1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

Охота на дьявола

Discussion in 'Коллегия бардов' started by Mesmero, Jul 10, 2013.

  1. Mesmero

    Mesmero Moderator

    Joined:
    25.11.10
    Messages:
    1,879
    Likes Received:
    647
    [​IMG]

    розовеющий луч пробивался в комнатушку сквозь щель в плотных занавесках. приземистый стол, кровать да сиротливо приткнувшийся в углу пустой шкаф – вот и все скромное убранство, захламившее полпомещения. дощатый пол мерила шагами мертвенно-бледная девушка со схваченными в высокий черный хвост волосами. стройную фигуру облегала белая рубашка с коротким рукавом, поверх накинут черный жилет. высокие сапоги мерно отстукивали ритм ходьбы, карие глаза мион глядели в пустоту, лишь изредка обращаясь к раскрытой на столе книге. изображенный умелыми штрихами графитного стержня долговязый демон с непомерно большой головой и изогнутыми рогами занимал целую страницу. на другой были аккуратно изложены материалы дела.
    дела, из-за которого она сейчас на заброшенном постоялом дворе, а не в уютном кабинете. могло быть и хуже, не попадись им этот трехэтажный деревянный дом мрачного вида, пришлось бы ночевать под открытым небом. выдвинувшись из руны на рассвете, отряд проделал немалый путь, но только к завтрашнему вечеру они доберутся до глухой деревушки, жителям которой срочно нужна помощь святого ордена.
    как следователю отряда мион требовалось все тщательно обдумать, взвесить имеющиеся факты. когда они прибудут на место, времени на расчеты уже не останется. нужно будет действовать.
    с улицы раздался мощный рык. мион извлекла из-за пазухи монокль на серебряной цепочке и тотчас поместила его в правую глазницу. книга с рисунком демона заняла привычное место на поясе у левого бедра. спокойное планирование отменяется.
    за дверью раздался грохот, и в комнату вломился гном с круглыми как блюдца глазами. смахивающее на морду хорька лицо исказил страх, куцая седая бороденка подрагивала в такт стучащим зубам. целитель отряда поспешно упер взгляд в пол, словно именно этим доскам адресованы слова:
    - госпожа следователь, демоны! они там, внизу… сир зидар бьется с ними. он сказал… вернее, не сказал, а…
    лепет гнома прервал исполненный боли вой. все верно, это с первого этажа. мион отпихнула с дороги бесполезного гнома, напоследок грозно сверкнув на него моноклем:
    - возьми, наконец, себя в руки, тордис!
    от окрика целитель съежился, еще сильнее опуская и без того сутулые плечи. трудно сказать, кого этот гном боялся больше: демонов или товарищей по отряду.

    мион сбежала по лестнице в обширный зал. сквозь мутные окна с трудом пробивался свет, но это не могло стать помехой для привыкших к полумраку глаз. в центре застыл подобно статуе могучий воин, полностью закованный в серебристые латы. острие массивной глефы, жуткого гибрида меча и копья, упиралось в бесформенную гору грязно-серого цвета. мион различила костяные отростки, тут и там торчащие из тела поверженного монстра.
    воин медленно повернул голову, и из узкой смотровой щели шлема на мион взглянули бесцветные, безразличные ко всему глаза. он молча указал громадной глефой на дверь, а затем на распластавшееся на полу чудовище. следовательница усмехнулась:
    - спасибо, зидар, но о нападении демонов я догадалась. другая информация имеется?
    тот промолчал. перед входом возвышалась солидных размеров баррикада из столов и массивных лавок. блистающий лысой башкой орк в серебристых доспехах упер в это сооружение могучие руки. громогласный рык потряс помещение. что-то огромное со страшной силой бухнуло в дверь с той стороны, но зеленый не дрогнул.
    рыцарь в характерных для ордена латах и беловолосый камаэль в синем дублете аккуратно водрузили на импровизированное укрепление очередную скамью. баррикада уже выглядела достаточно надежной. с той стороны снова грохнуло, но заблокированная дверь держалась. рыцарь снял шлем, обнажив коротко остриженные светлые волосы и аристократичное лицо, после чего окинул сооружение придирчивым взглядом:
    - мы отменно поработали, господа. алагар, можешь отпускать.
    - есть приказ: держать дверь, - огрызнулся орк.
    решив оставить упертого орка в покое, рыцарь обернулся к мион и изобразил галантный поклон:
    - приветствую, миледи, и приношу извинения. мы не смогли сохранить ваш покой.
    его крылатый напарник вовсю сверкал улыбкой, лиловыми глазами и изображенным на дублете белым кулаком святого ордена:
    - ох, и набежало тварюг! одну я уже успел завалить. жаль, ты не видела.
    мион поприветствовала вежливого оррина и воинственного пауэлла. позитивный настрой воинов радовал, но не похоже, что они смогут сообщить нечто новое. зидар поднял глефу, плавно переходя в боевую стойку. следовательница поняла, что беспокоит могучего рыцаря: снаружи повисла гробовая тишина. это могло значить, что демоны убрались прочь. или же…
    оконное стекло разлетелось вдребезги, и в зал рванулся гротескно-огромный монстр, ломая толстенные рамы как спички. клыкастые пасти скалились с плеч, лап, и даже с застрявшего в проеме шарообразного пуза. зидар метнулся к чудовищу с неожиданным проворством. глефа описала полукруг, и на деревянный пол шмякнулась все еще клацающая зубами конечность. монстр взревел десятком голосов и подался вперед с новой силой.
    от неожиданности оррин выронил шлем. пауэлл выхватил рапиру, но с места не сдвинулся, боясь попасть под сокрушительный размах зидара. алагар продолжал держать дверь, не обращая на происходящее вокруг никакого внимания. привычным движением мион отцепила с пояся книгу, вынула из внутреннего кармана графитный стержень в тонком металлическом корпусе гномьей работы. ее карие глаза горели: необходимо зарисовать такого интересного демона!
    со звоном брызнуло тучей осколков другое окно, в зал сунулась непомерно длинная костлявая лапа, увенчанная тремя изогнутыми когтями. только и ждавший подобного пауэлл мгновенно встретил нового агрессора парой точных ударов. мион вернулась к рисованию. скалящийся со страницы десятком клыкастых пастей гротескный демон с каждой минутой выглядел все опрятней.
    - развлекаешься?
    звучный, почти музыкальный голос был для мион сродни скрежета металла по стеклу. обладатель голоса небрежно облокотился на перила, взирая на следовательницу с надменной ухмылкой. ярко-синие глаза, светлые локоны и благородные черты лица давали основания полагать, что в жилах этого человека течет немалая толика эльфийской крови. даэлин, эксперт по магии, давно научился использовать волшебство для расследований. это вылилось в вечную гонку с мион.
    - роланд ожидает нас. в данной ситуации самым рациональным было бы поторапливаться.
    не дожидаясь ответа, маг развернулся и начал величаво восходить по лестнице. со злостью захлопнув книгу, следовательница поспешила за ним. за спиной вновь пронесся звон стекла, затем грохот страшного удара по забаррикадированной двери.

    даэлин с явным усилием отворил массивную дверь, подчеркнуто вежливо пропуская мион вперед. половину левой стены занимало окно, через которое кровавой рекой лились в комнату лучи закатного солнца. освещение придавало обыденным предметам жуткий вид, а уж седому рыцарю в окрасившихся красным латах впору было пугать детей. смуглый и черноглазый, он восседал на простеньком стуле с королевским величием. мощные руки паладина опустились на хлипкий столик. капитан роланд, командир отряда, взглянул на посетителей из-под нахмуренных бровей:
    - докладывайте.
    столь неожиданно развернувшееся на постоялом дворе действо выбило мион из колеи, поэтому даэлин успел первым:
    - признаки нестандартных возмущений магической энергии были зафиксированы мной этим вечером. в тот момент я не уделил этому фактору должного внимания, однако сейчас могу с изрядной долей уверенности утверждать, что он так или иначе связан с появлением существ, а точнее демонов. они также весьма примечательны: подобные виды встречаются очень редко. основываясь на классических трудах, таких как «основы демонологии», сообщаю, что это сопряжено с невозможностью для них самостоятельного перехода в наш слой реальности.
    роланд слегка кивнул и обратился к мион:
    - теперь по-человечески.
    следовательница эффектно бликанула моноклем и привычным движением отцепила покоящуюся на левом бедре книгу. зашелестели страницы, даэлин показательно отвернулся. вся его фигура от полы пышной мантии до кончиков светлых локонов излучала презрение к рисункам мион, не ценящему научный язык командиру и убогому постоялому двору. не обращая внимания на ужимки мага, следовательница представила капитану портрет демона, вломившегося на первый этаж:
    - мне удалось зарисовать одного из нападавших. такие демоны не могут находиться в нашем мире самостоятельно, кто-то удерживает их здесь. и этот кто-то должен быть совсем рядом.
    на лице роланда не отразилось никаких эмоций, голос старого рыцаря также оставался безучастным:
    - он среди нас.
    от неожиданности мион чуть не выронила монокль. даже надменный даэлин не сумел сохранить спокойствие. в синих глазах мага легко читалось удивление, но, вместе с тем, и радость. хотя и трудно поверить, что кто-то из святого ордена мог поддаться влиянию темных сил, так отыскать одержимого будет гораздо проще.
    мион машинально одернула жилет. мрачные мысли ломанулись в голову толпой, и следовательнице было нелегко вернуться к спокойным рассуждениям. она решилась переспросить:
    - выходит, кто-то из нашего отряда – одержимый?
    седой рыцарь глянул на мион с неодобрением. неужели заметил в ее карих глазах тень страха?
    - да.
    обрубив коротким словом последние сомнения, капитан резко поднялся с жалобно скрипящей мебели и воззрился на подчиненных с высоты своего немалого роста. он ожидал. на сей раз мион опомнилась первой:
    - в поведении одержимых есть типичная особенность: они самоуверенны и весьма кровожадны.
    даэлин тотчас включился в обсуждение:
    - их жестокость и стремление убивать в большинстве известных случаев превосходят разум многократно. даже учитывая крайне высокую вероятность безболезненной победы, одержимый, вероятнее всего, поступит иррационально…
    мион пихнула локтем надоевшего конкурента, и тот поперхнулся. роланд сделал вид, что не заметил этого. следовательница метнула на сдувшегося мага победный взгляд, и ее голос вновь зазвучал в красной от закатного солнца комнате:
    - мы не в тех условиях, чтобы проводить расследование по всем правилам, так что остается одно: ловить на горячем. создадим условия, в которых одержимый сможет проявить себя, и будем ждать его хода.
    на смуглом лице паладина появилось подобие улыбки:
    - верно. передашь всем мой приказ: отбиваться от демонов будет зидар. один воин помогает ему, остальным разрешается свободное перемещение по зданию. смена помощника каждые полчаса.
    да, в таком раскладе отряд хаотично рассредоточится, и у одержимого, кем бы он ни был, будут все шансы оказаться с жертвой один на один. что до зидара, то темным силам нечем его заинтересовать. чего уж там, неутомимый воитель вообще едва ли представляет себе, что такое интерес.
    роланд опустился на стул, и погрузился в размышления. даэлин и мион поспешили удалиться. покидая кабинет, следовательница краем глаза заметила, как лицо паладина исказил оскал. ухмылка старого хищника, уверенно загоняющего добычу.

    просторный коридор встретил мион и даэлина приятным полумраком. единственным украшением здесь остались обильно развешанные по стенам массивные светильники, в последний раз зажигавшиеся еще невесть когда, да расставленные на равных промежутках двери. некоторые были распахнуты настежь, представляя взору столь же скудные интерьеры комнат. старый хозяин забрал с собой все мало-мальски ценное, сделав постоялый двор еще менее приветливым.
    даэлин тотчас впился в следовательницу полным презрения взглядом. при этом он будто невзначай потер ушибленный бок, напоминая о совершенном мион грехе. та закатила глаза:
    - хватит уже. мы в окружении толпы демонов, значит, не время путать окружающих невнятными речами. и уж, тем более, не лучший момент для выяснения отношений.
    даэлин резко дернулся, приложив руку к груди, словно его настиг сердечный приступ:
    - невнятными речами? если какие-то неучи не в состоянии надлежащим образом проанализировать предоставляемую информацию – это не моя вина. что же, госпожа следователь, можете заранее готовиться к грандиозному провалу: одержимого вычислю я!
    резко развернувшись, маг прошествовал дальше по коридору, к лестнице на третий этаж. должно быть, забьется в свою комнату и примется творить всяческие ритуалы. здравый смысл подсказывал мион предложить даэлину сотрудничество, все-таки сейчас перед ними не обычное дело, но соблазн обставить надутого мага оказался сильнее. следовательница остановилась было, обдумывая план действий, но тут же опомнилась. ведь нужно передать зидару и остальным приказ роланда!

    завернув к лестнице на первый этаж, мион застала неожиданную картину. на ступенях застыл зидар, время от времени тыкая глефой куда-то вниз. за его спиной маячили три темные фигуры в бесформенных плащах. с каждым взмахом жутких кос существа отправляли смертоносные заклятья в рвущихся на второй этаж демонов.
    тут же обнаружилась и хозяйка жнецов, девчонка с каштановыми волосами до плеч и выразительными голубыми глазами, чье хрупкое тело едва скрывала короткая белая роба. оррин и пауэл расположились на отдых у стены, прямо под исполинскими часами, порой заглушавшими басовитым тиканьем беснующихся снизу демонов. камаэль в очередной раз расписывал свои боевые успехи, снабжая повествование обильной жестикуляцией:
    - на моем счету три демона. слышишь, талирика? целых три! даже от зидара всего чуть отстаю.
    призывательница в ответ лишь морщилась:
    - они либо померли от смеха, увидев твою петушиную физиономию, либо то были какие-то мелкие импы. ни за что не поверю, что ты своей зубочисткой заколол настоящего демона.
    алагар приткнулся в углу и с мрачной физиономией полировал острие копья. если орк постарается, оружие заблестит так же, как его лысая башка.
    все в сборе, только трусливый целитель шляется непойми где. по-видимому, зидар счел бесполезным удерживать первый этаж и переместил линию обороны сюда, к удобной позиции у лестницы. что же, можно огласить распоряжение капитана. но сперва…
    любимая книга мгновенно оказалась в руках мион, и следовательница аккуратно вывела:
    список подозреваемых
    даэлин
    тордис
    пауэлл
    оррин
    алагар
    талирика
    на миг графитный стержень замер, но тут же снова пришел в движение, дополнив список последним именем:
    роланд.

    массивные светильники с трудом разгоняли захлестнувшую коридор темноту. открытые двери зияли подобно пустым пастям, звук шагов мион тонул в гремящей с первого этажа какофонии. адских тварей становилось все больше, а решение загадки оставалось таким же далеким.
    вот уже больше часа следовательница бродила по заброшенному постоялому двору, ожидая, что одержимый начнет действовать, оставит ей хоть какую-то зацепку. все тщетно.
    мион встречала направляющихся на отдых или, наоборот, на пост товарищей, но те вели себя как обычно. алагар протопал мимо строевым шагом, пауэлл пристал с историей об очередной эпической победе, оррин галантно уступил дорогу, а талирика поинтересовалась, какое шило мешает уважаемой следовательнице спокойно сидеть у себя в комнате.
    не погнушалась мион и капельку поподслушивать у двери даэлина. кичившийся интеллигентностью маг почем зря крыл бесполезные заклинания нехорошими словами. значит, у него тоже ничего не выходит. стоило бы расстроиться, но следовательница откровенно обрадовалась неудаче конкурента.
    роланд безвылазно торчал во временном кабинете, на третьем этаже, тордиса же увидеть не удалось ни разу. в какой-то момент мион показалось, что она заметила шарахнувшуюся в сторону сутулую тень, вот только правда это или всего лишь игра воображения?
    событие, которого следовательница так долго ждала, застало ее на втором этаже. в ставшие почти привычными шумы вклинился леденящий душу вопль. где-то совсем рядом! мион вихрем влетела в пустую комнату и застала там еще более бледного, чем она сама, тордиса. целитель склонился над распластавшемся в луже крови камаэлем, бормоча какие-то заклятья. руки гнома то и дело вспыхивали золотисты светом, но следовательница осознавала, что усилия тщетны: голова пауэлла валялась в углу, на другой стороне комнаты. похоже, убийца прикончил однокрылого одним ударом. мион огляделась в поисках хоть каких-нибудь улик, но безрезультатно. и все-таки кое-что из этого происшествия можно было извлечь.
    следовательница оставила гнома и направилась к рубежу обороны зидара. какая ирония, ведь это в двух шагах, прямо за поворотом! могучий рыцарь все так же держал позицию на ступеньках, немигающим взглядом высмартривая внизу новых врагов. за его спиной вытянулся по струнке орк. грозно сверкнув моноклем, мион поинтересовалась:
    - алагар, давно дежуришь здесь?
    - пауэлл должен был сменить меня еще семь минут назад, - отрапортовал зеленый. зидар медленно кивнул. значит, можно смело вычеркивать из списка пауэлла и алагара. остается всего пятеро. а орк, видимо, решивший, что если докладывать, то по полной, продолжал:
    - около двадцати минут назад натиск демонов ослаб, затем, около шестнадцати минут назад, атака прекратилась. вероятно, силы противника истощились.
    - нет.
    мион и алагар синхронно повернули головы, уставившись на тордиса. целитель словно постарел, на хорьковом лице лежала печать усталости и тоски:
    - они не отступят. это затишье перед бурей. прислушайтесь, они собирают силы. даже с зидаром нам не продержаться до утра…

    и вновь томительное ожидание измерялось в отмеренных по однообразным коридорам шагах. казалось, прошла целая вечность, и рассветное солнце вот-вот появится, чтобы разогнать полчища демонов. но мион понимала, что в реальности отряд едва ли продержался каких-нибудь три часа.
    сапог хлюпнул в красной жиже, и она остановилась. с потолка размеренно сочились кровавые капли. захотелось сбежать, закрыться в комнате, но следовательница заставила себя поднять голову.
    на потолке повис, пришпиленный массивными кухонными ножами, орк. по лысому лбу алагара полз кровавый ручеек, в остекленевших глазах читалось удивление. мион застыла, не в силах оторваться от ужасного зрелища. красная капля упала на лоб следовательницы, и тут же другая разбилась о монокль.
    мион попятилась к стене, все еще не отводя застеленный кровавой пеленой взгляд. следовательнице приходилось видеть страшные вещи, но одно дело разбираться в уже совершившейся истории и совсем другое – быть ее частью. какой же невероятной силой должен был обладать одержимый, чтобы прибить к потолку тушу орка в доспехах?
    тихонько всхлипнув, мион сползла на пол. сейчас она одна, полуослепшая и беспомощная. ветерок прошелся по коридору, потревожив пламя светильников. тени заплясали, и в каждой из них мион виделся убийца, безмолвный и беспощадный.
    она выхватила монокль и принялась лихорадочно протирать его о жилет. проклятая стекляшка выскользнула из трясущихся рук, повиснув на серебряной цепочке. в памяти некстати всплыла зловещая ухмылка роланда. для старика все они – пешки, приманка. или же он специально установил удобные правила, а теперь бродит здесь и вырезает собственных воинов?
    нет, она не может позволить страху взять верх! ведь тогда эту загадку разгадает роланд или, хуже того, даэлин. нужно взять себя в руки и подняться. неужели мион, следователь святого ордена, будет прятаться по углам и дрожать, покорно ожидая? ну уж нет! этот одержимый еще не знает, с кем связался. у него нет ни единого шанса! мион тихонько засмеялась, но услышала лишь испуганный писк. ну и пусть! на кону ее гордость, жизнь товарищей и честь ордена. разве сейчас время сдаваться?
    очищенный монокль занял привычное место, небрежным движением следовательница стерла кровавую метку со лба. грохот и зловещее рычание раздались совсем рядом, на втором этаже. убийца здесь, и он сделал новый ход. пора, наконец, мион сделать свой!

    кусок коридора утонул во мраке, следовательница различила на полу очертания разбитых светильников. у стены безвольным мешком валялось тело новой жертвы… или подстроивший ловушку убийца. мион осторожно приблизилась, из темноты проступили очертания измазанной в крови пышной мантии, разметавшихся по полу локонов. грудь эксперта по магии наискось рассекла рана. нет, не так должна была закончится их гонка. разве можно назвать победу полноценной, если конкурент вынужден сойти с дистанции?
    яркий свет вспыхнул прямо над даэлином. тени бросились врассыпную, оставив мион ошарашено моргать ослепшими на миг глазами. постепенно из сияющей пустоты всплыли очертания коридора, тела и склонившегося над ним сутулого гнома с куцой седой бороденкой. и как коротышке удалось подобраться так тихо? или она слишком увлеклась мыслями?
    за спиной тордиса висело миниатюрное солнце, золотое и пульсирующее. такие же искорки порхали вокруг рук гнома. помогать раненым – работа целителя, но не слишком ли быстро тордис всякий раз оказывается на месте преступления?
    мион впилась в лицо гнома подозрительным взглядом. позади тяжело забухали по деревянному полу латные сапоги. некто остановился в паре метров от цели, оглядывая поле недавней битвы.
    - значит, теперь даэлин? если позволите, я доложу об этом роланду, - раздался голос оррина.
    тордис поднял голову, и в глазах его вспыхнуло удивление, тотчас сменившееся страхом. гном глядел за плечо мион, а с той стороны звучала поступь удаляющегося рыцаря. следовательница резко развернулась, но успела увидеть лишь уползающую за угол тень.
    - что там было? не мямли, говори скорее! – накинулась мион на обомлевшего тордиса.
    - оррин был… все доспехи в крови. а в глазах такое! а на руке…
    - достаточно.
    выходит, одержимый – оррин? и сейчас он собирается напасть на роланда! старому паладину придется туго, если кто-нибудь не придет ему на помощь. мион тряхнула схваченными в высокий хвост черными волосами и направилась следом за главным подозреваемым. а если гном вдруг наврал, это быстро всплывет, а затем уж она так же быстро найдет и накажет мелкого лжеца.
    краем глаза следовательница успела заметить, как вьются, танцуют золотые искорки, повинуясь мимолетному жесту целителя. и вот сошлись края страшной раны, а тело мага дернулось, возвращаясь к жизни.

    мион взлетела по лестнице, завернула за угол… и замерла как вкопанная. на фоне темного коридора возвышался оррин. аристократичное лицо исказила нечеловечески широкая ухмылка, обнажая заостренные зубы. левая рука одержимого покрылась красной чешуей, на пальцах красовались короткие, но бритвенно-острые когти. серебристый латный нагрудник с внушительной вмятиной валялся у ног мион, на оррине же остался синий дублет. по груди предателя расползалось багровое пятно, пожравшее белый кулак ордена.
    душа следовательницы ушла в пятки: так глупо попалась! одержимый заговорил, и мион вздрогнула от звука такого знакомого, но все-таки неуловимо изменившегося голоса:
    - я заключил договор. великую силу в обмен на смерть семи из отряда. семи, понимаешь? для тебя еще остается место по эту сторону. ты ведь хочешь жить, мион?
    следовательница с трудом заглушила внутренний голос, буйно радующийся тому, что ее предпочли остальным. то, что столь лестная новость прозвучала из уст мерзкого предателя, торжественности момента нисколько ни умаляло. одержимый ждал ответа, его человеческая рука будто невзначай постукивала по рукояти меча. попробовать сбежать? нет, показав спину, она однозначно подпишет себе приговор.
    - боюсь, мне не пойдут такие челюсти, - с вызовом произнесла мион. оррин посерьезнел:
    - ты не понимаешь. он показал мне такое… я видел, как целые деревни вырезают по указке астаина, как церковники ведут на костер человека, лишь возразившего их учению. я видел, как наш лорд-командор подписывает приговоры невиновным. порядок, который мы защищали, зиждется на крови и страхе!
    следовательница с грозным видом водрузила ногу на помятый нагрудник. ее рука плавно опускалась к голенищу сапога.
    - а твой новый господин обещал построить общество на мире и любви? опомнись, дурак! с теми, кто населяет эльмораден сейчас, такой номер не пройдет. или он собирается просто убить всех, чтобы никому не было обидно?
    предатель впал в кратковременный ступор, а мион извлекла на свет длинный узкий кинжал. мгновение спустя тело следовательницы растворилось в клубах мрака и появилось вновь уже за спиной одержимого. клинок по рукоять вошел в шею оррина.
    мион не успела насладиться успехом: когтистая лапа мертвой хваткой вцепилась в ее руку. предатель повернул голову, и заостренные зубы обнажились в торжествующем оскале:
    - вы на редкость проворны и хитры, миледи. будь я просто человеком, история на том и завершилась бы. какое счастье, что это не так.
    глаза следовательницы округлились, монокль выпал, беспомощно повиснув на серебряной цепочке. ситуация хуже некуда, впору плакать… но, вместо этого, мион рассмеялась неестественно громко. на лице одержимого мелькнуло удивление, затем раздражение.
    - похоже, кому-то пора лечиться. не мне, - прокомментировал он. подтверждая диагноз, следовательница ткнула свободной рукой куда-то в глубину коридора, воскликнув:
    - смотри, дракон!
    одержимый покосился в ту сторону, и прямо ему в глаза ударила волна ослепительно-яркого белого света. предатель зашипел, демоническая рука разжалась. мион исчезла в клубящейся тьме и возникла за плечом седого паладина, возблагодарив себя любимую за то, что так классно все обставила. ну и еще капельку роланда за то, что к старости не утратил остроту слуха.
    одержимый взревел, в его голосе не осталось ничего человеческого. тело оррина дымилось, кожа слезала рваными клочками, обнажая красную демоническую плоть. не говоря ни слова, старый паладин встал в боевую стойку. с неистовым рыком одержимый рванулся в атаку, занося меч, который когда-то крошил подобных тварей. мион вытянула кинжал из второго сапога и метнула, почти не целясь. благо, с такого расстояния промахнуться сложновато. предатель завопил, вцепившись когтистой лапой в торчащую из глазницы рукоять. это было последней ошибкой.
    клинок роланда опустился, отсекая демоническую лапу, в новом выпаде разрубил кисть с мечом, запоздало поднятую для защиты. мион вернула монокль на место и теперь гордо взирала на финал действа. надо будет попросить премию, повышение, отпуск… хотя, какой там отпуск, без нее отряд и недели не протянет в полном коварных демонов мире!
    снизу донесся приглушенный вой сгорающих заживо адских тварей. после смерти хозяина им нет место в этом мире, так что возвращаться домой придется кратчайшим, пусть и немного болезненным путем. а роланд продолжал рубить тело предателя, чтобы ни регенерация, ни могучая черная магия не смогли вернуть его к жизни. да, этого демона придется рисовать по памяти.