1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

[20.11.2013] Фанфик: Рыцарь плаща и кинжала: Одал

Discussion in 'ФАНФИК (архив)' started by Nerpa, Nov 20, 2013.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Nerpa

    Nerpa Innova Group

    Joined:
    17.01.11
    Messages:
    5,276
    Likes Received:
    5,628
    конкурс: рыцарь плаща и кинжала: одал

    работы принимаются с 13 ноября по 13 декабря 2013 года.

    прием работ заканчивается 13 декабря в 12:00 по мск.

    тема: рыцарь плаща и кинжала: одал

    правила:
    объем текста не ограничен!

    описание:
    разбойник. подлец. крыса. вот как кличут кинжальщиков в народе. говорят, что у них нет чести. говорят, что они всегда готовы ударить в спину. их презирают… и боятся. гордые рыцари, щеголеватые маги и ловкие лучники опасливо оглядываются, шагая через темные подворотни. они знают, что не увидят хищный блеск кинжала в лунном свете, не услышат осторожных шагов. одал приносит смерть мгновенно и бесшумно. и потому всегда найдутся желающие обратиться к его услугам.
    но кто скрывается под маской циничного убийцы?

    здесь выкладывать только работы. обсуждение тут
     
  2. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    «в тени света: призрачный одал»

    -скажи, зачем судьба меня во тьму втянула?
    зачем мы все скрываемся в тени?
    в глубинах недр подземелий мы коротаем свои дни,
    а ночи мы проводим за спинами врагов, с кинжалом поджидая,
    что в полутьме лишь лезвие сверкает.
    -ты юн и многое не знаешь о себе, о нас.
    нельзя лишь щёлкнув пальцами удел наш изменить,
    история гласит на протяжение сотен лет
    что в те далекие года, забытых мной, тобой, и всеми на земле
    среди гигантов был один, безжалостный убийца – ашаген.
    не знал пощады он, не знал ни жалости, ни чести.
    он видел цель и больше ничего, лишь жертву.
    он столько видел смерти, что отточил мастерство убийцы до невиданных высот.
    и наслаждался тем, что жертвы не могли понять: откуда и когда им нанесут тот роковой удар.
    лишь кульминация удара – приносила смертоносному гиганту счастье.
    и выбрал он себе оружие короткое,
    чтоб ближе быть к своей лишь жертве,
    чтоб чувствовать её удары сердца и предсмертную агонию
    и видеть всё на этом – своё лишь превосходство.
    с тех пор несем мы знамя смерти,
    а смерть, мой друг, не всем к лицу…


    «начало. воспоминания»

    «я родился в семье фермера, мое будущее было уже предопределено. я бы продолжил дело своего отца, деда и отца деда. работал бы на себя каждый день до скончания веков, пока спина не прогнется под тяжестью плуга, и передал бы свое ремесло своему сыну, а он своему. во всяком случае так думал мой отец, да и к слову, я хорошо справлялся с хозяйством, а это 5 гектаров распаханных полей, десяток коров, сотня овец, и не говоря уже о курицах, гусях, кроликах, ну всякой мелкой живности. в семье я был единственным ребенком. в глазах отца я был его будущим.
    и все было бы именно так, но как вы уже догадываетесь, я далеко не фермер, и ничего общего с ведением фермерского хозяйства не имею. я – одал, наемник. вы спросите: «как такое возможно?» всему виной беглец башни крумы, как выяснилось позже, преследываемый отрядом инквизиторов.
    в тот вечер, в окрестностях диона, я, как всегда, загонял скот в амбар, как вдруг заметил следы крови, уходящие к сараю. я тут же побежал к отцу, предупредить его, что кто-то или что-то у нас в сарае. я даже представить не мог, что там будет человек, первой мыслью было, что в сарай залез какой-нибудь мелкий хищник. вооружившись вилами, мы осторожно открыли сарай и увидели в дальнем углу раненого человека, лежавшего без сознания. недолго думая, мы быстро перенесли его в дом, перевязали раны и уложили на кровать. после чего отец отправился в город за лекарем.
    к раннему утру как приехал лекарь, беглец уже пришел в сознание, но так и лежал, ничего не говоря. лекарь не пришлось долго осматривать раненого. раны были не глубокие и не серьезные, но количество их было большим, складывалось впечатление будто он изворачивался или пытался уклониться от чего-то или кого-то.
    через некоторое время, лекарь сообщил моему отцу, что пациенту требуется госпитализация, и попросил помочь увезти его в город.
    собрав немного еды в дорогу, я вышел из дома, чтобы помочь отцу с лошадьми. а вместо этого натолкнулся на дюжину инквизиторов. припав к земле, склонив голову, я поприветствовал их. они спросили, не видел ли я раненного человека, на что без раздумий доложил, что вчера с отцом обнаружили раненного в сарае и перенесли его в дом, где он до сих пор и находится. инквизиторов будто подменили, чуть не растоптав меня, они вломились в дом, предполагая, что беглец один и беспомощен.
    после нескольких секунд, раздались крики, вспышки, искры и через окно наперевес с раненым выпрыгнул лекарь, метая посохом в оконный проем темные сгустки энергии. быстро подбежав ко мне, он крикнул: «помогай!» меня словно подменили, я быстро подхватил раненого за плечо, и мы понеслись со всех ног в сторону леса. лекарь на бегу что-то быстро и неразборчиво произносил, после чего нас окутала тьма…
    стало холодно и не было видно солнца, вокруг была одна лишь тишина. когда тьма рассеялась, мы оказались в какой-то комнате, свет исходил лишь от свечи, горевшей на столе в центре комнаты. на столе лежало куча книг, небрежно раскинутых по столу. свет от свечи освещал лишь половину комнаты. стены были каменными, никаких окон, в противоположном конце комнаты была дверь. вся эта обстановка давила на меня, я невольно прижался к лекарю.
    -это твой новый дом, риэль. пути обратно нет, твой отец убит инквизиторами, твой дом сожжен дотла, весь скот перебит. а тебя ищут в содействие темным - сказал лекарь.
    -я должен вернуться, меня ждет отец, – не слыша его слов и отказываясь верить своим ушам, неуверенно промямлил я.
    -ты не слышал, что я сказал?! – прокричал лекарь, взяв в себя в руки, добавил, - это твой новый дом, - посмотрев на раненого, продолжил, - это твой новый дом, - еще раз посмотрев на раненого, - и первый ученик ашагена в большом долгу у тебя и просит прощения, за то, что втянул тебя…а меня зовут драгу и я буду твоим наставником.»



    риэль, что ты делаешь? опять пытаешься написать мемуары? – улыбаясь, вошел в комнату лекарь.
    ага, но все время останавливаюсь на этом месте, - вздохнул я.
    это хорошо, что ты до самого интересного не дошел, про то, где мы скрываемся, про наши потаенные ходы, про то, как велик наш отряд, - усмехнулся он,- а то бы инквизиторы по достоинству оценили бы твой творческий талант.
    демонстративно сделав серьезный вид, лекарь взял листок бумаги и начал, - бла – бла - бла...о, а я и забыл как мы с тобой впервые повстречались.
    да? – подыграл риэль ему,- я - фермер с севера.
    после этих слов, я повернулся к окну. воспоминания захлестнули меня вновь. до сих пор содрогаясь, вспоминая осень десятилетней давности. разумеется, я четко осознавал, что надо жить настоящим. но на границе реальности и воспоминаний, там, где человек остается наедине не с самим собой, а с прошлым, которое не собирается покидать; прошлое всегда берет верх.
    эх – начал было я, но драгу перебил меня.
    риэль, у нас есть заказ и ты нам нужен,- подойдя поближе, положив руку на плечо, поддержал драгу,- как только мы покончим со всем этим, даю слово, я помогу тебе найти тех инквизиторов, что убили твоего отца.
    я слышал, ты стал верховным жрецом? – спросил я друга, пытаясь поменять тему разговора.
    ага, теперь я шишка мирового масштаба! – ухмыльнулся он.
    ого! – уважительно согласился я,- ладно, пошли, нас ждут дела, шишка ты этакая!
    положив руку на плечо друга, мы вышли из комнаты, уже в который раз оставляя свои воспоминания на листе бумаги, которые мучают меня и в тоже время дают силы, оставляя мне голую месть.

    предстоящее задание совершенно не пугало меня. я никогда не был героем, но в компании с драгу мог бы сунуться хоть в саму преисподнюю. поэтому по дороге к штабу я не терзался мрачными предчувствиями, а с удовольствием болтал с другом о пустяках.
    а с кем это ты был вчера у памятника императору? – ехидно спросил я у жреца.
    да так,- отмахнулся он,- эта юная колдунья, весьма преуспевающая. она хотела, чтобы я обучал её. ишь чего захотела?! чтобы я? её?! никогда! ну, если конечно, – ехидно улыбнулся он, толкая локтем в бок,- да ладно, я шучу. это была торговка, хотела продать мне амулет забвений, говоря, что его изобрел великий маг, магистр тьмы, имя которого забыто веками. представь, мне же мое изобретение! – возмутился лекарь.
    вот это да! есть же еще люди, не знающие тебя, – усмехнулся я, - выходит ты все таки шишка не мирового масштаба, а всего на всего деревенский выходец!
    так мы и добрались до командного пункта. все бойцы уже были в сборе, не хватало только нас. впрочем, как и всегда, капитан должен всегда приходить на все готовое, а не бегать и надрывать голос с красными глазами и с пеной во рту, и не дай черт кому-нибудь попасться ему на пути под горячую руку. не, упаси дьявол, меня от такого.
    итак, нам доверили задание, наша цель в столице, аден. хочу предупредить сразу, задание опасное и от ее успешности зависит наша репутация, – заверил я всех,- от нас требуется проникнуть во город и ликвидировать цель, информацию о цели у вас в дневниках. в виде торговцев мы проникнем в город, изучим обстановку и свяжемся с нашим агентом, далее будем ориентироваться на месте, в зависимости от ситуации. в поход отправимся завтра утром с караваном торговцев. оружие берем с собой по минимуму, наш агент снабдит нас всем необходимым. хорошенько изучите материал: схему и план города, досье жертвы, его распорядок дня и его приближенных. если нет вопросов, то можете быть свободными.
    капитан, а магистр тьмы драгу пойдет с нами в поход, ведь цель то не какой-то там лорд или барон? – поинтересовался дин.
    эй, боец, а почему бы у меня самого не спросить? – нарочито пригрозил маг бойцу, пытаясь изобразить ужас на лице, но больше было похоже на лицо человека, сидящего на унитазе, – да, я пойду с риэлем в поход.
    какой вы все-таки злой, ваше злейшество, - дин улыбнулся, оголив почти все 32 зуба.
    ну, если это все, тогда марш по домам, а то вы мне уже изрядно надоели, - заключил я.
    после чего все покинули тайное убежище по парам и скрылись в толпе.
    день был как никогда жарким, солнце палило беспощадно. на улице было делать нечего, если только вы не любитель позагорать, коим я не являюсь. оставалось только одно, пойти домой, поговорить с драгу и лечь спать, пока солнце не уйдет за горизонт.

    * * *

    в эту ночь в адене было не до сна, все праздновали день города. весь город собрался на центральной площади: от простых граждан до паладинов, лишь верховная знать оставалась во дворце, являющимся центральным и самим высоким зданием в городе, с его крыши можно было увидеть весь город, дворец своего рода являлся смотровой башней. сделанный из белого камня, с многочисленными шпилями, переходами, дворец четко выделялся из многочисленных сооружений.
    под шум фейерверка и гуляющей толпы, во дворце в зале славы праздновали паладины, отмечающие помимо дня города, недавний успешный поход к границам эльмора и предвкушали предстоящие инквизиции пленных. лишь один паладин не был охвачен праздным настроением, стоя у окна, смотрел он в даль, за горизонт, где начинаются границы недруга.
    калах, садись с нами, поднимем наши бокалы - за нас! за братство!- прокричал франс, или как в кругу друзей «осколок льда»,- я уверен, что тебе есть что сказать.
    слово, слово, слово!!! – все бурно поддержали франса, стуча кулаками и кружками по столу.
    спасибо, франс. да мы славно потрудились, и все мы заслуживаем отдыха. это наш пир, это наш день славы, и это наша маленькая победа, - сказал калах и залпом осушил кубок,- братья, у нас сегодня праздник, отдыхайте и набирайтесь сил, они нам очень понадобятся,- улыбнулся он,- празднуйте без меня, я должен навестить амадэо.
    не дав им шанса уговорить себя остаться с ними, калах быстро покинул зал славы и устремился к покоям главы.
    некогда пустые коридоры дворца сотрясали звон хрусталя и радостные возгласы празднующих. люди поздравляли друг друга, восхваляли амадэо кадмуса. и лишь в одном месте царила тишина – покои самого главы.
    быстро добравшись до центральной башни, калах поднялся по винтажной лестницы до последнего уровня башни. он хотел было продемонстрировать амадэо образец галантного поведения, и постучаться в дверь, перед тем как войти, но, он опередил его и приоткрыл дверь.
    калах, я ждал тебя,- улыбнулся глава,- это не обязательно, мы с тобой старые друзья и можем обойтись без таких формальностей, - сказал он, заметив, что паладин присел на одно колено.
    мне это не в тягость,- улыбнулся калах,- да и ранг не позволяет.
    ну и ладно,- согласился амадэо,- как хочешь, друг мой.
    наш союз скоро расторгнется, калах, - в полголоса сказал король, - эльмор, собирается нарушить его. ты слышал об призрачных одалах, калах? это убийцы, которым нет равных, боюсь что даже ты не способен защитить меня от них. ну а если это будет риэль, то я скорее обречен жить в этой комнате, дабы избежать смерти, и то это не факт, - с досадой заключил амадэо, на что калах ничего не смог ответить, - айнховант, порой эти пророки меня пугают больше чем надо. этот риэль получит силу гигантов и будет вторым ашагеном во плоти, тенью любой тени. гиганты возвращаются, и самый ужасный и смертоносный из них, ашаген: рыцарь плаща и кинжала – одал. первое что ты увидишь – это кинжал, второе и последнее – это его плащ.
     
    Last edited by a moderator: Nov 24, 2013
  3. colonel_Lobo

    colonel_Lobo User

    Joined:
    12.11.13
    Messages:
    25
    Likes Received:
    5
    ребята, участвую впервые! сразу отмечу:
    - надеюсь, это не конкурс детского рассказа:) но если надо, могу подцензурить концовку.
    - "сырая" версия рассказа выкладывалась мной на сайте самиздата (под псевдонимом пипин короткий, для вычитки). потом была мной оттуда удалена.

    приятная смерть
    представьте себе,
    представьте себе,
    и съела кузнеца.

    из детской песенки-дразнилки зеленокожих орчат ​


    меня зовут убер ван дринкен. род наш восходит к седым временам первой войны людей, или войны за выживание, когда люди отвоевали себе у других рас право жить. позже уже самим другим расам приходилось выживать там, куда вытиснули их люди... грубо говоря, выпихнули. служил я как раз в пихоте. поучаствовал, так сказать, в выпихивании стаккато с западных болот на тот свет. ничего не имею против этих насекомых (комары не в пример противней), но дальше западных болот просто ничего уже не было. а королю нравится охота на болотного вальдшнепа.
    еще попихались мы изрядно с орками на каменистых перевалах кетры... орки не захотели выпихиваться, и пришлось нашему королю заключить мир, да еще и династический. то есть принцу жениться на принцессе- оркессе. не ожидал он такого подарочка от папаши. но не всем же на эльфийках жениться. между прочим наш род тоже претендует на каплю эльфийской крови. именно каплю, не более того. эльфов люди не любят (еще как взаимно), полукровок презирают. а вот иметь очень дальнего предка эльфа (предпочтительней по женской линии) модно среди аристократии.
    меня часто спрашивают - где это видано, чтобы выходец из знатного рода служил в пехоте, а не в кавалерии? дело в том, что папаша мой продул фамильное состояние в карты. вроде еще мой дед начал это памятное мероприятие, а он закончил. после чего бросился в реку с моста девственниц, что в хейне. мост девственниц - тамошняя достопримечательность, одна из многочисленных заманух для приезжих со звонкой аденой в кармане. каменные головы драконов по обеим сторонам моста поворачиваются вслед всем девственницам, а остальных игнорируют. поэтому девушки по тому мосту ходят очень редко - вдруг дракон забудет повернуться.... после смерти отца я там тоже нечасто прогуливаюсь.
    я даже рад, что фамильное состояние кончилось на моём отце. дело в том, что иначе оно неизбежно кончилось бы на мне, и, согласно неписаному кодексу дворянина, мне следовало бы покончить с собой. такая смерть мне совсем не по душе.
    по сути, я умею хорошо делать три вещи. причём одну из них - лучше всех. это махать мечом, играть в карты... и пить. никто в роте не мог перепить меня, а то были знатные выпивохи.
    с хугулином мы служили вместе. с ним было хорошо служить. на войне быстро привыкаешь к близости старушки с косой, но это не значит, что такая близость начинает нравиться... а хугулин относился к войне с заразительной лёгкостью - как дети к игре в войнушки. казалось, что когда орочья палица вышибет его мозги на травку, хугулин воскликнет: "вот блин! проиграл! ну и хрен с ним, пойду напьюсь." хугулин был полковым кузнецом. и спор наш берёт начало с тех славных времён. ничто не может так задеть гнома, как человек способный его перепить. надо сказать, мы долго оценивали возможности друг друга... но именно сегодня мы собирались решить свой спор раз и навсегда.
    честь двух рас была поставлена на кон.
    хугулин, конечно, не девушка, чтобы его встречать, и всё же так получилось, что я пошёл к нему в кузницу. долгие зимние вечера я коротал обычно в таверне, но не настолько я был снобом, чтобы давать своему сопернику фору - в смысле начинать пить еще до начала пари. да уж, стать сыном разорившегося дворянина - отличный отворот от снобизма в любых его проявлениях.
    на улице стоял мороз, а в кузнице - жара. хугулин работал над мечом.
    - метеоритное железо, - проворчал он, мельком глянув на меня. - это будет лучшее, что я когда либо делал в своей жизни. великий меч. меч, которому дадут имя.
    багряные отблески из горнила, где бушевало пламя, ложились на его лицо. точнее, на нос. в тени от носа спрятались борода и цепкие глаза. хугулин тем временем принялся ритмично работать молотом.
    я уселся в уголке, и под эту песнь тяжелого металла , разомлев от тепла, смотрел то на работающего гнома, то на пламя в горниле. мне казалось, я мог бы просидеть так вечность.
    - лучший меч... меч, который войдёт в историю... - бормотал хугулин.
    - хугулин, ты сноб, - наконец сказал я. - сделать меч, эка невидаль! ты когда подковываешь кобылу, так же бормочешь?
    хугулин бросил ковать, небрежно швырнув здоровенный молот в мою сторону. с жутким грохотом он обрушился у моей левой ноги. я даже не вздрогнул. ну, разве что моргнул. гном тем временем уже достал переливающуюся отблесками алого, еще на застывшую сталь, и отточенными движениями принялся наносить на ней символы рун. я не удержавшись, присвистнул - меч из метеоритного железа, да еще и с действующими рунами, будет стоить целое состояние.
    - не свисти, денег не будет, - хмыкнул хугулин. - я сотворил этот меч. а что за свою жизнь сотворил ты?
    - вдыхать жизнь в руны пригласишь мага, или сам проведёшь ритуал? - спросил я, не обращая внимания на подначку гнома - мы всегда так общались.
    - еще не знаю, - тень раздумья присоединилась к тени от носа на челе гнома. - каждый должен делать своё дело... с другой стороны, хочешь сделать хорошо - сделай сам. а это будет...
    - лучший меч... великий меч... бла бла бла... - я шумно зевнул. - долго тебе еще?
    гном, что-то буркнув, продолжил чертить руны.
    наконец он закончил, аккуратно сложил инструменты, оделся и мы вышли из кузницы.
    ледяной воздух обжигал разгоряченное после жара, царившего внутри, лицо.
    - это мой любимый момент за все сутки! - оживленно сказал хугулин. - выходишь, втягиваешь морозный воздух всей грудью, зная, что славно поработал!
    и в этот момент я ему позавидовал. хугулин не раз попрекал меня бездельничаньем... это меня не задевало, да и не могло задеть, поскольку дворянин не должен работать. дворянин должен не работать. я то плевал и на дворянские условности, и на гномьи - тем более... но в этот момент я понял, что хугулин действительно счастливый гном.
    мы не спеша брели к таверне, оставляя на белом снегу две цепочки следов.


    ***​
    нетта, официантка, глядела на нас круглыми глазами.
    - ледяную водку?! - переспросила она.
    - шевелись, детка, - гном придал ускорение хорошенькой официантке звучным шлепком. - оставь тёпленький пунш горячим эльфийским шлюшкам.
    да, хугулин в кузнице и хугулин в таверне - это были два разных гнома.
    в огромном камине весело потрескивали поленья, таверна заполнялась разноплеменным людом. за соседним столом сидел здоровенный орк и в одиночестве уминал целую жареную утку, запивая грогом. его кастеты лежали на столе.
    - а сладенький грог - зеленокожим, - добавил хугулин довольно громко.
    я поморщился.
    - хугулин, ты корешок от мандрагоры. заткни своё хайло. или ты хочешь, затеяв драку с орком, увильнуть от спора? - сказал я.
    - не ссы. занчит так, я жрать хочу. можешь есть вместе со мной, чтобы были равные условия. потом не закусываем. только занюхиваем хлебом. - сказал гном.
    звучало сурово и справедливо. я ворчливо согласился.
    ....после второй рюмки:
    - етить-колотить, хорошо идёт! ты слабак, уже за хлебом потянулся... - гном явно в ударе. пари будет нелёгким.
    ...после четвёртой:
    - скажи, как бы ты хотел умереть? - неожиданно спросил гном.
    - наверно, в бою... - вопрос застал меня врасплох, и я ответил серьёзно. поспешно добавляю: - и лучше в понедельник. а почему ты спросил?
    - эхехе... подумалось просто... вот сделал я меч, и уже не зря жизнь прожил, - завёл старую песню о смыслах хугулин. видимо я поморщился, и он неожиданно дружелюбно добавил. - не кривись. а вот я бы хотел, чтобы на меня наступил слон, когда я буду заниматься любовью с эльфийкой.
    мы дружно ржём.
    ... после восьмой рюмки:
    - нетта, детка, тащи сюда.... упс... да это тёмная леди... - тёмная эльфийка, не успев проскользнуть мимо нас, мгновенье смотрит на зацепившего её гнома ледяным взглядом и плавно идёт дальше, покачивая бёдрами. - тёмное мяско, - добавляет гном ей вслед и тупо ржёт. эльфийка даже не оглядывается.
    - да сегодня просто какой-то вечер терпимости и толерантности к гномам, - я ржу как лошадь своей собственной шутке в унисон гному.
    ...после одиннадцатой рюмки:
    - господин с соседнего столика хочет вас угостить, - нетта ставит еще бутыль с водкой, стараясь не поворачиваться спиной к гному, и этим допускает тактический промах - после первых десяти рюмок я тоже становлюсь парень не промах. девушка, взвизгнув, поспешно ретируется, а я задумчиво разглядываю испарину на стекле бутыли. наконец перевожу взгляд на соседний столик. орк уже сожрал утку и смотрит на нас.
    ....после двенадцатой рюмки:
    - генрих?! орк по имени генрих? - гном, кажется, сейчас лопнет от прилагаемых усилий удержать смех. но рассмеяться сейчас было бы уже хамством, и хугулин это понимает... одно дело затеять драку с орком , сидящим за соседним столом, и совсем другое - оскорбить приглашённого за твой стол. со всей дури гном бьёт кулаком по столу. по дубовой доске пробегает трещина. - славное имя! уважаю орков! бойцы и натуралы! не то что эти педоватые эльфы... - громогласно заявляет хугулин.
    ....после тридцать второй рюмки:
    не помню.

    ***​
    я проснулся в своей постели. один. это немаловажное уточнение, поскольку случалось со мной всякое. сейчас я вполне доволен одиночеством, поскольку голова раскалывалась. побрившись, даже без царапин, я отправился в таверну позавтракать и опохмелиться. и, конечно же, узнать результат пари.
    нетта, обычно бойкая и жизнерадостная, выглядела уставшей после ночной смены. она неплохая девушка, и я решил оставить ей хорошие чаевые после завтрака. хотя с деньгами у меня самого не ахти.
    на мой вопрос, кто победил, нетта с сочувствием глянула на меня.
    - грёбаный гном... - я в сердцах стукнул кулаком по столу, поняв всё без слов.
    - нет! - воскликнула нетта, округлив глаза. на самом деле, нетта не так уж часто говорит "нет", так что имя своё она получила не из-за этого. - хугулин тоже не выиграл пари!
    я смотрю на нетту. разгадывать загадки сейчас мне не очень хотелось. встреть сейчас я сфинкса с его загадками, я бы просто молча свернул ему шею. нетта всё правильно поняла.
    - тот орк, по имени генрих. он присоединился к вашему пари, и перепил вас обоих. - сказала девушка, глянула на моё лицо, и тихонько ойкнув, ретировалась.
    это был страшный удар. но двойной омлет с ветчиной помог мне пережить его. закончив есть и оставив чаевые, я отправился к хугулину. хотя бы узнать, кто из нас пришёл к финишу вторым.
    у кузницы я увидел городскую стражу. во что уже вляпался гном? затеял драку с тем орком? внутрь меня не впустили. я собрался уходить, когда из кузницы вышло трое в накидках магической полиции - два парня и молодая женщина. насчёт расы женщины я не был уверен - мешал накинутый капюшон. один из мужчин нёс свёрток - судя по форме меч.
    - элрой! - заорал я, узнав одного из парней. мы служили вместе недолгое время, но успели подружиться.
    - дринкен!.. - гилмор элрой явно обрадовался нашей встрече.
    - что тут случилось? - спросил я.
    - давай отойдём, - посерьёзнел гилмор, кивнув своим спутникам. я обратил внимание, что девушка в капюшоне оставалась неподалёку. на таком расстоянии человечье ухо не услышало бы наш разговор, а вот эльфийское - вполне.
    - мейстер гильдии кузнецов хугулин мёртв, - сказал гилмор. - ты знал этого гнома?
    я тяжело облокотился о кирпичную стену кузницы.
    нет, я не заплакал, но что-то внутри меня умерло в тот момент.


    ***​
    - хочешь выпить? - спросил гилмор сочувственно. меня передёрнуло.
    - ладно, понял. я могу оформить тебя как "добровольного помогающего". или ограничимся "свидетелем"? - спросил он.
    - добровольно помогающим, - сказал я. - я хочу найти эту тварь. его убийцу.
    - не торопись, какое убийство? самоубийство конечно отпадает. среди гномов самый низкий уровень самоубийств по расам, ну не считая фавнов. и у нас тут явно не исключение из правила. похоже, это несчастный случай. картина такова - хугулин пьяный приходит в кузницу. и решает заняться активацией рун. решает оживить их своей кровью. делает надрез на руке - руны на мече действительно залиты кровью, картина складывается. гном явно перестарался с надрезом... он же был очень пьян. он вырубился и умер от потери крови, - изложил текущую версию смерти хугулина гилмор.
    в это время двое стражников вынесли накрытое тело хугулина.
    - пойдём, глянешь сам, - предложил гилмор и мы вошли в кузницу. тут было непривычно прохладно. тело гнома и меч, перед тем как вынести, обвели мелом. в углу горела лампадка, дабы отпугнуть неприкаянные души и помочь душе покойника избежать неприятных встреч, пока она не переместится в иные сферы. меч лежал рядом с телом ... если руны в крови, то всё сходится...
    - но оживление рун кровью - это тёмная магия. она запрещена законом. хугулин не особо уважал законы. он искренне уважал только неписаный кодекс чести гнома - кодекс молота и наковальни, как он его называл. но ведь тёмную магию хугулин уважал еще меньше! я не верю, что он прибегнул к ней, - я мучительно потёр лоб ладонью.
    - всё говорит об этом. дело о смерти уже готовы закрыть. но мы всё же проверим того орка, - сказал гилмор.
    - а заодно и вас, господин дринкен. - спутница гилмора незаметно приблизилась и изучающе смотрела на меня. гилмор смущенно отвёл взгляд.
    - ван дринкен. - сухо поправил я.


    ***​

    у орка, не в пример мне, оказалось железное алиби. он всю ночь провёл в таверне.
    те временем магическая экспертиза рун на мече дала неожиданные результаты. активными были только две руны. руна веньо и руна турисаз.
    - руна веньо имеет довольно обычный вид. отчётливы её аспекты дружбы и веселья. - сказал гилмор.
    - ну ясное дело. её еще называют руной эля. учитывая, сколько хугулин выпил, понятно, что его кровь оживила эту руну, - проворчал я.
    - верно. а турисаз называют руной любви. и... она светится прямо таки багряным светом... мощнейший заряд получила эта руна. - сказал гилмор.
    - к чему ты клонишь? - спросил я.
    гилмор смущенно кашлянул.
    - в общем, хугулин в момент смерти испытывал сильнейшую похоть. плотское влечение к женщине. - сказал он наконец.
    - у хугулина была не настолько богатая фантазия, чтобы... - начал было я.
    - понятно. эршеш эль фэмиэль, как говорят эльфы... ищем женщину, - кивнул гилмор.
    мы не теряя более ни минуты, отправились в таверну.
    - было много посетителей, но погодите... точно. хугулин перед уходом обнимал за талию женщину! - воскликнула нетта. - я запомнила это, потому что она...
    тут нетта то ли захрипела, то ли застонала, мучительно втягивая воздух . девушка медленно оседала на пол, прижимая ладошки к груди. из её спины торчала изящная рукоятка метательного кинжала.
    не в силах уже говорить, девушка успела показать пальцем одно из блюд, стоявших на столе.
    я подхватил её на руки, не дав упасть.
    но девушка была мертва.
    - проклятие! у меня перед носом!.. - яростно заревел гилмор. - теперь это и моя вендетта, дринкен, не только твоя!
    гилмор, то ли бормоча ругательства то ли кастуя заклинания, бросился к углу, откуда видимо убийца метнул кинжал. но ассасин наверняка уже скрылся.
    я присел на корточки рядом с неттой. убрал прядь светлых волос с её лица и медленно закрыл ладонью глаза девушки. и в этот момент меня словно накрыло волной. я вспомнил взгляды нетты, которые она бросала на меня, поправляя эту самую прядь волос. и, как ни смешно звучит, порции еды заметно больше чем у других. мне даже хугулин на это указывал, но я не воспринимал его слова всерьёз. нетта была ко мне неравнодушна, я же не замечал этого. не хотел замечать. почему? я избегал серьёзных отношений? или... считал, что она мне не ровня?!
    я побоялся ответить себе на этот вопрос. ни отец, ни боевые товарищи, ни хугулин не поняли бы моих слёз, если бы я оплакивал их. и я это делал лишь мысленно. но нетта всё бы поняла, и я позволил себе заплакать. впервые с детских лет.
    прежде чем выйти, я глянул сна блюдо, указанное неттой перед смертью.
    там лежало тёмное мясо.


    ***​
    после моего рассказа об оскорблении хугулином тёмной эльфийки гилмор задумался.
    - эстерис из дома лунного мёда, известного своей школой ассасинов... ты говоришь, эта дамочка снимает комнату на втором этаже... не знаю, рискнёт ли она сразу удариться в бега и привлечь тем внимание, но времени терять нельзя. возьмём с собой меч хугулина, устроим очную ставку и заявим ей, что активные руны смогут указать на убийцу, - сказал гилмор.
    - это правда? - спросил я.
    - в некоторой степени. это не будет считаться доказательством в суде. но я надеюсь, что тёмная не столь сильна в юриспруденции, сколь в своей… поножовщине, - ответил гилмор.
    - блеф? - понял я.
    - именно. если она будет всё отрицать, процесс будет сложным. свидетеля она убрала. в итоге, я думаю, её осудят... но лучше застать стерву врасплох умелой провокацией, - гилмор сплюнул.
    оцепление с таверны, поставленное сразу после убийства нетты, сняли, но два человека гилмора остались у входа. мы с гилмором поднялись на второй этаж и постучались в дверь эльфийки. вопреки нашим опасениям дверь открылась практически сразу.
    - прошу вас, входите, - промурлыкал приятный голос. опять же, хоть мы и были готовы к заварушке, тёмная эльфийка встретила нас безоружной.
    она выглядела великолепно, и осознавала это. гилмор явно поддался животному магнетизму длинноухой самки, и довольно путано изложил причину нашего прихода.
    повисла пауза. наконец, запрокинув голову, тёмная звонко рассмеялась.
    - уверяю вас, я тут ни причём. руны, говорите? хотите, я даже возьму ваш меч в свои руки... - эльфийка шагнула вплотную к гилмору. тот сглотнул.
    - гилмор, деревенщина, ты что творишь! - заорал я. но я стоял сзади гилмора, и не успевал ей помешать.
    выхватив меч, эльфийка отскочила назад - гибкая, грациозная, смертельно опасная.
    - да, я прикончила этого пьяного выродка гнома, потому что он оскорбил меня, мою расу и мой дом! и эту замарашку я проткнула с большим удовольствием - она слышала те слова гнома и исподтишка улыбнулась! - крикнула эльфийка. в глазах её плескалась бездонная ненависть.
    - да пошла ты, лютая тварь! - зарычал я и бросился вперёд, оттолкнув гилмора. уж не мне, ветерану-мечнику, бояться бабы с мечом.
    молниеносно перехватив меч острием к себе, не обратив внимания на порезанные до кости нежные ладони, тёмная бросилась на него. меч вошёл ей в горло, немного выше ключиц, не особо удачно - эльфийке предстояло захлебнуться собственной кровью. вместе с кровью, столь неистово бурлившей в этом теле, эльфийку покидала и часть её удивительной красоты. гнев мой прошёл, оставив место - нет, не жалости - но некоторому сожалению.
    всё было кончено.


    ***​

    проснулся я в час собаки. в этот час я с трудом не спал даже во время боевых дежурств, когда смерть каждый день предлагала свои услуги от бессонницы с назойливостью гнома-коммивояжера.
    в комнате кто-то был.
    тёмная эльфийка стояла надо мной. силуэт её колебался, будто лунное отражение в тёмной воде. в первую секунду я принял её за призрака, и хотел было уже расхохотаться ей в эфемерное лицо, а затем снова уснуть, но внезапно ощутил сильнейшее вожделение.
    проклятие! ну конечно.
    суккуб.
    душа эльфийки, как самоубийцы, не упокоилась. и главное - руна турисаз, активированная кровью и плотским влечением к ней же, была на мече, от которого она приняла смерть.
    всё сошлось, чтобы породить сильнейшего суккуба.
    - послушай... если ты сейчас высосешь из меня жизненную энергию, магическая полиция по горячему следу завтра же найдёт тебя. и изгонит в низшие сферы, то есть прямиком в ад. но ты еще можешь тихо ускользнуть из города... прятаться в руинах... искать одиноких путников, и питаться их жизненной энергией... ты сможешь существовать так веками, сможешь стать очень сильной... - каждое моё слово чистая правда, и суккуб знает это.
    но каждое это слово даётся мне с большим трудом. я сгораю от желания. суккуб замечает это, и сомнение, появившееся было в её глазах, исчезает.
    - пусть будет так. - прошелестел её голос. - я и в аду не пропаду.
    она склоняется надо мной, и... тяжелые груди легли в мои протянутые ладони.
    как там говорил хугулин? чтобы во время забавы с эльфийкой на него наступил слон?
    пожалуй, действительно неплохая смерть, даже если обойтись без слона.
     
    Last edited by a moderator: Nov 24, 2013
    Tenae and Сурови like this.
  4. Greshnica69

    Greshnica69 Журналист

    Joined:
    16.02.10
    Messages:
    1,646
    Likes Received:
    351
    decstrin, хорошая попытка. но, увы, антиплагиат на страже порядка. даже странно, откуда могут быть опечатки, ведь в оригинале их не видно :p http://forum.combats.com/?id=1223052376&p=1
     
    decstrin likes this.
  5. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    to greshnica69:

    это и есть я, раньше играл в бойцовском клубе, даже в администрацию игры писал письмо с просьбой. но ответа не было. а опечатки из оригинала оригинала.
    и это тоже моё: http://stihi.ru/2012/06/30/5545

    там еще есть такой фрагмент пониже по твоей ссылке на форум бойцовского клуба:
    это небольшйо кусочек из моей книги...прочитайте и поделитесь впечатлениями,пожалуйста.
    а пока,буду сочинять дальше.
    заранее спасибо
    а.чингис "доперст"


    а так книгу листов на 60 написал с того времени, но увы забросил это дело, так и лежат на полке дома.
    больше мини-рассказами увлекся, да и работа особо времени не дает сочинять.
     
    Last edited by a moderator: Nov 26, 2013
  6. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    еще один рассказ:

    герои, давно ушедших дней

    прошло слишком много времени, когда я в последний раз думал о добродетелях: любовь, жизнь, радость, счастье, доброта, пожертвование... они эхом проносились где-то в глубинах моего сознания, не вызывая ничего - лишь слова, которые уже ничего не значили. даже то, что после смерти я попаду в ад, меня мало заботило. на том свете или здесь - всё равно вокруг меня одна лишь смерть. и уже не было разницы - кому и как её преподнести, раньше или позже, кого-то приходится догонять, а другие бьются со смертью каждый день, за каждое мгновение жизни цепляясь всеми силами, чтобы чуть-чуть продлить свою, так дорогую жизнь. не каждый из них бесстрашен перед смертью, почти все ее боятся - эту долгую и мучительную или быструю и безболезненную смерть. но и для многих она является единственным выходом. её желают врагам, недругам и просто злодеям, но если она приходит к ним и их близким, с кем они провели детство, с кем выросли и кто для них небезразличен - это всегда больно. она ждет каждого, неважно богат ты или беден – ей не надо богатства и власти – она заберет все, включая душу со всеми деяниями... я не думал ни о чем, я просто считал себя вестником смерти, ее оружием, ее плащом...
    и так было до недавнего времени, меня стала смущать одна вещь: "что означает улыбка на лице покойника?",и почему они улыбались умирая, даже тогда, когда знали, что я скоро приду за ними. я раньше никогда не думал над этим...но однажды, я задал этот вопрос своей жертве, перед тем как она умерла. "то как ты прожил, и то как ты встретил смерть – является бесценным! я прожила жизнь так, что смерть скорее мне является другом, а не судьей. с чистым сердцем я встречаю тебя, без капли страха…" - эти слова... ее слова так и вертятся у меня в голове, заставляя задуматься: "хочу ли я прожить жизнь так, чтобы встретить смерть как друга?" хм...в последнее время я стал искать правильные ответы на неправильные вопросы, а для моей профессии - это ... это уже неважно, сегодня у меня будет возможность узнать, улыбнусь ли я сам, встречая свою смерть, закутанную в плащ.

    - - - добавлено - - -

    и еще один мини-рассказик =)

    верность одала.

    сильный ветер срывал за спиной изрядно изорванный о ветви кустов и деревьев одаловый плащ, обнажая кинжалы на бедрах, уже как три дня к ряду. ровно столько меня преследуют лучшие воины адена, личная гвардия короля амадэо, вернее мертвого короля. не знаю живым ли они меня хотят взять или мертвым, важнее всего увести их как можно дальше от нерпы, дать ей шанс уйти в эльмор. и остальное не важно.
    подставляя лицо порыву ветра, я продолжал бежать туда, откуда доносился шум бьющихся о скалы волн и пробивались лучи уходящего за горизонт солнца, последней нити, за которую можно было бы ухватиться.
    мгновение и кругом лишь бесконечный горизонт, обрыв, ванильное от заката небо, одиночество, красота алой водной глади, уходящей за горизонт к самому солнцу, и тишина падения, неизбежно приближающегося подножья скалы, и по-детски мальчишечья улыбка "они не смогли меня взять, нерпа!"...

    - - - добавлено - - -

    или мне надо еще скан паспорта скинуть, что это действительно я: а.чингис =)
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2013
  7. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    и еще один рассказик!

    "история серийного убийцы с 15 сервера!"

    новости на телеканале «время»:

    сегодня сотрудниками правоохранительных органов челябинской области удалось поймать орудовавшего в области серийного убийцы-маньяка, им оказался 17 летний ученик 11 класса челябинской средней школы № 2 коромазов антон сергеевич. на счету убийцы 35 жертв. характерной чертой убийств являлись удары со спины, наносимые в жизненно важные органы человека: сердце и легкие.


    за день до произошедших в новостях событиях.
    в skype:


    fantom: антоха здарова, сегодня открытие 15 сервера, пошли поиграем?
    ant of war: дарова саня, ща жди, зd очки хочу испробовать, сеструха вчера подарила, ты пока логинься.
    fantom: ок, у меня ник – челяба.
    ant of war: ок, мой будет – киллер.

    так дрова на очки установлены. логинимся в линейку, создаем одала. о! ник не занят, успел!

    !челяба братка, ты где?!
    "киллер я тут! пропиши /friendinvite челяба
    "челяба держи заяву!на 85 спишемся!я погнал качаться,ща задоначу всплесков и гоу гоу гоу!!!


    хм…уже 20 лвл =) в д грейд оделся и квестить…так, возьмем лук для начала, иначе не буду успевать даже подбегать к монстрам, как другие будут их убивать, так что кинжал брать еще рано в руки.

    "челяба ты чо какой уже уровень:?
    "киллер я пока что 40 беру, а ты?
    "челяба хахаха, я уже 45, ща в лабу прыгну и по рб пойду, тут с пацанами в группу собрались!
    "киллер меня возьмите!
    "челяба ты мелкий =) опыт резать будешь!качайся давай!


    фуф…7 час уже гамаю нон-стоп, еще пару с небольшим уровней и 85!в очках прикольно, все как будто естественно, почти что рукой можно тронуть)))…нужен перерыв.

    "киллер ты чо где был?
    "челяба оффался, перекурил да поел.ща дальше пойду качить.чо какой ты там лвл?
    "киллер 84 беру,а ты?
    "челяба -_-
    "челяба обошел меня уже!ты чо даже в туалет не ходишь чтоли?ща обгоню -_-


    спустя еще 2 часа:

    "челяба алло!ты взял 85 лвл?
    "киллер да, щас скиллы учу.
    "челяба кинь мне наставу, одеться надо бы))))
    "челяба от души саня!если что зови, любого нагну!!!
    "киллер ок,антоха, ловлю на слове!
    "киллер антоха, смотри в окно -_- там еще один метеорит пролетел!!!пипец аномалия у нас тут!!!
    "киллер надеюсь свет и интернет не даст сбои)))
    "челяба саня, чо за фигня, я не могу выйти из игры. кнопки выхода нет!!!и я не могу очнуться!!!саня, сходи до меня и разбуди меня!!!я застрял в игре!!!


    одал:
    так значит я в мире людей, хм…это тело слабое, придется привыкать. надеюсь у них есть кинжалы в этом мире…посмотрим, какая кровь у них течет?
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2013
  8. Сурови

    Сурови User

    Joined:
    10.11.12
    Messages:
    605
    Likes Received:
    60
    decstrin, замечательно, что написали сами, но на ранние публикации (если таковые имеются) имеет смысл давать ссылки, тем более, если вы стилизовали раннюю работу для данной темы. и небольшая просьба от меня, уберите пожалуйста под спойлер свои тексты (тег в расширенном режиме сообщений) - перелистывать бесконечные страницы не очень хочется.
     
    Hart713 and decstrin like this.
  9. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    и снова еще один рассказик в форме стишка или прозы:

    в темное время с тобой рождены
    где нету ни солнца, ни света
    под ликом кровавой и полной луны
    в тени и во мраке мы пятого лета

    с зеркального леса до равнины забытых
    несем мы священный смертельный дозор
    и нету им счета: кто пал и убитых
    а тех, кто сбежал - достанет наш взор

    без веры, без бога, лишь инстинкты убийцы
    настигнет врасплох в плаще и с кинжалом
    и быстрый настолько как лучшие птицы
    что встреча длиною в секунду даруется сном

    сверкнёт в полутьме серебряной сталью
    оставив врага с глубокою раной
    один на один за смертельной вуалью
    смотреть за тягучей и кровавою алой...

    несущий с собой тишину и покой
    в мир иллюзий и грёз
    стоит там на страже за последней чертой
    одал - похититель потерянных слёз
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2013
  10. decstrin

    decstrin User

    Joined:
    09.02.11
    Messages:
    34
    Likes Received:
    1
    долго сидел, сочинял этот рассказ :)

    долгий путь к мечте

    с появлением линдвиора очень многое изменилось. прежняя жизнь поменялась радикально, одна лишь слепота некоторых могущественных альянсов осталась неизменной, как и их самомнение, громогласно заявляющих, что нет никакого другого альянса или клана, который был бы способен защитить всех от дракона, повелителя ветра, а уж тем более уничтожить его, кроме как они сами. откровенно говоря, гибель как можно большего количества подобных личностей, не зависимо от расы, была бы мне приятна.
    единственным лидером, открыто вставшим против пролития крови ради какой-то вымышленной гонки первенства и призывавшим всех объединиться, стал человек, утер; но к нему, как человеку, которому было не более 25 лет, мало кто прислушивался. утер не имел опыта участия и ведения военных кампании, настоящих боев, но показал себя как выдающийся воин на тренировочных полях, где он не знал поражений. но жизнь сыграла с ним злую шутку, поразив его болезнью, обрекшей его на верную и неминуемо приближающуюся смерть. немногим людям свойственна такая отвага, зная, что в любом случае умрешь, пытаться, что есть силы, помочь всем ради победы над драконом, ради мира и свободы, но при этом не дожить до этого дня. но, тем не менее, он свято верил, что сможет привнести в наш мир свободу от объятий шилен.
    утер обладал аналитическим складом ума, а также незаурядными тактическими и стратегическими навыками ведения войны, которые помогали ему сводить к минимуму потери в тренировочных боях. но последние пару лет утера никто не видел. и до этого дня, все думали, что утер никак не окажется больным и хилым человеком. его появление в зале совета всех кланов вызвало немало разногласий, вплоть до тех, что утер специально отправил вместо себя этого полумертвого. и это вызывало у некоторых, особенно у орков, сильный гнев. ни для кого не было секретом, что всего то пару лет назад утер мог дать достойный отпор практически любому орку на мечах. данный факт, особенно для тех орков, кто проиграл утеру, ставил их честь под большой удар, потому что они уже не смог ли бы разбить тому молодому и крепкому человеку довольную морду в равном бою, но не с калекой. поэтому многие из них покинули зал славы без объяснений, включая тех, кто ушли по разным причинам. и это не важно, самое важное было после…
    к тому моменту, когда утер просил всех объединиться, в зале славы остались только 4 представителя своих организаций, а именно альянсы горных владык, полумесяца, пламени и наша гильдия. альянс горных владык остались, надеясь на какие-нибудь выгодные заказы оружия, доспехов и ювелирных изделий. глава полумесяца, сидящий в дальнем от нас углу, был еле заметен, скорее всего, он остался здесь, чтобы узнать решение оставшихся альянсов. представитель орков надеялся, что это всё фальшь, и в конце выступления вызвать настоящего утера на дуэль, но с каждым словом и жестом калеки могучий орк терял свою надежду, что перед ними выступает самозванец, но уйти так, он не мог. орк, драгу, хотел получить объяснения тет-на-тет от утера, услышать от него, что с ним случилось, и что за игру он затеял за маской больного.
    как ни странно, все оставшиеся заключили союз, который вполне мог существовать без остального мира: гномы – оружие и доспехи, темные эльфы – многовековая мудрость и беспощадность, орки – сильнейшие воины, наша гильдия наемников – мастерство шпионажа и бесшумного убийства, а также люди, от которых можно ожидать все что угодно. наш союз возглавил темный эльф эрис, обладающий наилучшими качествами в силу своего долголетия, чтобы стать лидером. но это всего лишь малая часть плана, плана по спасению мира.
    данный союз, который предполагает принести мир как думали некоторые, только усугубил положение дел, начались межклановые и межальянсовые сражения, или более подходящее слово - расправы. не малую роль сыграли различные домыслы и слухи, разжигая искру раздора, гонку за первенство, которую никто не объявлял, но которую практически все чувствовали. и некоторые сильнейшие альянсы теряли своих лидеров, место которых занимали другие и другие, среди которых были достойнейшие и нет. десять долгих лет кровопролитной междоусобицы привели к первому заключению договора о мире, который наступил несколько раньше, чем мы предполагали, в итоге, первая часть плана была достигнута.
    возвращаясь же к событиям десятилетней давности, следует отметить, что многие указывали на темные стороны этого плана, отмечая моральные дефекты, интриги, обманы, мистификации, использование женщин и других грязных средств, которые приблизят к цели — но самое главное, что никто, кроме нас, не знает и не узнает об этом. поэтому война была хоть одной из самых кровопролитных, ее ужасы почти не затронула нас. шпионы и доносчики очень хорошо делали своё дело, следуя нашим указаниям, в поисках чужих, нужных нам ушей. слухи и домыслы, которые наша гильдия создавала, просачивались все гуще и гуще в жизни городов, создавая врагов и ссоря друзей. вместо павших офицеров и главнокомандующих «других» альянсов и кланов мы проталкивали своих «подставных» людей, орков, эльфов и гномов. задача которых была – приблизить к руководящему составу и завоевать авторитет и уважением большинства, и в определенный момент суметь захватить бразды правления большинства сильнейших кланов и альянсов. на все это ушло десять лет, половина планируемого срока.
    теперь ярких лидеров не осталось, а потому руководство совместными боевыми действиями легко перешло в руки эриса, обсуждение которых стало «коллегиальным» для галочки. однако для полного успеха не хватал один альянс, альянс солнца, возглавляемый «всевидящим» теслу, представителем светлых эльфов. его альянс брал сугубо отборно и только тех, кто относился к главной семье или был с ними в родственных отношениях, поэтому внедрить своих агентов мы не смогли. каждый воин солнца в честном бою стоил наших, по меньшей мере, пятерых. но, тем не менее, теслу понимал, что у него нет шансов в открытой или скрытной войне против эриса, поэтому ему и оставалось только придерживаться нейтралитета.
    они, конечно, не стали ангелами, которыми эрис мог бы помыкать в волю своих желаний, но на кое-какие уступки они шли. это касалось в предоставлении своих некоторых элитных воинов, и не только в качестве бойцов, но и в качестве тренеров и учителей. их авторитет среди наших воинов был высок даже заочно, а когда увидели их в деле, в иных случаях скорее бы оказались мертвецами при схватке с ними, и подавно. наша же гильдия всегда стояла в стороне от всех действий и суеты остальных кланов. требования к нам были совсем иные и не имели ничего общего с доблестью и мужеством.
    последовательность, беспощадность и бесстрашие действий эриса и долгосрочный план утера по объединению кланов и альянсов в конце концов привели к долгожданной и желаемой цели, отклонение или отступ от которой мог привести к непредсказуемому и бесконтрольному хаосу, итак уже в «темном» мире. эрис конечно же преследовал власть, гномы – выгоду, орки – военную мощь и навыки ведения боевых действий и тактик, наша гильдия – авторитет и репутацию с мире убиц, утер – свободы и мирной жизни… и вот мы прошли путь длиною в 25 лет, но пришли к тому же, от чего и начали.
    возможно, все было бы иначе, если б 27 лет назад я не начал подмешивать в еду утера траджановый яд по заказу эриса, что превратил бравого воина в калеку.
    скорее всего утер изначально знал, что наш план в конечном итоге не сбудется, но вера и надежда сыграли с ним злую шутку.
    «вера» и «надежда» - две надписи на моих кинжалах. «вера» - кинжал пропитанный ядом, смотря на него – я понимаю, что вера – самый лучший яд, проникающий вглубь человека, «надежда» - кинжал холодный как лед, напоминающий мне, что в любом деле не стоит надеяться на чудо.
    и если эрис верит, что он стал всемогущим, и надеется сохранить свою власть - то я буду тем, кто всё это развеет...
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2013
  11. Loeng

    Loeng User

    Joined:
    02.12.13
    Messages:
    4
    Likes Received:
    0
    обычный наемик

    почему-то все думают, что я очень люблю убивать. проходя по городу, я слышу, как сердца людей, эльфов и прочих начинают биться быстрее, как ускоряются их шаги и как нервные мамаши шепчут своим отпрыскам: «не смотри на него. пойдем отсюда.» мне это кажется странным. вы же не пугаетесь мясников, которые убивают и разделывают ни в чем не повинных животных? чем они так отличаются от меня? мы одинаково продаем жизни наших жертв тем, кто может достаточно заплатить. хотя одно отличие все-таки есть. тех, кого убил я, все-таки не подают к столу с яблоком во рту.
    с ранних лет я отличался необыкновенным слухом. мышь, пробежавшая под полом, ласточка, строящая гнездо, - их я слышал так же отчетливо, как крик родной маменьки, возжелавшей поучить неразумное чадо. неудивительно, что меня недолюбливали братья и сестры – все их мелкие тайны становились известны мне с первого слова, произнесенного под одной крышей со мной. мне кажется, я вижу, как читающий эти строки радостно улыбается: «эврика! ответ найден. его просто ненавидела вся семья». о, нет. меня недолюбливали, опасались, но любили. мое детство ничем, по сути, не отличалось от жизни соседских мальчишек, не получивших впоследствии такой сомнительной славы.
    когда мне исполнилось тринадцать – встал вопрос о выборе жизненного пути. маленькому, юркому пареньку и думать не стоило о пашне или кузнице. да и не хотелось особо. я видел себя великим воином, магом в роскошных одеяниях. ну, хотя бы великим менестрелем. мне не дано знать, что случилось бы со мной, если бы моя голова осталась забитой этими дурацкими фантазиями. наверное, спился бы годам к тридцати, или смирился бы с судьбой и стал пекарем, завел бы себе женушку и пару ребятишек, посещал бы храм эйнхасад… в общем стал бы как все. но мне повезло – меня продали. сейчас внимательный читатель опять сделает стойку: «он ненавидел своих родителей – те его продали!» и опять будет совершенно не прав.
    та весна удалась странной. снег, дожди, ураганы – на моей памяти такого холода и такой быстрой смены погоды не происходило. да что там моя, довольно короткая, память. самый старый житель деревни – орк, у которого от старости уже посерела кожа, не мог вспомнить такого в наших местах. а летом началась страшная жара. не буду подробно описывать все катастрофы, постигшие тогда землепашцев, скажу сразу – на нашем небольшом поле не уродилось ничего. вот тогда к нам и обратился темный эльф, живущий в нашей деревне уже пять лет, и ни разу не обращавшийся к нам даже с простым приветствием.
    - вы не выживете. – он был абсолютно уверен в своих словах. – либо вас заберет голод, либо убьют королевские стражники, которые осенью придут за налогами. у вас есть два варианта – либо отдать старшую дочь в бордель, либо продать старшего сына мне. – эльф усмехнулся. - выбирайте.
    молчали мы долго – пока я не увидел глаза мианы, моей старшей сестры. тогда я вышел вперед и сказал.
    - триста тысяч аден.
    эльф усмехнулся и подозвал своего волка, стоявшего у порога. в сумке, которую нес хищник, было ровно триста тысяч аден.
    - идем.
    вот так и начался мой путь к всемирной славе. эльф оказался интересным собеседником и талантливым учителем. да-да, именно учителем. как оказалось, ему требовался не слуга – ученик. вы спросите – почему он тогда заплатил за меня? а кто из людей добровольно пойдет в ученики к темному эльфу?
    так началось мое обучение сложному, но интересному искусству – науке убивать. эльф оказался профессиональным наемным убийцей – разбойником одала. я так и не понял, почему именно одала – вроде был какой-то тип, толи звали его так, толи прозвище такое было. не интересно мне было, честно говоря. зато было очень интересно прятаться в тени врагов, овеществлять свои тени и направлять их на противника, попадать кинжалом в самое уязвимое место доспеха и уклоняться от любых ударов. время шло. когда мне было двадцать пять, лет мой учитель умер. а я занял его место в гильдии. если вам кажется, что там были только темные эльфы, то вы ошибаетесь. любовь к кинжалу и тени объединила и темных эльфов, и светлых, и людей, и даже немного орков и гномов.
    но кинжальщиков много, а наемными убийцами из них становятся единицы. кто-то идет на службу к королю, кто-то странствует по эльморедену, а кто-то просто грабит путешественников. но я стал наемным убийцей. отчасти это произошло благодаря моему учителю, отчасти – благодаря необыкновенному слуху, а отчасти – благодаря жажде прославиться, так и не покинувшей меня с юных лет. в начале карьеры я брался за любые заказы – жрец, торговец, алхимик… даже буйвол. но вскоре меня заметили и оценили. я смог тщательно выбирать своих жертв, браться лишь за интересные заказы. хотя, конечно, самых главных заказов – убить короля, например, мне, естественно не поступало. да и сомневаюсь, что такие вообще бывали – в нашей гильдии самоубийц нет. вот убить главного жреца аденского храма эйнхасад – да, было. правда я отказался – не интересно.
    а к сорока я женился. она была намного младше меня, и понятия не имела о том, чем я зарабатываю на жизнь. правда, добрые люди вскоре просветили мою избранницу. сколько времени мне пришлось потратить, объясняя, что это моя работа, – вспоминать страшно. но все-таки объяснил, доказал, уговорил. у нас даже появились дети. потом внуки.
    сейчас я вполне счастлив, живу с любимой семьей и ни о чем не жалею. а этот текст записывает под диктовку мой ученик – смышленый парнишка-камаэль, который вскоре займет мое место в гильдии. он уже взял свою первую жизнь и в его глазах я не увидел ни ужаса, ни отвращения. в конце концов, это всего лишь работа.
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2013
  12. Hart713

    Hart713 User

    Joined:
    09.09.12
    Messages:
    336
    Likes Received:
    84
    рыцарь плаща и кинжала: одал.

    легенда о призраке.

    под кровавой луной воин стоит,
    топот коней догоняет.
    в хрупких руках кинжал блестит,
    и танец у смерти готовый.

    музыка в такт, запах железа,
    в крови вся броня и плащ.
    бешеный ритм, горячее сердце,
    и режет слух тишина!​


    молодая группа охотников планировала остаться в лесу на ночлег. кто соорудил шалаш, кто запалил костер, а кто завершал приготовления для будущей похлебки. вдруг из кустов послышался шорох. охотники сразу схватились за оружие и заняли круговую оборону, но услышали человеческий голос. на свет огня вышел человек, его лицо скрывал капюшон, на руках блестели кровавые перчатки, а тело обволакивал длинный плащ. он попросил погреться у костра.
    когда похлебка была готова, и все удобно расселись вокруг огня, незнакомец предложил рассказать легенду. спать еще было рано, и юнцы охотно кивнули головой.
    ночь пронизывала холодом насквозь. в тишине, при треске поленцев послышался грубый, но мелодичный голос, он начал рассказ…

    историю, которую я хочу вам рассказать, была не очень давно. возможно, ваши родители упоминали про призрачного одала? нет?! ну хорошо, тогда думаю, что вам полезно будет послушать.

    в одной из деревушек, на окраине гирана жил гном. звали его бернард. у него была небольшая изба в конце улицы и маленькая кузница, но он никогда не жаловался на жизнь. не имея своих детей, он приютил подкидыша, отдавая всю свою старческую любовь. эльф помогал по хозяйству и изучал искусство владения кинжалом. впоследствии, бернард выковал для него два очаровательных клинка и наложил на них специальные заклинания. молодой воин очень был рад подарку, и отдавался урокам с большей силой и вниманием. но однажды вернувшись с тренировки, он обнаружил вместо дома лишь обгорелый брус. старик не смог выбраться из горящего дома и умер от гари.
    темный эльф похоронил отчима, протер влажные глаза и накинул на свои хрупкие плечи плащ, а на голову надвинул капюшон. теперь он дал себе имя призрак.

    боль утраты была слишком велика и когда однажды в селе начали поговаривать, что дом сгорел не просто так, призрак решил отомстить виновным и выяснить причину.

    гиран - торговый город, из-за этого и самый шумный. тут всегда много продавцов, покупателей и товара. правил гираном ненавистный герцог лари де франц вилинский. как полагалось у лари был наследник – дин и герцог хотел воспитать мальчика под себя. но сын был очень настырным и характерным. еще у лари была правая рука – зорк. этот коварный и беспощадный орк был верен герцогу. он грабил, убивал и унижал всех, кто мешал планам герцога, и конечно же его. вот так чем то и старый гном бернард им не угодил.

    а юный эльф, прогуливаясь по торговым рядам, от прислуги работающей в замке узнает, что дом подожгли именно псы зорка. только болтать об этом боялись, и дело быстро замяли, списав на забывчивость и не аккуратность гнома.

    ***
    кулаки рассказчика крепко сжались. он откашлялся и продолжил повествование. охотники заворожено поглядывали то на огонь, то на капюшон. иногда подбрасывая поленья, что бы костер ни погас, и они не замерзли.

    ***
    и вот ночью к пристани должен причалить большой заказ. солдаты зорка должны собственноручно принять все т.к. груз довольно ценный. разведав все мелочи, призрачный рыцарь уже ждал на пристани, в тени. его плащ обволакивал хрупкую фигуру и прятал от нежелательных глаз.

    когда за груз расписались и стали ждать повозку, призрак скользнул к дозорному и одним движением лишил его жизни. обмякшее тело тихо рухнуло на холодный камень. быстро погрузив два ящика на своего верного коня, призрак исчез, так же как и появился. только огласку этот случай не получил.

    утром рынок снова вздохнул с новой силой и новыми товарами. некоторые богатеи медленно шествовали посередине аллеи, расталкивая всех вокруг и хамя торгашам. призрак незаметно сновал между прохожими, иногда натыкаясь, и как бы случайно падая на богатеев. к концу дня у него было не мало аден и он занес их в церковь, давая милостыню тем, кто сидел у храма. многие голодали по нескольку дней и брошенная по дороге адена давала им надежду на завтра.

    в очередной день около торговых площадей призрак встретил знакомую, которая рассказала про готовящееся торжество. бал маскарад. свои махинации он решил прикрыть благотворительным балом маскарадом. что ж пропустить это было нельзя.

    на балу, как и полагалось, всё было шикарно. дамы и господа, различных рас, но далеко не различных достатков, пили дорогие напитки из глаз мандрагоры и закусывали икрой ящериц. множество пар кружились в медленных танцах, загадочно улыбаясь под масками. лишь сын герцога дин стоял в одиночестве, отказывая всем барышням в танце будь то скромные камаэльки или светловолосые эльфийки.

    но тут мимо него в искусно сделанной маске прошла темная эльфа с высоко задранным носиком. её формы могли вскружить голову любому. платье темно-синего цвета открывало плечи, обволакивало грудь и талию, затем свободно спадало практически до пола. огромный разрез до середины бедра открывал стройные ножки темной красавицы. она встала неподалеку, медленно потягивая сок. нежный запах околдовал дина, и он сам подошел к леди и попросил о танце. они радостно кружились, улыбались и подмигивали друг другу. казалось, что они одни на паркете исполняют вальс, что нет этих противных богатеев, высокомерных особ и конечно же герцога. но барды остановились на перерыв, и прекрасная незнакомка, выскользнув из объятий, направилась к выходу. дин смог догнать её лишь у ворот. за это время она уже успела скинуть шелковое платье и одеть кроваво красную броню. леди с легкостью запрыгнула в седло и дернула за уздцы.

    сын герцога, уже держась за стену у ворот, и переводя дыхание, выкрикнул:
    - я знаю, кто ты!

    девушка спрыгнула с коня, приподняла бровь и лукава улыбнулась. фонари у ворот светили очень тускло, и охрана патрулировала периметр. так что в округи никого не было. и темная эльфа в кровавом одеянии, взмахнув длинным плащом, оказалась за спиной дина. её кинжал прижался к горлу юноши, а она слегка касаясь его уха, своими пухлыми губками, прошептала:
    - и кто же я?

    герцог отобрал у нее очень дорогого человека, поэтому она решила забрать у него единственного сына. но зная, ненависть дина к отцу, убивать его призрак не собиралась, только воспользоваться.
    он, так же как и она, накинул пыльник и сел на своего скакуна. и они умчались вглубь леса.

    зорк объявил поиски наследника и награду каждому, кто обладает информацией о его местонахождении. но результат был нулевым, если не отрицательным. в этот же вечер капитан стражи официально объявил призрака разбойником, которому уготована смертная казнь. но орк просчитался, высшее общество только боялось призрачного воина и не могли о нем ничего знать, а простой люд был на стороне разбойника. так что план зорка с треском провалился. тогда они решили устроить турнир. главным соревнованием было метание ножей. тот кто одержит победу получал адену и магические свитки.
    много было претендентов, и среди них должен быть и призрак. его меткость не оставляла никому шанса, и по мере прохождения заданий до финала дошел только он.
    на трибуне поднялся герцог и поздравил всех участников. далее победившему в турнире рыцарю предложили пройти за сцену, чтобы пожать руку и передать заслуженный приз. но как только они отошли за палатки, стража схватила призрака, стянула с его головы капюшон, и герцог узнал своего сына. лари сжал до посинения кулаки, отвернулся и бросил на ходу:
    - ты больше мне не сын. твоя казнь будет завтра на закате.
    и быстрым шагом удалился в замок. дина же до следующего дня заперли в темнице. сырой, холодной и темной.
    на закате, сына герцога вывели из тюрьмы, связали за спиной руки и повели центральную площадь. отец его восседал рядом и равнодушно наблюдал за происходящим. дин даже невольно поежился, проходя мимо.
    тут громила орк начал произносить траурную речь об безответственном сыне и предателе. но не успел он договорить, как посередине площади возник рыцарь в кровавой броне и с капюшоном на голове. сверкнул кинжал. по рукоять он вошел в теплую плоть. кровь маленьким ручейком полилась на деревянный пол. сердце лари де франц велинского навсегда остановилось.
    дин не стал ждать продолжение и прыгнул в седло призраку.
    в гиране начался переворот.

    ***
    голос рассказчика затих, и он попросил глоток воды. «вот и конец»-сообщил он зеленым юнцам. но молодые люди настолько были заинтересованы, что им стало любопытно, что же было дальше. таинственный незнакомец откашлялся.

    ***
    дин де франц велинский вернулся в гиран через некоторое время и на правах наследника стал править. хотя некоторые источники и утверждают, что герцог не настоящий его отец. а призрак отправился своей дорогой путешествовать по городам и помогать бедствующим.

    ***
    пока незнакомец рассказывал, ночь успела кончиться, и за горами поднималось солнце. оно касалось своими лучиками утреней росы и выводило на прогулку солнечных зайчиков.
    фигура в плаще медленно поднялась. плащ вырисовывал довольно стройную фигуру, это не заметно было в ночи, а на поясе сверкнула рукоять ножа. но не обычного ножа, а работы самого умелого мастера. оно переливалось веселым голубым свечением, давая защиту идеально наточенной стали.
     
    Last edited by a moderator: Dec 11, 2013
  13. Jastreb

    Jastreb User

    Joined:
    25.11.10
    Messages:
    767
    Likes Received:
    40
    найти себя

    эта история - не только и не столько про жестокого убийцу, одала - хотя он, конечно, выступает в роли одного из героев.
    эта история - о победе над страхом, который живет внутри каждого из нас.
    страх прячется в тенях, и требуется определенное мужество, чтобы принять бой с ним лицом к лицу.

    убийца был последним козырем сил коалиции. о его мрачной миссии не знал никто, кроме главы клана звёздного света. но даже он не видел лица и глаз посланника смерти, только неясную тень, немножко чернее, чем тьма вокруг костра. одала сам пришёл к нему и приказал поставить точку в имперской истории.
    - мы веками негласно правили королевством, отправляя в небытие любого сильного вождя. мы - страх и вера твоего рабского народа.. - тень еле слышно вздохнула. - но про нас, кажется, стали забывать. пора напомнить людям, что такое ночь. это наше время.
    даже в сердце рыцаря ада проник ужас. одала мог прийти за ним, а потом неслышно уйти, отправив душу в ад, а тело оставив коченеть у догорающего костра. лидер могущественной коалиции сейчас не мог произнести ни слова, он лишь молча слушал ночного гостя, стараясь не думать, слышно ли тому, как стучат у рыцаря зубы.
    - завтра вы покинете замок, сдав его имперским войскам. так или иначе, это произойдёт. но за два часа до заката вы вновь пойдёте на штурм замка. нас не интересует ваша кровь и ваше геройство - все это лишь пыль под взором луны. все имперские силы будут на стенах, и никто не помешает мне оставить империю без императора.
    - но его не случайно называют бессмертным.. - сумел произнести тёмный рыцарь.
    - придётся исправить эту ошибку.

    _________________________________________

    - всем доброе утро, мы ведём прямой репортаж из адена, где сегодня после обеда состоится небольшая победоносная война между имперскими силами и коалицией..

    бам! эхо кристалл полетел в угол, затих, но к сожалению не разбился.

    - где ключи от дракона, боец? у нас приказ, арестовать всех у кого три глаза, так что ты арестован, сынок, не дёргайся, веди себя спокойно..
    - что за?.. - стрелок подскочил на кровати, о чём тут же пожалел, ибо над головой была полка с книгами.
    - ха, у тебя что, три глаза? смотри, как подорвался!
    - эльф, изыди.. - процедил сквозь зубы стрелок, прижав ладонь к макушке. эту эльфийскую сволочь и так-то было трудно поймать, а тем более с утра, когда всё существо требовало воды, а перед глазами разноцветные круги исполняли классический хоровод. жить не хотелось, хотелось спать - но разве дадут поспать эльфы, которых теперь в отряде несколько, и которые, собравшись вместе, превращаются в один большой долбаный будильник?
    стрелок приподнялся и сел на посели, обхватив многострадальную голову руками. постепенно мысли собрались в кучу, но вспомнить, почему вчера пили, не удалось. надо было вставать, чистить оружие и латать броню, ибо вчера с вечера он сделать это, естественно, не удосужился. но нет, оглянувшись, стрелок обнаружил, что доспехи лежат, чистые и залатанные, на стуле у кровати, тут же находится лук, смазанный и готовый к новым боям. видно, это было дело юлиных рук, она не проснулась сегодня, как обычно, раньше всех - а значит, ночь не спала. "спасибо, юля!" - проворчал стрелок и потащил себя к ручью - умываться. всё шло к тому, что на собрании его по голове не погладят.
    после завтрака, на клановом собрании, выяснилось, что вчера его еле живого привели в клан холл после стычки с врагом. что его передовой отряд в поисках мелких групп противника наткнулся на основные силы, и был жестоко бит; тем не менее, серьёзно пострадал только стрелок, который прикрывал отход и, соответственно, получал большую часть пенделей. доктор вытащила его буквально с того света, наверное, это и послужило для бойца поводом перебрать с вином. ему рассказали, как он приволок домой раненого и очень испуганного паука с намерением приручить и оставить сторожить двор. как он просил научить его летать, и с этой целью забрался на колокольню городского храма; спасло его лишь то, что он запутался там в верёвках; правда, случилось это в час ночи и, запутавшись, он поднял такой звон, что разбудил весь город.
    - в общем, сказал клан лидер, вреда от тебя за последнюю неделю оказалось больше чем пользы. если такое повторится ещё разок, придётся сдать тебя на несколько дней по стражу.
    стрелок, нахмурившись, слушал всё, что ему говорили, и в нём поднималась обида на самого себя. раньше он жил тем, что его окружало: друзья, жители адена, природа, и даже война - всё являлось органичной частью его самого. такой подход к жизни помогал без потерь переживать неудачи и поражения, которые случаются порой с каждым из нас, а победы воспринимать без губительной гордости. теперь любой свой неверный шаг или любой промах своего отряда он воспринимал слишком близко к сердцу. росло его недовольство жизнью, отдаляя от стрелка друзей и убивая в нём радость, а как исправить ситуацию, он не знал.

    - нафиг так жить? - думал он, шагая лесной тропинкой. да, после услышанного на собрании хотелось провалиться под землю, но земля держала прочно, и он шагал, шагал, шагал по этой земле. он шёл к мастеру, к сагиттариусу, к хамилю. хамиль был, кажется, последней его надеждой поверить в себя и в окружающих, он всегда выручал стрелка советом, а то и парой монет, когда уж совсем становилось туго с деньгами. поможет, небось, и сейчас, когда повседневность достала так, что одолевают мысли наняться в банду какому-нибудь рейд-боссу. иногда кажется, что лучше каждый день умирать и появляться вновь, чем жить "вот так"...

    - тут я тебе ничем помочь не могу.

    стрелок опешил.
    - как же так? ты же всегда, сколько мы знакомы, вытаскивал меня из самых трудных ситуаций - неужели теперь ты вдруг не знаешь, что мне делать??
    - послушай, я не родственник богов, и абсолютно всего знать не могу. может быть, это просто очередной этап твоей жизни. может, через это проходят все, но либо забывают, либо просто не хотят об этом говорить.

    мастер задумчиво уставился в огонь камина.

    - я не сказал, что не знаю как тебе помочь. я сказал, что не могу тебе помочь. помочь себе можешь только ты сам. тебе придётся вновь найти себя. кто ты - простой лучник, один из тысячи - или ты воин, который точно знает, за что сражается?

    - хм.. выделиться из толпы?

    - нет, не в этом дело. клоуны тоже выделяются из толпы, ты ведь не хочешь быть клоуном?

    - нет, не хочу. хотя последнее время я сам не знаю, чего хочу.

    - о том и речь. тебе предстоит решить для себя, любишь ли ты то дело, которым ты занимаешься? готов ли ты сражаться и дальше? или тебе стоит поискать другой жизненный путь? задумайся над этим, тебе придётся решать для себя эти вопросы, а заливать всё вином - последнее дело. пойми: человек, которому не нравится его дело, не может достичь в нём серьёзного успеха. если человеку не нравится его жизнь, он не сможет прожить её с пользой. вот и думай, как полюбить жизнь снова. надеюсь, ты понимаешь, разговор не о собственной шкуре..

    - да, понимаю. если я в какой-то момент спасу свою шкуру ценой жизни моих друзей - я отравлю себе жизнь раз и навсегда. спасибо, мастер!

    - удачи, стрелок..

    стрелок подхватил лук и пошёл обратно. надо было готовиться к предстоящему развлечению. в аден стекался народ, повсюду были люди с оружием: воины в сверкающих латах, серьёзные нелюдимые маги, сопровождаемые ручной нечистью, шустрые эльфы с луками и кинжалами и рыночные торговцы. такое уж было развлечение - осада!

    - так, все всё помнят, замок известен, всю неделю тайком по нему лазили. как обычно: ворон, твоя цель - охрана на стенах; милорд, сдерживаешь врага снаружи. ост, с тебя хорошая дыра в стене не зря же мы кормим голема! стрелок, твоя группа со мной, зачистка замка внутри. и смотри, мне по большому счёту не важно, чем ты занимаешься ночью, но ты обязан метко и больно стрелять, а то уволю торговать оружием в город! "это была шутка, но я снова обиделся.. как мне все это надоело, кто бы знал!" - подумал стрелок.

    в назначенный час силы клана бросились на штурм вражеских укреплений. каждому клану имперского альянса была поставлена своя задача, каждый знал своё место в строю, поэтому, несмотря на упорное сопротивление сил коалиции, имперские войска уверенно теснили врага. как только мощный голем пробил брешь в стене, в замок ворвались "бешеные", сея неразбериху в рядах противника, заставляя наёмников на стенах стрелять в своих же хозяев, отвлекая на себя внимание врага. "бешеные" знали замок, наверное, лучше его владельцев, и без труда водили за собой хвост преследователей по длинным сумрачным лабиринтам. тем временем главные силы имперского альянса, воспользовавшись кратким замешательством врага, сумели взять замок под свой контроль. через полчаса все было кончено. неприятель мелкими группами отступал за реку, пытаясь собраться для контратаки. замок был взят, теперь глава альянса должен был просить богиню эйнхазард, чтобы она утвердила его власть над принадлежащей поместью территорией. он собрал краткий совет лидеров кланов, уточнил задачи для каждого отряда, затем удалился в небольшую комнату за тронным залом; там стояла статуя богини, и именно там следовало прочитать молитву. тронный зал постепенно опустел. клан лидеры увели свои отряды на стены, чтобы своевременно отразить нападение врага, если тот сделает попытку отбить замок.
    вышло так, что в тронном зале остался только отряд "бешеных". сумасшедшая гонка по узким коридорам далась нелегко, отряд был изрядно потрёпан, и пока было время, можно было немного привести себя в порядок. доктор раздавала лекарство от яда, пузырьки с витаминами и маленькие походные аптечки. шаман баловался с огнём, обдумывая новые заклинания, смуглый медбрат помогал восстановить боевую энергию. но все молчали и искоса поглядывали на стрелка. только слышно было как потрескивает пламя факелов, да где-то снаружи звенят мечи. наконец он не выдержал:

    - что?

    все спрятали взгляд, и только шаман повернулся и не мигая уставился на парня.

    - что? - переспросил стрелок.
    - ты промахнулся.
    - я заметил. от этого никто не застрахован..
    - нет, ты промахнулся.
    - ну, да, я промахнулся, во-первых было темно, во-вторых..
    - ты снайпер. ты не имеешь права промахиваться.
    - да, иначе зачем нужен снайпер?
    - тем более несколько раз..
    - а я сразу говорил, что люди плохие лучники! они толстые и неуклюжие!
    - эльфы рулят!

    все зашумели, каждый норовил выразить своё недовольство. ситуация больше напоминала таверну как раз перед началом жаркой драки, чем организованный отряд. возгласы звучали всё громче, жесты мелькали всё резче, краска бросалась в лицо бойцам, эмоции кипели в крови, выплёскивая всё напряжение пережитого боя на одного человека..

    - хватит! - стрелок вскочил на ноги. - мне надоело! мне надоело слушать ваши дурацкие шутки! мне надоели эти разговоры, у кого сколько выигранных боёв, мне надоела эта суета по утрам, у меня от эльфов уже не первый день болит голова! послушай, шаман, и ты, кусок мяса в броне, и ты, мелкое чучело с ножиком - я же не говорю вам, как надо драться? нет? вот и вы от меня отстаньте! мне блин кла хватает по уши с его претензиями, так какого чёрта лезут все остальные?

    бойцы на секунду притихли. затем кто-то промолвил:

    - ну, послушай, мы между прочим, из-за тебя вчера в засаду попали..
    - да, а сегодня из-за твоего промаха маг получил стрелу! хорошо, что она попала в щит!..
    - да о чём с ним говорить, пойдём на стены, хватит отсиживаться!
    - мы пошли, а если ты ничего не понял, то мне тебя жаль!
    - мы воины, а не философы, просто решили высказать свое недовольство!

    - вот и идите уже лесом! - крикнул вслед стрелок и снова уселся на пол, закрыв лицо руками.

    и почему в такие моменты сразу забывается всё хорошее? жизнь кажется ужасной пыткой, перед глазами проносятся все неприятности последнего времени..
    кто-то обнял его за плечи.

    - ну, ты ведь не специально промахнулся..
    - юля, и ты туда же.. не говори глупостей, я сам знаю.. - он осёкся. глаза девушки смотрели серьёзно и с укором.
    - послушай, - сказала она, - ты в последнее время сам не свой. я знаю, какой ты на самом деле, можешь не пытаться быть хуже чем ты есть. ты.. только тебе надо найти себя, что ли.. ты что-то потерял в себе. ты стал обычным лучником, раньше всё было немного иначе..
    - угу, мне то же самое сказал хамиль. а что мне надо найти - я понять не могу.
    - понимаешь.. раньше я тебя даже немного боялась. ты будто видел врага сквозь стены, каждая твоя стрела искала цель, и обязательно её находила. ты как будто разочаровался в себе, в своём оружии.. в нас..
    - кстати, это.. спасибо за лук, за броню, ну.. спасибо короче!

    юля грустно улыбнулась.

    - не за что. пойдём. ты вернёшься, будешь таким как прежде, правда? я в тебя верю.
    - придётся, раз ты в меня веришь! правда как я это сделаю.. - стрелок поднялся на ноги и тут же замер, будто к чему-то прислушиваясь...

    есть в подлунном мире храбрые воины, есть мудрые маги. есть торговцы и врачи, кузнецы и фермеры, священники и проклятые богами грешники. и есть те, чьим именем пугают детей, от чьих ударов не спасает самая прочная броня, чьё оружие - острый отравленный кинжал и чёрные лунные тени. одала. древняя каста наёмных убийц, самый таинственный класс общества, про который не известно почти ничего. говорят, это тёмные эльфы, которых ещё в младенчестве похищали из колыбелей и воспитывали в неведомом убежище, но кто основал школу детей ночи, кто были первые учителя - неизвестно, ибо все, кто сумел увидеть одала - мертвы, а те, кто выжили, знают слишком мало. в пору становления королевства аден одала играли важную роль в борьбе претендентов на престол. позже власти пытались так или иначе выследить и уничтожить опасного врага, но отправленные на поиски отряды не возвращались, внутренние войска несли огромные потери, не получая в результате ничего.. в конце концов страшную касту оставили в покое, и самые смелые лидеры даже обращались к ним с жуткими "заказами", но с течением времени наёмники всё реже и реже появлялись на политической арене, и вскоре в народе про них забыли. но каждый закалённый в боях воин знал легенду о их существовании, знал, что может противостоять ночным убийцам только тот, в ком живёт великий воинский дух.
    стрелок вспомнил, что он потерял. почему его отряд так легко заманили в засаду. но сейчас было не до этого. он вдруг почувствовал рядом врага, совсем-совсем близко; за спиной стрелка стояла смерть. но смерть не собиралась забрать его с собой, она лишь молча ждала разрешения поселиться в каждой его стреле. в нём вновь проснулся воинский дух, который подчиняет смерть себе; ибо смерть боится не безрассудной храбрости, а только веры и воли, которая сильнее её собственной.


    всё произошло так, как сказал главе коалиции мрачный ночной гость. войска клана звездного света устремились к замку, а в это время убийца легко миновал охрану и пробрался внутрь. тени были его союзниками, укрывали его от постороннего взгляда, стелились по полу, делая неслышными шаги, душили пламя тусклых факелов. одала играючи проник в комнату за тронным залом, где перед статуей, молитвенно воздев руки к небу, на коленях стоял глава имперского альянса - бессмертный. наемник неслышно обошёл вокруг него. едва заметно блеснуло лезвие кинжала, слегка коснулось кожи ненавистного ему человека и тут же хищно впитало в себя выступившую каплю крови.
    - сейчас ты умрёшь, и ты это знаешь. хотя, может быть, если ты попросишь пощады, я оставлю тебя в живых! - прошептал асассин. власть над жертвой, её ужас перед смертью давали убийце больше сил, чем любые зелья и заклинания.

    лидер альянса был мужественным человеком. он прекрасно понимал, что любого рано или поздно ждёт смерть, и, раз уж смерть пришла за ним, дарить жизнь не в её интересах. поэтому он спокойно продолжал молитву. смерть во время разговора с богиней была куда лучше, чем попытки выпросить жизнь у безжалостного вестника смерти.

    одала, не дождавшись ответа жертвы, коротко занёс кинжал..
    но не успел нанести удар. длинная серебряная стрела молнией сверкнула в воздухе, и страшное лезвие с жалобным звоном сломалось у самой рукоятки. наёмника мгновенно укрыла тень, он вжался в стену и торопливо оглянулся по сторонам. в комнате никого не было.

    - выходи, ты всё равно умрёшь, так же как и твой презренный лидер! - прошипел одала, и тени разнесли его слова по всем уголкам древнего замка. ответа не было. тогда убийца решил вложить всю ловкость, силу и ненависть в один смертельный удар, чтобы вновь надолго решить вопрос о человеческой власти в королевстве. он тенью метнулся к бессмертному, на лету выхватив второй, отравленный кинжал. уже в прыжке он краем глаза заметил стрелка, даже нет, не стрелка, а смерть, которая спокойно и молча скрылась в серебрянной стреле. убийца оглянулся и поймал взгляд лучника, притаившегося во тьме комнаты. "но тени не могут скрывать людей!" - успел удивлённо подумать наёмник..

    стрелок оставался рядом с бессмертным до конца молитвы. он вдруг понял, почему никто из тех, кто видел асассинов и остался в живых, не может ничего о них рассказать. потому что нельзя передать словами ужас тени, которая внезапно увидела свет. этот вопрос его больше не занимал, гораздо больше его волновало, как он будет смотреть в глаза друзьям после того, что произошло в тронном зале, в ночь перед осадой и вообще в последнее время. последняя атака коалиции, конечно же, захлебнулась, и враг отошёл в леса зализывать раны. стрелок и бессмертный вышли к своим; глава альянса поздравил всех с победой, затем вновь собрал клан-лидеров и вместе с ними удалился на совещание. "бешеные" стояли и выжидающе глядели на стрелка, потом вдруг заулыбались и начали наперебой поздравлять его и друг друга с удачной осадой. бог знает как, но они уже знали, что произошло в комнате за тронным залом, и теперь смотрели на лучника с восхищением. к этому сложно было привыкнуть, парню пришлось нелегко, зато потом на пиру уже никто не вспоминал о недавних обидах... правда, на всякий случай отодвигали подальше кувшины с вином, но раздобревший хамиль, которого, естественно, тоже позвали на торжество, время от времени наполнял бокал стрелка.
    потом хамиль показывал всем, как из спичек сделать паука, и как правильно поджечь, чтобы он ползал по столу, как живой..
    потом хамилю досталось по голове за прожжёную скатерть..
    потом друзья уложили пьяного мастера спать, а сами пошли на башню делать качели..
    потом, когда все занялись качелями, стрелок провожал юлю до города, и они пропали в полях до утра, неспешно прогуливаясь, беседуя и наблюдая луну. луна своим огромным кошачьим глазом, казалось, выискивала на земле своих мрачных детей, стараясь предугадать, кто отправится к ней следующиим. а стрелок верил, что утро будет добрым - потому, что они с юлей как в старые добрые времена встретят вместе рассвет, а ещё потому, что эльфы из-за качелей и тира решили поселиться в замке, и больше не смогут будить его когда им вздумается.

    жизнь снова была прекрасна!
     
    Last edited by a moderator: Dec 9, 2013
  14. DiLLa_

    DiLLa_ User

    Joined:
    29.06.11
    Messages:
    2,358
    Likes Received:
    134
    одал.

    дверь скрипнула и в таверну вошел новый посетитель. трактирщик - не молодой упитанный гном - оторвался от созерцания треснувшей кружки, которой уже минут пять пытался найти новое применение. выставлять ее клиентам совесть не позволяла, а выбросить было жалко. он посмотрел на вошедшего и ему хватило пары минут, чтобы понять кто перед ним. «одал… шилен их всех забери…» гном нахмурился. под лопаткой как-то сразу заныло, напоминая ему о прошлом, когда, он еще совсем молодым гномом, начинал свою карьеру и занимался тем, что перевозил из города в город товары, а также о подарке, коим наградил его один из собратьев по профессии нового гостя. конечно, большой шрам на спине уже зарубцевался, но все еще побаливал время от времени и не давал забыть, что жизнь тонкая штука и может оборваться в любой момент. с тех пор он ненавидел и почти панически боялся всех кинжальщиков. из-под насупленных кустистых бровей трактирщик, не отрывая глаз, рассматривал гостя. вошедший человек был уже немолод и жизнь его здорово потрепала. из-под выгоревшей от солнца, с поломанными перьями шляпы, торчали давно не мытые, некогда рыжие, а сейчас уже густо приправленные сединой волосы. покрытое коричневым загаром и иссушенное ветром лицо было усыпано паутиной морщинок, а на левой щеке и над бровью глубокие шрамы, придававшие его облику нечто зловещее и отталкивающее. одежда была сильно поношена, во многих местах залатана неумелой рукой. стертые сапоги уже давно просили их заменить, а подол старого плаща превратился в лохмотья. на кожаном поясе в старых ножнах висела пара кинжалов, которые, судя по рукояткам, пожалуй, лишь одни и представляли хоть какую то ценность. таков был внешний вид вошедшего в таверну человека и он явно не вписывался в облик самого заведения.
    таверна была вполне приличной и располагалась в центре гирана, недалеко от главной площади. место было бойким и посетителей было предостаточно. в основном это были торговцы, путешественники и мелкие дворяне разных рас и цвета кожи. те, кто был побогаче, и породовитее предпочитали другие места, но всякого сброда и нищих попрошаек в таверне не было. об этом заботился внушительных размеров орк, который появлялся при первом же зове хозяина и без лишних разговоров вышвыривал любого неугодного посетителя за дверь. и все же на этот раз гнома что-то остановило и он не стал звать вышибалу. было в облике одала нечто, вызывающее уважение и опасение одновременно. несмотря на внешний вид бродяги, любому хотелось уступить ему дорогу, повинуясь холодному и колючему взгляду светло-голубых глаз.
    при его появлении голоса в трактире замолкли, и все посетители невольно посмотрели на вновь прибывшего. человек спокойно обвел глазами зал и, не обращая внимания на презрительные взгляды обращенные на него, остановился на хмуром трактирщике, который с кружкой в руке замер, словно изваяние, за стойкой. он сделал несколько шагов в его сторону и проговорил:
    - мне здесь назначили встречу. какое-то время я тут пробуду. принесите жаркое из буйвола и бутылку дионского.
    голос человека был хриплым. таким, какой бывает у тех, кто говорит редко и мало.
    - а адена у тебя имеется? – буркнул гном, всем видом показывая насколько он не рад своему новому клиенту.
    - найдется, - бросил одал и, больше не говоря не слова, повернулся и направился к столику в самом дальнем углу таверны.
    трактирщик проводил его взглядом и кивнул официантке, высокой дородной девице, которая выжидающе замерла неподалеку. та состроила презрительную гримасу и недовольно потопала на кухню. клиент есть клиент.
    одал сел за столик лицом к залу, и откинувшись на спинку стула замер в немного напряженной и выжидательной позе. постепенно интерес к нему пропал и все вернулись к своим занятиям, от которых их отвлекло его появление. в зале вновь послышались негромкие голоса, смех и бряканье посуды. в это время посетителей в таверне было не много. на улице еще не стемнело и основной пик желающих провести вечерок в приятной компании за кружкой эля не наступил. шляпу человек не снял, что позволило ему почти незаметно разглядывать сидящих за столиками. в последнее время он редко бывал на людях и потому в его глазах светился неподдельный интерес. все вокруг было как будто новым или скорее давно забытым старым. в гиране он не был уже много лет и с удовлетворением рассматривал вновь отстроенные здания. много из того, что он помнил, уже не было. многое было в новинку. в последний раз он был здесь в первые месяцы после пробуждения шилен. город представлял собой жалкое зрелище. разрушенные здания, вывернутые мостовые, кое-где валялись даже полуистлевшие трупы, которых почему-то не хоронили. он многое повидал на своем веку, но вид этого почти вымершего города его коробил. а когда-то именно здесь начиналась его карьера разбойника. в гиране жизнь кипела вовсю, на площадях и улицах было не протолкнуться от разношерстного люда, и для любого начинающего авантюриста, выбравшего далеко не честный образ жизни, здесь было широкое поле деятельности. амбиций у него было хоть отбавляй, и прозябать в неизвестности он не собирался. сколько всего здесь произошло, сколько воспоминаний…
    одал рассматривал посетителей, думая о том какие же они эти новые обитатели города. за центральным столиком в таверне сидели пятеро, два паренька, светлый и темный эльф и девушка. они о чем-то оживленно разговаривали, смеялись. человек не прислушивался к их словам, он смотрел на лица, юные, жизнерадостные, открытые всему новому. темный весело хохотал, дружески похлопывая светлого по плечу. а ведь когда-то эти две расы были непримиримыми врагами. как много всего изменилось. девушка сидела лицом к одалу, и в какую то минуту ее взгляд упал на него. она задержала его на пару секунд, как будто увидела что-то не обычное, а потом вновь обратила его на своих спутников. в больших карих глазах светилась искренняя радость. человек вздрогнул. воспоминания из прошлого накатили на него, словно морская вода на песчаный берег…


    берег был размыт во многих местах. река этой весной разлилась больше обычного, говорили, что снизу по течению даже снесло мост. рэд уже пожалел, что не пошел по дороге, а свернул к реке. ноги то и дело увязали в мокрой земле, которая налипала на подошву сапог и затрудняла движение. впрочем, он не спешил. он вообще никуда и никогда не спешил, наслаждаясь каждой минутой своей еще не слишком длинной жизни.
    наслаждался он даже таким неприветливым днем, как этот. дул холодный ветер, солнце спряталось за облаками, и дождь вот-вот собирался пойти. но этого было слишком мало, чтобы испортить ему хорошее настроение, которое почти никогда не покидало его.
    в пути он был уже несколько часов. шпиль дионской церкви давно скрылся вдали, а впереди на фоне серого неба маячила высокая башня крумы. это место и в хорошую-то погоду всегда было мрачным, вонючие болота и никогда не рассеивающийся туман. рэду оно никогда не нравилось, а сейчас и подавно хотелось миновать его как можно быстрее. он поправил заплечный мешок и, насколько мог, постарался ускорить шаг.
    крик о помощи он услышал не сразу. рэд остановился и посмотрел в сторону башни, потом с удивлением обнаружил, что крик раздается со стороны реки. кто-то барахтался в воде довольно далеко от берега. похоже, бедолага пытался переплыть реку и не рассчитал силы. недолго думая, рэд скинул с плеч мешок, стянул сапоги и, не снимая одежды, ринулся в воду.
    он успел как раз вовремя. несчастный уже совсем скрылся под водой, и юноша схватил его за волосы и вытянул на поверхность. только на берегу, когда они оба откашливались, отхаркивались от воды, как рыбы хватая ртом воздух и тяжело дыша, рэд понял кого только что спас. мокрая насквозь одежда облепила худенькую фигурку, не давая повода сомневаться, что перед ним девушка.
    -жива? – спросил он.
    из-под мокрой челки на него посмотрели огромные карие глаза, затуманенные страхом. девушка, видимо, еще не до конца осознала, что спасена. минуту спустя она кивнула и снова закашлялась.
    - как тебя угораздило-то? – поинтересовался рэд уже много позже.
    они оба грелись у костра, который развели у подножья холма недалеко от реки. юноша переоделся в сухую одежду, а девушка была завернута в его походное одеяло и уже почти перестала стучать зубами от холода и страха.
    - думала смогу. вода оказалась слишком холодной. в какой-то момент поняла, что сейчас утону. испугалась.
    рэд палкой пошевелил дрова в костре, наклонил котелок и налил полную кружку горячего отвара из трав. протянул девушке.
    - вот пей. что ж ты вплавь? мост недалеко отсюда.
    - я совсем не знаю этих мест. да и река казалась не такой широкой, - девушка высунула руку из-под одеяла и осторожно взяла кружку.
    она была похожа на большого нахохлившегося птенчика. короткие встрепанные темные волосы торчали в разные стороны. вздернутый маленький носик, пухлые щечки и большие, совсем по-детски распахнутые глаза, придавали ей вид невинного ребенка. рэд с интересом рассматривал ее. она пила отвар маленькими глотками, обжигаясь и морщась.
    - зовут тебя как?
    - ники.
    - а я - рэд?
    - почему рэд?
    - а, почему ники? – рассмеялся юноша.
    девушка поняла, что ее вопрос был глупым, и смутилась.
    - а если честно, то не знаю. так мама назвала, - рэд потрепал свою рыжую шевелюру. в свете костра она казалась огненной. – никогда не задавался этим вопросом.
    ники улыбнулась. она посмотрела на парня более внимательно. вроде ничего особенного. парень как парень. не красавец, но и не урод. среднего роста. крепкий, мускулистый и одновременно очень гибкий. лицо простое, доброе, усыпанное веснушками и открытая улыбка. с ним рядом было как-то спокойно. это девушка почувствовала сразу.
    - а где твоя мама сейчас?
    - в глудине живет. наверное..., - тут же добавил рэд, и почему-то теперь смутился уже он. - если честно я давно ее не видел. ушел из дома совсем мальчишкой и с тех пор не был там. надо бы съездить, проведать. может вскоре так и сделаю. а твои родители?
    - умерли. этой зимой. оба заболели и умерли… у меня кроме деда никого не осталось. он-то меня и позвал к себе жить. у него пасека под дионом. мне бы до города добраться, а там уже недалеко.
    - доберешься. теперь точно доберешься. а я во флорен направляюсь. хочу работенку там найти.
    - во флорен? – девушка удивленно округлила и без того круглые глаза. – там же одни бандиты!
    - бандиты? – рэд снова рассмеялся. – я похож на бандита?
    - нет, не похож. но говорят, что во флорене…
    - на свете много чего говорят. хотя, по поводу флорена не врут. это точно.
    - так ты бандит? - ники сглотнула слюну и растерянно замолчала.
    - ага, разбойник, - юноша хитро посмотрел на девушку. – да не бойся ты. не съем. что там есть-то, да и грабить нечего. все утонуло. ой, ну что-то ты совсем испугалась, - рэд в очередной раз засмеялся, показывая два ряда ровных белых зубов. – да не разбойник я, просто искатель сокровищ. брожу по миру, ищу разные безделушки, которые можно продать. а вообще за любую работенку берусь. жить-то как-то надо.
    ники тоже улыбнулась. к ночи ветер стих и даже потеплело немного. на душе у девушки было хорошо и спокойно, несмотря на то, что все ее пожитки и деньги утонули в реке. но она была жива и здорова, на костре варилась ароматно пахнущая уха, и рядом был парень, который спас ей жизнь и который не даст ее в обиду. она слушала его беззаботную болтовню и, улыбаясь, смотрела на огонь.
    а ночью, когда небо было усыпано звездами и огромная луна заливала все вокруг своим мягким светом, она лежала в объятиях рэда, который за несколько часов стал для нее самым родным, близким и дорогим человеком. он сжимал ее в своих горячих объятиях и клялся, что никогда не оставит одну, никогда не бросит, а она шептала ему на ухо, что любит, прижимаясь к нему все крепче и крепче.
    утром они доели остатки ужина и стали собираться в дорогу. ники сидела у затушенного костра, обхватив колени руками, и внимательно наблюдала за тем, как рэд собирает мешок, застегивает на поясе ремень, поправляет кинжал и одергивает куртку.
    - уже уходишь? – спросила она, тихо. – во флорен?
    - да. хочешь со мной?
    - нет, - девушка покачала головой. – такая жизнь не для меня. я к деду поеду. буду помогать ему на пасеке.
    - ну что ж, тогда давай прощаться? до флорена еще несколько дней пути, а до диона ты к вечеру доберешься.
    - давай.
    - слушай денег у меня немного, но вот, возьми, - рэд протянул девушке тощий кошелек. – это поможет тебе доехать до деда.
    - нет не надо, - ники помотала головой, но юноша настойчиво вложил деньги ей в руку.
    - даже не думай отказываться. я не пропаду, а тебе они нужнее. считай, что это в долг. отдашь как-нибудь потом.
    - рэд, мы еще увидимся? – девушка подняла на него свои большие карие глаза.
    - конечно, увидимся, - юноша обнял хрупкие плечи девушки и ласково поцеловал в губы. – я обязательно тебя навещу на пасеке. обещаю…


    «обещаю… да, обещал же, обещал, а так и не навестил. интересно, жива ли она? наверно вышла замуж, нарожала кучу ребятишек… и уже давно забыла меня….»
    от воспоминаний одала отвлекла официантка, которая наконец-то принесла ему бутылку вина и кружку. особо не церемонясь, поскольку в данном случае на чаевые рассчитывать не приходилось, она поставила их на стол и буркнула:
    - жаркое будет позже.
    человек кивнул. когда официантка удалилась, он снял перчатки, бросил их на стол и подвинул к себе вино и кружку. кружка была треснута наполовину. все же трактирщик нашел применение для нее. по крайней мере, на этот вечер точно. одал усмехнулся. налив немного вина, чтобы оно не вылилось из трещины, он сделал глоток. вино на удивление было неплохим, немного терпким, немного горьким, с тонким ароматом, который напоминал ему широкие просторы дионских полей. давно он не пил такого вина. а ведь когда-то оно было его любимым. человек поставил кружку и вновь откинулся на спинку стула.
    за окном уже начало темнеть и в таверне зажгли свечи. отблеск одной из них отразился в кольце, которое было одето на мизинце одала. оно сверкнуло, и человек перевел на него взгляд. кольцо было сделано из очень дорогого и редкого металла, добываемого в самых глубоких шахтах гномов. гравировка на нем была необычной в виде переплетения десяти мечей, а вокруг них написаны слова на древнем, уже никому неведомом, языке. рэд пытался узнать, что это за слова, но так за всю жизнь и не смог. ни эльфы, ни гномы, ни орки, ни даже камаэли не знали этого языка. кто-то сделал предположение, что это язык богов. каждый, кто видел это кольцо, пытался купить за огромные деньги. но одал не продавал его, какую бы сумму ему не предлагали. не продал даже тогда, когда неделями почти нечего было есть и желудок завывал и сворачивался узлом от голода. рэд считал кольцо своим талисманом. с тех пор как он нашел его, все стало складываться более чем удачно. из любой авантюры он находил выход, а деньги, казалось, просто сами стали прилипать к рукам. купить, отнять, украсть кольцо пытались многие, но это никому не удалось. создавалась впечатление, что эта безделушка сама выбрала себе хозяина и менять не собиралась. кольцо стало визитной карточкой рэда. если кто-то не узнавал его в лицо, то уж по кольцу точно узнавали все.
    одал потер кольцо большим пальцем. гравировка совсем не стерлась от времени, и блеск металла ничуть не потускнел. оно было точно таким, каким он нашел его много лет назад на острове дьявола…


    остров дьявола уже хорошо был виден на фоне сумеречного неба. над гираном все еще светило солнце, а здесь уже было почти темно. впрочем, в этом месте всегда было темно, даже днем. густой туман со всех сторон окружал остров, которому не зря дали такое зловещее название. немногие безумцы отваживались отправиться сюда за сокровищами, которые были скрыты в чреве этого острова. и уж точно немногие возвращались живыми и невредимыми, с карманами, полными золота и драгоценностей.
    лодка шла ровно и почти беззвучно. лишь иногда слышался всплеск от весел, но тут же затихал. в лодке сидело четверо искателей сокровищ. три человека и орк внимательно вглядывались в туман, боясь, как бы лодка не наскочила на риф.
    - давайте чуть правее. видите темное пятно?
    - рэд, ты уверен, что там есть проход внутрь? вроде как на остров можно попасть только по подводному туннелю из гирана.
    - есть, я его случайно нашел. борк, ты, что сомневаешься в моих словах? не будь я хитрым рэдом, как меня все называют, если я лгу. проход точно есть и намного безопаснее, чем туннель.
    - ладно, ладно, рэд, не кипятись. твое чутье еще никогда нас не подводило.
    они проплыли еще немного и, наконец, лодка с легким стуком уткнулась в каменистый берег острова. это был даже не берег, а нагромождение камней, на которые все четверо авантюристов вылезли, постаравшись прикрепить лодку как можно лучше. возвращаться в гиран вплавь никому не хотелось.
    перепрыгивая с камня на камень, мужчины постепенно добрались до узкой расщелины, ведущей куда-то вглубь острова.
    - ну, что я говорил, - рэд торжествующе обвел глазами друзей. – об этом проходе никто не знает.
    - а я тут пролезу? – с сомнением в голосе спросил орк.
    - не бойся, корки. она не такая узкая, как кажется. на худой конец посторожишь лодку. пошли.
    рэд первым юркнул в расщелину. за ним последовали и остальные. шагов через пятьдесят проход стал расширяться и вскоре друзья оказались под сводами широких пещер, лабиринт которых проходил по всему острову. в этом лабиринте было легко заблудиться, тем более, что многие пещеры были наводнены разного рода чудовищами и дьявольскими созданиями, которые жаждали только одного - уничтожить непрошенных гостей.
    друзья крались по коридорам почти беззвучно, минуя опасные места. даже орк, казалось, превратился в тень. рэд вел их уверено, безошибочно находя нужный проход.
    - вот, это здесь, - проговорил он, пролезая в маленькую, почти неприметную со стороны пещерку и остановился около двери, заросшей паутиной настолько, что только очень опытный глаз мог ее приметить. – ну-ка, джед, подсвети.
    молодой человек, которого назвали джедом, щелкнул пальцами, произнес какое-то заклинание и из его ладони полился неяркий свет магического огня.
    - а вот и ключик, - улыбнулся рэд и его глаза радостно сверкнули от предвкушения узнать какая же тайна или сокровища хранятся за этой дверью. – только не спрашивайте, откуда он у меня. нашел. и дверь нашел. уверен, тут сотни лет никто не бывал.
    - ну и мастер же ты на такие находки, - восхищенно глядя на предводителя, пробормотал корки. – открывай.
    - ага, открывай и побыстрее, а то у меня от этого места мороз по коже, - поежился борк. – говорят, тут бродит мясник с громадным тесаком, который может разрубить человека пополам, и никакой лекарь не поможет. и убить его нельзя. воскресает каждый раз и становится только злее.
    - с каких пор ты стал бояться всякой нечисти, борк?
    - да, я за вас боюсь, а не за себя. не хочу, чтоб вы сдохли тут все.
    рэд тем временем справился с замком и, надавив на дверь плечом, осторожно приоткрыл ее. заржавевшие от времени петли жалобно скрипнули. теперь уже все четверо искателей приключений покрылись от страха липким потом. где-то вдалеке послышался звук шагов и лязг цепей. мужчины замерли, боясь даже дышать. джед захлопнул ладонь, и магический огонь угас, погрузив всех в темноту. прошло минут пять, прежде чем рэд и его компания решились продолжить.
    за дверью были еще коридоры. воздух там был густой и затхлый, стены влажные от сырости и покрыты плесенью. был хорошо слышан звук падающей, откуда-то с высоты воды.
    - ох, и не нравится мне все это, - снова пошептал борк. – вдруг мы попадем прямо в логово легендарного пирата закена. вот уж с кем с кем, а с его нетленным духом я точно не хочу встречаться.
    - типун тебе на язык. вот любишь ты подливать масло в огонь. и без тебя всем не сладко, - буркнул джед. – да и вряд ли мы его встретим. что ему делать в этих пещерах. он на корабле обитает.
    - всем известно, что этот остров принадлежал ему и сейчас принадлежит. и все сокровища тоже его. а еще слышите шум воды? тут могут быть ожившие утопленники. вот уж кого я боюсь, так это их. монстров не боюсь, а утопленников боюсь. их тут полно на этом дьявольском острове.
    - рэд, и зачем ты взял этого нытика с собой? от его стонов сейчас точно все монстры сбегутся к нам.
    - чтоб шкуру твою спасал в случай чего. корки, нашамань ты ему уже какое-нибудь снадобье от страха, чтоб заткнулся.
    - это можно…, - кивнул орк, сжимая в кулак огромную лапищу.
    - стоп, там впереди что-то есть, - прервал друзей рэд, подняв руку в предостерегающем жесте.
    - или кто-то? – прошептал борк, облизывая пересохшие губы.
    - нет. коридоры пусты. похоже, сюда даже монстры не заходят. пошли осторожно. ловушка. я так и знал. попробую ее обезвредить, а вы замрите.
    ловушек оказалось несколько. рэду пришлось изрядно попотеть, прежде чем он с ними справился. механизмы были старые и незнакомые. зато все их усилия оказались не напрасными. через час друзья оказались в небольшой пещере, заставленной множеством сундуков, которые в свою очередь были завалены всяким более или менее ценным скарбом.
    ред быстро оглядел пещеру на наличие ловушек, но не нашел ни одной. тогда он занялся сундуками и, открыв несколько из них, обнаружил, что они целиком забиты золотыми монетами. в других была одежда, которая от времени уже истлела, и разная утварь.
    - ничего себе! – присвистнул корки. – похоже, мы забрели в личное хранилище самого закена. – этого добра нам до конца жизни хватит, и внукам еще останется.
    - если живыми выберемся из этого проклятого места, - пробурчал борк.
    - выберемся, - уверенно откликнулся рэд. - и не из таких передряг выбирались. займитесь золотом, а я посмотрю, что в том сундуке.
    сундук был меньше остальных, чеканка на нем была более красивой и замок хитрым. молодой человек провозился с ним четверть часа. наконец, рэд удовлетворенно крякнул и поднял крышку.
    - нет такого замка, который я не мог бы открыть.
    внутри лежали драгоценности, серьги, кольца, ожерелья, браслеты и оно. кольцо сразу привлекло внимание рэда. оно как будто только и ждало его появления, и само налезло на палец. кольцо, приносящее удачу. искатель сокровищ удовлетворенно улыбнулся. теперь уж точно дела у него пойдут в гору. он почему-то был полностью уверен в этом, словно маленький кусочек металла у него на пальце внушил уверенность, с которой он не расставался долгие годы…

    годы пролетели с того маленького приключения на острове дьявола, а воспоминания были такими яркими, что одал до сих пор чувствовал затхлый, влажный воздух пещер, видел испуганное лицо борка, ожидающего появления утопленников из-за угла, смеющиеся глаза джеда, которому было все нипочем и простоватую физиономию зеленокожего корки. всех троих уже давно не было с ним, а воспоминания остались.
    «за вас друзья…» человек поднял кружку с вином и сделал несколько глотков.
    дверь в таверну громко хлопнула, отвлекая одала от мыслей. он огляделся. посетителей стало заметно больше, и по таверне сновала уже не одна официантка, а целых две.
    в противоположном конце зала за небольшим столиком сидела камаэль. ее белоснежное крыло нервно подергивалось. она вцепилась двумя руками в бокал с вином и растерянно оглядывалась по сторонам, чувствуя себя не в своей тарелке в этом людном и явно не знакомом для нее месте. с той поры, как камаэли лишились дома на острове душ, многие из них чувствовали себя потерянными и никому не нужными. а эта камаэлька была совсем юной, похожей на только что оперившегося птенца, покинувшего свое гнездо. в груди у одала шевельнулось какое-то теплое, давно забытое чувство. ему вдруг нестерпимо захотелось подойти к камаэльке, обнять за плечи, приголубить, успокоить, погладить ее белоснежное крыло…


    белоснежное крыло дрогнуло и мягко коснулось его щеки. камаэль из-под полуопущенных ресниц искоса посмотрела на рэда. в ее красных глазах полыхало пламя. она придвинулась к нему вплотную и рассмеялась.
    - видел бы ты свою физиономию, мой милый, - проговорила она, шаловливо потрепав его рыжую шевелюру.
    потом, вдруг резко откинулась на спинку стула, вскочила на ноги и почти молниеносно взгромоздилась на стол.
    - а теперь танцы! - воскликнула она и задвигалась в такт веселой музыки, ловко лавируя на высоких каблуках среди расставленной посуды.
    таверна огласилась хохотом и улюлюканьем разгоряченной вином и элем толпы, заполнившей таверну. радостные возгласы сотни голосов оглушали. а она была в центре этой толпы, отплясывая на столе среди грязных тарелок, подзадоривая мужчин, маня и отталкивая одновременно. верна! его верна! рэд, не отрываясь, смотрел на то, как она плавно двигается, на ее стройную, грациозную фигуру, на крыло за спиной, покрытое мягкими белоснежными перьями, раскачивающееся в такт музыке. она была прекрасна! это неугомонная, жизнерадостная бестия, так неожиданно и навсегда вошедшая в их полную приключений и опасностей жизнь. она была талисманом, ангелом, мечтой для более сотни человек, присягнувших на верность хитрому рэду, их вожаку и атаману. а она принадлежала ему, и только ему, полностью, без остатка, до самого последнего перышка на крыле. а он, его душа, тело, все, что он имел, принадлежало ей - его прекрасной верне. он смотрел на нее, не слыша и не видя ничего, что делалось вокруг. в эти мгновения, которые казалось, длились целую вечность, для него существовала только она. ее глаза, ее улыбка, ее губы.

    - сколько живут камаэли? – вдруг спросил рэд, гладя рукой ее гладкую шелковистую кожу.
    верна прислонилась к нему, посмотрела в его голубые глаза и улыбнулась.
    - я не знаю. и никто не знает.
    - почему?
    - потому что еще ни один камаэль не умер своей смертью.
    - и ты не умрешь?
    - и я не умру. поцелуй меня.
    он улыбнулся и, крепко прижав к себе, жадно прильнул к ее губам, чувствуя, как внутри у него разгорается огонь желания. от взмаха крыла пламя свечи, стоявшей на столе, колыхнулось и погасло…


    пламя свечи, стоявшей на столе, колыхнулось и погасло. одал поднял глаза и встретился взглядом с человеком, который стоял прямо перед ним.
    - здравствуй, рэд. я рад, что ты воспользовался моим приглашение и пришел.
    - здравствуй, милд. не думал, что ты еще жив.
    человек улыбнулся одними уголками губ и сел за стол. капюшон, накинутый на голову, он снимать не стал, лишь поправил его так, чтобы собеседник мог видеть лицо. милд был не молод, но правильные, аристократичные черты лица все еще хранили следы былой красоты. седые пряди волос, выглядывающие из-под капюшона, были чистыми и ухоженными. время хоть и потрепало этого человека, но оказалось более милосердным, чем к тому, кто сидел напротив.
    подошла официантка и поставила на стол жаркое из буйвола.
    - заказывать что-нибудь будете? – обратилась она к новому посетителю.
    - нет, спасибо. я ненадолго. впрочем… принесите еще одну кружку.
    женщина скорчила недовольную гримасу, но ушла, ничего не сказав.
    одал проводил ее взглядом, и вновь перевел его на милда.
    - так зачем ты позвал меня?
    - вот как, прямо берешь быка за рога? а, рэд? ни дружеской беседы, ни воспоминаний о прошлом.
    - мы никогда не были друзьями. и воспоминать нам нечего. то, что я когда-то выполнял для тебя кое-какую работу, ничего не значит.
    - ах, рэд, рэд. что же стало с тем удачливым авантюристом, которого я знал в былые времена. куда делся хитрый рэд, о котором говорили от флорена до шутгарта. ведь ты был знаменитостью, о тебе слагали легенды, тебя боялись и уважали…
    - тот рэд умер, - довольно грубо прервал его одал. – выкладывай, зачем звал и попрощаемся.
    - ну что ж. как скажешь, - усмехнулся милд – мне и на этот раз надо, чтобы ты выполнил для меня работу. надо убрать одного конкурента, который становится слишком назойливым.
    - ты ведь знаешь, что я уже давно отошел от дел. найди себе кого-нибудь другого для своего грязного дельца.
    - не на этот раз, не на этот раз. слишком многое поставлено на карту, а ты лучший, даже в таком состоянии.
    одал усмехнулся.
    - и тем не менее…
    - подожди, не отказывайся. ты еще не слышал, какую сумму я предлагаю. два миллиарда аден. я заплачу тебе два миллиарда, если сделаешь работу.
    рэд аж присвистнул.
    - видно здорово насолил тебе этот малый, если предлагаешь столько денег.
    - многие пытались его убрать, но никому не удалось. он как заговоренный, все время избегает опасности. в общем, чтобы не быть голословным, вот деньги, - милд положил на стол большой, туго набитый монетами кошелек. - они твои прямо сейчас. эта сумма позволит тебе прожить остаток дней безбедно, а не прозябать в нищете.
    - хочешь сказать, что даешь мне полную сумму еще до выполнения работы? ты мне так доверяешь? не боишься, что я просто возьму деньги и исчезну?
    - нет, не боюсь. я полностью уверен, - милд сделал ударение на последнем слове. - я уверен, что ты не сбежишь, не выполнив работы.
    - а если у меня не получится? ты просто потеряешь свои деньги.
    - если не получится, то будет уже не важно. кроме тебя, с этим делом не справится никто. если не убьешь его, я потеряю все, а если убьешь, то я выиграю намного больше этих денег. тот, кого надо убрать, живет совсем недалеко. всего в паре кварталов отсюда.
    - я еще не дал свое согласие.
    - когда узнаешь его имя, ты не будешь сомневаться. именно поэтому я позвал тебя. вот, - мидл достал из кармана свернутый листок бумаги и протянул рэду. – здесь адрес жертвы, его старое и новое имя.
    одал развернул бумагу и прочел. рука, державшая кружку, инстинктивно сжалась в кулак с такой силой, что та треснула окончательно и развалилась на осколки. багрово-красное вино потекло по столу, словно кровь…


    кровь пропитала одежду насквозь. белоснежное крыло было сломано и помято во многих местах. она пыталась еще что-то сказать, даже улыбнуться, но раненное сердце отказывалось биться. целители качали головой, зная, что помочь не могут. нельзя вылечить пронзенное сердце, даже такое сильное как у нее. она боролась, до последнего вздоха, с яростью обреченной. знала, что ей не выжить и все же боролась.
    - верна, верна… - рэд сжимал ее в объятиях, не в силах больше произнести ни слова.
    он смотрел, как в глазах любимой затухает пламя, и его собственное сердце сжималось от боли. он знал, что не ее хотели убить, а его. знал, что это был единственный способ разделаться с ним, и его враги тоже знали. она должна была умереть, и она умирала у него на руках. рэд видел смерть ни раз. она была постоянной его спутницей, всегда следовала чуть поодаль, но впервые он видел ее жуткий оскал так близко. он заглянул ей в глаза и впервые в жизни испугался. из его груди вырвался дикий, нечеловеческий, полный отчаяния и боли, крик…


    крик, казалось, и сейчас звучал в его ушах. рэд с яростью сжимал кулак, не замечая, что из пореза на руке течет кровь, смешиваясь с вином.
    - я ждал этого момента почти десять лет, - охрипшим голосом проговорил одал. – десять лет своей жизни я потратил на бесплодные поиски. у меня не осталось ни гроша из того богатства что было. друзья уходили один за другим. одни умирали, отдавая свои жизни на алтарь моего безумия, другие просто шли своей дорогой. я потерял все. потерял в тот миг, когда сердце самого дорогого для меня существа перестало биться. он знал, что делать, чтобы убрать меня с дороги раз и навсегда. ему мало было убить меня и захватить власть, которой он жаждал. нет, ему надо было, чтобы я страдал всю оставшуюся жизнь. у этого подонка выдержки хоть отбавляй. он ждал десять лет, чтобы снова выбраться из тени, в которой он скрывался все эти годы.
    похожие на расплавленную сталь глаза сидящего напротив человека, смотрели на него с холодным вниманием.
    - и теперь ему нужна власть не только в гиране, - тихо сказал милд. - он замахнулся на весь элмораден. все эти годы, оставаясь в тени, как ты говоришь, он плел свои интриги за нашими спинами. а мы все были в неведении. время для темных течет иначе, чем для людей. у него была возможность ждать десятилетия. теперь ты понимаешь, насколько важно избавиться от него. если он приберет к рукам всю теневую экономику элморадена, пробуждение шилен покажется нам раем. впрочем, ходят слухи, что он пользуется покровительством богини и ее слуг. если это так, то это многое объясняет. и то, что его невозможно было найти все эти годы, и его растущее с каждым днем влияние.
    - теперь, когда я знаю, где его искать, ему не помогут никакие боги. сам же я никогда в них не верил. только в самого себя и силу своего оружия.
    - так ты берешься?
    - да, - твердо проговорил одал. - деньги оставь себе. они мне не нужны.
    - нет, они твои, не нужны тебе, отдай тому, кому пожелаешь. я всегда плачу за работу. а теперь прощай. больше мы не увидимся.
    милд встал, достал из кошелька несколько монет и бросил их на стол.
    - это за ужин и разбитую посуду.
    с этими словами он опустил капюшон так, чтобы скрыть лицо и вышел из таверны.
    рэд не ответил. он, казалось, даже не заметил ухода милда. все его мысли были далеко отсюда. он уже мысленно представлял встречу со своим врагом, которую ждал почти десять лет…

    десять лет. десять лет жизни, полной отчаяния, мучений и страданий. десять лет рэд думал о том, что все ли он сделал, чтобы спасти верну, и не допустить ее гибели. мысленно прокручивая снова и снова тот день, он понимал, что верна была обречена. встреча, на которую он ушел, оставив ее одну, была подставой. должен ли он был тогда почувствовать, что все это ловушка. наверное, должен. но не почувствовал. слишком он был самонадеянным в те годы и верящим в свою постоянную удачу. на этом-то его враг и сыграл. даже кольцо не помогло. казалось, оно израсходовало всю заложенную в нем удачу и больше ему нечего было дать. но рэд тогда этого не знал. понял много позже, валяясь на грязной циновке в ночлежке глудио, без денег, без друзей, без надежды на будущее. у него не было сил даже на то, что он умел лучше всего - воровать и убивать. но в эту ночь ему предстояло вспомнить науку, которой он владел в совершенстве. разбойник одала пустился в свою последнюю авантюру, умоляя богов, в которых не верил, даровать ему еще раз немного удачи.
    рэд стоял в тени одного из домов и смотрел на небольшой особняк напротив. в окнах света не было. особняк, казалось, вообще был пуст, но одал чувствовал, что его враг внутри.
    - я здесь. я иду к тебе. на этот раз тебе не удастся спрятаться в тени, ибо все тени сегодня принадлежат мне..., - прошептал одал и сделал шаг на мостовую…
     
  15. Rulevoj

    Rulevoj User

    Joined:
    14.02.12
    Messages:
    93
    Likes Received:
    7
    репутация ялле.

    репутация ялле.


    ялле взглянул на темное небо. время, сейчас.
    сначала раздался тихий, едва слышный шелест. потом перед ним возникла сиреневая искорка, которая быстро превратилась в вертикальную линию. звук стал громче, линия выросла выше ялле и раздвоилась. а через мгновение в воздухе возник портал. сквозь волны искажённого воздуха проступал силуэт призывателя, стоящего в центре пентаграммы. ялле протянул руку сквозь муар и почувствовал крепкую хватку на той стороне. шаг вперёд - и он уже там.
    призыватель сделал быстрый жест рукой, и портал погас. они находились в помещении, куда, сквозь небольшое окошко едва проникал свет луны. немного разгонял тьму только кубик, висящий над плечом призывателя - невысокого человека с треугольным лицом, клиновидной бородкой и хитрыми глазами.
    - это замок? - ялле неслышно подошел к окну и выглянул наружу. они находились в небольшой караулке, и отсюда была видна громада донжона, стоящего посреди двора.
    - как видишь, разбойник.
    - спасибо, энцель, - ялле улыбнулся. он протянул руку за пазуху, и достал небольшой мешочек. - это твое, как договаривались. 10 кристаллов святости.
    мешочек перекочевал в руки призывателя.
    - все верно? - энцель развязал тесёмки, и заглянул внутрь.
    апперкот. мощный удар в челюсть отбросил человека к стене.
    - э!... - тока и успел вскрикнуть сбитый с ног призыватель, прежде чем точный удар в висок успокоил его окончательно.
    тёмный паралич.
    - так будет надёжнее, - пробормотал ялле, сноровисто связывая энцеля. кляп в рот довершил упаковку. кубик подозрительно дергался над поверженным хозяином, но сделать, что-либо был явно не в состоянии. мешочек с кристаллами ялле аккуратно засунул призывателю за пазуху - честность в сделках - репутация вора. обещал заплатить – заплатил. о об ударах в челюсть ничего не говорилось.
    скрытие тени. бесшумная походка.
    ялле подошел к двери и едва-едва приоткрыл её. так и есть, энцель не был до конца честен. за дверью сидело трое. двоих - судя по оружию, мага и заклинателя - он видел впервые. а вот рыцарь, несмотря на глухой шлем, был ему хорошо знаком. не часто встретишь камаэля в роли консервной банки.
    “гийом, гийом, уж ты-то не мог упустить такую возможность поквитаться”, - подумал ялле. неприятный случай на олимпиаде, когда на глазах у многочисленных зрителей разбойник умудрился обидеть рыцаря выше себя уровнем, был очень болезненным ударом по самолюбию гордого камаэля. непросто это было… отливающие синью доспехи, благодаря магии, плотно прилегали на стыках. добраться до находящегося внутри воина тонким кинжалом практически невозможно. хочешь побить разбойника, поставь против него рыцаря, так говорят. да так и есть, справедливости ради надо сказать, это скорее гийому удалось проиграть, а не ялле - выиграть.
    но времени мало - он оторвался от воспоминаний. беззвучно выпрыгнув в окно, ялле побежал к донжону. охраны здесь было немного, но пытаться проникнуть в зал через парадные ворота не стоит. на входе стоят два лучника, и наверняка хоть у одного на тетиве осветительный заряд. скоро тень спадет, и надо будет где-то затаиться на некоторое время. ялле быстро пересек двор и подошел к стене. в пятнадцати футах над землёй донжон был опоясан балконом, по которому расхаживала стража.
    до конца скрытия тени сто ударов сердца.
    разбег, прыжок. легкое тело как будто прилипает к стене. ловкие пальцы легко находят упор в неровной кладке. острожно отталкиваемся ногами и лезем вверх. ещё пять футов до верха и девяносто ударов сердца до конца действия магии.
    пальцы ухватились за край бордюра, ялле медленно выглянул из-за него, и чуть не рухнул вниз - прямо перед ним стоял, опираясь на копье, человек. от неожиданности нога соскользнула и шоркнула по стене. воин напрягся, подошел и взглянул вниз. конечно же он ничего не увидел.
    пятьдесят ударов сердца.
    - олаф, посвети, - крикнул воин. из-за поворота быстрым шагом вышел лучник.
    заряд света.
    - чисто.
    - показалось, - вздохнул копейщик, - наверное птица.
    олаф кивнул и пошел обратно на свою позицию.
    как хорошо, что борг, хозяин замка, запрещает использовать внутри наносящие урон умения. глубоко дыша, ялле стоял в проёме двери. за пять ударов сердца запрыгнуть на балкон и преодолеть двадцать пять футов - и все это бесшумно - непросто даже для опытного разбойника.
    сейчас магия закончится, надо спрятаться. планировку замка ялле выучил хорошо. тут рядом должна быть кладовка. ещё десять ударов сердца. короткая пробежка по коридору, вот она дверь. разбойник аккуратно потянул за ручку - заперто.
    тень спала. теперь любой, кто зайдет в коридор, в свете чадящих факелов обязательно увидит его. отмычки. так, замок делали не гномы, людская работа. это проще… первая проба, вторая… слышны приближающиеся голоса.
    будь ялле зелёным юнцом, он бы запаниковал. но за плечами годы тайного ночного ремесла. пятая отмычка нашла нужный язычок, замок щёлкнул, и разбойник скользнул в небольшую комнатку. света не было, но он и не нужен. швабры, веники… тут можно переждать.
    спустя какое-то время ялле вышел в коридор и огляделся. никого. надо было спешить, чтобы не пропустить всё самое интересное. пока никто не видит, экономим время невидимости.
    рывок тени.
    бегом до арки.
    скрытие тени.
    ялле вышел на верхнюю галерею тронного зала. успел. на троне сидит сам борг, владыка клана “мёртвая голова” и замка орена. могучий человек. когда он в доспехе, его путают с орком. поперёк его колен лежит чудовищного вида двуручный меч, со светящейся кромкой, длинные светлые волосы густой гривой падают на спину. по краям галереи стоят лучники с осветительными снарядами. хорошо подготовились. быстро и тихо ялле проскакивает мимо них вниз. где самое надёжное место? конечно, в тени. в тени трона. здесь можно не бояться осветительных зарядов. никто в здравом уме не будет сюда целиться - паранойя борга была притчей во языцех. отчасти благодаря ей он до сих пор лидер клана. мимо двух советников борга, вот на эту ступеньку… если очень повезет, когда магия исчезнет, можно будет переждать за портьерой. но это если очень повезёт. ялле достал из кармана свиток мгновенного возвращения и зажал в руке печать. сломать её - одно движение. и ты уже в безопасности.
    двери тронного зала раскрылись и внутрь вошли несколько человек. некоторых ялле знал - что поделать, мир тесен. впереди шел его собрат по расе и ремеслу - темный эльф в разноцветной шляпе и с двумя светящимися кинжалами у пояса. его щегольской белый наряд был забрызган грязью и кровью, под глазом был огромный фингал, заметный даже на синеватой коже.
    - привет, великий борг, - темный коротко поклонился, - мы здесь, и, как я и обещал, у нас для тебя великий дар!
    - привет, кудиам… - это он и есть?
    борг, не вставая, кивнул на идущих следом. а следом шли два мага, таща за связанные руки избитого человека. магов ялле знал. паша и маша - виртуозы своего дела. пожалуй, лучшие боевики клана.
    - да.
    - пока не впечатляет. тем более вы нарушили столько законов, чтобы приволочь его сюда из грации. неужели этот человек испражняется золотом?
    в зале раздались отдельные подобострастные смешки.
    - почти, - ухмыльнулся кудиам, - сам он сейчас вряд ли сможет рассказать. мы не могли пользоваться телепортами с пленником, и ехали на конях.
    “да-да, именно поэтому я и узнал, что здесь намечается что-то интересное… не заметить эту странную кавалькаду было очень сложно”.
    - на нас напали в землях гирана. - продолжал тёмный эльф, - и только благодаря отряду гвендолен, который ты выслал нам навстречу, мы смогли отбиться, - он кивнул на магов, затем на пленника, - и этому доходяге тоже досталось. он и так-то был полудохлый…
    - давай ближе к сути, ты меня начинаешь раздражать.
    кудиам быстро кивнул:
    - этого парня мы подобрали рядом с базой кецеруса, в грации. сначала хотели его отвести к генералу, но он, видимо в бреду перепутав нас со стариком, рассказал столько интересного… он был в составе экспедиции, которую снарядили к одному из семян шилен.
    - к какому? - подал голос над моим ухом один из советников, - уничтожения, бессмертия или адского пламени?
    кудиам выдержал паузу и ответил:
    - к другому. к новому семени, которое растёт к северу от базы.
    - вот это уже интереснее. продолжай, - борг даже подался вперёд. все так заинтересовались услышанным, что ялле спокойно мог выйти из тени, и его бы никто не заметил. собственно, скоро это уже должно было случиться.
    - там ещё ничего не сформировалось. но над поверхностью воды уже поднимается изуродованная суша. камни покрыты розовыми шрамами, из разных мест торчат как будто застывшие в крики чудовищные пасти жутких монстров, какие-то рога или клыки… возможно, кто-то это уже видел.
    - да, - подал голос один из камаэлей-лучников, стоящих на галерее, - я там пролетал. выглядит действительно неприятно. но оно кажется мёртвым…
    - оно не мёртвое. оно ещё не созрело. внутри кипит жизнь. дикая, чуждая и разрушительная. семя развивается и растёт, и скоро уже у нас будет ещё одно семя на территории грации. но пока… пока монстры не набрали полной силы. они опасны, и их внутри много. они стерегут то, что находится в самой глубине семени.
    - а что там находится?.. - подтолкнул кудиама борг.
    ялле уже выпал из тени, но этого никто не заметил, включая его самого.
    - когда зарождалось семя уничтожения, в его сердце находились камни… те камни, которые инкрустируют сейчас в ожерелья, кольца и серьги истхины. нечто подобное, и столь же ценное, зарождается сейчас в новом семени.
    повисла пауза, после которой борг спросил связанного человека:
    - то, что сейчас рассказал этот тёмный разбойник одала - правда?
    несчастный поднял на сидящего на троне измученный взгляд. он облизал губы и хриплым голосом произнёс:
    - да… там ад. не ходите… не ходите туда! там смерть и кровь… руки… руки из стен. руки! их руки! они были моими друзьями… их поглотил этот ад! и только руки из стен…
    человек упал и забился в конвульсиях, из его рта пошла пена. сзади подошла гвендолен - целитель - и, взмахнув жезлом, успокоила измученного воина. дёрганья прекратились, и человек заснул.
    - ему нужен отдых, борг.
    - да, - борг явно думал о чем-то своём.
    - ему нужна постель, горячая еда и немного помощи целителей.
    лидер клана поднял взгляд на гвендолен, в нём появилась осмысленность.
    - да. целители, которые останутся в замке, проследят за его здоровьем, а войны проследят за тем, чтобы он не покинул нас раньше времени. мы отправимся в новое семя и заберём всё - все, что сможем унести!
    борг в восторге ударил со всей силы своим эспадоном в пол.
    взрыв энергии.
    как можно было забыть, что в замке запрещено применять наносящие урон умения всем… всем, кроме лидера клана?
    оба советника рухнули на пол, а элле, оглушённый, выпал из-за спинки трона.
    - а это кто?!
    маги среагировали мгновенно.
    адские оковы. адские оковы.
    кровавые магические жгуты опутали тело тёмного эльфа и подняли его над полом. одновременно в него вонзилось несколько стрел. боль! эйнхасад, как же больно!
    - не стрелять!!! - проревел борг, - оставьте его живым! не дайте ему умереть.
    лучники опустили луки.
    в этот момент двери тронного зала снова распахнулись, и в зал ворвалась четвёрка, которая должна была поймать ялле на призыве. впереди несся энцель. он вытянул руку в сторону подвешенного разбойника.
    изгнание.
    “спасибо, дурачок…”
    толстые фиолетовые прутья выстроили вокруг элле непреодолимую клетку и стали высасывать из него жизнь. а её итак почти не оставалось...
    - идиот!!! - проревел борг.
    ураганный шторм.
    могучий удар раскидал всех четверых в стороны. но поделать уже было ничего нельзя. гвендолен пыталась спасти ялле, как только исчезли прутья решётки, но безуспешно. на пол он упал бездыханным телом. и сразу исчез.


    ...будь проклят дар божественной эйнхасад! - так, наверное, думают все, кто поднимаются с пыльной брусчатки города после малой смерти. боль ещё живет во всем теле и сводит с ума. длится всего несколько мгновений, но проклясть обычно успевают и всех богов и все их творения. и гигантов - просто на всякий случай.
    хотя, если вспомнить - было и больнее. когда ялле попал в жвала истхины, вот тогда был ад - яд этой твари хуже, чем у скорпиона. и поднял его не ласковый и в то же время властный голос целителя, а пришлось подниматься самому, по воле богини…
    ялле встал и отряхнул одежду. всё прошло почти идеально. свиток вот сэкономил. надо радоваться! и думать, что делать с полученным знанием. самым очевидным кажется продать эту информацию. владыки адена или руны озолотят ялле за такую новость. возможно. но… чем дальше он думал об этом, тем меньше ему хотелось делиться секретом. и дело было вовсе не в том, что он боялся, что ему не заплатят. просто… просто он был разбойником. авантюристом до мозга костей. и сделать ставку на большой куш и рискнуть - куда ближе его душе, чем забрать меньший, но гарантированный заработок. надо пробовать самому.
    ну а кто идёт в такой поход без целителя? без заклинателя? только будущий труп. нужна команда. а собирать команду… нет, он это не умел никогда. значит, нужен тот, кто умеет. и тот, кому можно довериться. а кому можно доверять в мире эльморедена? конечно паладинам. рыцарям света, чести, и прочих глупостей с большой буквы. выходит, дорога ведёт прямиком к старине грю.
    всё это ялле обдумывал на пути к телепортистке. конечно, вряд ли борг сумел бы её подкупить или запугать. эта гильдия была столь незаменима и оттого могущественна, что не боялась никого и работала вопреки всем. ни император, ни сама эйнхасад не были им указом. но поторопиться покинуть орен стоило.

    небольшая комната над таверной в глудио - место, где чаще всего можно было найти грю. он был классическим рыцарем феникса. не признавал полумер, свято верил в избранную цель и умел говорить со страстью свойственной фанатикам и святым - и именно этим увлекал за собой других. раз в неделю он посещал церковь эйнхасад, всегда вставал на защиту обиженных. и только одним он отличался от собратьев по цеху. он был орком. огромным, мускулистым, со свирепой рожей и трехдюймовыми клыками. а ещё немного вспыльчивым.


    - грю! - ялле постучал в дверь и предусмотрительно отошел в сторону.
    - меня! зовут! грумдорг!!! - дверь с грохотом распахнулась от мощного пинка.
    - это я, - ялле заглянул в комнату.
    - а, - уже спокойно произнес орк, - заходи тогда. только дверь закрой. ну, или приставь, если она опять слетела с петель…


    -… и ты хочешь втянуть меня в это? - грумдорг задумчиво рассматривал своё отражение в лезвии огромного боевого топора.
    - это настоящий подвиг, - пожал плечами ялле, - мне казалось, уж тебя-то это заинтересует. согласись, первыми войти в сердце нового семени и уничтожить тех монстров, которые в скором будущем собираются наводнить грацию - достойно.
    - а ещё можно освободить этого парня и вернуть его кецерусу, - задумчиво произнёс орк.
    - ты знаешь этого старикана. всё что он сделает, это разошлёт предупреждения по всему свету. и туда пойдут толпы борцов со злом, а также искателей приключений и наживы. а они итак туда скоро пойдут. мы можем пойти первыми - и совершить подвиг.
    - не пытайся задеть моё честолюбие, тёмный!
    - проложить дорогу для тех, кто пойдёт за тобой - достойная цель для паладина.
    - ты, я смотрю, стал думать о других, - усмехнулся грумдорг.
    - у меня свой интерес, я тебе сказал сразу. меня интересует дело, прибыль - и моя репутация.
    ялле знал, что орк умен, и мозги ему запудрить не удастся. но тёмный эльф и вправду считал цель достойной интереса не только разбойника, но и рыцаря.
    молчание затянулось. наконец грумдорг грохнул кулаком по столу и сказал:
    - я пойду с тобой ялле. в память о тех днях, когда мы в одной команде несли справедливость в этот мир. а ещё мне осточертело сидеть без дела.
    - я в тебе не сомневался, друг, - кивнул тёмный.
    - откуда друзья у того, кто заботится лишь о деле и прибыли? - усмехнулся грю. он встал, подошёл к шкафу и достал оттуда запечатанную сургучом бутыль и пару больших кружек. привычным целчком сбив горлышко он плеснул в обе светлого, почти прозрачного напитка.
    - пей, это вино из эльфийской деревни. ещё старое, до шилен.
    ялле взял кружку и понюхал.
    - да, это они умели делать. - он сделал небольшой глоток.
    - вот ещё ради этого я пойду туда, - сказал грю, - ради всего того, что испоганила тёмная тварь, - он одним глотком осушил кружку, - надо набрать команду.
    - я думал о полине. и о светлоухих близняшках. старину критта, может?
    - критта давно не видно. я его пытался недавно найти… пропал и всё. с концами. может специально прячется. - грю почесал подбородок здоровенной лапой.
    - ну, если этих троих уговорим, останется только заклинатель и ещё кто-нибудь из ударной группы. хорошо бы призыватель. так ловко как они никто не крушит монстров.
    - удивительно слышать такое от мастера ножей.
    - я реалист, - пожал плечами ялле, - я согласен с теми, кто прав, а не с теми, кто тешит моё самолюбие.
    - есть у меня заклинатель на примете. тоже тёмный, кстати. а вот с призывателем… с призывателем могут возникнуть трудности. я поспрашиваю. вот что. ты поговори с альвом и белкой, они такие же безумные как ты. а я займусь остальными.


    - альв! я знаю, ты там, открывай, - разбойник в пятый раз постучал в дверь.
    - ялле? проклятый тёмный! зачем ты пришёл?
    - дело есть. к тебе и к твоей сестре.
    - белочки сейчас нет! и иметь дело с тобой, синезадый, у меня нет никакого желания!
    когда альв был пьян, в нём просыпалась нетерпимость к оркам и тёмным эльфам. “память предков” - так он говорил, указывая на шедшие между светом и тьмой века назад конфликты.
    - протрезвей и впусти меня. разговор серьёзный.


    - да, дело на сто ка-ка-ка.
    - ты в деле? - нетерпеливо спросил ялле. он уже просидел тут полдня, сначала приводя в чувство альва, затем рассказывая ему все, что услышал в замке орена.
    сейчас эльф выглядел пристойно. короткие соломенные волосы уложены в аккуратную причёску, одежда чистая и выглаженная, на лице ни следа недельного пьянства. хорошо быть целителем.
    - да, как я могу такое пропустить, - улыбнулся альв, - только вот отпрошусь у лидера клана.
    - а белка где?
    - да дура она…
    - что она учудила в этот раз? опять пошла в одиночку, пырнуть ножом антараса?
    - ну, почти… в этот раз не повезло валакасу.
    ялле усмехнулся. эта безумная девчонка сводила его с ума своим непоседливым нравом. этим она была похожа на него самого. только он шёл на авантюры ради выгоды, а она ради острых ощущений.
    - она нашла лавовую реку в его логове. точнее реку то мы все там видели, а она разглядела, что река уходит в тоннель. и у неё возник вопрос - а куда ведёт тоннель? в общем, она понадеялась на свою лёгкую походку и зелья. пробежала тысячу шагов и поняла, что ботинки почти сгорели. а ещё поняла, что ушла туда, где нет дара эйнхасад.
    ялле присвистнул:
    - она побила все свои прошлые безумства.
    - ну да. как я её оттуда вытаскивал - отдельная история. сейчас сидит в холле клана и ноет, что её новенькие сапожки ада сгорели, и ей нечего носить.
    - я подарю ей новые сапожки.
    - да в ту бездну, куда ты нас тащишь, она и голая побежит, не то, что без сапожек…


    уже к вечеру всемером они стояли на причале воздушных кораблей.
    - знакомьтесь, - грю показал на тёмного эльфа, одетого в сет ада и вооружённого двумя огромными молотами апокалипсиса. один его глаз был закрыт повязкой. - это игрек, призрачный танцор.
    - а это, - он указал на камаэля в лёгкой кадейре и с большим луком фантазмы в руках, - хастам, мастер стихий.
    рядом с призывателем, переступая с ноги на ногу, стояли два единорога.
    - ялле, странник бездны.
    - альф, жрец евы, - светлый серьёзно и церемонно поклонился.
    - белка, страж лунного света, - слегка одетая - как все эльфийки, - она была обворожительна и соблазнительна. а ещё смертельно опасна. волосы того же цвета, что и у брата, были убраны в конский хвост. а этот озорной огонёк в глазах… ялле вздохнул.
    - полина, кардинал альгиза, - человек-целитель выглядела как монашка в своих скромных одеждах. но те, кто её знал, отлично знали, сколь обманчива эта внешность.
    - ну а кто я, вы знаете, - подытожил грумдорг, - наши соперники улетели не так давно, я видел. надо спешить. правда, их было всего два отряда. я ожидал большего.
    альв поднял руку:
    - это моя заслуга. я шепнул паре лидеров кланов, что оборона орена ослабнет в ближайшее время. и постарался, чтобы борг был в курсе, что информация дошла до кого надо.
    - тебе надо было стать разбойником, - ялле похлопал светлого по плечу, - до такой подлости даже я не додумался.
    - да тебе бы и связей не хватило, - пожал плечами альв, - а хорошего доктора полмира знает.
    - хватит трёпа, пошли к рамуну, живо!


    разбег, прыжок! когда гиганты поставили своих слуг и наладили систему рамунов, ялле долго просто прыгал по ним туда и обратно. ощущение полета и момент прыжка, когда отталкиваясь от крохотной площадки, ты взмываешь ввысь, чтобы точно приземлиться на такую же небольшую площадку через несколько мгновений - всё это заставляло почувствовать себя крылатым и свободным - и больше не завидовать камаэлям.
    раз, два, три… - семь парных ударов ботинок о камень базы кецеруса. самого генерала сейчас нет на базе, а это и к лучшему. вниз, вниз по пандусу, бегом туда, где можно оседлать сову или сокола.
    первым выскочил на посадочную площадку альв и застыл. за ним прибежали остальные.
    - проклятый борг, - выдохнул грю.
    гномы - инженеры и летные мастера лежали на камнях без движения. все клетки были открыты, а птицы выпущены на волю. сейчас они чёрными точками кружили в небе. две птицы, которые, видимо, не хотели улетать, лежали в клетках со сломанными шеями.
    - мерзавец! - яростно крикнула полина. она пробежала от одного гнома к другому, проверяя пульс, - они живы. но в себя придут не скоро.
    повисло молчание. грю сильно сжимал и разжимал пальцы на рукояти боевого топора, он думал, пытаясь найти выход. вдруг сверху раздался скрип, и пахнуло сильным ветром. ялле поднял глаза, и на его лице появилась улыбка.
    - есть идея.


    старый гном лениво пришвартовал летающий корабль к базе. как появились эти новомодные рамуны, его работа потеряла смысл. многолюдные рейсы сменились пустыми палубами. редко на борт поднимались один-два туриста, ради развлечения желающие прокатиться на корабле.
    тем больше было его удивление, когда он увидел целую группу персонажей, в полном боевом снаряжении, несущихся к кораблю. неужели рамуны сломались?
    - привет, дед, - к нему подошёл высокий статный эльф в нежно-зелёном костюме кадейры, - когда отчаливаем?
    - как в часах кончится песок, - гном, всеми силами стараясь не показывать радости, неспешно и степенно показал на песочные часы, которые перевернулись в тот момент, когда корабль прибыл на базу.
    - мы отправляемся сейчас, - сказал подошедший мрачный тёмный.
    - с чего бы? - пыхнул трубкой гном.
    погоня за тенью.
    - вот с этого, - тёмный мгновенно исчез из вида, а у горла старого гнома появился кинжал.
    радость улетучилась, как не бывало.
    - ребята, рамуном быстрее…
    - а нам не в аден. рули на север.
    - но…
    - без вопросов, почтенный, - огромный орк подошел к гному, - извини за резкость, мы спешим. твои неудобства окупятся сторицей.


    корабль плыл медленно и величаво. чтобы взять курс на север потребовалось сперва неторопливо обогнуть всю базу. затем корабль надул паруса и поплыл вперёд.
    - отец, опусти ниже, - попросил грю.
    гном молча потянул за рукоятку управления высотой.
    - на камни свою ласточку сажать не буду, - буркнул он. гном ещё не решил, зол он или доволен. с одной стороны, ему обещали выгоду, с другой - угрожали кинжалом. с одной стороны его жизнь была в опасности, с другой - наконец- то в ней произошло что-то интересное.
    - сделаешь то, что мы скажем, - несимпатичный тёмный кинжальщик раздражал гнома больше всех.
    - можете меня убить, но корабль я разбивать не собираюсь.
    - и не потребуется, - оборвал спор орк, - что это там впереди?
    - скалы. не видишь что ли? сынок.
    но уже скоро стало ясно, что это не просто скалы. на камнях выступали гребни из рогов и костей, а прямо по курсы возвышалась огромная красная мерзость, сокращающаяся и выпускающая какую-то странную и мерзкую жидкость.
    - нам… сюда? - с отвращением спросил камаэль.
    - не знаю, - пробормотал ялле, - там дальше, кажется, есть что-то ещё.
    корабль медленно обогнул выступающую розовато-красную плоть и грю, внимательно глядящий вперёд, сказал:
    - отец, вон, видишь впереди розовое пятно? зависни рядом с ним.
    гном молча направил корабль к указанному месту.
    розовое пятно состояло из такой же мерзости, как и то, что они видели раньше. только оно не сокращалось и выглядело как просто разрез в земле.
    тёмный эльф, не спрашивая ни у кого разрешения, взял с палубы верёвочную лестницу и сбросил вниз. затем ловко, как кошка, спустился на камни. за ним, один за другим, покинули борт и остальные. последним спускался орк.
    - держи, - он бросил на палубу тяжёлый мешок с аденами, - если вернемся, получишь ещё столько же - если будешь молчать.

    - они здесь прошли, - пока игрек накладывал положительные заклятья, полина разглядывала проход в застывшей розовой плоти, - я только не понимаю, зачем шилен открыла проход людям внутрь семени?
    - я думаю это выход, - сказал альв, - и он не для людей.
    минуту помолчав, полина кивнула.
    - что топчетесь? - грю раздвинул плечом целителей, - за мной.
    движение зла.
    как ни странно, розовая плоть была твёрдой, как камень, и легко выдерживала вес даже тяжеловооружённого орка. шли цепочкой. идти больше чем по одному не позволяла ширина коридора.
    даже когда выход на поверхность остался за спиной, вокруг оставалось светло - стены излучали слабый розовый свет. через какое то время освещение впереди стало ярче, и скоро отряд вышел в довольно большой зал. а на противоположном краю зала сидел монстр. выглядел он достаточно неприятно - представьте себе короткое тело, переходящее в огромный глаз. а вокруг него - восемь ярко-красных клешней на длинных щупальцах. всё это розового цвета и примерно в полтора раза выше рослого орка.
    монстр не видел отряд, но явно что-то чувствовал - глаз беспокойно бегал туда-сюда, клешни щёлкали по воздуху.
    - бьём, - рявкнул грю.
    великая ненависть. цепной удар.
    как ни странно, огромная туша оказалось лёгкой, и, опутанная цепью легко была притянута в центр зала. завязался привычный каждому бой.
    погоня за тенью. кровавый шаг. нацеливание. точечный удар. метка чумы. метка хитрости. клеймо руми. атака штурмом. меч тени...
    удары сыпались на чудовище один за другим. грю ловко отрубил под корень одну клешню, ялле срезал ещё две. белка всадила в самый зрачок уже с десяток стрел. единороги хастама с разных сторон били рогами и копытами по сочащимся слизью бокам существа. монстр пытался огрызаться, плевался незнакомым ядом, но два целителя легко сводили на нет все его усилия.
    и тут…
    погоня за тенью. кровавый шаг. разбивание сердца. удар с разворота.
    сзади ахнула полина и стала оседать на пол. а за её спиной из воздуха появился тёмный эльф с окровавленным ножом.
    - сюрприз!
    небесная защита группы. милосердное воскрешение. благословение благородства.
    альв среагировал быстро. а за ним и все остальные.
    изгнание. цепной удар. оглушающий выстрел.
    но кудиам - а это был именно он - двигаясь с невероятной скоростью, юркнул в какой-то боковой коридор, избегнув всех брошенных в него заклятий. абсолютное уклонение, не иначе.
    - стоять! - рявкнул грю, когда все бросились за разбойником, - цель - монстр!
    уже заботясь о тылах, группа быстро добила монстра, оставив его лежать в луже зеленоватой слизи. тварь, до того как рыцарь выдернул её, закрывала своим телом проход вниз, и отряд дружно решил, что именно туда им и надо.
    - интересно, откуда взялся этот нож? он что, так хорошо уже выучил коридоры? - спросила полина, потирая поясницу, куда совсем недавно несколько раз вонзился кинжал тёмного эльфа.
    - он же разбойник одала, он должен уметь быстро ориентироваться, - пожал плечами альв.
    ялле это заявление задело, так как он пока не представлял себе, как тут можно так быстро обвыкнуться. поэтому он промолчал.
    отряд двинулся дальше. коридор - зал - монстр. такое повторилось ещё трижды, и каждый раз монстр становился больше, коридоры уводили всё ниже, а потолок и стены становились уже не такими твёрдыми. кудиам больше не появлялся - но белка на всякий случай постоянно стреляла в воздух осветительными снарядами. четвёртый коридор вывел в пустой зал меньшего размера, заканчивающийся глухой стеной.
    грю подошёл к розоватой поверхности и с хаканьем рубанул по ней топором. к его удивлению топор разрубил задрожавшую плоть, и из неё потекло что-то серое и вонючее. а в следующий момент стенка как по мановению волшебной палочки исчезла. и перед ними открылась вторая половина зала… и семь персонажей.
    - о чёрт… по кому цель брать? - только и успел проговорить хастам, прежде чем начался бой.
    это был отряд гийома. энцель тоже был здесь. два незнакомых человека-лекаря, маг и заклинатель - дежурившие тогда вместе с гийомом, и ещё лучник - тот самый олаф, светлый эльф, который чуть не осветил ялле на стене донжона замка орена.
    цепной удар. великая ненависть. призыв древа жизни. очищение. массовое очищение. адские оковы. буйство стихий. пылающая ярость. рассеяность…
    заклинания и удары сыпались с обеих сторон. хастам оказался опытным бойцом, грю знал кого набирать. быстро разобравшись, что цель определяет ялле, и эта цель - один из целителей альгиза - он пытался всячески нейтрализовать второго, чтобы у него не было возможности помогать коллеге. в чём-то тактики могут отличаться, но грю придерживался в управлении боем нескольких простых правил. сперва надо вынудить противника использовать все козыри, а затем уже добивать, используя преимущества своего положения.
    альв и полина по одному разу упали, ялле тоже пришлось однажды вставать с липкого розового пола. у противника трижды убивали мага, на которого внезапно переключалась атака, и один раз одного из целителей. такой бой - если силы противников примерно равны - может длиться долго. пока кто-то не начнёт ошибаться. и ошибся первым гийом. он попался на старую уловку, перепутав ноктюрн безумия и рапсодию битвы у противника, а заклинатель послушно истратил непобедимость. затем, видимо пытаясь сыграть на неожиданности, велел давать рапсодию битвы, но игрек чётко отреагировал, и вся ярость атаки оказалась бессмысленной. получив такое преимущество, с учётом того, что одна из массовых небесных защит врага уже была в откате, грю скомандовал рапсодию и понеслось… сфокусировались на одном целителе, второго хастам посадил в клетку, а заклинателя парализовал ялле. дальше было дело техники. упал первый, за ним второй - заклинание воскрешения прервали. заклинатель, перед тем упасть замертво успел воскресить первого целителя, но белка четко проконтролировала его и не дала даже толком подняться - и он снова упал - уже без усиливающих заклинаний. некоторое время враги сопротивлялись, особенно гийом, надолго переживший своих товарищей и даже умудрившийся поднять с помощью благословенного свитка одного из лекарей. но под конец и камаэль, в изорванном доспехе, покрытый кровоточащими ранами и со сломанным крылом, упал замертво, сверля ненавидящим взглядом ялле.
    грю, тоже весь покрытый кровью, тяжело дыша, стоял в центре комнаты.
    - интересно, почему они не исчезают в город? - спросила он.
    - ждут товарищей, - пожал плечами альв, - чтобы те их подняли. надо идти дальше.
    - да. вперёд!
    в какой момент в комнате открылся ещё один проход, никто не заметил, да и не до того было. но этот проход вёл вниз, в сердце семени, и орк повёл отряд туда.
    замыкающей как всегда была полина. и в тот момент, когда шестеро уже покинули комнату, она подошла к проходу, намереваясь сделать шаг… и тут проход схлопнулся. девушка вскрикнула, раздались приглушённые крики, а через несколько мгновений всё стихло. не сговариваясь, все молча рванулись к стене. грю рубил топором, хастам приказал своим единорогам долбить стену копытами, ялле пытался вырезать большие куски розовой дрожащей плоти… но всё безуспешно. а плоть на глазах твердела, и вскоре лишь топор грю оставлял на ней небольшие сколы.
    - я не чувствую её там, - сказал вдруг альв, - наверное она уже в городе.
    - арргх!! - орк в сердцах ударил топором в пол, - проклятое семя! пошли вниз, быстро!
    а через двадцать шагов стена попробовала утащить прижавшегося к ней игрека. бывший настороже грю вытянул его цепным ударом, но когда все пришли в себя, обнаружили, что хастам исчез, а рядом с булькающей стеной лежат трупы единорогов-магнусов…
    - бегом! - и они побежали. выскочили ещё в один зал. пол уже был податливый и мягкий, и ялле всерьёз опасался, что ноги у грю скоро начнут проваливаться. в этой комнате сидел уже знакомый монстр. били его долго - без хастама урон от группы заметно просел. но хмурый альв четко справлялся со своими обязанностями, до того момента, как из-за спины игрека появился кудиам.
    разбивание сердца. апперкот.
    раненый игрек отлетел к стене и… провалился внутрь. кудиам засмеялся и снова в абсолютном уклонении рванул в боковой коридор. за ним молча ринулась белка.
    - стоять!!! - заорал грю, но эльфийка даже не обернулась.
    …втроём они стояли над убитым чудовищем.
    - безбашенная самовольная дура!!! - альв был вне себя.
    грю тактично промолчал, а ялле, несмотря на всю симпатию к эльфийке, ничего возражать не хотелось.
    - сонаты долго не продержатся. надо спешить.
    они прошли по коридору несколько шагов и замерли в нерешительности. на полу в неестественной позе лежала гвендолен из отряда борга. альв наклонился осмотреть её.
    - убита ножом.
    - будь я проклят, если я что-то понимаю, - буркнул грю.
    - зачем им убивать своих? может, начали что-то раньше времени делить?
    - гвендолен адекватная девушка. уж она-то точно не стала бы ссориться из-за этого, - задумчиво сказал альв, - поднять её?
    - не стоит, - махнул рукой грю, - встанет в город. она хоть и адекватная, но явно лояльная боргу.


    а ещё через два поворота они увидели лежащую на полу рыжеволосую гномку. она была ещё жива, и пыталась отползти поближе к центру коридора. а из стен к ней тянулись липкие щупальца, стараясь схватить её.
    - помогите! - жалобно пискнула она.
    ну как можно отказать маленькой гномке? грю отсёк топором выросшие из стен ложноножки, а альв, направив на неё жезл, быстро исцелил все раны.
    только ялле оставался на стороже. крепко сжимая кинжал, он подсел к гноме.
    - это ты убила гвендолен?
    - нет! это кудиам!
    - кудиам? - вырвалось у всех одновременно.
    - да! - гнома всхлипнула, и села поджав ноги, - сначала он постоянно исчезал, говорил, что разведывает дорогу. потом он нам насоветовал разделить группы… мы с боргом пошли в одну сторону, гийом в другую и мы его больше не видели… а когда мы прошли ту комнату, - она показала назад, - борг, паша и маша ушли вперёд. и тут кудиам вдруг ударил в спину гвендолен, толкнул йозефа в стену, и та его поглотила… потом он пырнул ножом меня и убежал.
    - мне кажется, она не врёт, - задумчиво сказал альв.
    - как тебя зовут? - спросил грю, встав на одно колено.
    - шетти!
    посмотрев на лежащие рядом клинки, ялле спросил:
    - ты заклинатель иса?
    - апостол иса! - гордо вскинула голову гнома, - и у меня поэмы третьего уровня! - и она тряхнула косичками в подтверждение своих слов.
    - отлично. пойдешь с нами, - кивнул грю, - наложи на нас усиливающие заклинания по новой.

    стены были уже почти живые, местами из них торчали похожие на рога выросты. новый сюрприз произошел, когда группа атаковала очередного хранителя комнаты. в спину ударили потоки магической энергии, раскидав отряд в разные стороны. устоял только альв.
    - это паша и маша! шетти, ты за целителя! я разберусь! - крикнул он и шагнул обратно в коридор.
    шетти, серьезно насупив брови, взялась за дело, а ялле и грю начали кромсать монстра. когда наконец мутный глаз окончательно потух – а это произошло не скоро, грю повернулся к коридору, чтобы поспешить на помощь альву. но альв сам, пошатываясь, вышел навстречу.
    - мана закончилась, - он был бледен, по всему телу были ожоги и язвы.
    - ты их победил? - ялле устремился к альву.
    - ага… и пашу в кашу… и машу в кашу…
    - как? - ялле засмеялся, поддерживая друга, - эти два мага претендовали на геройство!
    шетти попыталась исцелить жреца евы, но альв отмахнулся.
    - сейчас будет освобождение жизни. да мне повезло. я сразу толкнул пашу и он провалился в стену. а уж с одним магом опытный целитель должен уметь справиться. хотя сильна, стерва… ты не знаешь, они брат и сестра или любовники?
    шетти усмехнулась:
    - никто не знает. но они всегда вместе и никто не видел, чтобы они хотя бы целовались.
    освобождение жизни.
    все глубоко вздохнули. усталость исчезла, как не бывало, дышалось легко и ровно, несмотря на царящий вокруг смрад.
    - вперёд. уже близко, я чувствую! - грю взмахнул топором.
    следующая комната была пустой, когда в неё вошли. но из неё выходили в разные стороны три коридора.
    - что будем делать? - задумчиво спросил альв.
    - разделяться не будем, - мотнул головой грю, - надо выбрать один коридор.
    - а что это за стрёкот? - спросила шетти.
    все замолчали. действительно, странный стрёкот доносился со всех сторон. как будто множество существ бегут, быстро перебирая ногами… и они всё ближе!
    - в круг! - скомандовал грю.
    только они успели встать спина к спине, как из двух боковых коридоров выскочили десятки тварей. они были небольшими - самая высокая из них была по пояс шетти. но их было много, и огромное количество хаотически расставленных на теле каждого маленького чудовища клешней, лап, клыков, рогов и жвал не добавляли им дружелюбности. центральный коридор оставался чистым, и отряд стал к нему отступать. и вдруг из тени коридора вышла фиугра человека. он был огромного роста, а в руках у него сверкал чудовищного вида эспадон.
    - борг!
    - вы все умрёте!!! - лицо борга было безумным. он весь - и доспех, и волосы, и лицо были в слизи и ошмётках монстров.
    бросок урагана.
    воин тира налетел на грю и слегка оглушил его.
    погоня за тенью. кровавый шаг.
    ялле атаковал воина тира сзади, пытаясь нащупать кинжалом слабое место в доспехе.
    мощный бомбардир. волна щитов.
    разбойника одала отбросило вниз по коридору, но мощный удар грю оглушил и самого борга, не дав ему обрушиться сверху на беспомощного в этот момент ялле. шетти и альв сдерживали рвущихся вперёд монстров, не имя возможности отвлечься и помочь рыцарю.
    - ялле, ты тут лишний!
    священное жертвоприношение.
    - иди дальше, мы почти у цели, я чувствую! - грумдорг нашёл мгновение, чтобы подлечить ялле и выкрикнуть приказ.
    два раза повторять было не надо. вскочив, тёмный эльф побежал вниз по коридору. да, отсюда тоже должна была прийти волна монстров. но тут побывал борг… до чего же он силён! пол по щиколотку, а местами и до середины голени был усыпан ещё шевелящимися обрубками чудовищ. ялле бежал. он выскочил с разбегу в очередную комнату…
    апперкот.
    удар в челюсть отбросил его в сторону. два кинжала вонзились в плоть семени в то место, где только что был ялле. но его там уже не было.
    два тёмных эльфа, два разбойника одала стояли друг напротив друга. у обоих в руках кинжалы фантазмы, пусть у одного они и похожи на два столба сета, оба одеты в кадейру…
    погоня за тенью. кровавый шаг. разбивание сердца. погоня за тенью. апперкот. иллюзия тени. иллюзия тени. кровавый шаг.
    оба были мастерами и виртуозно владели своим оружием. оба ловко уклонялись от ударов. почти синхронно использовали и ангела смерти и абсолютное уклонение. бой между ножами длится недолго. и за короткий промежуток времени надо успеть использовать всё, что умеешь. и ялле стал чувствовать, что побеждает.
    апперкот.
    кудиам отлетел в сторону, ялле собрался прыгнуть и добить его, но тут что-то схватило его за руку. он обернулся - длинная ложноножка свесилась с потолка и держала его за запястье. он хотел замахнуться второй рукой, но и её тут же оплёл такой же липкий отросток.
    - спасибо, шилен, - смеясь кудиам встал и поклонился куда-то в сторону.
    ялле смотрел на него несколько секунд, прежде чем понял, что это значит.
    - ты встал на сторону шилен?!
    - о! да ты гений, - кудиам вытер разбитые нос и губы тыльной стороной руки, - я всегда был на её стороне. я не предавал свою расу, в отличии от всех вас, он презрительно махнул рукой, указывая на ялле. мы дети шилен, и ей мы молимся, и ей должны поклоняться!
    - и ты специально привёл сюда всех… на убой. ты обманул весь свой клан!
    - ну, да, - кудиам самодовольно усмехнулся, - не всё конечно, ложь. артефакты существуют, и они вот здесь, рядом - он махнул рукой в сторону прохода, - но шилен нужна была кровь. много крови сильных людей, чтобы это семя вобрало её в себя и вызрело… ты понимаешь, что это значит.
    ялле ужаснулся тому, что понял.
    - дар эйнхасад…
    - да, он тут не работает, - самодовольно усмехнулся кудиам, - и все кто здесь умерли - навсегда здесь и останутся, станут пищей для детей шилен.
    - а тот человек, которого ты приволок в орен?!
    - о, он хорошо сыграл свою роль! только это был не человек, а гомункулус, созданный шилен. телепортисты сразу бы это раскусили, пришлось везти его на конях. он исправно сыграет роль раненного, а потом я от него избавлюсь. впрочем, я заболтался, прощай! - он занёс кинжал для удара…
    нацеливание.
    - а что у тебя над головой? - спросил вдруг ялле.
    кудиам вскинул голову и увидел красную галочку, мерцающую в воздухе.
    - чтоб тебя…
    точечный удар. скоростной выстрел.
    кудиам дёрнулся - две стрелы пронзили его тело. одна вошла в затылок, вторая в спину в районе сердца. постояв мгновение, тёмный эльф покачнулся и упал.
    из тени одного из коридоров вышла белка. она быстро подбежала к ялле и горячо поцеловала его в губы. потом быстрыми взмахами кинжала она отрезала ложноножки, схватившие разбойника.
    - спасибо, белочка, - ялле потёр запястья, - а ты давно там стояла?
    - почти с самого начала схватки, - она пожала плечами, - не хотела вам мешать. я шла всё время в десяти шагах за его спиной. о чём вы говорили? тебе удалось что-то у него выведать?
    - да… боюсь… боюсь, что он с самого начала вёл всех на убой.
    - а все наши?...
    - они наверху - слышишь, там идёт бой.
    белка глянула в сторону уходящего вверх коридора.
    - а обещанные сокровища?
    - всё, мы пришли. они там, - ялле кивнул в сторону прохода.
    - ну так иди за ними.
    - а ты?
    - а я пойду, помогу альву и остальным. лучники хорошо работают по площади, в отличии от ножей, - она усмехнулась ему, и лёгкой походкой убежала вверх по коридору.


    ялле постоял в центре комнаты. идти наверх глупо. и он побежал дальше. последний зал был поистине огромен. скорее это уже была пещера - стены были каменными, простыми. без розовой хлюпающей плоти. в центре находилось… наверное это и было семя. то, из чего вырастала новая язва этого мира. огромное яйцо, от которого в одну сторону шли толстые розовые канаты. они уходили в стену в той стороне, откуда пришёл ялле. с другой стороны скорлупа яйца тоже была проломлена. и оттуда вылезало какое-то создание, напоминающее смесь личинки с гусеницей и богомолом одновременно. а в теле этого чудовища торчал лазурно чистый и удивительно чуждый этому месту меч. он пронзил брюхо монстра и пришпилил его к камню. тварь была жива, но не могла сдвинуться с места. а вокруг яйца лежали самоцветы. розовые, прозрачные, и источающие заметную даже не искушённому в колдовстве разбойнику магию.
    но клинок просто завораживал. чистый, сверкающий, достойный бога. тому, кто владеет таким клинком, будут покоряться все! надо его быстрее достать!
    ялле сделал шаг и вдруг остановился. стоп. зачем ему, мастеру ножей, это длиннющая палка? продать? да, много, много золота, почестей! наверное, даже трон!
    - кто у меня в голове!? - заорал ялле, оборачиваясь.
    - я, - перед ним висела полупрозрачная фигура женщины, с сумрачным лицом, одетая в тёмно-синие развивающиеся одежды.
    - шилен, - проговорил ялле. пожалуй, альв не врал про память предков. тёмному эльфу непроизвольно хотелось опуститься на колени и принять любую волю богини.
    - кудиам не оправдал моих надежд… но ты можешь стать моим верным рыцарем. у тебя будет всё - любые артефакты, любое оружие… у тебя будут слуги, тысячи слуг и рабов! вытащи этот проклятый меч из тела моего дитя! вытащи, и я сделаю тебя первым после богини!
    - ты всё это затеяла, чтобы просто тебе помогли вытащить меч? попросила бы кудиама, он бы не отказал.
    - вы напитали меня кровью! без этой жертвы я не смогла бы ослабить силу евы, и никто не смог бы вытащить клинок!
    ялле обернулся к мечу. и увидел рядом с ним ещё одну женскую фигуру. такую же полупрозрачную, как и шилен, только она была голубовато-белой, светлой и чистой.
    - не трогай меч, ялле. - голос евы был мелодичным, но не менее властным, чем у сестры, - вытащишь его, и ты наклонишь чашу весов в сторону шилен, и дашь ей больше власти. власти, которой она хочет уничтожить этот мир! не трогай меч, и я не останусь в долгу. богиня воды богата оружием и артефактами не меньше, чем её тёмная сестра.
    - вот стервы, - пробормотал ялле. обе богини предпочли пропустить мимо ушей слова разбойника.


    ...и что же ты выбрал? - спросил грю, поигрывая кружкой пива.
    они сидели за столом в любимой таверне грю в глудио и слушали рассказ ялле. к их компании присоединилась и шетти, ушедшая из клана борга после последних событий. у каждого в кармане лежало по большому розовому камню, источающему божественную магию.
    - а как ты думаешь? - пожал плечами ялле, - принять дар шилен и стать изгоем? променять все, чего добился сам на подачку тёмной богини? хотя она и предлагала больше, оно того не стоило.
    - я знал, что не ошибался в тебе, друг, - грю дружески толкнул разбойника кулаком в плечо.
    ялле усмехнулся. и вспомнил то, о чём умолчал друзьям.


    - вынь меч! - шилен уже кричала, - смотри! вот твои друзья!
    перед ним прямо в воздухе возникла картина. альв и шетти лежали на полу комнаты, где на них напали мелкие твари. тут же валялся обезглавленный борг. по ним, отрывая куски плоти, пробегали мерзкие создания, которые все в большем и большем количестве лезли из коридоров. белка и грю ещё держались, но силы оставляли их. и скоро, это было видно, они тоже падут под натиском тварей шилен.
    - вынь клинок, и я остановлю своих слуг!
    - а остальные… остальные, которые погибли?
    - о, они станут частью моих детей! они получат новые тела и новые цели! они будут служить мне и станут частью моего непобедимого воинства!
    - ева, - повернулся к ней ялле, - а ты можешь вернуть к жизни тех, кто погиб без дара эйнхасад?
    богиня воды помолчала. а затем сказала:
    - это… это не в моей власти. но эйнхасад… мать, она может. это будет мне стоить дорого. но я верну твоих друзей.
    - не только друзей. всех, всех, кого привёл кудиам.
    шилен зашипела сзади.
    - ты слабый, ялле! ты предаёшь свою расу ради нескольких жалких душ? готов отдать власть, и богатство, и силу?
    - хорошо… - медленно произнесла ева, - да будет так. всех, кроме кудиама. он добровольно отдал душу тёмной богине. и над ним не властна даже эйнхасад. а теперь собери камни вокруг семени. это ослабит силу этого создания, и оно издохнет.
    ялле поклонился еве, и, не обращая внимания на вопли шилен, начал собирать камни. проходя мимо призрака, он тихо прошептал:
    - и пусть никто не узнает о моём выборе, богиня. я дорожу своей репутацией.
    ева улыбнулась, и кивнула в знак согласия. затем повернулась к сестре, и пока ялле, занятый сбором камней не видел, показала ей язык.

     
    Last edited by a moderator: Dec 13, 2013
  16. ЛяМур

    ЛяМур User

    Joined:
    18.10.11
    Messages:
    635
    Likes Received:
    114
    тень.​



    я ненавижу криса с первой встречи. обычный светлый эльф с голубыми глазами, неплохо сложен, хотя таким телосложением может похвастаться любой светлый эльф, мало-мальски следящий за собой, светлые волосы и вечно эта дурацкая улыбка, словно приклеенная к его самодовольной роже. я выгляжу ничуть не хуже, можно даже сказать, что я очень похож на него, но меня никто никогда не замечает, я вечно нахожусь в его тени. все восторженные улыбки дам предназначены только ему, уважение мужчин тоже. да и сам крис мягко говоря не жаловал меня своим вниманием, хотя уж кому-кому, а ему следовало бы. так сложилась судьба, что довольно часто мы сталкиваемся с ним на поле боя, было дело я даже спас его от смерти. и что, вы думаете, он отблагодарил меня? ничего подобного, ему было абсолютно все равно, словно я пустое место. ну, ничего, стоит только ему ввязаться в драку, и его судьба будет решена.
    конечно же, этот выскочка не заставил себя долго ждать: буквально на следующий день ему чем-то не угодил рыцарь. выбирать соперников крис умел: темноухий был на голову, а то и на две выше, широкоплечий и очень статный, в другой раз я бы уже начал прикидывать, что делать, но сегодня моей целью был не рыцарь. сегодня моя добыча ты – крис. сколько же лет мы бились плечом к плечу, я знал каждое движение, каждый жест, я понимал его без слов, но сейчас наконец-то все это останется в прошлом, еще немного и я стану свободным. я, две копии криса и он сам бросились к тёмному, несмотря на свой довольно устрашающий вид, противником он оказался весьма слабым. пока он пытался отбиться от копий, его соперник уже был у него за спиной. и в тот же момент, когда лезвие начало входить в спину здоровяка, я уже был позади криса. мне даже показалось, что в какой-то момент он слегка вздрогнул, возможно, почувствовав мое дыхание, но в сложившейся ситуации он уже ничего не успевал сделать. я резко обхватил его левой рукой, а правой воткнул нож в живот, мне не нужна была мгновенная смерть, нет, мне хотелось насладиться победой. вонзить в него нож было подобно тому, как разрезать праздничный торт – волнительно и радостно одновременно. затем я отступил на несколько шагов, а он, схватившись за живот, медленно повернулся и упал на колени, видели бы вы его лицо: очень тяжело передать эмоции, которые он испытывал, но главное в его глазах я видел ужас и полное непонимание происходящего. конечно, ведь я его копия. да копия, но я не такой как остальные, вот и сейчас те двое других, стоят с каменными лицами, этакие фарфоровые болванчики, им все равно кто будет их хозяином я или он. мы с ними отличаемся очень сильно:я мыслю, чувствую, но не могу делать все, что мне хочется, вернее не мог, до тех пор, пока у меня был хозяин. теперь я займу его место, отныне и навсегда для всех я - крис. необходимо только избавится от его тела, чтобы ненароком какой-нибудь сердобольный целитель не решил воскресить беднягу.
    я присел на корточки и улыбнулся.
    - прощай, теперь я это ты.
    секунду он пристально посмотрел на меня, а после уголки его губ еле заметно приподнялись и он отрицательно закачал головой.
    - ах, ты! – резко вскочив на ноги, я почувствовал, что что-то не так. наклонив голову, я понял, что именно заставило моего хозяина улыбаться, конечно, в том же самом месте, что и у него у меня кровоточила рана.
    - да что б тебя. - шепнул я и тоже улыбнулся.
    ясно, убить его было не так сложно, как занять его место. я не могу жить без него. ну что ж начало войны положено, значит, в следующий раз мне не нужно убивать его, а лишь обездвижить и заточить где-нибудь, где бы его никто не нашел. главное чтобы он призвал меня снова, еще хотя бы один раз, хотя зная моего хозяина, я думаю, что это произойдет очень скоро, главное лишь немного подождать…



     
    Last edited by a moderator: Dec 13, 2013
    Hart713 and Greshnica69 like this.
  17. Greshnica69

    Greshnica69 Журналист

    Joined:
    16.02.10
    Messages:
    1,646
    Likes Received:
    351
    рыцарь плаща и кинжала: одал

    едва ратт переступил порог, как получил от ветра в лицо хорошую пригоршню снежинок. он недовольно скривился и начал отряхивать с одежды щедрый подарок фреи. хозяйка ледяного лабиринта на ночь глядя поработала на славу: все улицы шутгарта были засыпаны сугробами. капризная вьюга гуляла по городу, нося за собой туда-сюда огромный сноп снега, который, при первой же возможности, обрушивался на случайно загулявшего одинокого прохожего - моментально сбивая с ног, заметая, приваливая, запихивая мокрые снежные комки за шиворот. и получалось это каждый раз так ловко, что невольно закрадывалась мысль: а не сама ли фрея управляет этой шаловливой вьюгой? своей собственной, нежной ледяной рукой?
    собравшись с духом, юноша смело вошел в белую движущуюся массу.
    резкий порыв ветра настиг его уже через несколько шагов, явно намереваясь свалить парня в пушистый снег. но ратт только улыбнулся и плотнее запахнул полы плаща: нет, так просто он не даст себя сбить с ног.
    летающие снежинки порхали в воздухе, складывались в причудливые фантасмагории. невольно прислушиваясь к нежному хрусту снега под ногами, юноша окунулся в воспоминания.

    - тесс, почему меня родители любят меньше, чем брата? – большие наивные глаза маленького мальчугана настойчиво уставились на лицо подруги. девочка деловито тряхнула косичками и крепко задумалась. вероятно, чтобы ускорить процесс мышления, она стала сбивать длинной розгой липучие головки репейника на ближайшем кусте.
    - с чего ты взял, малявка? – поинтересовалась она у своего юного дружка.
    - не называй меня так, - закричал ратт и сердито надулся. - во-первых, ты старше меня только на год, а во-вторых, меня так мама всегда называет, когда бранит. а ещё «разбойником» и «дуралеем». а вот брата родители не ругают. наоборот, часто гладят по голове. и мама всегда печёт ему его любимые пироги с картошкой.
    девочка на мгновение остановилась и сочувственно посмотрела на парнишку.
    - а меня никак не называют, сразу в угол ставят, - тихонько информировала она своего дружка.
    - счастливая, - тяжко вздохнул ратт. – а мне от брата каждый день влетает, а вечером, бывает, и мама колотит, говорит, что от меня пользы никакой, одни неприятности. не любят они меня… - всхлипнул мальчуган. - вот было бы у меня какое-нибудь оружие, тогда я бы им показал! я бы сбежал из дома и устроился в телохранители какой-нибудь важной персоне королевских кровей. и спас бы его… эээ… от разбойников! а в знак благодарности мне бы дали много-много денег. я бы накупил себе всякой-всячины: конфет, яблок, игрушек и даже приобрел бы самую настоящую живую кукабарру! вернулся бы домой, и они сразу бы все поняли, что были неправы. и что я такой смелый, умный, красивый…
    - а со мной бы конфетами поделился? - застенчиво поинтересовалась девочка.
    - конечно!


    ухххх! хитрая вьюга подкралась сзади и резко забросила за шиворот задумчивому ратту большой снежный ком. от неожиданности юноша даже подпрыгнул. сердито фыркая, он попытался выгрести назад холодную колючую массу. но тщетно. белые льдинки при соприкосновении с горячей кожей моментально превратились в воду. и теперь ратт явственно ощущал спиной большое мокрое пятно сзади под плащом.
    издав победное завывание, вьюга сделала в воздухе тройное сальто и скрылась за поворотом улицы. вскоре оттуда донеслись удивленные возгласы очередной жертвы своенравной непогоды.
    ратт недовольно поежился и продолжил свой путь.

    - нет! – отец в гневе нервно колесил по дощатому полу рабочего кабинета. – даже не думай! я этого не допущу. все наши предки были славными воинами! со своим верным мечом и щитом, они, лицом к лицу, встречали любую опасность и сражались с ней. но чтобы со спины, исподтишка… ни за что! только через мой труп ты станешь разбойником.
    ратт молча слушал гневную тираду родителя. едва заметное подрагивание опущенных рук выдавало в нём сильное нервное напряжение. внезапно, сверкнув глазами, он выпалил отцу:
    - но брату ты разрешил попрать семейную традицию и учиться мастерству владения луком! почему тогда я не могу научиться владеть тем оружием, которое нравится мне?
    от неожиданности старик остановился и резко обернулся на каблуках. подойдя вплотную к юнцу, он грубо схватил его за подбородок и, подняв к себе его лицо, пристально взглянул в дерзкие глаза сына.
    - я не дам опозорить наш род, - угрожающе произнёс мужчина. – в нем никогда не было воров и убийц. и не будет, ты меня понял? не смей даже сравнивать себя с братом. и выбрось из своей дурной головы эти бредовые мысли.


    ратт зябко потёр под плащом замёрзшие руки. да, никто и не предполагал, что в первые дни декабря выпадет столько снега! но его грела мысль о том, что совсем скоро он будет сидеть у горячего камина в таверне и смаковать свое любимое вино. а может – если повезёт – удастся совместить приятное с полезным, и немного подзаработать…

    ратт зло смотрел брата, который вертелся перед зеркалом, рассматривая свой новый дорогой доспех. на лице юного франта цвела милая улыбка, глядя на которую становилось приторно сладко. рядом на полу были небрежно брошены лук и колчан со стрелами – ещё один подарок любящих родителей в честь очередных профессиональных успехов сынули-любимчика.
    - ратт, что ты там стоишь, как столб? живо принеси мне что-нибудь выпить.
    ни шороха. ни звука. ни движения.
    - эй, я к тебе обращаюсь. марш на кухню.
    опасный огонек зажегся в глазах младшего брата. но юноша остался немым и недвижимым.
    - ну что же, мистер. в таком случае, я должен справедливо наказать тебя за неповиновение и отвратительное поведение, - в словах лучника слышались тонкие ноты злобы. бросив беглый взгляд на младшего брата, он потянулся за колчаном стрел. взяв одну, он медленно провел пальцем по наконечнику – и сразу одернул руку – на пальце красовался тонкий длинный порез. стрелы были совершенно новые и заточенные на совесть.
    лицо старшего брата исказилось в наглой ухмылке. приняв решение, он смело шагнул к ратту. всего через пару минут лучник уже крепко прижимал брата к полу, навалившись всем своим весом. аккуратно освободив одну из рук, он взял в нее острую стрелу. ратт, не моргая, смотрел в глаза брата.
    - не надо, - послышался тихая просьба.
    но это лишь раззадорило безжалостного садиста. подняв над лицом брата стрелу, лучник выбирал место, где оставить страшную кровавую отметину. наконец, он определился и приблизил бритвенно-острый наконечник к глазу.
    это стало последней каплей для ратта. собрав все свои силы, он одним рывком выбил стрелу и сбросил юношу с себя. ловкий кошачий прыжок – младший брат поднялся с пола и достал из сапога маленький тонкий кинжал. оторопевший лучник молчаливо отступил к стене. спасательный лук находился совсем в противоположном конце комнаты. о том, чтобы добраться до него, не было и речи.
    - ратт, ну послушай, это была всего лишь шутка, - пытался оправдаться старший брат. – игра такая, понимаешь? ну, все, прячь свой ножичек. я погорячился.
    и осекся, прочитав в глазах юноши отчаянную решимость.
    медленно, мягкими беззвучными шагами подошёл кинжальщик к брату. он ощутил волну страха, которую тот излучал. и ратту это понравилось. он жаждал расплаты. за плохое детство, за нелюбовь родителей. чаша его горестей и терпения наполнилась и готова была пролиться кровавыми слезами. вот только плакать в этот раз будет не он.
    рывок – и у горла старшего брата опасный клинок.
    - нет. нет! ты это не сделаешь, - шепчут бескровные сухие губы лучника, - ты ничтожество, у тебя не хватит сил для этого.
    ратт напрягся. он полон решимости. одно движение – и все будет закончено. но вот лишится ли он своих проблем? едва ли. лица отца и матери проплывают в воображении. «давай, слабак», - шепчет ему его внутренний голос. «ты же так давно об этом мечтал». желание раздавить эту гадину, которая носит гордое имя старшего брата, переполняют возбуждённого юношу. но внезапно его посещает хорошая мысль. блестящая, великолепная мысль! ухмыльнувшись, дагерщик протягивает руку к длинным ухоженным волосам лучника. несколько движений – и на голове у брата остается только несколько неаккуратных, коротко остриженных прядей.
    - я не убийца, - раздается тихий злой шепот, и ратт растворяется в редких лиловых сумерках.
    у него больше нет дома. нет семьи.


    глубоко вздохнув, ратт отгоняет от себя призраки прошлого. он ускоряет шаг, замечая издалека спасительную вывеску. уже на пороге таверны его догоняет резкий порыв ветра, который отправляет в вдогонку юноше очередной снежный ком. но ловкий кинжальщик уклоняется от такого непрошенного подарка и, хитро моргнув кому-то невидимому на улице, отворяет тяжелую дубовую дверь и проникает в спасительное тепло пивнушки.
    посетителей сегодня было не много. наверное, большинство завсегдатаев из-за погодных условий остались дома. окинув внимательным взглядом зал, ратт с удовольствием отметил, что в этот вечер мужской коллектив был разбавлен парой симпатичных незнакомых эльфиек. «то, что надо» - подумал про себя юноша.
    он ощутил знакомую приятную дрожь и волнение. нацепив на губы свою самую очаровательную улыбку, кинжальщик смело двинул к одной из прекрасных незнакомок.
    учтивое приветствие, легкое пожатие нежной руки. предложение угостить вином. согласие и одобрительная улыбка в ответ.
    «замечательно, сегодня не придётся засиживаться допоздна» - радуется юноша.
    веселая шутка, серебристый смех в ответ. и уже через час рыбка заглатывает наживку и твёрдо сидит на крючке.
    - может, прогуляемся? – многозначительно спрашивает ратт.
    - но там так холодно! – восклицает спутница.
    - я тебя согрею, - горячо уверяет ловелас, и девушка смущённо краснеет.
    они выходят на улицу, где, слава эйнхазад, снежная буря уже улеглась, и лишь ковёр белоснежного чистого снега тихо мерцает в свете одиноких фонарей. крепко прижав к себе спутницу, ратт нарочно проводит её домой самыми тёмными и кривыми улочками. ведь он преследует конкретную цель.
    наконец, дом прекрасной незнакомки. приглашение войти и вежливый отказ юноши. огорчённый вздох эльфийки и нежное касание мягких рубиновых губ на прощание.
    потом главное не медлить. под прикрытием спасательной тени ратт на всех парах улепётывает домой. а под кирасой, во внутреннем кармане, уже надёжно покоится кошелёк наивной «куропатки», украденный ловкими руками воришки.
    юноша спокоен. он знает, что мало кто заявит на него страже. более того, половина девушек сами возвращаются в таверну на следующий день, принося звонкую адену в кружевных мешочках для денег, с надеждой опять пообщаться с красавцем-ловеласом.
    да, едва ли это именно тот образ жизни, который он всегда мечтал вести. но что поделать, если честным трудом и охотой заработать на свою мечту невозможно. на той бечёвке, которую он приносит домой после напряженного дня битв с монстрами, можно разве что повеситься! путь "наверх" труден и требует больших денежных затрат.
    а цель оправдывает средства, не правда ли?
     
    Last edited by a moderator: Dec 13, 2013
    ЛяМур likes this.
  18. ДаВсеРавно

    ДаВсеРавно User

    Joined:
    25.10.12
    Messages:
    790
    Likes Received:
    133
    рыцарь плаща и кинжала: одал

    рыцарь плаща и кинжала: одал

    охотничий инстинкт


    ***​

    он ждал - спокойно, терпеливо, надолго замерев одной позе. летний полдень просачивался сквозь густую листву леса зеркал узкими солнечными лучами. светлые пятна неторопливо ползли по темной траве, образуя живой затейливый рисунок.
    наконец, пятно света достигло кончиков волос цвета гречишного меда, разбитых на пряди стебельками длинных трав. в свете солнца вспыхнули золотом легкие завитки, высветилось розовым длинное острое ушко. луч коснулся темных ресниц замершего в корнях гигантского дерева тела девушки. сидящий в паре шагов от нее темный эльф затаил дыхание, судорожно сжимая рукоять кинжала. но солнечный свет не потревожил вечный сон эльфийки, не дрогнули ресницы, не поднялась рука защитить глаза от яркого света.
    несколько часов напряженного ожидания можно было бы считать напрасно потраченными, но темный отлично знал цену спешки в таких делах. только неопытный наемник, выполнив заказ, сразу же бежит к телу жертвы, что бы взять какую-нибудь безделушку в подтверждение сделанной работы. после чего неопытных наемников зачастую становится на одного меньше.
    солнце ползло по небу, незаметно меняя узор теней. кровь давно перестала капать из пробитой стрелой груди девушки. странный заказ был выполнен, оставалось забрать трофей.

    ***​

    в хейне все носило на себе отпечаток эльфийской культуры. и даже забегаловка, в которой моряки перед дальним рейсом пропускали по рюмочке горючей жидкости, не избежала этого влияния. высокие стрельчатые окна с витражами, засиженными мухами, и оловянные бокалы, притворяющиеся серебряными - эльфийская роскошь и изящество, приспособленные к суровой жизни портового города. впрочем кусок мяса был неплох и по качеству и по размеру, да и пиво не вызывало отвращения. с остальным неприхотливый темный эльф легко мирился.
    разные мотивы приводят на скользкую тропку разбойничьей профессии: амбиции, месть или громкая слава обаятельных мерзавцев. не сказать, что бы остроухий отличался особой кровожадностью или хотел такой сомнительной известности, скорее в нем был силен охотничий инстинкт. и однажды он открыл для себя самый интересный объект охоты – других разумных существ. а если за это еще и платят… что ж, удовольствие да еще за деньги – совсем неплохо.
    забегаловка не пустовала никогда, чем и привлекала наемного убийцу. в толпе едящих и пьющих матросов и портового отребья, в своей поношенной куртке он ничем не выделялся, спокойно поедая крепко соленый и перченый кусок мяса и запивая эту жгучую смесь холодным пивом.
    в дверном проеме с вечно распахнутой настежь дверью возникла фигура, плотно замотанная в плащ. низко надвинутый капюшон не позволял разглядеть лица - незнакомец очень старался остаться неузнанным. весь этот маскарад не остался незамеченным, постоянные клиенты забегаловки оценили усилия гостя, провожая его любопытным взглядами. «лучше бы он ввалился кулем сшибая на пути табуреты …» - в темном эльфе заговорил возмущенный такой глупой маскировкой профессионал. мало того, что гость привлек внимание всех более менее вменяемых посетителей, так он еще и прямой наводкой прошествовал к столу в углу, где пил свое пиво наемник и драматическим шепотом сообщил, что у него есть дело, которое, несомненно, заинтересует темного эльфа.
    - дружище, что за маскарад?! у тебя что, паранойя обострилась? – пришлось остроухому выкручиваться самому, спасая в первую очередь себя, а заодно и неудачливого конспиратора. – садись, пивка выпей. эй, кто там? принесите еще пива моему другу!
    дружески обняв и стащив с головы капюшон, эльф усадил потенциального заказчика рядом, одними губами сообщит тому, что он умственно неполноценен и наивен до невозможности. посетители проводили жадными взглядами служанку, несущую еще одну кружку и кувшин с пивом, и потеряли интерес к развеявшейся интриге.
    -слушаю тебя, мой друг, - не понижая голоса, подбодрил гостя эльф. посетитель оказался молодым представителем человеческой расы. «искатель приключений» – решил для себя наемник: «и, похоже, уже их нашедший». однако присмотревшись чуть внимательнее, темный эльф признался сам себе, что поторопился с выводами. во взгляде парня не было ни страха, ни растерянности. гость уже понял, в чем ошибся и сориентировался в ситуации. так же, не понижая голоса, он спросил:
    - можете ли вы радикально решить мою проблему за соответствующее вознаграждение?
    - все зависит от соотношения сложности проблемы и величины вознаграждения, - усмехнулся такой официальной формулировке предложения кого-нибудь зарезать темный.
    - мне нужно, что бы одна леди исчезла, а ее ожерелье оказалось у меня.
    темный эльф загрусти. оказывается, его пытаются нанять для банального грабежа. в чем-то это было даже обидно. убить девушку – это так просто для него, он бывало ликвидировал лиц обличенных властью или именитых воинов. а тут… но глухо звякнувший о щербатую столешницу мешочек заставил его изменить свое мнение. объем кошелька позволял заподозрить, что все не так просто.
    - и что же это за несчастная леди?
    - девушка - эльфийка по имени фури, - начал подробно объяснять гость, - ее трудно не заметить с ее рыжим цветом волос. лично я больше рыжих эльфиек не видел.
    - я тоже, - рассеяно буркнул темный и отхлебнул пива. хмель уже отступал под воздействием проснувшегося охотничьего интереса, но прощаться с умиротворенным состоянием как-то не хотелось.
    - она часто мелькает здесь, в хейне. мне нужно ее ожерелье – золотая цепочка, на которой подвешены три капельки из прозрачного голубого камня. ничего сложного.
    - на первый взгляд, да… - протянул наемник. ему ли не знать, какими проблемами оборачиваются порой заказы, начинающиеся со слов «ничего сложного». темный эльф неторопливо отпил еще один глоток пива, на глаз оценивая вес мешочка. – с условием, что это задаток.
    теперь настала очередь гостя прихлебывать пиво, что-то взвешивая в уме. наконец он на что-то решился:
    - еще столько же после того, как отдадите мне ожерелье.
    - по рукам.

    ***​

    девушка была легка и грациозна. она юркой рыбкой проскальзывала сквозь базарную толпу, останавливаясь то у одного прилавка, то у другого. гном с лотком фруктов угостил ее яблоком, а у другого лотка она купила сережки с бирюзой, расплатившись парой потертых монеток. озадаченный торговец долго вертел в руках два золотых со странным рисунком – древняя адена очень давно вышла из обихода. эльфийка выглядела так мило и безобидно, что сам собой возникал вопрос, кому же могла помешать эта очаровательная девушка. но темный эльф не допускал таких вопросов, это было бы не профессионально. за свою богатую практику он не раз сталкивался с такими корыстными интересами и алчностью, ради которых легко пускались в расход и гораздо более милые и безобидные существа.
    он не пытался настигнуть фури в толпе и незаметно вогнать между ребер тонкий стилет. он просто отстраненно любовался своей будущей жертвой. наблюдал, как она легко перемещается среди плотного потока посетителей базарчика у пристани, как вода сквозь пальцы просачиваясь сквозь толпу. почему-то первое, что приходило на ум, глядя на эльфийку – это именно вода. каждое движение ее было плавным и завершенным, но каким-то неуловимым. хотя чему удивляться, ведь вода – стихия светлых эльфов. ярко-синий наряд и золотистые волосы делали ее особенно заметной на фоне серого портового скопища. а потом, как там самая рыбка, девушка будто нырнула в глубину и пропала из вида среди людского моря.
    эльф засуетился, пытаясь найти взглядом фури, но бесполезно. второй раз он наткнулся на нее совершенно случайно на центральной площади, где девушка босиком гуляла по неглубоким стокам для воды из фонтана. а потом снова будто растворилась, неторопливо свернув в одну из узких извилистых улочек, ведущих к небольшим пристаням с гондолами. заканчивался первый день охоты на рыжую эльфийку, а наемник все никак не мог определиться, как и когда нанести удар. инстинкт хищного зверя словно держал его за руку, советуя не торопиться.
    утром знакомая рыжая шевелюра мелькнула на площади у фонтана и чуть позже в храме. храм не кабак, народу там оказалось совсем немного. фури не стала преклонять колени и о чем-то молить богиню, не стала искать утешения или поддержки в беседе со жрецом. эльфийка простояла минут пятнадцать разглядывая статую богини, дерзко задрав голову и изучая ее почти как равную.
    а потом девушка сунула хранительнице портала монетку и унеслась неизвестно куда. пришлось и темному развязать кошелек с авансом. хранительница благосклонно улыбнулась ему. не первый раз она за сумму, в десяток раз превышающую стоимость обычного телепорта, охотно делилась информацией о своих клиентах. еще пару раз облегчив кошелек, наемник оказался в деревне охотников. солнце только-только выползло из-за крутых холмов, окаймлявших деревню. в глубоком ущелье под подвесными мостами гулял холодный ветер. но слушать ветер и любоваться косыми лучами, ласково светившими сквозь золотую листу девушка не стала.
    хранительница незаметно приняла тяжелые золотые монетки и тихо шепнула: «лес зеркал». а потом уже в открытую за одну золотую монетку перенесла темного эльфа в полумрак под кроны гигантских деревьев. синее платье мелькнуло на тропинке, ведущей к речке, а инстинкт четко шепну, что пора. эльф убрал за пояс тонкое лезвие стилета, и снял со спины тяжелый лук. когда то перед ним стоял выбор, что предпочесть: нести смерть с почти безопасного расстояния или встречать противника на расстоянии вытянутой руки. выбрав нож, темный тем не менее не расстался окончательно с возможностью нанести удар издали. бесшумно наложив стрелу на тетиву, он двинулся следом.
    девушка беззаботно шла по тропинке быстрым плавным шагом, как будто ей нечего было опасаться в этом лесу, даже без учета крадущегося за ней наемного убийцы.
    хрустнула ветка под ногой убийцы и фури обернулась на звук, все так же улыбаясь краешками губ. хищник в голове рыкнул, призывая нанести удар, и стрела сорвалась в стремительный полет. фури удивленно ахнула и медленно сползла на траву, цепляясь рукой за ствол гигантского дерева. сухая кора посыпалась из-под узкой ладошки, скользящей все ниже. синие глаза потухли и закрылись.
    темный эльф опустился на землю в пяти шагах от своей жертвы. спокойно отложил лук и достал клинок, и, замерев, начал ждать. солнце неторопливо ползло по небосводу, ожившие тени и пятна света медленно двигались по темной траве сумрачного леса. даже слепящий луч, упавший на лицо девушки не заставил ее пошевелиться. видимо сюрпризов можно было уже не ждать.
    наемник достал из-за пояса изрядно помятый свиток, который хранил заклинание, позволяющее моментально переместиться в ближайшее селение. развернул его и, поднявшись с земли, неторопливо направился к эльфийке. последний раз он позволил себе полюбоваться на золото волос и нежный профиль девушки, а потом потянул руку к неглубокому вырезу платья, в котором поблёскивало голубыми капельками заказанное ожерелье. легкого рывка хватило, что бы порвать цепочку и вот уже капельки улеглись в темной ладони убийцы. в тот же момент со страшной силой запястье наемника сжала тонкая девичья рука, а его взгляд встретился с узкими вертикальными зрачками рептилии, окруженных ярко-синей радужкой.
    свиток выпал из непослушных пальцев – пути к отступлению больше не было. померкло сияние солнечный лучей, заглушенное светом, окутавшим тело эльфийки. вспарывая платье из-за плеч выстрелили и развернулись гигантские темно-синие крылья. вихрь света и молний водоворотом закрутился вокруг меняющегося тела. откуда то сверху сыпались ветки, сломанные огромным телом дракона, возникшего на месте хрупкой девушки. когда погас слепящий водоворот в солнечных лучах вспыхнула и заиграла темно-синяя чешуя, окаймленная золотом. она покрывала длинное узкое тело дракона. гигантская рептилия расправила перепончатые крылья и, оглядевшись, склонила голову, рассматривая прижатого к земле когтем темного эльфа. устрашающий набор острых как иглы зубов и темно-синие глаза с вертикальными зрачками не оставляли сомнений в том, кто изучал свою добычу, в одно мгновенье превратившись из безобидной жертвы в грозного охотника.
    «фури. фафурион» - мелькнула мысль у темного. дракон озадаченно изучал жалкое тело под своей лапой – наемник на грани смерти заливисто смеялся.

    ***​

    за столом в портовом кабаке сидели двое: плотно закутанная в плащ девушка и темный эльф.
    - линд, ну я же не знала… - тихо сказала девушка и заправила под капюшон рыжий локон.
    к столу подошел пожилой гном в компании высокой орки-шаманки.
    - знакомься, фури, - сказал темный эльф. – это ант и вала. теперь нас четверо.



     
    Tenae, ЛяМур and Greshnica69 like this.
  19. Сурови

    Сурови User

    Joined:
    10.11.12
    Messages:
    605
    Likes Received:
    60
    рыцарь с ножом и в плаще...

    хотела добавить ещё карту местности, но что-то хз, как заливать это сюда. так и не разобралась пока:(
    ниже текста есть небольшой глоссарий (пока кривоватый, но надеюсь ещё исправлю), для тех, кто мало знаком с игрой, или, в частности, с тёмными эльфами и их историей:)
    отец

    “богиня помогает только сильным, запомни это”.

    - богиня помогает только сильным, - вполголоса повторил высокий тёмный эльф, размеренно шагая по дороге к храму шилен.

    яркие голубые глаза с бирюзовым отливом заволокла туманная пелена, и было заметно, что все мысли воина обращены в себя. коротко остриженные белые волосы открывали несколько старых, плохо заживших, шрамов на правом виске и шее. неулыбчивое лицо эльфа было спокойно и сосредоточено. лишь скользящая лёгкая походка выдавала напряжение воина. его тёмная, серебристая кожа создавала впечатление, что по лесу идёт не живое существо, а неслышной тенью движется призрак. за спиной тёмным шлейфом развевался плащ, а чёрный тяжёлый доспех был идеально подогнан под гибкое сильное тело. верных мечей, как и щита, сегодня он с собой не взял – они не понадобятся на обряде. только на поясе висели ножны с отточенными кинжалами, заботливо обработанными ядом зелёных тарантулов, обитающих в тёмном лесу, давшему его племени последнее прибежище.

    у входа в храм рахта накинул на голову капюшон и тихо прошёл внутрь. ритуал уже начинался. жрецы и сильнейшие маги дома шамари заняли свои места перед алтарём богини, образовав правильный полукруг. воины молчаливыми тенями выстроились вдоль стен. хотя, от кого тут было охранять, в колыбели их народа? и, тем не менее, этого требовал порядок: все ритуалы и обряды в храме шилен проводились под усиленной охраной. и, насколько знал рахта, на это были причины.

    а прямо перед изваянием богини стояла высокая темнокожая женщина в серебристом длинном платье. густые белые волосы мягкой волной опускались ниже спины. а тонкие нервные пальчики поглаживали костяную рукоять старого ритуального ножа, лежащего на алтаре.
    она казалась сейчас особенно прекрасной, но красота её была холодна, словно лёд. а надменность и жёсткость, сквозившие в каждом слове и движении “ледяной красавицы”, заставляли держаться от неё на почтительном расстоянии. что, правда, не мешало многим лордам засылать к ней сватов, да и самим периодически наведываться с предложением руки и сердца к высокомерной и гордой женщине. сильнейшая из волшебниц шамари, она бы никогда и не посмотрела в сторону простого воина. рахта прекрасно осознавал, зачем ей понадобилась связь с ним, и ашена этого особенно не скрывала. ведь мужчины её не интересовали в принципе. она уже давно отдала себя на служение шилен.

    фанатичная последовательница изгнанной богини, ашена всегда стремилась только к одному – к силе, больше ничто её не интересовало. она не гнушалась никакими способами, чтобы обрести больше власти, больше влияния, больше сил. привлекала к дому шамари сильнейших магов и воинов, кого-то через постель, кого-то заманчивыми перспективами, кого-то самым простым – золотом. для этой же цели служил ей и рахта, оставленный своей семьёй, как продолжатель рода. и только потому, что его прадед когда-то обладал немыслимой магической силой, хорошо запомнившейся до сего дня, и характерными для магов их семьи глазами – цвета старой бирюзы. дедулю, правда, его магический дар не спас от клинка в спине, но это уже мелочи, о которых никто предпочитал не думать.

    рахта же оказался в своей семье редким исключением, не имея даже малейшего таланта к магии. поэтому ему грозило пройти малоприятный обряд наложения клейма шилен, призванного усилить хотя бы его физические умения. тогда он, пятнадцатилетний мальчишка-подросток, ещё не знал, что этот обряд мог положить конец всей их линии, так как лишал воинов способности к зачатию, как мужчин, так и женщин. но судьба, или же боги, будто в насмешку, распорядились по-иному. сначала умер отец, оставив после себя только рахту и трёх дочерей. а потом какой-то странник в тёмном переулке гирана, походя, забыл свой нож в спине дедули, только накануне справившего свадьбу с очередной молоденькой жрицей.
    но сам рахта неплохо компенсировал нехватку магического дара отменным владением различными видами оружия: от простого и честного меча, до предателя-кинжала и арбалета, считающегося практически всеми воинами ближнего боя оружием трусов. в бою с рахтой сражаться было очень трудно, как воинам, так и магам. и, при всей свей немалой физической силе, он имел проницательный ум и чутьё, не раз спасавшие его в различных передрягах.

    словно почувствовав его взгляд, ашена слегка повернула голову в сторону рахты, искоса взглянув на него глубокими тёмно-серыми глазами. воин быстро опустил взгляд, уставившись в пол. он стоял немного сбоку от алтаря, поэтому мог прекрасно видеть маленький кулёк, завёрнутый в мягкие простыни, и лежащий на алтаре перед женщиной. лицо его окаменело, когда он разглядел торчащую из пелёнок крохотную ручонку спящего младенца. чувственные полные губы ашены скривились в усмешке, и она вновь повернулась к изваянию богини, взяв в руки изогнутый ритуальный нож. прикрыла глаза и начала тихо читать уже выученные наизусть от многих повторений молитвы.

    “если бы она родилась с магическим даром, всё было бы иначе, поверь…”

    это верно, всё сегодня было бы иначе… отстранённо подумал он, заметив одного из своих подчинённых, быстро спускающегося в помещение храма. эльф остановился у основания лестницы и активно жестикулировал, пытаясь привлечь внимание командира. рахта поспешно подошёл, и воин вполголоса доложил:
    - на северном берегу караульные заметили собак зары! высаживаются и строятся в боевом порядке, рахта.

    - хотят в гости заглянуть? - хмыкнул рыцарь, досадливо поморщившись, щит с мечом остались дома.

    - их очень много, - растерянно посмотрел на него воин, - несколько полных боевых групп.

    - хорошо подготовились… проводишь жрецов и магов – пусть помогут, - приказал рахта, затем вернулся к алтарю, - сегодня нам не должны мешать…

    он выбрал шестерых из полукруга, отправив их со всеми находившимися в храме воинами наверх. проводив их группу до выхода, рахта вернулся на своё место, встав рядом с одной из жриц.

    - эта зара совсем обезумела, если решилась напасть на нас в такой день, - хихикнула вполголоса молоденькая жрица.

    день воспоминания, то ли праздник, то ли день скорби. рахта так и не смог уразуметь до конца, что из себя представляла эта дата, все тёмные эльфы отмечали её по-своему. но якобы в этот день шилен была изгнана из мира, и на неё были наложены семь печатей, навеки погрузившие богиню в смертный сон. в этот день все эльфы по слову тетрархов должны были приносить к алтарям шилен свои жертвы. и ашена, как одна из верных последователей, приносила сегодня свою…
    а жрица, весело хихикая, продолжала говорить дальше, уже едва ли не повиснув на его плече:
    - глупая полукровка может стараться сколько угодно – наши маги всё равно сильнее.

    - да, сильнее… - окинув рассеянным взглядом храм, ответил рахта.

    девушка хотела сказать ему что-то ещё, не менее остроумное, но поперхнулась на вдохе и, изумлённо расширив глаза, медленно опустилась на колени. под ребром у неё торчала рукоять длинного кинжала. рахта выдернул нож и, перерезав им же жрице горло, быстро развернулся к стоящему следующим магу. бедняга не успел сотворить даже простейший вихрь, как один из клинков вошёл ему в шею почти по рукоять. рахта услышал испуганные и удивлённые крики и увидел, как рушится ровный строй полукруга. эльфы бросились от него врассыпную. лишь ашена осталась стоять на своём месте, продолжая читать молитвы к своей богине и подняв нож на уровень глаз, будто не видела и не слышала творящегося вокруг безумия. она была уже далеко отсюда, постепенно входя в состояние гипнотического транса. и, казалось, ничто не смогло бы сбить её.

    ближайшему из оставшихся двух жрецов рахта запустил в лицо маленький хрупкий бумажный шарик, лопнувший сразу же при столкновении. шарик выпустил из себя небольшую тучку ядовитой пыли, приправленной мельчайшим, перетёртым до состояния песка, стеклом. жрец заорал во всё горло и, закрыв руками пострадавшие глаза, попытался сосредоточиться и прочесть нужные молитвы. рахта, подскочив ближе, пнул его коленом в пах и рукоятью кинжала пробил висок. жрец, истекая кровью, рухнул бесформенным мешком на пол и больше не шевелился.

    ему пытались сопротивляться. двое оставшихся магов даже успели прочесть какие-то заклинания прежде, чем рахта настиг их. лишь последний жрец, увидев, что расправа неминуема, рванулся к выходу, даже не попытавшись помочь своим. его догнал кинжал, вошедший в спину по рукоятку. жрец рухнул, так и не добежав до лестницы.

    ровный голос ашены прервался на полуслове, когда клинок вошёл ей в лёгкое. кто-то вырвал из вмиг ослабевших рук ритуальный нож, и она начала медленно оседать на пол, пытаясь сделать хотя бы ещё один вдох. перед глазами всё больше разрасталась пугающая чернота, и женщина слепо таращила расширенные от ужаса и непонимания глаза на тянувшего к ней маленькие ручки младенца. сильные руки обняли за плечи и мягко опустили на холодный каменный пол, а над ухом прозвучал его тихий ровный голос.

    - боги помогают лишь сильным, верно? жаль, что ты решила убить нашего ребёнка, тогда бы сегодня всё было иначе…

    он закрыл переставшей дышать женщине глаза ладонью, быстро поднялся, забрал с алтаря дочь и бегом выскочил из храма.

    с другой стороны монументального строения уже был слышен шум нешуточного сражения. воины зары пришли уничтожить клан шамари. что ж, сегодня у них появилась такая возможность, весь цвет и сила клана осталась лежать бездыханными телами в храме своей богини. рахта, пригнувшись, и прижимая маленький кулёк к груди, прочёл короткое заклятие и скрылся в тени. не теряя больше драгоценного времени, он побежал к берегу, там его ждала привязанная и замаскированная от посторонних глаз лодка.

    засаду он сначала почувствовал, лишь потом заметил двух воинов, оставшихся на берегу охранять спрятанную лодку. выругавшись про себя – не успел, эльф начал лихорадочно соображать, как быть дальше. по лесу не уйти, тем более с младенцем на руках – везде снуют солдаты зары, море теперь тоже перекрыто. а зара, похоже, решила не отпускать их просто так… не то, чтобы он не учитывал подобного поворота событий, но разочароваться в ней было не слишком приятно.

    эльф, стараясь не попадаться на глаза, обогнул храм с деревней и направился к заброшенной школе тёмной магии. в её мрачные лабиринты редко кто рисковал соваться по доброй воле из-за нежити и демонов, обитавших там. сейчас же это было даже на руку. рахта пару дней назад зачистил и подготовил там для временного убежища небольшую комнатку. возможно, в школе им удастся переждать сегодняшнюю бурю, и уже завтра они смогут покинуть земли тёмных эльфов. навсегда.

    ***​

    зара вошла в храм и спустилась по широкой лестнице к главному алтарю. её взгляду предстала картина убийства и предательства. шесть тел в хаотичном порядке лежали там, где их настиг нож убийцы. было видно, что творившееся здесь безумие не тронуло лишь женщину, лежащую у алтаря – она ни на шаг не отошла от своей богини, даже когда её убивали.

    сама зара была очень хрупкой по строению, словно белокожие собратья, и небольшой рост лишь подчёркивал миниатюрность этой женщины. красивый разрез больших карих глаз достался ей от матери-воительницы. а вот серо-серебристая кожа имела слишком светлый оттенок, и частенько ей приходилось слышать нелестные слухи о том, что её матушка в своё время загуляла с заклятым врагом – светлым эльфом. и, учитывая грозившую начаться в любой момент очередную войну между соседними племенами тёмных и светлых эльфов, такие слухи совершенно не прибавляли ей симпатий среди старейшин племени и кланов.

    изрядно подлила масла в огонь этой топки и ашена, “вовремя” разорвав с ними, давними союзниками, все отношения и связи. и именно тогда, когда её помощь была особенно нужна. но зара выстояла. и справилась с этим неплохо. всегда холодный рассудок и жизненная мудрость, вкупе с железным характером, позволили этой женщине впоследствии довольно успешно руководить, пусть и не столь сильным, как шамари, но уверенно растущим и развивающимся кланом. да и боевые качества зара всегда ценила выше, чем магию. и сегодня лишний раз убедилась в правильности такого выбора. в магии зара видела только один несомненный плюс. неплохой магический потенциал, открытый в ней когда-то старым наставником, позволил ей избежать клейма. в этом тоже было определённое преимущество. если она сможет родить сильного чародея, их клан ещё больше укрепит свои позиции в иерархии племени. и сейчас, с уничтожением семьи шамари, это уже переставало быть только фантазией.

    - он сдержал слово, - хмыкнул вставший рядом длинноволосый тёмный эльф с насмешливым взглядом светлых серых глаз, его тонких губ коснулась лёгкая улыбка, когда он увидел лежащую перед алтарём женщину. - печально, что приходится убивать столь красивое создание.

    - передай мой приказ остальным, - тихим ровным голосом сказала она, - всех из дома шамари, кто остался – под нож. трупы сжечь. мне не нужны приемники мести. и ещё… найди предателя, шан, - приказала зара, - но пока не убивай.

    - как скажешь, - вздохнул эльф, быстро поднявшись на лестницу и скрывшись на улице.

    женщина подошла к телу своей давней соперницы и её губы раздвинулись в торжествующей усмешке.

    - предательство всегда возвращается, аши, - прошептала она, ехидно усмехнувшись, - передавай привет шилен, стерва, ты оттуда не вернёшься.

    ***​

    по белому каменному парапету школы чиркнула стрела, улетев вниз, на радость бродящей там нежити. рахта прянул в сторону, уворачиваясь от следующей стрелы, и краем глаза заметил стрелявшего. орк. в отрядах зары хватало разношёрстных наёмников, в том числе и орков, но именно этого рахта вспомнить не смог, хотя постарался хорошо изучить её воинов. эльф вновь прошептал заклятие и скрылся в тени. зелёный гигант, глухо выругавшись, опустил свой лук, казавшийся игрушечным в огромных лапищах, и прислонился, как ни в чём не бывало, к дереву. из земель тёмных эльф уже не уйдёт – отряды зары перекрыли все лазейки и проходы, даже тропы в горах, да и нападать остережётся, с дитём-то на руках…

    а рахта всё сильнее ощущал, что силки, расставленные вокруг него, затягиваются ещё туже. он шёл к горам, надеясь незаметно проскочить к топям, а оттуда можно было попробовать попасть в эльфийские земли. тоже мало приятного, но там его хотя бы не ищут. но надежды на то, что враг оставил ему хотя бы маленькую лазейку, таяли с каждой минутой. зара знала, что он не поверит в её великодушие. и подготовилась.

    предатель посмотрел на свою дочку и, слабо улыбнувшись, провёл жёсткими мозолистыми пальцами по нежной щеке ребёнка. она не спала, а, засунув в рот большой палец, смотрела на него большими и прозрачными, словно вода в ручье, глазами. а он только сейчас подумал, что ни во время побега, ни когда их атаковал лучник, малышка даже не пикнула, хотя не спала.

    - из тебя выйдет знатный боец, дочка, - улыбнулся ей рахта, - я позабочусь об этом…

    опытный воин, он знал, когда можно рассчитывать лишь на себя. рахта опустился на колено и, расстелив на земле свой плащ, завернул в него дочь, для тепла. потом осмотрел собственный доспех и оружие. тяжёлые латы для плавания не сильно годились, но выбора ему не оставили.

    берега их земель омывало холодное неприветливое море, разбивавшее ворчливые волны об острые скалы. на этом скалистом берегу рахта спрятал небольшую крепкую корзинку, чтобы в неё мог поместиться маленький ребёнок. он будет плыть, пока будет хватать сил, но её они не получат. ни шилен, ни её жрецы, никто. мелькнула мысль, что, если он не справится, они оба погибнут, но потом пришло обречённое понимание – их всё равно никто не пощадит. а так есть хоть маленькая возможность, что удастся выплыть. если не обоим, то хоть дочь волна может пригнать к более доброму берегу.

    он поднялся и хотел продолжить свой путь, но уже в обратном направлении, к морю, когда девочка в руках завозилась и захныкала, начав плакать всё громче и громче.

    - тише… ну, чего ты?.. – рахта удивлённо смотрел на младенца, понятия не имея, как её успокоить, и лишь спустя пару секунд заметил подходившего к нему со стороны дороги тёмного эльфа.

    он был высок, строен и гибок, словно ядовитая гадюка. хотя в каких-то землях шана так и прозвали, за использование яда на своих клинках. призрачный танцор, в совершенстве владеющий и техникой боя парными мечами, и тёмной магией. он многие годы совершенствовал свои умения и танцы, и в итоге добился небывалых высот – его считали мастером своего дела. и сражаться с ним сейчас рахта не имел совершенно никакого желания, хотя бы потому, что и сам не знал, чем может закончиться их поединок – как минимум они были равными противниками.

    - как трогательно, - улыбнулся шан, остановившись в нескольких метрах от рахты, - я и не подозревал, что ты такой заботливый папаша. ради одной малявки прирезать весь свой клан… свою семью…

    - уйди с дороги, шан, - тихо сказал рахта, напряжённо следя за противником, - мы договаривались, помнишь? я помогаю вам, вы оставляете меня в покое.

    - эх, - с показным сочувствием вздохнул шан, посмотрев на тёмное небо, - видишь ли, рахи, всё не так просто, как тебе кажется. зара очень хочет увидеть тебя и потолковать о чём-то. а я не мог ей отказать. ты же понимаешь: эти женщины… столь непредсказуемы.

    губы эльфа тронула едкая улыбка, и он вполне искренне рассмеялся собственной шутке, хотя взгляд его был по-прежнему серьёзен, и шан не забывал следить за каждым движением рахты.

    - да, и не все из клана шамари мертвы, как ты обещал, - тихо продолжил он, пристально смотря предателю в глаза. - хотел спасти маленькую мстительницу?

    - она никогда не узнает, кем была её мать, - глухо ответил рахта, в его голосе звучала плохо скрываемая мольба, - прошу, пропусти. ты же можешь и “не найти” нас…

    - хм. приятно чувствовать собственное превосходство, но я не привык терять голову… без обид, рахта, но зара дала ясно понять, что спустит с нас шкуры живьём, если мы тебя упустим. а моя шкура мне пока дорога… поэтому не делай глупостей, - взгляд шана перескочил на что-то позади рахты.

    рыцарь слегка повернул голову и увидел давешнего орка, медленно подходившего к ним. зелёный великан, подмигнув шану, вновь натянул свой лук, целясь в рахту.

    - да успокой ты уже эту вопящую мелюзгу! – сердито приказал шан.

    вот возни с младенцами им только не хватало…

    - ей надо сменить пелёнки, - ровным голосом ответил рахта, кожей чувствуя, куда целится лучник.

    - что угодно, только пусть заткнётся… - проворчал шан, отойдя от них ещё на пару шагов, - и давай быстрее.

    рахта кивнул, отвернулся от них и присел на корточки, опустив девочку на мягкую траву. развернул её, проверил пелёнки.

    - ну что там? – орк подошёл на шаг ближе, вытягивая шею в попытке рассмотреть, что делает эльф.

    рахта, вытянув пелёнку и прижав дочь к груди, мгновенно вскочил на ноги, развернулся к орку, и натянул эту пелёнку ему на голову, закрутив вокруг мощной шеи и заставив отшатнуться, развернулся, и во всю прыть бросился бежать к морю.

    - тварь! – рявкнул орк, пытаясь сорвать с головы детскую простынку.

    шан прорычал какое-то ругательство и рванул вдогонку за беглецом.
    но далеко уйти беглецам не позволили. наперерез выскочило сразу три дракона с наездниками на спинах, позади тоже слышался тяжёлый топот крупных зверей, и рахта остановился, затравленно оглядываясь и вытащив из ножен кинжал. его взяли в кольцо, и один из ящеров подошёл на шаг ближе остальных, направляемый властной рукой хозяйки.

    - здравствуй, рахта, - улыбнулась зара, насмешливо наблюдая за ним.

    - зара, - кивнул воин, пристально смотря ей в глаза, - я думал, мы договорились…

    - хотела удостовериться, что не обманешь, - просто ответила женщина, пожав плечами, - клану шамари нельзя доверять, забыл?

    - клана шамари больше не существует, - ровным голосом ответил рахта, он посмотрел на притихшую дочь и поднял на женщину прямой взгляд, - зара, примешь ли ты к себе двух беглецов?

    улыбка зары стала шире. она, ничего не ответив ему, молча развернула своего дракона и поехала прочь. её воины неторопливо потянулись следом за женщиной. а сжавшийся в ожидании удара рахта с удивлением почувствовал, как на плечи лёг тяжёлый тёплый плащ, а у него под носом вырос гигантский зелёный кулак и вкрадчивый тихий голос орка произнёс чуть ли не в самое ухо:

    - ещё раз такое сделаешь, сволочь ушастая, я тебя по уши в землю вобью. а вообще, малявке спасибо скажи, что не засранка оказалась, а то бы и вбил… - хмыкнул орк, слегка толкнув эльфа в плечо, чтобы шёл за остальными.

    ***​

    рахта вернулся домой, до последнего с трудом веря, что ещё жив сам, но самое главное, что у него всё получилось. пусть и немного не так, как планировал… эльфы в деревне бросали на убийцу косые взгляды, но рахта их не видел. его уже не тронут, не посмеют. теперь он – один из псов зары, предатель, убийца… да, она знала, кого надо набирать в свои ряды.

    он уложил дочь в люльку и только сейчас почувствовал смертельную усталость, навалившуюся на плечи. малышка ворочалась и хныкала, и рахта пошёл на поиски молока, вроде бы где-то ещё оставалось. кувшин с молоком отыскался на кухне, ашена не утруждала себя кормлением, поэтому её слуги покупали простое коровье. он, заполнив бутылочку, вернулся в комнату и с удивлением увидел стоявшую над люлькой зару. женщина с холодным любопытством рассматривала младенца, потом с интересом посмотрела на него.

    - ты уже дал ей имя? – спросила она, посторонившись, когда он подошёл к люльке, - или я могу посоветовать парочку...

    - у неё есть имя, - ответил рахта, наклонившись к дочери, - али, алиэнтэль.

    - хм, главное, что не ашена, - усмехнулась зара, - а так хоть сусликом назови.

    - ты только из-за имени пришла? – покосился на неё мужчина, когда девочка наелась и уснула.

    эльф, убрав бутылочку с молоком, укрыл дочь и повернулся к женщине, смотря ей в глаза. зара провела рукой по волосам – этот жест всегда выдавал её, женщина откровенно трусила сейчас.

    - рахта, - она попыталась придать голосу твёрдости и улыбнулась, - я понимаю, почему ты сделал это. не думай, что я такое же чудовище, как аши… я не хочу повторять её ошибок, - тихо проговорила она, смотря ему в глаза.

    рахта хмыкнул, задумчиво смотря на женщину, но она совершенно ничего не могла понять по его взгляду, злится он, или нет. она не отвела взгляд и продолжала ещё тише:

    - и я прекрасно понимаю, что, если совершу подобную ошибку, меня может ждать её участь.

    - замечательно, что ты это понимаешь, - серьёзно ответил рахта.

    а зара будто окончательно утонула в этих бирюзовых глазах. может, какой-то магией он и владеет? возникло понимание, что пожелай он с ней расправиться сейчас, то она даже сопротивляться не сможет.

    - я поняла это, как только вошла сегодня в храм, - ответила женщина, вплотную приблизившись к нему и положив маленькую ладошку ему на грудь, - и к нам приняла тебя только по одной причине…

    - и по какой же это? – усмехнулся он, обняв её за талию.

    она прижалась к нему и прошептала уже едва слышно:

    - чтобы ты и наших детей защищал так же, как свою али.


    глоссарий(будет редактироваться и пополняться)
    шилен
    одна из дочерей эйнхасад – верховной богини континента и грэн-каина – бога разрушения. когда-то владела силой стихии воды, но в наказание за порочную связь со своим отцом была лишена этой силы и стала богиней смерти. её так же называют богиней разрушения, что не очень верно, так как двух богов разрушения быть не может. после своего изгнания она породила шестерых великих драконов. так же считается, что все демоны этого мира тоже являются её детьми. с помощью сил драконов и демонов развязала войну с богами, в которой проиграла и потеряла практически всех своих детей. после этого она создала преисподнюю, где могли укрыться души её детей и всех, кто пожелал сбежать с практически разрушенного после войны материка (более подробно история шилен описана в энциклопедии игры).

    тёмные эльфы
    изначально раса эльфов была едина, но со временем разделилась на два противоборствующих лагеря. темные эльфы получили свое название благодаря пристрастию к черной магии, с помощью которой они пытались выиграть войну против людей. поклонение культу тьмы не принесло ожидаемых результатов. они проиграли, но по-прежнему продолжают свое темное ремесло. внешне темные эльфы похожи на обычных эльфов, но есть некоторые отличия — темные эльфы выше ростом, у них серо-синяя кожа и волосы цвета серебра. темные эльфы являются последователями шилен, богини смерти.
    так же в некоторых источниках, если покопаться, можно найти информацию, что тёмные были созданы шилен уже после её изгнания.

    деревня тёмных эльфов
    начальная деревня темных эльфов, колыбель падшей расы, где они были обречены несколько столетий жить в ожидании снятия проклятия. место, куда тысячу лет назад пришел волшебник даспарион, чтобы обучить эльфов чёрной магии.
    деревня расположена в огромной подземной пещере, в глубине туманных гор. высокий потолок деревни держится на металлических опорах. ниже расположено темное озеро, в центре которого стоит великая статуя шилен.

    храм шилен
    святилище, где служат богине, а также место, где молодые темные эльфы изучают науки, основы боевого искусства и магию.

    тёмный лес
    большой лес, где народ темных эльфов жил с древних времен, но теперь это место осквернено варварами, гоблинами и орками.

    топи
    говорят, они появились от силы черной магии, которая была использована в войне с эльфами. отвратительные монстры живут там.

    нейтральная зона
    территория, образованная в результате мирного соглашения со светлыми эльфами.

    школа тёмной магии
    подземный комплекс, где раньше проводились научные исследования. теперь он заброшен и никому не нужен, поэтому там могут обитать странные монстры. встречаются смельчаки, желающие проверить свою храбрость и мужество там.

    светлые эльфы
    были созданы богиней воды шилен (ещё до её падения). после изгнания шилен, эйнхасад передала управление этой расой в руки своей младшей дочери евы. поскольку светлые эльфы были созданы богиней воды, они очень трепетно и уважительно относятся к водной стихии и к природе в целом. эльфы обладают стройным, подвижным телом, удлиненными ушами, а также изящными чертами лица. во времена гигантов светлые эльфы обладали большей властью и силой, но потерпели поражение и утратили свой привилегированный статус. в настоящее время светлые эльфы обитают в лесах мира lineage2.

    рыцарь (храмовник) шилен
    рыцарь (или в игровом сленге просто – танк, шк) расы темных эльфов. носит тяжёлые доспехи, меч и щит. так же владеет особым умением “авангард”, в котором может использовать парные мечи, ради увеличения физического урона, наносимого врагу. владеет тёмной магией, ослабляющей противника в бою, и вампиризмом. может призвать на врага молнию, способную парализовать на какое-то время.

    танцор смерти (призрачный танцор)
    воин расы темных эльфов. без него не обходится практически ни одно сражение. один из самых красивых персонажей в lineage 2. мастер сдвоенных мечей. для его танцев они обязательны, и они же дают ему преимущество в атаке.
    все его умения нацелены на атаку — танцы повышают физическую атаку и её скорость и тому подобное. редко, а точнее — практически никогда, носит щит, из-за своей привязанности к сдвоенным мечам.
     
    Last edited by a moderator: Dec 13, 2013
    Tenae likes this.
  20. Razora

    Razora User

    Joined:
    20.06.11
    Messages:
    228
    Likes Received:
    103
    1. серийный убийца
    2. кошмар из моря спор
    3. неудавшийся герой
    4. ложное серебро

    щадящий вариант :)
    лестер эйрлэттен, красавчик-эльф и столичный кутила, окружен любовью, богатством и… скукой. но все меняется, когда он узнает, что его лучший друг деланар айрон – маньяк, а возлюбленная хелена – воровка. делан на глазах лестера и хелены убивает николаса, брата эльфа. поскольку все теперь замешаны в серьезном преступлении, троица вынуждена бежать из адена. по пути им встречается молчаливый орк по имени янго, которого деланар соглашается пощадить взамен на помощь в дальнейших приключениях.
    тем временем, лестера, страдающего лунатизмом, без конца посещают видения о бледной девушке, зовущей его. повстречав агату, в которую они с деланаром были влюблены в детстве, лес решает, что она та, что он искал. эльф похитил девушку из монастыря безмолвия, но, кажется, она не слишком ему благодарна.

    рыцарь плаща и кинжала: одал

    трогательным ножичком пытать свою плоть…​


    хелена и агата хлопотали у печи. зрелище было чудное: зазнайка и профессиональная воровка пытались разжечь огонь, но у них не выходило ровным счетом ничего. агата рассказывала хелене историю своего происхождения и попутно бросала на меня полный гнева взгляд, словно надеясь, что после ее черной неблагодарности и оскорблений я вновь приду ей на помощь.
    но откуда мне было знать, что она сама остриглась в монахини, а не свихнувшийся родитель запрятал ее туда?
    не выдержав, агата уперла руки в боки.
    - лестер эйрлеттен, - холодно произнесла она. – или ты немедленно мне поможешь, или – я вышвырну тебя вон!
    физически, конечно, хромоногая, подслеповатая и тщедушная девица совершить этого не могла, но я предпочел послушаться: ветхий домишко, в котором мы остановились, принадлежал ей. никто не интересовался откуда у нее ключи от этой хибары, находящейся на столь глухой окраине руны, что, стоило выйти, как в нос ударял запах тухлого мяса, доносившийся из леса неупокоенных. положение агаты позволяло иметь несколько домов, правда, я ожидал, что они будут приличней.
    за прошедшую неделю мы успели распределить обязанности: женщины нашего отряда занимались домашним хозяйством, мы с янго ходил на охоту, а делан, дабы защищать барышень, оставался в доме. несомненно, хелена могла постоять и за себя, и за агату, но последней об этом знать не стоило. вряд ли агата сумела бы спокойно принять тот факт, что в нашем отряде есть воровка.
    но сегодня делан не сумел остаться. пару дней назад в лесу неупокоенных на исследовательский отряд напали. трое убиты, четверо тяжело ранены. в руне не нашлось свободных целителей, и деланар вызвался спасти несчастных за небольшую оплату. была определенная ирония в том, что тот, кто нанес им увечья, их и залечит. но одно скорее походило на сарказм самой жизни: кому-то нужно было остаться с женщинами, и эта участь выпала мне.
    вскоре подоспел обед. агата уже заканчивала историю, и хелена, заслушавшись, едва не разбила тарелку.
    - подожди-ка. но как это объясняет твои дивные формы? - растеряно промолвила хелена, разглядывая слишком пышные грудь и бедра для самой бледной темной эльфийки во всем эльморедене. – неужели ты – тот самый поцелованный зимой из истории? – не веря своим ушам, хелена беспардонно потыкала пальцем агату, желая убедиться, что та не мираж. – это значит, что ты… наследница лорда шутгарда?!
    агата смущенно уставилась на свои бледные руки, лежащие на столе. глубоко вздохнув, она произнесла с детства заученную фразу:
    - лорд райс дал мне жизнь и имя. я не смею желать большего. прочие его отпрыски куда больше заслуживают наследства.
    хелена смерила агату туманным взглядом и задумчиво прикрыла глаза.

    сердце, омываемое приливами страха, бешено колотилось в груди. мои ночные хождения так и не прекратились. несколько дней назад я проснулся в комнате у ненавистной агаты. в тот раз мне повезло: она не проснулась – но кто знает, что могу учудить в следующий?
    чтобы развеяться, я направился в сторону руны, не допуская появления в голове дурных мыслей. не знаю, сколько бы продолжалась бесцельная прогулка по глухим переулкам, если бы впереди не показался знакомый силуэт. было не слышно, о чем хелена разговаривала с незнакомцем, они были слишком далеко. дождавшись, когда они разойдутся, я подошел к девушке.
    - кто это был?
    - ты опять бродишь по ночам, лес? – хитрые глаза скользнули по мне. – я не обязана отчитываться перед тобой.
    я не задавал больше вопросов, но про себя сделал определенные выводы, о которых утром поведал деланару.
    - ты думаешь, что она предала нас? – задумчиво протянул он, выслушав меня. – в другое время, я бы решил, что в дело в очередной раз вступила твоя мнительность. но теперь, когда шайка разбойников постоянно бродит поблизости нашего укрытия, я думаю, что в твоих словах есть смысл…
    - разбойники? – удивился я. – то есть, те жертвы в лесу – это не твоих рук дело?
    - нет, лестер. я бы не стал исцелять тех, кто попал под мою карающую длань. я последовательный человек. к тому же, я целитель, не забывай. моих сил не хватит, чтобы справиться с целым отрядом.
    все сходилось. хелена продала нас. денег у нас было немного, но этого хватит, чтобы раззадорить разбойников. те без пощады прикончат нас и отдадут хелене измученную, изувеченную, изнасилованную агату. воровка потребует выкуп у лорда райса, но тот… я покачал головой, вытряхивая из нее фантазии. но долго ли это останется лишь плодом моего воображения? я хорошо помнил, как жадно вспыхнули глаза хелены, когда она узнала о знатном происхождении агаты.
    не нужно было говорить лишних слов. делан знал, что делать.

    истуканами мы стояли у постели хелены. ее кинжал сверкал в руках деланара. в последний раз я смотрел на ее лицо, лицо миловидной простушки, и мало-помалу сердце наполняли сомнения. но как бы тепло я не относился к предательнице, она не изменит своего отношения ко мне. я слегка ткнул деланара в бок, поторапливая. дернувшись, кардинал вздохнул и наклонился над хеленой.
    - ох, делан, проклятый ты извращенец, - хрипловато со сна хихикнула разбойница, еще не до конца осознавая происходящее. – неужели маменька не учила тебя не вламываться посреди ночи в покои леди, да еще и с кинжалом в руке? – рот ее продолжал издавать сдавленные смешки, но на лбу сошедшиеся брови образовали глубокую морщинку, изображая серьезную мыслительную деятельность. – с кинжалом? что это значит?
    поскольку деланар казался растерянным еще больше, чем потенциальная жертва, я решительно выхватил у него оружие. рука, вытянувшая кинжал в сторону хелены, дрожала, как осенний лист. я легко ткнул женщину в плечо острием, пытаясь издать боевой клич, но голос сорвался, и изо рта вырвалось лишь тоненькое девичье визжание. хелена вальяжно растеклась по кровати, оценивающе рассматривая меня.
    - что ты делаешь, лес? – вкрадчиво поинтересовалась она. – неужели сир пискля удумал убить меня?
    мы молчали, отведя глаза. отчего-то мы испытывали что-то сродни стыду, хотя убийство разбойницы, воровки и предательницы, было делом в высшей степени благородным.
    - ясно, - женщина понимающе кивнула. – могу я хотя бы узнать за что?
    - причин более чем достаточно, - сквозь зубы бросил я.
    криво улыбнувшись, она напоказ закатила глаза.
    - а если я закричу? даже если янго и агата не успеют спасти меня, вам все же придется объяснить, зачем вы сделали это. но, если вы сообщите, что я воровка, то глупый янго непременно поинтересуется, почему вы решили убить воровку, а убийцу – оставили? – она желчно взглянула на деланара. – агата ведь дико расстроится, если узнает, что ее милый друг детства – маньяк, а?
    рот кардинала скривился от ярости.
    - уходи, - тихо и властно промолвил он. – и не смей возвращаться.

    ***
    ноги хелены утопали в земле, размытой дождями. капли стекали по лицу, добавляя картинной трагичности. забравшись под раскидистую еловую ветвь, женщина ухмыльнулась. она давно собиралась уйти, так что обстоятельства ей даже на руку. хотя было немного не по себе оттого, что ее прогнали.
    - я бы точно сама ушла, - промолвила она, сворачиваясь калачиком, стараясь сберечь тепло.
    ночь вместо сна дарила хелене тяжкие размышления. она думала о том, что жизненный путь – жестокий скульптор. все, что было с ней или еще с кем-либо в прошлом, невольно давало знать о себе в настоящем. к примеру, лестер, несмотря на все произошедшее за последнее время, по-прежнему оставался избалованным мальчиком. он взвизгивал при виде жука, морщился, встречая калек, приносил с охоты вместо добычи какие-то травы, по его мнению, улучшающие состояние кожи. деланар, с легкостью вспарывающий животы, становился похожим на затравленного ребенка при одном только взгляде на любовь его детства, агату. да и прошлое агаты нагло влезло в настоящее, стоило лишь спросить ее о наследстве. хелена была сиротой, потому отпечатком в настоящем были одиночество и недоверие.
    иногда говорят, что сирота – это тот, у кого нет родителей. это чистая ложь, и женщина хорошо знала это. нет родителей только у эйнхасад и грен каина. у сирот родители есть. родители предавшие их. будь то собственная смерть, потеря или похищение дитя – это предательство. во имя собственного ребенка они должны были выжить или, на худой конец, забрать ее с собой.
    хелена судорожно обняла себя руками. столько времени прошло, казалось, что годы вырвут тот эпизод из памяти, но картинка в голове оставалась до боли четкой. вот она, пятилетняя девочка, стоит перед добротным домом ее семьи. дом охвачен огнем, картина жуткая и завораживающая. кажется, слышатся крики ее мамы. лицо и оголенные руки даже сейчас, спустя почти двадцать лет, чувствовали жар пламени.
    имя сестры уже истрепалось, разложилось на буквы и слоги, из которых никак нельзя было сложить целого слова. но как она дико барабанила в окно, как разевала рот, то ли задыхаясь, то ли что-то пытаясь сказать, хелена не могла забыть, как ни старалась.

    днем глудио большой город, в котором все жители приветливо улыбаются путнику и даже чужестранцу кажется, что он дома. но ночью, когда кровавая луна смеряет презрительным оком землю, он, словно оборотень, надевает новую личину. даже если по улицам будет бежать маленькая девочка в одной только легкой пижаме, плакать и звать на помощь, никто не откликнется. слышится шорох за одним окном, но тут же грубо закроются ставни. кому-то неохота лезть в чужие дела, кому-то завтра ранним утром идти в поле, и он не может тратить драгоценное время на визгливых девчонок, а кто-то, вырвав рукав из цепких маленьких пальчиков, цинично процедит:
    - что, хелена, дом твоего папаши горит? поделом мерзавцу, нечего было такие цены загибать в своей паршивой таверне!
    забежав в темный переулок, девочка облокотилась на стену и не верящими глазами уставилась в пустоту. разве могло это произойти на самом деле? разве могло все то, что она любила, в одночасье превратиться в прах и пепел? закрыв лицо ладонями, она громко зарыдала.
    - тише, - послышался мальчишеский голос. – не плачь. горести часто случаются, но моя мама говорила, что это оттого, что боги приберегли для нас иную дорогу.


    хелена сидела в вонючем кабаке, ожидая свою порцию эля, и размышляла, куда ведет эта дорога теперь. было несколько странным, что боги выбрали для нее путь скорби, преступлений и лишений, но, несмотря на всю извилистость этой дорожки, свернуть с нее было невозможно.
    куда теперь? вновь надеть личину обеспеченной барышни и обчищать богачей? или же… о, нет, нет, любой план был недостаточно хорошим, пока перед глазами стояло обиженное лицо лестера, бормочущего что-то о предательстве.
    - и как же я предала вас? – через плечо спросила женщина перед уходом.
    - ты продала нас.
    женщина не стала тогда спорить с глуповатым эльфом, но ее глаза мгновенно превращались в гневные щелочки, стоило вспомнить ту фразу. если она продала их, то где ее адены? где звенящие, блестящие кружочки, от которых теплеет на душе? всегда обидно, когда тебя обвиняют, особенно – не заслуженно. стоило проучить их, ведь если кто и был настоящим предателем, то это они.
    - продала их? – вслух произнесла хелена, не обращая внимания на заинтересованные взгляды посетителей гадкой забегаловки. – еще нет, но обязательно продам.
    неужели лестер думал, что она спустит с рук унижение лишь потому, что они провели немного времени вместе? нет, хелена не видела в нем друга. но, кажется, когда-то давно был один мальчик, похожий на лестера. очень дорогой ее сердцу…

    - сюда, сюда, - кинни, мальчик-эльф, забравший хелену из переулка, единственный во всем глудио не спрятавшийся от малютки за щитом равнодушия, призывно махал ей рукой. – тут они нас не найдут.
    за стеной, совсем близко, послышался топот железных сапог и нервные выкрики. стражники потеряли из виду оборванцев, укравших две буханки хлеба, и были крайне недовольны. когда шаги отдалились, кинни рассмеялся.
    - пронесло, - он сжал руками щеки девочки, так, что губы ее смешно оттопырились. – слышишь, хелена? ох, и повезло нам сегодня!
    девочка грустно опустила глаза. сегодня им повезло, но повезет ли завтра? рано или поздно стражники схватят их. это неизбежно, учитывая, что все в городе хорошо знали их в лицо. погони, унижения, голод – вся их жизнь в трех словах. воспоминания хелены о доме и горячей и вкусной еде были слишком свежи, чтобы быстро привыкнуть к новой жизни.
    - это ничего, - теплая рука кинни мягко обхватила пухлую ладошку девочки. – я слышал, в дионе орудует шайка разбойников. ты не поверишь, там все до единого – дети, такие же, как мы. но настоящие разбойники! я стану лучником, а ты будешь ловко орудовать таким бо-о-льшим ножиком… как же его?.. кинжалом, во! а потом сам король заметит, какие мы опытные воители…
    - хватит, - попросила хелена. им ни к чему были ложные надежды. хватало единственной: что когда-нибудь они уснут сытыми. – мы ведь еще даже не знаем, примут ли нас те ребята.
    вечером, в разграбленной, полуразрушенной таверне отца хелены, дети лежали на пыльном полу, думая о будущем, ждущем их в дионе. кинни смотрел на звезды сквозь прорехи в потолке и, не стесняясь, делился все новыми и новыми мечтами. перевернувшись на бок, хелена подперла щеку рукой и посмотрела на мальчика.
    - я бы ни за что не пошла в дион к каким-то чужим ребятам, - прошептала она. – если бы не ты, кинни, мой… мой суженый.


    в поисках старого знакомого хелена бродила по дорогим кварталам в верхней части руны. стражники провожали ее взглядами, словно грязный плащ служил уже достаточным обстоятельством для подозрений.
    на площади показывали немудреное представление. менестрели пели всем наскучившую песню. лучники стреляли по мишеням. остановившись, хелена пустыми глазами посмотрела на народ, галдящий и веселящийся. рука потянулась к кинжалу и, резко вырвав его из поножей, метнула наугад.
    - в яблочко! – закричал кто-то из толпы и захлопал в ладоши.
    хелена обернулась. в самом сердце мишени, как дротик, дрожал кинжал.

    - в яблочко! – весело вскрикнул кинни, когда ржавый ножик хелены в очередной раз достиг нарисованной цели.
    остальные ребята стояли чуть в стороне, недовольно поджав губы. они проиграли спор – десять из десяти раз хелена попала в цель – а потому теперь должны были взять пришедших в свою шайку. с трудом выудив нож, накрепко застрявший в мишени, девочка обернулась к малолетним разбойникам и с ухмылкой сказала:
    - неужели вы не скажете даже «добро пожаловать»?
    этой фразой ознаменовались их перемены в жизни, но нельзя было сказать, что перемены к лучшему. теперь сворованное нужно было делить на всех – на полтора десятка сопляков, считающих, что они должны получать большую долю только оттого, что дольше состоят в этой шайке.
    их было много, и это делало беспризорников яростными, как буйволы, неистовыми, как кельберосы. иногда они воровали, но чаще промышляли разбоями. хелене это претило: существовало множество способов обманывать и обворовывать, но ее подельники выбрали худший. единственное, что давало сил хелене открывать глаза очередным днем, единственное, что давало ей силы, чтобы вдыхать воздух и продолжать жить – это кинни.
    каждый месяц делал его красивее, совершенные эльфийские черты все сильнее проступали на его лице. его тело закалялось, вытачивалось ежедневными нападениями на жителей диона, становясь похожим на тело грациозного зверя. но это не последнее, что он приобрел от животного – ожесточенность вплелась в каждую изящную мышцу. однажды он избил хелену за то, что она вылезла из укрытия слишком рано, и жертва смогла избежать запланированной беспризорниками участи. но даже это не уменьшило ее преданную любовь к мальчику.
    все шло по накатанной, несколько лет смешались в голове в один бесконечно долгий день, в котором хелена без конца работает на других детей, получает от стражников или тех, кто смог за себя постоять. так бы могла пройти целая жизнь, если бы одним ярким дионским утром девочку не подняли на ноги взволнованные крики отряда оборванцев.
    - обыщите всех! – верещал парень по прозвищу лорд, вожак их банды. – найдите мне крысу!
    все накопленное, все награбленное за несколько месяцев исчезло за несколько дней до намеченной дележки. предателю не на что было надеяться: разъяренные дети стали подобны голодным фенрирам, напавшим на след добычи. сжав зубы, они следили друг за другом. хелена любила заявлять, что, когда они найдут предателя, она собственными руками вспорет ему горло. но в воображении предатель всегда был безликим, а потому девочка растерялась, когда лорд толчками вывел его перед всеми.
    - ну же, хелена, вспори ему горло, - процедил вожак. – ты ведь так хотела этого.
    напротив нее, опустив белокурую голову, стоял кинни.

    сон не шел. хелена ворочалась на жестком соломенном матраце, лежащем на засаленном полу гадкого постоялого двора. завтра была назначена встреча с человеком, который захотел купить информацию.
    - человек и эльф разыскиваются в адене за убийство. они дети богатых родителей, так что сперва рекомендую предложить их выкупить семьям, и только в случае отказа сдавать страже, - говорила она. – орк – послушный и непритязательный, может стать хорошим слугой. там будет еще девушка. ее не трогайте, она не имеет никакой ценности.
    это не агата прогнала ее прочь, а потому вряд ли стоило продавать о ней сведения. а вот деланар и лестер заслужили мести. хелена понимала это, но сон по-прежнему не шел. как всегда не вовремя просыпалась совесть и острыми клыками впивалась в сердце.

    - я не могу его убить, - исступленно качала головой девочка. – это же мой лучший друг.
    кинни стоял на коленях, но в его васильковых глазах плескались презрение и гордыня. все в отряде проклинали его, но, казалось, он сам себя виновным не считает.
    - лучший друг? – процедил лорд, отвешивая хелене оплеуху. – так может вы собирались поделить награбленное на двоих? кинни – предатель, и ты тоже станешь предательницей, если не убьешь его.
    вскоре лорд и остальные ушли, оставив их втроем – кинни, хелену и ее старенький, но острый нож. хелена подошла к связанному мальчику и, опустившись на колени, обняла его за плечи. один или вместе с ней – он должен был умереть. но хелена хотела жить, и потому почти забытое умение плакать просыпалось в ней.
    - зачем ты это сделал?
    - я устал, - тихо сказал он. – я хотел сбежать с тобой, хотел, чтобы мы вновь стали свободными… убей меня, пока я не начал в полной мере бояться умереть.
    отстранившись, хелена зажмурилась и замахнулась ножом. в последний момент страх ударил девочку по руке, и, соскользнув, оружие впилось в мягкую кожу над ключицей кинни. дернувшись от острой боли, мальчик вскрикнул.
    - нет! – ужас сделал глаза хелены похожими на блюдца. не думая, что причинит новую боль, она резко выдернула нож, и, заворожено глядя на струящуюся алую жидкость, покачала головой: - я не могу убить тебя. беги, кинни. беги из диона прочь. я не могу предать тебя.
    резко разрубив веревки, сковывающие мальчика, хелена помогла ему встать. держась за рану, мальчик побежал, но в последний момент остановился, пронзительно глядя на хелену. то ли от ветра, то ли от боли, то ли от неведомой печали влажно сверкали его глаза. стоя по колено в зеленой траве, кинни сказал тихо, но отчетливо:
    - ты уже предала меня.

    человек, с которым видел ее лестер той злополучной ночью, обещал ей хорошее вознаграждение за одно простое убийство. она, не раздумывая, отказалась: кинжал – смертоносен, но самой хелене не нравилось нести смерть. но теперь только часы разделяли женщину от убийства. она не питала ложных надежд, она знала наверняка, что предавая лестера и деланара, убивает их.
    жизненный путь – суровый скульптор. из кого-то он сделает тряпку, из кого-то – героя. из хелены он сделал тень.
    тени не знают светлой стороны, как хелена не знала иной дороги.

    - хелена, ты мой лучший сотрудник, - лорд потрепал девушку по плечу. – я горжусь тем, что в моем отряде есть люди, подобные тебе.
    десять лет – долгий срок. за это время хелена превратилась в хорошенькую девушку и, что лучше, в профессиональную воровку. ни один замок не мог перед ней устоять и ни один враг. тем, кто попадался на пути ее кинжалу, оставалась лишь призрачная надежда выжить, но никогда хелена не наносила смертельного удара, как не нанесла и кинни.
    за эти же десять лет лорд стал одним из самых уважаемых людей диона. официально он звался «торговец ричард жеаль», правда, торговал он в основном краденым. в тот день он вызвал хелену, чтобы отблагодарить за долгие годы верной службы.
    - ты мой лучший сотрудник, - повторил лорд. – жаль будет потерять тебя.
    трое телохранителей накинулись на девушку. резко вырвав из ножен кинжал, хелена взмахнула наугад. удар пришелся по горлу одного из напавших, но был слишком слаб, чтобы свалить его с ног. разъярившись, он заломил хелене руки, позволяя остальным наносить удар за ударом.
    после была только тьма и боль во всем теле.
    когда сознание вновь вернулось к ней, она в отчаянии открывала и закрывала глаза: тьма была столь непроглядной, что девушке показалось, будто она ослепла. объемы пространства не давали ни встать, ни размяться. хелену везли в неизвестном направлении в чем-то, напоминающем бочку.
    прошла пара дней или неделя – девушка совсем потеряла счет времени – перед тем, как ее выбросили на землю. затекшие ноги не позволяли ей встать, а глаза, ослепленные дневным светом, не могли ничего разглядеть. несколько часов она лежала без движений, упиваясь отчаянием. неожиданно что-то заставило хелену оторвать голову от земли. опираясь на руки, она попыталась встать.
    - голоса, - прохрипела она. – голоса… близко город.
    шатаясь, нагая и измученная, разбойница брела на звуки. чем ближе она подходила, тем отчетливее слышались звоны скрещенных мечей, выкрики заклинаний, стенания павших. во всем адене было только одно место, где собирались воители, дабы испытать судьбу. хелена хорошо знала этот город. ее родина, глудио.
    дождавшись ночи, она, обернувшись в найденную тряпку, брела по мощеным дорожкам. таверна отца как нельзя лучше подходила для временного убежища. но, достигнув ее, хелена в недоумении уставилась на здание. в то время, как остальные дома обветшали, таверна похорошела: отремонтированная, отделанная добротным деревом и источающая столь дурманящий аромат пищи, что изголодавшийся желудок сжимался в ком.
    хелена нерешительно приоткрыла дверь. хозяин стоял к ней спиной, раскладывая посуду.
    - о, наш самый долгожданный гость, - негромко промолвил мужчина, обернувшись. – я знал, что ты непременно придешь сюда, хелена.
    с легкой улыбкой на устах на нее смотрел кинни.


    покупатель сведений торговался. хелене это было не по нраву. в конце концов, когда-то она делила постель с лестером, и не хотелось продавать его за гроши.
    - по рукам, - наконец согласилась женщина. – вы сможете их найти…
    неожиданно что-то заставило ее оборваться на полуслове. деланар и лестер говорили что-то о разбойниках в лесу. тогда она подумала, что те просто хотят от нее избавиться.
    - тироль возьми, - по-рунски ругнулась она, прикрыв глаза рукой. – проклятые идиоты.
    человек недоуменно взглянул на женщину. она в ответ тихо улыбнулась и покачала головой.
    - прошу простить меня. сделка отменяется.
    поднявшись, хелена побрела к выходу. жизненный путь – очень жестокий скульптор. одно предательство, один обман могут заставить тебя ненавидеть весь мир и никому не доверять. лестера однажды обманула любовница, не было ничего удивительного в том, что он тут же подумал на нее, услышав о разбойниках в лесу. хелена и сама разучилась доверять людям.

    забившись в угол, хелена захлебывалась слезами. когда кинни предложил ей расплатиться за ночь, проведенную в таверне, она сперва подумала, что тот шутит: ей нечего было предложить ему. но кинни забрал ее честь.
    - лорд с радостью согласился отдать тебя мне, - сказал мужчина, получив свое. – в тот день, когда ты отпустила меня – ты предала нас обоих. ты могла уйти со мной или же убить меня, но выбрала худший из вариантов.
    когда-то хелена была влюблена в него, но теперь осталась только ненависть, давящая тупой болью на сердце. дни в погребе таверны были заполнены ужасом. там, наверху, народ веселился, пел песни и плясал, а здесь она, вдыхая запах сырости, со страхом вслушиваясь в шаги, ожидала наступления ночи.
    под утро, когда щелчок замка сообщал о том, что на сегодня муки окончены, хелена бежала в угол погреба и руками неистово ковыряла землю. здесь были спрятаны ее жалкие сокровища: пара щепок, вилка, у которой не хватало зубьев, огарок свечи. для большинства жителей эльморадена этот мусор не представлял никакой ценности, но заточенная здесь была разбойницей. нужно было только выгадать время и тогда… нет, мечты о побеге слишком пьянили сознание, а пока ей нужно было сохранять рассудок.
    соорудив из имеющегося отмычку, хелена на цыпочках выбралась из погреба. входная дверь также была заперта. дрожащими руками она орудовала отмычкой, но замок был слишком сложен. на втором этаже таверны скрипнула половица, и, испуганно обернувшись, девушка затаила дыхание. нужно было поторопиться.
    хелена огляделась. глаза, уловив на одном из столов манящий блеск, лукаво прищурились. тенью скользнув через залу таверны, девушка вернулась в свой погреб.
    - не заперто. странно, - протянул кинни следующей ночью. – но, что страннее, ты даже не попыталась сбежать. ты совсем потеряла волю к жизни. это плохо. так ты быстро наскучишь мне.
    эльф медленно подошел к девушке и отнял тряпку, в которую та куталась. глядя на мучителя с покорностью затравленного зверя, хелена безмолвно легла на холодную землю.
    - мне не хочется тебе наскучить, - мягко прошептала она. – иди ко мне.
    руки нежно скользили по спине эльфа. пухлые губы девушки обхватили мочку уха кинни. хелена улыбалась: самолюбие мужчин часто играет с ними злую шутку. ногтями она вспорола влажную землю. серебряный столовый нож, забытый на столе и прихваченный во время вчерашней вылазки, лег в руку.
    - ты наскучил мне, кинни, - дыхание хелены жаром обдало щеку мужчины. - жаль, что я не добила тебя еще в детстве.
    скинув с себя обмякшее тело, она бросила взгляд на нож, засевший по самую рукоять между лопаток. прихватив кожаный доспех, хелена покидала таверну. та, пожираемая огнем, трещала и скрипела. «не оборачивайся, - шептала себе женщина. – не оборачивайся…» горела не просто таверна ее отца, горело все, что когда-либо она любила. хелена подожгла собственные воспоминания и мечты, собственную жизнь.
    на фоне полыхающего здания девушка казалась черным силуэтом, безликой тенью. тенью без прошлого и будущего.

    ***
    янго с меланхоличным видом навалился на дверь. деланар неистово орудовал молотком, заколачивая ставни. агата верещала, как истеричка. прислушавшись, я понял, что визг исходит не только от нее, но обнаружить источник удалось не сразу. стыдливо осознав, что это мой собственный рот разевается в оре, я попытался успокоиться, сортируя информацию.
    итак, что мы имеем? хелена, поганая предательница, не смогла уйти спокойно. она решила нам отомстить. и вот теперь разбойники отчаянно ломились в наше убежище. сил для обороны у нас было немного, а по ту сторону, казалось, орудует целая армия. легче от подобных мыслей не стало, и я, устремив тоскливый взгляд вверх, тихо промолвил:
    - я слишком молод, чтобы умирать.
    - нет возраста, подходящего для смерти, - произнес орк, словно время годилось для философствований.
    - как нет и неподходящего, - мрачно заметил деланар, стараясь сохранять спокойствие, глядя на костлявую руку, пролезшую через окно. агата неуверенно подошла ближе, разглядывая желтоватые ногти на руке незваного гостя.
    - что-то какой-то худой разбойник.
    - и дурно пахнет, - заметил я.
    мы с деланом отчаянно переглянулись. кажется, мы зря прогнали хелену.
    бах! бах! бах! сил янго не хватало, чтобы сдерживать вражеский натиск. деланар обнял за плечи дрожащую агату, я спрятался за спиной орка, стараясь не смотреть на грузные тела, ввалившиеся в дом. зеленые и бледные, гигантские и немощные, с изувеченными лицами, звериной силой и неутолимой жаждой крови – они смотрели на нас. то были мертвецы, и мы были готовы пополнить их армию.
    за спинами чудовищ мелькнул знакомый силуэт.
    - мне точно нельзя возвращаться? – с усмешкой поинтересовалась хелена.
    я по-дурацки помотал головой. деланар, стараясь унять дрожь в голосе, прошептал:
    - все ошибаются.
    - главное, чтобы ошибка не была смертельной, - хмыкнула женщина, лихо вонзая в спины монстров кинжал. – когда все закончится, я надеюсь, что вы извинитесь.
    - конечно, конечно, мы будем рады…
    - на коленях, - ухмыльнулась она, уворачиваясь от последнего выжившего зомби.
    деланар что-то невнятно пробурчал. хелена расхохоталась и пошловато пошутила в ответ. я смотрел на нее и испытывал странную радость от того, что она вернулась. и как ни странно, не только от того, что легкий взмах ее вооруженной руки отодвинул наши смерти. агата повисла у разбойницы на шее, вереща, что единственный настоящий мужчина среди нас – это женщина. хелена смеялась в ответ, а я, изучая, сверлил ее глазами.
    я не знал, что заставило ее стать разбойницей, но знал наверняка, что по своей воле никто не выбирает этот путь. сама жизнь высекла ее такой, какой она была. да, хелена была тенью, но каждая тень – порождение света.
     
    Сурови and Tenae like this.
Thread Status:
Not open for further replies.