1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.
  2. Переполох Йорм Поэзия Календарь Гильдия Дайджест Календарь событий в Aion

Фанфики - опыты повстанцев

Discussion in 'Литературное творчество' started by Mig777, May 5, 2015.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Mig777

    Mig777 Innova Group

    Joined:
    07.05.12
    Messages:
    6,588
    Likes Received:
    11,392
    [​IMG]

    Фанфик (англ. - "fanfic") - жанр литературы, использующий в качестве своей основы идеи, сюжет, персонажей из оригинального произведения, по мотивам которого он пишется. В фанфике могут даваться альтернативные продолжения историй, высмеиваться персонажи и ситуации, переплетаться известные произведения.

    Тема этапа: Опыты повстанцев

    FAQ по этапу:
    1. Приветствуются описания любых жутких экспериментов в мире Атреи, руку к которым приложили повстанцы Ривара (вплетать в повествование самого Ривара или нет - дело ваше). Возможно, Атрея будет стоять на грани Апокалипсиса, и организация повстанцев спасет ее, или, наоборот, они станут причиной возникновения великого зла, которое затаилось и ждет.
     
    Last edited: Jun 25, 2015
  2. нубочка

    нубочка User

    Joined:
    23.04.13
    Messages:
    16
    Likes Received:
    14
    быть богом

    только один человек знал о существовании этого маленького островка в интердике. вдали от материка и торговых путей. небольшой холмик с дюжиной деревьев с перламутровыми цветами, окруженный бирюзовой водой. блики солнца на белом песке и нежный аромат - идеальное средство для транса.
    ривар часто проводил здесь вечера, пестуя мечту о совершенном мире. с некоторых пор в его душе закралось сомнение. ведь любые попытки сделать что-либо лучше приводили к более ожесточенным сражениям. да, он много достиг, в его арсенале огромное количество технических новинок. да, у него большая организация ученых и последователей, верящих в его идеалы. только от этого не легче.
    сомнения, это та роскошь, которая не дозволена лидеру. и поэтому он чаще и чаще проводил время в одиночестве.
    кого винить? у ривара остался только один ответ: богов. потому что они держат старый порядок и не дают хода новшествам. а для этого нужно стать выше их.
    размышления перебило внезапно появившееся окно в пространстве. важный звонок. раскрыв окно, ривар увидел начальника одной из лабораторий.
    - босс, у меня срочная новость!
    - говори.
    - мы создали броню, которую не пробьет ни одно оружие! мы даже не мечтали о таких успехах!
    ривар не сразу оценил новость, но решил посмотреть сам, телепортировавшись в лабораторию. ведь это как раз то, что поможет стать выше богов и навязать им свою волю!
    тем же вечером, облаченный в непробиваемую броню, мечтатель о совершенном мире появился в обители ариэли.
    - ариэль! смотри, у меня идеальная броня и даже боги мне не страшны!
    - ривар, зачем тебе она?
    - я хочу окончания войны, а вы мне мешаете!
    - ты никогда не задумываешься о последствиях своих действий.
    - я раздам всем такую броню, и война закончится! будет просто некого бить!
    - и лишишь возможности воевать тем, кто этого хочет?
    - да!
    - глупенький. ты столько сделал, чтобы стать богом, но ничего, чтобы быть им...


    териос-элийцы-любимицабогов
    наряд павлина/шляпа хозяина шторма
     
    Last edited by a moderator: May 13, 2015
  3. Heseldorf

    Heseldorf User

    Joined:
    16.01.12
    Messages:
    3,676
    Likes Received:
    833
    глава 6: последний эксперимент. финал.

    фанфик является финалом ранее написанной серии:
    глава 1: тахабата в отпуске.
    глава 2: megaunlucker шни.
    глава 3: по следам шни.
    глава 4: небесные владыки или трудности переселения.
    глава 5: улыбка бога.
    глава 6: последний эксперимент. (под спойлером)

    Последний эксперимент.

    "Покой дарует не всегда хороший,
    А смерть приносит не всегда плохой"
    ©Поль Чехоффски​

    Минуло почти четыре месяца с тех пор как Хес вновь ступил на земли асмодеи. Несмотря на все его старания, он не стал ни на шаг ближе к своей цели. Нелюдимый и вечно хмурый, он искал способы стать сильнее. Месть пожирала его изнутри, путала мысли, разрывала рассудок на части, словно дикий калиф только что пойманную добычу. Бедняга поднимал все свои старые связи в надежде найти того, кто бы мог рассказать ему, чего он не знает. Научить тому, что он упустил. Всё было тщетно. даже Превранрун оказался бессилен, но всё же не сдавался и периодически подкидывал «напарнику» наводки. Одна из таких наводок вела в Тиамаранту и была крайне интересной, однако действия Бритры надолго спутали все планы.
    – Если и искать теперь, то только в Эншаре или Сигнии.
    – Откуда такая уверенность? – не отрываясь от пергамента, поинтересовался Превранрун.
    – Малоизведанные земли. Легче скрыться от глаз.
    – Хм, логично. А если на это и расчёт? Вдруг они предугадали такую мысль? Пренепременно я бы поступил так!
    – В любом случае проверить стоит. Может быть, кто-то из исследователей видел что-нибудь странное.
    – Ты сегодня необычайно сдержан… О, прелюбопытнейше! – вскрикнул шиго.
    – Чего там, ушастый? Что-то нашёл?
    – Несомненно! Сначала я думал что это просто набор несвязанных знаков по периметру пергамента, но это похоже на карту! Превосходно! Какая изобретательность!
    – А расшифровать удастся?
    – Уже! За кого ты вообще меня принимаешь? И кстати ты был прав они в Эншаре.
    – Конкретнее место есть? – страж схватил потрепанный балахон с кресла.
    – Только направление – юг.
    – Уже что-то. – меч с лязгом зашёл в ножны. – Шни, юг. Слышишь, нужно туда… и Агнес… – Хес на секунду застыл, губы задрожали, взгляд стал пуст и холоден…
    – Беру назад слова о сдержанности.
    – Всё в порядке, Превранрун. Просто вспомнил… – дрожащей рукой он смахнул со лба выступивший пот.
    – Не продолжай. Лишнее. Тебе пора собираться. До Эншара путь не близок.
    В ответ страж лишь кивнул головой и, накинув на голову капюшон, хромая скрылся за дверью.
    – Прелюбопытно, весьма! Какие загадочные и гениальные эти «Магистры». Превосходная работа с пергаментом! – уже забыв о собеседнике, восхищался Превранрун.

    Солнце медленно катилось за горизонт, создавая на земле причудливые тени. На площади заброшенного храма толпились люди, даэвы, торговцы. Захмелевшие исследователи бурно делились новостями, собирая вокруг себя толпы зевак. любой, кто находился тут, чувствовал этот завораживающий ритм жизни. Хес же видел в толпе лишь жадных подлецов, ищущих наживу да негодяев, предавших свою человечность. Для него они были лишь мусором, бесцельно влачащимся по жизни. Мрачной тёмно-серой тенью двигался он среди них. Едва заметный взгляду среди всей этой суеты страж бродил от одной группы исследователей к другой. Ухо пыталось выцедить из этого гама хоть какую-то полезную информацию. Ничего стоящего пока не было. На миг показалось, что где-то неподалёку он услышал слова о таинственном человеке в синем балахоне. Хес быстро захромал на звук голоса но, не дойдя, столкнулся с кем-то плечами.
    – Эй! – окрикнула его девушка – Смотреть же надо куда идёшь! Всё вино расплескала по твоей милости!
    – Прошу прощения. – не оглядываясь, буркнул он себе под нос и продолжил движение.
    – А ну, стоять! – хватая за балахон, приказала белокурая.
    Страж обернулся и застыл на месте. Необычайно милая девчушка с огромными голубыми глазами, кудрявыми светлыми волосами, небольшим носиком, и чуть розовыми губами, смотрела то на него, то на разлитое киршевое вино. Блестящие светлые кольчужные одеяния и огромный кошачий посох за спиной, лишь дополняли умиления картине. Похожа, очень. На мгновенье ему даже показалось что пред ним стояла Агнес. Но как? Просто похожа, но как похожа, чертовка! Движения, манеры разговора, те же ямки на щёчках! Почему? Почему? Захотелось закричать от радости, или то было отчаяние? Обнять её и извинятся до конца своей никчёмной жизни? А может взять и придушить прямо здесь за то, что так сильно напоминала ему её! Улыбка оскалом налезла на губы стража. Почему-то хотелось спасти её от всего этого мира, от всей несправедливости, жестокости, отчаяния, горя, слёз, разочарований. Спасти от всего, укрыть своими могучими крыльями… Асмодеанка округлила глаза.
    – Фиг мне, а не вино, да?
    – Напротив. – ответил страж. – Ещё раз прошу простить меня. Я с удовольствием возмещу ущерб.
    – О, да мы ещё галантны и учтивы с дамами? – белокурая отвесила лёгкий реверанс.
    – Пройдёмте? – Хес протянул руку.
    – Разумеется, сир.
    По дороге она много шутила, а он оскалившейся серой молчаливой тенью следовал за ней. Она рассказывала о своём прошлом, а он глубже прятал своё. Они прошли через площадь к выходу на радужное побережье, где пропали со взоров окружающих. Такие разные и такие одинаковые…

    Утро принесло Хесу результат. Одна из групп исследователей собиралась пристально налечь на местность к востоку от храма заката. Пару дней назад исследуя закатный лес, они видели странного человека в синей мантии. Не желая с ним сталкиваться, было решено разведать другую территорию. К полудню страж уже был в храме, а ещё через пару часов и в закатном лесу. поиски продолжались до вечера, но результатов не дали. ближе к полуночи, Хес услышал как неподалёку треснули сучья. Рука машинально сжала рукоять оружия. Страж рванул в заросли кустарника. Тёмная фигура в мантии быстро двинулась на север. Он последовал за ней. Погоня завела в пещеру лунного света, где он чуть не потерял «мантию» из виду. Силуэт, плавно проскользнул по стене пещеры и растаял в небольшом гроте. Хес незамедлительно проследовал за ним. На вид грот казался не большим. Разумеется, никого в нём он не нашёл. Своим глазам он доверял и готов был поклясться, что именно сюда шмыгнул человек в мантии. Вспомнив пергамент у Превранруна, Хес догадался, что где-то должна быть и дверь, и механизм открывающий её. Спустя полтора часа поиски привели к успеху, и пред стражем оказался узкий коридор ведущий куда-то далеко. Тёмный и сырой, словно из того зловещего сна, он звал и пугал. Собравшись с духом Хес шагнул вперёд. дверь сзади чуть слышно закрылась. Смятение чувств внутри «охотника» не давали сосредоточится. Коридор оказался куда короче, чем казался и вскоре привел стража в большую освещённую комнату… Свет залил глаза… Всё как тогда... Хес стал задыхаться и упал на колени, плотный удар по голове откуда-то сзади оглушил его и повалил на землю.

    Хес очнулся в камере, голова болела. За решётчатой дверью слышались голоса. Один чётко, а второй чуть слышно, затем он и вовсе исчез. Ничего не было понятно.
    – Эй, очнулся уже? Гляди-ка! А ты молодец. – раздался тонкий голос из-за двери. – Не каждый может найти это место.
    – Где я?
    – Видимо, в своём последнем месте. – рассмеялся собеседник. – Кстати, меня зовут Арден.
    – Я… Меня зовут… Хесельдорф.
    – С чего ты решил, что мне интересно как зовут всякое отрепье вроде тебя? Ты всё равно скоро сдохнешь и тебя пустят на корм варанам. – засмеялся Арден.
    Хес рванул к двери и, ухватив своего собеседника за грудки через щели между прутьев, резко рванул на себя. Тело ардена глухо ударилось о решётку. Ещё один рывок и голова, слегка смявшись, протиснулась в камеру. Страж упёр колено на затылок и с силой надавил. Послышался хруст переломленной шеи о горизонтальный прут двери. Тело Ардена обмякло и повисло.
    – Может мы и умрём, но не здесь… Правда же, шни? Ты ведь тоже так думаешь? Агнес, а ты?
    – С кем это ты говоришь? – раздался мягкий голос.
    – С друзьями. – оскалившись улыбкой, ответил страж. – Хочешь к ним?
    – Пожалуй, воздержусь. – улыбнулся высокий короткостриженный брюнет. – Я знаю кто вы, и чего ищете.
    – Ха-ха-ха-ха! Да вы понятия не имеете с кем имеете дело. Мы просто скрутим ваши шеи, как эльрокам, и повесим гниющие тела перед входом.
    – Тогда вы точно не отомстите Маркутану…
    – Маркутан!!! – Хес со всей силы ударил по решётке. – Мы готовы вас выслушать.
    – Для начала успокойтесь. – мягко проговорил брюнет и улыбнулся.
    Хес почувствовал как свинцом наливается его тело, ноги задрожали, голова пошла кругом. Он потерял сознание. Очнулся страж уже в большом кабинете. Вдоль стен стояли шкафы с зельями, порошками, камнями, книгами и свитками. Брюнет сидел напротив.
    – Меня зовут Иргунант, я верховный магистр специального отдела изучения эфира и вещества под управлением Ривара. или просто «Магистрата Ривара». Вы ведь нас искали, не правда ли?
    – Да, – ответил Хес. – Простите за.. Как его…
    – Ардена? Сам виноват. Не берите в голову.
    – Вы поможете мне?
    – Только если вы поможете нам. Вы готовы выслушать мою просьбу?
    – Говорите.
    – Мы провели кое-какие исследования по усилению даэвов, но не смогли найти подопытного, который бы смог выдержать «улучшения». Ваши предшественники умирали на первом этапе, кто-то во время опыта, кто то позже сходил с ума и заканчивал жизнь самоубийством. Полагаю с вашей тягой к жизни и психическим расстройством Вы выдержите. Однако будет ещё несколько этапов, результаты которых крайне нам интересны, но могут привести к вашей смерти. Согласны ли вы добровольно стать жертвой опытов, зная о последствиях?
    – Согласен. – не думая, ответил страж. – Всё что угодно, чтобы стать сильнее.
    – Тогда отдыхайте, завтра приступим.

    На следующее утро Хес лежал прикованным к столу. Вокруг него суетились люди в мантиях. Они настраивали оборудование, готовили зелья и косо поглядывали на Хеса. Чуть позже появился и Иргунант. Он ещё раз спросил подопытного о его согласии и, получив утвердительный ответ, ввёл драновый наркоз Хесу.
    – Пациент отключился, – констатировал один из помощников.
    – Приступаем к первой фазе. - отделяем его от потока эфира.
    – Начать «отделение»! – выкрикнул помощник.
    Иглы впились в руки и ноги Хеса, желтая жижа по капельницам потекла в тело. Душераздирающий крик наполнил операционную.
    – Подопытный в сознании!
    – Прекратить отделение – рявкнул иргунант.
    – Нет! Продолжайте! – перебил его Хес. – Я выдержу! МЫ выдержим, Шни! Правда же?! МЫ выдержим! все втроём!
    – Продолжайте. – монотонного приказал глава.
    Тело жгло так сильно, что пламя Тахабаты казалось тлеющей бумагой. Страж бился в судорогах, харкал кровью, истошно кричал. одно лишь оставалось неизменным… Оскалившаяся улыбка на его лице и бездонные глаза, полные отчаяния и жажды мести... Жёлтая жижа в резервуарах подошла к концу, а вместе с ней и огненная агония. Судорога ещё продолжалась.
    – Подопытный нестабилен. Нужна драновая инъекция.
    – Вторую фазу проведём завтра. – тихо сказал иргунант. – Если он доживёт...
    – Начинайте вторую фазу – отхаркивая кровавую пену произнёс Хес. – Если останусь жив, то и третью.. Или сколько ещё их там у вас...
    – Но вы..
    – Я выдержу! Мы ведержим!
    – Магистр? - спросил помощник.
    – Начать вторую фазу. Несите сыворотку Пректаза.
    Сыворотка из крови Пректаза вызывала приступы тошноты, от неё ломило кости и постоянно хотелось пить. Дефектом сыворотки стала мутация одной из рук. Однако предвидевший это Иргунант, тут же запустил третью фазу. После изменений в организме, драновая инъекция уже не действовала, поэтому руку ампутировали когда Хес был в сознании. На место ампутированной руки поместили механо-идовый протез.
    К концу дня, порядком измотавшись, члены магистрата разбрелись по своим комнатам, оставив стража или точнее то, что от него осталось, лежать на восстановлении под окулюсовыми лампами. Он то приходил в себя, то терял сознание, тело ломало изнутри, кровь подтекала из ушей и носа, механо-идовая рука не шевелилась. Последним из комнаты уходил Иргунант.
    – Вы моё величайшее творение, Хесельдорф. Вонсикусу в своё время такое даже не снилось! Кстати спасибо что убили его. Осталось ещё немного всего-то одиннадцать фаз, и вы сможете отомстить и Маркутану, и кому угодно! Убийца богов! Вот как вас будут называть!
    – Мстить.. мсть.. сть - в бреду шептал страж.
    – Да-да! Только представьте! Завтра мы заменим ваши глаза и ноги, снабдим вас прочным панцирем, заставим тело регенерировать в разы быстрее! Вы станете отцом нового поколения, которое остановит войну рас и сотрёт агрессора с лица атреи! А сейчас отдыхайте, набирайтесь сил, и главное – держитесь.
    – Мы.. я.. мммы...
    – Отдыхайте. – Иргунант тихо встал с кресла и вышел прочь, закрыв дверь.
    По сравнению с тем что было во второй и третий дни, первый казался просто раем. Хеса резали, и шили, ломали кости и вставляли механические детали. Но он держался... Они держались... Силы были на исходе, и в какой-то момент пришло осознание правды - он не выдержит. Оскалившаяся улыбка навечно поселилась на губах. Последнее что ещё осталось от него в этом мире. Глубокий вдох сквозь зубы тупой болью отозвался по новому телу. Было пройдено девять фаз из одиннадцати. Он потерял сознание.
    Открыв глаза, Хес увидел Превранруна.
    – Так ты не спишь? Превосходно!
    – Пр-р-р-р-в-в-в-в-а-а-а-н-н-н-г-г-г – протянул страж, тело было парализовано.
    – О, Хесельдорф, прости меня! Я хочу тебе всё рассказать, я хочу чтоб ты это знал. – проговорил грубым голосом Превранрун, принимая облик Маркутана. – Ты слаб, лежи. А я пока расскажу тебя всё с самого начала. С того дня когда вы вернулись из бездны, я стал наблюдать за вами. Я возлагал на вас такие надежды. Шнивальцер, он был таким упёртым! Я помог ему притворившись Превранруном, но он оказался слишком мягким и быстро сдался. Предпочёл жить тихо и мирно, наплевав на всё. Но потом появился ты! Я готовил тебя к твоей миссии, подталкивал и направлял, закалял как сталь! Признаюсь мои методы были жестоки и подлы, но лишь так я смог сделать из тебя по-настоящему сильного воина. Тебе вероятно интересно зачем? Магистрат Ривара, группа одержимых последователей Израфеля, они не первое десятилетие мучили и убивали людей и даэвов по всей Атреи, желая создать легионы, которые уничтожит элийцев, асмодеан, балауров и даже богов. Больные мерзавцы... Десятилетиями я не мог найти их. Каждый раз когда из потока эфира вырывалась душа - я спешил туда, но Магистрат менял своё местоположение. Ни один даэв шедший к ним до тебя, не пережил отделения от эфира. Именно поэтому я должен был сделать тебя таким, заставить тебя ненавидеть меня больше жизни, заменить все чувства на всепоглощающую месть. И у меня это получилось. – Маркутан выпустил несколько глазосфер и подошёл ближе к Хесельдорфу. – Прости меня за твоих друзей, они принесли свои жизни ради жизни миллионов. Как и ты впрочем. Можешь считать меня чудовищем, но я действовал в интересах Атреи. Благодаря твоей жажде жить и мстить я нашёл их и теперь смогу отомстить... За тебя и за всех кто был раньше. Тебе же я дам высшую награду - покой... но что подойдёт больше? Забвение или смерть? – Маркутан положил руку на голову Хеса и улыбнулся. – Даже я не так жесток чтобы выбрать забвение... покойся с миром, друг. – рука крепко сжала голову. Раздался хруст. Капли крови упали на пол. Тело задёргалось в судороге и через мгновенье обмякло. – Тукин сын, даже умер улыбаясь! – глядя на оскалившиеся губы торчащие из под ладони, проговорило божество. – Превосходно, моя любимая улыбка! Пренепременно ей воспользуюсь.
    Он отошел от стола и, взяв несколько крупных скальпелей, крепко пригвоздил тело стража к столу. Тонкие струйки крови потекли на пол. Божество вышло в коридор и тихо закрыло за собой дверь. Из коридора послышались крики, хлюпанье и хруст... Запахло свежей кровью. В ту ночь лишь Маркутан вышел из пещеры, навечно замуровав в неё вход.

    Утром асмодеанский патруль Эншара нашёл разорванное и изуродованное тело молодой белокурой девушки недалеко от радужного побережья. Слух об этом быстро разлетелся по Эншару. Народ строил догадки, выдвигал гипотезы. И лишь один Бог знал правду о том, кто спас эту девушку от жестокости и грязи этого мира.
    Так закончилась история начавшаяся когда-то на безымянном острове в Арэшурате...


    с уважением, eric van heseldorf / 2015
    шляпа хозяина шторма
    асмо, гардарика, лютыйваленок
     
    Last edited: Jun 7, 2015
  4. Xainita

    Xainita User

    Joined:
    06.05.15
    Messages:
    9
    Likes Received:
    25
    белая душа

    тысячелетняя война длится уже так долго, что я давно потерял счет времени. но я до сих пор помню тот день, когда мне были дарованы крылья, а вместе с ними бессмертие и вечная молодость. день, когда я стал даэвом. с того дня моя жизнь превратилась в бесконечную, непрерывную войну. на моем счету сотни...нет, тысячи убитых врагов. в тот самый день я дал клятву, что уничтожу всех асмодиан. и я сдержу ее. я убью их всех, по одному. и когда они приползут к нам на коленях, моля о пощаде, пощады не будет. они ужасные порождения тьмы. им не место в атрее.
    я - один из лучших убийц отряда разведки элизиума. выполнять приказы командира - мой священный долг. и однажды мне было поручено проникнуть в лабораторию повстанцев ривара и разведать их планы. с этой миссии не вернулось ни одного бойца, все пропали без вести. но мне это задание было по зубам. ведь я - убийца. тихий и незаметный, как тень, которая лишь выжидает подходящего момента, чтобы нанести удар двумя острыми кинжалами в спину врагу.

    и вот я уже стоял у входа в лабораторию, которую повстанцы спрятали в глубине джунглей интердики. всем известно, что они выдающиеся ученые и изобретатели. именно повстанцы ривара начали вносить технологические изменения в первозданный мир атреи. но тем не менее проникнуть в лабораторию мне труда не составило. когда я попал во внутрь, передо мной предстало ужасное зрелище. вдоль стен стояли стеклянные колбы, в которых находились даэвы. нет! это были роботы, монстры...но не даэвы! их глаза были пустыми и стеклянными, с замершим где-то глубоко чувством страха. а тела их были будто замерзшие, без всяких признаков жизни. к основанию шеи прикреплены металлические трубки, которые спускались вниз по позвоночнику. неужели когда-то эти бездушные существа были элийцами?! я стоял и смотрел в глаза одной из этих пустых кукол, не в силах поверить увиденному. я совершил ошибку, позволив себе на минуту потерять бдительность. сзади меня схватили чьи-то руки и потащили куда-то. я пытался вырваться, но безрезультатно. повстанцы приковали меня и мучили, издевались надо мной. они приводили на мне свои жуткие опыты, вводили мне под кожу шприцы с какой-то жидкостью. дальше все как в тумане...
    я очнулся в одной из колб, за мной наблюдали повстанцы. заметив мое пробуждение, один из них подошел к стеклу и сказал:
    " - мы ждали тебя, знали, что ты придешь. узнал своих боевых товарищей? но их постигла другая участь. они стали неудачной жертвой эксперимента, цель которого - создать идеальную машину для убийств. без чувств, без эмоций...без души. и вот наконец эксперимент удался! вы, даэвы, глупые и никчемные, недооценивали нас. наконец-то вы почувствуете силу повстанцев!"
    я посмотрел на свои руки. этого не может быть! вместо пальцев у меня были длинные, острые как лезвия когти. что они сделали со мной?! я стал монстром! я ударил по стеклу и оно разбилось вдребезги. это явно не входило в их планы. началась паника. они пытались бежать, но было уже поздно. все, что я помню - это крики, стекло, кровь. много крови. мои белые крылья окрасились в алый цвет.
    как бы я был счастлив умереть, столько раз пытался...но получив вечную жизнь, я обрек себя на вечные страдания.


    существует легенда, что ночью в лесу интердики можно встретить ужасное существо, с длинными когтями и горящими глазами. он сидит неподвижно, смотря на луну и плачет. и если он заметит вас, то бегите. бегите как можно быстрее и не оглядывайтесь.

    альсион/няхи/nemo
    наряд павлина/шляпа хозяина шторма
     
  5. Eldunyasha

    Eldunyasha User

    Joined:
    06.05.15
    Messages:
    2
    Likes Received:
    8
    рм-78с.

    тьма окутывает меня. все сосуды постепенно наполняются чем-то новым, непривычным для меня, каждую мышцу сводит судорожной болью. хочется кричать, но никакой звук не воспроизводится, от ощущений я сжимаю челюсть что есть мочи. в голове стоит хруст крошащихся зубов.
    я стараюсь сохранить счет времени, считаю дни по каждому визиту с ужином этих непонятных садистов в мою камеру, на трапезу как обычно непонятная жижа с отвратительным запахом, видимо по составу не сильно отличающаяся от того, чем они меня колют.
    казалось, прошло около двух недель с тех пор как я мирно рыбачил на берегу озера, я слышал о таких случаях. как и все люди, я думал, что все плохое случается с кем-либо, но не со мной, но это случилось. щука не клевала, а спрос на суши в последнее время возрос, нужно было что-то делать, и я решил отойти от привычного места, ближе к заброшенным кораблям. ни прошло еще ни дня, чтобы я не пожалел о тех дурацких щуках. мне надели на голову мешок, утащили под землю и вот я здесь.

    "-дорогой коллега, в мире умирает столько людей, ни один даэв или человек никогда не найдут этого беднягу, вам не о чем беспокоится.
    -я не беспокоюсь, просто иногда, наши методы, немного пугают меня.
    -это смешно. вы же понимаете, для чего мы делаем все это, наше общество, наша организация, должна что-то изменить. если те, кто сверху нас, не понимают этого. в мире столько боли и войн, что мы и только мы можем все изменить, остановить это, сделать общество идеальным, создать совершенное существо.
    -он будет что-нибудь помнить? из той, из прошлой жизни?
    -неизвестно. этот образец уникален, предыдущие подопытные умирали на пятый или седьмой день, этот еще держится. надеюсь, еще пара стадий нашего эксперимента и можно будет делать какие-либо выводы, мы близки к тому, чего мы так жаждем.
    -вы хотите модернизировать его еще больше? он больше не похож на человека, а его крики слышны по всей лаборатории, его кожа под влиянием всех ядов, стала серой, все волосы выпали. что у него с глазами, и почему его глаза не выдают ничего человеческого, хотя недавно, проходя мимо его камеры, я слышал, как он бормотал во сне про какую-то девушку? возможно, что-то человеческое есть в нем.
    -мы заменили его зрительные и слуховые клетки на более модернизированные ткани. возможно, он слышит нас даже здесь. в планах заменить его мышцы.. мы удалим мышцы на руках и ногах, на торсе, заменим их на балаурские, соединим эфиром, заклинаниями, так он будет более боеспособен, выносливее, непобедимый воин для наших целей. никто еще не выдерживал столько ядов, мы ввели порядка четырехсот различных ядов слизневиков, виолантов и прочих тварей."

    этот ужин, видимо был моим последним, после него я заснул, а проснулся я другим. я ничего не понимаю, я - не я. я слышал все эти разговоры, действительно слышал, все, что они говорили, я все пытался услышать мою любимую, уж если меня так искалечили, то может это даст мне что-то, но стены были слишком толстыми и я слышал только пауков, ползающих по ним. я вижу тепло, исходящее от всех живых существ, мое тело стало таким сильным, таким ужасающим для меня. все мое сознание пришло в катастрофический упадок от того, что больше никто из моих родных не узнает меня, не увидит меня, и что я никогда в своей жизни больше не буду человеком.
    прошло еще несколько недель. я не нуждался ни в чем человеческом, ни в еде, ни в воде, мне хотелось только убивать всех, кого я видел, потому что они сделали меня таким.

    "-я поздравляю вас со столь успешным опытом, это эволюция в подобной области. правда есть небольшой минус, он слишком непослушен.
    -мы пытаемся это исправить с помощью импульсов, которые будем направлять в его мозг, с подробными командами действий. сделаем пару клонов, и первый более управляемый вариант отправим вам.
    -благодарю, уже предвкушаю это. идеальный страж нашей новой лаборатории. какой это образец?
    -77
    -великолепно, вы будете вознаграждены за работу. я назову его рм-78с."



    гардарика, эллийцы, anduin
    наряд павлина, шляпа хозяина шторма
     
  6. Аментис

    Аментис User

    Joined:
    21.03.12
    Messages:
    111
    Likes Received:
    283
    Последний подарок

    Памяти Йиссандры посвящается...

    Йисса продиралась через заросли Интердики, смахивая пот со лба. Для асмодианина, привыкшего к суровым зимам Белуслана, это было нелегко. Меч то и дело норовил выскользнуть из вспотевших ладоней, а рои местных насекомых изводили уставшую путницу. Но оставалось всего несколько дней пути до ее цели. Она должна дойти... Cтиснуть зубы, забыв о жажде и болотных монстрах. Она должна найти своего сына, своего мальчика.

    ***

    Три года назад около деревни Весфер начали пропадать дети. Из-за заражения земли и мутировавших тварей, патрулям запретили заходить на территорию деревни. Дети исчезали десятками. Никто не знал, что происходит. Паника охватила Белуслан и беженцам не было числа. Тогда-то Йиссандра и решила перебраться в Морхейм. Пусть там не так сытно и привычно, но надежда на спокойную жизнь заставляла женщину искать караванщиков, бродить между шиго-курьерами, выискивая возможность бежать.
    Но она не успела. Договор с Гильдией Темного Облака стоил Йиссандре всего, что у нее было. Странный шиго по имени Вукин заверил ее, что портал откроется вовремя и ей не о чем волноваться. Не стоило доверять шиго.

    Портал действительно открылся вовремя. Но он был не синего цвета, как обычные перемещающие порталы, его очертания светились ядовито-зеленым пламенем, и звук, шедший оттуда, заставил Йиссу отшатнуться. Слишком поздно она поняла, что произошло. Не помня себя от ярости и боли, не замечая слез, струившихся из глаз, она поклялась найти своего сына и отомстить. Мокрый снег забился под одежду и руки совсем окоченели, когда женщина наконец поднялась с колен. В сумерках сверкнул металл и кровь обагрила белоснежную ледяную землю.

    – Это в память о тебе, мой мальчик, эта метка всегда будет со мной, что бы ни случилось. Только кровью можно смыть кровь. Только болью я отплачу за свои слезы, – клинок привычно вошел в ножны. В Лиге Ассасинов учили быть незаметным, скрывая лицо от врагов. В Лиге учили убивать! Накинув капюшон на заснеженные волосы, Йиссандра направилась по дороге в Весфер. От локтя до запястья на внешней стороне ее левой руки змеился глубокий порез, а с кончиков когтей стекали алые капли.

    Два года прошло с того дня... Не бывает бывших ассасинов. Крики умирающих шиго звенели в ушах убийцы. Но кому же знать ответы, как не хвостатым уродцам? Два кинжала, отточенные до предела, входили в тела врагов, словно в подтаявшее масло. Наконец поиски привели женщину к порталу, ведущему в Интердику. Именно там цитадель зла. Там обитель тех, кто забрал ее сына. Лаборатория повстанцев, они называют себя повстанцами Ривара, но на деле – они просто монстры, пытающие невинных людей ради своих целей. Их принципы не стоят жизней тех несчастных, которых они приносят в жертву во имя своего предводителя. И пусть они тешат себя иллюзией о создании рая в Атрее – кто-то должен заставить их пересмотреть свои приоритеты.

    ***

    Хозяйка лаборатории повстанцев, Иллайзер, отдыхала в своих покоях, когда один из стражей робко постучал в двери роскошно обставленной комнаты. Властная женщина недовольно махнула рукой и охранник впустил несчастного посетителя. Все знали, что беспокоить хозяйку в этот час равнозначно приговору о собственной казни. Бледный повстанец опустился на колени, склонив голову, дрожа от усталости и страха. Было заметно, как его поникшие плечи поднимались и опускались в такт тяжелому дыханию мужчины.

    – М-м-мадам... – немного отдышавшись, прошептал он. – Один асмодианин только что прорвался через оборону замка... Наши лучшие бойцы пали от его меча. Мы еще никогда не видели такой скорости и умения сражаться. Он, словно вихрь, промчался по рядам элитного отряда защиты, – с этими словами повстанец выпрямился и осмелился взглянуть на свою госпожу. – Даже самые лучшие из лучших не устояли перед натиском, – с сожалением добавил он.

    – Что за чушь ты несешь!? Ни один человек не сможет войти в крепость, – воскликнула Иллайзер. – Тем более асмодиане! Здесь!? В Интердике!? Ты перепил румового коктейля, глупец! Немедленно убирайся с моих глаз!

    – Но, хозяйка, это не человек, это даэв, – с жаром возразил повстанец. – Он убьет всех нас, нужно что-то делать.

    Иллайзер подошла к окну и увидела десятки тел, усыпавших дорогу к крепости. Кровь стекала с лестниц и бойниц. Среди этого хаоса метались жалкие остатки армии повстанцев, а в это время в ворота Аджотурана уже входила серая фигура в капюшоне. На миг ассасин остановился и поднял голову – горящий алым огнем взгляд пронзил хозяйку крепости.

    – Впустить! – хищные глаза Иллайзер засветились злобой. – Пусть поднимется в главную башню, я встречу ее там. – Плотоядная улыбка обнажила белоснежные зубы. И на этот раз никто не посмел ей возразить.

    ***

    Йиссандра поднималась по ступеням главной башни. Сколько пролетов она прошла, двадцать или тридцать? Неважно. Мысли ее были далеко от этого места: она видела улыбку своего сына, его первые неуверенные шаги. Завтра его день рождения, ему должно было исполниться одиннадцать... – Жив ли он еще? – разумом она понимала, что это невозможно, но страдающее сердце матери в надежде шептало о том, что еще не все потеряно. – Хотя бы один раз прижать его к груди, в самый последний раз провести ладонью по его щеке, – ради этого стоило жить, только это вело ее дальше, не позволяя сдаваться в самые тяжелые моменты жизни.

    – Итак, ты здесь, – с улыбкой заметила Иллайзер. – Признаюсь, я ждала этого. Ты доставила немало хлопот моему господину. Ты пролила реки крови, чтобы добраться до меня, я знаю, у тебя есть вопросы, – она встала с изящной софы и отошла к столу. – Все ответы здесь, в Аджотуране. Видишь ли, так сложилось, что дети Белуслана оказались весьма полезными. Уверена, ты и не подозревала, что деревня Весфер в Белуслане находится недалеко от владений Бритры. Именно там мы нашли вещество, позволившее завершить создание совершенного существа, а точнее, совершенной расы, – Иллайзер осмотрела ассасинку с головы до ног и усмехнулась. – Дети, родившиеся в той местности, наполнены силой Оружия Бритры. Уже сотни лет мы используем это знание для экспериментов. Тиамат оказала услугу повстанцам, сокрыв силу Бритры. Она думала, что будет великим лордом вечно, но, конечно, ее это не спасло. Ты единственная из даэвов смогла настолько приблизиться к нашей тайне. Увы, для твоего сына уже слишком поздно, он завершил последнюю стадию превращения. Теперь он идеален, совершенен! – воскликнула она и, отмахнув одним движением руки стол, надавила на рычаг: тут же послышался треск невидимого механизма и комната закружилась перед глазами остолбеневшей путницы.

    Йисса молниеносно обнажила клинки – пришло время отомстить. Но, не успела она сделать и пары шагов, как силы начали покидать ее. Оружие выпало из слабеющих пальцев, а глаза заволокло едким дымом.
    – Нет, не может быть! – она была так близка, но снова опоздала...

    ***

    – Мама! Какой красивый камень! Я нашел его у озера Амснир. У меня такого еще не было. Посмотри, как он переливается разными цветами! – Йиссандра не хотела просыпаться. Голос сына манил, и только во снах она могла вновь видеть его счастливую улыбку. Шрам на левой руке опять начал ныть, и эта боль напомнила ей, кто она и зачем живет. Месть... Только ради мести стоит просыпаться снова и снова. Она попыталась пошевелиться, но руки ее были крепко прикованы к стене подземелья. Впрочем, это не так уж и важно, ведь она так и не смогла спасти своего мальчика, своего единственного сына. А завтра ему бы исполнилось одиннадцать лет... Нет, уже сегодня. Переливающийся камешек с озера Амснир холодил кожу, аделловый шнурок пропитался кровью и потом. "Только кровью можно смыть кровь, только болью я смогу отплатить за свои слезы."

    ***

    Иллайзер легкой поступью спускалась в подземелье. Рядом с ней короткими мохнатыми лапами семенил остроухий шиго. Его пушистый хвост подрагивал при каждом шаге. Влажный нос принюхивался к затхлому воздуху, вдыхая застоявшийся запах сырых стен.

    – Йиссандра, ты уже пришла в себя я так рада, – с насмешкой произнесла Иллайзер. – Теперь мы можем продолжить нашу беседу. Познакомься с моим спутником, это Микиринчинг. Не правда ли, он прекрасен? О, эти ушки просто прелесть. Посмотри, какие у него глаза. Я таких глаз прежде никогда не встречала. Ты ненавидишь шиго, и совершенно напрасно, я нахожу их очаровательными, – ласково сказала Иллайзер и почесала шиго за ухом. – Ты ведь даже не смотришь на него! А он так забавно шевелит усиками, когда принюхивается к тебе... Вездесущие шиго всегда в курсе всех событий. Они повсюду, не правда ли? – яростно спросила Иллайзер у несчастной пленницы, висящей на проржавевших цепях, и сама же ответила за нее: – Бакалейщики, аптекари, курьеры и грузчики. Уникальные в своем роде, и в то же время такие разные. Ты встречала когда-нибудь двух одинаковых шиго? Нет? Ты убивала их сотнями, чтобы добраться сюда, но ты никогда не рассматривала их как следует. – Иллайзер широко раскинула изящные руки, отчего две тени, похожие на крылья, взметнулись вверх по стене. – Самая обширная шпионская сеть во всей Атрее. Во всех уголках Элиоса, Асмодеи, Бездны и даже в землях балауров. Это самое совершенное творение повстанцев Ривара. Посмотри же в последний раз! В эти бесконечно синие глаза! Яд в твоей крови уже заполнил каждую клеточку, через несколько минут ты перестанешь существовать. И где твоя благодарность? Я избавляю тебя от страданий, от этой бесконечной жизни, которая тебе опостылела. Более того, я привела самого лучшего спутника, чтобы проводить тебя в последний путь. – Иллайзер вошла в азарт, ее ястребиные ноздри раздувались. Раскрасневшись, она возвышалась, подобно нефилиму и голос ее звенел металлом.

    Ее слова на ошеломленную Йиссандру падали, словно подземный гул. Она с трудом могла дышать, каждый вздох причинял ей невыносимую боль. Но чувствовать боль все же лучше, чем слушать то, что говорит эта женщина. Шиго – создания повстанцев, такого не может быть. Умирающая женщина – бывшая ассасинка Лиги Теней, потерявшая свое бессмертие и силу даэва, потерявшая своего сына – с трудом подняла голову. Противный шиго подкрался совсем близко, его блестящие синие глаза уставились на камень, свисающий на окровавленном шнурке с шеи бывшего даэва.

    – Имхаэль!? Мой мальчик, что они с тобой сделали? – Слова с трудом слетали с губ, сил едва оставалось, чтобы сделать несколько последних глотков воздуха.
    – Даэву больше не нужен этот камень, нян-нян? Уверен, что смогу продать его за хорошую цену, кярун...


    Автор: Аментис


    Териос/Асмо/Аментис
     
    Last edited: May 31, 2015
    Эври^, Wilvarin, Fantasy and 7 others like this.
  7. kissu

    kissu User

    Joined:
    26.04.15
    Messages:
    7
    Likes Received:
    4
    И только лишь узнав,нет
    пути обратно.


    Крылья элийцев
    Мир не стоит на месте, он развивается, живет, и мы живем вместе с ним. Тот, кто считает иначе - заблуждается. Так и он, желая обогнать само время , создает невиданных существ , которые помогают защищаться или же наоборот - атаковать. Этот человек был всеми отвергнут , ведь считалось, что эти существа могут усугубить итак пошатнувшееся положение мира Атреи. Отвергнутый обществом, кинутый в пучину судьбы, он не сдался... Он начал искать сподвижников... Нашел и возглавил их... И имя этому человеку - Ривар.

    Судьба самого мира Атреи не проста.Она переломила некогда объединённых людей, сделала их врагами. Но остались и те, кому обе расы пришлись не по душе. Повстанец Ривар отважен и смел, раз решился продолжить свои эксперименты вопреки Совету. Воплотив в жизнь большинство своих ужасающих проектов , он взялся за тот, что изменил его, изменил взгляды Ривара ,саму суть Ривара. Проект носил название "Крылья элийцев" .

    Идея самого проекта появилась неожиданно,но давно. Она была ужасающей и даже сами повстанцы покрывались потом после услышанной задумки. Ривар предлогал изучить суть элийцев. Будучи прекрасными созданиями внешне, было не понятно какая внутренняя черта объединяет их. Они были сплочённее асмодиан , честнее и от этого в разы сильнее. Но ведь не всегда это дается им легко. Эти человеческие качества требуют многих жертв . Эту загадку Ривар и решил разгадать.
    Любопытство главы повстанцев было сильнее его нравственных и человеческих качеств, поэтому для этого проекта он готов был сделать все что угодно. Для изучения белоснежных было решено поймать Даэва элийской расы . Повстанцам повезло, юный даэв был мал и неопытен. Наконец, настал тот роковой день, изменивший взгляды Ривара.

    Лаборатория была плохо освещена, ведь находилась она под землей, поэтому особо важные элементы своих экспериментов были подсвечены снизу. Так, заключенный в клетке Даэв был прекраснее прежнего. Его и без того белоснежное лицо было бледно, а глаза были полны печали и скорби . Белоснежная кожа излучала слабый белёсый свет, выделяя его силуэт посреди серых стен и металлических решеток. В комнате было двое -этот юный Даэв и сам Ривар. Наслаждаясь предвкушением будущего открытия, Ривар метался по коморке, подготавливая все инструменты.В его руках блестнули щипцы. Даэв вздрогнул.
    -Что случилось, Даэв, почему ты не сопротивляешься? Куда делась вся твоя сила и мощь? -неожиданно заговорил Ривар.
    Белокрылый молчал.
    -Ты знаешь, что я собираюсь сейчас делать?- спросил повстанец, отодвигая в сторону прибор похожий на тризубец.
    Белоснежное лицо передернуло и искривилось от отвращения.
    -Поскольку ты можешь не выжить, я тебе, так уж и быть, объясню цель твоей миссии.О боги! Как же она благородна! Ты будешь не просто подопытным, а Даэвом, изменившим мир, элийцем, что откроет глаза твоим старейшинам на то, что бледнолицые не сами воспитывают детей в своих семьях на идиалах и человеческих ценностях. Эти ценности заложены богами, которые создали даэвов, ведь элийцы слишком высокомерны, чтобы это понять. Они думают, что это их заслуга! Нет, высокомерные ничтожества, это создатели сделали вас такими!
    Ривар на мгновение закрыл глаза и представил ярость элийцев, высокомерных и неблагодарных.О да, они будут в бешенстве. Открыв свои глаза, он увидел глаза даэва, такие голубые, словно море. эти глаза были полны печали и отчаяния. Но Ривар не купился на жалость. Он продолжил.

    Повстанец выложил на стол кусочки эфира, они светились синим пламенем. Ржавый ключ скрипнул, открылась клетка, в которой сидел запуганный Даэв. Скованный антимагическими цепями, он покорно встал. Схватив мертвой хваткой руку Даэва, повстанец повел его на пьедестал, похожий на жертвенник ,из которого исходили пары эфира.Встав на место, Ривар легким движением руки снял цепи, Даэв открыл свои роскошные крылья. Из-за темноты они были белее прежнего. Ривар резко подошел к юнцу и сделал укол, после которого глаза Даэва помутились , тело обмякло, а голова запрокинулась . Его с улыбкой на лице подхватил Глава Повстанцев. Горящие одержимостью глаза наблюдали за процессом деактивации сознания. Положив Даэва на живот, Ривар осмотрел крылья даэва, которые еще не были украшены броней. Он взял эфирный скальпель и поднес к белоснежной коже на руке. Алая кровь побежала тонкой струйкой на пентаграмму пьедестала... Слова Силы,выбитые на каменной плите,засветились ослепительно белым светом. Кровь застыла в выемках камня алым рубином. Настала очередь главного момента...

    Руки Ривара подрагивали от нетерпения. Он всем своим нутром чувствовал, что сейчас свершится главное открытие всей своей жизни, поэтому он и взялся за эксперимент сам лично. Он всей своей силой воли собрался, и руки его стали решительнее прежнего. Подведя скальпель к месту, откуда растут крылья он сделал один надрез, потом еще один, и вот уже было видно слово силы на идеальном теле молодого Даэва. Повстанцу жалко было уродовать такое красивое тело, поэтому он работал аккуратнее прежнего и с надеждой на то, что белокрылый останется жив. "Но почему? Почему я нянчусь с этим недомерком?"- поймал себя мысли Ривар. Но уже не важно. Все было готово.
    Иероглифы стали источать чуть видный темный дым, который стал сигналом Ривару, что все шло как надо. Произнеся зазубренное наизусть заклинание, повстанец стал ждать. Темный дым постепенно окрасился в алый, словно свежая кровь этого юного даэва. Ривар вздрогнул. Алый туман стал окутывать Главу Повстнцев, его глаза стали закатываться. Сознание чуть подернулось, а мир вокруг стал приобретать совершенно другие очертания , краски стали ярче, а стены превратились в скалы, по которым тянулись длинные лианы. Мир вокруг стал не ненавистной пучиной отчаяния, как казалось раньше Ривару, а благодатью, данной богами. Ему захотелось жить, не существовать, как раньше, опасаясь совета, а жить, иметь детей и жену, свой дом и смысл жизни. Взглянув на плененного элийца, он увидел как тело его багровеет , белоснежные локоны тускнеют и их окутывает седина, кожа перестает источать свет. Повстанца никогда не брала такая жалость . Паника и осознание того ,что это прекрасное создание умирает, захватили его. Это последнее, что видел и чувствовал повстанец.
    Очнувшись около пьедестала , Ривар не смог пошевелиться, тело ломило от усталости. Вокруг никого. Правильно, ведь он велел никому не входить до окончания эксперимента. Он просто лежал. Лежал и смотрел в серый и тусклый потолок. Повстанца охватила тоска. Никто не знает сколько он там пролежал и сколько успел обдумать. Может это было мгновение, а может и целая вечность. Встав и отряхнув одежду от пыли, он посмотрел на пьедестал. источая свет, на камне лежала кучка пепла,а рядом...
    Рядом Крылья юного элийца.​
    Гардарика/Асмо/Lackrima
    Наряд павлина/Шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: Jun 1, 2015
  8. Introvert

    Introvert User

    Joined:
    26.04.12
    Messages:
    1
    Likes Received:
    7
    и лишь теряя разум - каюсь.

    лорейн и эол, асмодианские целительница и снайпер, пробирались сквозь пустынные и холодные земли белуслана. сейчас они находились между лагерем кидорун и логовом махиши. эти земли казались целительнице особенно мрачными - пораженные мощной концентрацией минерала ракеума, за которым охотились грабители могил, пейзажи здесь казались ей совсем уж некрасивыми. как лорейн не любила эти места! девушка помнила дни, когда она, юная и неопытная целительница, поступила сюда на службу. это событие не стало в её жизни радостным - в этих покрытых снегом местах всюду поджидали опасности. элийцы, балауры, повстанцы ривара... вспомнив о том, насколько сложными были задания, что поручали ей старшие наставники, лорейн поморщилась.

    - нам нужно взобраться на ту гору, - голос эола был довольно звонким и теплым для асмодианина. он с нежностью взглянул на спутницу и, увидев её сморщенное маленькое личико, рассмеялся. - что с тобой? выглядишь так, словно тебе слизневиков дали съесть.

    лорейн вздохнула. с эолом она встретилась, когда служила в келькмаросе, они вместе участвовали в захвате земель ингисона, пусть и не слишком удачно. эол всегда был легок, как ветер! он смешлив, задорен, немного язвителен и невероятно красив. лорейн, увидев его у пространственного разлома в келькмаросе впервые, была почти влюблена... эол был высок, строен и дивно слажен. темные волосы едва ниспадали на лоб, на тонких губах всегда играла едва уловимая ухмылка, а бледная кожа часто сияла под солнцем вражеских земель. лорейн казалось, что она теряется на фоне своего спутника и возлюбленного, хотя бы потому, что ростом она едва доставала ему до груди. от природы ей достались большие темные глаза, бледная кожа и белые, словно снег, вьющиеся волосы. спокойная, но ужасно впечатлительная, она всегда расстраивалась по поводу любой неудачи. поэтому дар целителя был для неё бременем.

    - не нравится мне это место, - лишь буркнула она в ответ. - мы не можем достать материалы нужные этому шиго в другом месте?!
    - не ворчи, - мягко отозвался эол. - ракеум можно достать только здесь. осталось совсем немного. шиго обещал поразительно хорошую цену за выполнение этого... заказа.
    лорейн лишь поплелась позади спутника. горы в белуслане были жуткими - оттого, возможно, и казались ей красивыми. лорейн не любила белуслан как место своей службы, но признавала, что некоторые места здесь можно было посчитать красивыми. сейчас перед ними открылся вид на деревню весфер и воющий бор. потрясающий воображение снежный пейзаж! задумавшись, лорейн отвела взгляд от деревни и увидела, как некто прошмыгнул в щель между гор и исчез.
    - эол... - дрожащим голосом прошептала целительница. - здесь ведь редко выполняют какие-то поручения? там кто-то был!
    - элиец? - в голосе эола чувствовалось некое возбуждение.
    - нет, не похоже. я плохо рассмотрела, - шёпот срывался на нервное шипение. лорейн пыталась взять себя в руки. - давай выполним здание шиго завтра. кто знает, кто там был. рядом шахты и базы, где полно повстанцев - мы не можем точно знать, сколько их там.
    - ты офицер, - хихикнул стрелок. - и хочешь скрыться с поля боя, испугавшись какой-то тени? боги! давай же посмотрим, что там. наверняка это был прошмыгнувший кристальный киллос или ракеумовый дрейк из этих мест. уверяю, оно не стоит того, чтобы так нервничать.

    но лорейн своим чутьем чувствовала, что это не киллосы. от существа, что пыталось ускользнуть от их внимания, исходил страх. лорейн знала, что такое страх. и она его чувствовала.

    * * *​

    добравшись до той злополучной щели, лорейн проклинала все на свете. "могла ведь промолчать!" - ворчала про себя целительница. но чем больше она думала об этом, тем больше понимала, что не могла. к тому же её раздражало, что её спутник ей не доверяет. кристальные киллосы, а! придумает же.
    эол помог ей пробраться сквозь щель. место было невзрачным, пустынным, маленький островок земли над пропастью и мост, ведущий на другую часть горы. эол кивнул в сторону моста и приложил палец к губам.

    - глупости, - шикнула лорейн. - он видел нас. он знает, что мы следуем за ним.
    - осторожность - лучшая твоя черта, как целителя. - эол закатил глаза и ухмыльнулся. - дай поиграть в шпионов. мы не можем точно знать, что там.
    - кристальный киллос, - язвительно отозвалась целительница, сморщив свой носик.
    они переправились через мост, прошли ещё пару метров и ничего не обнаружили, кроме пустыря. лорейн облегченно вздохнула. может, правда показалось? она уже было повернулась в сторону эола, как вдруг увидела едва заметный ветхий домик в крохотном горном разломе позади своего спутника. слегка оттолкнув снайпера, она последовала к этому строению, которое явно было сооружено неопытным строителем.

    страх. опять чувство страха.

    лорейн остановилась, пропуская вперед эола. на пустыре они были как на ладони, прятаться не было смысла - они осматривали здешние места, словно какие-то новички, а не опытные бойцы. убегающий от них спутник уже сто раз мог на них напасть, но раз не сделал этого. значит, у него нет ни таких возможностей, ни союзников.
    эол вошёл в приоткрытую дверь маленького домика. лорейн с любопытством выглядывала из-за его плеча, но заходить в дом не торопилась. чувство страха смешалось с чувством ликования, на лице её заиграла дурацкая улыбка. "вот тебе и киллосы!" - думала она и одёргивала себя от этих детских мыслей. кто знает, что ждёт их дальше?

    - умоляю... - лорейн вздрогнула и приняла боевую позицию, услышав незнакомый, дрожащий голос. - оставьте меня. я... я устал. они могут убить меня…

    эол лишь вошёл в тёмную комнату. он не собирался просто так уходить.

    - кто убьет? повстанцы? элийцы? - эол проходил все дальше в помещение. домик снаружи казался куда меньше, чем был внутри. - отвечай! на данный момент бояться стоило бы меня.
    - повстанцы, - дрожь в голосе незнакомца вдруг пропала, словно его осенило. - я дезертир.
    - битвы с повстанцами на территории белуслана сейчас стали значительно реже, - заметила лорейн. - не думаю, что у вас была необходимость дезертировать с поля боя...

    прошло ещё некоторое время, и незнакомец аккуратно выглянул из своего убежища - старого шкафа со сломанной ножкой. на нем едва узнавалась форма повстанца. подобные формы носили в лабораториях, но теперь она превратилась в лохмотья. он смотрел на них с недоверием, но без страха. лорейн слегка удивилась, что этот беглец не боится их - асмодиан, заклятых врагов повстанцев, а больше страшиться как раз своих бывших сослуживцев. на горе он явно принял их за приверженцев культа ривара.
    последние лучи вечернего света пробивались в крохотное окошко. в этих лучах лорейн едва смогла рассмотреть лицо их собеседника - худое, изможденное, страшное лицо. он сам был худ и сер, сливаясь с теми тряпками, что были на нём. седые, грязные волосы падали сосульками на плечи. зрелище было жалким.

    - сколько ты здесь прячешься? - в ужасе прошептала она.

    незнакомец смотрел сквозь неё пустым взглядом маленьких серых глаз. он подошёл к маленькому окошку, словно проверяя, нет ли там никого. затем подошёл к столу, достал крохотную свечу и зажег её. глядя, как горит крошечный огонёк, он заговорил отстранённым голосом.

    - моё имя фаэтон. и вы правы, дезертировал я не с поля боя. я даже никогда не участвовал в боях! но лучше умереть в бою, чем сотворить то, что делал я своими руками. если бы вы знали, как больно отказываться от своих идей, терять близких... мы так хотели создать идеальный мир, что залили его ещё большей кровью и грязью! - фаэтон на мгновение замолчал, раздумывая, стоит ли продолжать исповедь. - возможно, рассказать всё вам - единственное стоящее дело, что совершу я за всю свою жизнь.

    моего отца звали гелиос, он долгое время был учёным в пандемониуме. вскоре его завербовали повстанцы, а затем он сам пришёл ко мне и рассказал мне обо всём. мой отец, как и я, верили, что сможем помочь создать идеальный мир - без войн, без крови...
    отец работал над созданием идеального существа, совершенства... он следовал теории мутации, и был первым учёным лагеря повстанцев, который начал проводить практические опыты с живыми существами. я был его помощником. с нами была моя прекрасная невеста мойра - она тоже была помощницей отца. втроем мы собирались вершить историю во славу нового мира. мы с мойрой верили, что наши дети будут жить в совершенном мире! другие повстанцы должны были добывать для нас материалы - самые разные. поначалу опыты были довольно безобидные. мы брали разных существ, которых только могли найти. удачными были опыты с слизневиками, фриалами, виолланами, фрэлами... результаты были поразительными, но не такими уж впечатляющими, понимаете? - в голосе фаэтона чувствовалось безумие. - результаты исследований не были масштабными, как нужно было нам. да, наши образцы были большим шагом вперед, но этого не достаточно, чтобы шагнуть в идеальный мир...

    лаборатория повстанцев работала день и ночь, а исследования моего отца имели огромное значение для революции. отец разработал целую концепцию, но она не слишком хорошо работала на существах, что мы брали для опытов. я решил, что опыт с человеком подведет итог всей его работе. животные были лишь подготовкой к финальному эксперименту. я же пришел к выводу, что мы сможем вопреки воле природы и богов сделать из человека - даэва, а также создать идеальных бойцов, убийц, что сражались бы за нас!

    - весьма интересно, - прервал его эол. - что вы, борясь за новый мир без войны, не гнушаетесь убивать.
    - проще искоренить врага, чем его переубедить, - фыркнул рассказчик. - так мы рассуждали. мы ни гнушались ничем, вот что самое страшное. мы хотели создать новый мир на костях и крови старого...

    я умолял отца провести эксперимент над человеком. молил его, уверял, что это правильная, мудрая идея, что, несмотря на неудачи с существами вроде фрэлов, мы сможем достичь нужных результатов с человеком. отец был непоколебим... в конце концов, я уговорил мойру помочь мне с экспериментом. мы создали секретные лаборатории втайне от отца, завербовали довольно ограниченное количество повстанцев, которым, как мы посчитали, можно доверять. о, как я был глуп! я начал поводить эксперименты - мы похищали обычных людей из деревень, доверчивых даэвов, даже балауров. эксперименты поначалу были неудачными: экземпляры гибли один за другим. мы зафиксировали значительное снижение интеллекта, часто у испытуемых один за другим отказывали органы. без помощи отца было трудно. наконец, я нашёл ошибки в расчётах и приступил к их исправлениям. мы уничтожили все предыдущие экземпляры и начали всё сначала, с нуля. и вот, мои страдания были вознаграждены. рм-108с - моё первое удачное детище! это был первый экземпляр, показатели интеллекта которого не ухудшились. на основе его клеток, а также с помощью пересадки клеток балауров, я смог создать рм-78с... мы вводили подопытному даэву в организм более 400 разновидностей яда с помощью сосудов и еды. я боялся, что он умрёт. до рм-108с и рм-78с было слишком много провалов. даже когда эксперименты, как мне казалось, завершались удачными, образцы гибли спустя неделю. мойру также смущал и конечный внешний вид испытуемых. их тела покрывались уродливыми нарывами от бесконечных вводов яда, глаза их горели безжизненным пламенем, лица были уродливыми. они не походили на совершенное существо внешне, но должны были стать таковыми для революции.
    отец узнал об опыте от болтливого лаборанта тогда, когда рм-78с окреп. о, как мы с мойрой были счастливы! лаборатория ликовала - отец же кричал, что я безумец. я же настаивал на дальнейших пересадках - клетки рм-78с должны были помочь мне в создании других существ. мне казалось, что я близок к идеалу. мы продолжили пересадки. отец даже согласился помочь, хотя я видел, что он испытывает отвращение к этому опыту... поразительно, да? ведь если бы не я, нашлись бы и другие, кто продолжил бы теорию в этом русле.
    фаэтон вдруг замолк, в его холодных, безжизненных глазах лорейн увидела застывшие слёзы.
    - один из экспериментов провалился, - мрачно продолжил он. - на рм-78с я должен был остановиться... я продолжал пересадку клеток моего удачного образца. похищать даэвов и людей почти не требовалось - среди повстанцев были и добровольцы. почти тридцать процентов скончались от побочных эффектов - их организм не справлялся с мощью клеток рм-78с. у некоторых появлялась агрессия. один из подопытных вышел из-под контроля и убил всех лаборантов - в том числе мойру и отца, - голос учёного задрожал. - я был в горе и гневе одновременно. во мне закипала ярость...

    - но смерти невесты и отца было недостаточно, чтобы прекратить эксперименты? - мрачно отозвался эол.

    фаэтон засмеялся мрачным смехом.

    - о, даэв! я уничтожил все экземпляры, которые подверглись пересадке, и продолжил опыты с другими лаборантами. агрессию я трактовал как добрый знак - нам нужен воин для уничтожений, а не домашняя утварь. но нужно было научиться их контролировать. рм-78с легко поддавался обучению, он был послушным образцом от природы. видимо, испытуемый даэв обладал слабой волей. но этого было мало. мне нужно было совершенство. мы смогли создать рм-138с. он был идеален для разведок и одиночных битв, его способности были схожи с рм-78с. дальше эксперименты не двигались. я не смог продолжать... ввод ядов в образцы контролировал я, часто вводил их сам. однажды яд попал в мою собственную еду. поразительная ирония! концентрат яда виолланта и фриала. именно он и вызывал снижение интеллекта у особей... да, поразительно. я вводил яды всем экземплярам кроме конечных рм-138с. и уже точно и не помню, вводил ли я этот яд рм-78с. возможно, его организм победил их сам. но клетки рм-78с я пересадить себе побоялся...

    - так вы заметили собственную деградацию и испугались? - возмущенно вскричала лорейн. - вас не остановила смерть ни невесты, ни отца, ни сподвижников!
    - мойра и отец знали, на что идут. для нас не было ничего важнее идеального мира! создание совершенного существа было обязательным фактом для революции. как вы до сих пор не можете понять этого? я считал, что атрея должна стать такой, какой была до катаклизма! другие повстанцы считают точно также! вы не представляете, что я испытываю... я не понимаю собственных записей, я почти разучился читать, все, что у меня пока осталось - моя речь. но по моим подсчетам вскоре я буду изъясняться на самом банальном уровне... если вообще буду. я боюсь умереть. я не хочу умирать. я столько бы мог сделать! разумеется, сейчас я оплакиваю смерть отца и невесты... эксперименты продолжаются, повстанцы ищут меня. убегая, я забрал все записи с собой. но я совершенно их не понимаю, и трактовать не смогу. они убьют меня, не поверят мне. они не знают, какие клетки, и какие яды я использовал в опытах, всё было строжайшим образом засекречено. я боюсь. боюсь! - голос фаэтона сорвался на крик. затем он словно на мгновение задумался. - заберите их с собой, передайте в пандемониум. там они будут в безопасности. повстанцы не должны их найти...
    - вы можете отправиться с нами, - снисходительно заметил эол. - вам предоставят убежище.
    - я бесполезен как для пандемониума, так и для повстанцев, - фаэтон криво улыбнулся. - я глуп, понимаете? какой прок меня кормить, если я не смогу помочь ни в уничтожении, ни в создании нового? если повстанцы найдут меня, они не поверят мне. мои бывшие соратники превратят меня в глупый, изуродованный и напичканный ядами рм-номер-такой-то. и сделают они это бестолково, потому что на восстановление алгоритма моих опытов потребуются десятилетия, а то и столетия. я... я не хочу отсюда уходить. если и умирать, то здесь.

    фаэтон встал, прошёл несколько раз из одной стороны комнаты в другую, словно сомневаясь в правильности своих действий. затем, взглянув на даэвов, что-то пробормотал и открыл шкаф. он достал оттуда ящик, напичканный бумагами и протянул его эолу.

    - теперь уходите.

    * * * ​

    эол и лорейн поспешно вышли из странного дома. долгое время они стояли в темноте молча. каждый думал об одном и том же. ум, который был дан свыше отцу и сыну, был использован не ради благих целей. скольких даэвов и людей они загубили, пытаясь создать очередного монстра?

    - нам нужно в пандемониум, - сказала лорейн, вспоминая пустой взгляд учёного. - нужно обо всём рассказать.
    - я отдам бумаги сам, - через некоторое время мрачно отозвался эол. история эта и тронула и разозлила его одновременно. - телепортируйся в деревню легкого бриза, отдохни. завтра нам предстоит вернуться, чтобы найти нужные материалы для задания... иначе мы сами останемся должны ушастому.
    в голосе эола она услышала натянутое веселье. он часто отвлекал её от мрачных мыслей шутками, но сейчас она смогла лишь натянуто улыбнуться.
    - думаешь, он правда раскаялся? - вдруг спросила целительница.
    - я бы очень хотел сказать тебе, что он - лишь трус, сбежавший от своих бед в мрачные, безлюдные места... но думаю, что я буду не прав. он до сих пор слабо верит в идею создания идеального мира. и хочет исправить всё то, что совершил.
    - с чего ты взял? - лорейн в недоумении посмотрела на него.
    - если бы он думал, что этот мир потерян, он бы не отдал нам свои записи. он верит. возможно, вера единственное, что хоть как-то спасёт его рассудок.

    целительница телепортировалась в фернон, а эол ещё долго стоял с трудами безумных учёных в руках и глядел в темное небо белуслана. можно ли сделать этот мир совершеннее и прекраснее, чем он сейчас?

    лантис/асмо/melancolie
    шипастый костюм/шляпа хозяина шторма
     
    Fantasy, Kataru, ВеррьЕ and 4 others like this.
  9. Шёпот Тьмы

    Шёпот Тьмы Moderator

    Joined:
    27.07.11
    Messages:
    2,193
    Likes Received:
    1,106
    образец А804

    [​IMG]
    - И вот в лаборатории создали очередного монстра! Образец А804. И он сбежал!
    - А его поймали?
    - Нет, солнышко! Его не поймали. Никто не знал, что это монстр.
    - А он знал?
    - Никто не знал, даже сам монстр.

    За шесть лет до этого.​

    Ярость и боль были единственными чувствами, которые ею владели в те редкие мгновения когда она приходила в себя. Эти люди за стеклом! Когда она выберется из этой клетки, она убьет их всех! Одного за другим! Медленно и жестоко!
    - Как идет процесс с этим образцом? — кивнул на лежащую за стеклом девушку высокий худой человек с повязкой на глазу. — Есть успехи?
    - На это время никаких изменений. Обычно подопытные умирают через 72 часа после введения сыворотки. Пока время еще не вышло.
    - Хорошо. Если будут изменения, то сообщите мне.
    Шаги одноглазого затихли и лаборатория вновь вернулась к прерванным занятиям.
    - Опять неудача. На данный момент подопытный погиб еще раньше. Зафиксируйте смерть образца А804. И уничтожьте.
    Однако, останки несчастного А804 не сожгли сразу, как это положено по инструкции, а оставили на некоторое время. И никто так и не узнал, что образец А804 выжил и выбрался на свободу.
    Девушку подобрали жители деревни, к берегу которой ее прибило волнами. Она ничего, кроме имени, не помнила. И больше напоминала сломанную куклу, чем человека.
    Казалось, сыворотка на нее никак не подействовала. Но это только на первый взгляд. Последствия оказались чудовищными. Результаты сыворотки проявили себя лишь спустя два года. Девушка ушла из вырезанной деревни. Когда она проснулась в очередном поселении, которое оказалось вновь вырезанным, она поняла, в какое чудовище ее превратили. Что тогда произошло, так и осталось тайной. Она одно поняла, что теперь опасна для людей. То, что с ней сделали все же изменило ее.
    Так, она и скиталась, оставляя за собой смерть и разрушения. Пока однажды не встретила того худого одноглазого из ее воспоминаний.
    Перед своей кончиной тот рассказал ей, что же с ней сделали. Точнее, чего хотели добиться.
    Лаборатория Ривара пыталась создать сыворотку, способную превращать даэвов в балауров. Тогда можно было бы подобраться к Фрегиону и убить его и других лордов. Только у них ничего не вышло. Проект закрыли из-за его нерентабельности. Было больше трех тысяч опытов на даэвах и людях. Но так и не удалось получить результат. И она оказалась единственной, кто смог выжить.
    Грасси брезгливо вытерла кинжалы об одежду одноглазого. К счастью, она смогла разузнать где находиться лаборатория. А, значит, пришло время уничтожить ее. Вот только надо пристроить дочь на это время.
    Бойня в лаборатории не заняла много времени. Что могли эти ученные противопоставить ей? В прошлом лучшей лучнице Элиоса!
    Подходя к деревне, Грасс заподозрила неладное. Слишком тихо было там. Когда она вошла в деревню, то бойня в лаборатории показалась ей невинной шалостью. То, что происходило в других местах, где они останавливались и чему, как она думала, было ее безумие, повторялось и сейчас. Вся деревня была вырезана подчистую.
    Грасси бросилась к дому, где была ее дочь.
    - Ируканджи!
    Белокурый ангелочек бросился в ее объятья.
    - Мама!
    То, о чем она даже подумать боялась, оказалось правдой. Жестокий опыт повстанцев Ривара увенчался успехом. Будь они прокляты! Теперь все встало на место. И как ей удалось выжить в лаборатории. И почему она ожила до того, как ее сожгли. И ее предполагаемое безумие. О, Боги! Лучше бы ей тогда умереть! Новая жизнь едва успела в ней зародиться перед тем, как она попала в лапы повстанцев. Которую они проглядели, иначе бы так просто не выбросили ее, не разрезав на мелкие кусочки! То, что спасло ее шесть лет назад в лаборатории. Сейчас это открылось ей в своей чудовищной действительности.
    - Расскажи сказку! Ты обещала!
    - Садись милая! Сейчас я расскажу тебе сказку.
    Был еще кто-то во всем мире столь же несчастный, как Грасси? Сможет она простить когда-нибудь себя?
    - И вот в лаборатории создали очередного монстра! Образец А804. И он сбежал!
    - А его поймали?
    - Нет, солнышко! Его не поймали. Никто не знал, что это монстр.
    - А он знал?
    - Никто не знал, даже сам монстр. — сказала Грасси, обнимая холодеющее тело своей дочери. Ребенка, которого она любила больше всего на этом свете!
    Шесть лет назад ее лишили прошлого, а сегодня она лишилась будущего. И никто не узнает какую жертву она принесла.
    - Никто не знал, милая...

    гардарика элиос Альтаграсия не определилась
     
    Last edited: Jun 3, 2015
  10. Ruiselu

    Ruiselu User

    Joined:
    21.03.15
    Messages:
    75
    Likes Received:
    162
    Ошибки природы

    Когда-то и где-то.
    Даэвы не видят снов, сколько бы ни пытались. А потому, медленно выплывая из забытья, я убеждала себя, что все происходящее здесь реально. С трудом, с болью. Казалось, тело не принадлежало мне более. Теперь это был обычный сосуд, в котором сжалась моя жалкая бардовская душа со своими мелодиями в ожидании... чего? Смерти?
    Признаться честно, и без тени сомнения, я стала бояться смерти после гибели нашей защитницы. Что говорить, все барды потеряли присущую им беспечность и легкомысленность, которую позволяла богиня Сиэль. Голоса наши затихли раз и навсегда, оставив лишь мелодию струн звучать по Атрее. Так что нет смысла делать героическое лицо, и убеждать всех, а в первую очередь саму себя, что нет ничего пугающего в смерти. Что все заслуживают ее, в той или иной степени.
    Так страшно. Лучше бы я умерла вместе с богиней, чем так и здесь.
    - Препараты введены во все четыре объекта, глава Вонсикус. При чем, их совместимость на данный момент составила 94%. Это наивысший результат, который нам удалось получить за все это время, - прозвучал отдаленный мужской голос. Казалось, повстанец говорил едва различимым шепотом, приходилось напрягать слух. - Я считаю, стоит воспользоваться моментом, и проверить их эффективность, чтобы найти изъяны. Если... таковые имеются, конечно же.
    - Рискованно пробовать сейчас, - возмутился другой повстанец. - На подбор новых кандидатов уходит немало времени. Я считаю...
    - Я лично руководил разработкой этих препаратов, - перебил его прежний мужской голос. - В прошлый раз, моим исследователям было дано слишком много... свободы. Но в этот раз, глава Вонсикус, я обещаю - один из вирусов принесет нам желательный исход!
    - Сколько понадобиться времени на запуск?
    - Три минуты десять секунд.
    Воцарилась тишина, лишь вдалеке кто-то невнятно перешептывался.
    - Сейчас объекты совершенно не опасны, глава Вонсикус. Мышечные реакции заторможены медикаментозно, сила и точность магии снижены до первого уровня. Мы будем действовать согласно плану и...
    - Хорошо, - этот голос. Этот проклятый властный голос, из-за которого моя душа сжалась еще сильнее. - Приступайте.
    - Слава Ривару!
    - Слава Ривару! - раздалось со всех сторон.
    Давай же, я знаю, ты сможешь, Радуга. Это ведь так легко. Просто подними веки. Аккуратно, не спеша. Открой глаза..., - внушала я сама себе, вдыхая тяжелый воздух через трубки.
    Страшно.
    Резервуар, в котором я находилась, располагался прямо напротив лаборатории. Повстанцы суетились вокруг, словно янтарные осы. Некоторые из них вели записи, пристально наблюдая за нами, некоторые о чем-то активно спорили, некоторые патрулировали помещение, косясь взглядами. И каждый из них ожидал в беспокойстве того, что должно произойти с объектами. С нами. Бардами.
    Почему они выбрали именно нас из всей Атреи?
    Но стоит заметить, что вода в резервуаре казалась очень приятной, теплой и вязкой на ощупь. такое далекое и знакомое чувство защищенности. Если вновь закрыть глаза и представить, что вокруг меня никого нет, то казалось, будто бы я всего лишь зародыш в утробе матери, и что моя жизнь еще только-только готовиться к началу.
    - Отсчет пошел, - механический голос заставил меня вновь открыть глаза.
    - Если на этот раз все пройдет успешно, мы наконец-то найдем вирус, способный полностью уничтожить способности артистов.
    - Если нет - вы вместе со своими исследователями, глава Канис, можете готовиться к изгнанию. Это уже шестая попытка!
    - Артисты способны быстро регенерировать, это не моя вина!
    - А что же тогда инженеры?
    - Было только две попытки, - промямлил глава Канис. - Мы ведь стремимся создать вирус, с помощью которого Атрея освободится от этих ошибок природы, а не просто какой-то там яд. Это не так то и легко, бороться с природой, пронимаете?
    Я почувствовала, как изменилась температура моей крови, тело вдруг ожило, в висках бешено застучало. Сквозь отверстия в резервуаре ко мне тянулись многочисленные тонкие трубочки, через которые бежала ярко-голубая жидкость. Мне понадобилось около десяти секунд, чтобы слегка двинуть ногой и почувствовать, как эти трубочки вонзаются в тело длинными иглами.
    Спокойно, Радуга. Спокойно. Они делают это уже во второй раз с тобой, и в первый ничего не произошло, кроме мучительной головной боли.
    - Минута двадцать секунд, - раздался громогласный голос. - Подготовка к запуску первого объекта. Проверка вируса. Исход: потеря сознания, объект все еще жив.
    - Многообещающее начало, глава Канис, - съязвил один из повстанцев.
    - Терпение. Терпение!
    Мне с трудом удалось повернуть голову, чтобы увидеть неподалеку еще несколько резервуаров с бардами. Каждый из них был мне незнаком. Испуганные, оголодавшие, беспомощные - они, как и я, были заключены в крепкие объятья трубок с цветной жидкостью. Даже дай им в руки арфу, в этой ситуации они бы не смогли и сыграть элементарного ноктюрна очищения.
    Что же делать? Что здесь можно сделать?
    - Пятьдесят секунд, - вновь прозвучал голос. - Подготовка к запуску второго объекта. Проверка вируса. Исход: лишение зрения и слуха, объект все еще жив.
    Испуганные перешептывания вокруг.
    Я была следующей. Вблизи моего резервуара стояло двое исследователей, видимо, ответственных за вирус, который сейчас вводится в мое тело. Они смотрели на меня своими, полными надеждой, глазами, и то и дело что-то чиркали в блокнотах.
    - Что же делать? - перешептывались они между собой. - Если наш вирус не принесет должного эффекта, глава Вонсикус лично сотрет нас в порошок вместе с главой Канисом!
    - Это не то, о чем ты должна переживать! Гнев великого Ривара, вот что страшно. Мы ведь так хотели возвыситься в его глазах. А если он узнает, что все попытки были напрасными...
    Ривару плевать на вас, идиоты! Наивные глупцы!
    - Мы построим новый рай в Атрее, вот увидишь. Артисты и инженеры все испортили своим появлением. Мы обязаны их устранить, во что бы то ни стало.
    - Еще бы. Нам и так приходилось не сладко с даэвами, а еще и эти появились...
    - Тридцать секунд, - я тут же заметила, что трубочки опустели. - Подготовка к запуску третьего объекта. Проверка вируса.
    Боль. Все тело пронзила невыносимая боль, сравнимая с гласом сокрушения, цепью страданий и рапсодией мушки вместе взятых. Я пыталась кричать, чтобы как-то унять свои мучения, но сквозь дыхательные трубки это было практически невозможно сделать. глаза налились кровью...
    - Смотри, кажется, получается!
    - Исход не ясен, - прозвучал механический голос. - Исход не ясен.
    Мои ноги. Куда пропали мои ноги? Жидкость в резервуаре словно растворяла тело, или это зрение обманывало меня? Никогда еще прежде сердце в груди не билось так быстро, словно хотело выпрыгнуть из нее. Словно ему было тесно. И так больно.
    *Так больно!*
    Пожалуйста, пусть это прекратиться! Сделайте так, чтобы это...

    (с) Ruiselu

    Гардарика / асмо / ВкусРадуги
    Наряд павлина / Шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: Jun 1, 2015
    Fantasy, Kvolik♥, Kataru and 7 others like this.
  11. Krolchiha

    Krolchiha User

    Joined:
    13.02.14
    Messages:
    441
    Likes Received:
    1,837
    эксперимент №316
    [​IMG]

    Странное ощущение...
    У меня сохранилось всего несколько воспоминаний о том времени, когда я была жива. Силуэт кудрявого мальчишки, держащего меня за руку. Его волосы цвета смолы. Прищурив глаза, он жадно смотрел на пельмени с ферерой, покрытые слоем зеленой плесени. Заразительный смех, невольно вызывающий улыбку. Толпу людей, воротящих от нас свои физиономии, как будто мы были грязными керубимами, а не детьми. Образ страшного мужчины, от которого разило похотью и алкоголем. Но все остальное поглотила пустота. Болезненные фрагменты после смерти, так-же отпечатались в моей голове.

    Первые воспоминания о земном мире связаны с ощущением холодного камня на операционном столе. В неестественной темноте зала я улавливала звуки мужского голоса, читавшего что-то на непонятном мне языке. Из обрывков фраз я поняла, что речь идет о каком-то существе на букву «Р» и об эксперименте номер 316. С каждым звуком этого ломаного диалекта ледяное пламя обжигало мою призрачную плоть и раскалывало сознание. Уши наполнялись звуками, напоминающими охрипший крик Ракши. Но я не могла так легко сдаться. Сначала из потока невыносимой боли высвободилась моя рука, и я, словно новорожденный младенец, вцепилась за первый попавшийся предмет. Миллиметр за миллиметром, я выкарабкивалась из собственного тела...

    Я находилась в прочном стеклянном шаре, предназначенном, казалось бы, для моего существа. Приподняв голову, вгляделась в отражение и увидела пожилого мужчину. Он радовался... его каштановые, похожие на солому волосы были слеплены в клубок, напоминавший разоренное птичье гнездо. Через черную маску можно было увидеть карие глаза, которые светились, как у сытого питона. А на оранжевой тунике с серой накидкой можно было заметить потертости на локтях. На шее болезненного, желтого цвета виднелась маленькая цепочка c красным кулоном. Обложку книги в его руках украшала черная выжженная надпись «Повстанцы Ривара». Все люди, стоявшие рядом с ним, были такие же живые и воодушевленные. Но я оставалась тенью — легкой, как облако, и безмолвной, будто стена.
    — Пожалуйста, выпустите! Кто вы?
    Будто не слыша меня, он снова открыл книгу и принялся читать. Я медленно осознала, что превратилась в духовную оболочку. Но для чего? Зачем им потребовалось разделять мои душу и тело? Их нужно остановить, немедленно! Кто-нибудь!
    Однако было слишком поздно. Нестерпимая боль начала возвращаться — сначала к моему образу, заковав остаток жизни огненными цепями. Затем, словно ядовитая пелена, она окутала мое зрение непроглядной мглой. Я смутно слышала, как двери со скрипом отворились, и юный мальчишеский голос закричал так, словно его истязали сотни голодных змей.
    — Юна! что вы сделали с моей сестрой! Отпустите меня!
    Внезапно я ощутила присутствие темной и могущественной силы — той, что вырвала мой разум из тела.
    И я вспомнила. Вспомнила все.

    * * *​

    — Я же говорила, что этот ветер не к добру — проворчала Юна, искоса поглядывая на капли дождя, стеклянными пузырями скакавшие по мокрой дороге.
    — А я говорил, что отец все ровно нас на площадь выгонит, — добавил её брат Джун, шагая к высоким колоннам в человеческий рост, возле которых все бродяги Бертрона отсиживались в надежде получить немного денег. Джуну совсем недавно исполнилось одиннадцать, и он уже сам мог заработать на миску бинеркового супа. Юна же в свои девять с небольшим довольствовалась остатками отцовских скудных запасов, которые в основном уходили на алкоголь и распутных женщин, а не на родных детей. Она печально смотрела на своего брата: как ловко тот выпрашивает милостыню — то дерзко, невинно, то ласково, то чуть ли не плача. «До чего же, наверно, это здорово — жить в обеспеченной семье», — думала девочка.
    Вдруг за спиной кто-то хихикнул и юна обернулась. Посреди улицы, засунув руки за пояс, стоял молодой даэв. На первый взгляд крылатый незнакомец не представлял собой ничего особенного. Это был мальчишка лет семнадцати, с крысиной мордочкой, в руке посох — длинный, выше его роста. На нем была просторная кольчуга из выцветшего черного материала и уплотненная шерстяная накидка из бордовой нити, крепко завернутая вокруг талии. Так одевались лишь войны из элитного отряда Элизиума.
    Незнакомец заговорил. произношение у него и вправду оказалось весьма благородное.
    — Эй детишки, хотите, окажу вам одну услугу?
    Джун оглядел молодого война с ног до головы.
    — И какую же услугу вы можете нам оказать?
    — Вы не слышали, что теперь даэвом может стать любой желающий — ответил мальчишка. — и я знаю, где этим занимаются.
    — Не шутишь?
    — Да быть мне балауром, если это не так, — уверил парень.​
    Хорошо наверное быть даэвом: тебя все уважают, любят, за поручения награждают неплохой монетой, а если повезет, можно получить работу в столице. Обычным Людям такое не светит. Налетел порыв ветра, капли дождя хлестнули Юну по лицу. Как бы я хотела стать...

    * * *​

    — Нет! Юна! Пожалуйста, очнись! — из-за громких рыданий мальчик закашлял, и этим самым вывел меня из транса.
    Я не могла в это поверить. Неужели нас обманом заманили в логово повстанцев Ривара? Мгла все поднималась по моему существу. Я метнулась к одной стороне шара и толкнула его. Он не пошевелился. Что-то удерживало его на столе. Время словно замедлилось и превратилось в череду ужасных событий, которые я никак не могла предотвратить. Выхватив нож, у одного из повстанцев, Джун со всей силы кинул его в стеклянный шар. Моя тюрьма вздрогнула и с визгом разлетелась на маленькие осколки.

    Тьма, боль, сожаление, пустота, спокойствие.

    Оно открыло глаза и село, кашляя и сплевывая тягучую кровяную слюну. Душа девочки бесследно исчезла, оставив новое тело на осколках разбитого шара. Рядом стоящего мальчишку вырвало. Он заплакал от ужаса, глядя на создание, словно увидел какого-то монстра или свой самый страшный кошмар. Пожилой мужчина, схватив мальчика, опустился на колени пред своим творением.

    — Тринадцатое божество! Прими же мою скромную жертву и служи нам верой и правдой. — пропел повстанец, подтолкнув Джуна вперед.
    — Надеюсь, эта душа будет стоить, моего пробуждения! — прошипело оно, и накинулась на мальчика, позабыв обо всем, что могло их связывать ранее.

    На последнем издыхании, глотая смерть, Джун открыл заплаканные глаза, и взглянул на создание, так напоминавшее сестренку.
    Быть может, в тот миг он мог бы достучаться до Юны. Мог бы сказать, что любит её, и будет любить даже после смерти. Но вместо этого он закрыл веки и погрузился в свой персональный ад, который вскоре настигнет всю Атрею.

    автор: surikat

    krolchiha/альсион/нях/наряд павлина/шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: May 30, 2015
    Fantasy, MomoTaro, Rickeysha and 5 others like this.
  12. Clary

    Clary User

    Joined:
    30.05.11
    Messages:
    469
    Likes Received:
    619
    надежда
    [​IMG]

    Чего ты боишься, старик? Разве стены сомкнулись сильнее? Или кричат, мечась в узких темницам, громче обычного? Не тебе бояться длинных теней, злых, воющих сквозняков, да обречённости – она в каждом повороте, в каждом бессмысленном взгляде, в каждом твоем глупом свитке. Ты искал здесь правду, старик, правду и спасение, и одно ты нашел. Легче тебе от этого?

    Многие годы назад старик был вовсе не так дряхл, сед и молчалив. Жизнь его плела узоры, богатые, будто искусный гобелен, яркие, как накидка юной девы в Сарфане. Вот он, молодой, бесшабашный, впервые познает силу эфира, здесь – плетет первое заклинание, там - впервые проливает чужую кровь. Думал, что воспоминание будет с ним каждую секунду – глупец! Если бы кровь навечно оставалась на руках убийцы, алые перчатки утянули бы его в преисподнюю. А потому горечь меняется радостью – победы в новых землях, признание командованием, хорошая должность да лишняя монета от помощи изворотливым торгашам-шиго. Отдельная картина, сплошь всполохи огня и блеска карих глаз – женщина. Без гримуара заколдовала, без железа привязала, хитрой улыбкой да нежными руками. Пойман в сладкие сети бесстрашный маг, и сетям этим рад. И вертится узор дальше, вплетая яркий шелк удач, темную окантовку поражений, а красной нитью, звенящей, тревожащей, как больной зуб, одно – в картинах не прибавляется у двух даэвов счастья, не обжигается об отцовский орб сынишка, и не прячется под материнским щитом дочь. Эй, старик, ты еще помнишь, как ты отчаялся тогда? Как вы с женой перестали даже спать в одной постели. Долго земных лет вы ждали, и, может всесильная Юстиэль сжалилась над несчастной семьей, может колебания эфира что-то в вас поменяли, да только наконец появился на свет наследник. Помнишь ли ты, как вы с женой плакали и смеялись, восхищаясь первым криком ребенка? Не верили, не осознавали, не понимали, что вот оно, счастье, здесь, что молиться больше не надо. Помнишь? Сам так сказал, и как же ты поплатился за эту измену Богам?

    Завертелась, закружилась изменчивая жизнь, заплясала, словно озорное веретено, и новый узор выткала – горький, что полынь, темный, что безлунная ночь, погибельный, что омут. Сколько времени ты потерял, дряхлый дурак, пока не увидел? Какой туман застил тебе глаза? Сыновьи успехи радовали тебя, и не хотел, не мог ты видеть, как эфир меняет сына, как простейшая магия обжигает его. Гордый сын, наследник командира элийцев, боевого мага, прославленного в великих битвах – как мог он признаться кому-то в слабости?! Повзрослею, поумнею, стану мастером и сам!..

    Не вышло. В первом же карауле в балаурских землях парнишка столкнулся с драканом-разведчиком и не рассчитал усилия на плетение заклятий. Думал, осилит, да не справился. Течение эфира изменилось, и чары оказались стократ мощнее. Родителям привезли покалеченного, беспамятного сына, и сказали – не можем помочь, лорд, не смогли спасти, леди. Напрасно обезумевшая мать-целительница пыталась восстановить тело и дух единственного ребенка, напрасно прославленный командир призывал врачей со всей Атреи к постели сына – помощь не пришла. Жизнь троих стала пучиной горя и скорби.

    Нехитрая история, так ведь, старик? Не дрожи, не пытайся уж плакать, не будь жалок. Что скорбеть по потерянному счастью. Ты помнишь, как метался в последних, отчаянных поисках по Элиосу, читая дикие, старые книги лекарей, слушая варварские, оккультные рассказы племенных целителей? Сердцем знал – не то, не поможет, хотя и готов был любые травы собрать и любые обряды провести, хоть бегать по Элизиуму в крови брохумов. Как много ты провел в тех поисках лет, старик? Достаточно, чтобы в волосах стало больше седины, чем воронового крыла, достаточно, чтобы жена превратилась в мраморную, скорбную статую, молча встречающую и провожающую тебя. Когда ты нашел это место? Не вспомнить, когда узор жизни стал темно-серым, сочащимся вечной влагой, стонущим и воющим, кричащим и ревущим. Но когда ты попал в Лаборатории, ты очнулся. Ты стал вести записи. Ты ожил.

    Теперь-то, маг, ты знаешь, насколько мала была вероятность набрести на проход в скалах в глубину пещер, и во сколько раз меньше было шансов не пасть от рук охраны. Но боги провели тебя и надоумили просить о пощаде. Тебя, славного полководца, о пощаде! Смешно? Так отчего же ты не смеешься, развалина? И они пощадили тебя, эти грязные, фанатичные повстанцы, и после недели в тесной каменной клетушке спросили – умеешь колдовать? Ты умел. Можешь управлять эфиром? Ты и это мог. Хочешь жить? Ты не хотел, но управление эфиром тебя заинтриговало. Могло ли быть так, что глубоко под землей риваровы слуги могли помочь тебе найти ответ к твоей главной беде?

    И надежда затеплилась в твоем сердце. Не увяла она, когда тебя вытолкали из темницы и повели долгими, сырыми тоннелями еще глубже в земную твердь. Не умерла, когда тебя представили главному исследователю – тщедушному человечишке с зеленоватым лицом. Поколебалась надежда лишь раз, когда новый командир повел тебя в лаборатории, и ты впервые увидел их величие и кошмар. Огромные пещеры, тесные камеры, извилистые тоннели – везде были клетки с подопытными, отовсюду смотрели на тебя отчаянно глаза существ, украденных у мира, затащенных вглубь гор, чтобы быть истерзанными, изломанными, измененными. Но потом… Помнишь ли ты, как ликовал потом? Как в день, когда первый раз держал сына на руках, ты радовался описанному эксперименту над лесной мютой, в которую вживили эфир, сломали его течение и снова восстановили. Легко было тогда представить, что подобное можно повторить, улучшить, привезти знание домой!

    Первое, что ты уяснил – лучше не знать, откуда берут подопытных. С животными и балаурами было попроще, но люди.. Как можно искать лекарство для родного сына, когда ты истязаешь чужого? Можно ли обрадовать свою жену, когда до неузнаваемости изменил чужую? Выйдет ли спасти свою душу, когда в клетке такой же, как и ты, маг, и вы, наверняка, даже сражались вместе? За воздвижение стены между тобой и твоими жертвами ты заплатил и частью души, и верой в силы богов.
    Гордишься ли ты собой, старик? Сколько верных, яростных, сильных солдат ты создал для Ривара – десятки? Сотни? Да, его имя почти пустой звук здесь, среди слизневиков и балауров, но он обеспечивает лаборатории припасами, средствами и травами новых земель. Ты научился создавать совершенные организмы, не боящиеся, пожалуй, даже самого Айона, но нашел ли ты то, что искал?


    Чего ты боишься, старик? Может, вернуться домой и не найти там ни жены, ни сына? Узнать, что поздно уже кого-то спасать? За столько лет в этом месте ты понял, что извращенной наукой повстанцев нельзя созидать. Делать из подопытных солдат – легко, ломать их и склеивать снова – тоже, но сделать прежними, сильными, крепкими, настоящими, живыми – невозможно. Так может, этого ты боишься, маг – вины перед всеми безымянными рукотворными чудовищами? Того, что своей великой целью оправдывал смерти и боль? Сейчас, осознавая, что все это зря, и надежда была напрасной, чего бояться?

    Ты был бы рад все это прекратить, прорваться через охрану и навсегда покинуть темные подземелья, или упасть грудью на верный кинжал, а может, направить яд из хрупких пробирок в легкие всем, кто здесь еще дышит. Почему же не сделать этого, отчего не разорвать призрачных оков? Не можешь? Не хватит сил? Не поднимется рука? Не ври уж, старик, не в этом дело. Проснувшись завтра, ты смиренно придешь в свою каменную клетку с зельями и эфиром, привычно развернешь свитки и продолжишь работу. Может, из страха вернутся домой. Может, из честолюбия одного из самых успешных исследователей Ривара. Или может, из полузабытой надежды однажды в глазах подопытного увидеть живой свет. Почему же ты плачешь, старик?

    ГЭ/Clary
     
    Last edited: May 29, 2015
  13. N0nameNPC

    N0nameNPC User

    Joined:
    04.02.11
    Messages:
    270
    Likes Received:
    2,139
    Фладия
    Каменные своды огласились громким злым рыком, а следом за ним – испуганным девичьим визгом. Почтительно дрогнул свет маленьких эфирных ламп, подвешенных к железным кольцам в стенах. И на краткий миг повисла тишина. Такого отрезка времени хватило бы разве что на пару вдохов.

    В дальнем углу пещеры, окруженный частоколом толстых дрениумовых прутьев, бесновался асмодианин. его глаза полыхали алым огнем, а грудь, едва прикрытая истерзанным подобием рубахи, тяжело вздымалась. Костяшки на кулаках пленника были разбиты в кровь. Напротив него, вжавшись худой спиной в решетку, на полу сидела девочка. Судя по спутанной пепельно-серой гриве и тонким коготкам на руках – тоже северянка.

    - Нет!!! – рявкнул пленник и отшатнулся назад, обеими руками вцепившись в свои волосы. Алый огонь в его глазах медленно гас.
    - Сопротивляется. Твой метод не действует, Фладия. – констатировал наблюдавший издалека мужчина и недовольно качнул головой. Его нос и губы закрывал светло-серый платок, не позволяющий разглядеть лицо.
    - Мне нужно больше времени, Ремфис… и еще один образец, пожалуй, - так же холодно парировала его спутница – невысокая шатенка, на глазах носившая легкую коричневую маску. Девушка задумчиво пожевала пухлую нижнюю губу и скрестила руки на груди, добавив:
    - Кто-то не с такой сильной волей…
    Названная фладией зашагала было прочь, но затем остановилась, обернулась к оставшемуся возле клетки мужчине и скомандовала:
    - Этого усыпить и ко мне в лабораторию.

    После чего девушка торопливо направилась в один из боковых тоннелей пещеры. Гулкое эхо ее шагов поднималось к потолку и будило успевших задремать летучих мышей. Те с тоненьким писком срывались со своих мест и сопровождали Фладию ломаным зловещим ореолом. А она не обращала на крылатых жительниц подземелья ровным счетом никакого внимания. Все мысли были заняты только одним – очередной неудачей, которая означала новые напряженные подсчеты. Где, где же она могла так ошибиться, что разум плененного даэва оказался устойчив к воздействию?..

    Фладия не заметила, как миновала длинный извилистый коридор и очутилась в своей каморке, которую гордо называла лабораторией. Это была комната чуть больше трех метров в длину и столько же в ширину. Тесные стены с трудом вмещали операционный стол, этажерку с инструментами и тумбу, хранившую бумаги с записями исследований и выполнявшую роль столешницы для пометок. Рядом с ней печально ссутулился колченогий стул, на который девушка устало плюхнулась и с блаженным вздохом вытянула ноги.

    У нее было в запасе около четверти часа, пока пленника усыпят и доставят сюда. Время играло против ученой, подстегивая использовать самые радикальные меры и не гнушаться проводить эксперименты над живыми образцами. Зачастую Фладия так увлекалась работой, что забывала о наркозе. Крики ее подопытных далеко разносились по причудливой сети тоннелей, вырытых под землей элтененским отделением повстанцев Ривара.

    У них не было даже собственных имен: Ремфис, Эльрок, Мердион… согласие вступить под знамена бунтарей словно ластиком стирало всю связь с прошлой жизнью. Только забываясь коротким тревожным сном, Фладия видела себя другой, той, у которой была семья. Память услужливо рисовала отливавшие серебром белые крылья старшего брата.

    - Однажды ты тоже станешь даэвом, Иви, - смеялся он и обнимал девочку, глаза которой блестели от слез.
    - Но когда же? Алин, когда?.. – малышка требовательно надувала губы и трясла парня за руку, скрытую под толстой латной перчаткой.
    - Скоро, милая, - мягко улыбался брат, и его тяжелая ладонь касалась макушки сестры, покровительственно поглаживая. Но это «скоро» так и не наступало, девочка оставалась смертной.

    Фладия нахмурилась и вздрогнула во сне, качнувшись носом вперед. Она вовремя вернулась к реальности, встрепенувшись и не упав с шаткого стула. Девушка зябко повела плечами, тряхнула головой и поправила сползающую с глаз маску. Из внешнего тоннеля послышался шум: голоса и шаги.

    В лабораторию вошли четверо риварцев. Столько было нужно, чтобы донести мощное тело асмодианского пленника до операционного стола. Фладия проводила мужчин безучастным взглядом. Очень скоро этот даэв отправится на кибелиск, и ему сильно повезет, если не станет пускающим слюни идиотом. Девушка машинально облизала пересохшие губы, напряженно обдумывая, где же ей достать еще одного бессмертного латника для завершения эксперимента. В том, что ни маги, ни жрецы, ни инженеры подобных пыток не выдержат, шатенка даже не сомневалась.

    Крепления на запястьях, лодыжках и горле были защелкнуты, и Фладия осталась наедине с пленником. Она поднялась со стула, который не преминул проводить ее движение скрипом. Веки асмодианина дрогнули, но он так и не пришел в себя. «Если они снова не напутали с дозой, у меня есть десять минут…» - думала ученая, покусывая и без того истерзанную нижнюю губу.

    Она обошла стол и остановилась у головы пленника. Тонкие пальцы пробежались по едва заметному шраму, опоясывавшему окружность бритого черепа. Фладия медлила, тщетно пытаясь отринуть посетившую разум нелепую мысль. Вот эта складка между его бровей… девушка коснулась ее пальцем… она так похожа на хмурость лица Алина, когда тот обдумывает что-то.

    Шатенка тряхнула головой и рывком развернулась к стеллажу с инструментами. В руку привычно легла механическая пила. Индикатор на ней уже мерцал желтым, что означало – заряда надолго не хватит. Впрочем, Фладии долго и не нужно было. Машинка привычно зажужжала, прорывая кожу и вгрызаясь в кость. Ноздрей достиг запах паленого, но девушка даже не поморщилась. «Разорви тебя драканы, глупый… глупый слабый страж! Где же я ошиблась?» - со злостью думала она, делая круг гудящим лезвием по голове даэва.

    - Фладия! – громкий оклик с трудом пробился сквозь шум пилы и треск черепа бесчувственного асмодианина. Девушка раздраженно закатила глаза и повернула голову вбок, чтобы посмотреть на того, кто решил ей помешать. С губ сорвался протяжный вздох, и Фладия выключила устройство, отложив его в сторону.
    - Ну, чего тебе, Ремфис? Не видишь, я занята, - шатенка отмахнулась от подошедшего мужчины как от назойливого комара, что уже присосался выпить крови. Ловкие руки обхватили макушку пленника и плавно сняли ее верхнюю часть подобно крышке. Глухой чавкающий звук сопроводил сие действо и придал лицу Ремфиса нежно-зеленый оттенок.
    - Боги… - выдохнул повстанец и отвел взгляд, делая несколько глубоких вдохов. – Я пришел передать тебе, что в верхах недовольны твоей работой… результата нет слишком долго.
    Фладия поджала губы и не глядя погрузила пальцы в податливую серую массу.
    - Он будет. И скоро, - цедя слова сквозь зубы, проговорила шатенка и медленно вытянула из черепа подопытного маленький осколок, тускло мерцающий зеленым светом. Очутившись на ладони, вещица вспыхнула и погасла. Фладия сжала кулак.
    - Но мне нужен еще один даэв… - она помедлила, наблюдая как асмодианин конвульсивно дернулся и начал растворяться в потоке эфира. Постепенно он отправился на кибелиск. «Интересно, насколько необратимы будут последствия?» - с долей злорадства подумала девушка, и это нарисовало на ее лице недобрую ухмылку. Молча наблюдавший за происходящим Ремфис вздохнул, словно напоминая о своем присутствии. Взгляд Фладии тотчас вперился в него.
    - И я знаю, кто это будет, - с уверенностью кивнула шатенка, - собери отряд, отправляемся немедленно. К полудню мы должны прибыть к деревне Акейрон.

    Ремфис не стал перечить. Он прекрасно знал: если Фладия что-то затеяла, то спорить с ней себе дороже. Не прошло и четверти часа, как вглубь сети тоннелей полетел звук торопливых шагов собранного мужчиной отряда. Шатенка шла в центре процессии, прикусив губу и угрюмо глядя себе под ноги. В мыслях она считала секунды, отмеряя время. Права на ошибку не было.

    Дорога под ногами начала уходить вверх. Ламп становилось все меньше, и постепенно они вовсе исчезли, сменившись на дневной свет, широким желтоватым кругом сияющий в конце хода. Отряд вышел на поверхность. Фладия услышала журчание воды и бегло осмотрелась, довольным кивком отметив плывущую в ручье зеленоватую масляную пленку. Риварцы ступили к истоку реки у деревни Акейрон. Отсюда по главной водяной артерии этих мест расползалась усовершенствованная кровь Мирастада, так неловко замаскированная. «Работа дилетанта», - мысленно хмыкнула шатенка и зашагала вдоль берега, даже не таясь.

    - Стрелки, приготовьтесь. – скомандовала девушка, сквозь прищур пытаясь что-то разглядеть впереди. Горячее пустынное марево искажало очертания домов. Отряд чуть замедлил шаг, ощетинившись парой луков. Стрелы плавно легли на тетивы. А шедший рядом с Фладией Ремфис потянулся к мечу, что до этого бесполезной железкой болтался у пояса.
    - Не калечить, - заторможено предостерегла шатенка и не глядя положила ладонь на руку мужчины, не позволив ему обнажить оружие. Тот поджал губы и кивнул. Стрелки выступили вперед. Теперь весь отряд сумел разглядеть мчавшийся в сторону деревни стальной силуэт. Шум двигателя байкрона был слышен даже с такого расстояния. Корпус машины отливал ярким серебром в лучах солнца и больно резал глаза.

    Первая стрела просвистела мимо, а вторая с лязгом ударилась в латный наплеч всадника, но не пробила его. Хотя этого и не требовалось. Наконечник лопнул, распространяя свое содержимое. Фладия торжествующе улыбнулась, когда густой сизый дым заволок даэва целиком. Он успел лишь коротко вскрикнуть и рефлекторно крутанул руль своей машины в сторону. Байкрон, управление над которым было потеряно, отчаянно заревел и завалился набок вместе с всадником. Даэв кашлял и пытался выбраться совсем недолго. Он сделал от силы пару вдохов и потерял сознание, безвольно раскинув руки в стороны.

    - Вяжите покрепче и ко мне в лабораторию его… и берегите голову, она мне пригодится, - мурлыкнула Фладия и зашагала обратно к тоннелю. Теперь возобновление эксперимента станет вопросом времени. А в том, что на этот раз у нее все получится, девушка даже не сомневалась. Торопливо шагая в полумраке подземного хода, шатенка силилась изгнать из памяти крик будущего пленника.

    Не прошло и получаса, как новый даэв лежал прикованным к лабораторному столу. Он по-прежнему пребывал без сознания: яда в наконечнике стрелы было столько, что хватило бы и на небольшой отряд. Фладия заняла свое место у головы мужчины и сдернула с него шлем. Железка с гулким звуком покатилась по полу, а руки девушки огладили лицо латника. Кончик указательного пальца коснулся упрямой складки между бровей, такой знакомой… как и его каштановые волосы, густой шевелюрой разметавшиеся по поверхности стола. Девушка склонила голову вбок, задумчиво глядя на подопытного. Так обычно смотрят на муху, которой собираются оторвать крылья. Ее губы тронула тень улыбки, когда рука нащупала успевшую зарядиться пилу. «Ты послужишь науке, Алин. А если повезет, дело не дойдет даже до кибелиска», - едва ли не с нежностью подумала Фладия и коснулась маленькой кнопки на рукояти. По воздуху поплыл хорошо знакомый жужжащий звук.

    Ему снился какой-то мутный кошмар. Даэв, совершенно не чувствовавший своего тела, пытался открыть глаза. Но даже это было выше его сил. Ноздри щекотал запах паленого, а уши резал громкий дребезжащий звук. Спустя несколько мучительно долгих мгновений голову пронзила острая боль, и все ощущения погасли.

    Алин очнулся от собственного протяжного стона. Пересохшие губы разомкнулись, жадно хватая порцию спертого воздуха подземелья. Голова мотнулась в сторону, и смоченная в чем-то ткань прошлась по виску. Мужчина открыл глаза, ожидая увидеть себя у кибелиска или в лазарете при храме. Ощущение собственного тела, распятого на холодном столе, постепенно возвращалось к нему. Сердце забилось чаще. Он напряг руки, проверяя прочность оков. Внутри столешницы что-то звякнуло, но конструкция выдержала.

    - Успокойся, я не хочу, чтобы ты поранил сам себя, - проворковал девичий голос, и лба коснулась прохладная материя, рисуя линию от левого виска к правому. Пленник и не собирался слушаться, продолжив попытки освободиться. И тогда сверху навис хрупкий силуэт девушки, недовольно крививший губы. Хотя маска скрывала ее лицо, повстанка показалась почему-то знакомой.
    В следующий миг браслет на левом запястье хрустнул, и громко звякнула упавшая на пол железка. Рука пленника метнулась вверх. Фладия, явно не ожидавшая такого, не успела отшатнуться. Пальцы даэва зацепили маску и сорвали ее, неловко скользнув по грубой куртке девушки. Будучи притянутой к пленнику, шатенка подавилась криком, не желая привлечь охрану подземелья и лишние глаза.
    - Иви?! – шокировано выдохнул Алин. Его разум никак не хотел верить в происходящее. Девушка закусила губу и отвела взгляд, силясь подобрать нужные слова.
    - Да, я! – наконец, с вызовом зашипела Фладия и рывком высвободилась, по-прежнему не глядя на брата. – Что, будешь лекции читать?
    - Нет, просто попрошу отпустить, - тихо ответил Алин и замер, глубоко вздохнув. больше он не вырывался из оков. – Кто-то должен позаботиться о родителях. Я… я ничего не скажу им… они и дальше будут считать тебя… - даэв умолк, сглотнув вставший поперек горла ком, и продолжил: - …мертвой.

    Иви-Фладия молчала. По ее лицу было прекрасно видно внутреннюю борьбу. С тихим стоном она отшатнулась от пленника и, обхватив себя руками, заметалась по тесной комнатушке. В итоге девушка подошла обратно к алину и прошептала:
    - Ты дашь мне слово забыть и меня, и дорогу сюда. И ничего не расскажешь родителям. Тогда я верну тебе копье и покажу выход.
    - Клянусь Неджаканом забыть это место, - пленник кивнул, - но тебя, маленькая Иви, я буду помнить всегда.
    - Дурак! – Фладия всхлипнула и в закованное в сталь плечо врезался ее маленький кулачок. После чего щелкнули оковы, раскрываясь, и Алин смог сесть, растирая шею и онемевшее запястье.

    Фладия вернула брату его копье и провела по одному из тоннелей, который был самым коротким путем к поверхности. девушка осталась в полумраке подземелья, наблюдая как даэв торопливо покидает мрачные стены. Уже стоя в круге света, Алин обернулся и с трудом разглядел удаляющийся вглубь подземелья силуэт сестры. Торжествующую улыбку на губах девушки он не увидел.
    Никогда еще сухой воздух засушливого Элтенена не казался таким сладким. Алин расправил плечи и зашагал в сторону деревни, до которой было рукой подать. Судя по положению солнца, он уже сильно опаздывал. А каждая минута промедления могла стоить жизни смертным элийцам, измученным нападками монстров. Донесения разведчиков говорили о том, что краллы сумели открыть портал, сквозь который в Элтенен проникали балауры. И если с волками или скорпионами люди худо-бедно могли справиться, то тягаться с драканами было под силу только даэвам.

    Кто-то из деревенских заметил мутный из-за горячего воздуха пустыни силуэт гладиатора.
    - Ура! это даэв! наконец-то в элизиуме вспомнили про нас! – радостный крик за минуту разнесся по всему селению и усилился множеством голосов. Мужчины, женщины, дети и даже старики покинули свои дома, чтобы приветствовать героя.

    Алин ускорил шаги, из-за его задержки дело обстояло в разы хуже, чем он себе представлял. Хриплый рык и грозные боевые кличи достигли слуха даэва. Он без раздумий вытащил из-за спины копье и крепко сжал древко. Целый отряд драканов мчался от деревни в сторону гладиатора. Тот стиснул зубы, пожалев об отсутствии шлема, и приготовился к бою.

    - Даэв! Даэв! Дядя даэв! – радостно вопил летевший впереди всех мальчонка лет восьми. Ярко сиявшее в лучах солнца копье описало короткую дугу и снесло тому голову одним точным ударом. Худое тельце мигом рухнуло, заливая песок алой кровью. Отчаянно и яростно взвыла бежавшая следом за сыном мать. Ее крик оборвался еще одним замахом: лезвие прочертило перед гладиатором дугу и распороло тело женщины пополам.

    Алин зарычал в ответ на рев наступавших на него балауров, которые неожиданно замерли, дрогнули и попятились. Гладиатор бросился в атаку сам, размахивая копьем и легко уничтожая монстров, так нелепо машущих лапами и пытающихся бежать. Спустя несколько минут и песок, и доспехи воина были покрыты слоем темной крови.

    За бойней в деревне Акейрон с высокой скалы наблюдала пара элийцев: мужчина и юная девушка. Закинув ногу на ногу, она косилась то на своего напарника, то на даэва внизу. На ладони Фладии пульсировал зеленым небольшой кристалл с острыми гранями.
    - Смотри… смотри, какой красивый будет удар, - кокетливо прикрыв губы ладонью, хихикнула она и большим пальцем провела по одной из граней кристалла. Гладиатор внизу вскинул копье и уронил его на голову замершему в ступоре старику.
    Сидевший рядом с девушкой повстанец Ремфис наблюдал за происходящим с нескрываемым восхищением.
    - Браво, - мужчина даже похлопал в ладоши, - ты превзошла саму себя, Фладия.

    «Маленькая Иви…», - шепнул в памяти шатенки голос брата, отчего она нахмурилась и быстро провела указательным пальцем по очереди по двум граням кристалла. Даэв внизу раскрутил копье, безжалостно полосуя лезвием оставшихся людей.
    «Она мертва», - со злостью подумала Фладия, через кристалл отдавая приказ своему созданию вернуться в лабораторию.

    (c) N0nameNPC

    гардарика, элиец, юстиэль
    шипастый костюм\шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: May 29, 2015
  14. AIetheia

    AIetheia Журналист

    Joined:
    17.02.13
    Messages:
    1,389
    Likes Received:
    1,445
    Спасибо за вдохновение ребятам с Кассиэля и их древнему видео.

    Совершенная Елена

    «Впервые я увидел её поздним вечером. Меня только перевели в лабораторию Альквимии, я не знал почти никого, но эта девушка сразу же покорила моё сердце. Она была невероятна, людей красивее её я никогда не видел. Словно живое воплощение Асмодеи, беловолосая и голубоглазая, она напоминала о бесконечных снегах и холоде нашей родины. Будучи обычным человеком, она мастерски владела кинжалами и не нуждалась в управлении эфиром – ведомые ловкими руками лезвия разили наповал любую цель. Простота и грация смерти, она казалась дочерью самой Триниэли. По крайней мере, мне.
    У неё было на диво тёплое имя – Елена…»

    ***​

    — Тебе пора отправляться, — высокая убийца стянула длинные волосы в хвост, чтобы не мешались.
    — Д-да…я помню, — облачённый в длинную мантию мужчина со вздохом отвел глаза от возлюбленной. Девушка рассмеялась, шутливо ткнув его локтем в бок и заработав этим укоризненный взгляд.
    — Оскар, перестань, это же то, чего ты хотел! Ты так ждал выездного эксперимента на местности, а теперь страдаешь непонятно от чего!
    — Я надеялся, что в охрану возьмут тебя.
    — Ну не взяли, — Елена легкомысленно пожала плечами, — в другой раз возьмут. Тем более, у меня дежурство. Спорить с приказами Эрас себе дороже, ты же знаешь.
    — Да уж… — оскар едва заметно поёжился, вспоминая, как безжалостно пустили в расход посмевшего спорить с верховной жрицей юнца.
    Мужчина не до конца понимал такой жестокости. Вступив в ряды повстанцев три года назад, он проникся их идеологией, ещё не зная, что на самом деле стоит за ней. А потом было поздно. Жажда знаний, улучшения мира своими руками, взяла верх над состраданием. Оскар понимал, что для достижения высокой цели необходимы жертвы, и не важно, с чьей стороны. Лишь изредка просыпались остатки совести и мягкости, тщательно скрываемые под безразличием. Однако свои настоящие чувства он доверял только Елене.
    — Ты что-то сказала? — опомнился учёный, заметив, что убийца выжидающе смотрит на него.
    — Да. Ты уже опаздываешь.

    ***​

    «Короткий поцелуй оказался последним. Мы отдалились от лаборатории настолько, что когда до нас добрался гонец, было уже поздно. По его словам, в форт ворвались даэвы, учинив там разгром и вырезая всех на своём пути. Они добрались до главных генераторов, и пущенная магом огненная стрела спровоцировала возгорание. Огонь распространился очень быстро, захватив всё здание. Выбраться удалось только троим».

    ***​

    Обугленное тело Елены обнаружили утром второго дня. Обезумевший от горя Оскар опознал его из сотни таких же по сжимаемым в руках кинжалам. Клинки были сделаны из балаурских материалов, потому не пострадали от бушевавшей стихии. До последнего убийца оставалась при своём оружии.
    Оскар не позволил похоронить её со всеми. После долгого разговора с верховной жрицей, он молча покинул лабораторию вместе с кубом, в котором были заключены останки Елены. Больше учёного никогда не видели.

    ***​

    «Получив разрешение Эрас, я отправился в Интердику. Мой замысел осуществим только там. Расположенная в лесу лаборатория оснащена гораздо лучше, и климат больше подходит для синтеза и адаптации. Надеюсь, недостатка в подопытных не будет. Хотя жрица убеждала, что их можно достать и в Белуслане. Но для моей цели пригодятся элийцы. Моя милая Елена, у меня всё получится, вот увидишь...»

    ***​

    День и ночь учёный проводил в любезно отведенном ему отсеке. Куб с телом Оскар заполнил сгущённым эфиром, предотвращая разложение. И искал, искал, искал…
    Через его стол прошло множество женщин, смертных и бессмертных, совсем юных и в возрасте. Одни умирали в муках, других он убивал целенаправленно. Никто, кроме высшего руководства, не знал цели его исследований и экспериментов, а сам Оскар не торопился делиться тайнами. В погоне за призрачным шансом, он превратился в бледную тень самого себя. Почти перестав спать и есть, мужчина корпел над книгами, скляночками и хирургическим столом, по частям собирая своё творение.
    Прошло два года, прежде чем его старания увенчались успехом.
    — Испытания проекта "Rm-139c" начнется завтра, — коротко отрапортовал Оскар, стараясь не смотреть в глаза главе лаборатории. Но тот лишь кивнул, отпуская подчинённого. Его не интересовали отчеты о процессе, только результат.

    ***​

    «Всё готово! Любимая, совсем скоро ты снова окажешься рядом со мной… не могу дождаться этого момента. О, эти долгие годы поиска! Знала бы ты, как трудно было воссоздать тебя из пепла. Но я смог. Использовав тонны расходного материала, я сотворил тебя заново. Ты будешь ещё лучше, чем была смертной – никогда не сгоришь в огне, не утонешь в воде, не задохнешься. Ты будешь сильнее и ловчее, чем когда-либо. Ты сможешь управлять эфиром, обладать магией. Моя Елена…моя Совершенная Елена…»

    ***​

    — Мы все сгорим! — по лаборатории разнёсся истошный крик.
    Благо, помещение было звукоизолированным, иначе туда бы сбежалась целая база повстанцев.
    На столе билась в припадке женщина. Длинные белые волосы разметались по стальному полотну, а в скрюченных пальцах с огромными когтями сияло два эфирных лезвия.
    Постепенно крики стихли. Убийца раскрыла глаза – ни зрачка, ни радужки не было видно, их полностью затопило свечение, такое же, как и клинки в руках.
    — Жизненные показатели в норме, — коротко отозвался помощник, следящий за датчиками, закреплёнными на теле женщины.
    — Чем она может быть полезна, Оскар? — коротко осведомился мужчина, чьё лицо полностью скрывал капюшон.
    — Она идеальная убийца, — почтительно отозвался учёный, — обладает магией, прекрасно управляется с клинками и эфирными потоками. Она может сгустить эфир в любую форму, воспользоваться им, как материальным оружием. Её кожа устойчива к огню и большинству воздействий, и ей не требуется дыхание.
    — Демонстрируй.
    Оскар кивнул, делая шаг вперед и освобождая замершую на столе убийцу от проводков.
    — Елена…покажи им, что ты умеешь.
    Женщина медленно поднялась со стола. По губам скользнула ехидная усмешка. Убийца вскинула вверх руки, делая первый плавный взмах.

    ***​

    «Всё произошло очень быстро. В ушах до сих пор стоят их крики, но я не испытываю жалости. Это месть за то, что они не смогли уберечь тебя, ещё тогда. Что были так слабы, пропустив даэвов в святая святых. А до бессмертных, посмевших посягнуть на жизни людей, я ещё доберусь».

    ***​

    И он выпустил на волю своё самое страшное оружие – Женщину.



    МичируКайо
    Гардарика/Элиос
    Наряд павлина или шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: May 29, 2015
  15. Mefista

    Mefista User

    Joined:
    21.12.09
    Messages:
    1,535
    Likes Received:
    2,332
    Важнее всего.

    Предупреждение: много текста, не совсем цензурная лексика.

    «Удобно рукоять лежит в ладони,
    Мой верный друг – отточенный клинок,
    Его душа по-человечьи стонет,
    Сплетая бой с изящной вязью строк...


    Нет ничего превыше звонкой стали,
    Чье имя – честь, чьи клятвы – на крови,
    Меня он даже в смерти не оставит
    И не предаст ни в жизни, ни в любви.»


    Татьяна Устименко



    "Неразумно считать, будто самым близким для даэва существом является друг или член семьи. Достаточно вспомнить, что вся жизнь крылатых мутантов проходит в бессмысленных сражениях с представителями своего же вида, отличающимися лишь цветом оперения. По недоразумению или по недосмотру высших сил (коими, бесспорно, являться могут только боги одного с Аионом пантеона) даэвы посчитали себя имеющими право решать судьбу Атреи. Слуги Двенадцати Проклятых слишком погрузились в самолюбование. В связи с этим межличностные линии отошли на второй план. Что же приходит взамен?
    Исследования показали, что, как бы странно сие ни звучало, наиболее теплые чувства крылатые испытывают к собственному оружию. Они согласны раз за разом умирать ради призрачной цели обрести на толику больше силы, чем уже удалось заполучить. Несмотря на всю архаичность, грубость и варварскую природу таких убеждений, было бы глупо не воспользоваться ими для влияния, а затем и устранения даэвов и их покровителей. После проведения ряда опытов над различными образцами мною было установлено, что самым подходящим материалом для создания идеального оружия, помимо прочего, подчиненного воле творца, являются сами так называемые Избранные.
    Однако эксперимент окончился неудачей."


    Профессор Харон отложил перо и с треском высохших суставов пощелкал пальцами. Еще раз перечитал написанное. Нахмурился, отчего некрупные, напоминающие блестящие черные спинки ньютов глаза почти исчезли в коричневых складках кожи. Воспоминания встали перед глазами, четкие, как будто прошло всего несколько дней...

    * * *​

    Тея пробиралась между столиков, молча проклиная заказчика, что назначил встречу в такой глуши. Джаманок, хозяйка богом забытой таверны, сейчас отсутствовала, и за стойкой возвышалась сонная туша каллидонши, скрестившей копытца на обширном пузе. Завидев Тею, каллидонша приветственно хрюкнула и устроилась поудобнее. Никакого стремления предложить девушке чего-нибудь выпить – да хоть бы и воды – свинья не проявила. Травница представила, как поворачивает на вертеле мерзкую тварь, и мечтательно зажмурилась. Давно ей уже не приходилось попробовать нормального мяса. Тут и на подобное согласишься.

    Нужный столик нашелся с трудом, спрятанный в самом темном углу. Пока ей удалось пробраться к нему, Тея сумела чутка отвести душу, отдавив чьи-то лапти сорок пятого размера, послав кого-то по матушке и батюшке в пешее эротическое путешествие, а также весьма элегантно смахнув несколько тарелок, да так ловко, что завсегдатаи решили, что сами в пьяном угаре кокнули посуду. Травница подавила довольную ухмылку и водрузила мешок с травами на искомую поверхность. В ответ глухо брякнул увесистый на вид кошель, упавший в ее протянутую руку.
    - Спасибо, добрый господин, - Тея устремила взгляд в заплеванный пол. Внезапная робость была неожиданной и противной до дурноты, но девушка решила, что разберется со странной реакцией потом. Однако сразу уйти ей не удалось. Заказчик, по-видимому, не расслышав ее слов, придвинулся ближе к Тее. На травницу дохнул запах спирта, дыма и чего-то, что она не смогла бы назвать. Почему-то именно этот странный сладковатый душок напугал ее сильнее всего.
    - Ты хорошо потрудилась, - голос, приглушенный капюшоном, мог одинаково принадлежать и мужчине, и женщине. Тея осторожно задумалась, что за все время общения с клиентом ни разу не смогла посмотреть на него напрямую.
    - Эти травы нелегко найти, а обленившиеся даэвы давно уже перестали даже пробовать их достать.
    - Им это ни к чему, - пискнула Тея и тут же прикусила язык. Жутковатый собеседник заинтересованно склонил голову набок и сделал жест рукой, позволяя лекарке продолжить. - Н-ну, они же божественные. могут из эфира лепить что пожелают. Зачем им драть одежку по болотам, если достаточно помахать пальцем и получить целый пук любой ботвы?
    - Хм. А ты хотела бы так?
    - Я человек, добрый господин. У меня нет времени на хотения, - еще раз поклонившись, Тея повернулась спиной к облаченному в бесформенную хламиду существу, сейчас задумчиво постукивающему пальцами по замызганной столешнице. Травница не стала всматриваться в желтоватые бинты, скрывшие под собой всю поверхность слишком крупных для человека или даэва кистей.

    Стиснув монетки, бряцающие в кармане потрепанной курточки, Тея поспешила к выходу, забыв попрощаться. Только оказавшись на улице и вдохнув полной грудью прохладный вечерний воздух, девушка позволила себе чуть расслабиться. Несмотря на все омерзение, что вызвал в ней странный заказчик, ей пришлось взяться за задание. Корзина папоротника и десяток кустов хомбеля, выкопанных с корнем, дались ей ценой исцарапанных в кровь рук и насквозь провонявшей болотной водой одежды. Про ломоту в костях и головную боль из-за испарений, источаемых гнилой жижей, Тея уже и не вспоминала. Но оплата стоила того: теперь девушка сумеет купить нормальной еды и одежду для братишек и, может, даже удастся отложить кинар на новую куртку. О том, для чего понадобились "капюшону" редкие травы в обход даэвов, Тея запретила себе размышлять.

    Ее путь пролегал через старый вымерший поселок, прилепившийся к основанию скалы, что приютила таверну Джаманок. Покосившиеся лачуги мрачно взирали на позднюю прохожую провалами выбитых окон. Где-то протяжно заскрипела дверь, качнувшись на трухлявых петлях от порыва ветра. Тея задрожала и втянула голову в плечи, ускоряя шаг. Кинары в кармане вдруг потяжелели. Тронув их ладонью, Тея едва сдержала вскрик: монетки были холоднее льда, и прикосновение к ним пронзило кожу тысячей иголочек. Впервые она от души пожалела, что поддалась на обещание легкой наживы.
    - Ты не можешь подвести тех, кто в тебя верит, - завела она привычную литанию. - Тебя ждут. Ты не одна. Ты отвечаешь не только за себя. Не будет тебя – мальчишки пропадут, - слова, затвержденные с детства, привычно распрямили спину и будто подтолкнули, торопя туда, к заветному огоньку эфирной лампы. Братья подвешивали ее над входом в домишко, приютивший осиротевшую семью. Неверный мутно-желтый язычок пламени всегда сиял для девушки ярче солнца, вел ее, как маяк проводит корабли через шторм.

    Чувство опасности вонзилось под лопатку раскаленным стилетом. Тея остановилась, вслушиваясь в шорохи и шепот мертвого села. Медленно, старательно маскируя движение, передвинула острые ножницы, висящие на поясе, в более удобную позицию. Хоть она и была травницей, незапланированные встречи с хищными зверями в ее работе редкостью не являлись. Так что девушке пришлось научиться постоять за себя.
    - Очень невежливо уходить не попрощавшись, - из тени вышел недавний собеседник. Разглядев его, Тея задрожала от нахлынувшего чувства обреченности.
    Капюшон был откинут, и свет обломка Атреи обнимал прозрачными пальцами жуткое лицо невиданного Теей раньше существа. Оно не походило ни на человека, ни на балаура, и в то же время было родственно сразу всем двуногим, что населяли поднебесный мир. Мощное телосложение больше не скрывала хламида, плотно подогнанный по фигуре костюм сливался с ночными тенями, делая своего обладателя почти невидимым.

    Разумеется, если он того хотел.

    Вросшая в кожу чешуя чуть приподнялась и сухо затрещала, как хвост рассерженного критона. Полосы, пролегшие по вискам и смыкающиеся под квадратным подбородком, напомнили жуткую маску, впечатление усиливалось темной повязкой, скрывающей глаза. Чудовище оскалилось, острые треугольные зубы тускло блеснули в белесом свете.
    - Ты так торопилась, что я не успел озвучить новый заказ.
    Тея попятилась от надвигающегося урода. Вспотевшая ладонь неловко скользнула по ножницам, но травница все равно выдернула оружие из-за пояса. Мутант расхохотался утробным смехом, больше похожим на рычание.
    - Неужто ты всерьез считаешь, что можешь победить меня с помощью...этого?
    - Может, и не смогу. Но живой не дамся! - истерично выкрикнула девушка, выставив инструмент перед собой. Для верности сжав его обеими руками, травница стиснула зубы и приготовилась дорого продать свою жизнь.

    Полуящер как-то вдруг оказался совсем рядом, так близко, что ткань повязки сухо щекотнула человечку по лбу, когда он склонился к ее лицу. Тея присела, посылая лезвия вперед и вверх. Ножницы звонко хрупнули и рассыпались на осколки, столкнувшись с тем, что заменило мутанту доспехи. Тея закричала от боли в сведенной судорогой руке. Ее за шиворот вздернули на ноги. Удар словно взорвал голову, мириады искр обжигающей боли вспыхнули перед глазами, а затем мир поглотила темнота.
    Похититель критически повертел обмякшую девушку в воздухе. Подставил ладонь под алый ручеек, стекающий из проломленного виска, лизнул, посмаковав. Успел. Еще день-другой, и человечка была бы бесполезна. Хозяин, как всегда, точно рассчитал удачный момент для захвата материала.
    Забросив легкое тело за плечо, словно мешок с дайконом, мутант неспешно направился к выходу из трущоб. До рассвета еще вполне достаточно времени, чтобы найти парочку должников и обеспечить комфортное и скрытное отбытие из негостеприимных пустынных земель.

    * * *​

    Холодно.
    Руки не чувствуются. Ноги тоже. Все тело будто спеленато в тугой кокон. Наверно, так себя ощущают младенцы. И голову повернуть не получилось. Зато кожа воспринимает все. От неощутимой макушки до несуществующих пяток. Воздух движется, обтекая и обнимая каждый изгиб, каждый угол худой, нескладной фигуры.
    Эфир больше не воспринимался Теей так, как было знакомо и понятно с детства. Пусть она не являлась даэвом, щекочущая изнутри магия была слишком привычна, чтобы не заметить ее исчезновение. По венам словно тек жидкий металл. С каждым ударом сердца он заполнял сосуды, подменяя собой кровь, лимфу, эфир. Виесте с ними уходила и человечность. Отступали, становясь лишь смутными тенями, образы братьев. Тея застонала, силясь поднять руку. Словно хотела так удержать их родные лица, впечатав их в память. Но ей не удалось пошевелить и пальцем. Как будто не было их, рук.
    Холод стал выступать на коже. Именно так, не приходя откуда-то извне, но внутренней сутью поднимаясь из глубин ее души. Неимоверным усилием Тея скосила глаза на свое тело. Бунтующее сознание позволило ей увидеть, как одна за другой по коже начали пролегать полосы стали.
    Совсем такого же цвета, как тот кинжал, что был у ящеромордого похитителя.
    Тея попыталась позвать на помощь. Но было поздно: густой металл заменил последнюю каплю крови, растворяя личность травницы в обжигающе-холодных волнах.
    Улыбка расцвела на лице. Она ощущала ее как улыбку, и лишь сторонний взгляд мог различить, что улыбки не было. Ведь не было губ, чтобы сложиться в древнем жесте. Не было и лица, на котором могла бы появиться эмоция. Не было глаз, чтобы в них запрыгали солнечные зайчики смеха.
    Она медленно принимала свою новую суть, смакуя ее упругую гибкость. Неясная жажда проснулась где-то в сердце, и сердце - было. Кровь и плоть стали всего лишь словами. Что имело значение? Устремление. Полет. Цель.
    Крик.
    Смерть.
    Дрожь прошла по телу металлическим звоном. Солнце испуганно спряталось за обрывки облаков, но не удержалось и просунуло любопытный лучик сквозь решетки на окнах, оглаживая серебристые изгибы. Вдруг ощущение полета нахлынуло со всех сторон, внезапно и резко, неожиданно, чуждо. Взмыв в воздух - тут же упасть. Вспарывая потоки ветра - вонзиться в землю. Не встречая сопротивления на пути - рассечь кожу, кости и мясо с легкостью, не доступной ни одному живому существу. Вслед за ударом окончательно проснулся разум.

    * * *​

    - Великолепное оружие. Благодарю вас, профессор. Вы сумели удивить меня, впервые за долгие сотни лет.
    Продолжением руки меч, похожий на юнский палаш, очертил в воздухе сияющий круг. Дивное оружие будто пело, невесомое и смертоносное. Тот, кому был предназначен подарок, с удовлетворением рассматривал тонкое упругое лезвие, не уступающее по прочности драконьей чешуе.
    - Этот меч похож на женщину. Вам так не кажется? - обратился воин к замершему в поклоне ученому.
    - Что навело вас на эту мысль? - заинтересованно поднял голову риварец. Скрытые широкими рукавами пальцы чуть шевельнулись, и с запястья в ладони скользнули кинжалы.
    - Хотя бы то, что бабы тоже вечно гнут спины ради каких-нибудь цацек, а сломать их не так уж и легко! - неожиданно по-простому заржал воин. Взмахнул пару раз на пробу мечом и вдруг рассыпался в круговерти быстрых точных ударов. Он парировал, уклонялся, отбивал атаки, наступал сам, изгибался так, что больно было смотреть, и воздух рвался на мелкие лоскутки, когда клинок вспарывал несуществующего противника от паха до горла.

    Прекрасное в своей ярости зрелище завершилось так же внезапно, как и началось. Последователь Ривара незаметно смахнул рукавом выступивший пот и согнулся еще сильнее, скрывая побледневшее лицо. Не раз и не два ледяной клинок поцеловал его тощую старческую шею, и намек был чересчур понятен. Кинжалы послушно заняли свое место в ножнах.
    - Создавая это оружие, я воспользовался женской моделью, причем весьма одаренной. Мой слуга сумел перехватить ее за несколько дней до призыва, и концентрация эфира в ее теле оказалась в точности той, что была необходима для успешного завершения эксперимента.
    - Расскажите мне, - заинтересованно прищурился воин. Он провел рукой по лезвию так нежно, словно и впрямь касался девичьей кожи. Чуть прижался губами к голубой линии кровостока и осторожно опустил меч обратно на подставку.
    - Что именно вы хотели бы узнать? - ученый сделал приглашающий жест рукой. Оба, и сухонький старичок, и крепко сложенный мужчина, на вид около сорока человеческих лет, вышли из лаборатории. Магистр ордена Ривара защелкнул хитрый многоуровневый замок и наложил запечатывающее заклинание на массивную дверь.

    Меч тихо задрожал, словно от обиды, что его оставили в темноте и одиночестве, как будто он был обычной игрушкой. Он только родился и осознал себя – и уже разочаровался. Может ли оружие испытывать эмоции?
    Похоже, что Тея теперь сполна сумеет узнать ответ на этот вопрос. Где-то внутри стального сердечника раздалось биение, словно меч был живым. Но никто не услышал отчаянного, бесконечного крика запертой в клинке девушки.

    Профессор и его собеседник медленно шли прочь от комнаты, где хранились опытные образцы столь необычного эксперимента.
    - Все-таки, как происходит превращение человека в клинок? Вы упоминали об особом состоянии будущих даэвов. Разве не боги решают, когда и как смертным становиться бессмертными? - продолжал допытываться латник.
    - Не совсем, - хитрая улыбка на лице, напоминающем кору древня, выглядела чуждо и пугающе. - На самом деле, прежде чем дать крылья какому-то несчастному, Двенадцатеро внимательно присматриваются к нему, его деяниям, помыслам, целям и методам. Когда они принимают решение о том, что так называемый Избранный достоин призыва, начинается постепенная концентрация эфира в его теле. В момент, когда количество эфира становится максимально допустимым для данного организма, происходит его прорыв сквозь оболочку и формирование новой личности - даэва. В наших лабораториях уже долгое время изучаются возможности, которые дает удержание и закрытие эфира в теле подопытных. Именно благодаря этим знаниям я смог проэкспериментировать с совмещением человека и оружия. Самые успешные результаты дала работа с почти-воплощенными.
    - Звучит довольно жутко. Ведь любой человек может обрести крылья, и следовательно...
    - ...Материала всегда будет достаточно.
    - Что же, получается, вы создаете думающее и чувствующее оружие?
    - Правильнее было бы назвать его одушевленным. На попытки контакта по эфирной связи не ответил ни один образец. Но подчинение командам у всех происходит филигранно точно.

    Центурион закусил губу, задумчиво кивнув собственным мыслям. Перспективы, открывающиеся перед создателями такого оружия, виделись ему более чем заманчиво. Вот только об уничтожении "крылатой заразы" думалось ему в последнюю очередь. Ведь есть цели куда менее абстрактные.

    - Отсается лишь один побочный эффект, - продолжал, между тем, самозваный творец, - как ни странно, воплощенное оружие прекрасно помнит тех, кого образец любил в предыдущей жизни.

    * * *​

    Защитные заклинания порвались под напором объединенных усилий трех даэвов, и их глазам предстало узкое помещение, дальний конец которого терялся в сумерках, пронизанных зеленоватыми отблесками.
    - Чтоб я сдох... - Рико стянул шляпу, проехавшись ею по вспотевшему лицу, и прижал к груди. Побелевшие губы прыгали, в широко раскрытых глазах застыл страх. Став крылатым, крестьянин из Фоэты так и не избавился от простонародного говорка.
    Ройс, второй лучник, сплюнул и презрительно усмехнулся.
    - У тебя еще будет такая возможность, не сомневайся.
    - Заткнулись оба, - рявкнул Зак, для верности подбрасывая на ладони небольшую увесистую Земляную скалу.
    Лучник медленно двинулся вдоль саркофагов, не выпуская помятую шляпу из рук. Она словно стала для него тем якорем, что не дает сойти с ума. Вехой в бушующем море отторжения и невозможности принять увиденное. Вот охотник остановился рядом с одним прозрачным гробом, и блики на его лице сделали мужчину похожим на зомби.
    - Вы посмотрите только, они ж им все отхреначили… Я такого в жизни не видал.
    - Можно подумать, ты часто встречал работу этих ублюдков, - маг остановился рядом с товарищем, бросил быстрый взгляд в колбу и тут же отвернулся. Судорожно втянув воздух, Зак дернулся было прикрыть рот рукой, но усилием воли сдержал позыв к рвоте.
    - Да уж, по ходу, я еще долго не засну. У меня от этого места мурашки по коже размером с хорошего мамута, - третий участник похода встал с другой стороны от саркофага. – Смотрите, совсем девчонка ведь…

    В мутноватой жидкости, наполняющей сосуд, слегка покачивалось вверх-вниз то, что когда-то было молодой девушкой. Целая сеть трубочек разного диаметра и цвета уходила в тело несчастной через гладкие срезы на месте рук и ног. Волосы были сбриты наголо, в основании шеи холодно поблескивала еще одна трубка. Саркофаг стоял на каменном постаменте, по-видимому, наглухо спаянный с ним магией или технологиями. Из отверстия в нижней части колбы время от времени поднимался крупный пузырь воздуха. Он медленно всплывал в толще питательного состава, натыкался на тело и лопался, слегка подталкивая его, отчего создавалось ощущение, что девушка пытается пошевелиться. Глаза без ресниц были плотно закрыты, и, приглядевшись, Рико все же бросился в дальний угол и согнулся с булькающим хрипом.

    - М-да, - протянул Ройс, побелевший до синевы.
    Веки жертвы безумных ученых Ривара были намертво пришиты к лицу. Ровные хирургические стежки плотно покрывали и тонкие бескровные губы.
    - Эй, поглядите-ка, - вытянул шею маг. Лучники замахали руками, предоставляя волшебнику все «привилегии» изучения содержимого жутких колб. Но увиденное захватило его так сильно, что он даже приобрел более человеческий вид, нежели несколько мгновений назад. Сделав пару быстрых вдохов-выдохов, приятели все же склонились над стеклом.
    - Что это с ней происходит?
    - Полагаю, именно из-за этой хрени нас сюда и отправили, - нахмурившись, произнес волшебник.

    На их глазах сквозь кожу того, что было когда-то думающим и чувствующим человеком, проступил металл. Там, где жидкое серебро заменяло собой живую плоть, очертания тела истончались, теряя первоначальную форму.
    Троица не сговариваясь двинулась вдоль рядов колб, все ускоряя шаг. С каждым новым «гробом» они видели все более и более глубокое изменение, пока, наконец, не замерли у последнего, находящегося слегка в стороне от остальных, резервуара.
    Здесь был только один провод: тот, что исчезал в шее первой увиденной ими жертвы. Сейчас он уходил в узкий длинный клинок с ажурной костяной рукоятью. Лишь приглядевшись – очень хорошо приглядевшись – можно было увидеть тонкий, вплавленный в сталь схематичный рисунок спящего человека.
    Меч был прекрасен, и даже Зак присвистнул, оценив чистоту его линий и смертоносность поблескивающей кромки. Трудно было даже представить, что вложили риварцы в это оружие, и какими свойствами должно оно обладать.
    Вдруг Зак осел на пол, зажав нос. Сквозь длинные пальцы настойчиво пробился алый ручеек. Ройс тут же достал из куба бинт, пропитанный аделлой, но маг только отмахнулся.
    - Сейчас пройдет. Кажется, я имел неосторожность попытаться пообщаться с этим. И знаете, ребята… Чтоб мне сдохнуть, в жизни не встречал такого странного разума. Понимаете? Этот меч живой.
    - Браво, господа, - издевательские аплодисменты подбросили авантюристов на добрый метр над полом.
    - Просто удивительная сообразительность для обычных разбойников.

    В нескольких шагах от них скрестил руки на груди безобидный с виду старик. Тот самый, на чью голову они приняли заказ. Стоял и рассматривал их словно подопытных крыс. И не смущали его ни нацеленные ему в лицо стрелы, ни эфир, послушно пляшущий над ладонью мага. С ленцой окинул риварец даэвов долгим взглядом, а потом кивнул кому-то за их спинами.
    Раздался звон стекла, вслед за тем страшно закричал Зак. Осколки вошли в его спину, перерубив позвоночник, и маг тряпкой ссыпался на холодные начищенные до блеска плиты. Рико судорожно дернул тетиву, привязав к стреле усыпляющее заклинание, и в следующий миг захрипел, давясь собственной кровью. Сначала он не понял, что случилось. Лишь когда вдруг стало очень холодно и влажно где-то в груди, осмелился опустить взгляд. Зазвенела тетива выпущенного из ослабнувших пальцев лука. Хватая ртом воздух, даэв начал слепо сгребать обратно выпадающие внутренности. Он умер, так и не осознав, что стало истинной причиной поражения их группы.

    Ройс успел откатиться за саркофаги , бросив за спину ловушку, но риварец не сделал попытки приблизиться. Лучник утер набежавшие слезы и более не смотрел в сторону погибших товарищей. Оставалось лишь надеяться, что они встанут у кибелиска.
    Парень сквозь стекло пытался разглядеть, откуда пришла опасность. Но стоило ему чуть отодвинуться от надежной защиты колб с опытными образцами, как что-то вжикнуло, и перед глазами даэва задрожало то самое чуть изогнутое лезвие, что он видел под крышкой всего минуту назад.
    Ученый брезгливо ткнул носком сапога одно из тел. Н-да, надо бы еще поработать над разумностью образцов. Не стоило так портить материал. Теперь их только на корм в отдел РМ-ов можно сдать. Тоже польза. Если подумать, самые успешные экземпляры получались из особей, что были перехвачены на грани обретения крыльев, а эти уже давно порхают, так что толком и жалеть не о чем. Пожалуй, надо прислать слуг, чтобы прибрались тут.
    - Братьев. Разумеется, братьев, - вслух поправил себя риварец. Ведь у последователей Ривара не может быть прислуги. Они борются за свободную Атрею и равенство всех населяющих ее существ. Не правда ли?
    - Добей его, - коротко приказал исследователь мечу, все еще покачивающемуся в воздухе, и направился прочь из лаборатории. Лезвие послушно мигнуло и проявилось прямо возле опешившего Ройса. Парень замер, как кролик перед змеей. Вдруг меч задрожал,и по его кромке словно прошла волна, размывающая очертания благородного металла. Костяшки пальцев, сжимающих лук, побелели от напряжения, но даэв не рискнул даже прошептать заклятие Усыпляющей стрелы, опасаясь спровоцировать удар странного оружия.
    Клинок начал поворачиваться вокруг своей оси. Его вращение становилось все быстрее, одновременно он стал медленно наклоняться вперед, пока не замер в вертикальном положении. На секунду Ройс поймал свое отражение в полированной поверхности. Образ затуманился, и лучник недоуменно моргнул, отказываясь верить глазам. Слишком знакомое лицо привиделось даэву в серебряной глубине.
    - Тея... - прошептал охотник надтреснуто и глухо.
    Короткое имя прозвучало набатом, пробуждая странный меч. Свет, разлившийся от него, на мгновение ослепил крылатого. Прикосновение холодного металла к ладони уронило сердце Ройса куда-то ниже подземного уровня лаборатории, и он поспешно заморгал, прогоняя радужные круги, плавающие перед глазами.

    И тут же ему захотелось зажмуриться вновь.

    Меч удобно лежал в руке, невесомый и изящный. И теплый. Как будто это был не равнодушный кусок железа, а живая рука. Такая, как была у его сестры.
    «Привет, братишка», - голос, уже много лет молчавший на этой линии эфирной связи, оказался для Ройса последней каплей. Кажется, он даже потерял сознание, вот хохма. Уже уплывая в благословленную темноту, даэв вдруг усмехнулся, легко и беззаботно, как было в раннем детстве.
    «Похоже, я опять могу рассчитывать на старшую сестренку».

    * * *​

    Профессор Харон осторожно, будто лист пергамента мог его укусить, поставил завершающую точку в своем отчете. Пробежался взглядом по бумаге, выискивая ошибки, затем подул на чернила и отложил документ в сторону.
    «Эксперимент неудачен...», «даэвы не выдерживают изменений...», «сплав живой ткани и минералов невозможен в силу разной природы их образования...» - фразы, полные лжи, как фриал яда, ложились на серую бумагу меленькими ровными строчками. Никто не должен узнать правду. Иначе канет в Лету не даэвская плесень, а весь мир. Разве удержится хоть один власть имущий от сладкой перспективы обрести идеальное оружие? Пожертвовав ради него всей семьей, не говоря уж о какой-то там кучке повстанцев. Тот единственный образец, что чуть было не попал в руки к легату одного из самых могущественных легионов элийцев, к счастью, так и не был передан своему новому хозяину.

    Профессор не был наивен. Пыл фанатизма угас в нем давным - давно, сменившись жаждой познания. Он вполне реально представлял себе, чего на самом деле хочет верхушка их организации. Вот только отдавать тех восхищенных юнцов, что сверкают очами в пылу борьбы за равенство и справедливость, на опыты Харон так и не научился. Старый риварец с легкостью пускал под нож материал, что добывали его помощники вне стен лаборатории - лишь своими учениками жертвовать оказался не готов.

    В ту роковую ночь в лаборатории по созданию разумного оружия попал брат одной из подопытных. Кто бы мог подумать, что меч, представляющий собой идеальный образец успешного эксперимента, узнает и вспомнит родной генокод? Да еще и создаст безупречный тандем с эфирной силой юноши. Им тогда удалось вырваться на свободу, и вся шпионская сеть повстанцев почему-то вдруг оглохла и ослепла, не сумев найти пропажу.

    Харон тонко усмехнулся, вспоминая сотни приказов, с эфирными птицами разлетевшихся по всем, даже самым отдаленным, ставкам риварцев. Зато несколько писем, перетянутых кучей щитов и уничтожающих любого с уровнем допуска менее тринадцатого (всего их было пятнадцать, и последний принадлежал лично Ривару), неожиданно распались в пепел до прочтения.
    Содержащиеся в них указания проверить всех риварцев на предмет скорого обращения в даэвов так и не были осуществлены. Вскоре после этих событий случилась чудовищная катастрофа, поглотившая земли Камара, Тиамаранты и Каталамов, и повстанцам стало не до экспериментов. Выжить бы...

    * * *​

    «Мы обязательно найдем способ вернуть тебя в прежнее тело», - мысленно поклялся Ройс, отсчитывая монетки привратнику, уже раскрывшему проход в Сигнею. Над его плечом возвышалась выполненная в стиле юнов гарда меча, обмотанного тряпками. От неловкого движения лучника ветошь чуть сместилась, и стал виден благородный серебристо-белый металл, несущий на себе изображение спящего женского лица.

    Тем же вечером привратник клялся за стаканом коктейля из руниме, что рисунок улыбнулся. Ему, конечно, не верили, поддразнивая впечатлительного юношу, обожающего, к тому же, сказки бродячих бардов. Да и кто поверит в такое? Превращать живого человека в оружие, подобные глупости и в голову никому не придут. Но посидеть послушать интересно. Разве нет?

    Гардарика / нях / SunnyFox
    Наряд павлина / шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: Jun 7, 2015
  16. Ашанька

    Ашанька User

    Joined:
    13.12.11
    Messages:
    3
    Likes Received:
    9
    неудачный эксперимент
    - пап, пап! кто там у тебя? - тамиен подпрыгивал от нетерпения и желания увидеть того, кто шевелился под курткой вернувшегося с работы отца: - ну, пааааааап!!!
    - тише, не пугай его, - отец засунул руку за пазуху и жестом фокусника вытащил оттуда... не лирейла или котенка каллифа, как ожидал малыш, даже не юркого эльрока, а колесо...
    - кто это? - тамиен вопросительно посмотрел на папу.
    - это рокан. у нас в лаборатории проводили опыты, по созданию оружия, способного уничтожать врагов, понимающего человека. это был один из образцов. к сожалению, это оказался самый бесполезный экземпляр и его я должен был уничтожить.
    - а что он умеет? - в глазах малыша уже не было того азарта, когда он ожидал, что ему подарят настоящего питомца, с которым он может играть и похвастаться перед друзьями. ведь недавно одному из них подарили настоящую керуку!
    - думаю, если его потренировать, он будет лучше, чем любая другая зверушка!
    мальчик взял с руки отца своего нового друга:
    - привет, я назову тебя рокан.

    - все образцы роканов были уничтожены? - спросила одэту, хозяйка лаборатории.
    - как вы приказали, партию отправили в келькмарос, оставшихся уничтожили.
    - замечательно, а как обстоят дела с мечтающими стать даэвами людишками?
    - многие умерли, но есть пара удачных опытов.
    - продолжайте, джойк, мы не можем отставать от повстанцев, работающих на территории элиоса, а у них уже есть удачный ra-121ex, а наш очень слаб.
    - будем стараться!
    а через месяц в лабораторию нагрянули даэвы, разыскивающие пропавших людей, и лаборатория была уничтожена.

    - рокан! - барахтался под задавившими его колесом тамиен: - перестань, ты же меня всего изранишь!
    за прошедшие десять лет питомец очень вырос, обзавелся острыми шипами, и просто обожал своего хозяина. а так же, не раз спасал ему жизнь. ошибались повстанцы, считая эксперимент провалившимся.
    после гибели отца, мальчик с мамой переехали, но потом тамиен решил вернуться в холодный и не гостеприимный белуслан. там он встретил бывших друзей, которые позвали парня с собой, в одну заброшенную пещеру.
    - я тоже не хочу идти туда, это опасно и вряд ли законно, но, я уже согласился, а друзей подводить не хорошо. рокан спрятал свои лезвия, понимая, что отговорить хозяина уже не сможет.

    пещера была огромной и тихой, но не пыльной, как все заброшенные места.
    - говорят, что это заброшенный храм какой-то богини, здесь наверняка есть чем поживиться, - сказал рэй, один из друзей тамена.
    - вы же сказали, что мы просто посмотрим пещеру, исследуем, ни про какую поживу ты не говорил! - возмутился тамен, повышая голос, - я не хочу быть мародером.
    - тихо, кажется там кто то есть! - прервал их третий товарищ, нико.
    и правда, в тускло освященной пещере были троли.
    - вот уж не думал, что они нашли проход сюда, давайте обойдем их. только тихо.
    - я хочу вернуться назад, - сказал тамен.
    - иди, ты всегда был трусом! - сказал рэй и пополз вперед.
    "я не трус!" - сказал себе тамен и пополз следом. рэй, услышав шорох сзади, лишь ухмыльнулся.
    -а-а-а! - услышали они крик впереди.
    - это нико! нужно помочь ему, - рэй вскочил и побежал на голос, тамен бросился за ним.
    перед ними лежал нико, весь в крови, и стоял голем. рокан бросился защищать своего хозяина, но из под земли появились три калькельма.
    "прости меня, богиня, и мама" - успело пронестись в голове тамена, и наступила темнота.
    рокан еще долго пытался разбудить хозяина, но у него ничего не получилось...

    спустя несколько лет в пещере появилась невысокая девушка в красном, она подошла к трупу хозяина, и рокан бросился на нее, защищая. девушка ловко отпрыгнула.
    - тише, малыш, я тебя не обижу. - голос у нее был приятным, и не понятно почему, рокан не стал на нее повторно нападать, и спрятал шипы.
    - вижу, ты потерял своего хозяина, мне жаль. но не хочешь же ты провести в этой пещере всю свою жизнь? пойдем со мной, рокан.
    рокан вздрогнул от звуков своего имени, расправил и снова убрал шипы, покрытые серебряными лезвиями.
    - ну что, пойдем, рокан серебряное лезвие, - улыбнулась девушка, и они вместе пошли дальше.

    асмоальсион rasty бард
    шапочку шторма
     
    Last edited by a moderator: May 13, 2015
    Fantasy, Kvolik♥, MomoTaro and 6 others like this.
  17. ~Ponchi

    ~Ponchi User

    Joined:
    27.07.12
    Messages:
    1,446
    Likes Received:
    994
    .образец 43-15р
    я совершал свою обычную прогулку по пляжу в брустхонине. вечер выдался на удивление теплым. такой яркий закат, тихие всплески волн о берег. неудивительно, что я ушел так далеко от поселения. все дальше и дальше по побережью. потонувший когда-то давно корабль скрылся из виду. я уже позабыл это ощущение свободы и тишины...
    такой белый песок, так скрипит под ногами. вода такая чистая и бирюзовая. кажется, тут никого и никогда не было.
    я еще раз оглянулся. так далеко.
    присел на остывающий после солнечных лучей песок и вобрал полную грудь морского воздуха. прибой успокаивал, я даже задремал на какое-то время. очнулся внезапно, также как и уснул. кто-то касался моей руки. слишком неожиданно подскочил, тихий писк со стороны. прижал ногой маленького краба, который сейчас барахтался подо мной, пытаясь выбраться. и как только я приподнял ногу, он тут же поспешил куда-то в кусты. я последовал за ним, слишком уж необычный окрас панцыря был у краба, хотелось рассмотреть поближе. вот только, как я не разгребал кусты, как не копался в песке, мои поиски не увенчались успехом. единственное, что попалось мне в руки, это потрепанная тетрадка в кожанном переплете. я хотел было ее откинуть в сторону, да вот только любопытство взяло вверх.
    первые страницы были слишком испорчены, подтеки от воды, чернила слишком стерлись, так что текст был нечитаем. дальше шли какие-то формулы, вычисления, не совсем понятные мне рисунки механизмов, органов животных.
    а дальше просто даты.

    «5 апреля»
    «сегодня был привезен новый образец тканей фриала. нам пришлось изрядно потрудиться, чтобы достать приличное количество яда из их желез...»
    дальше текст не читается, слишком изтерся. только внизу страницы еще несколько строк.
    «...опыты не удались. организм полностью отторгает новые ткани.яд не усваивается.
    утеряно 5 фриалов.среди людей 6 погибших.»

    «11 мая»
    «из главной лаборатории ривара поступили новые подопытные. их было так много. около десятка погибло сразу, как только яд фриала был введен в кровь вместе с эфиром. в первые часы эксперимента мутации было не остановить, подопытные обрастали странной чешуей, которая забивала трахею. они бились в конвульсиях, пока горло не разрывала слишком жесткая пластина.
    было приказано не останавливать эксперименты. хотя мы каждый час отправляли результаты тестов, отчеты о погибших.»
    опять обрыв текста, низ страницы просто оторван. на последующих нчиего прочитать невозможно, слишком размыло водой чернила. создается ощущение, что тут никогда и ничего не было написано.

    «9 августа»
    «после успешной разведывательной миссии в аванпост снежного хвоста нами были добыты образцы тканей наг и драконидов. «

    «15 августа»
    «мы ничего не можем сделать, образцы гибнут. подопытные не выдерживают нагрузки на свое тело. уже невозможно слышать их постоянные крики.
    я задумываюсь о том, что опыты ни к чему не приведут. невозможно получить идеальное существо, соединив человека и драконида. клетки просто оттаргаются, причиняя невероятную боль.
    вот только приказ из главной лаборатории неоспорим. «продолжать исследования»

    «29 сентября»
    «первое, что я почувствовал, неконтролируемый страх. еще никогда так близко я не был с живым балауром. он в клетке, его удерживают цепи, но даже просто его нахождение в лаборатории вводит всех в ужас.»

    опять утерянные страницы, часть из них вырваны просто под корень. я бездумно листаю дальше, пытаясь узнать, чем же все закончилось. вот только следующая дата только..

    «2 февраля»
    «подопытный чувствует себя вполне комфортно. удалось стабилизровать состояние. симбиоз между баларом и человеком можно считать успешным?
    пока мы не разделяем их связь, продолжая вливать кровь балаура в человека, подпитывая эфиром.»

    «4 февраля»
    «балаур слабеет, уже никак не реагирует на прикосновения к себе. его дыхание стало медленным. сердце бьется все реже, но он все еще жив.
    подопытный пока находится в искусственной коме. как только показатели боли ослабеют, можно будет привести его в чувство.»

    «15 февраля»
    «мутация подошла к концу. сейчас это мало похоже на человека, когти на пальцах, твердая чешуя по всему телу. один лаборант прикоснулся к ней, она оказалась слишком острой. и покрытой ядом! он почти моментально упал на пол, крича от боли.
    попытки остановить заражение ни к чему не привели.

    подопытный был выведен из комы. кажется, он хотел с нами заговорить, но его речь была непонятна. записи хранятся в закрытой части лаборатории.»

    «19 февраля»
    «нам пришлось крепче связать подопытного. любое наше появление вызывает у него бурю эмоций. он хочет вырваться, бессвязно рычит. чешуя на его теле стала только крепче, мы уже не можем успокоить его быстродействующим снотворным. к нему не подобраться.»

    опять вырванные страницы. а дальше почерк стал неразборчив, дат уже не было. мне пришлось долго всматриваться, чтобы понять, что там написано.

    «...мы совершили ошибку. образец 43-15р вышел из под контроля. кажется, он окончательно утерял человеческий разум. его взгляд наполнился нескрываемой яростью.»
    ...
    «пришлось перекрыть этаж лаборатории, забарикадировать все двери, лишь бы удержать подопытного. ни в коем случае нельзя выпускать его на поверхность.»
    ...
    «мы потеряли еще один этаж. образец оказался намного сильнее, чем мы предполагали. его не удерживают стальные двери, нам пришлось бежать еще выше. осталось 2 этажа, дальше уже некуда...»
    ...
    «мы старались отстреливать его эфирной пушкой, вот только подопытный давно перестал чувствовать боль. это привело его в бешенство. его грозный рык до сих пор стоит у меня в ушах. остались только я и еще 5 человек с нашей лаборатории. мы забарикадировались в небольшой комнатке на первом этаже.»

    ...
    «мы пытались создать совершенное существо для защиты.
    боюсь, что результаты оказались совершенно обратными.
    надеюсь только на одно, что будущие поколения смогут удержать этот кошмар...»​

    .лантис. асмо. ponchi
    наряд павлина/шляпа хозяина шторма
     
    Fantasy, Kataru, Rickeysha and 2 others like this.
  18. Трессия

    Трессия User

    Joined:
    27.12.11
    Messages:
    1,079
    Likes Received:
    2,509
    Цена лекарства.
    За окном шёл дождь. Карвен отошёл от постели своей больной матушки. Ей было очень тяжело. Целители не могли ничего сделать. Она угасала на глазах. Юноша шёл по коридорам госпиталя как в тумане. Он не знал способа помочь близкому человеку и это его убивало. Вдруг до него донеслись голоса из-за закрытой двери:
    - Я слышал, что опыты повстанцев увенчались успехом. Они нашли лекарство от всех болезней.
    - Неужели? Жаль, что у нас нет этого эликсира жизни. Он бы помог Сарене...
    Карвен стоял у двери, как громом пораженный. Больше он ничего не слышал. Ему было достаточно знать, что есть способ помочь матушке. Последствия его не интересовали. Он развернулся и побежал по коридору.

    ***​

    Дождь продолжал идти с ещё большей силой. Но Карвену он не мешал. Юноша шагал по тропинке в лесу Пойе, прямиком в логово повстанцев. Вдалеке показались различные здания лабораторий. Он остановился под деревом, чтобы перевести дух и еще раз мысленно пройтись по своему плану. Вздохнув, юноша достал из рюкзака карту лаборатории, которую с трудом раздобыл в библиотеке Элизиума и принялся с усердием рассматривать мельчайшие детали на ней. Неожиданно дождь кончился, тучи расступились, и выглянул месяц.
    - Хороший знак, - Карвен улыбнулся, свернул карту и направился к главному зданию лаборатории.
    У входа в строение он увидел двух часовых. Недолго думая, юноша замаскировался и тихо прокрался мимо них. Повстанцы ничего не заметили. Еще несколько шагов и Карвен был внутри лаборатории. В ней никого не было, кроме стеклянных клеток с различными существами. Юноша огляделся и направился прямиком к стеллажу с банками, в которых были различные зелья. Каждый пузырек был подписан, что не составило труда найти нужный. Положив лекарство в карман, юноша хотел закрыть шкаф, как вдруг, на его плечо легла рука.
    - Куда-то торопишься? - У Карвена оборвалось сердце. Он повернулся к говорившему. Перед ним стоял сам глава лаборатории Канис.
    - Так что, куда торопишься то? - Повторил он.
    - Я хочу вылечить свою матушку. - Голос парня дрожал.
    - Теперь ты уже ей ничем не поможешь - Засмеялся глава лаборатории. - Ты останешься здесь.
    - Прошу, я сделаю все, что захотите, но позвольте мне дать матушке лекарство.
    - Сделаешь все? - Канис задумался. - Ну что ж, тогда возьми любой из пузырьков из этого шкафа и выпей. И тогда я тебя отпущу.
    - И все? - Карвен был удивлен, ведь все это выглядело очень подозрительно.
    - Да, и все. Ты сможешь идти, куда тебе вздумается. - Глава лаборатории улыбнулся.
    - А что со мной будет после того, как я выпью любое зелье? - Зерно сомнений поселилось в душе Карвена.
    - Я не знаю. - Канис улыбнулся еще больше. - Ведь в этом и состоит эксперимент. Ты выпиваешь любое зелье. Потом мы присматриваем за тобой и смотрим, что случится. Ты либо будешь продолжать жить, либо умрешь.
    Юноше стало страшно от таких слов.
    - Ну или ты отдаешь мне это лекарство и идешь к остальным подопытным. И больше никогда не увидишь свою матушку. Выбор за тобой.
    Карвен задумался на несколько секунд, потом повернулся к шкафу, взял первый пузырек, открыл его и выпил.
    - Ну вот и все - Канис был доволен. - Ты свободен. Но мы будем наблюдать за тобой.
    Больше Карвен ничего не слышал, он бежал со всех ног от лаборатории. Он чувствовал, что его рука начала неметь. Но боли не было, и его начала переполнять радость от осознания того, что у него есть лекарство для матушки.

    ***​

    Через неделю Сарену выписали из госпиталя. С каждым днем ей становилось все лучше и лучше. Карвен же наоборот угасал: онемение руки не проходило, и он чувствовал, что холод постепенно подбирается к самому сердцу. Юноша рассказал все матушке.
    - Я не жалею ни о чем, я рад, что помог тебе вылечиться. Пусть даже ценой своей жизни.
    - Карвен… - Сарена обнимая сына, плакала, - Лучше бы ты не ходил за лекарством. Ведь тяжело смириться, когда умираешь сама, но еще тяжелее - когда умирает твой ребенок.
    - Прости, матушка. Я не хотел причинять тебе боль.
    - Я тебя не обвиняю ни в чем. Я горда, что воспитала такого прекрасного человека. - Сарена еще крепче прижала сына к себе. - Ты навсегда останешься со мной, в моем сердце…

    ***​

    На следующее утро Карвена нашли в постели. Он весь окоченел и сердце уже не билось. Его похоронили в семейном склепе, на окраине кладбища.

    ***​

    - Холодно… Как же холодно… - он с трудом открыл глаза.
    - Кто я? - он находился в какой-то оболочке, сжав руки в кулаки, напрягся и сделал выпад рукой. Оболочка треснула и тут же осыпалась.
    Он огляделся и увидел, что находится в стеклянной комнате. За стеклом стояло несколько человек.
    - Прекрасно! Он очнулся. - Сказал глава лаборатории Канис, стоящий в первом ряду. - Это наш первый удачный экземпляр. Мы назовем его СС-1. Первое совершенное существо.


    Автор: Трессия
    Альсион/элийцы/Трессия
    Наряд павлина/Шляпа хозяина шторма
     
    Last edited: May 30, 2015
  19. LetItBe

    LetItBe User

    Joined:
    08.12.10
    Messages:
    150
    Likes Received:
    147
    Исследование базы повстанцев.

    «Мистер Фуаро, прошу как можно скорее прибыть в штаб лаборатории повстанцев по срочному делу. За вами будет направлен скоростной летательный аппарат сегодня, в 15.00»
    С почтением, комендант СЛП Воткус.»
    Отложив письмо в сторону, я задумался. Повстанцы – не те люди, с которыми хотелось иметь дело. Вечно скрытные, сами себе на уме, проводят странные опыты. Но Воткус был моим старым знакомым, и весьма приятным человеком. Вряд ли бы он стал присылать официальное приглашение, если бы действительно во мне не нуждался. Чертыхнувшись, я отправился собираться на встречу.
    ***
    - Фуаро, рад видеть. Спасибо, что не отказал во встрече,– сказал Воткус, приветствуя меня на пороге своего кабинет, – Прошу проходи, садись. Драновый кофе?
    - Приветствую. Нет, никакого кофе. Последний до сих пор не могу забыть.
    Пожав протянутую руку, я прошел к креслу и опустился.
    - Итак, что случилось? – спросил я, рассматривая Воткуса. С нашей последней встречи он заметно сдал и производил впечатление весьма озадаченного человека.
    Комендант подошел к своему столу, но садиться не стал. Повернулся и напряженно глядя на меня, произнес:
    - Я вызвал тебя по весьма деликатному делу. И надеюсь на твою лояльность и понимание. Все что я скажу, должно остаться между нами.
    Я кивнул, предлагая ему продолжать. Воткус провел рукой по лбу, как будто у него болела голова. Подошел к креслу и сел.
    - Я начну с предыстории, чтобы в целом было понятно происходящее. Как ты знаешь, организация повстанцев имеет множество лабораторий по всей территории Атреи. Мы занимаемся исследованиями в различных областях и материях. Наше отделение в Тиамаранте имело особый статус - ученые обследовали группу усиленных и свирепых драканов, появившихся в тех краях. Сотрудники наблюдали за ними продолжительное время и никак не могли выявить причины столь необычных качеств у представителей балауров. Незадолго до катаклизма, нам поступила информация, что секрет был разгадан и документы направлены в центральную лабораторию. Однако произошло то, что произошло, и Тиамаранта оказалась под водой, вместе с нашей исследовательской базой. Документы пропали, так и не дойдя до нас.
    Целый континент канул в лету! Драканы же, ранее там обитавшие, чудесным образом оказались в Сигнии. Замечу, что их стало намного больше, и они стали еще сильнее и суровее. Их военачальники не идут на контакт с представителями элийского командования. Они сеют разруху в регионе, захватывают территории, их базы разрастаются с неимоверной скоростью. Новую группу ученых направили на повторные исследования. Очень важно найти то, что сдержит их или ослабит. Но успехов пока не наблюдается.
    И вот недавно, как ты, наверное, слышал, искателями затонувших сокровищ в том районе, был найден сундук, в котором обнаружились записи исследователей повстанцев. Этот сундук был выкуплен и доставлен к нам. Как мы и предполагали, внутри были исследования с базы в Тиамаранте. При изучении было установлено, что большая часть материалов ранее к нам уже поступала. Обнаружен еще один журнал, записи которого мы просмотреть не смогли. Он закрыт с помощью магического заклинания, ранее не известного нам. Этот журнал имеет огромное значение - на нем печать главного исследователя, занимавшегося вопросами драканов. Организация полагает что это и есть те самые пропавшие документы.
    Из лучших ученых была создана специальная группа для снятия заклятья. Всего шесть сотрудников, величайшие умы, разгадавшие не одну тайну Атреи. Они были направлены на специальную базу и приступили к решению, так сказать, проблемы. Все это было месяц назад. Спустя неделю, погиб один из ученых – умер от заражения крови. Провели тщательную проверку. Тогда мы думали, что это был несчастный случай. Но спустя неделю, умирает еще один ученый – остановка сердца. Опять тщательная проверка – и ничего. Никаких магический или ментальных воздействий. Просто остановилось сердце. Мы приставили личную охрану и усилили медицинский штат. Все шло гладко. И вот вчера, третий ученый. Самоубийство. Прыгнул с обрыва. В такое стечение обстоятельств уже сложно поверить. Подозрения никто из персонала или ученых не вызывает. Доступ на базу имеет ограниченное количество лиц, ведется строгий учет. Однако факт остается фактом. Поэтому руководство и приняло решение обратиться к тебе.
    Он протянул мне зеленую папку с печатью.
    - Здесь все сведения о расследованиях. Надеюсь, ты увидишь то, что мы пропустили.
    Открыв папку, я начал просматривать материалы дел. Воткус молчал, наблюдая за мной. Исходя из данных представленных в отчете, картина вырисовывалась не благоприятная. Дочитав до конца, я захлопнул папку и задал один единственный интересовавший меня вопрос:
    - Итак, ты хочешь, чтобы я нашел убийцу или помог открыть журнал с исследованиями?
    Воткус невесело усмехнулся.
    - Я буду рад любому результату.
    ***
    Тем же вечером меня доставили на базу. Здание лаборатории, штаб охраны, жилой комплекс и, видимо, какие-то хозяйственные помещения. База находилась на обрыве. Вдаль убегала дорожка, и виднелся горизонт. Вооружённые охранники стояли на башнях и патрулировали периметр. Перед входом в лабораторию стоял усиленный наряд с дрессированными существами. На мое удивление это были не фрэлы или ронтоны, а вараны.
    Осматриваясь вокруг, я обратил внимание, что стены зданий обработаны какой-то вязкой субстанцией. Судя по данным отчета - слюна виоланта. Защита от внешних воздействий. Подойдя к стене здания, я протянул руку и подцепил каплю субстанции. Поднеся к носу, принюхался. Запах был знакомым.
    Из штаба с охраной появился человек и быстрым шагом направился ко мне. Достав из кармана платок, я вытер руку.
    - Мистер Фиаро полагаю. Я начальник охраны Девальк. Надеюсь, вы поможете разобраться нам с этим делом, – приветливо произнес он. Улыбка не сходила с его лица.
    Я оценивающе оглядел такого радостного начальника охраны.
    - Приветствую. Будем надеяться. Проводите меня в лабораторию. Я хотел бы познакомиться с учеными и увидеть тот самый журнал.
    - Следуйте за мной, - улыбаясь еще шире, начальник развернулся и направился к нужному зданию.
    Идя следом за Девальком, я исподтишка разглядывал охрану, состоящую полностью из мужчин. Они четко выполняли свои функции. Не было видно ни одного нарушения – никто не разговаривал между собой, не слонялся без дела.
    Пройдя пост охраны, мы вошли в здание лаборатории. Помещение было абсолютно пустым – для непросвещенных. Начальник охраны нажал несколько точек на стене, и открылась потайная дверь в полу, ведущая в исследовательскую часть. Когда я увидел это в первый раз, то был весьма заинтересован. Такие типы строение не распространены в Атрее. Это было что-то новенькое - повстанцы всегда славились своими изобретениями. Радостный капитан повернулся, пытаясь оценить произведенный эффект. Но тут его ждало разочарование – мое лицо осталось бесстрастным. Ничуть не расстроившись, капитан направился вниз.
    Исследовательская часть этой лаборатории отличалась от других подобных помещений. Я как будто попал в школу алхимии – вдоль стен тянулись стеллажи с книгами. Тут и там стояли шкафчики с всякими ингредиентами. Поодаль стояли доски, исписанные какими-то магическими формулами. Чуть ближе – пустые доски, без признаков письменных принадлежностей. В центре стоял большой стол, вокруг которого, сидели трое мужчин в одеяниях исследователей. Они молчали, но заметив меня, резко встали, и, улыбаясь, направились в мою сторону.
    Раздались приветственные речи, на которые я машинально отвечал, не фиксируя в своей памяти. Мой взгляд направлен на журнал, лежащий посредине стола – без защитных колб, без сферы неприступности. Я увидел, что хотел.
    Обрывая монологи исследователей, я обратился к начальнику охраны.
    - На сегодня я уже закончил. В ближайшее время мне снова придется приехать к вам. А сейчас, не могли бы вы проводить меня к медикам, есть несколько вопросов по делу, которые я хотел бы прояснить.
    Начальник, все с той же улыбкой, пожал плечами
    - Они все уже разошлись. Вы сможете встретиться с ними в следующий раз.
    На став настаивать, я направился наверх во двор. Водитель летательного аппарата терпеливо ожидал, с интересом рассматривая все вокруг.
    - До скорых встреч, – распрощался я с Девальком. Отъезжая, я повернул голову, чтобы посмотреть, что происходит на базе. Охрана не спеша несла службу, улыбающийся начальник и исследователи смотрели мне вслед.
    - Да уж, странное местечко. Кярун. Куда едем нян-нян? – спросил водитель байкрона, готовясь взлетать.
    -Домой, - произнес я, мысленно составляя письмо коменданту.
    ***​

    «Мистер Воткус, направляю вам результаты своей работы.
    Ученые секретной лаборатории в Тиамаранте изучали способы перевоплощения в балауров, помимо всего прочего. Не отрицайте! Спешу сообщить, что эти эксперименты удались. Отчасти. Но технология попала в руки драканов, была усовершенствована и активно используется.
    Начальник охраны – дракан-военачальник. Смутно знакомый с поведением элийцев. Постоянно улыбается. Использует руководство «Притворяясь элийцем. Пособие для асмодинского разведчика».
    Оставшиеся в живых ученые – драканы-офицеры. Не имеют ничего общего с исследователями повстанцев. Я думаю, вы сами поймете, когда зайдете в лабораторию. Пользуются тем же пособием о поведении элийцев.
    Охрана - низшие драконоиды. Удерживаются в разумном состоянии, благодаря слюне рюкрога, которой обработана вся территория базы. В том числе и крыши зданий. Рекомендую, заказать дождь перед прибытием на базу.
    Все балауры находятся под зельем перевоплощения. Ингредиенты мне не известны. Для снятия – заставьте съесть мясо балауров. Каннибализм в их среде порицается. Возможно, будут результаты.
    Журнал исследований – подделка. Смею предположить, что настоящие записи находится в руках Бритры. Путь в Манорн будет нелёгок.
    P.S. Чудесный образ перемещения балауров в Сигнию – дело рук организации повстанцев. Но вы не удивлены, не так ли?
    С надеждой на будущие встречи, исследователь Атреи, Фуаро.»​

    ©Moning

    Альсион/Элийцы/Moning
    Шляпа хозяина шторма/Наряд павлина
     
    Last edited: Jun 1, 2015
    Kvolik♥, Kataru, St.Bitch and 3 others like this.
  20. [AMMY]

    [AMMY] User

    Joined:
    17.12.13
    Messages:
    4,993
    Likes Received:
    2,790
    Адриана

    Густой аромат цветущей эссии, доносившийся из распахнутого окна, заполнял комнату, смешиваясь с запахами настоек и эфирных зелий. В полумраке негромко беседовали двое, временами их разговор прерывался и тогда в ночной тишине был слышен лишь шепот ветра.
    - И всё же я не могу понять, почему все светлые умы повстанцев стремятся получить контроль над невероятной силой. Что есть сила? Это порок нашей с тобой современности. Стремление к безграничной власти посредством физического насилия, низменность желаний, пустота сознания, страх перед еще большей мощью – всё это заставляет меня думать, что я родился не в ту эпоху. Неужели они не осознают, что бессмертие властвует над силой? – Мужчина вопрошающе взглянул на собеседницу, надеясь увидеть в её взгляде отклик на свои мысли. Но в следующее мгновение отвернулся к окну, будто адресуя свой вопрос луне.
    - Я думаю, смерть тоже может быть показателем силы. – Робко произнесла Адриана, боясь рассмешить профессора своими рассуждениями. – Иногда, смерть способна открыть людям нечто иное, то, что нельзя было увидеть ранее в человеке… – Девушка покраснела от осознания, что запуталась в словах, не сумев раскрыть главной идеи. Но профессор был так увлечен собственными размышлениями, что не придал значения фразе, которую обронила юная помощница. Ему не хотелось заканчивать этот разговор, но все слова уже были сказаны, все мысли озвучены. У него не оставалось выбора, кроме как вернуться к начатому этим вечером исследованию, которое волновало его разум сильнее, чем любая из книг популярных элийских философов. Спустя несколько минут молчания, профессор встал и обратился к Адриане:
    – Ну что ж, пора приступать к делу! – Пройдя через всю комнату, ученый подошел к массивному каменному столу. Сбросив ткань, скрывавшую лежащее на столешнице тело, он начал тщательный осмотр.
    «И что профессор нашел в этом безобразном трупе?» – ревниво наблюдая за тем, как с почти священным трепетом он осматривает тело мертвого даэва-целителя, подумала Адриана. Ведь она была готова на всё ради ученого и его исследований, но казалось того волнует лишь труп этой асмодианки. Девушку угнетало чувство, что бездыханная целительница за один вечер стала важнее, чем верная помощница, которая много лет участвовала в его тайных и незаконных экспериментах.
    – Какой занятный образец достался нам на этот раз! Она наверняка отлично подойдет для дальнейших исследований. Конечно, необходимо свериться с результатами прошлого эксперимента, но я уверен, нас ждет успех. – Торжествующий голос профессора прервал раздумья девушки. – Продолжайте осмотр, Адриана, особенное внимание уделите серьезным повреждениям. Нам крайне необходима полная целостность тканей. – Еще раз взглянув на бездыханное тело, профессор покинул комнату.
    Адриана не спеша, даже с некоторым нежеланием, направилась к трупу. Она впервые смогла осмотреть мертвую девушку вблизи, холодную и неподвижную, словно слившуюся с каменным столом в единый монумент. Бледная кожа, тонкие руки, изящные черты лица – всё это показалось Адриане невероятно красивым, но в тоже время отталкивающим своей безжизненностью.
    «Я начинаю понимать, что так привлекает профессора в ней. Эта асмодианка кажется идеалом, воплощением грации и чистоты. Она могла бы сыграть роль музы для бога, даже для самого Асфеля. Наверняка, она стала бы отличной собеседницей для профессора, в отличие от меня…». Увлекшись этими мыслями, Адриана едва смогла сдержать возглас удивления, когда в неприметном месте на мертвом теле она обнаружила безобразный шрам. Это явно был след глубокой раны, полученной в ходе сражения.
    Не успела девушка задуматься об истории этого ранения, как мысль пронзила её сознание словно острый клинок – «Он будет в ярости! Как долго мы ждали подходящий образец, сколько мешков с кинарой пришлось отдать за это тело! О нет… Я нашла этот шрам, я во всем виновата». Лицо Адрианы застыло, лишь страх можно было прочитать в полных слез глазах девушки – страх перед гневом её кумира, которому она была готова отдать своё сердце.
    Профессор потерял счет времени, пока разбирал записи в кабинете, пытаясь разложить их в хронологическом порядке. Сегодня у него нет права на ошибку, он шел долгие годы к главному исследованию своей карьеры в секретной лаборатории. Когда бумаги были готовы, он воодушевленно, но не без тревоги, отправился в лабораторное помещение.
    – Адри, сегодня нас ждет великое событие! От тебя потребуется невероятная сосредоточенность и… – Профессор осекся, понимая, что Адрианы нет на месте. Его охватило недовольство, ведь сейчас поистине важный момент для обоих, а она посмела так безответственно к нему отнестись.
    Всё еще вполголоса сокрушаясь, он подошел к столу с трупом. По непонятной причине тело было вновь укрыто тканью, но профессор не придал этому значения. Желая в последний раз перед началом операции полюбоваться манящей красотой мертвой асмодианки, он откинул покрывало. И окаменел от ужаса, глядя на лежащее перед ним тело. На том самом столе была его Адриана! Она поразила его своим великолепием, теми непорочностью и прелестью, что окутывали ее изящное тело. Казалось, девушка погружена в безмятежный сон о лесах Интердики. На лице её застыла едва уловимая улыбка. Но видя подле руки Адрианы полупустой флакон с ядовитым зельем, профессор понимал, что она уже никогда не проснется.

    tomatik асмо гардарика, шапка шторма!
    Отредактировано 6 июня с целью вернуть заглавные буквы и дописать инфу о персонаже
     
    Last edited: Jun 6, 2015
    Otstypnuk, Kaelis, Rickeysha and 9 others like this.
Thread Status:
Not open for further replies.