кого-нибудь из альянса.


    ***


    19 день, 06 месяц. гладиатор.

    что значит быть гладиатором или стражем?

    ну, если тебе повезло стать одним из таковых, то для тебя это в первую очередь значит, что отныне ты ничего не боишься: ни смерти, ни боли, ни тем более своих врагов. твоим естественным порывом теперь должно стать желание мчаться вперед, встречать грудью вражеские мечи, копья, стрелы, когти, клыки и прочие колюще-режущие предметы. если в тебе это желание по каким-то причинам не возникает, то лучше бы тебе заставить его возникнуть, потому как никакой целитель или тем более волшебник не полезет вместо тебя в самое пекло вражеского строя и не станет подставлять под удары свои сомнительно прикрытые доспехами части тела.

    наши жизнь и самоцель существования - это война, так что ты просто-напросто должен привыкнуть умирать. ведь лучше погибнешь ты, чем тот же волшебник или целитель. забудь о таких понятиях как паника, неврозы, душевные расстройства, шизофрения, геморрой, простатит, больные гланды и насморк. в общем, к черту всю напускную человечность, теперь ты - машина для убийства, пушечное мясо и живой щит в одном флаконе.

    для людей нашей профессии подобные жертвенность и геройство становятся в принципе привычным действием. никто не скажет тебе спасибо, если враги будут повержены, а твои соратники останутся целы, но это целиком и полностью будет твоя вина, если кто-то из них окажется летящим в потоке эфира к кибелиску. это, конечно, спорное утверждение, но в целом это действительно так.

    была ли это наша вина, когда от ударной волны тиамат часть альянса раскидало по залу пристанища, словно плюшевых щеночков? хочется думать, что нет. мы не сомневались, что одолеем тиамат и принесём домой славу, уважение, почести и награду. по крайней мере, нам нужно было в это верить и своим примером дать поверить остальным. но несмотря на всеобщие самоуверенные заявления и воодушевление товарищей накануне бойни, тревожные ноты опасения звучали в головах у каждого. и я говорю “бойни”, а не “битвы”, потому как “битва” предполагает одинаковый шанс успешного завершения для одной из сторон. у нас же не было и шанса. губительное самомнение, коими так славятся гладиаторы и стражи, в этот раз было буквально растоптано в пыль вместе с нашими головами.

    я даже не помню, как всё началось. с самого начала кругом царил хаос, гремели взрывы, пол под ногами ходил ходуном. невозможно было устоять на ногах, куда уж там сориентироваться и сгруппироваться. не на такое мы шли, не к этому мы были готовы, да и вряд ли к такому вообще можно быть готовым, всё-таки на улицах не торгуют брошюрами “естественный отбор или как выжить, если на тебя наступила многотонная ящерица”. в какой-то момент всё просто смешалось: огонь, земля, уходящая из под ног; пронзительный рев тиамат, крики паникующих даэвов, страж, разрывающийся на куски где-то недалеко...

    взрывной волной меня откинуло к самой стене; я даже не заметила, как выпустила из рук копье. кажется, оно упало куда-то под лапы этой злобной разъяренной твари. время будто замедлилось. спустя мгновение после удара все мое тело пронзила невыносимая боль. но не прошло и секунды, как эта боль сменилась оцепенением и ужасом от осознания полного паралича. кажется, мне раздробило позвоночник. вот она - плата за ношение латных доспехов. носи я какой-нибудь халат вместо них, мне бы просто переломало все кости, но из-за того, что металлическая броня от столкновения прогнулась, меня буквально впечатало в стенку. в глазах всё помутнело. с такими ранениями не живут и мига, но по какой-то причине я все еще оставалась в сознании, вынужденная наблюдать за скоропостижным крахом нашего альянса со стороны, не в силах что-либо поделать. кое-кто еще пытался бороться и помочь другим, но всё было тщетно. беснующаяся тиамат обрушивала на несчастных удар за ударом, сотрясая стены и всё вокруг, её даже уже не было видно целиком из-за вздымающейся на несколько метров вверх огненной пыли.

    единственным разумным в этом случае решением было бы бежать без оглядки. в какой-то степени я даже обрадовалась, когда заметила сквозь пелену, как мой брат исчезает в портале возвращения. не то чтобы он был плохим целителем или трусом, но он всё равно не смог бы разом воскресить всех павших, да и сам бы не прожил в текущих условиях дольше пары секунд.

    рёв тиамат набирал мощь, заглушая крики раненых и звук трескающегося камня. когда начали рушиться стены, а потолок обваливаться неподъемными глыбами, меня уже ничего не тревожило. все звуки сошли на нет, мир вокруг потемнел, а бессмысленную цепь моего внутреннего повествования прервала удачно обрушившаяся на меня стена.


    ***


    19 день, 06 месяц. заклинатель.

    я очнулась от ощущения лёгкого дуновения ветра на лице. медленно ко мне возвращалось ощущение реальности, ощущение боли.

    тело горело, ломило кости. из рассечённой брови струилась кровь, искажая взор. издавая лишь свистящий звук гуляющего ветра, верный элементаль внимательно следил за моими ломаными движениями и изредка касался когтистой лапой моего плеча. все это время он был рядом со мной - верный друг, ожидающий команды и готовый защитить меня ценой свой жизни.

    я приподнялась на локте и затуманенным взором попыталась отыскать своих союзников. своих друзей. тех, с кем шла в бой. вокруг царили лишь хаос и разруха: обездвиженные тела, покорёженные доспехи, брошенное оружие. святилище лорда было в руинах. огромные колонны лежали на разбитом мраморном полу, из которого торчали призванные тиамат острые сталагмиты. с потолка падали камни. на мгновение мне показалось, что земля подо мной сотрясается.

    паника. мне казалось, что я оглохла. будто вынырнула с большой глубины. откуда-то издалека сквозь шипящий шум доносился шёпот на древнем языке, но я не могла вникнуть в слова говорящего.

    неужели я осталась одна? эллиот? морган? где же вы? вы так нужны мне!

    из-за непрекращающегося кровотечения и выступивших слёз я практически не видела. я оглядывалась в поисках выживших членов альянса, но рядом никого не было.

    меня, словно из транса, вывел внезапный звук. жалобно пискнул и тяжело засопел рядом со мной окровавленный розовый комочек. я протянула руку к кюду и скривилась от боли. кожа на тыльной стороне ладони потрескалась и почернела от сильного ожога. едва я прижала к груди еле живое существо, все содрогнулась от пронзительной вибрации. звуки, казавшиеся мне ранее шепотом, стали оглушительным рокотом. оперевшись на спину элементаля, я встала на ноги. мои раны были не так опасны - элементаль ветра принял на себя мощный удар тиамат, чем спас меня от мгновенной смерти.
    надо мной во всем своем величии возвышалась лорд тиамат. перед глазами промелькнула картина оглушительного поражения.

    мы с волшебником попытались создать портал для отступления альянса, но нам не хватило времени для прочтения заклинания. эфирное око в столицу элиоса, единственно нерушимую крепость, было разрушено острыми сталагмитами – ужасающим заклинанием лорда. наша последняя надежда на спасение рассыпалась в прах.

    после звуковой волны от взмаха крыльев дракона члены альянса были дезориентированы и беспомощны, как дети. с потолка сошел каменный дождь из нависавших сталактитов, заставив их, словно испуганных животных, метаться по святилищу. меня оглушило, но сквозь непроглядный туман беспамятства все ещё доносились крики и мольбы о помощи. альянс оказался заперт в каменной ловушке… будто в капкане, челюсти которого безжалостно кромсали наши тела. мы не были готовы к такому.

    сейчас я могла лишь молча наблюдать, как огромный дракон всё сильнее давит когтистой лапой на грудь кайсинеля. величественный бог, полностью обессиливший, остекленевшими глазами наблюдал за скалящейся мордой тиамат. он пришел нам на помощь, внял нашим молитвам, и пал под дьявольским напором лорда. безнадёжно.

    на долю секунды в святилище воцарилась тишина, а в следующее мгновение тиамат с победным рёвом вонзила острые зубы в тело служителя вечности. я видела, как потускнели его глаза, слышала, как с грохотом упал на землю его посох, когда в последней конвульсии разжались мертвые пальцы. я почти осязала, как лорд вгрызается в мёртвое тело, упиваясь кровью. впитывая новую силу.

    «преклони колени и служи балаурам! тогда я пощажу тебя!» – дракон не отвлекался от трапезы. лишь его огромный жёлтый глаз следил за мной, а унизительное предложение назойливо возникало в моей голове снова и снова.

    из моих глаз катились слезы. кайсинель погиб, и я остро ощущала, как его сила медленно перетекает в тиамат, переплетаясь с мощью реликвии сиэли.

    но… я не боюсь. никогда не боялась. я должна бороться, даже сейчас…на всё воля айона…

    тиамат взмахнула крыльями, подняв оглушительную взрывную волну. мой магический щит не выдержал и пары секунд под напором мощного заклятья. я лишь сильнее прижала к себе кюда, ощущая его сердцебиение, как свое.

    в эфирный поток мы уйдем вместе.

    секунда ослепительно яркого света - и абсолютная тьма.


    ***


    19 день, 06 месяц. целитель.

    я так перепугался от столь навязчивой перспективы умереть молодым и красивым, что не сразу осознал, что опасность меня уже миновала. я даже не мог толком разогнуться, мои конечности налились такой тяжестью, что я был готов в тот самый момент рухнуть и не вставать несколько дней к ряду. но я находился в центре огромной грязной лужи, так что пришлось воздержаться.

    голова гудела так, как будто я заполз в колокол, и в него тут же ударили. паника не хотела отпускать меня. я думал уйти незамеченным, но вместо этого ушёл как последний трус. краем сознания я понимал, что только что наделал, но этого понимания оказалось недостаточно даже хотя бы для того, чтобы воскресить в себе желание сражаться дальше. я не хотел возвращаться.

    простите меня, друзья, но я хочу жить.

    у меня дрожали пальцы. сильно. я едва ли мог удержать пачку в руках. если бы кто-нибудь попытался со мной заговорить, то я, наверное, психанул бы похлеще, чем когда-либо. но, к счастью, в элиане покоилась ночь, а вокруг никого не было.

    спокойствие. гармония. тишина. полная противоположность гадкой яме, из которой я только что вылез.

    закурив, я сунул руки в карманы и медленно побрёл домой. я не хотел думать ни о чём. ни о тиамат, ни о кайсинеле, ни о своих друзьях, ни даже о сестре. я просто хотел уйти куда-то далеко-далеко и никогда больше не возвращаться.


    ***


    19 день, 06 месяц. чародей.

    мало кто знает, но после смерти каждый даэв совершает путешествие на кибелиск по-своему. кто-то переживает последние минуты своей жизни снова и снова, пока душа не достигнет места назначения. кто-то видит бессвязные осколки воспоминаний древних войнов. кто-то видит фесиллотов, поедающих дудник на фоне восстановленной башни айона. для некоторых это - двухминутная пытка. для меня.

    каждый раз, когда я погибаю, я проваливаюсь в густую темноту. окружённая ей, я начинаю чувствовать, как мои лёгкие заполняет вода. она господственно проникает в мои дыхательные пути. наверное, то же самое чувствуешь, когда пытаешься дышать с зажатым носом и закрытым ртом. я почти уже теряю сознание, но вода отступает. жадно глотаю вновь появившийся воздух. а затем появляется тонкий, едва заметный луч света и светит мне в глаза до тех пор, пока кибелиск не отпустит меня.

    на этот раз свет потух, едва возникнув.

    обычно, после перерождения, на теле не остаётся никаких повреждений. даже самые глубокие порезы исчезают, не оставляя шрамов. но первым, что я почувствовала, встав рядом с кибелиском в гарнизоне кинжала безмолвия, была острая боль в ключице. инородного тела в ней уже не было, но почему-то осталась достаточно глубокая рана. благодаря дарованным мне чародейским силам, однако, её заживление не составило особого труда.

    залатав свою рану, я огляделась и поняла, что была не одинока в своей проблеме. даэвы, павшие в бою, возрождались на кибелиске частично исцелёнными. тяжесть травм сильно разнилась: у кого-то были легкие царапины, другие возвращались с поля боя полностью изуродованными. мои мысли тут же вернулись в пристанище тиамат, где эикю, вероятно, была всё ещё жива. во всяком случае, я старалась в это верить. но для даэвов, попавших туда, быстрая смерть была бы настоящим подарком.

    я не могла выкинуть из головы предательство моргана. внутри меня что-то жалобно сжалось и, казалось, хрустнуло. наверное, именно это испытывает даэв, когда кто-то из самых близких ему людей предаёт его.

    нужно было оставить его там. живым, беспомощным. оставить его наблюдать за смертью альянса и кровавой бойней, учинённой тиамат. но что бы изменилось, не помоги я ему? по крайней мере, хотя бы один даэв выбрался из пристанища живым. жаль, что качество этого даэва - весьма сомнительное.

    рядом с кибелиском возродился стрелок. не в силах стоять на ногах от ранений, он с глухим звуком упал на каменный пол прямо передо мной и тем самым вышиб меня из размышлений. маленькие отверстия на его спине были, по-видимому, результатом неудачной попытки увернуться от картечи или чего-то подобного. склонившись над даэвом, я прочла длань исцеления, но эффект от заклинания оказался куда слабее, чем я ожидала. если раньше хватало одного прочтения, то теперь едва хватило двух.


    ***


    19 день, 06 месяц. заклинатель.

    что ожидает даэва после смерти? возрождение. непродолжительное путешествие по волнам эфирного потока до точки воскрешения. говорят, каждый переживает это путешествие по-своему, и мало кто распространяется о своих ощущениях при перерождении. помимо общего табу возрождения, даэвы моей профессии обязаны соблюдать клятву молчания, данную при посвящении. для заклинателя перерождение – насыщение энергией эфирного потока. это ни с чем не сравнимое ощущение звенящей энергии, переполняющей тело. в момент перехода все прошедшие события уходят на второй план; уходят боль и волнение. сознание очищается, а на душе становится спокойно. на всем пути от места брани до кибелиска заклинателя сопровождает верный друг - элементаль, который почил вместе с ним в битве. это укрепляет их связь. благодаря этому я никогда не чувствую себя одинокой.

    вокруг меня - бесконечное живое пространство - аморфное, пребывающее в постоянном движении. нагая, я медленно иду. ощущаю босыми ногами прохладную текучую поверхность дороги. рядом со мной грациозно вышагивает элементаль ветра. в этом пространстве он – огромен, и я ласково перебираю пряди его развивающейся гривы. на его спине сидит тофсла. его черные глаза-бусины внимательно изучают меня, и я улыбаюсь. раны медленно затягиваются, а в теле пульсирует магическая энергия. только подобные мне способны оценить истинную красоту и мощь эфирного потока.

    кажется, что наша прогулка длится вечность. в реальности не проходит и двух минут, как ноги начинают увязать в водянистой дороге. сначала по щиколотку, потом по голень. двигаясь к цели, я все больше и больше погружаюсь в прохладный поток, и мои верные спутники неустанно следуют за мной. вскоре я уже не могу двигаться – я увязла по пояс. скованна. со временем перестаёшь бояться утонуть в эфире. я чувствую спокойствие моих спутников, и это предает мне собственной уверенности. грань пройдена, и я будто наблюдаю за собой со стороны. мое тело медленно погружается всё глубже и глубже в прозрачные воды; с каждым дюймом чувствуется нарастающее давление. я закрываю глаза и делаю вдох. голову будто сдавливает тисками, и уже невозможно дышать. душу вновь терзают боль и горечь поражения, страх и неудовлетворенность.

    вдох.

    эфирное пространство закипает. заполняющая легкие жидкость выжигает изнутри.

    вдох.

    я последний раз пропускаю через себя кипящий эфир и открываю глаза.

    яркий свет ослепил меня. тяжело дыша и жмурясь, я облокотилась на кибелиск. в последний раз я ставила печать души именно здесь, в аванпосте нотуса. понемногу приходя в себя, я отошла от светящегося изваяния. вокруг суетились юны - они были чем-то крайне обеспокоены, и многие из них оглядывались на меня с неким удивлением. но это было неважно для меня. я понимала, что была единственным свидетелем восшествия лорда тиамат, и гибели служителя вечности кайсинеля.

    тревожный крик порхавшего рядом тофслы заставил меня оглянуться. последующие события разворачивались очень быстро. юны в панике разбежались по небольшому пространству нотуса в поисках укрытия. аврите, управляющий эфирным кораблем, стремглав кинулась ко мне и сшибла меня с ног. ощутимо ударившись о землю рукой, я практически зашипела от боли и только тогда обратила внимание на её состояние. кожа на кисти всё еще имела сероватый оттенок. почему-то остались незатянувшиеся шрамы и рубцы от ожога. в момент, когда я удивлённо рассматривала искалеченную конечность, мимо с оглушительным свистом пронеслась эфирная птица. вместе с пассажиром эфирное существо на полной скорости врезалось в землю и, по инерции сделав пару оборотов, сорвалось с обрыва.

    о, айон, что же мы наделали?..

    глава 2: эхо


    19 день, 06 месяц. чародей.

    удивительно. почему мои целительские способности так ослабли? с чем это связано? может, тиамат наложила на меня какое-то из своих заклинаний? я должна узнать, что произошло!

    первым делом я направилась к целителю душ, чтобы расспросить его о происходящем. из разговора с ним я выяснила, что по неизвестной причине кибелиск внезапно утратил свою силу: он больше не затягивал раны даэвов после воскрешения, а временами не воскрешал даэвов вовсе, принося к своему основанию только окровавленные бездыханные тела. едва юны успевали оттащить от кибелиска очередного павшего, как он издевательски выкидывал нового. тела погибших относили к западному входу в гарнизон. что происходило с ними дальше - было пока неизвестно.

    неужели… они и в самом деле умирают? а как же бессмертие? а как же битвы с балаурами? с асмодианами?
    вдруг эикю стала жертвой этой катастрофы, и её труп оказался у какого-нибудь кибелиска?

    меня охватила паника. я не могла в это поверить.

    я не должна в это верить.

    наспех распрощавшись с целителем душ, я кинулась к выходу из гарнизона, чтобы своими глазами увидеть леденящую кровь картину.

    вдоль стен крепости, под насквозь промокшими от дождя полотнами, в несколько длинных рядов лежали тела даэвов. на некоторых полотнах проступали пятна крови, из-под других виднелись изуродованные конечности. алая воронка в небе тиамаранты придавала картине окончательно ужасающий вид. весь мир сузился до размеров этого локального безумия.
    ноги в момент стали ватными. я рухнула в мокрую, липкую грязь, стараясь держать под контролем рвотные позывы. но организм оказался сильнее меня.

    что теперь? что же делать теперь? куда бежать? я не знала ответы на эти вопросы. мысли одна за другой бились вдребезги, не успевая даже сформироваться.

    из арки под проливной дождь вышел юн с полотнами мешковины в руках. неряшливо бросив их рядом с выходом, он заметил мой грязный и поникший силуэт.

    - о, айон, поднимитесь с земли! зачем вы сюда пришли? - юн уверенным и быстрым шагом двинулся ко мне. - вы в порядке?

    - я… не…

    - вам лучше вернуться в гарнизон. здесь точно не станет лучше. тем более под таким ливнем.

    юн волевым движением поднял меня с колен, своим плечом дав мне опору, и повёл меня обратно в крепость. я запрокинула голову вверх и закрыла глаза, позволив каплям дождя смыть грязь с моего лица. я любила дождь. раньше.
    невольно погрузившись в воспоминания, я погрязла в зыбучих песках своего прошлого.

    капли лёгкого дождя тихо шуршали на улице, создавая бархатный уют в помещении. на столе стояла чашка с остывшим мелловым чаем, а открытые двери и окна наполняли дом влажной свежестью элиана. я сидела в своём любимом кресле, вчитываясь в витиеватые строки очередной книжки о древней истории юнов. уж больно мне нравится их культура, воспитанная палящим солнцем камара и разнообразностью сарфана. ну и что скрывать: я почти падаю в обморок от привлекательности стражников, охраняющих вход в кабинет гарнон в парламенте. она определённо знает толк в мужчинах.

    три размеренных стука по косяку открытой входной двери заставили меня вздрогнуть.

    - можно? – своим фирменным томным голосом спросил морган.

    - засранец, не пугай меня так больше! в последнее время я вся дёрганая. – раздражённо ответила я. - ты всегда можешь воспользоваться сферой и тихо-спокойно придти ко мне домой. да даже без стука можешь. ты же знаешь, как он меня бесит.

    - именно поэтому я и постучал. – лукаво улыбнувшись, он зашёл в дом и направился прямиком к фиоре восстановления, чтобы сорвать листик и, словно долинный бракс, сжевать его.

    - от фиоры скоро совсем ничего не станется.

    - зато листик вкусный.

    я всегда радовалась, когда морган ко мне заходил. пусть даже для того, чтобы сорвать сочный зелёный лист с несчастной фиорки. рядом с ним мне становилось спокойнее.

    - ты всё про куриц читаешь? - спросил он.

    - это не курицы, а юны. и вообще, чисто теоретически мы все - курицы, потому что у нас есть крылья.

    - наши крылья исчезают по желанию, а не болтаются обузой сзади.

    - какое неуважение, ужас.

    морган усмехнулся.

    - ладно, хватит об инвалидах. пойдём лучше пройдёмся, ты не была на улице целую вечность. походы к эикю не в счёт, проползти пару шагов – это не прогулка.

    - почему ты так хочешь вытащить меня на улицу?

    он промолчал.

    и так каждый раз. если бы не морган, я бы давно превратилась в рапаноида с домом в виде панциря.

    через какое-то время мы подошли к нашему любимому месту. ветер стих, а дождь заменила редкая изморось, приятно ласкавшая щёки.

    среди деревьев скрывался небольшой деревянный настил, который обрывался у водопада, падавшего с высокой горы. струи с громким шумом разбивались о камни. в солнечную погоду здесь всегда можно было увидеть радугу. для меня это было самое замечательное место, самое лучшее. и даже не из-за красоты - просто из-за уединения. с морганом.

    мы могли часами сидеть там, обсуждая самые разные вещи. я любила всматриваться в дым его сигарет. в безветренную погоду он превращался в причудливые сиреневые завитки, в которых можно было разглядеть самые прекрасные картины. чем же была вызвана эта красота? морганом или его сигаретным дымом?

    - снова ушла в себя?

    в точку.

    - нет, с чего ты взял?

    - ты смотришь на сигарету так, словно это - деликатес, а ты не ела 2 недели.

    - неправда.

    - мне лучше видно.

    я перестала считать молчание в разговоре чем-то неправильным. молчание – это тоже общение, только на другом уровне. морган научил меня этому.

    пауза оказалась особенно долгой. немного замявшись, я решила возобновить диалог.

    - я много-

    - ты всегда много думаешь. – перебил он.

    - разве это плохо?

    - временами лучше вообще без мыслей.

    и снова молчание.

    - ты не жалеешь, что стал даэвом? – решилась спросить я.

    - с чего бы? – ответил он. - у меня есть крылья, перья из них не лезут; летай, сколько хочешь, и не бойся разбиться. хотя это всё ещё неприятно.

    - наверное… - тяжело вздохнула я.

    - а ты, видимо, жалеешь.

    - ты мастер делать выводы, не зная всей ситуации.

    - я просто очень хорошо тебя знаю. для выводов мне этого достаточно.

    - я должна была до-

    - догадаться. я в курсе.

    как же мне нравится звук водопада. я полюбила его ещё с фоэты.

    морган неспеша поднялся на ноги.

    - ладно, эллиот. мне пора идти. – сказал он. - через пару дней увидимся, и ты расскажешь мне, почему ты вся не своя в последнее время.

    я кивнула.

    - удачи.

    юн что-то бормотал себе под нос, но для меня его слова были лишь набором непонятных звуков. от слабости я даже не могла открыть глаза.

    самая сильная боль - не от ранений. самая сильная боль - от разочарования и предательства.

    бормотание юна постепенно становилось всё тише и тише.

    морган, почему же ты так поступил?

    мысли прервались. я перестала слышать и чувствовать свое тело. темнота.



    ***


    19 день, 06 месяц. заклинатель.

    о, айон, что же мы наделали?..

    мне помогли встать, и, немного пошатываясь, я подошла к обрыву. внизу, под полупрозрачным оперением эфирной птицы лежало искалеченное тело. будто у марионетки кукловода-неудачника, руки и ноги даэва были неестественно вывернуты; из его рта вытекала тёмная кровь. я приложила руку к губам, борясь с неожиданным рвотным порывом. он был мёртв. по-настоящему мёртв. это шокировало. я не могла поверить, что на моих глазах погиб бессмертный.

    я не знаю, сколько я простояла на обрыве, не в силах отвести взгляда от мёртвого тела, пока аврите не привела меня в чувства. она мягко взяла меня за руку и отвела от края. я будто впервые увидела, что происходило вокруг. рядом со статуей перемещения лежала груда искалеченных, бездыханных тел. тех, кто ещё подавал признаки жизни, юны оттаскивали в шатры торговцев. выживших было немного, но не заметить их было просто невозможно.

    - что случилось? – мой голос дрожал.

    - мы пока не знаем, - аврите глубоко вздохнула. - это началось около часа назад. по-видимому, кибелиски вышли из строя и утратили свою живительную силу.

    - они… они мертвы? – я указала на тела у статуи.

    - да, - управляющая эфирным кораблем старалась не смотреть мне в глаза. - мы не смогли исцелить раны большинства даэвов, появившихся в нотусе. мы не можем залечить даже собственные раны, наша сила почти иссякла, - она говорила взволнованно, будто ища моей поддержки. - произошло что-то ужасное - что-то, что нарушило течение эфира.

    меня передёрнуло, но, стараясь сохранять видимое спокойствие, я продолжила внимательно слушать её.

    - вам крайне повезло: на вас практически ни единой царапины, - сказала аврите.

    я слушала её, и внутри меня медленно нарастал леденящий ужас. никто не знал о нашем поражении. никто не знал о произошедшем в святилище лорда, но последствия нашего краха многократным эхом отозвались по тиамаранте. возможно, и по всей атрее.

    - вам необходимо отправиться в крепость тиамаранты, - аврите с надеждой посмотрела на меня. - вы должны стать нашим связным.

    - конечно, - я огляделась в поисках тофслы. он сидел на жёстком натянутом палантине недалеко от кибелиска. - сделаю всё, что от меня зависит.

    аврите благодарно кивнула и быстро направилась к одному из шатров. я молча последовала за ней. под навесом стоял небольшой стол, заваленный кипой неразобранных бумаг. аврите поспешно написала что-то на одном из листов и, тщательно свернув его, скрепила сургучом. затем отдала его мне, взяв с меня обещание передать его интенданту крепости тиамаранты.

    забрав у смотрителя склада свои вещи, я достала из походной сумки гладкий свисток, выполненный искусным мастером из кости припайлама, и что есть мочи дунула в него. для уха даэва это был лишь слабый свист, но для животных это был громогласный сигнал - своеобразный призыв. почти сразу в небе появилась тень, и стремглав на землю спарил ручной фергатти. я подобрала его, когда он был ещё детёнышем. кто бы знал, сколько мне пришлось возиться с ним, пока он был еще маленький; скольких джанту я убила, чтобы прокормить его. помесь припайлама и сикарры, гордый и независимый, мой фафнир. я похлопала его по холке и уже готова была сесть в седло, когда почувствовала, как кто-то копошится в моей дорожной наплечной сумке. кюд ощутимо тянул поклажу к земле, что-то сосредоточенно пытаясь там найти. я удивленно наблюдала за тофслой, пока тот не вытащил из сумки небольшой хрустальный шарик.

    кюд держал в лапках гладкий осколок эфира. это был один из тех, что мне удалось собрать в руинах ханарканда. сосредоточенно пища и быстро хлопая ушами, зверёк протянул мне осколок. я забрала эфир, и на мгновение всё вокруг застыло. у меня закружилась голова. находиться в непосредственной близости с кибелиском стало просто невозможно. я почувствовала, какими резкими толчками он выбрасывает в воздух концентрированную энергию. промежутки между ними были неравномерны, как и количество выбрасываемой энергии.

    я сильнее сжала гладкий кристалл в ладони. по телу пробежала приятная прохлада. с удивлением я посмотрела на свою руку. рубцы медленно затянулись прямо у меня на глазах; остались лишь белые, светящиеся прожилки. вместе с тем кожа на руке будто покрылась полупрозрачной синеватой чешуей. ноющая боль прошла - я будто надела на руку перчатку, сотканную из тонкого эфирного полотна. осколок эфира утратил своё сияние и теперь стал абсолютно прозрачным. я убрала его обратно в сумку: сейчас у меня не было времени раздумывать над моим чудесным исцелением.

    стараясь не придавать произошедшему особого значения, я села в седло и послала фафнира медленной рысью. он легко спарил с обрыва аванпоста и направился по пустынной дороге прочь от нотуса. вслушиваясь в его мягкую поступь, я никак не могла избавиться от навязчивых мыслей. об эфирном потоке я знала крайне мало - лишь обрывочные сведения, которые могли быть ложными. одно я поняла точно: течение эфира было нарушено. согласно общим сведениям, эфирный поток представляет собой многоуровневую сложноподчинённую систему. и логично предположить, что крах одной из подсистем неминуемо приведёт к дисфункции остальных. вероятно поэтому кибелиски больше не выполняли своей основной функции.

    сейчас мне нужно было как можно скорее попасть в крепость тиамаранты. там, возможно, мне удастся узнать что-нибудь о судьбах друзей. и, вероятно, ещё есть способ попасть в столицу. в элизиуме должны знать больше о происходящем, и наверняка уже должен быть разработан альтернативный план действий.

    фафнир бежал рысью. у фергатти крайне мягкая поступь - благодаря этому рысь не прыгучая, и удобно держаться в седле: практически не приходится напрягаться. я проезжала дорогу колодца времени и пространства. у входа в лагерь надука я видела небольшой патруль балауров во главе с огромным подрывателем таратраком. их удалось миновать незамеченной: они были слишком заняты собственными делами. из-за стен крепости были слышны победные крики и ужасающий рёв звероподобных балауров. когда я покинула нотус, было ещё раннее утро, но в окрестностях крепости, скрывающей аванпосты балауров, господствовала полутьма. казалось, что ужасающая воронка над святилищем лорда увеличилась в несколько раз.

    дорога от аванпоста до крепости тиамаранты занимает не более четырёх часов. чем ближе я приближалась к крепости, тем сильнее сгущались тучи. в пустыне адора меня застал дождь. сначала моросящий, противный, он постепенно превратился в ливень. песчаные дионаи сгибались под градом капель, опуская ядовитые соцветия к самой земле; песчаные вихри несли в своих потоках отяжелевшую, мокрую пыль.

    когда вдали показались стены крепости, я уже промокла до нитки. дождь сейчас не был таким сильным, но все ещё ощутимо заливало за воротник. миновав проходной пост юнов, я направилась ко входу в крепость. взгляду предстал ужасающий пейзаж: перед одним из входов неровными рядами лежали тела, едва прикрытые грубым сукном. ткань пропиталась кровью и дождём; отчетливо были видны очертания мертвых. фафнир с любопытством наклонился к одному из них и стал принюхиваться. я резко одёрнула поводья, так что дрениумовый трензель больно впился в мягкую полость рта фергатти. я была напугана, а фафнир удивлён моим поведением и несколько обижен на такую резкость. издав недовольный скрежещущий рык, фергатти направился в обход. стражников, обычно охраняющих вход, не было на посту.

    рядом с одним из тел сидел даэв. я не сразу заметила его - не хотела замечать. моя психика собственными силами возводила эмоционально непроницаемый барьер: глухую стену отрицания действительности для защиты моей тонкой душевной организации. асмодианский целитель сидел в грязи и убаюкивал на руках труп худого юноши. на земле рядом с телом лежали брошенные щит и булава. целитель раскачивался в такт собственным рыданиям и сильнее сжимал в когтистых пальцах хрупкое тело.

    не смог. не уберёг. потерял. навек.

    ещё утром мы были смертельными врагами. я сгорбилась, сидя в седле. всё вокруг казалось серым и отвратительным. мне хотелось развернуть фергатти и мчаться прочь. прочь от этого ужаса, от этой нестерпимой душевной боли. асмодианский волшебник в руках целителя выглядел совсем юным; как и многие, он только учился познавать этот жестокий мир и не осознавал реальной угрозы своей жизни. не сознавал бремени, что нёс всё это время целитель. тяжкий груз смерти близкого человека. бремя неисполненного долга.

    неужели всему виной наше поражение?! крах гипертрофированных амбиций наших воевод? даэвы моей касты не заводят семей, не рожают детей. вся наша жизнь - во служении великой цели наших богов. мы - заложники собственных иллюзий, авантюристы, воины, убийцы. бессмертные друзья, бессмертные любовники. мало кто из посвященных в даэвы отказался от жизни во служении, предпочтя увлекательным приключениям быт и семейный очаг.

    когда целитель заметил меня, внутри все сжалось в комок. асмодианин смотрел на меня с надеждой, с мольбой о помощи и без капли ненависти. мой брат, такой непохожий, но такой близкий сейчас. я не выдержала и отвела взгляд. прости меня, я ничем не могу тебе помочь.

    с этими мыслями я миновала созданное юнами кладбище и теперь была внутри крепости. для меня всё было как в тумане. неизвестность - это ужасно. я не знала ничего о судьбах друзей. возможно, никого из них уже не было в живых. мой красочный мир претерпевал ужасающие изменения. наступает новая эра, и сейчас когтистой лапой лорда пишется новая история атреи. эра господства балауров, пора смертей и разрушений. закат нашей жизни.

    поручение аврите я выполнила крайне быстро: наблюдать за происходящим и тем более что-то выяснять именно сейчас не было сил. единственное, что я спросила у интенданта крепости - это о возможных способах перемещения в столицу. как выяснилось, попасть в элизиум по средствам портала сейчас было невозможно. при использовании портала даэв телепортировался куда угодно, но только не к пункту назначения. некоторые, по словам интенданта, телепортировались частями. единственными безопасными способами путешествия оставались ручные животные и, как ни странно это звучит, эфирные корабли. эльгеб перемещается за счет энергии концентрированного эфира - топлива, запасы которого постоянно пополнялись ранее.

    я мало что различала на своем пути, пока на глаза мне не попался юн-стражник. мы находились на площади круглого стола, внутри крепости. на руках юн держал чародейку… он нёс эллиот. кюд до этого молчал и лишь изредка посапывал. летая у моего плеча, он не давал забыть о своём присутствии. сейчас тофсла разразился испуганным криком. я преодолела разделявшее нас расстояние за мгновения. ноги были будто ватные и отказывались подчиняться мне. на моём лице, видимо, отразился немой ужас, потому что юн, державший девушку, сразу заговорил со мной.

    - она жива, - спокойно сказал он. - просто потеряла сознание.

    я с облегчением выдохнула и в бессознательно поправила мокрые волосы.

    - я позабочусь о ней, - мой голос немного дрожал.

    - полагаюсь на вас, - стражник кивнул и направился к одной из скамей у стола, за которым обычно восседали старейшины.
    он аккуратно уложил эллиот на скамейку и подал знак одному из своих собратьев. почти сразу появился второй стражник. в руках он держал довольно большой отрез серой ткани. она предназначалась для меня. я наскоро вытерлась и набросила ткань себе на плечи. укутавшись, я аккуратно приподняла эллиот за плечи и положила её голову себе на колени. мне оставалось только ждать, пока она очнётся. но это не было сейчас главным. живая. главное - она жива. приобняв девушку, я прикоснулась к её лбу своим. еле удавалось сдерживать слезы. выпрямившись, я глубоко вдохнула. у нас ещё есть надежда.



    ***


    20 день, 06 месяц. целитель.

    я открыл глаза и попробовал перевернуться на бок, но меня как будто придавило булыжником. когда я попытался снять усталость чарами, то почему-то не смог. сколько я провалялся здесь, в темноте, с закрытыми шторами и заваленной дверью? да и чёрт с ней, с дверью - я даже не знал, какое сейчас время суток.

    в день после битвы с тиамат я чувствовал себя ещё более-менее склеенным. думал, что у нас, может быть, будет ещё шанс. один маленький, грёбаный шанс. что весь альянс воскреснет на кибелиске, друзья обвинят меня в предательстве, а я буду посылать всех на и в душе надеяться, что этот мой идиотский поступок когда-нибудь забудется.

    а потом у целителя душ я узнал, что кибелиски перестали работать. только тогда до меня дошло, чего удалось избежать мне и чего не удалось избежать другим.

    что ж я натворил? я оставил своих друзей умирать! я оставил свою сестру умирать!

    конечно, поначалу верить я не очень-то и хотел, поэтому со всех ног рванул по домам друзей. ближайшим был дом эллиот. хозяйки дома не оказалось, только её чашка стояла на столе, а рядом лежало несколько томов про её излюбленных долбаных куриц.

    у меня заледенело на душе.

    потом я побежал домой к эйкю и не нашёл там ничего, кроме остаточного ощущения эфира.

    к сестре идти я боялся. от одной мысли у меня немели ноги. я уже понял, что никого там не найду, а убеждаться лишний раз в этом не хотелось.

    когда после своих ничтожных порывов я наконец-то припёрся домой, стоило мне закрыть дверь, как меня накрыла чудовищная истерика. я упал на колени, согнулся пополам и разрыдался. потом меня вырвало. я свалился щекой в блевотину. жалкое зрелище.

    грустно было вспоминать обо всём этом теперь, на свежую голову. мне не хотелось открывать шторы или вообще как-то показывать свою рожу внешнему миру. боялся сгореть от стыда. вместо этого я попытался сконцентрироваться на том, что сказал мне тогда целитель душ. в тот момент я метался на грани истерики и едва ли воспринимал его слова.

    если кибелиски перестали работать, то это означало, что с эфирным потоком случилось что-то совсем хреновое. однако целитель, кажется, также упомянул, что некоторые даэвы всё-таки возвращались. покалеченные, но живые.

    может, где-то там, в тиамаранте, эллиот, эйкю и клаудис сейчас живы и хотя бы частично здоровы? может, пора уже встать на ноги, одеться и начать что-то исправлять?

    оставалось только понять, где начать и хочу ли я начинать вообще. если мои друзья или сестра были живы, то вряд ли бы они обрадовались мне после того, как я оставил их умирать в страшных мучениях.

    вряд ли они кинутся на меня с объятиями, если я сделаю милое личико и скажу, что жалею о том, что сделал. нихрена такого не будет.

    я всё же сполз с кровати, наспех умылся, накинул какие-то из своих вещей и поел. сил прибавилось. мне нужно было встретиться с целителем душ и привратником, если я хотел хоть что-то исправить или хотя бы понять. пользоваться домашними сферами, эфирными птицами и телепортацией было боязно – чёрт знает, что там было сейчас с эфиром. так что я выбрал другой способ. у меня был айви - чёрный конь, на котором я любил рассекать местность. разгребать воздвигнутую в истерике у двери гору мне совершенно не хотелось, поэтому я вылез прямо из окна.

    пофиг на манеры, состояние позволяет.

    пока я ехал по элиану, я видел даэвов. все они были здоровы, но другого я и не ждал. все те, кто пошёл на поводу у своей тупости и ринулся биться с тиамат, были привязаны к кибелискам в тиамаранте. было бы удивительно встретить здесь кого-то из них.

    исключая меня, конечно, хотя я воспользовался совершенно другим порталом. умри я сейчас – возможно, сам выполз бы в тиамаранте.

    даэвы меж тем выглядели совсем уж печально, и я мог их понять. раз кибелиски утратили силу, то воскрешение едва ли было в списке наших преимуществ. исцеление, конечно, тоже. я видел девушку-стрелка с перебинтованными руками. видел внушительного вида стража с ампутированным крылом.

    а в один момент на дорогу выбежала юная целительница. не удержав равновесие, она упала и поцарапала коленку, после чего попыталась её залечить и, когда у неё ничего не вышло, заплакала от досады. я засмеялся.

    вот они, наши бессмертные стражи.

    будем рады видеть ваши комментарии и ответим на любые вопросы по мере возможности.
     
    Last edited by a moderator: Jun 15, 2013
  2. Тау-Тика

    Тау-Тика User

    Joined:
    01.07.11
    Messages:
    49
    Likes Received:
    14
    здорово, что вы все подружились и работаете над одним и тем же проектом. замечательно у вас получается! никогда не задумывалась о том, кто что переживает во время гибели и возрождения на кибелиске, пишите исчо))
     
  3. СеяТель

    СеяТель User

    Joined:
    06.10.11
    Messages:
    24
    Likes Received:
    10
    интересно и захватывающе! получается очень хорошо и мне понравилось! даже не смотря на то, что я не фанат крови и расчленёнки=) жду продолжения.
     
  4. AIetheia

    AIetheia Журналист

    Joined:
    17.02.13
    Messages:
    1,385
    Likes Received:
    1,442
    очень интересно, продолжайте))

    заклинательнице от сестры по профессии персональные лучи любви)
     
  5. Elliot_Reid

    Elliot_Reid User

    Joined:
    05.05.13
    Messages:
    3
    Likes Received:
    0
    дописали-таки вторую главу, дописали! *достаёт шампанское и бокалы*
    всем огромное спасибо за отзывы, очень приятно и создаёт стимул писать дальше =)
    надеюсь, вам понравится продолжение этой истории. прияиного чтения :з

    p.s. все новые главы будут добавляться в первый пост темы.