1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.
  2. Колесо Йорм Поэзия Календарь Гильдия Дайджест Календарь событий в Aion

Гобелен троих. Часть I или как плёлся узор.

Discussion in 'Литературное творчество' started by Ласциате, Jan 31, 2014.

  1. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    история атреи трактуется в рассказе довольно свободно, так например в игре нет упоминаний о племени торранов, являвшихся некоторым промежуточным звеном между оборотнями и людьми, но в хрониках сказано что многие расы исчезли во время катаклизма, потому такое племя вполне могло существовать.
    рассказ адаптирован для журнала "самиздат", где и был выложен. сюда главы буду закидывать постепенно.

    пролог

    сумерки сгущались напитываясь чернильным дыханием тьмы. мир погружался в ночь... погружался уже который год. солнце становилось всё тусклей, превращаясь в едва заметную звёздочку и казалось скоро исчезнет насовсем. и без того суровые северные земли стали ещё более неприветливыми.
    долина хааран, бывшая исконными землями клана торран почти полностью погрузилась в море в тот миг, когда треснула башня вечности и по телу атреи прошла чудовищная судорога, разрывающая континенты. вода в морях вскипала и испарялась, а на плоских как стол равнинах вдруг поднимались целые горные хребты или разверзались бездонные провалы, поглощавшие целые города... земля билась в агонии и, казалось, никто не уцелеет в этом аду.
    но так уж устроена жизнь - даже на пепелище, под слоем золы, она не угасает, чтоб восстать вновь ещё сильнее. те кто смог пережить катаклизм не намеревались сдаваться, они пытались удержаться на этом остове рухнувшего мира любой ценой. затаив дыхание они вглядывались в тёмные небеса в которых гасло солнце, вглядывались со страхом и отчаяньем, страшась того дня когда мир поглотит ночь и холод, но всё же продолжали бороться.
    торанам пришлось потеснить племя чёрного когтя, обитающее чуть западней хаарана. раньше они не враждовали с оборотнями - каждому хватало места для охоты, но теперь всё изменилось. к тому же с юга продолжали прибывать люди, ранее не забиравшиеся так далеко на север. они приходили и начинали строить свои поселения и охотится в и без того оскудевших лесах.
    люди были слабы, плохо переносили холод, у них почти напрочь отсутствовал нюх, а на пальцах вместо когтей были лишь какие-то несуразные чешуйки именуемые ногтями. впрочем не так уж торраны и отличались от людей. не считая зеленовато-сизого цвета кожи, глаз с вертикальными зрачками, прекрасно приспособленных для ночной охоты, пушистой гривы вдоль спины да острых трехдюймовых когтей.
    но было у людей то, что компенсировало их физическую слабость и что по достоинству оценили торраны - железо. а ещё они умели возделывать землю, что для кочевого племени охотников было совсем в новинку. и книги. это так странно - передавать память чему-то неживому...


    глава 1. дагирре

    прошло семнадцать лет как мир погрузился во мрак. семнадцать суровых зим, в которых выживал едва ли не один из десятка. дети почти перестали рождаться, а даже если и рождались, то были настолько слабы, что до весны едва ли дотягивали, за исключением разве что детей со смешанной кровью от союзов людей и торранов -"зимние дети", как их ещё звали.
    илгур был одним из таких детей. от отца-торана он унаследовал силу и выносливость, а ещё талант охотника. мать илгура была из южных людей и умерла в первую же зиму, подарив ему жизнь, а его самого оставив на попечение сестры и её мужа.
    несмотря на свой возраст илгур уже был уважаемым человеком в деревне и старшие охотники относились к нему как к равному, хотя многие и шептались за его спиной о нечистой крови. и вот сегодня он сам должен был стать отцом. нервными шагами он мерял двор перед домом.

    долго.. слишком долго, должно быть что-то не так. следовало сразу позвать шамана. он уселся на пороге и принялся оперять стрелы, чтоб хоть как-то успокоиться, но через мгновенье уже вскочил и вновь начал мерять двор шагами словно запертый в клетке калиф. тут он наконец услышал плач ребёнка и бросился в дом, едва не вышибив дверь мощным пинком.

    лотара обессилено приподняла голову чтоб посмотреть на орущего младенца, извивающегося в руках старухи-травницы, принимавшей роды. в этот момент в комнату ввалился илгур принеся с собой морозный воздух с улицы. была уже весна, но снег так и не сошёл до конца.

    -девочка,-старуха передала ребёнка матери и та удивлённо уставилась на него.
    -она... она зелёная,-только и смогла выговорить лотара во все глаза разглядывая младенца.

    старуха лишь пожала плечами, мол а чего ты хотела - папаша то из "зимних". хотя у самого илгура кожа была всего лишь немнгого бледнее чем у остальных людей в деревне. если б не небольшие когти на пальцах, да глаза горной кошки, никто бы и незаподозрил в нём кровь торана.

    -ишь как распинается, а ведь даже не дышала когда родилась,-пробубнила возившаяся рядом травница.

    илгур осторожно приблизился к кровати, заглядывая через плечо акушерки. всю его решимость как ветром сдуло, стоило ему очутиться в одной комнате с младенцем, таким крохотным и казавшимся совсем хрупким - коснись и что-то сламается. ему только и оставалось, что стоять истуканом посреди комнаты, несводя глаз с кровати, на которой лежала лотара, держа орущее дитя на руках. кожа девочки и правда была нежно-изумрудного цвета, словно едва распустившаяся на ветвях листва, но илгура это не смутило, главное что всё хорошо - лот в порядке, ребёнок выжил, что уже было огромным везеньем. присев у кровати он осторожно взял за руку жену и улыбнулся.

    прошло несколько месяцев, девочку назвали дагирре, толи за цвет кожи, толи за то, что родилась на пороге весны. росла она довольно быстро, и уже во всю ползала по земляному полу хижины, стараясь сунуть любопытный нос в каждый закоулок. вот и в этот раз лотара нашла дочь под лавкой среди недавно родившихся щенков и уже было собиралась вернуть её обрано в кроватку, как заметила чем именно занималась даги. с губ женщины сорвался испуганный крик на который прибежал с улицы илгур.

    -что случилось, лот? - обеспокоенно спросил он с порога, но та лишь молча указала дрожащей рукой на возившуюся под лавкой дочь.
    -даги? - отец подошол ближе, девочка подняла голову и оглянулась. её личико было перепачканно кровью, а в руках она держала растерзанное тельце щенка. когда илгур попытался отбрать его, девочка оскалилась и тихо зарычала.
    -да что ж это такое? - прошептала лот опускаясь на колени и не сводя испуганных глаз с дочери.
    -не волнуйся, просто она будет охотницей, как её отец и дед,-попытался успокоить жену илгур, но брови его беспокойно хмурились.

    всётаки забрав из рук дочери мёртвого щенка, мягко, чтоб не напугать, он взял её на руки и понёс к стоявшей в углу кадке с водой и смыл кровь. и лишь когда та вскоре уснула на его руках, переложил девочку в кроватку и поднял глаза на лотару

    -я схожу к шаману торанов сегодня вечером.

    с тех пор лот ни на мгновенье не спускала настороженных глаз с дочери, словно опасаясь что подобное повторится. она старалась как можно реже касаться дагирре, будто это было что-то мерзкое. а ещё, глубоко в душе, она надеялась, что девочка не переживёт надвигающуюся зиму.
    вскоре дагирре и правда заболела и несколько недель провалялась в жару без сознания. илгур почти неотходил от дочери... в отличии от лотары. та лишь поджав губы молча смотрела в угол где стояла кровать.
    дагирре выжила, но стала тихой и замкнутой. если раньше она ни минуты не сидела на месте, то теперь наоборот часами могла смотреть в одну точку не сдвинувшись с места. а ещё она не говорила. в том возрасте когда дети уже разучивают свой первый десяток слов, дагирре так и не произнесла ни звука и все уже решили, что девочка просто немая. всё время что отец бывал дома она проводила рядом с ним, сторонясь матери, словно чуствуя её неприязнь.
    однажды, на уже возвращавшегося с охоты илгура напал горный рюкрог. скорей всего зверя привлёк запах крови - добыча у молодого охотника в тот день была знатная. илгур смог отбиться и таки добраться до деревни, но раны были довольно скверными, ктому же воспалились.

    вот тогда-то дагирре впервые заговорила. тихо подкравшись сзади она наблюдала за действиями травницы, готовящей в котелке над очагом лечебный отвар, а потом ясно и отчётливо произнесла:
    -нужно добавить два пучка вон той голубой травки,-кивнула она на розложенные на столе снадобья и сушоные травы, что принесла с собой знахарка.

    подойдя к столу, она начала поочерёдно открывать флакончики и горшочки и принюхиваться к каждому, пока замершая в ступоре старуха удивлённо смотрела на "немую"

    -и это тоже добавь,-девочка уверенно протянула один из пузырьков старухе, и недожидаясь ответа вернулась в свой угол рисовать что-то прутиком на земляном полу.

    травница же недоверчиво прочла надпись на бирке, прикреплённой к пузырьку и вновь в недоумении уставилась на девочку.
    -но откуда... как?

    тут на кровати вскрикнул илгур, метавшийся в горячке уже несколько дней. старуха бросилась к котелку с варевом плеснув в него содержимое пузырька и зачерпнув кружкой зелья, направилась к больному.

    если бы кто-то всё же решил поинтересоваться, что же там рисует на полу маленькая девочка, то с удивлением бы заметил в хаосе линий руны. а знающий сказал бы больше - руны языка балауров.

    вскоре отец поправился и дагирре как и прежде не отходила от него и ещё больше сторонилась матери. решив, что дочь уже достаточно взрослая, илгур начал обучать её тому, что знал сам - как распознавать следы и как выслеживать дичь, какие растения съедобны, а какие опасны, как ставить силки и как свежевать добычу. всё чаще уходя на охоту он брал дочь с собой.
    дагирре шла одинадцатая зима когда отец погиб, провалившись в занесённое снегом ущелье.


    весна только начала вступать в свои права, и повсюду ещё лежал дряблый, посеревший снег, но воздух стал теплее и уже не обжигал лёгкие. даги вскарабкалась на черепичную крышу и заглянула в круглое окошко мансарды с мутным желтоватым стеклом.окошко распахнулось и высунувшаяся из него рука втащила даг за шкирку внутрь. рука принадлежала девчонке лет тринадцати с ярко рыжей копной волос и янтарными глазами.

    -тише ты, щас весь дом на ноги поднимешь,- тряхнув ярко-зелёной гривой коротких, неровно остриженных волос шикнула на неё даг, стягивая с себя курточку из кожи тару с вывернутым внутрь мехом. в ответ подруга лишь презрительно фыркнула. она была пятым ребёнком в семье... и единственным живым. таша привыкла что родители готовы сдувать с неё пылинки и не стеснялась этим пользоваться при любом случае.

    -кушать будеш? твоя-то тебя опять одними тумаками небось кормила?- приподняв за подбородок, девушка повернула голову даг ближе к свече и нахмурившись отметила на зелёной,остро очерчённой скуле свежую ссадину.
    -да расслабься ты.. нормально всё,- дагирре вывернулась из рук подруги и поцеловала её в нос,
    -у меня для тебя подарок.

    подхватив курточку даг запустила руку в карман и выудила оттуда ожерелье сплетённое из кожаных ремешков, на которые были нанизаны бусины из кости, дерева и цветных камешков. протянув подруге бусы, сделанные своими руками, дагирре улыбнулась видя неподдельный восторг и радость в глазах цвета тёмного мёда. таша с радостным криком бросилась на шею даг и прильнула к её губам в горячем поцелуе. это была ещё одна их маленькая тайна...

    вскоре снег сошёл окончательно и земля быстро просохла обдуваемая тёплыми ветрами. тёплыми относительно - люди всё ещё кутались в меха. детишки - слабые и бледные после зимы высыпали на окраину деревни поиграть. кто постарше устраивали дуэли на импровизированных мечах, которыми служили обыкновенные палки, кто помельче возился с игрушками или разинув рот смотрел на драку, некоторые даже подтрунивали над очередным проигравшим, с криком унося ноги когда видели, что тот двинулся в их сторону. хато проиграл уже четвёртый раз и отряхиваясь злобно пробормотал:
    -ничего, скоро моего брата назначат аканом и тогда он заберёт нас с матерью в крепость к себе, а вы так и сгниёте в этой дыре.
    -угу, обязательно заберёт... если раньше не свалится с вышки в хлам пьяным и не свернёт шею,-тихо хмыкнула даг, сидящая чуть в сторонке на здоровом валуне.
    -ты чё там тявкнула, дебр ушастый?- парень едва не задохнулся от возмущения.
    -эт ты кого дебром назвал? -зрачки в изумрудных глазах сузились в тонкие вертикальные ниточки, а плечи напряглись, готовясь к броску. сзади послышались подбадривающие выкрики в предвкушении новой драки - это уже их не первая стычка и все прекрасно знали, что этим двум много не надо, чтоб вновь сцепиться.

    с чего всё началось уже никто и не помнил. никто кроме даг. перед глазами вновь всплыли события произошедшие две зимы назад, когда хато подарили "взрослый" лук и он пыжился словно рефисма на болоте, на что дагирре лишь посмеялась. взбеленившись, хато припомнил, что даг полукровка, как и её отец, который погиб в ту зиму. пока мальчишка оскорблял саму дагирре она молчала, судорожно сжав зубы и кулачки. но вот когда речь зашла об отце... если б тогда их не растащили взрослые, она разорвала бы хато глотку. не успела. но вот четыре подарочка на щеке, четыре глубоких рваных шрама от когтей даг оставила.

    сзади подошла таша и положила ладошку девушке на плечо:
    -не надо даги... пожалуста, у тебя опять будут дома неприятности. пошли лучше отсюда.

    дагирре вздохнула и поплелась следом за подругой, сзади слышался смех и улюлюканье, её так и подмывало развернуться и врезать этому зазнавшемуся куресу, но таша расстроится и начнёт плакать, а этого даг терпеть не могла.

    они сидели на скале с которой вдали было видно море. даг вдруг увидела перед глазами другую картину - там где сейчас плескались свинцовые волны раньше простиралась огромная долина, сплошь покрытая лесом, и солнечные лучи просвечивая сквозь ветви, плели на мху кружево отблесков.. это было так красиво, и даг захотелось поделится этим с ташей, которая никогда не видела солнца. она попробовала рассказать, описывая мельчайшие детали и с каждым словом янтарные глаза таши становились всё шире.

    -откуда ты знаешь, что так было? тебе это снилось?-таша знала, что тораны очень тесно связаны с землёй, а их шаманы могут разговаривать с духами. возможно и даг передалась эта способность от деда и отца.
    -нет таш, это сложно объяснить, но я это помню...

    девушке вдруг неистово захотелось рассказать подруге всё, выговориться, не держать это больше в себе. и она начала говорить. слова потоком лились из неё, будто прорвав наконец плотину. она рассказывала о том, о чём не говорила даже отцу и старому шаману, она рассказывала про габриэла, дракана видевшего восстание лордов, тысячелетние войны, и гибель самого мира. она рассказывала как взмыл в небо разярённый фрегион, как пламя, вырвавшееся из его груди охватило башню вечности и та раскололась, не устояв перед ненавистью дракона. расказала о агонии и смерти габриэла, когда пламя захлестнуло его. она не знала откуда это в ней - оно было там с рождения, она помнила каждую деталь, так будто сама всё это пережила. чем больше она говорила - тем легче становилось на душе, даг будто снимала с себя груз, который давил её все эти годы.
    вот только зря она смотрела вдаль, на море, а не в глаза таши. возможно тогда б она остановилась, рассмеялась и сказала, что всё это шутка, а потом обняла испуганную девушку и успокоила бы поцелуем... но она оглянулась только когда услышала звук удаляющихся шагов. вздохнув, она поднялась и поплелась в деревню следом за ташей.

    на площади понемногу собиралась вся деревня, толпа окружила её плотным кольцом, осыпая бранью и проклятиями, в первых рядах она увидела мать, встретилась с ней глазами и почуствовала как обожгла душу вся злоба и ненависть, наполнявшая ту, что подарила ей жизнь. в неё полетели первые камни.
    даг увидела как ухмыляется хато, занеся руку для броска. она поискала глазами ташу, но так и не нашла. зачем? зачем она так поступила? это была последняя мысль которую она помнила, а потом разум затопила ярость - дикая, необузданная, она почувствовала как резанули ноздри усилившиеся запахи: влажный запах земли, кислый - старого гниющего дерева, остро-пряный запах первых трав, и вонь, головокружительная вонь человека.
    и ещё кое-что, эдва уловимое, на самой грани осязания: ненависть, презрение, ярость, страх... она не знала откуда, но была полностью уверена, что это именно запах чувств.
    даг подобралась и рванула вперёд прямо на толпу, наотмашь ударив когтями, ни в кого конкретно не целясь. опешив, те кто оказались перед ней чуть отпрянули - всего лишь на долю мгновения, но этого хватило чтоб вырваться из круга. кто-то попытался ухватить её за одежду, кажется она даже услышала треск рвущейся ткани, но ноги сами несли её туда где на горизонте маячила кромка леса.


    она бежала долго, падала, поднималась и бежала дальше, казалось бешено колотящееся сердце сейчас выпрыгнет, а лёгкие просто взорвутся. в конце концов она рухнула на землю потеряв сознание. сколько она так провалялась? она не знала, да и какая разница, она была слишком измотана, и появись сейчас тут её преследователи - она бы даже не шелохнулась, сейчас ей было всё равно...
    во второй раз она не теряла сознания, а просто уснула. лишь очнувшись снова дагирре испугалась, испугалась по настоящему, до дрожи в пальцах, до рези в животе... на глаза навернулись слёзы от страха и обиды, чертя мокрые дорожки на испачканных щеках. она потёрла щёки ладошками, только тогда поняв что плачет. осознание это вновь отразилось вспышкой ярости, стегнувшей будто хлыстом и мигом осушившей слёзы. глаза заволокло туманом и даг провалилась во тьму.

    иногда дагирре казалось, что она видит сон в котором она - маленькая охотница, идущая по следу. иногда ей снилось, что она бежит от свирепого калифа или волка, укрываясь от них на верхних ветках деревьев. снилось, что она питается горячей кровью из только что разорванного горла эльрока, а иногда даже и тару... даг видела во сне как охотница становилась сильнее и вот уже не она прячется от калифа, а калиф бежит от неё учуяв знакомый запах, и волки уже не рискуют охотиться на её територии.... странные сны...
    но то, что для девочки дагирре, закрывшейся в своём маленьком мирке было сном, для безымянной охотницы было явью.
     
  2. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 2. охотница.

    небольшая пещера, в дальнем углу под ворохом шкур и тряпок валяется старый истрёпанный дневник,строчки древнего языка балауров нацарапаны углём на пожелтевших пергаментных страницах. они выпадают из переплёта и путаются. местами текст совсем неразборчив:


    "сколько прошло времени? несколько месяцев? год? больше?
    не знаю.. время просто шло, тихо и незаметно.

    моя одежда поистрепалась и превратилась в какие-то непонятные ошмётки. коготки, раньше совсем небольшие, превратились в настоящие когти похлеще калифьих, крепкие и острые как бритвы, надо сказать они порядком упрощали мне жизнь. на ногах тоже выросли когти, а на спине появилось некое подобие гривы. кажется я превращаюсь в животное...
    у торанов тоже была грива...
    кто такие тораны?
    не помню...
    наверно, уж человеком то я себя чувствую все реже и реже. сознание балансирует на тонкой грани не то безумия, не то одичалости. оголённые инстинкты, подпитываемые яростью.
    но нет.. ещё эти голоса в голове. иногда они ругаются и спорят, но с ними не так одиноко."




    всё реже она задавалась трудом разжечь огонь, чтоб приготовить себе пищу - зачем, если вкус тёплой крови намного приятней подгоревшего мяса? ненужно было уже искать на ночь укрытия на деревьях - теперь у охотницы есть собственный дом. недавно она нашла себе довольно уютную пещерку. правда там уже решило поселиться семейство волков... ну что ж, их мех будет кстати холодными ночами.

    она была на охоте, когда услышала непривычные уху звуки. поначалу даже не поняв что это, потом она вспомнила, что так звучит голос человека. подкравшись ближе охотница увидела отблески костра между деревьев. как глупо - приглашение всем любителям тёплого мяса в округе. представив картину, как стая калифов рвала бы в клочья их мягкую плоть она оскалилась. они то думают, что огонь их защитит, как бы не так. подойдя ещё ближе, к самой границе света, она осмотрела существ у огня. их было трое, кажется, они зовут себя людьми, естественно они ничего не учуяли. да они даже медведя у себя за спиной не заметили бы, пока тот не выпустил бы им кишки. охотница тихонько зарычала. когда это заменило ей смех? она уже не помнила..

    тут один из них повернул голову обращаясь к другому, в неверном свете костра стало видно четыре шрама, наискосок пересекающие щеку. хато! воспоминания вихрем пронеслись в мозгу - деревня, озлобленная толпа, крики и ругань, ненавидящие глаза матери...

    тело, тем временем, не ожидая указаний разума, будто распрямившаяся пружина рванулось вперёд в смертоносном броске. всего лишь несколько мгновений спустя охотница слизывала кровь с когтей, а у её ног лежало три тела. так просто, так естественно, так приятно...

    в мозгу пронеслась мысль: "я монстр?" и другой голос тихо ответил : "да! и меня это устраивает..." оскалившись, она вновь тихо зарычала.

    по следам незадачливой троицы охотница дошла до самой деревни. как беззаботно они спят. а ведь и она когда-то такой была...
    какая-то часть её тихо но настойчиво требовала расплаты. и охотница не противилась, она проскальзывала в дома, двери которых никогда и никто не запирал, заглядывала в спящие лица, она помнила их всех. каждого,кто тогда был на площади...
    с каким-то остервенелым упоением она разрывала их мягкие бледные глотки. их кровь - она слаще, чем кровь тару, в ней нет той горчинки, что у крови волка или приторного послевкусия от крови калифа. они очень вкусные...

    бесшумной тенью скользила охотница по спящей деревне, оставляя после себя растерзанные тела. некоторые дома она обходила - ей не нужны были все, лишь те кто был на той площади.
    перед одним из домов она замерла, настороженно ловя запахи трепещущими ноздрями. она знала этот дом и этот запах. запах отца... он всё ещё был здесь, несмотря на то, что прошло столько времени. странно. охотница скользнула в дом и направилась на запах. на стене висела старая тряпка. она даже вспомнила что люди зовут её плащ, взяла его в руки, уткнувшись носом в грубую ткань, впитывая запах, сохранившийся несмотря на годы.

    за спиной послышался шорох, в ноздри ударил ещё один знакомый запах, рождая в груди вспышку ярости. мать стояла на пороге с свечой в одной руке и ржавым кинжалом в другой. она узнала.. охотница видела, как расширились её зрачки, слышала как быстрее забилось сердце, а по спине пробежала капелька пота, от неё воняло страхом и злобой. она всё та же...
    "ну и хорошо...обидно было бы не застать её" - голос в уме был жестким, словно сталь. охотница ухмыльнулась, обнажая клыки. рука рванулась к мягкому беззащитному животу, разрывая кожу и мышцы, потом чуть вверх, пока когти не сомкнулись на бешено колотящемся сердце. резкий рывок вниз и на себя...
    в руке всё ещё бьётся её сердце выталкивая из себя густеющую и остывающую на воздухе кровь. женщина ещё стоит, глаза уже мутнеют, но она ещё видит, это в её зрачках, в её взгляде... осознание этого разливается теплом внутри, голоса стихли, они довольны. тело мёртвой женщины оседает на землю.
    продолжая держать сердце в одной руке, второй охотница подхватила плащ, всё ещё хранящий запах отца и вышла из дома, в котором когда-то родилась.тут больше делать нечего...

    на выходе из деревни она замерла - и куда теперь? обратно в лес?
    мысли прервал звук шагов. отбросив недоеденное сердце, охотница оглянулась и прислушалась - шаги замерли, звуки будто исчезли. так тихо... неестественно тихо. так не бывает. и этот запах! он сводил с ума, заставлял биться в истерике все инстинкты.
    крутанувшись на месте,охотница стремительно вспорола когтями воздух. в ответ лишь смех, тихий, шелестящий, от него шерсть на загривке встаёт дыбом. впереди из теней соткалась фигура, текучая словно туман... зарычав, охотница снова рванула вперёд, целя когтями туда где под капюшоном должно быть лицо, где багрянцем горели угли глаз. снова лишь смех.

    -да, мне нравится твоя ярость,- голос, словно сыпется песок, тихий, шуршащий,- теперь ты будешь охотиться для меня. я дам тебе дар...

    под рёбра вонзился тонкий холодный клинок, наискосок проходя через тело, пронзив по пути сердце вышел из спины между лопаток. от бессильной ярости охотница бросилась вперёд, проскальзывая по лезвию клинка до самой рукояти, метя слабеющей рукой в угольки пылающих глаз. рык вместе с кровью выплёскивающейся из горла переходит в хрип. и снова лишь смех в ответ.
    клинок выскальзывает из тела, лишая его последней опоры. падая на колени, охотница успела удивиться только одному - почему она всё ещё жива? а потом, будто что-то рвёт спину, там, в том месте где вышел клинок. перья тихо шелестят в воздухе...
    перья?!
    над скрючившимся на земле телом распростёрлась пара лёгких, почти невесомых крыльев. её крыльев. она знает это потому, что чувствует в разорванной спине каждое их движение. опираясь на руки, охотница пытается подняться и снова бессильно падает лицом в землю. а рядом уже никого нет.
     
    Entari likes this.
  3. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 3. у каждого должно быть имя...

    прошло около трёх сотен лет. однообразные, струящиеся как песок в часах дни и годы... кроме собственных когтей охотница давно обзавелась ещё парочкой стальных - верными кинжалам-близнецами. она научилась скользить в тенях, оставаясь незамеченной до тех пор, пока её клинки не вспарывали брюхо жертвы. познала тайны языка ядов и зелий, делавших любую царапину от её кинжалов смертельной раной, а саму смерть долгой и мучительной или быстрой и невесомой, как взмах крыла бабочки. жрецы триниэль в храме пяти богов были отменными учителями. но сколько б усилий не приложили служители тёмной владычицы, ярость и неуправляемость охотницы остались прежними. не без содрогания встречали её аканы в крепостях, когда та являлась получить новое задание или плату за уже исполненное. то и дело поступали донесения о пущенных под нож целых деревнях в тех районах куда посылали охотницу.

    -кубло риварцев,-ухмыляясь отвечала она, пожимая плечами если ей выдвигали прямое обвинение, на остальные же и вовсе отмалчивалась, а то и отправляла нерадивого обвинителя на встречу с целителем душ у кибелиска... чаще всего без сердца, иногда без печени.

    когда был разведан путь в элиос многие облегчённо выдохнули узнав, что охотницу отправили туда. но не тут то было! вскоре она вернулась заявляя, что там слишком светло, а солнечный свет не способствует пищеварению. зато в арешурате, как ещё называли бездну, этот клочок хаоса между разделёнными мирами, она поселилась основательно.
    было для неё нечто родное и близкое в этом месте, словно она вернулась домой после многих веков скитаний. её часто видели на огненных полях кротана и рядом с холодными водопадами астерии. чёрные, как ночь крылья шелестели над шпилями ра-мирена и вздымали вековую пыль на осколках города ру.
    в нижнем арэшурате она появлялась редко, в самой асмодее - ещё реже.
    огненный шар ока, застывшего в посреди необъятной пустоты бездны, манил, словно фонарь мотылька. и не раз плавились перья крыльев когда охотница врезалась в его пламенные объятья.
    она не боялась смерти, она умирала уже так много раз, неизменно возрождаясь невредимой у кибелиска. или она была мертва с самого начала? с того момента как холодный клинок прошил её сердце, а может ещё раньше? чего-то не хватало внутри, какая-то гложущая пустота всё время требовала чтоб её заполнили... но чем? она заполняла её смертью, раз за разом ныряя в огненный шар в сердце арэшурата, упиваясь теми мгновеньями покоя и небытия, что наступали между смертью и возрождением.

    мягко ступая по устилавшему землю ковру из мха и листьев, охотница шла через лес. можно было, конечно, воспользоваться услугами привратников, открывавших порталы сквозь ткань мира, и она была б на месте всего за мгновение, но ей захотелось пройтись пешком. лес наполняли запахи и звуки, рисуя цельную картину жизни. на много миль вокруг не было никаких поселений, и это радовало - сейчас охотница хотела как можно дольше оставаться одна. невдалеке меж деревьев мягкой тенью скользнул молодой калиф и она оскалилась, зарычав на него. тело подобралось приготовившись к броску - охотница ждала пока зверь подойдёт ближе. но вдруг послышались едва различимые шаги. твёрдые и уверенные - тот кто приближался не искал дорогу, а знал куда идёт, это чувствовалось в мерной неспешной поступи. калиф тоже услышал шаги и повёл носом пытаясь уловить запах. охотница сделала так же. но шаги разносились с подветренной стороны и запах уносило в противоположную сторону. а потом между деревьев показался мужчина. высокий, крепко сложенный, он ступал мягко, как умеют ходить только охотники. на мгновенье она залюбовалась его звериной грацией от которой веяло силой. длинная туника без рукавов из тонкой мягкой кожи была распахнута на груди украшенной зеленоватыми татуировками, покрывавшими также всё его лицо и руки. длинные чёрные волосы струились по плечам блестящей волной. он был босиком и ступни его больше походили на лапы животного с острыми короткими когтями. и пусть у многих асмодиан теперь были когти и грива, но настоящего торрана сложно было не узнать.
    в десятке шагов он остановился и сложил руки на груди, будто ждал, что предпримет охотница. несколько минут они так и стояли не сводя глаз друг с друга - он, улыбаясь и насмешливо щуря глаза, желтые с узкими зрачками горной кошки, и она - готовая при малейшем резком движении выхватить закреплённые в ножнах на спине парные клинки. калиф давно поспешил убраться подальше.

    -меня зовут лиам,-улыбка стала шире обнажая острые клыки. охотница всё ещё настороженно следила за каждым его движением,-я живу тут неподалёку, буду рад гостю у моего костра.

    сказав это, он просто развернулся и зашагал прочь. ещё какое-то время охотница смотрела в ту сторону, а потом двинулась следом.
    долго идти не пришлось - вскоре пряный аромат заваренных трав защекотал ноздри охотницы, меж стволов показался отблеск огня. лиам уже хлопотал над котелком, бросая в закипающую воду пучки трав. всполохи огня выхватывали из темноты за его спиной очертания шатра из шкур, расписанных углем и охрой.

    -подходи к огню,- мужчина доже не поднял головы. он совершенно не ожидал нападения и обращался к охотнице так, словно они были давними знакомыми.

    злость вспыхнула словно сухая еловая ветка, брошенная в костёр, но и угасла также быстро. осталось лишь любопытство. охотница неспешно вышла на опушку и подошла к костру. молча уселась, буравя лиама взглядом, пытаясь разгадать, в чём же тут подвох.

    -как твоё имя?- сняв котелок с огня, мужчина наконец поднял голову и посмотрел охотнице в глаза. зачерпнув ароматного варева, он с улыбкой протянул ей плошку из грубо обожжённой глины. охотница даже не шевельнулась. хмыкнув, лиам поставил посудину на землю, сам же уселся поудобней, скрестив ноги, и принялся спокойно прихлёбывать обжигающий напиток.
    -не помню...- спустя минут пять девушка рефлекторно пожала плечами, решив таки ответить на вопрос,- у меня давно нет имени. все зовут охотницей.
    -это неправильно,-покачал головой лиам,- у каждого должно быть имя, иначе дух не найдёт покоя.

    охотница насмешливо фыркнула и достала кисет, принявшись сворачивать джутовую самокрутку. её настороженность чуть поутихла, хотя и не пропала совсем. этот лиам был странным и неправильным... неправильным во всём. но чутьё подсказывало, что угрозы в нём не было. а чутью охотница привыкла доверять.

    -тебе-то откуда знать?
    -я шаман, кому ж знать, как не мне.
    -нету больше шаманов,- охотница таки подняла с земли плошку с отваром. пить не спешила, но тёплая глина приятно грела чуть озябшие пальцы,- и торранов нет.
    -как нету?- глаза лиама сощурились в хитрой усмешке,- я есть... и ты.

    охотница резко вскинула голову и пристально посмотрела в в глаза тому, кто назвался шаманом.

    -не удивляйся. я слышу их - голоса твоих предков, голос твоей крови, которая отвергла человеческое имя. это они привели тебя сюда. ты - торран больше, чем сама думаешь, и тебе нужно имя не человека, а торрана.


    в тот вечер у костра безымянная охотница обрела имя. пройдя ритуал, она получила имя дейверрайен, что на языке её предков значило "два дыхания" и о чём теперь говорили татуировки вокруг глаз.
     
    Last edited by a moderator: Feb 18, 2014
  4. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 4. новый путь.

    просыпаясь, она сладко потянулась и... почувствовала что падает. от неожиданности, райен взмахнула руками, хватая воздух, и лишь несколько раз перекувыркнувшись, расправила крылья.
    "вот, что значит инстинкт - сколько веков за спиной трепещет пара крыльев, а каждый раз при падении машу руками как и любой человек, рождённый ходить по земле, а не парить под звёздами. кстати о звёздах, где это я?"
    несколько мерных взмахов больших сильных крыльев и она зависла в воздухе оглядываясь. над головой скрещивались массивные балки фундамента висящей крепости - астерия... видимо с одной из этих балок она и свалилась. вокруг тихо журчали низвергающиеся в бездну водопады.

    -какого хомбеля...

    дейверайен выругалась и взлетела на одну из балок. сложив крылья, уселась свесив ноги. она совершенно точно помнила, что засыпала в своей каморке во фримуме. и что хуже всего - это уже не первое подобное пробуждение! засыпая в одном месте, она просыпается совершенно в другом, а то и вовсе у кибелиска, ничего при этом не помня. подобные ситуации приводили её в бешенство, единственным лекарством от этого была парочка чьих-то смертей... именно этим она и занялась без лишних промедлений. несколько мощных взмахов угольных крыльев и она уже парит над крепостью. в этот раз крепость принадлежит балаурам, ну что ж - и балаур на завтрак сгодится...
    астерия была жемчужиной в венце крепостей бездны. нигде больше не встречалось такой концентрации эфира как здесь. воздух просто звенел от наполнявшего его эфира, и тот достигнув максимальной концентрации кристаллизировался в большие сияющие сгустки. именно они привлекали даэвов, как мёд притягивает рой мьют.
    вот и сейчас над одним из кристаллов реяла пара крыльев, золотисто-белых. элиец, а значит враг. впрочем даже если б они были черны, это не остановило бы охотницу - она хотела убивать, и ей плевать было на цвета. едва разобравшись с незадачливым собирателем, она уловила в воздухе звон произносимых заклинаний укрепляющих крылья и крутанувшись на месте, ринулась в ту сторону, почти нос к носу столкнувшись с латником, надеявшимся подкрасться со спины. она даже хмыкнула оскалившись - может пластины доспеха и подогнаны идеально, чтоб не производить лишнего шума, но вот до её теневого шага ему далеко. короткое заклинание подкреплённое толикой эфира, отвело воину глаза и позволило оказаться за его спиной. тот лишь недоуменно озирался, ища глазами растворившуюся в воздухе цель. охотница же не теряя времени стремительно атаковала, выбросив вперед пару смазанных ядом клинков. один лишь со скрежетом скользнул по стальному горжету, прикрывающему шею, но второй таки вошёл в щель между пластинами. область под мышками - самая уязвимая у латников, ну и лицо, если его не скрывает глухой шлем. латник взревел и крутанув над головой секиру на длинном древке развернулся, оцарапав щеку дейверайен когтем кожистого крыла, отливавшего лазурью.
    уже тот факт, что крылья были не привычными перьевыми, должно было стать веским аргументом держаться от него подальше. победить рудру бури - это не за выпивкой в кабак сходить... хотя тут тоже можно поспорить, иной раз и в кабаке такие баталии разыгрываются, что куда там до них старому дракону пускающему ветры. хохотнув такой аналогии, охотница скользнула под секиру - инерция несла латника прямо на её клинки, лишь бы попасть между пластин, а его вес доделает работу... но клинки лишь жалобно проскрежетали по нагруднику кирасы, а сама охотница получила мощную зуботычину закованным в железо локтем и кувырком полетела вниз теряя равновесие и беспомощно ударяя по воздуху крыльями. выравнявшись и сплюнув кровь, она пощупала языком десну, где совсем недавно был клык. сверху на неё уже коршуном нёсся латник занося секиру для удара, который должен был раскроить ей череп. дейверайен успела увернуться лишь в последнее мгновение и секира срезала несколько маховых перьев с крыла. а яд меж тем уже начинал действовать - взмахи кожистых крыльев становились более вялыми, и занося оружие для удара латник поднимал его уже не так высоко. сейчас у него перед глазами уже должно всё заволокти туманом, и тогда он станет лёгкой добычей. охотница даже облизнулась ухмыльнувшись, но кажется латник уже понял в чём дело, и рыкнув, сорвал с пояса флягу, на ходу вливая в рот зелье. а вот это уже плохо...
    какой бы самонадеянной не была охотница, она прекрасно понимала, когда противник сильнее и лучше свалить от греха подальше, что она и сделала скользнув в тени и оставив латника безуспешно искать её, растворившуюся в воздухе.
    собрав ещё парочку "скальпов" у восточного растерсана она уже почти довольная мягко спланировала на багровую площадь. но утреннее пробуждение всё никак не давало ей покоя. какое-то время она бездумно пялилась на переливающееся багрянцем око, а потом вдруг поднялась и направилась к альтгардским вратам.

    лиам никогда не жил подолгу на одном месте - торраны всегда были кочевниками, но в то же время они были довольно териториальны, почти никогда не покидая границы своих земель. дейверайен знала где искать, но задачи это не облегчало - обшарить придётся почти четверть альтгарда. проверив уже с пяток возможных мест она приближалась к очередному. так и есть - между деревьев замаячил шатёр из расписанных шкур. самого шамана на месте не было, это было ясно по угасшему кострищу. она коснулась пальцами золы - холодная. сунула руку глубже, разгребая угли - грунт под костром тоже успел остыть, значит шамана нет уже несколько дней. придётся подождать. ну что ж, она никуда не торопится, а вот дельный совет шамана нужен ей был позарез. собрав хворост, охотница разожгла костёр и уселась рядом. достав точильный камень она принялась править покорёженные последней стычкой клинки.
    спустя какое-то время, райен спиной почувствовала чужое присутствие. странным было то, что шагов она не слышала несмотря на острый слух. стараясь не подать виду, что заметила компанию, она продолжала мерно водить камнем по стали, напряженно вслушиваясь.

    -не приютишь путника у своего костра?- раздался совсем рядом за спиной тихий чуть хрипловатый голос.

    охотница медленно повернула голову, крепче сжимая рукоять кинжала. жаль метательные ножи остались в рукавах куртки лежащей рядом. на незнакомце был просторный серый плащ, а низко надвинутый капюшон скрывал лицо. при ходьбе он опирался на тёмный посох украшенный резьбой, простой, без лишней вычурности, но в то же время весьма искусной. жрец... от этих никогда не ясно чего ожидать - они убивали с той же лёгкостью, с которой и воскрешали. а от этого ещё и на милю разило эфиром, видать сильный ублюдок.
    решив, что исход стычки всё равно будет не в её пользу, дейверайен демонстративно отложила кинжал и сделала приглашающий жест рукой, садись мол. учтиво кивнув, путник уселся напротив, положив посох рядом на землю.

    - мне нечем угостить тебя, да и не мой это костёр. я сама только жду хозяина.
    -пришла за советом к шаману?

    девушка настороженно покосилась на жреца. откуда ему знать зачем она пришла к лиаму? рука уже было сама потянулась к кинжалу, но тело охватила какая - то странная слабость и апатия. путник тем временем продолжил, словно ничего и не заметил.

    -да будет тебе... зачем ещё приходят к этому старому плуту?- мужчина протянул к костру руки. кожа на них была черна, как уголь.
    -а ты, стало быть, тоже за этим? - охотница чуть успокоилась, отругав себя за разыгравшуюся паранойю. да и правда, что-то в последнее время ей всюду видится подвох и злой умысел. к целителю душ впору обращаться.
    -я?- незнакомец рассмеялся,- нет. я иногда прихожу сюда поболтать, перекинуться в картишки... к слову, если решишь с ним сыграть - будь предельно внимательна. мухлюет гад.
    -и как,- райен невольно улыбнулась,- хорошо мухлюет?
    -недостаточно. я всё равно выигрываю. хочешь сыграть?
    -ты б назвался для начала...
    -действительно. зови меня тан.
    -райен.
    -ну так как?- жрец достал колоду из складок балахона и принялся неспешно тасовать. карты были старыми, можно даже сказать древними. большие и неудобные, с заломленными углами и облупившейся местами краской. охотница пожала плечами. ну а почему б и нет? всё равно заняться особо нечем.

    -я вижу на душе у тебя неспокойно,- жрец выложил очередную карту,- а хочешь, скажу от чего?
    -дак ты ещё и прорицатель?- охотница хмурилась, глядя в свои карты.
    -я тот, кто может помочь,- в голосе жреца послышалась улыбка,- вот к примеру, я вижу, что часть тебя очень давно спала, но сейчас она решила проснуться...

    райен вскинулась и настороженно посмотрела на собеседника. а тот продолжал, выкладывая козырь за козырем.

    -пока вас двое, ты не найдёшь покоя... одна должна уступить, но какая из двоих? кто должен решать?- последняя карта легла поверх остальных, подобно последнему, забиваемому в гроб гвоздю. жрец поднял на девушку глаза и белозубо усмехнулся, разводя руками:
    -снова я выиграл. судьба.
    -ты... мухлевал...- глаза охотницы заволокло туманом и она провалилась в темноту.

    когда дейверайен очнулась никого рядом уже не было, лишь лежащий рядом посох из тёмного дерева. она с сомнением посмотрела на пару кинжалов у своих ног, потом опять на посох... подняв, райен взвесила его в руке. тот лёг в ладонь так, будто был там всегда. полированная прикосновением рук поверхность дерева была такой приятной и тёплой...
    крутанув посох в руках, девушка почувствовала прилив сил и какую-то уверенность, медленно заполнявшую её. навершие посоха слабо засветилось собравшимся в нём эфиром.
    потушив едва тлеющий костёр, сапогом раскидав угли, она накинула капюшон и не оглядываясь зашагала прочь, оставив пару кинжалов у костра.
     
  5. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    так начался её путь чародея. теперь она могла не только отнимать жизнь, но и дарить её, вдыхая новые силы в павших союзников и исцеляя, казалось бы смертельные раны.
    сказать, что многое изменилось в жизни дейверайен с тех пор? да нет - не много, разве что безрассудная и всепоглощающая ярость сменилась флегматичным безразличием. она всё так же оставалась одиночкой и большинство времени проводила в арэшурате либо в самых глухих областях асмодеи, лишь изредка появляясь в населённых районах, чтоб пополнить запасы выпивки или сменить поизносившуюся кольчугу на более новую. в такие моменты она останавливалась в какой-нибудь придорожной таверне, выбирая столик в самом тёмном углу и никогда не снимала капюшон. зелёная кожа всё ещё вызывала косые взгляды, хотя уже не так часто как в первые годы.
    иногда, завидев рядом прислонённый к скамье посох, к ней подходили с предложениями присоединиться к какому либо походу в качестве лекаря. чаще всего она посылала таких по короткой, но бывало, что и соглашалась - в конце концов выпивка стоит кинар, да и добротная кольчуга обходилась недёшево. после большинства таких походов она исчезала, едва получив свою долю, реже - задерживалась с группой на какое-то время и один поход перерастал в несколько. в общем обычные будни наёмника, ничем непримечательные.
    в тот раз, в морхеймском трактире, райен снова встретила давнюю знакомую - локси. та, недолго думая, потащила дейверайен к столу, где уже собралась шумная компания искателей приключений: вусмерть пьяный страж с ног до головы закованный в видавший и лучшие времена доспех, в который раз силящийся оторвать зад от скамьи, тихий и неприметный паренёк с изборождённым оспинами лицом, нервно теребивший новенький гримуар да парочка кинжальщиков (судя по всему братья), те всё подтрунивали над неповоротливым латником, каждый раз ловко уворачиваясь от его увесистого кулака, летевшего им в догонку.
    локси, ухватив за плечи, усадила райен за стол и вальяжно плюхнулась рядом, кинув колчан со стрелами на лавку. паренёк-маг опасливо зыркнул и тут же снова опустил глаза в стол, будто надеялся там отыскать смысл всего сущего, остальные похоже даже не заметили появления нового лица, слишком занятые друг другом.

    -эй, охламоны, а ну ка морды на меня!- рявкнула локси. сложно было представить, что у такой хрупкой девушки в лёгких может уместиться столько воздуха. но сие возымело нужный эфект и её подручные тут же угомонились. надо сказать, что кроме них на команду лучницы оглянулась добрая половина таверны, но это её нисколько не смутило.
    -знач так, это моя добрая подруга райен, прошу любить и жаловать. и да, если не хотите огрести посохом -держите лапы подальше, а языки за зубами. ну а это,- лучница кивнула на собравшихся за столом,- мои разгильдяи. вон тот здоровяк - глыба. наивен как дитя и силён как крал,пить совсем не умеет, но каждый раз ведётся на подначки тех двух, что рядом с ним - брун и дорт, более хитрожопых ублюдков во всём морхе не сыщешь, но клинками они орудуют резво и из общака не крысят, за что я их и терплю. ну и вон тот сприг бледный - худор-шрам. почему шрам спросишь ты? это занятная история..
    братья-кинжальщики громко заржали, обиженный маг в отместку превратил одного из них в небольшое дерево с сучковатыми сухими ветвями, а во второго бросил огненным шаром, от чего тот запрыгал по таверне сбивая с одежды зеленоватое пламя.теперь уже заржал глыба.

    локси с улыбкой понаблюдала за представлением, а потом тихо продолжила на ушко дейверайен:
    -однажды худор решил порыбачить, да так удачно закинул удочку, что подцепил сам себя за задницу - всю ягодицу разодрал, потом месяц сидеть не мог.
    паренёк зло зыркнул на предводительницу, но на этот раз ничего не сделал.
    -был у нас правда ещё лекарь...-тут локс скривилась будто лимон укусила,- гад бросил нас помирать, да свалил со всей добычей. мы потом его конешн нашли, да и объяснили популярно, что так делать нехорошо...
    -сначала глыба отрезал ему пятки,- деловито рассказывала лучница, сворачивая джутовую самокрутку,- потом укоротил до колен, ну а после и вовсе по самые помидоры ходули отчекрыжил. вопил наш докторишка как фогус недорезанный пока худор на него немоту не накинул...

    локси замолчала, не сводя глаз с кружки тёмного эля, будто искала на дне пресловутые докторские пятки.
    -ну в общем такие вот дела... а сама то ты как?
    -да всё так же,-райен забрала у лучницы кружку и отпила немного,- всё по лесам бродяжничаю. там как-то дышится вольнее. вот, правда, кольчужка малость прохудилась - пора бы новую справить, да монет не густо.
    -ну дык, поправимое дело, а на что старые друзья-то?- локси хлопнула подругу по плечу,-сумархана помнишь? говорят в альте обосновался да разбойничает помаленьку. давай навестим, так сказать взыщем за моральный ущерб.
    глыба поднял голову от стола и посмотрел вокруг мутными глазками, да как шарахнет по столу кулачищем - столешница жалобно затрещала, но всё же выдержала, латник же проревев нечто нечленораздельное вновь опустил голову на руки и отключился.

    так уж вышло,что дейверайен почти на год задержалась в банде локси, пока однажды сама локс не пропала с очередным любовником, как уже случалось не единожды. какое-то время чародейка путешествовала одна, наслаждаясь тишиной и спокойствием, но вскоре это начало её тяготить - видимо за тот год она слишком привыкла к компании. и вот, заглянув однажды в столицу, она заметила на площади глашатая, призывавшего даэвов вступать в тот или иной легион, и подобная мысль уже не показалась ей столь бредовой как раньше.
    присев в таверне обдумать эту идею за стаканчиком чего покрепче, она заметила группу даэвов в одинаковых плащах и какое-то время молча наблюдала за ними, а потом вдруг неожиданно для себя самой подхватила со стола бутылку и направилась к ним. в итоге, утром она уже стояла перед воротами резиденции с тем же гербом, что и на плащах вчерашних собутыльников.
    вот так спираль жизни начала новый виток. легион стал неким островком стабильности, пристанищем, домом... а через какое-то время родилась её варда -небольшая мобильная группа искателей приключений на свой хвост. варду назвали пристань пороков, что вполне соответствовало царящей в ней обстановке. первыми её крыльями стали ниф и арофес, вояр и йоши. ну и колдун, которого через пару лет назовут тёмным. тогда он был всего лишь илансе - без памяти и без прошлого, слабый, ещё не избравший путь. судьба варды не была лёгкой - состав её менялся, кто-то приходил, кто-то же просто растворялся в просторах бездны, оставив после себя лишь память, да несколько строчек в хрониках, но были и хорошие моменты.

    а потом пришло тёмное время. сложно сказать, что стало причиной, но внутренние барьеры пошли трещинами... вновь проснулась охотница, и проснулась явно не в лучшем настроении. дейверайен перестала спать, опасаясь закрыть глаза хоть на минуту, забывшись сном, ибо за спиной этого только и ждала её вторая половина. бессонница и внутренняя борьба изматывали до предела, разум находился на грани безумия. на помощь ей пришел габриэл -дракан, чьи воспоминания и душу она несла в себе. теперь их было трое.
    а ещё была бездна. её притяжение становилось всё сильнее, и райен уже не могла долго находиться в асмодее. то и дело она бросала всё и падала в эти голодные объятья пустоты. часами она могла парить в рассекаемых багровыми сполохами небесах арэшурата или сидеть на безымянной скале где-нибудь в окрестностях кротана. лишь тут она на время обретала покой, и даже вечно рвущаяся на волю охотница утихала, забираясь в дальний уголок. ледяные водопады астерии остужали голову раскалывающуюся от не умолкающих в ней голосов, а горячие источники расслабляли измученное бессонницей тело. крепкая выпивка и кисет с джутом стали неразлучными спутниками чародейки, хотя ни то ни другое не имело над ней должного влияния - её организм был невосприимчив к дурману, всё это было скорей ритуалом. зачем? этого она не знала и сама.
    со временем она менялась всё больше, словно пропитываясь дыханием арэшурата. сначала это было едва уловимо, но с каждым днём перемены становились всё заметней. райен уже непросто тянуло в бездну - она чувствовала её в себе - живую, дышащую и ждущую. а ещё голодную... то, что прорастало в ней, пускало в душе корни и питалось ею, с каждым разом поглощая всё больше.
    а тем временем, ниф, терзаемая внутренними демонами скатывалась в свою собственную бездну, пока однажды просто не ушла. райен не стала удерживать её. быть может стоило, но чародейка уважала свободный выбор подруги - в конце концов это была её жизнь, и смерть тоже принадлежала только ей.
    илансе тоже почти не показывался за пределами своего чердака, на котором поселился уже, казалось, вечность назад. поглощённый какими-то, лишь ему известными идеями и мыслями, не придавая значения ничему, что не касалось его исследований. но как ни странно именно в его компании райен чувствовала себя легко - перед ним ненужно было носить маски, скрывая пустоту внутри себя. отрешенность и безразличие тёмного создавали атмосферу... умиротворённости? хм... нет, неверное слово, но что-то очень близкое к этому. не потому ли чердак резиденции стал столь посещаемым местом?

    вот и в очередной раз она поднималась по шаткой лестнице, ведущей на чердак. огляделась, но так и не смогла ничего различить в темноте, закрыла глаза, насторожив уши и втянула носом воздух, пропитавшийся запахом сухих трав, пыли, полуистлевшего пергамента и ещё чего-то непонятно знакомого, балансирующего на самой грани осязания.
    -илансе?
    не открывая глаз сделала несколько шагов и снова остановилась. тьма шевельнулась и из одного из углов послышался голос колдуна:
    -не всегда легко принять тёмную сторону себя, особенно если это лучшее что в тебе есть... отбросить относительные категории: мораль, долг, честь...-послышался тихий но глубокий вздох,- чего ты хочешь чародейка?

    "а и правда. чего ты хочешь?" - мысль прошуршала в голове осенними листьями - это габриэл... поначалу ей сложно было отделять свои мысли от голосов дракана и охотницы, но вскоре она научилась и этому.
    -не знаю. просто не спится.

    "ложь.."-опять пронеслось в голове, из горла вырвалось тихое рычание. а вот теперь высказалась и охотница. заткнув голоса в голове, райен сделала глубокий вдох и уселась на полу, скрестив ноги и положив посох, с которым не расставалась, поперёк коленей. неспешно она повернула голову к магу. нет, глаза она так и не открыла - кроме зрения есть и другие чувства. сначала не уверено, а потом всё ярче, будто наконец проснувшись, они обрисовывали каждый закуток чердака.

    -ладно... соврала, я не даю себе спать. не против если я тут немного посижу?
    -изнурять себя-не выход.
    по чердаку поплыл запах свежезаваренного чая с горьковатой ноткой полыни.
    -есть идеи получше? только не говори и ты, что я должна сделать выбор,- медленно подняв веки она провела когтем по полу, очерчивая перед собой полукруг.
    -...если это тебя гнетет, то от этого нужно избавица,- голос колдуна был тих и спокоен, как впрочем и всегда. у него была странная манера растягивать и коверкать слова, обрывать фразы на середине, и с середины же их начинать, но в легионе давно к этому привыкли - илансе всегда был со странностями.
    чародейка инстинктивным жестом потёрла уставшие глаза - под веки будто кто насыпал раскалённого песка. на какое-то время на чердаке воцарилась тишина.
    -когда что-то с тобой так долго, это уже часть тебя, и вырвав это ты лишь умножаешь пустоту. во мне и так всё больше пустоты...
    илансе вдруг оказался совсем рядом и сел прислонившись к её плечу.
    -прими их и тебя не станет. отвергни... пустота не так ужасна, как нежелаемое... или сойди с ума,- в протянутой руке колдуна была немного помятая жестяная кружка в которой дымился чай.
    -а может это только сны и ты устала. устала быть одна, устала быть не собой,- в голосе колдуна послышалась почти человеческая теплота.
    -быть не собой... а которая из всех действительно я? и так ли уж это важно, когда маски приростают к лицу?

    такими были их беседы - темнота и пыль чердака, горький чай, вопросы без ответов. колдун никогда не давал ответов, и в этом был абсолютно прав. порой чародейке казалось, что ответы и вовсе несущественны, важен лишь сам вопрос, высказанный или же нет...
     
  6. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 5. и вслед за мной придёт бездна.

    война за разум затянулась... иногда, когда силы покидали чародейку, она уступала, выпуская охотницу на волю. но это было лишь временным решением. в конце-концов ей придётся сделать выбор.

    белуслан. лёд и снег. холодные, почти безжизненные равнины, пересекаемые ущельями и скалистыми хребтами. она брела без цели почти по колено утопая в снегу. сытая охотница, свернувшись клубочком, задремала в дальнем уголке мозга. габи тоже молчал, лишь изредка, узнавая ту или иную скалу, посылал образы прежних времён. кольчуга покрылась тонкой ледяной коркой, но крепкая кожаная куртка под ней ещё как-то сдерживала холод. иногда по дороге попадались небольшие отряды балауров или риварцев. некоторых она обходила, некоторых убивала, когда обходить было лень. холод медленно но верно отсекал все эмоции и чувства. несколько раз на пути попались и элийцы, бродившие поодиночке и видимо сами не понимающие, зачем забрались в эту холодную пустошь и искавшие путь обратно, в тёплый и светлый элиос.
    один из них был лучником, а с лучниками чародейка пока справлялась плохо - быстрые и тихие, они редко подпускали райен достаточно близко. лёжа в снегу чародейка чувствовала как заботливо тянет к ней свои эфирные пальцы кибелиск, на котором стояла печать её души. но там где кибелиск, там и селенье, а в нём люди, даэвы... одним словом жизнь, мчащаяся по своему замкнутому кругу. а здесь так хорошо - холод и тишина. пустоту не всегда нужно чем-то заполнять, иногда её лучше окружать другой пустотой.
    райен мысленно отбросила щупальца кибелиска, уже готовые подхватить её в вихре эфира. окутывавшие девушку иссиня-черные крылья взвились в воздух, помогая поднять на ноги израненное стрелами тело. присев на снег и сжав зубы, она медленно, по одной, начала вытаскивать из себя стрелы. горячая кровь вытекавшая из ран, тут же начинала замерзать, приклеивая одежду к коже. парочка заклинаний, чтоб остановить кровь, парочка, чтоб прошло головокружение, ну хоть чему - то полезному её маркутан научил.
    двигаться дальше стало труднее. пропитанная смёрзшейся кровью одежда будто одеревенела. кое-как добравшись до ближайших скал, нашла среди них небольшую расселину, защищавшую от ледяного ветра. нужно бы развести костёр, да вот из чего? не из камня же.

    "преобразуй эфир"шепнул габриэл.
    -а и правда.. дельная мысль, спасибо габ...

    и вот уже небольшой костёр с голубовато-зелёными язычками робко подрагивая,отбрасывает тени на заледеневшую скалу. у костра замёрзшее тело начало отогреваться и под когти будто впились раскалённые иглы, захотелось затоптав костёр выбежать обратно в спасительный холод. вместо этого девушка только ближе подвинулась к огню, прикусив губу, ожидая пока выстуженная ветром кровь начнёт нормально циркулировать в конечностях. просто нужно перетерпеть этот момент.
    достав из сумки бутылку бренди она сделала несколько внушительных глотков, чувствуя как по горлу в желудок опустилась горячая волна, разбегаясь по венам и согревая тело изнутри.
    в ушах затрещало, а потом сквозь эфир пробился весёлый голос знакомой лучницы:
    "-райен, ты там чем занята? мы тут в поход собрались, давай с нами, за лекаря будешь"

    локси... она то появлялась то пропадала из жизни чародейки. это была странная дружба, но наверное только эту маленькую авантюристку, с заразительным смехом, которая только тем и жила, что носилась от одной сокровищницы к другой, она могла по настоящему назвать другом. локс не знала что такое хандра и уныние, и все кто был с ней заряжались её оптимизмом. даже молчаливая и всегда недоверчивая райен в её компании становилась чуточку раскованней и беззаботней. но сегодня чародейке так необходимо было уединение... немного поколебавшись она всё-таки шепнула:
    -извини локси, не сегодня...

    слова всё ещё давались с трудом, голос был хриплым и локси уже начала что-то взволнованно спрашивать, но райен отключилась от эфирного канала, доставая из уха крохотный передающий кристалл.

    -мне нужно побыть вдали от голосов, от споров и эмоций. мне нужно сделать выбор... -слова сказанные скорее самой себе, -одиночество, простишь ли ты мне мою измену? вот я, снова вернулась к тебе...

    а огонь всё плясал, изумрудными язычками завораживая и зовя окунуться в него. пустота призывно открыла материнские объятья, убирая боль, холод и усталость. глаза медленно закрылись...



    в конце концов воцарилось некое шаткое равновесие, в котором габриэл был той осью, что удерживала обе чаши весов, не давая им опрокинуться. возможно они когда-нибудь смогли бы примириться, но тут вмешался маркутан.

    в комнату чародейка вошла немного пошатываясь, прикрыла дверь и устало прислонилась к ней спиной. там её уже ждал гранкер из арканиса - и с чего это ей взбрело в голову питомца завести... зверь, похожий на громадного нетопыря двух метров в холке, подполз к хозяйке ткнувшись мордой ей в руку. его кожа была неожиданно мягкой и бархатистой, а ещё очень горячей.

    -что, жрать хочешь? -в голосе чародейки мелькнули тёплые, почти материнские нотки.

    она и правда привязалась к этому существу. кто бы подумал... хотя имя она ему так и не дала.
    зверь оказался не шибко умным, но почти по-собачьи преданным. достав из сумки кусок мяса, завёрнутый в холстину, райен бросила его гранкеру, после чего стянула сапоги, зашвырнув их в дальний угол. на ходу расстёгивая куртку и сбрасывая по пути остатки одежды она направилась в ванну. тёплая вода понемногу расслабляла налившиеся свинцом мышцы, отчего начало клонить в сон, но спать нельзя было ни в коем случае. усилием воли чародейка заставила себя выбраться из воды. прошлёпав босыми ногами в комнату и оставляя лужицы на полу, она подошла к камину взяв с полки початую бутылку.

    "ты не протянешь так долго"-прошелестел в мозгу голос дракана.
    -знаю...-чародейка присела на пол, неотрывно глядя на огонь.

    перед глазами поплыли цветные пятна, в ушах зазвенело. звук, сначала низкий, становился всё выше. барабанные перепонки готовы были вот-вот лопнуть. райен схватилась за голову шепча бесполезные заклинания, багровая пелена перед глазами постепенно сменилась кромешной тьмой и сознание угасло. почти... тени шевельнулись, уплотняясь, принимая причудливые очертания, и снова распадаясь. а потом среди них появилась знакомая фигура в плаще и с посохом.

    "ты должна прийти ко мне, я думаю что нашел решение..."

    видение распалось, возвращая комнате привычные очертания. чародейка лежала на полу обхватив руками голову. тело бил озноб. подтянув лежавшую рядом на полу шкуру волка, она попыталась укрыться ею. гранкер испуганно жался в углу и тихо скулил не решаясь подойти.
    собрав последние силы она поднялась, едва не упав снова. кое-как натянув льняную рубашку, что тут же прилипла к влажной коже она босиком вышла из комнаты и держась за стену направилась прочь из дома.


    большие крылья отливавшие то зеленью, то синевой распластались в ночном небе. там в вышине едва заметно мерцали огоньки элиоса, а впереди виднелось зарево башни. вернее её обломка, но даже в таком состоянии она не утратила своей красоты и силы. чем ближе была башня, тем сильнее становился звон в ушах чародейки. где-то в области затылка тихо скулила сжавшаяся от боли охотница. дракан молчал. внизу чернильной кляксой расползалось море, ровное как стекло, даже лёгкая рябь волн не нарушала этого мёртвого спокойствия - время здесь словно застыло. до барьера, окружавшего осколок башни осталось всего несколько взмахов крыла, но силы стремительно покидали тело и райен уже начала сомневаться, что дотянет до островка впереди. дотянула...
    в нескольких метрах над землёй крылья предательски задрожали, а потом и вовсе бессильно обмякли. рухнув на серый песок, она потеряла сознание, едва успев мысленно позвать того, кто ждал её здесь.
    очнувшись, райен долго не могла понять где она, пальцы наткнулись на холодную и гладкую как стекло стену. приоткрыв налившиеся свинцом веки она огляделась.

    "он запер нас в кристалле..." -голос дракана был сух и бесцветен как всегда, но райен уже научилась различать в нём эмоции. в этот раз габриэл был встревожен.
    "аррх, нельзя верить жрецам, я же говорила..." охотницу оборвала вспышка боли, взорвавшая ещё не успевший до конца прийти в себя мозг. тысячи незримых раскалённых игл впились в тело. крик, вырвавшийся из горла оглушал, отбиваясь от гладких стенок кристалла. мышцы свела судорога, пройдясь по телу катком. охотница зарычала, царапая когтями камень, но основной удар принял габриэл, раньше всех троих сообразивший, что происходит, и попытавшийся их защитить.
    его душу разорвали в клочья призрачные когти, выворачивая на изнанку, пытаясь по частям вынуть наружу. мгновеньем позже охотницу постигла та же участь. в глазах бешеным калейдоскопом плясали сполохи перемежаясь абсолютной чернотой. из носа и ушей хлынула кровь. сознание угасло.

    вынырнув из небытия, лишь за тем, чтоб вновь окунуться в волну боли, мысленно успела спросить"за что?" даже не надеясь на ответ. но ответ пришёл...

    "ты поймёшь позже..."

    возразить что-либо было уже некому, разум снова ускользнул в спасительную тьму.



    время растянулось, потеряв какое либо значение, остались только тьма беспамятства, сменяемая агонией. замкнутый круг длинной в вечность. однажды, очнувшись, райен таки смогла собрать остатки воли и призвать весь имеющийся в ней эфир, направив его на стены клетки-кристалла. но камень лишь отразил удар, сминая хрупкое ослабевшее тело. она закашлялась, захлёбываясь кровью из разорванных лёгких. отчаянье вылилось в ярость, помогая удержать сознание на плаву, и тогда чародейка потянулась глубже, туда, где под ошмётками трёх душ спала бездна.
    лёгкое прикосновение будто прорвало плотину, с дна души потянулись слабые ручейки силы, превращаясь в стремительные потоки, заструилась по телу наполняя его и исцеляя, собирая воедино разодранные души, рождая из них нечто новое. боль отступала, а сознание приобретало всё большую ясность.

    прикрыв глаза, дейверайен медленно вдохнула, чувствуя как наполняются воздухом едва восстановившиеся лёгкие, а потом с выдохом освободила всю наполнявшую её энергию. нет, на этот раз не эфира... хаос, чистейший и необузданный, то из чего всё началось, и во что рано или поздно опять вернётся, то что дремало в ней с рождения, и что начало посыпаться, когда она впервые шагнула из портала на багровую площадь перед цитаделью фримум, когда впервые умирала в раскалённом горниле ока...
    и кристалл дрогнул, по гладкой поверхности зазмеились трещины,а спустя мгновение, он мелкой крошкой осыпался у ног. узкие звериные зрачки расширились, превратив её глаза в два чёрных колодца, из которых смотрела проснувшаяся бездна, и взор этот уставился на башню.

    -это была вторая ошибка... ещё глупее, чем совершённая твоей сестрой, даровавшей нам крылья... ты только сделал нас сильнее...-голос был тихим, глухим, но в нём сталью звенела холодная ярость. на губах заиграла похожая на оскал улыбка.
    -я ещё слаба, но рано или поздно, я приду чтоб вырвать твою душу, как это пытался сделать ты. и вслед за мной придёт бездна...

    чародейка повернулась спиной к башне, расправляя крылья, не ожидая ответа. её слышали, она это знала. не стало больше троицы, как их звал колдун, но они не погибли - они все были в ней, было там и кое что ещё. райен была бездной, и бездна была ею. в гобелен вплелась новая нить - сильная, яркая, но она же разрушала весь сотканный до этого узор.
     
  7. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 6. на тот свет и обратно.

    аро вернулся неожиданно, так словно и не пропадал вовсе. о том, где он был, говорить отказывался наотрез, или ссылался на какие-то задания командования во внешних землях. что-то неуловимо изменилось в нём, вроде и всё как прежде, ан нет - не тот, но вот что именно не так, сказать было сложно. а чуть позже пришли всадники.
    в тот вечер большая часть варды собралась в таверне отпраздновать недавнюю боевую вылазку. на приглашение выпить и потравить байки откликнулся и сиер - главный повеса легиона, да что там легиона, пожалуй всей асмодеи. посидели хорошо, выпили тоже немало, и тут арофеса, как говорится, "понесло". в хмельном бреду он начал носиться по таверне и крушить всё на своём пути, сражаясь с мнимым врагом. флегматично созерцая данную картину, райен лишь покачала головой, а когда окосевший гладиатор в очередной раз пронёсся мимо с секирой в руках, ловким и точным ударом тяжёлого посоха отправила буйного подопечного спать.

    особого значения происшедшему чародейка не придала. не зря в народе ходят шуточки, что гладиатор это не профессия, а состояние души. прямолинейные, вспыльчивые, они сперва рубили, и лишь потом думали. арофес не был исключением. но вот сиер воспринял выходку гладиатора весьма серьёзно и предложил райен побеседовать на улице в более спокойной обстановке и без лишних ушей.
    дейверайен знала историю арофеса, то как он пришел в этот мир и как получил свои крылья. поэтому, когда сиер рассказал ей о недавнем событии с олфи, в которую вселился один из всадников дикой охоты, пытаясь добраться до аро, чародейка даже не удивилась - когда нибудь они должны были вернуться...

    того всадника удалось изгнать, но ничто не мешало другим явиться следом. даже участие тёмного во всей этой истории казалось закономерным. ну ещё бы - куда ж в таких делах без нашего колдуна. но неприятным было другое - то, что аро ни словом не обмолвился ей о случившемся. по словам сиера, дверью послужило зеркало в святилище огня, а олфи, заглянувшая в него, стала случайной жертвой. вопрос был в том, кто и зачем открыл врата, а также как закрыть их обратно.
    и тут опять маячила длинная тень илансе. вот с него то райен и решила начать.

    тёмный как всегда был в своём репертуаре - ответы без вопросов и вопросы без ответов, пафосные речи в которых каждый раз угадывался новый смысл, стоило только посмотреть на них под другим углом. то, что он приложил свою руку к этой истории с дикой охотой сомнению не подлежало, но было совершенно ясно - помогать запечатывать врата он не собирался.
    как бы там ни было, а для ритуала нужен был маг. оставалась только элиора - наивное цветочное создание, все дни напролёт проводившее в светских салонах. кроме того, она и так уже была вовлечена в эту историю. каким-то образом в её гримуаре оказались страницы с заклинанием, открывающим дверь в междумирье, и которые там (конечно же абсолютно случайно, а главное так вовремя) обнаружил илансе. бедняжку эл мучило чувство вины и она всей душой хотела помочь. проблема в том, что маг из неё был, мягко говоря, посредственный написать обратное заклинание она бы просто не смогла. но кое кто другой - мог.

    прошло около четырёх веков после их с лиамом последней встречи и у райен были весьма веские причины не видеться с ним ещё по крайней мере столько же. но в данном случае он мог помочь. лиам был не только шаманом давно исчезнувшего племени - он был тридцативековым даэвом, прошедшим перерождение ещё до катаклизма и обучавшийся непосредственно у хранителей башни, а не их жрецов.
    выкрутившись из положения, райен отправила к шаману элли вместо себя. а чтоб из белокурой головки не выветрилось всё услышанное, вместе с ней послала и сиера.
    на всю эту историю у райен был свой взгляд, и её намерения были далеко не так благородны, как могло показаться со стороны. да,она хотела защитить аро, да собиралась запечатать портал, сквозь который в их мир проникли всадники, но не только. райен прекрасно понимала с кем имеет дело, и что может получить от них. она не забыла своих угроз маркутану, а для этого ей нужны были силы, и силы немалые. шутка ли, тягаться с одним из хранителей...

    небольшая група собралась у входа в заброшенное святилище огня: аро и рок, которые толком не знали зачем идут в подземелье и служили грубой силой для расчистки дороги, элли, нервничающая, но старающаяся не подавать виду, чтоб мужчины не заподозрили ничего о готовящемся ритуале, и сиер, холоден и спокоен как всегда, и наверно единственный кроме самой райен, кто знал правду о том, куда и зачем они идут.
    даже элли, которая должна была провести ритуал не знала, чем он закончится. точнее знала лишь положенную ей часть правды, иначе бы низа что не согласилась в этом участвовать.
    зеркало-портал располагалось в главном зале, за лабиринтом тоннелей и пещер, давно заброшенных и ныне облюбованных разного рода зверьём и нежитью. зачистка не заняла много времени - народ собрался опытный и закалённый в боях, так что парочка-другая нетопырей-переростков, да сбрендивших големов не могла их остановить. и вот они у цели - по гладкой поверхности зеркала пробегают огненные сполохи, оно зовёт, не отпуская взгляд. райен протянула руку, касаясь стекла. тёплое... от прикосновения по ровной глади пробежала рябь.

    -давай элли, пора...- тихий шепот, чтоб не услышали другие, чтоб не успели помешать...

    волшебница открыла старый гримуар с пожелтевшими, рассыпающимися пергаментными страницами. на них совсем свежие символы древнего языка начертанные кровью шамана. элли тихо, нараспев начинает читать заклинание. рябь на зеркале становится сильнее, его поверхность уже не просто тёплая, она обжигает. наконец рок и аро понимают, что творится что-то неладное и бросаются к ним, но уже слишком поздно. шаг...

    будто сквозь толщу вод, тело расплющивает жутким давлением, оно вытягивается струной в бесконечность. часть чародейки ещё там, в святилище, часть уже очень далеко, и продолжает нестись всё дальше. боль выжигает каждую клеточку растянувшегося на миллиарды лет тела, она кричит, но здесь нет звуков, а у неё уже нет рта...
    это длится вечность. а потом, будто струна лопнула, райен опять обрела целостность, ощущение себя, своего тела... хотя нет, тела больше нет - она лишь сгусток энергии. тут телам нет места. но тем не менее, по привычке полупрозрачный комок понемногу принимает очертания женской фигуры. вокруг пустота, но дейверайен не одна в ней. множество теней, таких же эфемерных как и она сама, устремляются к той искорке живого тепла, что вспыхнула у входа в захлопывающийся портал.

    райен почти физически ощущает их голод, их неконтролируемую жажду... они окружают её, спешат побыстрее урвать хоть немного того тепла, что не успело ещё рассеяться в окружающей пустоте и ореолом окутывает полупрозрачное тело... и замирают, наткнувшись на глядящую сквозь неё голодную бездну. ещё какое-то время они толпятся вокруг, растерянные и разочарованные - предполагаемая пища оказалась обманом.
    каких же это требует сил - поддерживать связь с бездной отсюда. но стоит только чародейке прервать струящийся сквозь её душу поток, и тени набросятся на неё и поглотят без остатка.
    пустой взгляд скользит по веренице теней, замирает, остановившись на одной, плотоядная ухмылка кривит губы. словно почуяв неладное, тень рванулась прочь, но слишком поздно. бездна, лениво и жадно одновременно, поглотила её, растворяя в себе. остальные, осознав происходящее, бросились в рассыпную спасаясь от того, чей голод оказался сильнее их. и началась охота...

    ***
    здесь нет времени, потому что нечем его измерить. нет понятия "верх" и "низ", "вперёд" и "назад" - взгляд выхватывает отдельные участки пространства, вовсе не делая его целостным. пространство изгибается и наслаивается, словно мятая бумага. всё серо и однообразно...
    всадников почти не осталось и они прячутся всё лучше. от души райен тоже мало что осталось. ей приходится платить свою цену. а голод всё растёт... с каждой поглощённой тенью он лишь усиливается, умножается. а где-то там осталась атрея, тёплая, живая... в ней столько душ, что так бездарно тратятся на бессмысленную войну, в то время как они могли бы насытить её... но она сама заперла туда дверь, и открыть её можно только с той стороны.
    рано или поздно найдётся дурак, что попытается открыть врата. они всегда находятся. только и нужно, что подождать.

    прошла ещё вечность. эта тень последняя - других не осталось. в который раз райен преследует её. это их игра - поймав, она отпивает лишь немного и снова даёт тени ускользнуть. и всё начинается снова. кроме неутолимого голода в ней живёт ещё одно чувство - скука. потому и не убивает она последнего всадника. как же сильна в нём воля к жизни. ему бы сдаться, дать осушить себя, чтоб обрести наконец покой, но нет - он снова и снова бежит... на что он надеется?
    портал открылся с оглушительным треском рвущегося мокрого шелка и тень не раздумывая рванула к нему. не успел - бездна настигла всадника уже у самой границы.


    яркий свет обжог глаза, под босыми ступнями шероховатый камень покрытый толстым слоем пыли, в ноздри ударил сухой запах песка и тлена. так непривычно, так остро. там, в мире теней, райен уже почти разучилась осязать. рядом полыхнул бело-голубым пламенем сгусток энергии и голод взвыл в ней, обжигая каждую клеточку вновь обретённого тела. глаза, приспособившись к свету наконец смогли различить в голубоватом сгустке очертания дрейка. рука непроизвольно потянулась к нему, коснулась кожи - тёплая, живая... голод вспыхнул ещё ярче. голубоватая аура дрейка завихрилась и начала перетекать по протянутой руке в тело райен. зверь конвульсивно дёрнулся, но было уже слишком поздно. губы искривились в усмешке, обнажившей острые как иголки клыки. жизнь медленно покидала тело дрейка. облизав пересохшие потрескавшиеся губы, райен нетвёрдыми шагами направилась за очередной жертвой.

    на её пути попадались и мороки и полуистлевшие скелеты древних воинов, которых ещё удерживали на грани жизни и небытия остатки давней магии. она выпивала их всех. с каждой жертвой её шаг становился твёрже, а мысли более связными. в какой-то момент она поняла, что странный шум в ушах превратился в произносимые кем-то слова... её звали. звали по имени. понемногу в памяти начали всплывать образы, отрывки воспоминаний из той, давно забытой жизни, когда она ещё не превратилась во всадника, когда она была лишь даэвом, пытавшимся обрести силу. она огляделась, но не нашла вокруг никого живого. а голос в ушах не смолкал. и тогда она вспоминала что даэвы способны передавать мысли сквозь эфир... райен прикрыла глаза и ответила, сосредоточившись на голосе.
    так её и нашли гладиатор и седой лучник на одном из осколков мёртвого города ру...
     
    Last edited by a moderator: Apr 2, 2014
  8. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    глава 7. сожженные мосты.


    за ней следили с момента возвращения. явно или скрыто, но взгляды она чувствовала постоянно. впрочем, неудивительно, если учесть чем она вернулась. странно, но они всё ещё стремятся помочь. что это, чувство вины? нет, она бы почуяла его вкус, вины там не было...

    воспоминания возвращались медленно, но неуклонно, а с ними и отголоски чувств. сколько же она потеряла? гулкая, тянущая пустота там, где раньше была душа. нет - три её души. и пустота кричала, требовала...
    голод - он не утихал ни на мгновенье, и сколько б она не выпивала душ - голод только рос. контролировать его было сложно, но она училась. больше конечно ради себя, но отчасти и для них - ещё осталось в ней что-то от той райен, что шагнула в зеркало кромед.

    изменилась она не только внутри, но и внешне. когда-то её волосы были ярко-изумрудного цвета, сейчас же они висели седыми космами. глаза тоже утратили былую зелень, став антрацитово-черными. лицо осунулось, и без того острые черты стали ещё более резкими. даэвы не стареют, словно навсегда застывая во времени в момент перерождения... чушь! хотя можно ли её ещё звать даэвом?

    почти всё время райен теперь проводила в брустхонине в отравленных землях судор. мертвецы, бродящие вокруг её не смущали - она сама в каком-то смысле давно была мертва. кроме того, была своя красота в этих отравленных землях. забравшись на вершину скалы, она часами могла наблюдать раскинувшийся внизу пейзаж. над ядовитыми болотами всегда висел густой фиолетовый туман из которого торчали плоские раскидистые кроны чахлых деревьев с зеленовато-лиловой листвой. вдали маячил призрак проклятого замка наор, а чуть правее, на скалистом плато расходились круги гигантского некрополя, заросшего одичавшими красными розами. их лепестки подхватывал ветер и нёс до самых гор, расцвечивая небо алыми мазками, словно брызгами крови. и над всем этим, на самом краю горизонта, возвышался обломок башни вечности, зазубренным шпилем пронзающий небо.

    однажды, прогуливаясь одним из погостов, она встретила того, кто в дальнейшем станет её неразлучным спутником.
    с десяток неупокоенных окружили райен, протягивая к тёплой плоти скрюченные гниющие пальцы на которых часто не хватало по нескольку фаланг. взмах посоха, и сорвавшийся с его навершия сгусток эфира отшвырнул ближайших мертвецов. второй, третий... слева послышалось сдавленное рычание. взгляд через плечо - волк, довольно крупный. некогда густая шерсть вся в проплешинах и шрамах, местами и вовсе видна оголённая плоть. мощная когтистая лапа придавила тело очередного мертвеца и пожелтевшие клыки, размером с ладонь, вырвали кусок из гниющего тела. волк поднял голову и на мгновенье его желтовато-белые светящиеся глаза встретились с угольными глазами дейверайен.

    то, что волк был мёртв было совершенно ясно, но взгляд его, казалось, был осмысленным, живым и каким-то совсем не звериным. одного этого взгляда хватило, чтоб райен поняла - он не нападёт, даже напротив, она может не опасаться за свою спину - её есть кому прикрыть. с того погоста они ушли вместе.
    она назвала волка приблудой - надо же было его как-то звать, но довольно быстро это прозвище сократилось до короткого блуд. прозвище, надо признать, довольно подходящее для спутника той, кого звали хранителем пороков. как ни странно - но она всё ещё оставалась главой варды. а соратники меж тем всё не оставляли надежд вернуть ту, прежнюю райен, будто для перешагнувшего грань возможно стать прежним.

    с помощью замысловатого ритуала, подсказанного тем же шаманом, они решили вернуть душу чародейки. все три её души. и в каком-то смысле им это удалось. собранные по частям, троица вновь была вместе. пустота стала чуть меньше, и даже голод стал не таким необузданным. казалось бы жизнь налаживается...

    ****

    райен не в первый раз сталкивалась с безмолвными, но раз за разом ей удавалось выйти "сухой из воды". каждый раз у блюстителей закона не было железных доказательств, одни только домыслы да слухи. но тогда она отвечала только за себя. сейчас же инквизиторы таки нащупали её слабое место - варда. всех нас рано или поздно губят близкие.
    чародейка стояла на вершине скалы устремив пустые, невидящие глаза в разверзшуюся внизу пропасть. такая же пропасть сейчас была внутри неё.
    аро. как он мог так поступить? хотя... почему не мог? мог. вот только зачем? что толкнуло его на предательство? а ведь как иначе это назвать?
    варда - некое подобие семьи, единственное, что было важно, единственное, что удерживало всё это время... единственное уязвимое место.

    ярость, непонимание, обида, разочарование и... какое-то обречённое спокойствие. тихий, равнодушный голос шепчущий: "а чего ты ожидала? разве может быть по другому? предательство - закономерный итог любого доверия"

    -ты знала, что так будет? -крик разносится над пропастью, эхом отражаясь от скал. крик перерастает в рычание загнанного зверя.

    "нет, это ты знала... разве это впервые? ты цепляешься за миражи, отрицая себя. может хватит?"

    кулаки сжались и когти вспороли кожу ладоней, на камень ручейками полилась кровь. шаг... ветер в лицо, пьянящее чувство падения, шум крови в висках и ветер в ушах...
    если бы это можно было закончить так просто. но ей не дано умереть. она может убить бессмертного, иссушив его душу, но сама умереть не в силах. насмешка...

    за спиной развёртываются крылья, с громким хлопком разрывая воздух. ветер наполняет их и падение прекращается. маленькое тельце парит над пропастью. воздушные потоки несут её между скал, словно нежный любовник, перья тихо шелестят, перешёптываясь о чём-то с ветром. а потом она сложила крылья и камнем рухнула вниз...

    ****

    пепельный сумрак асмодианского дня плавно густел наполняясь чернильными тенями ночи. на дне ущелья, привалившись к камню спиной, сидела девушка в изодранной окровавленной кольчуге. пепельно-серые, слипшиеся от крови волосы падали на лицо. она не шевелилась. может была мертва, а может просто без сознания. спустя какое-то время из теней появился волк. косматая шкура была вся в шрамах и проплешинах рваной плоти,едва затянувшихся тонкой коркой, глаза горели нездоровым желтовато-белым огнём.

    впившись клыками в ногу, он волоком тащил за собой едва живого, сдавленно скулящего мугла. подойдя к девушке он выпустил добычу из пасти и замер, переминаясь с лапы на лапу. не дождавшись от той никакой реакции он снова ухватил зубами пытающегося уползти зверька и подтащил его ближе, потом аккуратно взяв зубами безвольно висевшую плетью руку девушки, опустил её на дрожащую мохнатую тушку. мугл удивлённо таращился то на волка , то на девушку, в маленьких чёрных глазках начала зарождаться надежда - кажется этот зверь не спешит рвать на части его маленькое тельце.
    волк тихо завыл не сводя глаз с девушки. по её телу прошла слабая дрожь, пальцы конвульсивно сжались, впиваясь когтями в покрытую мехом кожу. мугл было затрепыхался, пытаясь вырваться, но его придавила к земле тяжёлая лапа волка... и странная, необъяснимая слабость, сделавшая его тельце ватным и непослушным. вокруг руки девушки появилось слабое свечение. оно охватывало мугла, оплетая едва заметными белесыми нитями, словно паутиной. нити запульсировали цветными всполохами. из горла девушки вырвался сдавленный хрип, задрожавшие веки чуть приоткрылись. волк радостно взвизгнул и лизнул хозяйку в лицо.

    -ещё...- прошептала она, едва разлепив потрескавшиеся губы, с запёкшейся на них кровью. волк оскалился, будто улыбаясь, и умчался во тьму за новой жертвой.

    пошатываясь, она вошла в поселение муглов даже не думая прятаться. навстречу ей с грозным рычанием кинулись два стража-оборотня уже занося оружие для удара. девушка вскинула руку и к стражам устремились тонкие призрачные щупальца, мгновенно опутав их плотным белесым коконом. ещё мгновенье, и ветвящиеся нити потянулись к близстоящим муглам.

    перешагивая через безжизненные тушки, она шла по селению на подкашивающихся ватных ногах. она была истощена до предела. и она была голодна. впереди появилась групка шаманов и прячущийся за их спинами вождь. она чувствовала их страх, ноздри возбуждённо подрагивали улавливая запах паники и отчаянья.
    сейчас она не была чародейкой, не была даэвом - она была всадником дикой охоты, но за её плечами призрачными тенями стояли сестра и дракан - её семья, её последний якорь. выпущенный было на свободу, голод покорно склонил голову и отступил - рассудок вновь обрёл ясность. она возьмёт ровно столько, сколько нужно, чтоб восстановиться. ни каплей больше.

    ****

    огонь почти угас, лишь угольки переливались багряным бархатом. чашка из грубо обожжённой глины приятно грела пальцы. пряный аромат трав щекотал ноздри. нигде больше райен не пробовала такого хорошего чая.

    -лиам, ну признайся, что ты туда добавляешь?- знала что не скажет. никогда не говорил, но она каждый раз спрашивала.
    -ты знаешь правила,-шаман лишь улыбнулся, продолжая растирать в плошке краску,- ответ за ответ.
    -пф... я знаю все твои загадки, и я рассказала тебе больше историй, чем кому либо.

    райен отставила чашку и повернувшись в шаману спиной, стянула куртку и льняную рубашку. в отблесках углей её зелёная кожа казалась почти алой. лиам нежно провёл когтями вдоль спины, а потом начал тихо, нараспев произносить заклинание на древнем, давно забытом языке торранов. окунув инструмент из кости дракона в краску, он сделал первый надрез.

    ночь была почти на исходе. спину девушки покрывала корка засохшей крови смешанной с краской, а вдоль гривы с обеих сторон тянулся узор из переплетённых ломаных линий. шаман отложил инструменты в сторону и не переставая напевать зачерпнул из горшочка какой-то остро пахнущей мази. кожу райен будто облили кипятком, когда лиам начал втирать мазь в свежую татуировку. задержав дыхание, она лишь крепче сжала зубы, не издав ни звука и выдохнула только тогда, кода шаман приложил к спине смоченные в настое трав полоски ткани. обжигающая спину боль затихала. торран подал ей рубашку помогая одеться.

    -слышал у местных оборотней появился новый кумир,- янтарные глаза шамана сощурились в хитрой усмешке.
    райен невозмутимо пыталась натянуть куртку,игнорируя слова шамана. а тот продолжал говорить, ставя на угли котелок с чаем:
    -алтарь для жертвоприношений строят... идол в виде крылатой женщины с тремя головами: человека, волка и балаура. говорят она может принять любой облик, но чаще оборачивается мёртвым волком.

    райен пожала плечами и тут же поморщилась от боли, по спине пробежала струйка крови, мгновенно пропитав рубашку.

    -лиам, твои духи слишком болтливы. мои кинжалы... они всё ещё у тебя?
    шаман улыбаясь скрылся за пологом шатра, а через пару минут вернулся с свёртком в руках.
    -решила вернуться к триниэль?
    -бездна не служит хранителям башни. я сама по себе.

    девушка развернула свёрток и достала из него пару кинжалов. простые, без каких либо украшений - тусклый, серо-голубоватый метал лезвий и потёртая тёмная кожа на рукоятях, так привычно скользнувших в ладонь.
    будто и не прошло более пяти веков, будто ещё вчера она кралась в тенях, обнажив клинки, к воротам элтенена.

    -они помнят меня,- райен сделала несколько пробных выпадов и убрала кинжалы в ножны.
    -никто не может быть сам по себе, ты же знаешь. ты можешь только выбрать сторону. уверена, что выбрала верно?- шаман протянул ей кружку, вновь наполненную ароматным чаем.
    -нет. меня всё ещё разрывает на части. я привязалась... мне казалось, что я обрела дом. но я не могу простить. я не умею прощать.
    -простить их? или себя? тебе кажется, что привязанности делают тебя слабой. ты всегда боялась быть слабой.
    -я не имею на это права...
    -а если ты ошибаешься?

    но девушки уже не было. нетронутая чашка с чаем стояла на земле. шаман лишь усмехнулся и подбросил хвороста в огонь. где-то совсем недалеко завыл волк.

    - - - добавлено - - -

    эпилог

    ремар сидел за широким письменным столом и с непроницаемым лицом выслушивал оправдания молодого легата. тот, в цветастых, но черезчур путанных фразах пытался если не выгородить легионера, то хотя бы уберечь от пятна позора сам легион. судья не прерывал говорившего, позволяя ему самому загонять себя в угол. легат начинал всё больше путаться в своих показаниях, всё больше паникуя из-за таинственного молчания судьи.

    безмолвные были главным оплотом судебной машины асмодеи. одно лишь упоминание о них способно было ввергнуть в панику многих бывалых воинов, закалённых веками сражений как в самой асмодее, так и за её границами - элиосе и арэшурате.
    у безмолвных исполнителей не было имён, у них не было лиц - их заменяла стальная маска без носа и рта, лишь светящиеся багрянцем глаза. черная форма с кровавой каймой и плащ с эмблемой маски и меча. гарду меча на гербе заменяли весы с двумя чашами. красноречивый символ храма правосудия.
    поговаривали, что у исполнителя нет не только лица, но и души. лишенные собственных чувств и воли, единственной их задачей было выполнить приказ.

    судьи же были несколько из другого теста. они носили всё ту же форму, что и исполнители - без каких либо регалий и знаков отличий, но лица их не скрывали маски. точней само их лицо было маской, из плоти и крови, но не менее непроницаемо нежели сталь. по сути, судьи были истинными правителями асмодеи, оставляя военному совету под предводительством видара лишь иллюзию власти. серые кардиналы, вершащие судьбы смертных людей и бессмертных даэвов.


    райен стояла у стены, делая вид, что изучает корешки книг в уходившем под потолок шкафу. её уже начинало мутить от этого фарса. в конце концов, она повернула голову и посмотрела прямо в тёмные, чуть раскосые глаза судьи ремара.
    в их первую встречу она убила его. когда они встретились во второй раз - она пообещала убить для него. и вот вновь они стоят друг напротив друга.

    легат что-то объясняет, она почти не слушает. легату невдомёк, что это их с ремаром танго. их, и никого больше. все эти аресты легионеров, допросы, обвинения... всё это неважно. всего лишь урок для непослушного исполнителя, попытавшегося затеять свою игру наперекор воле судий.

    после того первого ареста ей дали выбор - служение храму или свобода близких. райен согласилась... точнее сделала вид. потом она инсценировала казнь заключенного, устроив его побег. заключенным был арофес, некогда бывший крылом её варды. он стал пешкой в руках судий, разменной фигурой в партии ремара.
    это вовсе не значило, что райен простила гладиатору предательство, скорей она помогла ему бежать, чтоб доказать себе, что всё ещё свободна в своём выборе. но гладиатор оказался слишком глуп, чтоб воспользоваться данным ему шансом. вместо того, чтоб исчезнуть, он вернулся в легион, тем самым подставляя собратьев по оружию, вынужденных укрывать его.
    прошло не так много времени и аро вляпался в очередную историю, вновь попавшись на глаза безмолвным. и вот теперь они с легатом в кабинете судьи. легат напуган, хоть и пытается не подавать виду, райен же уже знает чем закончится этот разговор. она устало подняла голову и посмотрела на ремара.

    - вы уже придумали как быть со мной? убить вы меня не можете, заключить под стражу - тоже. я уйду, стоит только мне захотеть и в этот раз вам нечем меня удержать.
    судья оставался всё так же невозмутимо спокоен, но теперь он улыбался.
    - я думаю вы прекрасно знали, чем всё кончиться, когда начинали это, леди райен.

    да - она знала. других судий она могла провести, но не этого. ремар, глава храма правосудия. для него мир был лишь шахматной доской на которой он расставлял свои фигуры. в дейверайен он видел не человека, и даже не монстра, рождённого бездной и наделённого её голодом - он видел идеальный инструмент. опасный, своенравный, требующий очень осторожного обращения инструмент. и ремар не собирался упускать его.

    -если вы покинете храм, я буду вынужден оповестить аканов в крепостях о предъявленных вам обвинениях. для вас будут недоступны порталы и кибелиски...
    -я не использую кибелиски - ни один из них не примет мою печать,- райен тихо фыркнула, презрительно пожав плечами,- мы сыграли в игру, ремар, и кажется у тебя патовое положение.

    последнее она шепнула почти что на ухо судье, наклонившись через стол. тот лишь чуть повернул голову и улыбнулся, кивком головы указывая на бумаги на столе. приказ об аресте был уже подписан, и райен сжала зубы, увидев знакомые имена.

    - вы находитесь в таком же положении. думаю мы, обречены играть в эту игру вечно. надеюсь вы не разочаруете меня, как и я вас. я распорядился, чтоб для вас приготовили покои на третьем ярусе, где вы сможете отдохнуть и поразмыслить. надеюсь вас не слишком побеспокоят соседи.

    учтивая улыбка, мягкий, почти ласковый голос... ремар и правда мог сойти за образец любезности и гостеприимства, но райен знала, что из себя представляет третий ярус.
    с трудом подавив желание разорвать судье глотку, стерев с его лица эту вежливую улыбку - ремар всегда был вежлив, даже в пыточной камере, дейверайен бросила ещё один взгляд на подписанные бумаги на столе. на её губах вновь появилась знакомая ироничная ухмылка, обнажившая острые клыки, словно не ей сейчас предстоит отправиться в застенки.

    -с моей стороны было бы весьма невежливо не принять такое предложение... надеюсь вы составите мне компанию за ужином?

    кивнув на прощанье растерявшемуся легату, райен не оглядываясь направилась к скрытой гобеленом двери за спиной судьи. стоили ли они этого? возможно и нет, но это пока ещё был её легион и её варда.

    ****

    время шло, от дейверайен не было никаких известий, что впрочем неудивительно. надеялся ли кто ещё на её возвращение? возможно, но верили в это мало. а жизнь, тем временем, шла своим чередом, легион готовился к учебным маневрам в арэшурате. было решено устроить широкомасштабную вылазку по захвату артефактов, расположенных вокруг крепости серного древа. сбор назначен был на багровой площади перед крепостью фримум.

    собирались долго и неохотно, сбиваясь в небольшие группки, мало напоминающие боевое построение. кто-то обменивался последними слухами, кто-то курил, убивая время, а кто-то проверял, хорошо ли подогнаны доспехи.
    легат пытался докричаться до легионеров, уточняя, все ли получили со склада необходимые припасы. перелёт предстоял недолгий и проблем с самим заданием не предвиделось, но в бездне нужно быть готовым ко всему. в любой момент можно было нарваться на диверсионную группу элийцев или балауров, а то и дерадикон нагрянет, поливая застигнутых врасплох даэвов из кормовых пушек.
    легионеров разделили на две группы, которые должны были выдвинуться к крепости с разных сторон и встретиться в точке сбора на последнем артефакте.
    перед самым вылетом на площади появилась райен, присоединившись к одной из групп так, словно и не исчезала за стенами храма правосудия на несколько месяцев. некоторые из присутствующих настороженно зашептались, другие обрадовались, были и те, кто и вовсе не заметил её появления. против обыкновения, на плечах райен был плащ с эмблемой легиона, а не старый отцовский, давно утративший свой первоначальный цвет.

    варда собралась рядом со своим неожиданно вернувшимся хранителем, посыпались вопросы, но отвечать на них дейверайен не спешила. в это время объявили боевую готовность и багровое небо арэшурата рассекли десятки иссиня-черных крыл. теперь уже было не до разговоров - лишь короткие команды ведущего, координировавшего движение.

    когда обе группы встретились на последнем артефакте и легат начал было поздравлять всех с успешным выполнением задачи, дейвераен вышла вперёд, развязывая шнуровку плаща. под плащом была багрово-черная форма безмолвных.

    -это был наш последний совместный поход. как представитель храма, я не могу состоять в легионе, и тем более быть его центурионом. я пришла попрощаться и объявить о роспуске варды, хранителем которой являлась.

    в воздухе повисла тишина. не сказав больше ни слова, райен передала плащ легату и распахнула крылья, взметнув с земли облачко пыли. последние узы были разорваны.
    нельзя сказать, что варда приняла решение хранителя спокойно, реакция была разной. возмущение, обиды, и даже истерика, которую закатила элли... лишь вояр, бывший правой её рукой, сохранял спокойствие, хотя это давалось ему нелегко. он знал - решение принято, и райен его уже не изменит, несмотря на крики и уговоры.

    ****

    долгий путь прошла дейверайен от узника до судьи - ремар весьма творчески воспринимал метод "кнута и пряника". днём ей предоставляли полную свободу в пределах третьего яруса, она присутствовала при допросах, более того - вела их когда необходимы были "особые" методы. судья ремар, прекрасно осведомлённый о природе дейверайен, понимал, что безопасней для всех будет не держать всадника на голодном пайке. но ночью она неизменно возвращалась в свою камеру.

    однажды к ней привели арофеса. приговор ему уже давно вынесли и вскоре он должен был отправиться в келькмарос на каторжные работы по сбору эфир, но этого ремару оказалось недостаточно. он хотел уничтожить арофеса как личность, причём сделать это непременно руками дейверайен. в этот раз она больше не колебалась. не осталось больше якорей, удерживавших её. никаких эмоций или чувств, лишь холодное безразличие. однажды ей уже пришлось работать с гобеленом чужой души. не разрушить, вырвав нити составляющие основу, а осторожно изменить часть узора. тогда она пыталась помочь подруге, усыпить огненного демона внутри её души. ладони райен до сих пор покрывали глубокие ожоги, упорно не желающие заживать и сейчас они невыносимо зудели.

    райен прикрыла глаза и сосредоточилась на энергетических потоках, струящихся в теле гладиатора. она видела как они сплетаются, образуя неповторимый узор, являвшийся личностью арофеса. медленно погружаясь в саму основу гобелена его души, райен одну за другой методично расплетала нити этого узора.
    из дальнего угла кабинета за ней с удовлетворённой улыбкой наблюдал ремар - теперь она готова и всецело принадлежит храму. в ту ночь она больше не вернулась в камеру.