1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.
  2. Переполох Йорм Поэзия Календарь Гильдия Дайджест Календарь событий в Aion

Фанфики - "Я — монстр"

Discussion in 'Литературное творчество' started by Mig777, Dec 4, 2014.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Mig777

    Mig777 Innova Group

    Joined:
    07.05.12
    Messages:
    6,588
    Likes Received:
    11,392
    [​IMG]

    фанфик (англ. - "fanfic") - жанр литературы, использующий в качестве своей основы идеи, сюжет, персонажей из оригинального произведения, по мотивам которого он пишется. в фанфике могут даваться альтернативные продолжения историй, высмеиваться персонажи и ситуации, переплетаться известные произведения.

    faq по этапу:
    1. можно использовать один из вариантов интерпретации названия темы:
    • я - зло;
    • я - моб из игры.
    2. обязательно в тексте фанфика должна фигурировать фраза "я - монстр".
     
    Last edited by a moderator: Apr 28, 2015
  2. Mirienna

    Mirienna User

    Joined:
    15.03.11
    Messages:
    761
    Likes Received:
    659
    я - фофоку

    я - фофоку
    или почему у бедного фофоку нет настроения 7 дней в неделю
    [​IMG]

    яркое лазурное свечение больно резануло по маленьким голубым глазкам ким ына. сощурив их до размера совсем узеньких щелок, целитель-фофоку медленно поднялся с земли. с нескрываемой досадой он стряхивал со своего нарядного облачения сухие листья, комья земли и раздражающую пыльцу возрождения - ведь именно благодаря ей он воскрешался здесь вновь и вновь. правда, виновниками всего этого были, конечно же, совершенно другие обстоятельства - скорее даже, существа. крылатые и свирепые, они называли себя даэвами. предпочитая драку приветствию, они нападали на поначалу ничего не подозревающих фофоку, всего лишь желавших познакомиться поближе с невиданными доселе путешественниками.
    конечно, такое положение вещей не устраивало маленький розовошерстный народец. по этому поводу даже созывалось всеобщее собрание, на котором они громко спорили и, кажется, даже едва все не рассорились. в итоге, они решили выбрать храбреца, который бы попытался разобраться в ситуации и поговорил с враждебно настроенными даэвами. к сожалению, храбрость не была отличительным качеством фофоку, поэтому храбреца выбрали путем жеребьевки. и этим "счастливчиком" оказался как раз ким ын - признаться, он никогда не был везунчиком.
    именно поэтому он топтался здесь, на одиноком холме, днем и ночью, при этом кляня все на свете. и все его старания поговорить с чужеземцами непременно заканчивались одним и тем же - маленький ворчливый целитель умирал и вновь возрождался на этом холме.

    ***


    это был первый день пребывания мелиссы в герхе. её худшие опасения по поводу нового места, к счастью, не оправдались - здесь было умеренно тепло, в отличие от большинства жарких или изменчивых, в плане погоды, земель балауров, а здешняя природа была на удивление хороша. поэтому, нетерпеливо выслушивая инструктаж центуриона, целительница уже предвкушала упоительный отдых - к примеру, где-то на берегу вон того водопада, который она заприметила с самого начала своего пребывания здесь, глядя вдаль с головокружительной высоты главного штаба.
    - и не забывайте, даэвы, - в заключение добавил рациус, - что контактировать с местными обитателями не рекомендуется. здешние монстры могут быть очень хитры и опасны. будьте бдительны!
    мелисса бесстрашно рванула с крутого обрыва, распахивая на лету крылья - навстречу новым приключениям!

    исследовав к концу дня секретную лабораторию варуны и несколько ближайших баз, мелисса решила совместить приятное с полезным - попутно изучая территорию, она решила направиться к тому самому водопаду, где можно было, с чистой совестью, полюбоваться наступающими сумерками, отдыхая после такого плодотворного дня
    путь её лежал через густой лес - заходящее солнце бросало длинные причудливые тени сквозь высокие кроны деревьев и волны переменчивых облаков, так что невольно казалось, будто лес заколдован. целительница собрала всю свою храбрость в кулак и, сжав в руке покрепче посох, двинулась сквозь молчаливое и загадочное царство теней.
    пройдя уже примерно половину намеченного пути и не встретив ничего подозрительного, мелисса радостно прибавила шагу, окрыленная упоительными грезами. именно тогда она услышала за спиной покашливание и тоненький сварливый голосок:
    - эй, ты! стой, чтоб тебя!

    целительница резко обернулась и, сразу принимая боевую стойку, выставила оружие вперед. странное розовое существо в голубом облачении, да еще и с посохом наперевес, бежало за ней, кашляя и задыхаясь.

    - тебя, поди, догонишь! - существо приблизилось к мелиссе на опасно близкое расстояние, так что она незамедлительно принялась плести магическое заклинание, вспомнив о предостережении центуриона. мерцающая энергия эфира начала зеленой змейкой расползаться по её посоху.
    странная говорящая животинка сразу же громко завопила и отпрянула назад.
    - ты что делаешь?! я же с тобой просто поговорить хочу!

    мелисса прервала заклинание, неожиданно даже для самой себя, - ей вдруг стало... жаль этого малявку, - но осталась в боевой стойке:
    - валяй, чего тебе надо?

    существо неодобрительно глянуло на целительницу снизу вверх, поглаживая свой блестящий посох.
    - какая ты невоспитанная! но для начала, я хотел бы представиться.

    - ближе к делу. - сухо прервала его мелисса.

    - я ким ын, - злобно сверкнув маленькими глазенками, ответил ей малец. - из племени фофоку.

    он протянул ей руку - или лапу, как показалось мелиссе, - но целительница все так же сухо отвечала, не удостоив вниманием его дружелюбный жест:

    - мелисса. асмодианка, офицер 3 ранга. - сделав небольшую паузу, она продолжила, - и о чем же ты хотел поговорить?

    ким ын вздохнул и поправил свою, съехавшую набок, смешную шапочку.

    - я хотел спросить, почему вы, даэвы, так плохо обращаетесь с фофоку?

    - потому что так положено. - немедля отчеканила мелисса. эта стандартная фраза - ответ почти на все вопросы, - была заучена ею назубок еще с давних пор и выскакивала в таких случаях автоматически. действительно, а была ли другая причина?

    - погоди-ка, но ведь мы разговариваем одинаково, ходим одинаково. в чем разница между нами? я целитель - ты ведь тоже?.. - фофоку, казалось, был сильно озадачен, и задумчиво тер затылок.

    - но ты же монстр! - воскликнула мелисса, презрительно поглядев на него. в её голове начала мелькать лишь одна мысль: "вспомни, что говорил рациус! нельзя им доверять!"

    ким ын искренне удивился. он внимательно посмотрел на свои тоненькие ручки, так похожие на кошачьи лапки; на свой простенький деревянный посох, поблескивавший в сумерках разноцветными огоньками, - и поднял глаза, оторопело уставившись в спину удиравшей со всех ног девушки-даэва, лишь изредка опасливо оглядывающейся на него через плечо.
    фофоку вдруг почувствовал себя очень обиженным, поэтому не решился вновь преследовать мелиссу. круто развернувшись на пятках, он уныло побрел к товарищам, ссутулившись и едва отрывая от земли свои тощие ножки. ему хотелось расплакаться от обиды, но он помнил о том, что настоящий фофоку не должен плакать. поэтому по пути он негромко бормотал себе под нос, словно старушка, что-то о великой атрейской несправедливости, изредка с чувством пиная попадавшиеся на дороге камушки...

    - ребята, мне сказали, что я - монстр... что будем делать?..

    данные
    mirienna асмо териос
    светлое платье / красивая повязка на глаз

    * история рациуса здесь
     
    Last edited by a moderator: Dec 8, 2014
  3. AIetheia

    AIetheia Журналист

    Joined:
    17.02.13
    Messages:
    1,389
    Likes Received:
    1,445
    я буду править.

    они празднуют очередную победу.
    блестящая стратегия, выверенная тактика, могущественная армия...и вновь выигранная битва. это ощущение кружит голову, опьяняет восторгом, гораздо больше, чем вино, которое плещется в их бокалах. а что, даже лордам балауров не чужды обыкновенные радости.
    хрустальные бока соприкасаются с легким звоном.
    - за мир, - спокойно и торжественно произносит апсу, имея в виду скорейшее окончание войны. разумеется, полной победой их расы.
    - за наш мир, - соглашается тиамат и в этой фразе скользит недвусмысленный намек.


    они такие разные.
    он был хладнокровен и сдержан, потрясающий командир, который честно добился своего места, проявив себя на поле битвы будучи ещё обыкновенным рядовым.
    она - яростная и неспокойная, жаждущая разрушения, власти и крови. гремучая смесь, изрядно приправленная коварством и хитростью. но тщательно скрывавшаяся под маской смирной и беспрекословной исполнительницы.
    до определенного времени...

    глубоко за полночь. празднование плавно перетекает в обсуждение грядущих планов и действий. времени на то, чтобы целиком предаваться расслабленной неге у них нет.
    он склоняется над картой, изучая её внимательным взглядом и периодически что-то расчерчивая угольком. кажется, передвижения 50-го и 59-го отрядов. те самые, принадлежащие тиамат и охраняющие её форт в тиамаранте. пятый лорд не знает, что сейчас они стоят за дверью, отделенные от него одной маленькой черточкой, именуемой предательством. и ждут команды, которой, однако, не последует. тиамат справится самостоятельно, марая руки и репутацию. но ей наплевать. только вот карту жалко.
    зазубренный кинжал на диво легко входит в шею, с хрустом ломая позвонки. у апсу ещё остается сил, чтобы удивленно обернуться и увидеть глаза женщины, которую он считал своей верной помощницей. глаза, наполненные ненавистью и злобой ко всему живому.
    - ты монстр... - в повисшей тишине эти слова звучат похоронным звоном. мужчина соскальзывает на пол, оставляя за собой багряные разводы.
    драконесса смотрит на безжизненное тело, надменно улыбаясь. она нависает над ним и почти шипит, еле сдерживая ликующую радость.
    - да, я монстр. именно поэтому я буду править.


    тиамат вынырнула из собственных воспоминаний. как давно это было... отгремели протесты и раздоры, орудие убийства покоилось в недрах форта, а преданные ей легионы успешно штурмовали земли, тесня ненавистных даэвов и юнов.
    но в глубине своей черной души, пятая леди знала, что придет и её время.
    потому что каждый монстр рано или поздно будет повержен.

    но пока...я буду править.

    гардарика, элийцы, aletheia
    светлое платье / красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Jan 7, 2015
  4. Ellochka

    Ellochka User

    Joined:
    15.02.12
    Messages:
    502
    Likes Received:
    4,095
    история атреи.

    части приведенной ниже летописи обнаружены в тайных залах библиотек элизиума и пандемониума. находка была передана на хранение каруну, но впоследствии утеряна. подлинность и принадлежность указанному автору подтверждена не была.



    свет и добро умерли во мне так давно, что сейчас я сомневаюсь в истинности их существования… за давностью лет описываемые ниже события видятся, словно через пелену… красную пелену…


    в ту пору моим увлечением были эксперименты. каждое мгновение было отдано созданию чего-то нового. я получал удивительные результаты и переделывал всё вновь и вновь, пока не достигал совершенства. за этим занятием время утекало словно вода. но к чему скупиться на мелочь, именуемую временем?

    однажды, собрав лучшие свои творения, я создал новый мир. его наполняли идеальные линии деревьев и цветов, грациозные животные и сказочные птицы. великолепие, сотканное моими руками – руками непревзойденного творца - вызывало восхищение и гордость! имя ему - атрея! в ослепительном сиянии тепла и света существовала она с тех пор, и не было ей равных.

    однако вскоре во мне зародилось желание, сделавшее меня тем, кто я есть ныне. жажда признания становилась с каждым днем все сильнее. потакая этой страсти, я позволил появиться в атрее новым существам. хоть разум и способности их были примитивны, но достаточны для того, чтобы восторгаться великолепием окружающего мира и его творцом. звались они людьми.
    двенадцать самых способных из них были отмечены мною как служители вечности и наделены немалой физической силой, а также умениями магии. их миссией стала помощь мне в повседневных заботах.
    люди же исправно выполняли то, для чего были допущены в этот мир. ими воспевались непревзойденные таланты создателя атреи. эта музыка утоляла мою жажду признания, словно дождь после зноя.
    настала эпоха гармонии!

    увы, оказалось, что людям не присуще постоянство. со временем они начали привыкать к окружающему, принимая его как должное. вначале меня забавляло, что они способны жить в моем мире и в меру своих способностей вносить изменения. так не имеющие изъянов деревья, они вырубали для возведения жилищ и обогрева. из сказочных птиц и животных научились готовить блюда для пропитания. в величественных скалах научились прорубать тоннели для добычи сокровищ.
    служители вечности наблюдали за развитием людей с любовью, свойственной добрым покровителям. они благоволили им: увеличивали урожай, поголовье скота и количество лесов. мои помощники все больше отстранялись от меня в своих ежедневных хлопотах.
    не испытывая ни в чем нужды и не зная забот, люди постепенно уверились в своем совершенстве. они становились самоуверенными и изобретательными. все реже и реже вспоминали о том, кого призваны были лелеять, восхвалять и благодарить. обо мне! меня не ценили!
    я создал этот идеальный мир и позволил людям в нем жить. взамен получил неблагодарность и варварское отношение к моему созданию. уродуя и уничтожая красоту, они создавали нечто иное в угоду своим низменным потребностям. их творения зачастую были непривлекательны, а действия жестоки.
    во мне зародилась обида!

    движимый возрастающей обидой я вновь взялся за создание. долгие эксперименты порождали все менее красивых, но жестоких, выносливых и сильных существ. я не ленился и доводил их до совершенства, добавляя всё больше разрушающих свойств, уничтожая в них даже те капли добра, которые по привычке вложил вначале. настал миг, когда я был удовлетворен результатом. тогда люди впервые столкнулись со свирепыми и кровожадными созданиями - балаурами!
    до сих пор память хранит крики людей, когда балауры выжигали, созданные ими деревни, ломали тоннели, прорытые в скалах, уничтожали поля и припасы. я упивался плачем женщин, у которых отнимали мужчин. с наслаждением смотрел, как матери в страхе прижимали к груди рыдающих детей.
    неблагодарность и забывчивость людей почти погасили во мне сияние добра, но все же не окончательно. перед людским горем оно взяло верх над обидой. я решил вновь показать им свою справедливость, полагая, что они более не забудут, кому обязаны тем, что у них было и что они так бездарно изменяли.
    по моей воле к ним отправились двенадцать служителей вечности. они прогнали балауров и окружили людей защитным барьером. я понимал, что поступки людей от их несовершенства. служители отобрали лучших из лучших представителей человеческого рода – самых красивых, выносливых, талантливых - и сделали их более совершенными, дав им знание магии, вечную молодость и способность летать. эти, благословлённые служителями, крылатые люди были наречены даэвами.
    после испытанных страхов и полученных от меня даров, человечество вновь вспомнило, кому всем обязано. благодарные за спасение, люди и даэвы впредь не позволяли себе забывать обо мне, неустанно восхваляя имя творца в своих стихах и песнях. жизнь людского племени пошла по прекрасному пути. они жили в сиянии защитного барьера, окруженные добротой и заботой.
    шло время. даэвов становилось больше. они уже без помощи служителей совершенствовали свои навыки врачевания, ловкости, магии и управления стихиями. люди все чаще восхищались и восхваляли даэвов, а не меня. те же в свою очередь становились самостоятельнее и самоувереннее. не часто вспоминали того, кто позволил овладеть им этими крупицами полученных знаний. они упивались собственной вечной молодостью, силой, совершенством. веселясь, с помощью магии создавали изысканные волшебные здания, одежды, яства и напитки. служители с гордостью наблюдали за своими учениками и давали им подсказки, направляя их на пути совершенствования. люди и даэвы вновь зажили своей жизнью, забыв меня.
    сначала я надеялся, что это временно. рассчитывал, что мелькающие порою за защитным барьером, тени балауров вразумят распоясавшихся людей и даэвов. но даэвы поверили в себя, а люди уверовали в непревзойденную силу даэвов. они принялись с удвоенной фантазией за изменение атреи. потакая любым мимолетным капризам и не понимая, что постепенно убивают не только окружающий мир, но и свет добра в его творце. мною мало-помалу овладевала злоба и тьма. с каждым срубленным деревом, взорванной скалой и убитым животным, которых я совершенствовал долгими тысячелетиями, капля света во мне заменялась каплей тьмы, толика добра замещалась крупицей злобы.
    я научился ненавидеть!

    в порыве ярости я хотел уничтожить людей, но остановился! нет-нет! так поступить нельзя! разве можно в одно мгновение уничтожить человечество и даэвов? нет! это недопустимо великодушный поступок для нового меня!
    слишком долго я наблюдал, как они пускают кровь из созданного мною мира, как пренебрегают идеальными созданиями, не замечают красоты атреи и уродуют её. словно ревнивый родитель, наблюдавший за страданиями своего дитя, я надеялся на пробуждение благоразумия и благодарности в человеческих душах. напоминал им о себе в каждом дуновении ветерка, в аромате идеальных цветов, пении сказочных птиц и влаге живительных озер. давал все для процветания мира и его жителей! но под моей доброй рукой взросли невежественные паразиты, именуемые людьми и даэвами.

    да, уничтожая моё творение день за днем, они выжгли во мне добро. но не в их силах было выжечь хладнокровную способность непревзойденного экспериментатора – выжидать, наблюдать, делать выводы и создавать.
    не торопясь я наблюдал за людьми, изучая их с холодной расчетливостью исследователя. научился угадывать на сто шагов вперед их стремления и желания. для достижения своих целей они не гнушались изменами, ложью, воровством. но не были им чужды и такие черты как дружба, любовь, родственные привязанности. они стремились объединяться в семьи и комфортно жить рядом с теми, кто им дорог. так я нашел ту уязвимую мишень, которую искал. вывод пришел сам собой: главная слабость человечества заключается в бесконечной любви к родителям, детям, братьям и сестрам. какая ирония! ведь эта же слабость не была чужда и мне. я любил атрею - свое несчастное дитя, которое страдало на моих глазах.
    простая истина открылась мне: самые жестокие страдания можно причинить, ударяя не во врага, а в то, что ему дорого.
    мой план окончательно созрел. как и все созданное мною, он был идеален!

    я приступил к его осуществлению. настал миг, когда не только тени балауров замелькали за защитным барьером. моею волей балауры стали нападать на даэвов и людей, постепенно разрушая щит. служители бросили все доступные им силы на сохранение покоя человечества. но люди несли численные потери. даэвы же истощались душой, бесконечно погибая в сражениях и воскресая вновь. но поднимались они не для того чтобы упиваться своим бессмертием и красотой, а для того, чтобы брать в руки оружие и снова идти в бой и принимать смерть, защищая барьер. матери не узнавали в этих озлобленных измученных существах своих детей. капля за каплей я уничтожал то, что так лелеяли люди, как они ранее уничтожали мое дитя. мой удар был нанесен в их самое уязвимое место - любовь к своему роду. все больше людей становились даэвами и разлучались со своими семьями, отправляясь на войну с балаурами. матери и возлюбленные ждали их годами, старели и умирали не дождавшись.
    постепенно мне стало скучно видеть однообразные эмоции разлучающихся семей, погибающих и восстающих даэвов, беспомощность служителей. однако месть моя не была полна. никто из людей в эти тяжелые времена так и не подумал обо мне, по-прежнему уповая на свои силы! преподанный урок не принес желанных плодов. я переоценил качества человечества в очередной раз…
    но в этой ситуации мне на помощь пришла хитрость!

    среди служителей вечности израфэль всегда был наиболее предан мне. обладая гордостью, он никогда не считал людей равными себе, взирая на них сверху вниз. но и не забывал о том, что должен быть благодарен мне, за дарованную служителям силу и знания. именно ему я подал идею о заключении мира с балаурами для прекращения разрушительной войны. другие служители были возмущены этим предложением. но сиэль всегда была ближе прочих служителей к людям. исполненная к ним поистине материнской любовью, ее душа обливалась слезами, наблюдая за горестями людей. сиэль единственная ухватилась за возможность предложенную израфэлем. на это я и рассчитывал. ведь именно ее любили и чтили все остальные служители, ей бесконечно доверяли даэвы и люди. так предложение о заключении мира с балаурами было принято.
    по моей команде балауры отступили. началась подготовка к заключению мира. люди зажили безмятежной жизнью. семьи воссоединились, даэвы возвратились к праздной жизни. мир и покой опустился на жителей атреи. я с наслаждением наблюдал за восстановлением мирного течения жизни даэвов и людей. радовало то, как быстро они становятся вновь беззаботными. все чаще устраивают праздники, больше смеются. не подумайте, что они вспомнили обо мне. нет! они восхваляли себя же - служителей за их решение, даэвов за провяленную способность так долго сдерживать балауров, матерей и женщин за терпение и верность, пока они ждали возвращения сыновей и возлюбленных с войны. я давал людям сполна насладиться миром и друг другом, почувствовать воссоединение, укрепить родственные связи, создать новые семьи. в идеальном мире вновь воцарилась атмосфера беззаботного счастья.
    мой план подходил к своей кульминации. я был готов с наслаждением утолить жажду мести, дав волю сдерживаемой ярости!

    тот день должен был стать праздником. днем единения балауров, людей и даэвов. все были в радостном настроении. люди предвкушали покой и радость, даэвы упивались своей красотой, которую теперь не придется тратить на сражения, служители были счастливы, что их любимцы будут существовать в счастье и неге.
    во главе с моим верным израфэлем и человеколюбивой сиэль, служители приступили к снятию защитного барьера. процесс сопровождался восторженными криками празднично одетой человеческой толпы и сиянием эфирных заклинаний даэвов. барьер пал!
    но никто не знал, что лорд балауров бритра подчиняется мне и только мне...
    не все даже поняли, в какой момент крики радости перешли во вздох недоумения, а позже в вопли боли людей и отчаяния даэвов. верные моим приказам балауры атаковали всё это пестрое праздничное столпотворение, не считаясь с тем, кто вставал на их пути – исполненный ли отваги даэв, слабая человеческая женщина или напуганный ребенок.
    я упивался своей местью! вдоволь насладившись, я выполнил последнюю задумку. по мановению руки создателя, башная вечности треснула и люди наконец осознали, что на них надвинулась катастрофа большая чем война с ордами балауров! под угрозой оказалось само существование их рода!

    но вдруг...
    я не дооценил силу любви сиэль к человечеству и стремление израфэля к славе. они ринулись вперед, исполненные такой красоты и энергии, которых даже я не мог представить в них! кружа на своих огромных крыльях, они собирали остатки эфира, воздвигая по крупицам защитный барьер, укрепляя его ценой своих сил, жизненных сил… свет жизни гас в верных глазах израфэля, уходил из восхитительных глаз сиэль. я не собирался уничтожать служителей, лишь проучить... но они сами выбрали свой путь. я чувствовал их боль, и она отдавалась во мне. своей самоотверженностью, они разрушали продуманный мною до мелочей план мести. еще одна разрушенная надежда… постепенно боль от вида потухавших глаз сиэли перерастала во мне во всё большую ярость!
    глаза заволокла красная пелена, а сам я стал темным и холодным!

    израфэль и сиэль перенесли выживших людей и даэвов в безопасное место, но сил на сохранение своих жизней уже не нашли. прекрасные служители смежили веки, чтобы не поднять их вновь. с последним дыханием прекрасной сиэль, во мне умерла последняя крупица теплого света и заместилась холодом тьмы.
    атрея раскололась на две части, населенные людьми и даэвами. мое состояние в момент катаклизма передалось моему детищу. так одна часть расколовшейся атреи осталась неизменно теплой и светлой – такой, каким я был, когда создал свой прекрасный мир. другая часть стала ледяной и враждебной, каким стал теперь и я.

    пусть мой план идеальной мести не состоялся, усилиями служителей. но как вы поняли, я не люблю принимать быстрые решения и стал выжидать.
    я наблюдал за людьми. когда они пришли в себя, то увидели, что многие потеряли своих родных, хоть и не нашли их тел. в каждой части, разделившейся на двое атреи, выжившие поверили, что являются единственными, не подозревая о спасенных собратьях на другой части. тогда я понял, какой подарок мне преподнесли своим героическим поступком сиэль и израфэль…
    люди и даэвы учились жить заново, приспосабливаясь к изменившимся условиям. но то, как они будут жить, зависело только от меня. вечность я буду играть их жизнями и чувствами! создавая величайшее произведение мести, доводя его исполнение до совершенства!

    со временем я сделал разломы между теплой частью атреи, названной людьми элиосом и холодной частью атреи, названной асмодеей. с помощью разломов элийцы и асмодиане рано или поздно научатся проникать во владения друг друга. но не ранее чем я дам им это умение.
    эти изменившиеся под моей властью люди однажды встретятся. на руку мне было и то, что асмодиане под влиянием холода и тьмы постепенно становились все менее похожими на элийцев – их спины покрывались шерстью, руки и ноги грубели, обрастая когтями, кожа становилась холодной и серой, окружающее виделось сквозь красную пелену. элийцы же были красивы и избалованы климатом своей части атреи. я стал выжидать, когда эти прежде родственные народы окончательно перестанут быть похожими друг на друга, чтобы им было не суждено договориться между собой...
    когда, не без моей помощи, они обнаружат разломы в миры друг друга, асмодиан озлобит зависть к красоте и неге жизни элийцев. элийцы же, боясь потерять свое превосходство, возненавидят асмодиан. я же найду способ с помощью служителей подтолкнуть их к войне за выживание. так мать пойдет войной на дочь, сын на отца, а сестра на брата. они будут уничтожать друг друга, но при этом сердце их будет истекать слезами боли. ибо любовь к себе подобным не иссякла в их душах.
    я же, наконец, обрету счастье, упиваясь местью за их забывчивость и небрежное отношение к моему детищу - атрее!

    люди изменили мир и его творца. из великого светлого добра я превратился в величайшее зло и непроглядную ледяную тьму. я – создатель атреи! я – монстр, несущий зло обитателям моего мира! я есть само зло, которое люди не способны увидеть и постичь, но которое они взрастили своими руками.

    лишь теперь в своих стонах они стали вспоминать, восхвалять меня и надеяться на мою помощь. они забывали обо мне, когда я дарил им добро. но вспомнили меня тогда, когда погрузились в мир зла. наблюдая за ними, я понял, что они не способны созидать и беречь. эти существа лишь разрушают. они не принимают добро с благодарностью, но преклоняются перед злом. я дал им всё и был забыт, я отнял всё и стал любим. странная логика странных существ…
    я не жалею ни одного человекоподобного существа. каждый раз, как только они будут привыкать к новой территории и новым трудностям, я буду создавать им новые препятствия для выживания, сталкивая лбами родственные души. лучшая музыка для меня – это их плач, лучшее зрелище – их смерть и воскрешение для новой смерти. не оценив меня и мое творение, они подписали себе приговор на вечную войну и вечные страдания. мои планы всё совершеннее и изощрённее…

    и лишь иногда что-то просыпается во мне. давно забытое чувство, которое не было мне чуждо, когда я создавал мой светлый лучезарный мир. оно просыпается на миг, когда вдруг в памяти возникает последний счастливый взгляд сиэли. за секунду до того как ее глаза погасли на вечно, она была счастлива – ведь она думала, что смертью своей спасала людей, которых любила как свое детище…
    я не желаю этих мгновений и этих чувств более! они чужды мне теперь!

    да будет потоп!


    айон.

    териос/элиос/lovella
    дух монаха/красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Jan 8, 2015
  5. Mefista

    Mefista User

    Joined:
    21.12.09
    Messages:
    1,535
    Likes Received:
    2,332
    пепел свободы

    - ты обещал мне проводника, - донеслась до моего слуха сердитая речь. я отодвинула кружку с недопитым травяным настоем и проверила, легко ли выходят кинжалы из ножен. осмотрелась из-под капюшона, выискивая источник спора. ругань, меж тем, становилась все громче.
    - о чем это вы говорите, кярун? ничего я не обещал. как я могу своими слабыми силами заставить нужную вам личность прийти сюда?
    - лжец! за возможность я бы в жизни не отдал тот мешок кинар, что ты с меня содрал!

    ага. у стойки бара, налегая на нее всем мощным торсом, расположился какой-то гладиатор. он угрожающе сверкал глазами, порывался вытащить из-за спины двуручный меч и вообще вел себя не слишком дружелюбно. но хозяину таверны, пронырливому шиго заорунгу, будто и дела не было до происходящего. шиго неторопливо протирал стаканы и рассматривал их на свет. разъярившемуся гладиатору заорунг отвечал снисходительно, словно не ощущал опасности, которую прямо-таки излучал воин. в тот момент, когда мужчина решился и выхватил оружие, заорунг сквозь стекло очередной посудины встретился глазами со мной.

    вспышка - и я спокойно опустилась на стул рядом с бойцом.

    - не стоит обижать нашего доброго хозяина, местная публика не оценит, - я мягко улыбнулась. по пальцам синеватой рыбкой скользнул крошечный ритуальный кинжал, не больше мизинца в длину.

    мужчина недоуменно моргнул. но, стоило отдать ему должное, смертельный замах сдержать успел: тяжелое лезвие подрагивало над стойкой, не достав до пушистой макушки заорунга нескольких сантиметров. трактирщик коготком отодвинул опасную кромку подальше и указал на меня стаканом.
    - видите, шиго всегда держат слово. даже за те скромные деньги, что вы изволили выделить, дело выполнено, и наилучшим образом. вот ваш проводник, кярун.
    заорунг шутливо поклонился мне и переместился к другому концу столешницы. надо думать, к менее буйным клиентам.

    - ненавижу этих прохвостов ушастых, раздери их дракон, - буркнул гладиатор, забрасывая меч обратно в ножны. залпом допил чудом уцелевший хомбелевый эль, стоящий перед ним, шумно вздохнул. так и не дождавшись от меня ни положенного приветствия, ни вопросов, латник нервно стиснул зубы.
    - заброшенный храм в лесу фофоку, - вдруг выпалил гладиатор. - если проведешь внутрь, оплата увеличится вдвое.
    - тоже наслушался сказочек про небывалые сокровища, которые спрятали там балауры?

    я насмешливо прищурилась, поигрывая кинжалом. неужели мне так повезло, даже самой ничего делать не надо?

    но гладиатор меня удивил. мотнув головой, он сгорбился, сплетая пальцы в неуверенном жесте. не хочет сказать лишнего, хотя борется с собой, решив, что откровенность будет намного полезнее. хм. мне, в общем-то, все равно, но послушаем.

    - тарлан меня зовут. не в деньгах дело, их и так хватает. все ж не зря ем свой хлеб на службе. жена... ее во время зачистки лаборатории варуны сильно порвали чешуйчатые отродья. яд новый, неизученный, целители разводят руками. мол, поддержать жизнь смогут. а вот эфир - нет.

    вот оно что. значит, женщина перестанет быть даэвом. лишится всех способностей, никогда больше не взлетит и проживет чуть более долгую жизнь, нежели обычный человек. не самая приятная перспектива. говорят, такие быстро сходят с ума.

    - я давно уже путешествую по атрее, ищу средство, что спасло бы мою малышку. вскрываю все схроны чешуйчатых тварей, которые удается обнаружить. ведь где-то оно есть, это проклятое лекарство, точно тебе говорю! но... чем дольше я ищу, тем меньше времени остается моей лауре.

    полные страдания и надежды темно-синие глаза в окружении густой сети морщинок встретились с моими, равнодушно-серыми. редкий случай: не отшатнулся, даже не отпустил крепкое слово. видимо, дело совсем безнадежное. стало немного его жаль. но порыв прошел, и практичность возобладала над сочувствием:
    - пятьдесят миллионов. завтра на рассвете встречаемся на заставе эльгера.
    не успел гладиатор ответить согласием, как я исчезла. преимущество выбранного пути убийцы по-прежнему тешило мою паранойю: в любую минуту можно скользнуть в тень и уйти, не прощаясь и не заканчивая разговор.


    позади сухо стукнула дверь, ведущая в безлюдную в это время таверну. ночной воздух вцепился острыми когтями в лицо. по спине потек холодный пот. высоко в фиолетовом небе закричала хищная птица, то ли приветствуя сородича, то ли отмечая удачное завершение охоты. я непроизвольно стиснула куртку напротив сердца. из горла вырвался тихий стон, но я тут же до боли прикусила губу. никому не позволю распознать мою слабость.
    она снова проголодалась и напомнила о себе: мерзким страхом, немощью, не дающей даже поднять кинжал, шумом крови в ушах.
    - хватит, - шепчу едва слышно, - я все помню. подожди еще немного.
    железная рука, сдавившая внутренности, разжалась неохотно. медленно, по чуть-чуть, воздух снова начал поступать в легкие; эфир, царапаясь острыми льдинками, робко двинулся по сосудам.

    я пришла в себя от острого аромата супа с бертронским перцем. подняв глаза, уставилась на ничего не выражающую мордочку заорунга, взглянула на плошку в его лапах. он молча сунул мне горячее кушанье и сел рядом. тепло, исходящее от мохнатого тела, было таким приятным, что я невольно прижалась к шиго. подрагивающей рукой взяла ложку и начала медленно, осторожно есть.

    заорунг едва слышно вздохнул.

    - до сих пор не уверен, стоит ли тебе помогать, совсем не уверен. мы, шиго, не слишком любим всякие войны, убийства и заговоры. когда ты появилась здесь, я сразу подумал: "зао, тебе лучше свернуть весь бизнес и отправиться куда подальше, ничего хорошего это знакомство не принесет". да, надо было слушать внутренний голос, а не оракулов. но они сказали, что ты станешь причиной важнейших перемен, а где перемены, там и выгода. главное, не опалить усы, доставая золото из огня, кярун.
    кисточка на смешной шапке заорунга качнулась, будто в такт его словам.
    - ты знаешь, кто я? - согревшись, я хотя бы перестала дрожать и заикаться. уже славно.
    - конечно, - проклятье, с этими шиго никогда не поймешь, о чем они думают на самом деле. - а вот являешься ли ты меньшим злом, не скажет никто, как ни печально. но я пока здесь, и мне все еще интересно что будет дальше, нян.

    мы помолчали.

    - зао, почему они решили именно так поступить со мной? - неожиданно даже для себя вдруг спросила я.
    - понятия не имею, - шиго беспечно пожал плечами, и мне захотелось его ударить. - какими бы они ни были, их решения редко когда объяснялись жестокостью, совсем нет. наверняка они что-то сказали тебе на прощание, не так ли, кярун? - шиго хитро блеснул черными глазками, наблюдая за выражением моего лица.

    конечно, я помню их последние слова. и буду помнить всегда. ничего ты не знаешь, старая белка.

    - спасибо за суп, - я положила опустевшую плошку на ступеньку так осторожно, будто она была хрустальной. привычно скользнула в тень и, невидимая и неслышимая, побрела прочь от таверны. заорунг не мог видеть меня, но почему-то его взгляд обжигал спину.



    * * *


    - проклятые ящерицы, - пыхтел гладиатор, карабкаясь по скользким камням. латы хороши в бою, но не в подъеме на крутые скалы.
    древний храм, опутанный синими лианами, спрятался в самом дальнем уголке безмолвного леса. он не выглядел чужеродным, наоборот: несмотря на то, что это было рукотворное строение, оно будто выросло как гигантское дерево, прекрасно вписавшись в пейзаж. то, что уже давно никто не входил внутрь, читалось по толстому слою пыли, укрывшей всю площадку перед вратами.

    я сидела в позе лотоса на нижней ступеньке лестницы, ведущей ко входу. ждала, пока измотанный духотой и быстротечными, но жаркими, схватками с маленькими аборигенами воитель взберется наверх. в отличие от его надежных, но крайне тяжелых лат, костюм из чешуи драканов, отделанный каталиумовыми вставками, помог мне преодолеть восхождение. воспользовавшись оказией, я рисовала на песке портрет самого симпатичного фофоку из встреченных по пути.
    наконец, гладиатор с шумом перевалился через край площадки и лег навзничь, восстанавливая дыхание.

    - неужели они не могли хотя бы удобную лестницу построить? - риторически вопросил тарлан.

    я решила до поры не разочаровывать его.

    - подъем был, но годы и отсутствие ухода превратили его в ту груду щебня, по которой ты только что так упорно полз.

    легко поднявшись на ноги, я подошла к дверям. вытянула руку с одним из кинжалов лезвием вверх, прошептала заклинание и разжала пальцы. клинок остался висеть в воздухе, не касаясь ладони. по нему пробежала нитка огня, оружие начало поворачиваться вокруг своей оси. язычков пламени стало больше, кинжал кружился все быстрее, создавая ровный устойчивый столб света, охвативший всю лестницу и вход. я отвела руку назад и метнула кинжал. войдя в каменные створки без труда, как в масло, лезвие вспыхнуло еще ярче. когда огонь перестал плескаться на поверхности ворот, я вытащила из камня клинок и толкнула двери. они открылись легко и беззвучно.
    тарлан уважительно присвистнул. отдышавшийся воин уже стоял рядом. но первой войти мне не дал, отодвинул с дороги и, накрывшись щитами, пошел вперед.

    в тот же миг вдоль стен начали вспыхивать факелы. цепочка огоньков опоясала стены и побежала наверх, к потолку. мы с тарланом оказались в самом сердце храма. единственное, что было в нем необычно, это барельефы, искусно вырезанные в фиолетовом камне. рука резчика вывела рисунки звезд, планет, порталов - довольно неожиданно для украшения святилища. тарлан настороженно огляделся. предупреждающе вскинув руку, он указал на гладко отполированную плиту, опирающуюся на четыре ножки в виде звериных лап. алтарь был расположен в самом центре храма. на нем на наших глазах с тихим шипением сгустился черный туман, в котором медленно проступали очертания какого - то существа.

    - что это за тварь? - брезгливо вопросил тарлан, с отвращением рассматривая жертвенник, - никогда таких не встречал.

    уродливое создание ворочалось в клубах дыма, все больше обретая форму. крупная голова с точками-глазами, широкая пасть, распахнутая в злобной усмешке, усеянная сотнями игольчатых зубов. вместо ушей дырки, тело тонкое, бугристое, будто состоящее из множества суставов. сильные передние лапы, задние чуть короче, когти, вызывающие невольное уважение. мощный хвост, усыпанный шипами, нервно скручивался и метался вокруг хозяина. чудовище подняло голову и втянуло вывернутыми ноздрями воздух. почуяв нас, оно оглушительно заревело и изготовилось к прыжку.

    вокруг тарлана со звоном поднялись белые щиты из эфира. воздух загудел, скапливаясь в лезвии меча, чтобы переродиться в звуковые удары-бластеры, призванные изрезать тварь на лоскутки. тарлан напряг мускулы, изготовившись к атаке, и...
    кинжал вошел в подреберье с поразительной легкостью. играючи преодолев защиту лат, проник в то единственное уязвимое место в сочленении доспехов, что позволило нанести роковой удар.

    чудовище, окончательно проявившись, припало на передние лапы, продолжая глухо рычать. оно больше не торопилось приблизиться к нам, но запах свежей крови будоражил его обоняние, ставил дыбом жесткую, словно из металла сделанную, шерсть.

    мгновение сильные руки в латных перчатках еще сжимали оружие, но вот они ослабли, и двуручник с оглушительным грохотом повалился на покрытый странными символами пол. тарлан повернул голову и неверяще всмотрелся в меня. я же равнодушно разглядывала нервничающую тварь на алтаре. уверена, день-два, и я даже не вспомню, как зовут этого даэва, не говоря уж об ином.

    моя рука твердо держала кинжал. клинок не должен был раньше времени покинуть рану и оборвать ставшую неимоверно тонкой ниточку, связывающую воина с жизнью. у гладиатора подогнулись ноги. я успела подхватить его, смягчая падение. на губах мужчины с каждым вздохом надувались и опадали розовые пузыри.
    - почему? - с трудом вытолкнул он из себя вопрос, глядя на меня так, будто ответ был для него самым важным в жизни.
    - видишь ли, тебе вообще не следовало зариться на этот храм, - я отпустила рукоять клинка и встала перед умирающим. вторым кинжалом нежно дотронулась до его лица, проводя первый надрез: от уголка рта к виску. рана тут же набухла густыми алыми каплями, но гладиатор даже не поморщился. боль от предательства глушит любые другие мучения: кому, как не мне, это знать?
    - если бы горе не затуманило твой разум, ты бы понял: балауры не строят подобных зданий. их стиль архитектуры другой. а такие святилища могли попасться тебе, пожалуй, только на страницах древних запрещенных книг секретной библиотеки. знаешь, почему?

    люблю поговорить, только возможность выдается редко.

    - потому что это мой храм. покинутый последователями, забытый жрецами и упокоенный под пылью времен, - тихо и страшно прошептала я.

    лезвие гуляло по лицу тарлана, превращая его в кровавую маску. чудовище беззвучно спрыгнуло с постамента и приблизилось, с интересом наблюдая за моими действиями. я мимоходом коснулась горячей холки, и монстр довольно зарычал, подаваясь под ласкающую руку. с каждым новым следом на лице жертвы я ощущала, как отступает напряжение и снисходит на сознание холодный покой. почувствовав мысленный зов моего "зверька", склонилась и вдохнула запах свежей крови. металлический привкус осел на языке, и острое желание вцепиться в глотку чуть не выбило меня прочь из собственного тела.
    - не сейчас, милая, - шепнула я зверю и снова обратилась к тарлану, продолжая расписывать его рунами освобождения от бессмертия.

    - в божественном пантеоне атреи было тринадцать имен. не дюжина. тринадцать. но тринадцатого бога забыли, стерев любое воспоминание о нем, все записи и изображения. вот только подобную мощь, пусть и воплощенную в человеческом теле, окончательно уничтожить нельзя. можно лишь...

    я остановилась, всмотревшись в лицо гладиатора. под следами, проложенными темной влагой, оно побелело как снег. вокруг глаз залегли черные тени. жизнь медленно покидала тарлана, но воин боролся за каждую ее крупицу. его отчаяние я чувствовала кожей. даже сейчас он думал не о себе, а о спасении драгоценной лауры. я горько улыбнулась и продолжила:
    - можно лишь ограничить его силу. разорвать душу надвое и связать половинки кошмарным обрядом,в котором разумная часть должна кормить бессознательное. причем не безобидной пищей, а чужими жизнями. великие и могучие боги атреи рассудили, что несколько смертей на фоне постоянных сражений это меньшее зло. допустимая плата за то, что большее будет сковано во веки веков.
    - сколько глупцов... поверили... в твои дурацкие сказки? - едва слышно спросил тарлан. тут же закашлялся, содрогаясь от боли и сплевывая кровью.

    я мельком посмотрела ему за спину. на уровне лопаток зарождалось еще слабое, но вполне отчетливое сияние.

    - мои братья и сестры на прощание сказали мне, что я - монстр. знаешь, почему? потому что умею пить души. могу забирать суть любого создания аиона, и тем поддерживать свои силы. вот только когда я была тринадцатым богом, я убила лишь единожды. и наказание судьи выбрали несоразмерное. вы, крылатые, проникнув в герху, отыскали мой храм и разбудили проклятие себе на беду. вот видишь, не слишком много даэвов нашли здесь смерть. но сколько их еще будет, я не знаю. гораздо больше. потому что одного не учли двенадцать крылатых.

    я склонилась к самому уху тарлана и нежно, касаясь мочки губами, произнесла:
    - я знаю, как выбраться отсюда и отомстить.
    и выдернула кинжал из его спины.

    нестерпимое сияние залило комнату. звероподобное воплощение моей души взвизгнуло от боли в обожженных глазах, но я упивалась ею. когда перед полуослепшим взглядом растаяли последние круги, я опустилась на колени рядом с изуродованным телом гладиатора. не касаясь, провела ладонью над мягким золотом, переливающимся всеми цветами радуги. быстрым взмахом потускневшего лезвия отсекла у самого основания два потока света и аккуратно подхватила упавшие мне на руки крылья. руны, вырезанные на лице тарлана, засияли красным.чудовище подошло к мертвецу и тронуло его лапой. я отвернулась и направилась к жертвеннику, не обращая внимания на треск разрываемой ткани, раздавшийся за спиной.

    у этого гладиатора были очень красивые крылья. положив их на алтарь, я прочитала заклинание, и эфирные перья вспыхнули чистым белым огнем. когда от них остался один только пепел, полоснула испачканным в чужой крови кинжалом по ладони и вытянула руку над плитой. жидкость цвета темного серебра упала в прах сожженных крыльев.

    в ту же секунду позади раздался женский стон. обернувшись, я невольно залюбовалась ею. проклятье, так недолго и забыть, как я выгляжу на самом деле.

    вместо чудовища с пола поднималась прозрачная женская фигура. коротко остриженные белые волосы развевались от неощутимого ветерка, как пух одуванчика. острые скулы, лисьи глаза с серебристой радужкой, небольшой ротик, вечно изгибающийся в ехидной усмешке. но сейчас она не смеялась.
    нервно поправив воротник легкого платья, девушка жалобно посмотрела на меня.
    - да, ты опять превратилась, - кивнула я и отвернулась. легкое чувство сумасшествия при разговоре с эфирным двойником давно уже стало обычным делом. ту часть пепла, куда пролилась моя кровь, я медленно ссыпала в заранее приготовленный сосуд. он не был заполнен и до середины. подавив тихий вздох, я спрятала сосуд за пазуху.
    душа беззвучно подошла ко мне и взяла мое лицо в свои руки. она смотрела на меня с глубокой тоской, а я не могла отвести от нее взгляд. наверно, это в каком-то смысле чудо: заглянуть в глаза собственной душе, увидеть ее, осознать. только платой за это чудо стала ранящая пустота в груди. заточенная здесь, самая моя суть веками терпела муки превращения в чудовище, обратить вспять которые могла лишь очередная смерть. и мне приходилось идти против своей природы. снова и снова я возвращала душу из-за грани полного превращения. но все больше разрасталось сомнение: сколько в конце концов останется от той части меня, которая вынуждена творить эти убийства?
    тринадцатого бога, а точнее, богиню похоронили здесь вовсе не за преступление, совершенное при помощи дарованных ей способностей. эти "высшие существа" просто испугались. испугались того, что с ними случится то же самое. и они рухнут с пьедестала величия и превосходства над остальными детьми аиона. страх и сомнение в собственной непогрешимости заставили тех, кого я считала семьей, так поступить со мной. уничтожая меня, великие отдавали дань своей трусости, будто это помогало вытравить зло, уже пустившее корни в их сердцах.

    но я нашла способ вырваться из плена наказания. когда пепел заполнит сосуд до краев, я смогу разорвать цепи проклятия двенадцати крылатых.

    душа кончиками пальцев смахнула прозрачные капли с моих щек и, привстав на цыпочки, нежно поцеловала в лоб. ее лицо тоже было залито слезами. всю боль мы делили на двоих, и этот раз не стал исключением. я потянулась к сияющему силуэту, мечтая хотя бы на миг коснуться того, чего оказалась лишена давным-давно. но она уже таяла, исчезая в облаке бликов. ноги подогнулись, и я сползла вдоль жертвенника. как нам выдержать этот кошмар и не сломаться?..



    * * *

    маленький фиал, похожий на лепесток герниты, звякнул от соприкосновения с поверхностью стойки. заорунг вопросительно встопорщил усы, взгляд черных глазок метался от меня к пузырьку и вновь возвращался ко мне. внутри фиала переливалась грозовыми искорками густая серебряная жидкость, заполняющая его не более чем до середины.

    - что это ты такое принесла, кярун? уж не хочешь ли ты отравить старого шиго? - подозрительно поинтересовался трактирщик, нервно потирая маленькие лапки. даже пегая шерсть встала дыбом, превращая его в испуганно-сердитый шар.

    рядом с пузырьком лег клочок бумаги с несколькими словами.
    - здесь адрес. позаботься о том, чтобы посылка дошла по назначению. пить, щупать, пытаться разбить стекло или перепродать не советую - кончится нехорошо. деньги, как всегда, в хранилище.
    я развернулась и пошла к выходу, когда меня настиг оклик шиго:
    - это то, о чем я думаю, нян? похоже, ты решила рискнуть?
    философски пожав плечами и ничего не ответив, я закрыла за собой дверь.

    шиго едва дыша спрятал пузырек в свой куб, запретив себе даже думать о возможности наживы. такими вещами не шутят. похоже, те перемены, которые предсказали оракулы, начались.
    кровь тринадцатого бога пришла в мир.

    фернон, деревня синего лотоса, дом 12
    лауре
    твой муж дорого заплатил за эту вещь. не дай его жертве оказаться напрасной.


    (c) sunnyfox aka mefista


    гардарика / асмо / феверс
    светлое платье / красивая повязка

     
    Last edited by a moderator: Dec 30, 2014
  6. Tears.

    Tears. User

    Joined:
    09.02.10
    Messages:
    7,759
    Likes Received:
    2,472
    [​IMG]

    письмо.
    здравствуй, мама.

    как ваши дела? малыш пит не балуется? ушами научился шевелить?

    у меня все хорошо. после распределения нас направили в герху. красивое место, ты бы видела! мы построили деревню в гуще леса, возвели маленькие домики, не такие уютные норки как дома, но для службы сгодятся. не волнуйся, кормят хорошо, некоторым стоило бы сесть на диету, отрастили пузо, полосы растеклись так, что уже вовсе и не фофоку, а панды. в общем, весело живем!

    вот только неспокойно стало в последнее время. появились некие существа, передвигаются небольшим стадом, у них длинные когти, красным горят глаза, а на спине грива! нет, не мягкая шерстка как у нас, а грива, грязная и редкая, как у старой лошади хвост.
    эдакие чудища, но умелые воины, носят блестящую броню и владеют разным оружием. они опасны, но ты не переживай, фофоку тоже не вчера из норки вылезли, сражаемся наравне! спросишь ты, что им нужно? реликвия! неужто ты совсем забыла о наших ценностях? ты не подумай, реликвия не для того досталась нам от предков, чтобы какие-то вампирюги к своим загребущим рукам ее прибрали! не переживай, мама, я ее берегу и ни за что не отдам, привезу в наше логово и передам питу, когда наступит его время. к сожалению, не все сильны духом. некоторые наши братья, спасаясь бегством, бросают реликвии, чтобы противники отстали, но те через некоторое время все равно возвращаются. им все мало, жадные создания!

    знаешь, жалко мне их… я - монстр, и горжусь этим, отчасти потому, что от отца достался пушистый хвост и ровная шерстка, не клочками как у некоторых. а эти страшилища мастерят из наших реликвий костюмы чудные, прячут под ними гривы и когти, как будто бегут от своей сущности. и ведь со спины так на нас похожи, честное слово не отличил бы, если бы не глаза, их не спрячешь, горят кровавым огнем! кто они после этого, мама?
    пора заканчивать письмо. питу скажи, что если будет теребить хвост, то он отвалится и вырастет у него грива!

    скоро вернусь домой, твой старший сын бу.


    асмо. лантис. tihe
    дух монаха / красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Dec 22, 2014
  7. Целилко

    Целилко User

    Joined:
    28.08.13
    Messages:
    22
    Likes Received:
    15
    дневник одного балаура​

    дорогой дневник!

    у меня для тебя очередные печальные новости! попытка легиона бритры воплотить в реальность план "гиперион" провалилась в восьмой раз. на этот раз нас атаковал легион элийцев! кралловы дети! я поразил одного из их отряда стрелой, но на помощь быстро подоспели целители. не смотря на удвоенную охрану и все наши попытки отбиться – мы потеряли древнее оружие рунов! мне и нескольким моим товарищам удалось сбежать. как дезертиры, мы не рассчитываем на милость бритры: на восстановление гипериона уходит слишком много сил и средств, а эти самые средства из воздуха не берутся. да и численность нашей армии не безгранична, чтобы вот так вот запросто позволять делать даэвам все, что им вздумается. мы и так многое потеряли...

    стоит ли вспоминать разбившийся накануне дерадикон многоуважаемой садх? я никогда не забуду то, что увидел в тот день: мои погибшие товарищи, их изуродованные мечами и стрелами тела. одним сняли чешую, вторые остались без крови... мне страшно вспоминать о тех, кому извлекли сердце! и это мы монстры? я - монстр? даэвы – а это, без сомнений, были именно они! – вот кто самые настоящие монстры! мы никогда не совершали ничего подобного! я даже боюсь представить зачем им все это? издевка ли, предупреждение или какие-то иные тайные мотивы! садх мы нашли. каким чудом ей удалось выжить – загадка. и я не спешу ее разгадывать.

    так или иначе, из-за этого инцидента мы потеряли крепость парадес. те перешли в лапы асмодиан! не помню, когда в последний раз видел столько этих чернокрылых нахалов. они затопили долину вокруг крепости и перекрыли степную дорогу снабжения. даже элийцы, имевшие свои планы, благополучно отступили! мы не получили подкрепления. снова жертвы.
    на вчерашнем собрании бритра огласил план: мы должны были, наконец-то, вывести гипериона. захватить базы долины и вернуть то, что принадлежит нам по праву! гиперион стал бы залогом нашего успеха!!...
    сдается мне, что в наших рядах есть предатель. иначе как даэвам удается срывать все наши планы?! уж слишком много в этой истории совпадений! балауры уже давно должны были захватить артею!

    впрочем, сейчас мне (и моим оставшимся в живых товарищам) стоит подумать над более серьезными проблемами. за нами хвост. мы застряли в идовых шахтах и, скорее всего, уже выберемся из подземного каталама. я содрогаюсь от одной мысли о том, что с нами станет! возможно, это моя последняя запись в дневнике. мои товарищи устали и изранены... я слышу! я слышу их приближение. кажется, они напали на наш след. чтож, рано или поздно это должно было случится.

    я не сдамся без боя!

    единственное о чем я могу желать, так чтобы этот дневник попал в руки разведывательного отряда балауров. о нашей сегодняшней неудаче должны знать, иначе осада провалится.

    p.s. и все же, меня мучает один вопрос: кто из нас на самом деле монстр?

    териос/ элиос/ целилко
    дух монаха/ красивая повязка на глаз
     
  8. Nisekoi

    Nisekoi User

    Joined:
    19.01.12
    Messages:
    1
    Likes Received:
    8
    пленник

    пленник
    когда-то давно меня заточили в эту тюрьму. не знаю, сколько времени я провел во мраке, предаваясь воспоминаниям о былых сражениях. раньше, люди трепетали при одном лишь упоминании моего имени. я парил в небесах, глядя с высоты, как они мечутся в страхе,не зная куда спрятаться, чтобы избежать моего гнева. я сеял хаос и разрушения! о, как бы я хотел вновь испытать то чувство! жажда битвы и желание убивать незабываемо! единственное, что я хочу - вырваться из этой темницы!
    но что это? я слышу какие-то звуки! печати, сковывающие меня, теряют силу! неужели, свобода?!
    тьма рассеивается. передо мной открылись огромные двустворчатые двери. не мешкая больше ни секунды, я прохожу через них. я все еще в тюрьме. перед собой я вижу вооруженных людей. какая удача! ко мне явился целый отряд даэвов! неужели они надеются победить меня! глупцы! я покараю их за дерзость и обрету свободу!
    они нападают. я не в силах сдержать рев ликования! битва! как долго я этого ждал!
    сила балауров не имеет границ! я обрушу на них свое пламя, и земля содрогнется от моих ударов! им не устоять!
    победа близка! их дух сломлен! они выбились из сил и еле держатся на ногах. но сияющий свет восстановил их силы, ослепив меня на мгновение.
    мое тело словно пронзили тысячи ледяных игл. я заревел от внезапной боли, изрыгая пламя и сотрясая землю вокруг себя. но даже после этого даэвы продолжали наносить удары один за другим. в конце концов, силы начали покидать меня. я больше не могу выдыхать пламя. издав рев отчаяния, я бросился в лобовую атаку. раздавлю! разорву! уничтожу!
    не может быть! страж уклонился и нанес ответный удар, пронзив мое сердце. глаза заволокло пеленой. издав рев негодования, я повалился на землю, не в силах больше держаться на ногах.
    даэвы ликовали.
    - нам удалось! еще один монстр тиамат повержен!
    да, я – монстр! я ракша! и обрету свободу, переродившись!
    гардарика / асмо / nisekoi
    дух монаха / красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Dec 7, 2014
  9. УпсРыжая

    УпсРыжая User

    Joined:
    22.05.14
    Messages:
    169
    Likes Received:
    887
    я - каллидон!​


    [​IMG]

    приветствую вас, меня зовут сем. мои предки мирно бегали по тенистым лесам фоэты. пока один из них не покусился на святое – любимый желудь дамину. весь наш род был изгнан на остров теобомос. скалы, пустыни да болото – вот и весь здешний пейзаж. теперь мы воинственное племя, едим мясо, ходим на двух ногах. научились делать дома из шкур животных, шалим, хулиганим, мародерствуем. в общем, я – монстр, если точнее - каллидон.
    высоко в горах, в самом сердце извилистого каньона, расположилось наше главное поселение. попасть туда крайне сложно, оно тщательно охраняется. ведь именно там, на алтарях лежат наши святыни – загадочные таблички с письменами предков, последняя память о жизни в благословенных лесах и напутствие, как попасть туда вновь. вот только читать мы пока не умеем и все, что нам остается это хранить, верить и надеяться. история, которую я хочу вам поведать, произошла, когда я любовался одной из них. к табличке, растолкав караул, подбежал скромного вида каллидон. он вытащил каменную плиту, молоток и долото и стал спешно выдалбливать текст, периодически поглядывая на оригинал.
    - о, мудрейший! – возрадовался я. – неужели вы нашли способ расшифровать послание древних?
    но он уже несся ко второму алтарю. испытывая сильнейшее любопытство, я побежал за ним. нагнал только у вождя тодума, где он спешно копировал последнюю реликвию. и тут, о, ужас! наваждение спало, вместо каллидона пред нами явился даев, наш извечный враг. мы опешили всего на секунду. однако этого ему хватило, чтобы, крепко прижимая к груди три каменные глыбы, сигануть со скалы. «какой необычный способ самоубийства», - подумал я, но тут вор распахнул свои белые крылья и скрылся в районе болот. искренне надеемся, что утоп. я заметил на земле его инструменты. наверное, он выронил их, когда убегал. итак, представляю на ваш суд свой первый опыт, пока только копирование. если есть варианты расшифровки, прошу сообщить.

    [​IMG]

    и да пребудет с нами милость поппи-покровителя!​
    гардарика/элиос/диола/дух монаха+сияющая корона
     
    Last edited by a moderator: Dec 6, 2014
  10. Laycie

    Laycie User

    Joined:
    28.12.09
    Messages:
    808
    Likes Received:
    1,957
    я - зло

    искупление.


    ночь. луна затопила небо безбрежным светом, и холмы стояли окутанные белой лунной пылью. деревья и земля застыли, иссушенные лунным сиянием, безмолвные и мертвые. вокруг стояла зловещая тишина. я была в темнице - по-другому и не назовёшь. квадратную камеру двадцать на двадцать футов окружали толстые каменные стены. к зарешеченной деревянной двери вели вверх каменные ступени. факелы дымились на стенах. пошарив в темноте руками, я наткнулась на что-то холодное и в страхе отпрянула. в двух метрах от меня лежал труп. этого не может быть робстин, он был мёртв. пульс заколотился в горле и не давал дышать. время неожиданно остановилось, голова закружилась, а ноги ослабли. я стояла на коленях , а как упала - не помнила. было холодно, очень холодно. ни слов, ни настоящих мыслей, но я знала, что не смогу уже подняться. если поднимусь , то снова упаду. я стояла и не могла вспомнить, как встала.
    -боже, помоги мне! хотелось кричать и плакать.
    рыдания, болезненным комом застрявшие в моём горле, вырвались наружу:
    - прости меня! - закрыв лицо руками, заплакала я.
    впившись ногтями в ладонь, я радовалась боли. и боль помогла мне опомниться. разжав дрожащие пальцы, я увидела четыре полумесяца, медленно заполняющиеся кровью. я снова могла дышать.
    сзади послышались шаги это был он, - калига. сквозь прутья решётки донёсся его голос.
    - ты либо очень смела, либо очень глупа кромед, если решила вернуться за этим предателем. робстин был моим человеком, как видишь в его услугах я больше не нуждаюсь.
    он рассмеялся. его слова эхом прокатились меж каменных стен.
    - какая ты жалкая и ничтожная, кромед.
    на мгновение мир потемнел в моих глазах, я почувствовала неожиданный приступ необъяснимой ярости и предательскую влагу на своих щеках. появившаяся мысль о мести озадачила меня. нужно было ответить себе на вопрос кого из них, двоих, я хочу убить. обоих? тогда кого первым?
    на мгновение, представив себе, что робстина нет, я почувствовала себя очень скверно.
    - неужели робстин поступил со мной так...
    сердце учащённо забилось в моей груди, на глазах появились слёзы. я снова плакала …
    - хватит! - я двинулась к нему. -хватит! я хотела его смерти, желала ему мучений.
    сейчас ему придётся пожалеть себя! я не собираюсь менять решение! ненависть это единственное чувство, которое отныне доступно мне. даже, если оно уничтожит меня, я буду только этому рада!
    калига рванул ко мне, натыкаясь на острие моего ножа. мир замедлился. не было времени испугаться. я попыталась отступить назад зная, что некуда. кровь закапала, стекая по руке. его пальцы впились мне в руку, потом обмякли. он отпустил мою руку ...
    воздух вырвался из его груди долгим прерывистым выдохом. он не шевелился, даже не дышал. только глаза смотрели на меня. теперь я знала, что я вижу в его глазах. смерть.
    в сердцах пнув ногой его измазанное кровью тело,я отвернулась, разгневанная.
    но что это со мной?
    куда мне теперь идти? кого ещё убить, чтобы утолить свою жажду мести? как жить дальше?!
    испугавшись собственных мыслей, я бросилась бежать.

    ...однажды, ночью, оказавшись возле самой обыкновенной на вид скалы, я прикоснулась к ней обеими руками и она, вздрогнув, медленно отползла в сторону. за скалой скрывался вход в подземную пещеру.
    холодом и сыростью тянуло из её глубин, с зажженным факелом я осторожно спустилась вниз, чтобы отыскать подземный ручей. а дальше, сориентировавшись за ним, так как учили старейшины, нашла тайник, в котором были спрятаны сокровища....
    я уже знала куда мне идти...
    теперь мне все равно, что будет со мной - я бегу, спотыкаюсь, падаю и снова бегу…

    -ненавижу! о, боги, как же я себя ненавижу! сильное чувство вины за содеянное охватило меня. достав из тайника факел, я стала спускаться вниз, петляя коридорами лабиринта. хмурые стены и запах сырости воскресили в моей памяти прошлые дни и я устыдилась своих поступков. каждый раз, когда я затаив дыхание, останавливалась, прислушиваясь к тишине,царящей здесь, отчаяние все больше овладевало мною. пустота.. лишь писк крыс, ничего больше расслышать не удавалось. я словно проклятая бродила из одной части подземелья в другую, как будто что-то искала и не находила. терзавшая меня боль не давала мне ни минуты покоя, и я не заметила, как забрела в совершенно незнакомую мне часть лабиринта.
    инстинктивно, ощутив движение воздуха, я остановилась.
    вот оно, мое пристанище, и теперь мое место здесь. теперь это будет мой дом ! проснувшиеся во мне обида и боль резанули моё сердце, словно заново я переживала всё то, что случилось со мной. как во сне передо мной проносились события и люди: смерть и предательство робстина, убийства совершённые мной ...
    я-зло! я - монстр! и мне тут самое место...

    гардарика/элийцы/ miledi
    светлое платье / красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Jan 9, 2015
  11. N0nameNPC

    N0nameNPC User

    Joined:
    04.02.11
    Messages:
    270
    Likes Received:
    2,139
    чешуя
    капавшая с потолка влага неспешно пробивала себе путь между крупными камнями. мерный стук нарушал тишину, тщетно пытавшуюся заполнить темницу. тонкие водяные змейки скользили прочь из подземелья. на какой-то миг могло показаться, что сырая каменная утроба пуста. неожиданно у дальней стены зашевелилось нечто страшное, разбуженное шумом снаружи. безмолвные судьи изредка прохаживались по внешним коридорам, проверяя прочность замков и своих антимагических барьеров. существо в темноте потянулось и звякнуло тяжелой цепью, за щиколотку державшей его у стены.

    - эй, убийца! – лязгнул каталиумовый засов, и дверь приоткрылась, впуская в камеру немного света. заключенный съежился в углу и вытянул руку, пытаясь ладонью защитить глаза от боли. ее причинял даже такой мутно-желтый луч дешевой эфирной лампы.

    рядом с асмодианином брякнулась деревянная плошка с субстанцией, даже отдаленно не похожей на пищу. а через секунду прилетела еще одна, но наполненная мутной жидкостью. дверь с грохотом закрылась. ненадолго воцарилась тишина. пленник встал на ноги и побрел к миске, но запнулся о цепь. от падения его спасла лишь теснота камеры: заключенный почти сразу уперся обеими руками в дверь.

    прошло слишком много времени с тех пор, как стража пандемониума пленила убийцу. он уже начал забывать, за что попал сюда. асмодианин зажмурился, коснувшись лбом холодной двери, и усилием воли заставил себя вспоминать.

    измученное сознание сыграло злую шутку, и мрак темницы перед глазами заключенного уступил место солнечному келькмаросу. даэв, облаченный в легкие доспехи клыков фенрира, пристально смотрел на убитого им балаура. оставленный в одиночестве раненый напарник убийцу совершенно не волновал. на шее дракана висело что-то интересное: небольшой заостренный предмет, отчасти напоминавший чешуйку. неожиданно вещица ярко блеснула, на миг ослепив глаза асмодианина.

    пение птиц, шелест ветра и даже шум водопада неподалеку - все превратилось в единый монотонный гул. внимание убийцы поглотил необычный предмет, к которому он начал приближаться. стук в висках усилился, когда асмодианин снял амулет с шеи мертвого дракана. очутившись на ладони даэва, чешуйка засияла, переливаясь из черного в красный и обратно. даже сквозь кожаную перчатку она обжигала руку.

    напарник, обеспокоенный пропажей убийцы, уже догнал его и осторожно коснулся плеча. и тотчас был награжден неожиданным ударом, разбившим ему нос.
    - юс… за что?...

    морок развеялся, накрепко отпечатав в памяти недоумевающее лицо друга. заключенный вернулся в темную сырую реальность и сдавленно застонал. отстранившись от двери, он дотронулся до груди кончиками пальцев. любимые кожаные доспехи теперь свисали истерзанными лохмотьями. а чуть ниже ключиц в дублете зияла неровная дыра, сквозь которую тускло поблескивала чешуйка. сплавленная с живой плотью даэва, она обжигала, причиняя постоянную тупую боль. вокруг талисмана синеватыми росчерками разбегались вздувшиеся капилляры.

    убийца опустился на колени возле принесенных ему мисок и потянулся к воде. полоска серебристого света осторожно пробралась в темницу откуда-то снаружи. заключенный увидел свое отражение и глухо зарычал сквозь зубы.
    с мутной поверхности воды смотрело совершенно незнакомое существо: желтые глаза с вертикальными зрачками заменили собой высокомерный серо-стальной взгляд, а губы истончились до горько изогнутой складки. лоб узника украшали небольшие раздвоенные рога, запутавшиеся в грязных прядях длинных волос. а показавшиеся из-под верхней губы клыки вынудили асмодианина с ревом швырнуть ни в чем не повинную плошку в стену.

    - кто я? – тихо спросил заключенный, и память стала услужливо рисовать перед мысленным взором лица людей и даэвов, с которыми он когда-то был знаком. «юс… юсти… юстиель», - в разнобой зашептали они. асмодианин схватился за голову и зажмурился, цепляясь за самый яркий образ. юная жрица с глазами синими-синими, как безоблачные небеса элиоса, робко улыбалась ему.

    убийца, снова мысленно нырнувший в прошлую жизнь, нес девушку на руках по вечернему пандемониуму. влюбленные не могли оторвать друг от друга глаз, а звезды, казалось, сияли с небес только для них двоих. тогда не существовало ни постоянной боли, ни шепота чужого разума, ни ярости, крепкой хваткой держащей асмодианина за горло.

    они должны были сыграть свадьбу той весной, пахнувшей цветущими деревьями и наполненной звонкими соловьиными трелями. и совсем скоро у жрицы и убийцы родился бы первенец.

    заключенный недоуменно моргнул и поежился, внезапным «бульк» возвращенный в реальность. с потолка словно закапало громче. в голове убийцы никак не укладывалось то всеобъемлющее счастье из воспоминаний и текущее его положение. юстиель спрятал лицо в ладонях. пальцы асмодианина задрожали от страха и отвращения к самому себе. оказалось, что скулы, подбородок и лоб убийцы местами были покрыты холодной шершавой чешуей.

    он тотчас вспомнил образ дракана-бойца, с которым схлестнулся в поединке неподалеку от крепости келькмароса. увидел в мельчайших деталях каждую чешуйку желто-зеленой твари. пленник будто наяву ощутил мерзкий кисловато-горький запах животной ненависти, исходивший в тот злосчастный день от балаура. хвостатый воитель носил при себе черно-алый амулет, который в качестве трофея юстиель взял в асмодею.

    колючий холодок прокатился вдоль гривы пленника, и тот рывком поднялся на ноги. пронзительно звякнула цепь, пробудив в сознании асмодианина тугую волну ярости, отчаянно искавшую выход. в бессильной злобе юстиель закричал и ударил в стену. ушибленный кулак нисколько не отрезвил. он испытал то чуждое себе стремление убивать и причинять боль. асмодианин скрипнул зубами, так желая ощутить приятную тяжесть кинжалов в руках. чешуйка на его груди блеснула багровым, обжигая и унося сознание прочь из камеры.

    черные сырые камни сменились на величественную красоту пандемониума. искавшие приключений авантюристы, зеваки и торговцы глазели на сошедшихся в поединке даэвов. площадь была уже обильно полита кровью обоих, но это мало волновало сероглазого убийцу. не беспокоило асмодианина даже то, что своими кинжалами он наносил смертельные раны близкому другу.

    - он позволил себе то, что я простить не могу! и я не простил! - часом позже рычал он на свою невесту, заботливо бинтовавшую полученные им глубокие порезы. взгляд юстиеля лихорадочно скользил по комнате, а от тела исходил нездоровый жар.
    - мои кинжалы входили в его грудь и живот снова и снова... - рычание убийцы перешло в шипение. он не сразу обратил внимание, что испуганная жрица отшатнулась к стене. – ты не представляешь, каково это, ощутить на губах вкус горячей крови врага.
    - он твой друг, - упавшим от ужаса голосом возразила девушка. юстиель медленно поднял взгляд. спрятанный под курткой балаурский талисман нагрелся, практически обжигая. «а невеста-то боится тебя, смотрит, как на монстра», - вдруг зашептал насмешливый голос.
    - боишься меня? – криво усмехнулся асмодианин и подошел к жрице, которая под его тяжелым хмурым взглядом вжалась в стену, закрывая руками свой округлившийся живот.
    - я… я… юсти... в последнее время я тебя совсем не узнаю, – робко прошептала девушка, но не отвела глаз. хищная улыбка убийцы сменилась на плотно сжатые губы. под кожей на его скулах заходили желваки.
    - да. что. ты. понимаешь?! – сквозь зубы прошипел он. – ни черта не понимаешь!!!
    его выкрик совпал с резким ударом в стену в дюйме от головы перепуганной невесты. жрица не выдержала и громко всхлипнула.

    а спустя пару мгновений юстиель отступил от нее, тяжело, с хрипом дыша. побрезговав дверью, он с грохотом распахнул окно и ловким прыжком очутился на подоконнике. в помещение проник ледяной морхеймовский ветер, рассыпал пригоршню снежной крупы и поигрался с подолом платья жрицы, заставив ту вздрогнуть.

    черные крылья появились за спиной убийцы, когда он нырнул в снежное марево за окном. яростные взмахи понесли его прочь от дома. колючий ветер ранил лицо даэва мелкими кусочками льда. даже сквозь его вой в голове юстиеля отчетливо звучал чей-то шепот: «она оденет на тебя ошейник и посадит на цепь. будешь псом. любовь и дружба - это обуза. стань сильным».

    убийца прерывисто вздохнул, словно задыхаясь. прогорклый привкус гнили отпечатался на губах и скользнул вглубь его горла, вызвав сильную тошноту. заключенный в очередной раз оказался в темнице и гулко закашлял. опять звякнула проклятая цепь.

    все это время балаурский талисман продолжал пылать на груди. к плесневой вони подземелья прибавился отчетливо ощутимый запах горелой плоти. юстиель зажмурился и вцепился когтями в чешуйку. а мгновение спустя заключенный с остервенением стал выдирать оживший «оберег». один айон знает, как долго убийца сидел, превращая грудь в исцарапанный ком боли. мало-помалу потерянная кровь лишила его сил. пленник прислонился спиной к стене и потерял сознание.

    сквозь тяжелое сердцебиение и бульканье падавших с потолка капель убийца вдруг услышал чьи-то осторожные шаги. он медленно разлепил веки и моргнул. звериные глаза даже в темноте увидели возникшую из ниоткуда асмодианку, облаченную в легкую кольчугу жрицы.
    - юсти, - позвала она. звучание голоса девушки походило на шепот ветра, а лицо выглядело застывшей маской с мертвыми глазами. с ее ресниц упали крупные слезы и разбились о камни в такт капели в дальнем углу. убийца шокировано смотрел на гостью, не в силах даже вздохнуть. его горло лишь предательски булькало, издавая жалкое подобие грозного рычания.
    - за что ты убил нашего сыночка? – тихо поинтересовалась жрица. голова асмодианки дернулась подобно кукольной, а губы тронула нервная улыбка. ладонь незваной гостьи опустилась на плоский живот, мягко касаясь его так, как мать гладит дремлющее в утробе дитя.

    - ааааа!!! – юстиель очнулся от собственного истошного крика, вскочил с пола и заметался по темнице, насколько позволяла цепь. разумеется, жрицы там не было. асмодианин вцепился когтями в свою нечесаную шевелюру, грозясь выдрать несколько прядей. расширившиеся от панического ужаса желтые глаза торопливо обежали помещение.
    убийца тщетно пытался зацепиться хоть за что-то, в чем был бы уверен.
    - монстр. я – монстр. чудовище. - шептали искусанные в кровь пересохшие губы заключенного.

    * * *
    асмодианский пленник за мутным стеклом ростовой колбы несколько раз дернулся. ярко заискрились тонкие проводки, тут и там пронизывавшие его тело насквозь. забулькала побеспокоенная жидкость, и к поверхности поднялись крупные пузырьки. по всему помещению лаборатории прошла сильная вибрация, от которой с небольшого столика упали два кинжала. умиравшее в муках сознание их владельца не хотело мириться с реальностью, вновь рисуя пленнику страшные картины. настоящие и вымышленные воспоминания сплетались между собой в пестрый ковер предсмертного кошмара.
    - так и запишем, - удовлетворенно кивнул стоявший рядом мужчина. на его лице был темный платок – типичный атрибут повстанцев ривара.
    - подопытный номер тринадцать. сращение с балауром достигнуто на восемьдесят процентов. память о прошлой жизни практически отсутствует.


    (c) n0namenpc

    гардарика, эли, юстиэль.
    платье\красивая повязка
     
    Last edited by a moderator: Jan 4, 2015
  12. *Катастрофа*

    *Катастрофа* User

    Joined:
    14.11.14
    Messages:
    153
    Likes Received:
    128
    валькорн

    валькорн



    глава 1

    - валькорн, подожди меня! – мирада сорвала ромашку и побежала догонять мужа.

    мужчина, обернувшись, улыбнулся в ответ и рванул с места дальше по дорожке к реке. солнце ласково грело шею и плечи. кругом не было видно ни единого живого существа, кроме маленького пса, спрятавшегося в траве от хозяев. заметив, что они пропали из виду, тот звонко залаял и помчался на поиски. валькорн остановился у широкого дуба чтобы отдышаться и подождать, наконец, любимую. она подбежала к нему и тяжело вздохнула. ее возмущение выразилось в легком шлепке по могучему плечу мужа. обернувшись, мужчина взял в ладони личико жены и поцеловал нежные губы. отстранившись, она тепло улыбнулась и водрузила на светлую голову мужчины венок из полевых цветов. маленькие цветки ромашек совсем не подходили грозному образу асмодианина, отчего мирада, не удержавшись, тихо рассмеялась. валькорн обнял ее и, прижав к себе покрепче, уткнулся носом в шелковистые волосы.
    расположившись под тенью древа, пара молодых людей предалась мечтам о будущем. рыжий пес уселся рядышком с ними, высунув язык.

    - я бы хотела вечером сходить в храм помолиться румиэль. ты со мной?

    валькорн ласково посмотрел на наивное выражение лица жены. он не мог отказать ей в этом, как ему казалось, глупом деле, хотя пойти помолиться – это, пожалуй, последнее в списке его дел на сегодня.

    - конечно, родная. я не могу позволить тебе одной сходить в храм. вдруг какой-нибудь жрец покусится на мое сокровище? – рассмеявшись, ответил он.
    - очень смешно.

    спустя пару часов супруги отправились домой. обнявшись, они не спеша шли по заросшей травой тропинке вдоль реки. лениво оглядывая окрестности, валькорн заметил, как впереди необычное бесцветное марево застелило путь. через мгновение перед парой возник пространственный разлом. и, судя по теням в нем, кто-то ждал его появления.

    - мирада, быстро беги в деревню!
    - но…
    - делай, что я сказал! живо! не оглядывайся, беги!

    тени становились яснее. мужчина побежал обратно к реке и, спрятавшись за большой камень, начал выжидать. из разлома вышли двое в масках. на них блестела кожаная броня. в руках у одного из них валькорн заметил лук, у другого же в ножнах ждали своего часа два кинжала.

    «только не это! наемники ривара. что им здесь нужно? они направляются к деревне! о, боги, мирада…».

    - что парочка головорезов забыла в забытых землях асмодеи?

    незваные гости переглянулись.

    - выполняем свою работу, глупый асмодианин, - лучник резко натянул тетиву и направил в сторону смельчака стрелу, словно сотканную из нитей дыма. это было последнее, что валькорн увидел, прежде чем погрузился в магический сон.
    - хороший выстрел, дружище. теперь нам будет на что заменить тебе сапоги.
    подхватив бесчувственное тело валькорна, наемники потащили его в разлом.

    ***
    серокожий мужчина с гривой очнулся в тёмном помещении на жёстком деревянном полу. первое, за что зацепился его взгляд - решётка. уже позже, когда мысли стали ясными, он обнаружил поблизости нескольких человек, таких же, как и он, не понимающих, что происходит, в каком месте они оказались.
    пленник в соседней камере оторвался от поедания супа и ухмыльнулся.

    - что, очнулись, парни? добро пожаловать на корабль «стальной плавник», чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях, - и рассмеялся беззубым ртом.
    - как я здесь очутился? - недоуменно спросил валькорн.
    - так же, как и все мы, друг. ривару скажи «спасибо». эти проклятые твари похищают одиноких странников или пьяных в доску ребят и продают пиратам за гроши. у них такой способ заработка, видишь ли. тебя-то откуда притащили?
    - исхальген. знаешь, что с нами будет?
    - пока неизвестно. я слышал, что командир этого судна суровый и безжалостный. уж точно не жди угощения выпивкой и женщинами, - грустно вздохнув, пленник продолжил есть.

    «что же будет со мной? как там мирада? не случилось ли беды дома?» - в голове творился полный хаос. «я, конечно, мечтал в детстве о путешествиях, но явно не о подобных этому».

    ***
    ребенком валькорн был очень любознательным и всегда где-то рыскал в поисках новых приключений. неподалеку от его дома протекала река. сюда часто наведывались местные рыбаки. он очень любил сидеть с ними рядышком, слушать легенды да смешные истории из жизни жителей. с деревенскими детьми подружиться ему не удавалось. после смерти матушки валькорн стал сильно нелюдим. часто просыпался в слезах после очередного кошмара. один сон тревожил постоянно: медвежонок, просыпаясь, не находил маму и отправлялся на поиски. каждый раз на пути попадались черные медведи. подходя к ним, он спрашивал: «где моя мама?» существа отвечали молчанием и уходили прочь.

    когда в один прекрасный день отец принес домой щенка, детскому счастью не было предела. они назвали его вихель. присутствие жизнерадостного зверька в доме скрашивало грусть и тоску сына, когда яромир уходил на охоту.

    однажды малыш проснулся от нежного прикосновения. открыв глазки, он никого не увидел, однако почувствовал присутствие родной души.
    - мама? это ты?
    в ответ - тишина, нарушаемая лишь мирным сопением спящего рядом пса.
    в окно пробивались первые лучи солнца. валькорн быстро оделся и на цыпочках прошел мимо комнаты папы. необъяснимое чувство тянуло мальчика к лесу. ему постоянно казалось, будто кто-то зовет его. спустя некоторое время вдали показалась хижина, которая была, возможно, давно покинута. окна сильно перекосились, заросли плющом, а стены, покрытые мхом, напоминали колодец изнутри. дверь была не заперта. отец запретил строго настрого заходить в гости к незнакомым людям, но здесь ведь никто не живет, да? любопытство заставило заглянуть в жилище. внутри угадывались силуэты стола, баночек и склянок на нем, небольшого котла рядом. на полках лежали всевозможные травы, свертки пергамента, перья, стояли бутыли с непонятной жидкостью. в углах и на мебели клочьями висела паутина. внимание привлекла прозрачная коробочка с серебряным песком. он светился мягким, приглушенным светом, завораживая мальчика. эта находка лежала слишком высоко, поэтому валькорну пришлось подставить стул, чтобы достать её.

    - тебя мама не учила, что заходить в чужой дом без разрешения нельзя? – голос, раздавшийся позади, был строгим и с ноткой нервозности.
    валькорн от неожиданности потерял дар речи. в дверях хижины, опираясь на изогнутую палку, стояла старуха в широкополой шляпе. ее одеяния изрядно поела моль, сапоги явно знали лучшие времена. на груди висел медальон.
    - что стоишь там? слазь. отвечай, что искал тут? еды, денег или смерти?
    - я думал, здесь никто не живет. я сейчас же уйду, - робко ответил мальчик.

    женщина прошла в дом и прикрыла за собой дверь.

    - давно у меня не было гостей. ладно, присядь, поговори со старушкой. я думала, ты воришка и пришел за моими книгами, - поставив трость у камина, хозяйка зажгла свечу и села на свободный стул.
    - а что особенного в ваших книгах? - спросил малыш, поставив свой стул рядом.
    - они волшебные .

    глаза ребенка раскрылись от восторга.

    - правда волшебные? а вы, наверное, ведьма? мне папа рассказывал, что у нас в лесу живет одна опасная чародейка. он из-за этого запретил мне уходить далеко от дома.
    - что же ты здесь делаешь тогда, дружочек мой?
    - мне показалось, я слышал маму. ее голос привел меня сюда.

    валькорн посмотрел на руки старухи. острые черные когти на морщинистых пальцах внушали страх.

    - ты ведь это пытался достать?
    мальчик посмотрел на волшебный песок.
    - угу… мне стало очень интересно, отчего песок так светится.
    ведьма достала коробку.
    - хочешь, я подарю его тебе?
    - мне? очень хочу, бабушка!

    старуха криво улыбнулась и отдала подарок.

    - посыпь его на ночь под подушку и будешь видеть самые прекрасные сны, обещаю, милый. а теперь ступай домой, твой папа, наверное, ищет тебя повсюду.
    - спасибо вам, от всего сердца! – мальчик схватил коробку, мигом обнял старуху и побежал домой.
    проводив взглядом убегающего счастливого ребенка, чародейка закрыла дверь на засов.

    валькорн с нетерпением ждал ночи. поскорее хотелось увидеть волшебство звездного песка, подаренного загадочной старушкой из леса. и вот, когда отец, поцеловав на ночь любимого сына, вышел из комнаты, мальчик достал коробочку, зачерпнул горсть и рассыпал под подушкой.

    сон быстро окутал разум.
    уже до боли знакомый медвежонок проснулся в берлоге. вокруг ни души.

    - мама? мама, где ты?
    не услышав ответа, он вышел наружу на поиски. медвежонок смотрел по сторонам, звал маму и плакал. мимо, громко охнув, пролетела большущая сова. медвежонок со страху побежал куда глаза глядят. споткнувшись о корень, он кувырком полетел вниз оврага. внизу растеклась река печали, на берегу которой спал медведь. может, хоть он подскажет, где искать? трава вокруг лесного хозяина блестела бурыми пятнами, а тревога внутри медвежонка росла. он обошел лежебоку со спины, и в глазах его застыл ужас. тело медведицы истекало кровью, а ее мертвый взгляд был устремлен вверх. в медведице малыш узнал свою маму...

    яромир, услышав крики в комнате сына, рванул туда.
    одеяло упало на пол. ребенок метался из стороны в сторону, сильно вспотел. отец кинулся к валькорну, тряхнул за плечи, чтобы тот проснулся, и крепко обнял его. мальчика трясло, рыдания не прекращались еще несколько минут. все, что он мог произнести: «я ее нашел…», «она мертва…», «мама…».
    когда мальчик немного успокоился, в доме воцарилась тишина. яромир разомкнул объятия и взглянул на сына. волосы цвета соломы стали белыми, словно снега белуслана. заплаканные глаза вопросительно смотрели в лицо перепуганного мужчины.

    - что произошло, валькорн? скажи мне!
    малыш потупил взор и уткнулся в плечо папе.

    в холодном поту валькорн проснулся. сны о детстве часто посещали его. навсегда в памяти остались воспоминания о той встрече с колдуньей.

    ***
    - приведите ко мне пленников! - приказал капитан атин стальной крюк.
    пройдя вдоль линии, в которую выстроились испуганные люди, он грозно зарычал:

    – морской дьявол вас забери, асмодианское отребье! опять подсунули дешевую дрянь. будем надеяться, они сойдут для аукциона в сарфане, - он остановился напротив седовласого пленника, в глазах которого не было ни тени страха, лишь вызов и презрение.

    - гордый, ну-ну... посмотрим, как ты будешь харкать кровью на арене в герхе, - сквозь зубы бросил он, - а теперь пошли вон с глаз моих!

    когда пленников увели, старший помощник капитана подошел к атину.
    - капитан, я думаю, мы неплохо выручим за этого, продав его кельту. всем известно, у него только лучшие бойцы, а патлатый весьма хорош собой, видно силу, меч точно сможет удержать.
    - без тебя знаю,- ответил атин, яростно съездив рукой по тарелке с супом одного из пленных, - отмыть его и накормить. товар должен быть в отличном качестве. если кельту не понравится, головой ответишь.

    валькорн сидел в углу камеры, уставившись в одну точку. к еде он так и не притронулся.
    - что, дружочек, готовишься в смертники? - к нему обратился сосед напротив.
    - что ты несешь? - очнувшись, поинтересовался валькорн.
    - как я слышал, тебя готовят на продажу кельту. он занимается тем, что скупает парней, способных держать оружие, и готовит из них первоклассных бойцов. устраивает кровавые шоу для публики на азилусе.
    - какой азилус?
    - бои без правил. и ты не всегда знаешь, кто твой противник. часто бывают неравные схватки. у него, говорят, самые лучшие бойцы. но знаешь, сколько было убито там, чтобы отобрать этих лучших? может и протянешь неделю, вдруг повезет.

    валькорна совершенно не радовала перспектива стать фаршем. мысли о расставании с любимой женой угнетали душу. беспомощность и неизвестность пробуждали тревогу.

    ***
    - ке-ельт! рад видеть тебя на своём корыте!
    - оставь свои шуточки, старый пройдоха! - высокий статный мужчина обнялся со старым другом, и они пошли в трюм.

    кельт был не слишком стар, но и не молод. его лицо покрывало множество шрамов, на правом плече красовалась татуировка дракона с щитом. он - кельт - был известным человеком в герхе. все знали, что господин яминус - один из лучших, постоянно устраивал божественные представления. в его коллекции было несколько могущественных воинов разных рас. именно эти бойцы постоянно приносили ему хороший доход с боев.

    - итак, что ты мне приготовил сегодня? - кельт живо потер руки в ожидании.
    - мои парни поймали для тебя ценный улов. глянь-ка, думаю, тебе понравится. асмодианин. крепкий парень. весьма неплох.
    - а чего грива такая белая? сразу в глаза бросается, - бросив негодующий взгляд на валькорна, он получил такой же в ответ. - что ж, посмотрим, каков он в бою.

    усадив пленника в повозку, его отправили во владения кельта. небо затянули грозовые тучи, вдали сверкнула молния. человек протянул руку сквозь прутья решетки и почувствовал холодные слезы дождя. валькорн поник, погрузившись в самые глубокие воспоминания, дающие хоть какой-то огонек надежды в этом нелегком испытании судьбы.

    кельт, прибыв домой, сразу дал распоряжение наставнику бойцов.
    - тилон, подойди ко мне. я привез тебе новую кровь. нужно выбить из него всю дурь, которую он привез из асмодеи и подготовить его к открытию азилуса, ты понял меня?
    - да, господин, - верный слуга поклонился и направился к закованному в цепи длинноволосому пленнику.

    - асмодианин, назови свое имя!
    валькорн нахмурился, вытянулся, гордо посмотрел на тилона и ответил молчанием.
    - я задал тебе вопрос! лучше бы тебе заговорить, иначе я отрежу тебе язык за ненадобностью.
    выдержав паузу, гордец выпалил, не опуская взгляд:
    - мое имя – валькорн.
    - итак, валькорн. ты находишься в тренировочном лагере бойцов азилуса. здесь мы тренируем наших ребят, которые будут сражаться в ближнем бою с такими же воинами, принадлежащими другому дому. ты - собственность кельта и обязан ему служить.
    - асмодиане никогда не будут никому служить! – глаза его начали загораться огнем.
    - думаешь, если в ваших школах не рассказывали этого, значит, что этого нет? мир жесток и непредсказуем. где есть люди, там всегда будет борьба за выживание. да будет тебе известно, здесь мощнейшая охрана и сильнейшие защитные чары. отсюда не сбежать. хочешь ты этого или нет, тебе придется биться. или ты погибнешь как воин в бою, или сдохнешь, словно собака от голода в подвале. но если ты дашь себя тренировать, я научу тебя, как выжить на поле брани и не склеить крылья, которых ты, кстати, еще не заслужил.
    никогда валькорна еще не раздирало так внутри чувство беспомощного гнева. он не нашел, что ответить и отвел взгляд в сторону.
    «что же мне делать? должна же быть лазейка. я обязан пережить это все, чтобы вернуться к мираде!»

    - я надеюсь, ты понял свое нелегкое положение?
    - вполне.
    - отлично, - наставник скомандовал страже увести пленника и подстричь.- мешать будут эти волосы в бою…

    глава 2

    близился день открытия азилуса. воины, принадлежавшие господину яминусу усердно тренировались изо дня в день. тилон гонял их по кругу до седьмого пота, пока мышцы не начинали ныть от боли, учил новым приемам, хитростям в бою, давал нужные наставления и разжигал жажду крови. лишь один пленник смотрел на все так, будто его это совсем не касалось.
    во время отдыха, когда все отправились подкрепиться перед очередным рывком тренировок, к валькорну подсел один парень. такое поведение элийца смутило его и заставило оторваться от пищи.

    - чего тебе? - в голосе чувствовалось недоверие.
    - я с миром, успокойся. здесь мы все равны, никого не волнуют древние конфликты. я – дорин, или, как меня прозвали, сумасшедший дорин,- представился парень.
    - за что тебя так прозвали?
    - ты вот как сюда попал? держу пари, ты, как и многие здесь, не по своей воле, а я сам отдал свою жизнь кельту. оттого парни и принимают меня за умалишенного, - горько усмехнулся он.
    - ты и правда псих. тебе что, жизнь надоела? – валькорн удивленно вскинул бровь.
    - а, - тот махнул небрежно рукой, - вам не понять. я создан для битвы. мне нравится слушать хруст ломающихся позвонков своего соперника и пускать кишки, наматывая их на кулак. люблю смотреть, как мой враг страдает перед смертью, - мечтательно посмотрев вверх, дорин улыбнулся.
    валькорн поперхнулся:
    - кхм… каждый получает свою радость в жизни. мне и правда этого не понять.
    - да ладно тебе, не переживай. я своих не трогаю, мы здесь все как братья, – выдержав паузу, парень продолжил.- слыхал, что ты будешь открывать с новичками эту арену в герхе. боишься?
    - все, чего я боюсь - это не вернуться к жене, - взгляд устремился в угол стола, где на тот момент уже остыла порция кое-как сваренного супа, а перед глазами всплыл образ мирады. как же вкусно она готовила! каждый вечер для валькорна был сюрпризом. как же сильно они любили наслаждаться вечерами и гулять вместе, держась за руки!
    «я просто обязан вернуться!» - валькорн закрыл ладонями напряженное лицо.
    - заканчивайте, - послышался крик тилона, - через час снова тренировка. отдыхайте.

    ***
    настал судьбоносный день. пленных привезли на повозках к огромной круглой площади. зрители, пришедшие за яркими впечатлениями, толпились около входа на новую арену, глазами выискивая свои места. огромная незамолкающая масса поражала своим разнообразием и красками. разноцветные одежды, крылья и кожа - все слилось в одно полотно.
    и вот, наконец, верховный жрец керт, приглашенный на праздник для оглашения боев, встал со своего места и громко произнес:

    - уважаемые дамы и господа! открытие нового азилуса - это великое событие, которого мы все так ждали! поблагодарим богов за их благосклонность! итак, мы открываем эту арену боем, в котором будут участвовать воины из разных домов, в том числе новый боец господина яминуса кельта! они будут сражаться друг с другом до тех пор, пока из них не останется лишь один! - легкая пауза пролетела почти незаметно. - жребий или определит орудия бойцов, или не даст им ничего. так пусть же начнется битва!
    дюжина воинов в кандалах стояла в ожидании своего жребия. кому-то достался молот, другому меч и щит, а кто-то остался с пустыми руками. валькорну достались парные клинки. посмотрев на них, он искренне поблагодарил судьбу за шанс победить.
    - оружие выбрано! прошу бойцов занять позиции. пусть выживет сильнейший! - удар в гонг оповестил о начале схватки.

    толпа заревела.
    слева от уха валькорна пролетел нож. он отбежал в сторону, чтобы лучше оценить ситуацию и вырезать сначала более сильных противников. по песку уже текла свежая кровь человека с проломленным черепом. одному парню вспороли живот. бедняга бросил испуганный взгляд на пораженное место и пал лицом вниз, закрывая рану рукой. к валькорну подлетел русый мужчина и попытался провести атаку, но недооценил своего противника, за что был наказан двумя мощными ударами по горлу. солнце беспощадно жарило и ослепляло залитые потом глаза. когда поединок начал близиться к своему концу, валькорн уже успел заработать несколько глубоких порезов. на груди зияла глубокая рана от меча. он уже практически не чувствовал правой руки, а рукоятки клинков скользили в ладонях. и вот, когда из всех осталось только двое, у обоих уже не было сил на бой. элиец сильно толкнул соперника, отчего тот потерял равновесие и упал, выронив один из мечей. валькорн не растерялся. зачерпнув горсть песка, он бросил ее в лицо врага. затем последовал резкий удар по ногам стоящего, отчего тот свалился, потеряв свое оружие. асмодианин собрал остатки сил и резко поднялся. окровавленная сталь меча вошла в самое сердце безоружного, и из белой груди потекла горячая густая кровь. лицо бойца исказила жуткая боль. из груди вырвался стон боли, а от осознания того, что все кончено, в глазах застыло отчаяние. в голове победителя заметались бессвязные мысли, глаза стали заплывать туманом. он пал на колени и закрыл свое лицо перепачканными грязью ладонями. еле слышные слова благодарности отдавались эхом уже где-то далеко. асмодианин пал ничком на песок, потеряв сознание.

    ***
    придя в себя, валькорн долго не мог понять, где он. кто-то хлопотал рядом, живот был перевязан бинтом, от которого отвратно пахло мазью.
    - воды, прошу, воды, – еле слышно произнес очнувшийся.
    - конечно, нян-нян. вот, держи, - маленький шиго подал стакан воды и сменил горячее полотенце на лбу воина на свежее и прохладное. - как себя чувствуешь?
    - паршиво, - слабость по всему телу и легкое головокружение не давали возможности встать.
    - лежи, кярун. ты еще слаб. сутки уже лежишь после боя. тебе здорово досталось, но я тебя подштопаю, будешь как новенький! - целитель улыбнулся.
    в маленькую комнатку зашел хозяин.
    - ну как он, жить будет? или мой новый боец уже готов отправится на тот свет? – кельт тревожно посмотрел в ту сторону, где лежал валькорн.
    - все в порядке, нян-нян. он сильный. рана глубокая, но мазь из хомбеля быстро залечит ее. потерпи, хозяин.
    кельт кивнул и вышел прочь.

    ***
    спустя полгода валькорн постепенно завоевал себе славу отличного воина, сражающегося двумя мечами. публика полюбила его, с наслаждением смотрела каждый бой, принося кельту солидные суммы. но ни кинары, ни слава не волновали асмодианина. его мысли были далеко-далеко, в холодных землях асмодеи. внутренний огонь поддерживали теплые воспоминания о временах, когда он мог обнять драгоценную жену. ее голос звучал в голове каждый раз, когда он убивал врага. «все ради нее».
    сумасшедший дорин заработал себе титул лучшего бойца герхи после победы над двумя гигантами – близнецами из тиамаранты. за это время они с валькорном успели подружиться. не смотря на многолетнюю вражду их рас, они легко нашли общие взгляды и стали поддерживать друг друга.

    - расскажи, как вы познакомились, валькорн, - однажды перед сном спросил дорин.
    тот улыбнулся другу:
    - мы познакомились с ней на рынке. я гулял с вихелем, это наш пес, и этот мохнатый балбес чуть не сбил ее с ног. она уронила свою корзинку с яблоками. мне было так стыдно перед красивой девушкой. я нес какую-то чушь, чтобы загладить свою вину. сначала она грозно смотрела на меня, потом взгляд стал теплее, и она улыбнулась мне. потом, я даже не знаю... закрутилось все, уже и не вспомню. все бы отдал, лишь бы снова заглянуть в океан ее глаз, - улыбка сошла с лица воина.
    - ничего, вернешься еще к ней. главное – не умирай раньше времени.
    мужчины тихо рассмеялись, погасили свечу и улеглись спать.

    ранним утром тилон приказал валькорну явиться к хозяину. тот бросил недоуменный взгляд на дорина и отправился в дом. двери в кабинет кельта открыл слуга. воин оказался в просторной, хорошо освещаемой комнате. огромные окна, выходящие на тренировочную площадку, украшали шелковые атласные гардины. дубовый шкаф был наполнен всевозможными книгами. в углу стоял бюст неизвестного мужчины, но, судя по мундиру, вполне возможно, что это какой-то военачальник. на глаза попалась голова дракона с разинутой пастью. валькорн замешкался, не зная, можно ли ему пройти вглубь кабинета, где за небольшим столом его ждал господин.
    - заходи, есть новость для тебя.
    воин еще немного постоял и прошел к столу. кельт встал и подошел к окну, сложив руки за спиной. некоторое время он наблюдал за тренировками, будто собираясь с мыслями. тяжело вздохнув, он повернулся.
    - валькорн. ты хорошо отличился на прошлой неделе. главе города понравилось, как ты владеешь своими клинками. даже слишком понравилось… он изъявил желание устроить бой на арене кальдора. народу будет столько, что я даже боюсь, выдержат ли крепления, – сделав небольшую паузу, он продолжил, - короче говоря, валькорн, ты должен будешь сразиться с очень грозным противником. я сомневаюсь, что ты о нем слышал. его зовут огнекрылатый гидеон.
    валькорну, конечно же, это имя ни о чем не говорило, но, судя по взволнованному лицу мужчины, все было очень серьезно.
    - я прикажу тилону достать тебе хорошие доспехи и мечи… будь проклят этот старый боров! из-за его прихоти я могу лишиться одного из своих лучших бойцов! – в гневе он смахнул книгу со стола. – ладно… ничего с этим не сделаешь. тебя доставят завтра на кальдор. день побудешь там, наставник поедет с тобой. все, ступай. готовься, валькорн… и молись.

    «боги, что же это за гидеон такой, неужели он так силен?» - ошарашенный боец плелся обратно на площадку, где его уже ждал взволнованный дорин. на загорелом лице застыл вопрос.
    - в чем дело? на тебе лица нет.
    - дорин, кто такой гидеон?
    с тяжелым вздохом слова сошли с уст испуганного друга:
    - смерть несущий каждому, кто бросит ему вызов…
    - тогда перед тобой стоит живой труп, - грустно усмехнулся валькорн. сердце больно кольнуло, и он поморщился. ладони вспотели.

    пришло время обеда. белогривый и элиец сели за самый дальний стол в обеденной. дорин с грустью смотрел на друга. тот водил ложкой по тарелке, погруженный в свои тяжелые мысли.
    - я слышал легенду об этом звере, - выводя валькорна из страны грёз, громко произнёс дорин. - говорят, он когда-то был асмодианином, как и ты. нужда заставила его прийти к колдунье, жившей в келькмаросе. он попросил дать ему силу за огромную плату. неизвестно, что он отдал, но ведьма выполнила его просьбу, превратив несчастного в монстра. когда тот кинулся ,чтобы разорвать тварь, она исчезла. с тех пор ее так и не видели. говорят, это чудовище понимает ваш язык.
    тут валькорн замер. взгляд перешел медленно от ложки на друга.
    - наш язык, говоришь, понимает? - глаза сузились, а на лице выступила загадочная улыбка.
    - ну да, так я слышал, ребята рассказывали. эй, а ты что задумал?

    на следующий день валькорна доставили на кальдор. по прибытию он увидел снующих туда-сюда шиго. во всю шла подготовка к завтрашнему представлению. привезенного воина посадили в отдельную клетку. тилон зашел дать последние наставления на бой.
    - валькорн, я достал тебе хорошие доспехи. и вот, держи мечи, выкованные одним мастером в герхе специально для меня. надеюсь, они принесут тебе удачу. и помни все, чему я тебя учил.
    - наставник, завтра, возможно, последний бой для меня… позвольте мне пройтись по новому песку сегодня. я должен привыкнуть к арене и экипировке.
    - хм... что ж, иди. у тебя есть немного времени.

    дверца со скрежетом отворилась, выпуская пленника на горячий от полуденного солнца песок. в голове крутилась лишь одна мысль. он искал глазами клетку, в которую могли посадить его противника, но решеток было очень много, и ему пришлось пройтись вдоль стены, чтобы отыскать свою цель. вот он! громадный, крылатый дракон. на лапах заостренные желтые когти. все его тело, покрытое чешуей, украшали страшные шрамы. от макушки до спины росла густая огненная грива. зверь медленно повернул шипастую голову в сторону незваного гостя.

    - приветствую тебя, - тихо, почти шепотом произнес валькорн.
    зверь бросил гордый взгляд на человека и опустил голову на могучие лапы, демонстрируя тем самым свое нежелание видеть кого-либо.
    - я знаю, что ты меня понимаешь. легенда ведь правдива? ты асмодианин, как и я. колдунья, что заточила твой дух в теле монстра, сыграла и со мной злую шутку. я могу помочь тебе найти ее, и ты отомстишь. но для начала нам с тобой нужно вырваться отсюда.
    глаза чудовища округлились. резко поднявшись он громко подошел к решетке.
    - как ты собираешься улизнуть из–под носа охраны, вооруженной до зубов? - прогремел драконий голос.
    - значит легенда - не сказка… слушай меня, и вместе мы избавимся от плена.

    рассказав свой план, валькорн ждал ответа.
    - ты просто больной, человек. но твоя уверенность мне нравится... можешь на меня рассчитывать. я устал ждать, пока придет тот, кто сокрушит непобедимого гидеона.

    ***
    беловолосый воин вышел на раскаленный песок. держа в обеих руках острые мечи, он осмотрел кричащую толпу. прижав один клинок у сердца, он кивнул главе кальдора в знак приветствия.
    стража открыла врата на противоположной части арены. из своего убежища вышел крылатый монстр. его чешуя заблестела под лучами солнца, а огненная грива вздыбилась на загривке. крылья распахнулись, демонстрируя силу. громкий рык стал призывом к бою.
    воин побежал навстречу смерти. дракон рванул с места. толпа бушевала в предвкушении захватывающего зрелища. человек против монстра.
    и вот тогда, когда они уже стали совсем близко, валькорн резко заложил клинки в ножны.
    когтистые лапы схватили тело воина, водрузили себе на спину, и тот схватился покрепче за огненную гриву. на глазах ошеломленной публики гигантские крылья распахнулись. зверь и всадник взмыли в небо и стремглав пустились наутек.

    стража в панике не знала, что делать. нужно было ждать приказа, а командира, который мог бы его отдать, не было видно. он просто исчез!
    беглецы молниеносно пропали из виду. поднялась шумиха, повсюду раздавались гневные крики толпы.
    один тилон стоял за решеткой арены, а на его лице застыла странная улыбка. позади него лежало обездвиженное тело.

    ***
    гидеон приземлился на заснеженный холм белуслана неподалеку от пещеры драубнир.
    по телу валькорна пробежала дрожь. спустившись на землю, он почувствовал, как ноги подкосились. упав на колени, он сгреб пушистый снег в ладонь и прижал к лицу. глаза наполнились слезами. плечи и голову воина щедро осыпали мелкие снежинки. лишь тяжелое дыхание позади нарушало умиротворяющую тишину.
    - я так давно этого ждал. если бы ты знал, сколько раз в снах я видел родные земли асмодеи. я должен добраться до исхальгена.
    - благодарю тебя, человек, - будто не слыша слов валькорна, произнес монстр. - теперь я свободен и могу отомстить проклятой колдунье, что обрекла меня на вечные страдания! ты дал слово, помнишь?
    - я выполню свое обещание, друг. ведьма придет сюда к пещере в день маркутана, держу слово.

    кивнув рогатой головой, дракон оставил своего всадника, взметнувшись вновь в воздух.
    «ну, теперь пора домой». вдали показалась небольшая повозка. он быстро сбежал по холму вниз к дороге. преградив путь парочке шиго, воин достал из ножен стальные клинки.

    глава 3

    шиго-караванщик остановил свою телегу, косясь на напарника. дорогу им преградил человек в странных доспехах.
    - я могу вам чем-то помочь, кярун? - поинтересовался шиго, забавно склонив голову.
    - куда путь держишь, торговец? - почтительно спросил воин, подходя к телеге.
    - в пандемониум, на ярмарку, - недоуменно ответил торговец, глядя на человека. как бы не был почтителен его тон и движения, в нем все же чувствовалась скрытая опасность.
    - отлично. я буду очень признателен, если ты доставишь меня до исхальгена. тебе как раз по дороге, - валькорн улыбнулся и забросил один клинок на плечо.
    торговцы переглянулись и, не найдя способа отделаться от вооруженного воина, лишь закивали в знак согласия.
    беспрепятственно добравшись до леса маннигел, валькорн поблагодарил караванщиков и отправился к деревне альдер. было глубоко за полночь, когда мужчина ступил на дорожку, что последней видела его следы в тот злосчастный день.

    "ждет ли она меня? столько времени прошло. я так изменился. вдруг она испугается меня и на порог родного дома не пустит?" – мысли метались в голове как карп в руках моряка. валькорн, приближаясь к дому, ускорил шаг.
    "что я скажу, увидев ее? здравствуй, любимая, вот и твой муж пришел… да нет, это слишком глупо, будто я на охоту сходил… дорогая! нет, тоже не так. мирада, это я. пусти переночевать, а то холодно на улице", – уголки губ валькорна тронула улыбка. "поскорее бы уже обнять ее. что это? новый храм? кто только носит кинары этим шарлатанам?"
    сердце готово было выскочить из груди. дыхание перехватывало. от волнения немного кружилась голова. завидев знакомую крышу, валькорн встал как вкопанный.
    "а вдруг она меня не узнает? я – монстр!" – он посмотрел на свои руки, изувеченные шрамами.
    "а что, если она разлюбила меня? ой, да брось, что ты как тряпка, в самом-то деле. соберись уже. скорее беги, стучи в дверь. она там. она ждет меня, я уверен».

    мирада не спала. с самого утра ее тревожило непонятное чувство. все валилось из рук, беспорядок в мыслях. она совершенно не могла ни на чем сосредоточится. уже долгое время она тщетно пыталась уснуть. вдруг, стук в дверь. сердце сдавила боль. по телу пробежала волна, бросило в жар.
    в дверь еще раз постучали. залаял вихель, охранявший ее в отсутствие хозяина. она зажгла лампу и на цыпочках подкралась к окну, чтобы посмотреть, кто стоит за дверью. в кромешной тьме ничего не было видно.

    - кто там? – не своим голосом спросила мирада.
    послышался теплый и негромкий ответ:
    - это я.
    не веря ушам своим, она распахнула дверь. на пороге стоял высокий коротко стриженный мужчина в причудливых доспехах. волосы как молоко. многочисленные шрамы покрывали все тело. на лице небольшая бородка, растущая неравномерно, частично седая. серые глаза гостя наполнились слезами. ломающимся голосом он выдохнул:
    - мирада…
    лампа выпала из рук женщины. прижав ладони ко рту, она тихо произнесла: «не может этого быть», - и упала в обморок.

    очнувшись на своей кровати в залитой светом ламп комнате, мирада посмотрела на сидящего рядом мужчину. он гладил ее волосы и целовал холодные пальцы.
    - о, боги, валькорн! – она заключила мужа в объятья - я думала, что больше никогда тебя не увижу!
    израненное плечо постепенно становилось мокрым. мирада ничего больше не могла произнести, счастье переполняло душу и тело.
    - теперь я с тобой, любимая, все будет хорошо, - прошептал он.
    - никогда больше не бросай меня!
    - никогда.


    автор:кармэн электра

    кармэнэлектра/асмо/гардарика
    светлое платье/сияющая корона
     
    Last edited by a moderator: Jan 6, 2015
  13. Шизя .

    Шизя . User

    Joined:
    19.03.13
    Messages:
    549
    Likes Received:
    1,645
    исповедь приговоренного на казнь​


    приказ №1203 от 2.12.164 года
    "смертный приговор
    центуриона изафреэля"​

    через час меня поведут на казнь. казнь в наше то время! это не мыслимо, но... но я повинен во всех смертных грехах и обязан понести за это ответственность. а ведь когда-то было все иначе. я был самым молодым центурионов в легионе "белые ангелы", хотя и пороха не нюхал. храбрый, амбициозный, красивый молодой центурион. был завидным женихом. ох, много же я сердец покорил, но и мое покорила одна прекрасная особа, которую я взял в жены. мы были счастливы в своем маленьком домике на берегу моря в элиане, мечтали о будущем. но все изменилось в один теплый летний день, когда я не вернулся со службы домой. сейчас я вспоминаю тот день, ох как же я был глуп, я корю себя за это, но я расскажу все по порядку. в тот последний день моей жизни, моей человеческой жизни, ничего не предвещало беды. я вернулся домой к любимой жене, которая так старательно приготовила обед - ароматное мясо дракона с базиликом и маслом, пальчики оближешь, да еще и бутылочка бешевого коктейля. мы обедали и разговаривали о будущем, она сообщила самую приятную новость - я скоро стану отцом. но нашу беседу прервали. примчался гонец и доложил, что на территории, охраняемой нашим легионом, появился неизвестный пространственный разлом. я быстро собрался, попрощался с женой и уехал. присоединившись к моему отряду долго не могли понять, кто же это. ведь такой гость в наших краях был впервые. легат сформировал отряд разведки, в который вошел и я. и мы отправились в разлом. да, это была ловушка, как смешно.. сейчас, но не тогда. мы не боялись, смело шли вперед, ища противника, но его не было. где-то щебетали птички, был слышен шум ручья. шли мы долго. наш штатный следопыт время от времени просвечивал территорию, но признаков жизни по близости не было. до одного момента, наступила гробовая тишина и.. на нас напали, так внезапно, что и моргнуть то не успели, как несколько человек отряда уже не было в живых. это были не люди и не балауры, тени окружали нас, духи, призраки.. не знаю. смертоносные создания, убивающие все на своем пути, но в тот день несколько человек все же оставили в живых. нас окутало мраком у унесло в глубины за бытия. мы оказались не то в пещере, не то в темницы. но это уже не играет большой роли. сколько времени мы там находились, не известно. в кромешной тьме минута кажется часом. периодически нас выводили, по одному с мешком на голове. над нами проводили эксперименты. было нестерпимо больно, поэтому крики ужаса, страха и страданий были слышны постоянно. нас пытались сделать орудиями убийства. даэвы, накаченные идом приобретали сверх способности: силу, выносливость и неуязвимость, но теряли разум. кто-то не мог справиться с большими дозами яда и погибал. но вот наши муки были закончены. нас создали с одной целью, убивать своих, разрушать свою державу изнутри. пару раз в неделю нас телепортировали в один из многочисленных районов великого элиоса, где мы убивали, воровали, истребляли. у нас не было больше своей воли, мы стали рабами, рабами тех, кого даже не видели. ирония судьбы, от нее не убежать и не скрыться. вот и случилось. я был отправлен в деревню, зачем? да какая разница - нам приказали, мы выполняли. откуда же мне было знать, что женщина, с двумя детьми - это моя супруга, которую я оставил тогда. сколько прошло времени? пять лет, десять лет - не знаю. я смотрел на их лица, испачканные кровью, и осознавал что это мои родные, те, кого я оставил, те кого я даже не знал. но было поздно, приказ был выполнен, все мертвы, никого не осталось в живых в том районе тихого спокойного уголка атреи. резня не винных на века останется в книгах истории мира элиоса, участником которой был я. я так и остался в том доме, с моей семьей, пока меня не схватили. я не видел как росли мои дети, я даже не знал как их зовут. да и свое имя я давно позабыл.
    нас не было долгих семь лет, об этом я узнал, когда сидел в темнице, ожидая приговора. меня пытались вылечить, для получения какой-либо информации. но ее не было, я не знал ничего, что могло бы помочь в расследовании.
    ирония судьбы, превратившая даэва в ничтожество, в марионетку, в монстра. я - монстр! мне больше нет места на этом свете. через несколько минут будет изъят весь эфир из моих вен, я потеряю крылья и жизнь. я отправлюсь к своим родным и любимым, к моей семье. я закончил, можете приступать...


    центурион изафреэль был публично казнен 7.12.169 года​
    лантис / элиос / trapnest​
     
    Fantasy, Linaeven, Heseldorf and 5 others like this.
  14. iWORLDERUS

    iWORLDERUS User

    Joined:
    28.10.14
    Messages:
    8
    Likes Received:
    11
    [​IMG]

    последняя тайна асмодеии.

    [​IMG]

    *******

    в один из прекрасных теплых вечеров, которыми так славится южный каталам, я уставший после путешествия по базам, задремал в седле на территории местного гарнизона. легкий ветерок слегка колыхал гриву коня, ароматы диковинных растений пьянили, а несмолкающий хор цикад убаюкивал, довершая умиротворяющую обстановку. гром хоть и утомился не меньше моего, вида не подавал, мирно пощипывая что-то под ногами. усталость брала свое, глаза закрывались, а ведь предстоял еще поход на военную базу сауро.
    - вздремну часок, а там видно будет, подумал я, проваливаясь в бездонную пропасть сновидений.
    но не тут-то было …
    - привет! – послышалось откуда-то снизу.
    пробубнил в ответ «ку», протирая глаза и оглядываясь вокруг в поисках негодяя, посмевшего потревожить меня.
    взгляд остановился на волшебнике средних лет с черной бородой и скуластым лицом, который с любопытством изучал мою внешность.
    - во имя асфеля, что тебе нужно? – зевая, и с некоторым раздражением поинтересовался я.
    - ничего, - миролюбиво ответил незнакомец.
    - тогда зачем разбудил? джикель тебя подери!
    - просто хотел спросить ….
    - хотел, спрашивай!
    - а почему ты такой страшный?
    - я? страшный?!
    - да ты просто монстр, – неуверенно пробормотал волшебник.
    - я – монстр? кто это сказал?
    - так показалось мой спутнице, - ответил он. и тут я обратил внимание на выглядывающую из-за спины волшебника хрупкую девочку с луком в руке.
    - какая миленькая девочка, пожалуй, я её съем!
    - только попробуй! – заверещала крошка и натянула тетиву.
    - не пугай ребенка, - отеческим тоном заступился волшебник.
    - да успокойся, пошутил я … ахахахаха!
    - если бы ты себя видел, то не шутил бы так, - с укоризной произнес маг.
    - таких страшных, я еще не встречала. вроде бы про себя, но все-таки вслух, пролепетала лучница.
    - не бойтесь, подойдите поближе, не укушу! – подозвал я незнакомцев, слезая с коня.
    - точно, не укусишь? – с сомнением в голосе поинтересовалась девочка, делая пару неуверенных шагов и держа оружие наготове.
    - укусишь в ответ, если не сдержусь, ахахахаха, - подтрунивать над маленькой лучницей было одно удовольствие.
    - есть предложение немного перекусить, - деловым тоном предложил волшебник.
    - отличная идея, подкрепиться бы не помешало! – поддержал я.
    фогусовый суп и жаркое из рюкрога, которые нам подали в ближайшей харчевне, оказались очень даже сносными. в заведении было немного душно, но по-своему уютно. за соседним столом солдаты гарнизона шумно резались в кости, то и дело оглашая зал громкими воплями. в другом углу, перебирая струны своей арфы, распевал незатейливые куплеты молодой бард.
    - меня зовут аз, а это моя племянница кэтти, - начал волшебник, неторопливо жуя.
    - будем знакомы, я – ворлдерус.
    - тебя зовут так же, как и пропавшего короля асмодеи??? – оживилась девочка.
    - я рассказывал эту историю перед сном, когда она была еще совсем маленькой, - улыбнулся аз.
    - неужели, её еще кто-то помнит? – настала моя очередь удивиться. - ведь это было так давно.
    - одна из моих любимых, вообще-то, - с важным видом заявила кэтти.
    - ну, тогда расскажи мне ее, если не забыла, - подмигнув азу, попросил я.
    - я обычно слушала, а не рассказывала, - немного растерялась девочка. – но, я попробую!

    *******
    - и так, - сделав серьезное лицо, начала она.
    - в те стародавние времена, когда все только начиналось, и даже верхний уровень бездны не был исследован вообще, жил да был юный ворлдерус. здоровьем его природа не обделила, а махать двуручным мечом или копьем, впрочем, как и пострелять из лука, он любил, делая это регулярно и с удовольствием. к своему 19-летию практически все регионы и локации асмодеи им уже были изучены не только на картах, но и исследованы лично. его всегда тянуло к новому и неизведанному.
    однажды, ворлдерус засиделся в библиотеке пандемониума и уснул прямо за столом с картами и манускриптами. во сне ему явился сам маркутан и открыл великую тайну.
    - в бездне существует тоннель, в который еще никто не входил, и тебе первым суждено его преодолеть.
    - но почему выбран именно я, о великий?
    - ты сын асфеля и румиэль! ты - король асмодеи по рождению!
    о том, что у бездны не один уровень, асмодиане догадывались, но вот попасть на другой уровень пока не удавалось никому. и с тех пор это видение не выходило из головы пытливого исследователя, ведь своих родителей он действительно не знал и воспитывался вместе с детьми одного фермера в исхальгене. день и ночь он думал над словами, услышанными во сне.
    какое-то время ворлдеруса одолевали сомнения. а что, если это всего-лишь плод его разыгравшейся фантазии? но наконец, он решился.
    - друзья, я хочу сделать вам одно предложение, от которого каждый вправе отказаться, если оно придется не по душе, - сказал ворлдерус на собрании своего небольшого, но дружного легиона, легатом которого он стал к своему 20-летию.
    - это связано с опасностью? – поинтересовался центурион барт.
    - нас ждет неизведанное, так что даже предположений никаких, - задумчиво произнес легат.
    после недолгих, но тщательных сборов, небольшой отряд направился в арэшурат.
    несколько дней бесплодных поисков привели участников экспедиции в уныние. они уже начали отчаиваться найти заветный тоннель и заночевали на восточном осколке ратесерана. едва ворлдерус погрузился в сон, к нему снова явился маркутан.
    - ты почти нашел тоннель, но представляешь его себе иначе, чем он есть на самом деле.
    - мы осмотрели все кругом и не нашли ни двери, ни пещеры, куда бы можно было войти.
    - вот именно, ищи нечто иное …
    «ищи нечто иное» - с этой мыслью ворлдерус открыл глаза, посмотрел вверх и задумчиво произнес:
    - что же он имел в виду …?
    внимание легата привлек пролетающий мимо лепесток, подгоняемый ветром. кувыркаясь и кружась, лепесток беззаботно парил в воздухе, как вдруг резко взмыл вверх, увлекаемый неведомой силой. подойдя к тому месту, где это произошло, ворлдерус почувствовал мощный восходящий поток.
    - так вот о чем говорил маркутан ...
    утром ворлдерус объявил о том, что нашел вход в тоннель, который они так долго искали.
    - но одному из вас придется отправиться назад в пандемониум, чтобы сообщить об этом. это на случай, если мы не вернемся назад.
    никому не хотелось возвращаться, и только жребий помог разрешить этот спор.
    - держимся вместе, стараемся не шуметь и всем быть начеку, - негромко предупредил легат, расправляя крылья.
    - удачи! - крикнула вслед минка, провожая печальным взглядом улетающих друзей, и направилась в сторону цитадели фримума. именно ей выпал жребий доставить новость о найденном тоннеле в храм знаний пандемониума.
    больше никого из легиона ворлдеруса никогда не видели, впрочем, как и его самого.

    *******

    - именно так все и было, - подтвердил волшебник.
    - а хотите узнать, что с ними произошло дальше? - загадочно улыбнулся я.
    - конечно, хотим, - подрыгивая от нетерпения и хлопая в ладоши, заверещала кэтти.
    - так слушайте …
    потоком их вынесло на верхний уровень бездны, который в целом напоминал нижний, но расположение, размер и количество островов сильно отличались. баллауры тоже были здесь, но более злые и страшные. справиться с одним было не так сложно, но 2-3 уже представляли смертельную опасность для небольшого отряда. аккуратно избегая аванпостов, исследователи выяснили, что на этом уровне находятся 5 крепостей, занятых баллаурами. устав от очередного дня исследований, путешественники нашли укромное место, чтобы заночевать.
    резкий звук заставил волдеруса вскочить и схватиться за меч. оставленный дежурить даэв, лежал замертво с разорванной глоткой, остальные отбивались как могли, от неожиданно нагрянувших баллауров. силы были явно неравные, но асмодиане не сдавались. понимая, что так просто им не победить, баллауры кинули эфирную гранату. все асмодиане погибли на месте, ибо выдержать такой силы удар живому существу практически невозможно.
    только ворлдерус еще дышал, отброшенный взрывной волной за камень, где его и не заметили. когда баллауры ушли, он попытался встать. силы были на исходе, раны кровоточили, голова кружилась, и сознание оставило его.

    отрыв глаза, ворлдерус попытался осмотреться. он лежал на постели, в помещении с низким потолком и маленькими окошками.
    - вы проснулись, кярун! не может быть! - незнакомый шиго подбежал к легату, и заглянул ему в глаза.
    - где я? – с трудом ворочая языком в пересохшем рту, спросил асмодианин.
    - остров тиграки, нян-нян.
    - никогда о таком не слышал.
    - за 25 лет многое изменилось, кярун!
    - сколько-сколько? – не верил своим ушам ворлдерус.
    - мы нашли вас, умирающим на соседнем острове, ровно 25 лет назад, подтвердил второй шиго постарше, вошедший в комнату.
    - значит мне сейчас 45?
    - получается так, кярун!
    - мне нужно срочно в пандемониум! – пытаясь встать с постели, заявил даэв.
    - ваши мышцы почти полностью атрофировались за столь долгое время, а ходить еще придется поучиться заново, нян-нян!
    - я чувствую себя беспомощным ребенком! – простонал ворлдерус и упал обратно на кровать в бессильной попытке подняться.
    - удивительно, что вы вообще еще живы! столько времени в вас поддерживала жизнь какая-то неведомая сила, кярун!
    - зачем мне такая жизнь, если я даже не могу встать с постели?
    - немного окрепнув, сможете, нян-нян, - заверил шиго постарше.
    - как скоро?
    - примерно через месяц, в лучшем случае 3 недели.
    - 3 недели? я не могу так долго ждать!
    - 25 лет ждали, а месяц уже не терпит, кярун? – улыбнулся пушистый зануда.
    - ну хорошо, ваша взяла, - ответил ворлдерус и снова заснул.
    спустя месяц он действительно уже стоял на ногах, и мог самостоятельно передвигаться по острову.
    - теперь то, я могу отправиться в асмодею?
    - не совсем, кярун!
    - что еще? – в нетерпении вспыхнул даэв.
    - вы не можете летать, нян-нян!
    асмодианин попытался взлететь, но крылья безжизненно болтались за спиной.
    - их перебило взрывом, кярун!
    - я навсегда останусь здесь с вами? – в ужасе произнес ворлдерус, закрывая лицо руками.
    - нет, у нас есть для вас маленький подарок, идемте на задний двор, кярун!
    - вот, полюбуйтесь, - сказал шиго, указывая на непонятный механизм в углу.
    - что это?
    - это механический манипулятор на реактивной тяге, теперь только с его помощью вы сможете летать и воевать, нян-нян!
    - ничего подобного не видел раньше!
    - наука неплохо шагнула вперед и наступил "век технологий", пока вы спали, кярун!
    - не скажу, что сильно обрадован, но раз это единственный способ, то, пожалуй, попробую.
    несколько дней ушло, чтобы освоить новый агрегат. но, немного привыкнув к нему, даэв чувствовал себя в воздухе достаточно уверенно.
    - вот и пришло время возвращения домой, - обратился ворлдерус к собравшимся шиго.
    - надеемся, вы нас еще навестите, нян-нян!
    - я вернусь, я обязательно вернусь!
    заревели реактивные двигатели, и асмодианин взмыл вверх. полет доставлял ему довольствие. только в воздухе ощущаешь себя по истине свободным. острова мелькали мимо один за другим, а легат был погружен в воспоминания, доверив управление машине.
    подлетая ко входу в тоннель, он уже готов было скользнуть в него, как что-то сильно ударило о борт меха. повернув голову и машинально активируя боевой режим, ворлдерус увидел элийца, парящего в воздухе с огромной пушкой в руках.
    - прогресс не стоит на месте, - усмехнулся легат, нажимая на гашетку сдвоенных пулеметов.
    через 5 минут бой был окончен и враг повержен.
    - надеюсь, дальше долечу без приключений, - подумал даэв и устремился в воздушный поток. спустя полчаса, он уже шагал по главной улице столицы асмодеи.


    *******

    - вот и весь рассказ, - улыбнулся ворлдерус, глядя на кэтти.
    - значит, он жив! - восхищенно воскликнула девочка и захлопала в ладоши, - интересно, где он сейчас?
    - любопытная история, - подытожил волшебник, пристально глядя на ворлдеруса - но откуда ты её зна … - осекся он, - не может быть! неужели ты и есть - пропавший король асмодеи?!
    - да, это так. взрыв изуродовал мое лицо и тело, покрыл их шрамами и превратил в монстра, но это я. уже 2 года прошло с момента моего возвращения на родину.
    поболтав еще минут с десять и окончательно разогнав сон, мы отправились в сауро. но это уже совсем другая история …



    альсион / асмо / worlderus

    светлое платье/сияющая корона
     
    Last edited by a moderator: Dec 22, 2014
  15. Heseldorf

    Heseldorf User

    Joined:
    16.01.12
    Messages:
    3,676
    Likes Received:
    833
    буду краток, я не откланяюсь от уже имеющейся схемы.
    фанфик является продолжением ранее написанной серии:
    глава 1: тахабата в отпуске.
    глава 2: megaunlucker шни.
    глава 3: по следам шни.
    глава 4: небесные владыки или трудности переселения.
    глава 5: улыбка бога. (под спойлером)
    улыбка бога

    капля за каплей стекала вода по стенам пещеры. хес осторожно шёл по тёмным коридорам запутанного лабиринта. в который раз он здесь? трудно уже вспомнить, раз двадцатый, наверное. однако в этот раз было что-то особенное. ощущение присутствия ещё кого-то. именно кого-то. иногда ему казалось, что он чётко слышит чьё-то размеренное дыхание, слышит тяжёлые удары подошв о пол пещеры. но почему этот кто-то не покажется? чего ждёт? страж тихо крался по коридору, ведущему наверх. шаг, ещё шаг... ухо уловило звук осыпающейся гальки откуда-то выше.. он там — сомнений нет! хес аккуратно присел за торчащий из пола сталагмит. снова тишина. немного посидев и не услышав более ни звука, страж продолжил свой маршрут. а вдруг он всё ещё там?! страх, отчаяние и злость переполняли его. хес выхватил меч и с криком рванул вперёд. пробежав всего несколько метров он споткнулся о камень и полетел куда-то вниз. слишком глубоко, слишком долго, слишком похоже на правду, слишком страшно, чтобы быть ею...

    – опять сон?
    – а? что? сон... всего лишь сон... – страж проглотил подкравшийся к горлу ком, вставая с кровати.
    – дружище, ты меня пугаешь. – шни достал трубку. – курнёшь для успокоения?
    – не, спасибо, лучше съем чего-нибудь.
    – ну раз жрать потянуло, значит ты в полном порядке. – натянув улыбку, съязвил заклинатель. – опять пещеры?
    – да, но в этот раз всё иначе. там был кто-то, точно был!
    – ну ещё месяц помучаешься с кошмарами и, глядишь, узнаешь кто.
    – ну его нафиг такое счастье. я с этими кошмарами есть больше стал, поправился даже...
    – ты поправился как только узнал, что такое еда. не льсти себе, кругляшка.
    – а я и не льсю. фматри како вывот фтал. – жуя кусок хлеба, ткнул себя пальцем хес.
    – принципиально не вижу разницы. смотри всё не сожри. я спать утопал.
    – а как вэ трупку кунуть?
    – расхотелось чего-то...
    но хес уже не слышал ответа, еда прочно засела в его сознании, вытесняя всё вокруг из его внимания. его собеседник вышел из комнаты и, накинув плащ с капюшоном, тихо вышел на улицу. нужно что-то делать, вот только что, шни не представлял. кошмары одолели хеса ровно с того момента, как он получил документы, став полноправным членом элийского общества. совпадение? сомнительно. сначала всё воспринималось как шутка, но потом он изменился. стал агрессивнее и всё чаще терял самообладание по пустякам. именно поэтому шни уговорил его пока не съезжать с его квартиры, и как оказалось не зря. спустя месяц хес стал просыпаться среди ночи в холодном поту, и если никого не оказывалось рядом, то начинал крушить вещи вокруг, не сразу осознавая, что это уже не сон. там он всегда был один и наличие кого-нибудь рядом чётко давало понять, что всё позади. но сегодняшний сон менял многое. если там будет кто-то ещё, значит проснувшись хес не только разнесёт половину мебели, но может навредить окружающим и себе. это был лишь вопрос времени, а оно сейчас работало против них. пробродив до утра и навестив парочку толковых даэвов, шни вернулся домой ни с чем.
    – шни-и-и-и-и-и! – радостно бросилась на его шею чародейка. – ты – бука! где тебя носило?
    – огородничать ходил – доставая из под плаща сетку с овощами, предусмотрительно взятых на рынке у круглосуточных шиго, ответил заклинатель. – ты же знаешь, как тяжело прокормить тот кожаный шарик в латах, что ты привыкла называть хеськой.
    – а , ну да... кстати, а где он?
    – если не объедает соседских фогусов, значит спит.
    – спит?! – округлила милые глазки агнес.
    – ну да, спит. что ещё делать нормальному даэву в половину седьмого утра субботы. – шни закрыл глаза. – рюкрог меня раздери, да кому я говорю о нормальности... ты то тут какими судьбами?
    – я? – опустившись в кресло, спросила девушка – ну так скоро новый год, вот забежала узнать какие у тебя планы.
    – если ты меня пытаешься втянуть в авантюру как в прошлый раз, то фиг тебе.
    – бяка! – сконфузившись сидела чародейка. – всегда бяка!
    – агнес, ты же знаешь степень моего везения, да и за последние месяцы я устал караулить нашего обжору. думаю что в новый год я накачаю его киршевым вином и завалюсь отсыпаться.
    – у него всё так же кошмары? – спросила она.
    – да, и всё чаще. – только сейчас шни заметил как изменилась лицо элийки. никогда не унывающая, озорная, с шилом в правильном месте. она всегда была лучиком мимимишности в серых буднях шнивальцера. стало как-то не по себе. – агнесенька, переживаешь? – он присел на колени, взяв её за руку.
    – конечно! ты и хеська это всё что у меня есть. куда я без вас? – слезинка, играя печальными искорками света потелка по щекам. – а ты дурак.
    – с чёй то?
    – ну зачем ты на себя всё взвалил? неужели не мог помощи попросить у меня. я бы тебя подменила на ночь-другую. ты бы потом со мной в лес прогулялся...
    – а.. вот оно чего... – улыбнулся шни. – ладно, так и быть, покараулишь толстого, а я, так и быть, составлю тебе компанию.
    – вот и чудно! – чародейка вскочила с кресла, чмокнула шни в щёку и, уносясь к двери, добавила – тогда до вечера.
    – до вечера. – вставая с колен, произнёс в закрывающуюся дверь заклинатель.
    день прошёл скучно. вечером пришла агнес. они втроём поиграли в настольную игру, с 12-ью перерывами на перекус и тремя на «поесть», несколько раз попили чай. а один раз даже все месте. обычный такой вечер. разумеется, как впрочем и обычно, «пять минуток полежу» в исполнении хеса вылились в его полноценный сон. никто возражать этому не стал. вскоре спать отправился и хозяин квартиры. агнес же, вязв перо и лист текомовой бумаги, принялась строчить стихи, попутно приглядывая за спящим стражем. ночь тихо опустилась на элиан.

    капля за каплей стекала вода по стенам пещеры. сомнений не было — в этот раз он точно не один. пару раз мерещились какие-то тени. но они всё время ускользали. хес был настроен решительно, выдайся ему возможность, он не раздумывая бы напал на то, что ходило вокруг него в темноте и вытряс бы из него все ответы. привычные коридоры казались чуть более освещёнными чем в прошлый раз. более того, они стали гораздо шире, ровнее, выше. с потолка перестали свисать сталактиты. сталагмиты стали значительно ниже. будто бы он выходил из загадочного лабиринта. двоякое чувство охватывало стража. с одной стороны это была радость, что конец уже близок и, возможно, кошмары отступят. с другой стороны страх встретить там что-то жуткое, невообразимо хитрое и мощное. от этого чувства рука крепче сжала рукоять меча.
    что это? на секунду в конце коридора появилась тень. несущая в руках какой-то огонёк. страж быстро побежал вперёд. тень юркнула в боковой коридор, хес стремительно ворвался следом... яркий свет ударил по глазам, будто тысячи свечей. белая река холодного света.. страж попятился назад, но, споткнувшись, упал на землю выронив меч. затем собравшись с силами, сел на земле, пытаясь вглядеться в окружающий мир...


    он тяжёло дышал и стонал. агнес подошла к постели и встала у её изголовья. страж резко поднялся, оставаясь сидеть на кровати. его дыхание было спёртым. она дотронулась до его плеча.
    – хеська, тише-тише. это всего лишь сон. – тихо прошептала чародейка...

    хес почувствовал как что-то коснулось его плеча. а затем раздалось громкое шипение, будто сзади был клубок змей. он повернул голову и увидел как человекоподобная тень, полупрозрачной рукой держит его за плечо. страх, отчаяние... страж резко вскочил на ноги и сделал шаг прочь от тени. в ответ она лишь громче зашипела и двинулась к нему. медлить нельзя! нельзя! хес сделал рывок вперёд и ухватил тень за шею. вот она в его руках, теперь ей никуда не деться. рука хладнокровно сжала пальцы, тень задёргалась, пытаясь вырваться. тщетно. хес поднял её над землёй, и сжал пальцы что было сил. тихий, светлый мир вокруг наполнился треском и хрустом, будто ломались кости и стёкла...

    шни открыл глаза. звук битого стекла ни с чем не спутаешь. «буянить начал, не углядела...» – пронеслась в голове мысль. заклинатель спешно вышел из своей комнаты и направился в сторону комнаты друга. открыв дверь, он обомлел. посреди комнаты стоял хес, в его руках висело безжизненное тело девушки. на полу играя осколками стекла лежал разбитый графин с красным киршевым вином. кровь закипела от злости, шни с криком бросился на друга...

    мёртвая хватка держала мешковатое призрачное тело. всё окончено. всё окончено! конец кошмара! шипение слева... краем глаза хес увидел ещё одну несущуюся тень, но отреагировать должным образом не успел. тень молниеносно налетела на него и сбила с ног. не сдаваться! не сейчас! не правильно! блик справа... меч? вот где он! тень совершила рывок, но в этот раз он среагировал быстрее. блестящее лезвие меча с хлюпаньем вошло в тело тени. конец ли? цвета плывут перед глазами... голова идёт кругом. где-то сзади знакомый голос, но чей? голос повторяет: «время проснутся, предатель»...

    словно пелена спала с глаз. на холодном лезвии двуручного меча, висело мёртвое тело заклинателя. струйка крови с его подбородка стекала на лезвие и попадала на руки стража. безжизненными плетями обвисли руки убийцы. шнивальцер упал на бок. хес осмотрелся по сторонам и увидел тело ангес. слёзы потекли по щекам. не помня себя, он выбежал во двор и упал посреди него на колени. тело не слушалось. дыхание заходилось. голова кружилась. перед глазами снова и снова возникали мёртвые лица друзей.
    – всемилостивый айон! что же я натворил!
    – далеко собрался? – раздался сзади голос, минуту назад призывавший его проснутся. – какого тебе сейчас? предатель...
    – да как ты... – хес бросился по направлению к голосу, но крепкая рука схватила его за шею и с силой швырнула в сторону. пролетев несколько метров, страж ударился об ствол иокового дерева и упал на землю.
    – вы думали со мной шутки шутить можно? недоделки.. сменили крылья и всё? я про вас забыл? мрази, жалкие тушки... предатели!
    хес поднял глаза и отхаркнув кровь вгляделся в темноту двора. тёмная властная фигура тихой и тяжёлой поступью вышла в свет фонарей. удивлению хеса не было предела, он ожидал увидеть кого-угодно, но только не его. в жёлтом свете ночных фонарей, в окружении глазосфер шёл маркутан.
    – кошмары.. ты...
    – да-да-да. моих рук дело. вы так беззаботно жили тут, вам было так весело... ну как? теперь ты смеёшься? ты оценил мою шутку? отвечай предатель! – повысив голос, спросил маркутан. – вы думали что ваша выходка останется безнаказанной?
    – больной психованый божок...
    – тебе уже не смешно? – подходя к хесу спросил маркутан? – где же твоя улыбка?
    – улыбка? – отхаркивая кровь, прошипел страж.
    – но меч хороший, похвально. – доставая из-за спины окровавленной клинок хеса, проговорил маркутан. – достойный клинок для убийцы. – лезвие меча бесшумно прорезало ногу стража и вошло в землю. хес взвыл от боли. – почему не смеёшься?
    – монстр... – улыбка поползла по лицу хеса. – больное, безжалостное ничтожество...
    – монстр? как интересно! – маркутан чуть отступил назад. глазосферы заняли привычное место вокруг него. – тебе напомнить кто удушил бедняжку-чародейку, и прирезал своего дружка-предателя? это не я монстр... я — справедливость и воздаяние... монстр это ты... хладнокровный, глупый монстр... выращенный мной монстр!
    – чего же ты ждёшь, маркутан? прикончи меня...
    – и в мыслях не было. зачем? страдай. твои страдания станут твоим раскаянием. кровь друзей на твоих руках – проклятием. твоя память – палачом. да будет так...
    маркутан исчез. так же внезапно как и появился. истекая кровью, хес облокотился спиной на ствол дерева. адская боль разливалась по телу. затем на его смоченном слезами и кровью лице появилась улыбка. хес медленно терял сознание, души мертвых танцевали вокруг него...
    – я — монстр? наверное... но я должен жить, ради них, не ради себя.. я доберусь до тебя маркутан, и ты пожалеешь. – ещё большая улыбка, оскалом налезла на лицо – ты хотел чтоб я смеялся? ты хотел монстра? ты его получишь, мерзкое божество... да, я – монстр! настанет время и это монстр придёт по твою душу... да будет так...
    хес потерял сознание... на утро жители дома нашли лишь два тела, и упавшее, разодранное, испачканное кровью иоковое дерево...

    спустя полтора месяца. на одном из хребтов белусланских гор открылся портал. из него вышел хромой даэв опирающийся на иоковую клюку. следом за ним вышел шиго.
    – ну как тебе дома? соскучился? – спросил шиго.
    – есть немного...
    – превосходно! прелюбопытнейше! – с восхищением в глазах отрапортовал превранрун. – ну что ж, не забывай о нашей сделке! мне пора! пренепременно увидимся!
    шиго юркнул в портал. даэв провёл рукой по спине поправляю густую гриву когтистой рукой и, оскалившись, прошептал: «я снова дома... почему вы не улыбаетесь? я заставлю вас улыбнуться...»

    звиняйте за многобукаф, с уважением eric van heseldorf.
    в случае становления призёром, прошу выслать подарком для mayakaya (гардарика, асмо): дух монаха / красивая повязка на глаз.
     
    Last edited by a moderator: Dec 11, 2014
  16. Ushino Rena

    Ushino Rena Журналист

    Joined:
    17.12.13
    Messages:
    138
    Likes Received:
    180
    наследие высшего руна

    наследие высшего руна
    [​IMG]
    тьма окутала лагерь асмодеан, разбитый в рытвине на укрепленном склоне. место сложно было назвать безопасным или приветливым, но земли кальдора не предоставляли богатого выбора. здешний воздух, казалось, был пропитан кровью и страхом, но не это отгоняло сон от молодых даэвов. сейчас многие из них ютились у костра, разведенного немного поодаль их временного пристанища, и, подкрепляясь жареным мясом недавно убитых на охоте гриско, внимали увлекательному рассказу барда отряда:

    - ...и тогда пришли баллауры, и город древних пал под их натиском, превратившись в руины. но, в самом центре кальдора, куда, словно горячая кровь по венам к сердцу, стекаются реки магмы, гордо возвышается крепость анохи в своем былом величии. до селе неизвестно, кому, а главное - как, удалось защитить ее от разрушения. об этом ходит множество противоречивых легенд, и одна из них гласит:
    "высший рун аноха, отчаявшись защитить свой народ и свои земли, при помощи древней магии призвал чудовище, ужасающей мощи. существо уничтожило баллауров-захватчиков, однако аноха был слишком изнурен битвой и не мог более контролировать его. обладающее магией первозданного пламени, чудище выжгло дотла все, что оставалось от города и его жителей, а затем уничтожило призвавшего его руна. будучи магическим созданием, существо нуждалось в проводнике в наш мир, чтобы продолжать существование. с этой целью оно сохранило крепость анохи, богато наделенную магией рунов, нетронутой, что позволяет ему быть и по сей день."
    - выходит, аноха сам погубил все, что стремился защитить? - не удержался от вопроса молодой воин, слушавший всю историю на одном дыхании.
    - по одной из версий, - отвечал бард. - у нас пока нет достоверных сведений. к слову, отчасти, за ними мы и направляемся. необходимо доставить руноведов к главному отряду. пока мы будем держать бой с этим самым созданием, знатоки языка древних исследуют и переведут записи рунов. возможно, мы узнаем немного больше о их судьбе.
    - а разве не выходит, что для уничтожения существа, необходимо разрушить крепость? - не желал угомониться вопрошающий.
    - это всего-лишь легенда, не стоит заострять на ней внимание.
    - все байки травите, каллиф вас задери?! - гаркнул подошедший командир отряда. - время позднее, живо отбой! выдвигаться будем с рассветом.
    - слушаюсь! - голоса всех членов отряда слились в один. затушив костер, даэвы разбрелись по палаткам, следуя приказу.

    на утро, как и было обещано, отряд свернул лагерь и выдвинулся вперед. отбиваясь от хищников и порождений магмы, даэвы прорубали путь к своей цели и, спустя сколько-то часов, достигли ее. в крепости уже местилось войско захватчиков, осадивших ее накануне, и среди них - главнокомандующий. руноведам было поручено немедля приступить к исследованию письмен, в то время как воины, объединившись с пополнением, уже вовсю вели подготовку к предстоящему сражению: гладиаторы и убийцы точили оружие, маги строили свои самые сильные заклинания, целители и чародеи накладывали усиливающие чары на своих сопартийцев - у каждого было дело. и вот, прозвучала команда: "построение!". бойцы в тяжелых доспехах заняли первые ряды вкруг меча анохи, за ними нашли свои места лучники и маги, позади всех расположились целители. главнокомандующий войска прошёл к оружию древнего и применил артефакт для призыва. вдруг настал невыносимый зной, словно они стояли в жерле вулкана. земля содрогнулась и, с оглушительным ревом, пред даэвами предстало легендарное чудовище. оно казалось самим воплощением ненависти и зла. не принадлежащее никому, не защищающее ничего - оно просто жаждало крови. его необходимо было уничтожить. сражение началось. зазвенела сталь и зазвучали строки заклинаний. каждый, не щадя себя, стремился вложить все силы в общее дело. мощная магия существа прожигала доспехи, оставляя ожоги на телах воинов. боль была невероятной, но никто не покидал поле боя до тех пор, пока мог стоять и дышать. противостояние было долгим и изнуряющим, ряды асмодиан значительно поредели, но все же они одержали победу. на последнем издыхании существо будто прорычало что-то невнятное, возможно, на мертвом языке, затем рухнуло на землю и, разлившись лавой, испарилось.

    последующие дни асмодеане потратили на восстановление сил. целители неустанно трудились над ранами бойцов и вскоре большинство из них вновь могло твердо стоять на своих двоих, ну, или почти твердо. руноведы все так же трудились над письменами и уже стало известно многое о древнем городе, однако ничего о его гибели. исследование продолжалось.
    бард отряда подкрепления, хромая на одну ногу, рыскал тут и там, оглядывая территорию, воинов, недавнее поле сражения, чтобы ни упустить и детали в своих последующих рассказах. и вот, внимание его привлек огромный камень, вероятно бывший когда-то частью крепостных ворот, или, может, смотровой башни. на нем были письмена древних, но они были не похожи на прочие. эти не отличались идеальным соблюдением строк или красотой символов. любопытный даэв немедля отправился за руноведом.
    - действительно, эти письмена отличаются от остальных, - сказала молодая асмодеанка, поправляя очки, - похоже они были нанесены уже после катастрофы.
    спешно достав из кожаной походной сумки, висевшей на боку, записную книгу и письменное перо, ученая принялась за перевод. символы, не поврежденные, но нанесенные весьма небрежно, заставили девушку потрудиться, но, спустя время, дело было сделано.
    - великий маркутан... - проговорила девушка в полголоса, затем не отрываясь от записи, обратилась к барду - немедля зови всех!
    повторять дважды не требовалось - даэв спешно, на сколько ему позволяли травмы, поковылял в сторону крепости и вернулся спустя несколько мгновений уже с основной частью её постояльцев. заслышав топот множества ног, ученая обернулась в сторону пришедших.
    - что за срочные дела потребовали немедленного присутствия всего войска? - спросил главнокомандующий.
    поправив по привычке очки, руноведка нервно сглотнула и, с едва различимой дрожью в голосе, заговорила:
    - мы нашли... это - то, что мы так жаждали узнать. история анохи.. из первых уст, - немного справившись с волнением, ученая прибавила тона. - даэвы! на этом камне за моей спиной аноха оставил нам послание. я желаю, чтобы каждый из вас узнал его историю. сейчас я зачитаю перевод и, прошу, внимайте каждому слову...

    "вы, те, кто придут спустя века, я прошу вас о помощи.
    легион баллауров изничтожил все, что было создано моим народом. фрегион, его войско, они стремились истребить каждого руна, завладеть нашей землей, нашими знаниями. они были слишком сильны. я велел своим людям покинуть город. о, как я надеюсь, что они спаслись! я остался защищать крепость - последний рубеж между налетчиками и их победой, последнее, что уцелело. мне противостоял сам лорд баллауров. я надеялся победить его с помощью магии, а он защищался известным ему колдовством. в хаотичном потоке наши чары сплелись и породили мощнейший взрыв. фрегион пал, как и остатки его войск, снующие по руинам города. а я... остался. магия привязала меня к этому месту, пропитала мою кожу. я чувствовал, как начинаю меняться. я ощущал жажду, алчил смерти любого, кто приблизится к крепости, терял контроль. боги наказали меня памятью, я не потерял рассудок. с каждой отнятой жизнью я понимал, что делаю, но не мог себя остановить. во мне еще остались жалкие крохи человечности, но я чувствую, что вскоре лишусь и их. я - монстр, таково мое проклятье. я молю вас, пришедшие, избавьте меня от моих оков. в замен, я завещаю вам свою крепость и все знания, хранящиеся в ней. да хранит вас айон."


    - аноха не был безумцем, истребившим свой народ, он был героем, спасшим его, пожертвовав собой...
    один за другим даэвы устремили взор на оружие недавно ими сраженного врага и, не нарушая повисшей тишины, преклонили колени, отдавая честь великому герою - анохе. легенды были развеяны. теперь в лагерях асмодеан будет звучать совсем другая история, подлинная. подвиг высшего руна более не будет забыт.

    гардарика/асмо/ lert
    дух монаха/красивая повязка на глаза
     
    Last edited by a moderator: Jan 7, 2015
  17. Clary

    Clary User

    Joined:
    30.05.11
    Messages:
    469
    Likes Received:
    619
    самый страшный монстр
    [​IMG]

    что может быть лучше, чем провести жаркий летний день в живописном местечке? провести его с пользой, - вот как бы ответил наш герой. он, надо сразу отметить, был неприметен и бесславен – рангом на службе не отличался, в осаде пангеи не участвовал, шикарных усадеб с прислугой не имел. обычный лучник, разве что иногда чересчур ленивый. все это ему не мешало жить в свое удовольствие и заниматься множеством дел – и на аренах состязаться с противниками, и реликвии древние исследовать, и прочая, и прочая. и в том числе любил парнишка иногда пособирать эфир в келькмаросе. занятие было похоже на рыбалку, успокаивало и умиротворяло, а потому даэв после тяжких походов всегда наведывался в укромную зеленую долину с эфиром, как на курорт.

    день, когда началась наша маленькая история, ничем от похожих не отличался. даэв, жизнерадостно насвистывая, бодро трусил по тропинке, а в голове у него были невнятные, но в целом очень приятные мысли. вскоре тропинка вывела лучника к реке, которая водопадом спускалась в нужную долину. наш герой совсем уж обрадовался и решил срезать дорогу по полянке.

    - эх, израфель, славно-то как! – выпалил он, когда ко всем прочим радостям прибавилась яркая радуга от брызг водопада. но через секунду веселье в его голосе сменилась на недоумение. – ай!

    что-то укололо его в лодыжку, и пребольно. даэв обернулся. еле заметное в сочной траве, у его ног подпрыгивало что-то зеленое и колючее, явно примериваясь для нового удара. парень сделал шаг назад.

    - это еще что за фитюлька? – пробурчал он недоуменно.
    - я – монстр! – ответила фитюлька тоненьким голоском.

    оно еще и говорит! даэв присел, чтобы разглядеть самопровозглашенного монстра. стало ясно, что это самый что ни на есть кактус – с кучей колючек и даже малюсеньким розовым бутончиком на боку. конечно, растение было живым – у него имелись круглые глазки и малюсенький ротик. в чудный летний день на фоне яркой радуги даэву совсем уж не хотелось доставать свой лук или кинжал и убивать кого-либо, тем более такого малыша. однако кактус недолго оставался милым и невинным. пока цель была неподвижна, растение снова подпрыгнуло и укололо запястье парня.

    - ты что творишь! – возмутился тот. – ладно, штаны старые, но куртка-то трофейная, балаурская, чего рвешь!
    - я – монстр! – злорадно ответил кактус.
    - ерунда ты мелкая. вот, видишь кинжал? из запасов самой ведьмы грендаль, чтоб ты знал. тебя на две фитюльки быстро разрежет! – пригрозил даэв, демонстрируя заточенный клинок.

    кактус задумался. кинжал действительно выглядел внушительно и опасно. но упрямство оказалось сильнее здравомыслия.

    - монстр! – пропищало воинственное растение и принялось подпрыгивать, приноравливаясь к новому нападению на даэва.

    тот только вздохнул. спорить с растениями как-то глупо, убивать беззащитных – низко. лучше было просто спуститься в долину на крыльях, и дело с концом. так бы он и поступил, но кактус исподтишка продырявил второй рукав новехонькой куртки, да еще и шов распорол. даэв разозлился и, встав, пинком откинул растение в кусты. вроде не убил, а вроде и путь свободен.

    уже раскрывая крылья на краю водопада, лучник услышал за спиной тихий жалобный плач, но решил, что ему просто показалось.

    пару недель спустя даэв снова отправился собирать эфир. денек был отменный – солнышко сияло, в воздушных потоках купались яркие птицы, а лучник взял с собой деликатесов из герхи и вознамерился устроить преотличнейший пикничок. но не тут-то было.

    - я монстр! – пропищал кактус, выпрыгивая из высокой травы и целясь иголками в ногу даэва.

    тот успел отскочить в сторону, но удивился изрядно. растение помнит его? поджидает? странно. кактус был обмотан какой-то травой прямо посередине круглого туловища. лучник с сожалением припомнил, что ударил малыша как раз туда. ну не бить же его снова!

    - так, карапуз, давай договоримся: я спокойно прохожу к долине без вреда для одежды, а взамен не применяю физическую силу. хорошо? – дружелюбно спросил он.
    - я монстр! – обиженно ответил кактус.
    - это что, имя такое? ты вообще понимаешь, что я говорю? – поинтересовался даэв.
    - монстр! – утвердительно пискнуло растение. – тука! – добавило оно, подумав.

    это прояснило ситуацию. даэв припомнил, что еще давно, в годы его военной подготовки, командир гарнизона снарядил его отряд очистить берег реки от каких-то неведомых тук. врагов описывали как огромных разумных растений, которые понимали язык людей. некоторые были более умны и могли общаться, но таких было мало. видимо, от того задания лучник увильнул, вот и не помнил чудных кактусов совсем.

    - говорящая тука, надо же! – искренне восхитился даэв.

    кактус подпрыгнул, явно обрадованный реакцией. а лучник продолжил:
    - может быть, такой умный монстр как ты, пропустит скромного даэва в долину? от твоих колючек до сих пор все болит, честное слово.

    тука задумался. ему льстило то, что он ранил большого страшного человека с жутким кинжалом, поэтому он решил пощадить лучника и отпрыгнул с дорожки. парень поблагодарил туку и пошел дальше. пикничок удался в тот день отменный, а эфира набралось на месяц вперед.

    со временем даэв стал привыкать к малышу-туке, неизменно появлявшемуся на тропинке у реки. лучник уклонялся от приветственной атаки и уверял растение в своей полной неспособности к драке с таким опасным соперником. наивный кактус, совсем позабыв и о кинжале, и о пинке, торжественно отвечал «я – монстр!» и пропускал даэва. потому, когда однажды парень дошел аж до водопада беспрепятственно, он встревожился. сбор эфира был отложен. малыш-тука нашелся под деревьями, окруженный куда более крупными собратьями, неловко бинтовавшими его шелковистой травой своими ветками-лапами. увидев даэва, туки бросились врассыпную. а вот малыш оказался ранен. и, видимо серьезно, ведь даже не попытался продырявить лучника. бок кактуса был сильно изрезан, а начавший было распускаться цветочек оказался примят. тука только жалобно постанывал, а глазки-пуговки были подозрительно блестящими. неужто растения еще и плакать могли? даэв не хотел узнавать это и тут же решил забрать малыша домой и отнести к целителю. призвав портал, лучник бережно поднял туку, проколов ладони, и телепортировался с ним в свой домик в ферноне.

    знакомый целитель помог растению, хотя и был удивлен и пациенту, и тому, что тот иногда тихонько заявлял, что якобы он монстр. малышу понравился фернон и уютный домик лучника. после того, как порезы зажили, и даэв предложил телепортировать малыша обратно в келькмарос, тука протестующе пискнул.

    - ты хочешь остаться? – удивился парень.
    - статься! – решительно ответил кактус.
    - и жить со мной? – еще больше поразился даэв.
    - мной! – утвердительно пискнул тука.

    к своему удивлению лучник и сам был совсем не против. к тому же тука оказался хорошим соседом – ему нужно было только солнце, вода и крыша в непогоду. вдобавок малыш-кактус стал сторожем получше любой собаки – каждый, кто входил без спроса, получал удар колючками. поэтому даэв, отправляясь на задания в далекие земли, был спокоен за свое скромное жилище. ведь пока его не было, дом охранялся самым странным и верным монстром в атрее.


    гардарика/элиос/clary
    дух монаха/ красивая повязка на глаз​
     
  18. Kvolik♥

    Kvolik♥ Журналист

    Joined:
    31.08.13
    Messages:
    2,295
    Likes Received:
    2,255
    [​IMG]

    на грани...

    .......первым вернулся звук: хруст стекла под тяжёлой поступью шагов и завывание ветра за окном. затем запах: разреженный эфир, морозный воздух, палёная драконья кожа, - и горький привкус бессмертной крови во рту. последней пришла боль. она накрыла волной, застилая багровым туманом разум, сковывая тело, вынуждая свернуться в клубок, обхватив себя руками в тщетной попытке защитить тело от жалящих укусов. каждый вздох раскалённым даритом жёг лёгкие.
    .......- ещё не наигрался? – с горечью выдавила из себя хранительница.
    .......еле ощутимое колебание воздуха подсказало, что кто-то опустился рядом. холодные, влажные пальцы сомкнулись на её предплечье, а затем и подбородке, с небольшим усилием приподняли лицо вверх, заставляя взглянуть в глаза.
    .......- откуда в тебе столько наивности, светлая? – губ мужчины коснулась презрительно ухмылка. – ты глупая, слабая, безвольная пешка в моих руках.
    .......этот голос ласкал слух и терзал сердце. прошло много месяцев с момента, когда владыка тьмы, переступив порог замка, парой фраз разрушил хрупкий барьер забвения, с трудом воздвигнутый в сознании богини. всё это время губы ариэль жгла печать прощального поцелуя, затуманивая рассудок, по крупицам вытесняя скопившуюся за тысячелетия злость и ненависть. последнее собрание советников закончилось отказом в заключении договора с лордами балауров. полный негодования кайсинель, в тот далёкий вечер, ворвавшись в кабинет, требовал объяснить, что послужило причиной столь категоричной позиции ариэль, и, узнав правду, с молчаливым недоумением долго смотрел в глаза хранительницы. затем, не проронив ни слова, покинул замок, чтобы вернуться с решением, дарующим лекарство душе и путь к победе, как говорил неджакан.
    .......- айри, дорогая! ведь он никогда тебя не любил! – звонкий хохот заполнил комнату. – ты такая жалкая.
    .......за спиной асфеля, вертя в руках хрустальную лилию, показалась румиэль. лукавая улыбка играла на её лице, глаза искрились радостью и нескрываемой насмешкой. мучительно медленно рука, сжимающая стебель цветка, раскрылась, отпуская украшение в свободный полёт.
    .......- смотри и запоминай, - указав на блестящие осколки, начала румиэль. – вот во что превратиться твоя душа, богини света, когда белокрылый народ будет стёрт с лица земли тьмой, холодом и разрушительной силой просвещения. глупая, доверчивая девочка, ещё живущая в тебе, развязала нам руки. повелась, как недалёкий крал, на хитрую уловку чувств. лорды отныне не поверят ни единому слову элийцев. ты упустила последний шанс спасти любимую атрею!
    .......хватка асфеля на плече усиливалась, серые глаза хранителя постепенно наполнялись алым светом, улыбка всё больше напоминала звериный оскал. казалось, владыка тьмы упивается эмоциями на лице богини. разрозненные мысли, фразы, слова заполнили разум ариэль, картинка перед глазами распалась на калейдоскоп образов. медленно, но верно, девушка в очередной раз проваливалась в чёрную бездну беспамятства. последний жалящий укус, балауроподобное лицо асфеля: «я – монстр! попробуй меня полюбить и снова поверить!», - темнота.

    .......в зале совещаний элизиума царил полумрак. три напряженные фигуры, держась за руки, заворожённо следили за мерцающей сферой, парящей в нескольких дюймах над столом. потоки эфира циркулировали между сплетёнными пальцами, концентрируясь в глазах одного из мужчин, превращая его в слепца. ветра не было, но длинные белые волосы подобно змеящимся языкам пламени, трепетали вокруг лица владыки иллюзий, создавая бледный ореол света. в привычный узор заклинания миража властным голосом вплетались страшные слова: «я – монстр! попробуй меня полюбить и снова поверить!»
    .......- уверен, что мы совершаем правильный поступок? – шепотом спросила юстиэль.
    .......- да.
    .......богиня вздрогнула, от твёрдой убеждённости, прозвучавшей в голосе неджакана. ритуал длился на протяжении нескольких недель. усталость, боль, разочарование, горечь и обида уже давно стали верными спутниками юстиэль. первоначальная уверенность в идее кайсенеля, казавшаяся до этого разумной, рушилась, как карточный домик. все они добровольно согласились помочь богине навсегда выжечь запретные чувства. всё раде неё и народа атреи! но, раз за разом, наблюдая за агонией светлой, юстиэль понимала, какой ужасный поступок они совершают.
    .......- а что, если асфель не обманывал и действительно хотел помочь?
    .......- бритра мёртв – это главное доказательство лживости слов тёмного владыки.
    тяжело вздохнув, девушка перевела взгляд на сферу. ариэль вновь приходила в себя. богиня не знала, сколько ещё предстоит длиться этой пытке, прежде чем хранительница сойдёт с ума или исцелится:
    .......- айри, да поможет тебе айон…
    ***

    пандемониум. ночь. кабинет маркутана.

    .......- жрецы слабы и не готовы повторить попытку. румиэль до сих пор не пришла в себя. мою силу блокируют, не позволяя увидеть всю картину, – тяжело дыша, отрывисто вещал владыка судеб. – асфель, если ничего не изменится в ближайшие несколько дней, кайсенелю удастся осуществить задуманное. ваша связь разорвётся.
    .......утробный рык отчаяния сотряс стены замка. всесильный владыка тьмы впервые не мог прийти на помощь сестре.
    работа является продолжением серии "тайны богов":
    подарок отца.
    -выбор за тобой, моя светлая.

    kvolik/асмо/гардарика
     
    Last edited by a moderator: Dec 12, 2014
    Lightooo, ElenAlien, niKEY and 14 others like this.
  19. S1b1lle

    S1b1lle User

    Joined:
    09.12.14
    Messages:
    4
    Likes Received:
    10
    оружие.
    элиос и асмодея две половины, когда-то целого, вот уже вечность - поле брани. мир, опутанный вуалью древних сказаний, отголосками великих битв, легендами о былых героях. мир, погрязший в бесконечных распрях. обитель бессмертных, которым и смерть не чужда. если что-то существует, оно может быть уничтожено. мы должны уничтожать.
    в прекрасные былые времена, таким как я, не было позволено жить. когда-то все было иначе... или не было. никто, из знакомых мне, не знавал былых дней, никто не вспоминает о прошлом. война - то, что заставляет нас дышать. то, для чего мы живем.
    мы сражались на просторах своей родины и в далеких чужих краях. но земли для этого нам было мало, мы взмывали в небеса и проливали кровь там. и даже на просторах опасной и холодной бездны мы не переставали убивать. элийцы и асмодиане воздвигли крепости и там, постоянно пытаясь отбить друг у друга большие и маленькие укрепления.

    я могла бы сказать, что служила в великой цитадели, но это было не совсем так. мне было приказано оборонять один из многочисленных отдаленных оплотов асмодиан. я охраняла башню, на маленьком безжизненно сером островке, как и пятеро других. они были даже наивнее тогдашней меня, если такое возможно.
    я помню свое первое сражение. тогда мы еще не знали крови. тогда мы могли только проиграть.
    служба шла всего две недели, когда мы впервые увидели их, недалеко от нашего поста появились элийцы. два воина облаченные в тяжелую сияющую броню, увенчанные сильными белыми крыльями. они вспыхнули и в тот же миг погасли, словно их и не было вовсе.
    прошло два дня, таких же обычных, как и многие другие. но, та ночь изменила все. они пришли. два отряда, раскинув своих огромные белые крылья, устремились на нас с небес. они, казалось, не чувствовали веса своей массивной брони, так легко они парили во мраке. в воздухе повисла напряженная тишина, тревожимая лишь шелестом крыльев. существа, которыми меня пугали в детстве, с которыми учили сражаться, стремительно приближались. и, самое страшное, они были так похожи на нас...
    моя первая битва оборвалась так же быстро, как и началась. противник превосходил нас не только числом, но и силой. то явно были опытные закаленные воины, побывавшие не в одном сражении. я помню их глаза - в них не читалось ни ненависти, ни страха, лишь глубочайшее презрение. тогда казалось, что то зачем они пришли сюда, было столь обыденно для них, что мне стало страшно. я помню своих товарищей и их страх. помню, как в безветрии бездны к шелесту крыльев прибавился звон стали. гул сражения оглушил меня, сбил с ног. все было кончено. я помню кровь, много крови, мою кровь...
    башню защитить не удалось. никто не выжил. меня нашли под тлеющими обломками башни. я должна была умереть в ту ночь, но этого не случилось. хотя это не совсем так, живой я себя уже никогда не ощущала.

    война рождает потери, потери причиняют боль, из боли рождается ненависть. если ненависть в себе не подавить она заменит все остальное. ненависть иступляет и, в конечном итоге, рождает ярость. ярость, как ураган сметает все вокруг себя, но никогда не насыщается, она жаждет крови, делает из тебя прекрасное оружие.
    торговый караван, идущий по пустоши элтенена, стал первым. первым что я стерла с лица земли. помню, как два моих верных лезвия легко сокрушали плоть, не защищенную броней. они не могли противостоять мне. те, кого я убила тогда, не были даже даэвами. их кровь была такая же красная, как и моя. я помню как ярость, живущая во мне, перестала сжигать меня, она нашла себе новую пищу. а я обрела призвание.
    но я могла убивать не только слабых и не вооруженных. даже весьма искусные воины не могли совладать с яростью во мне. а она все росла. каждый раз, когда я встречала нового противника, я смотрела в его, так похожие на мои, глаза. и тьма, что теперь жила внутри меня, ликовала, требуя новой жатвы.
    на счету, таких как я, никогда не будет славных сражений. про нас не будут слагать легенды. наш удел подносить дары смерти, скрываясь в зыбкой ночной пелене.
    по элиосу прокатилась волна разрушений. деревеньки и небольшие городки за одну ночь превращались в руины. их, весьма внушительная охрана, не могла противостоять всего лишь одному отряду. всего шести даэвам, которым нечего было терять, которыми владела лишь ненависть.
    сегодня еще одна славная ночь, ещё один город падет. я лежу на земле у подножья холма. ветер мягко играет в моих волосах, травы шепчут мне сладкие песни. я смотрю на город, что скоро будет лежать у моих ног и в мою душу приходит покой.

    над элиосом затрепетал рассвет. треск пламени, пожирающего строения ласкает мой слух. запах крови, впитывающийся в землю, вздымается в ноздри. я смотрю на свои руки, они все еще сжимают кинжалы. я всегда готова к бою. но противника больше нет. я опускаю кинжалы - кровь, омывшая сталь, тонкой струйкой капает на землю. земля отказывается принять ее. она уже сыта.
    - я - монстр. - кажется, я сказала это вслух. ироничная улыбка мелькнула на моем лице и тут же исчезла. иногда я забываю, что больше не умею улыбаться.
    - ярость, ты что-то сказала? хватит нам пора, день не любит таких, как мы. - мой командир устало устремляется в сторону разлома, увлекая за собой отряд. пора возвращаться домой. хотя нас там никто не ждет. мой народ начал смотреть на нас так же, как смотрят наши враги. только лишь я замечаю это? наша ночь кончена.
    но будут сотни других. да я чудовище, но кого это волнует? без таких как я этой войны никогда не выиграть. они сами создали меня. идеальное оружие для убийства, вот только я никуда не исчезну, если стану не нужна. ярость будет пылать в моем сердце, тьма требовать новой жатвы. и кровь на моих руках не высохнет никогда.

    лантис/асмо/sibille
    дух монаха/красивая повязка на глаза
     
    Last edited by a moderator: Dec 24, 2014
    Jisona, ElenAlien, Mirienna and 6 others like this.
  20. Anxelt

    Anxelt User

    Joined:
    01.12.13
    Messages:
    69
    Likes Received:
    103
    жертва судьбы


    солнце привычно обжигало улочки камара. прохожие старались не задерживаться под открытым небом и прятались под навесами торговых лавочек, в тени деревьев, в зданиях. юны-стражники стойко несли службу под палящими лучами светила. мимо проходили простые жители и прислуга, выполняющая поручения, торговцы и воины. рядовые юны, даэвы, как элийские так и асмодианские, по одиночке и группами спешили по своим делам.
    все что-то делали, одна я сидела в тени арочных сводов какого-то питейного заведения и размышляла о своём. меня не волновали не снующие туда-сюда шиго, которые здесь в качестве прислуги, не веселящиеся в здании люди. мне скоро выходить в поход. я редко хожу на задания с кем-то, и тем более никогда по собственному желанию, только по приказу. обычно я в одиночку выполняю разнообразные поручения, от доставки писем до шпионажа. мои способности это позволяли.
    я стала ассасином относительно не так дано, но по мнению командующих, добилась успехов в этом деле. но они навряд ли знают от том, что заставило меня вступить на этот путь.


    как говорится во многих книгах о похождениях доблестных воинов "моими учителями были жизнь и случай". так и со мной. у меня никогда не было наставников. я всему училась сама, изучая теорию и наблюдая за более опытными в этом деле. я всему так училась. у меня не было ни семьи, ни друзей. а кто захочет со мной общаться? да, у меня была нелёгкая жизнь, и в этом я отчасти виню богов, ведь именно из-за них разразилась эта война между двумя половинками, некогда единой планеты. что мешало им пресечь вражду на корню? они же, в отличие от смертных жителей атреи, знали её историю, и могли рассказать всем, что асмодиане и элийцы родны друг другу! но ведь они не сделали этого. вся эта война из-за это бессмысленной вражды между шедимами и серафимами. и от неё страдают многие. и я.
    я родилась и прожила часть жизни в солнечном элиосе. но меня оттуда вечно гнали, оскорбляли, унижали. а всё потому, что у меня была серая кожа. я не знаю почему, но это сломало всю мою жизнь. каждый день я кляла свою внешность. все элийцы, от мала до велика, ненавидели меня и называли "асмодианским отродьем". "они" подчинялись стереотипам. как стадо. "они" были слишком горды и напыщены. эти элийцы считали себя правителями мира, ведь они смогли сохранить свой ангелоподобный облик. во мне было всё элийское. всё, кроме цвета кожи. я не попадала в рамки приличия и никто не допускал даже мысли о том, что бы посочувствовать мне, пожалеть. я видела либо ненавистные и презрительные взгляды, бросаемые на меня. я была хуже, чем никем.
    я ушла. ушла к асмодинам. я решила, что они меня примут. кочевники и шиго говорили, что асмодиане благородны. но увы. они оказались слишком благородны. они чтили чистоту крови. у них были иные эстетические нормы. меня гнали и оттуда. ни гривы, ни когтей, ни светящихся глаз у меня не было. даже тут я выделялась из толпы. сначала на это не обращали особого внимания и были ко мне относительно благосклонны. об меня не вытирали ноги. но я всё же хотела быть полезна в бою. меня взяли в рекруты. я сделала роковую ошибку. первый же боевой выход был в бездне, нам надо было лететь на остров серного дерева. все были в шоке когда я раскрыла свои элийские белые крылья. они яро выделялись на фоне угольно-чёрных, вороньих крыльев асмодиан. все поняли, кто я на самом деле. меня тогда чуть не убили. меня прогнали и оттуда.
    мне казалось, что идти больше некуда. я стала одиночкой. ошивалась на задворках этих столь разных, и в то же время столь похожих миров. я ходила на осады в бездне, выполняла всякие мелкие поручения, типа помощи по хозяйству или охоты на куресов и тару. давно смирившись со своей участью, даже не искала признания среди остальных. что бы выжить я училась сражаться. в одиночку. я могла замаскироваться или идти в бой в открытую. это стало смыслом моей жизни. погони, засады, ловушки, сражения. я понимала насколько это опасно, ведь любое неверное движение могло обойтись катастрофой. но разве меня это останавливало?
    и вот однажды, в лесу, мне повстречались шиго-кочевники, которые направлялись в интердику, что бы продать редкий товар из морхейма. мы остановились на ночлег и они рассказали мне о землях балауров. обо всём, что они мне говорили я не помню, но самой важной информацией для меня было то, что они сказали о юнах. о тех. к кому я пришла после.
    юны приняли меня. им была безразлична война двух держав, их заботила только победа над балаурами. они не видели особой разницы между элийцами и асмодианами. здесь я осталась жить. уже никто не обращал внимание на мою внешность. я нашла наконец свой покой. моя жизнь казалась мне идеальной. я была зачислена в армию, мне платили за мою работу, у меня было своё жильё. я даже познакомилась с некоторыми даэвами, которые здесь частенько бывают.

    - эй, анхелт, вставай, - сказала девчонка с копьём наперевес, отрывая меня от раздумий, - в путь пора. ждут повстанцы нас. супостата коварного победим мы!
    - хватит говорить инверсией, немного раздражает.
    - тебя не инверсия раздражает, - сказала весело соратница, - а речь, обращённая к твоей скромной персоне. общаться чаще надо.
    - ты меня жизни-то не учи, - подхватила я её тон.
    - девушки, вы скоро языком чесать перестанете? вас все ждут.
    - да идём мы!

    ....

    но даже не смотря на наладившуюся, где-то далеко в душе мне кажется, что всё это - неправильно. что этого не должно быть. что я этого не достойна. что я - монстр. эта мысль преследовала меня каждый день, и уйдёт со мной в могилу.


    териос/элиос/нириша светлое платье/красивая повязка на глаз
     
    Last edited by a moderator: Dec 13, 2014
Thread Status:
Not open for further replies.