1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

[Фанфик] Глазами монстра

Discussion in 'ФАНФИК (архив)' started by Mesmero, Sep 10, 2015.

Thread Status:
Not open for further replies.
  1. Mesmero

    Mesmero Moderator

    Joined:
    25.11.10
    Messages:
    1,879
    Likes Received:
    647
    Конкурс: фанфик

    Работы принимаются с 10 сентября по 30 сентября 2015 года.
    Прием работ заканчивается 30 сентября в 18:00 по мск.


    Тема: Глазами монстра

    Мы ежедневно истребляем их целыми сотнями, совершенно не задумываясь, как выглядим с их стороны. И действительно: разве может зомби, голем или тупой как пробка орк Кабу обладать тонкой душевной организацией? При этом мы забываем, что среди монстров есть и вполне разумные экземпляры или, скажем, близкие родственники наших любимых питомцев. Так как же выглядит мир Эльморадена глазами монстра?

    Правила:
    Объем текста не ограничен!

    Комментарий к теме:



    Пожалуйста, используйте тег
    ...

    Здесь выкладывать только работы. обсуждение тут
     
    Last edited: Sep 11, 2015
  2. Saharin

    Saharin User

    Joined:
    07.06.15
    Messages:
    2
    Likes Received:
    6
    ... Осень. Дует холодным ветром. С деревьев падает листва. Сухая трава стелиться по земле, запутывая ноги. Солнце уже не так сильно прогревает воздух, и от этого становиться очень грустно. Оторвавшийся желтый листочек, пролетая над кронами деревьев, пересекая просторы леса, медленно опустился нанос непонятному маленькому существу, которое спало на опушке у холма, согревшись последними лучиками тепла. Почувствовав легкое касание листочка существо открыло глаза, и чихнуло. Листочек упал на землю... Рассматривая непонятный предмет малыш никак не мог понять что ето такое. Тонкой костлявой рукой он потянулся к земле, и поднял листок.
    - Кто ты?
    - Что ты!?
    Пытаясь услышать ответ он поднес листок ближе к уху. Тишина...
    - Кто ты? Почему молчишь? - переспросил он.
    Листок по прежнему молчал.
    - Наверное кто то потерял - подумал про себя малыш.

    - Нужно найти хозяина!
    Не долго думая он направился в сторону чащи, и уже через пару минут скрылся за толстыми стволами леса.
    Пробираясь в глубь, он остановился возле толстого дерева, передохнуть.
    Вдруг сзади послышался шум, исходящий с кустов терновника.
    - Кто здесь? Вы ничего не теряли? - спросил он в направлении кустов.
    В ответ послышались лишь шум и непонятные звуки, больше ничего...
    Огорчившись от того что никто не желает с ним разговаривать малыш двинулся вперед.
    Спустя пару часов, он вышел на небольшую полянку. Она была небольшой, округлой формы, без деревьев и кустов. Кругом только сухая трава. Недалеко, на поляне кто то сидел. Малыш устремился к ним. Подбежав по ближе он понял что никогда не видел таких существ. Это были люди.
    - Здравствуйте! Вы ничего не теряли? - спросил он.
    В ответ лишь какие то непонятные слова и звуки. Он не знал, что они его не понимают, как и он их. Снова потерпев неудачу, малыш ушел с поляны обратно в лес.
    Солнце садилось, становилось холодно и темно. Малыш знал, что пути назад нету. Окончательно заблудившись в лесу, он сел у корней огромного дерева и заплакал. Темнота окружила его и стало совсем ничего не видно.
    Неожиданно, сорвавшаяся со щеки слеза упала на листок и впиталась в него как в губку.
    Листочек начал излучать нежный голубой свет. И как будто кто то невидимой рукой поднял малыша и подтолкнул в сторону лесной просеки, которой раньше не было видно.
    Проходя все дальше листок излучал все больше света. Пройдя еще пару шагов он оказался у огромного дерева. Подойдя ближе он услышал тонкий голосок:
    - Отпусти меня...
    - Что!? Кто это сказал? - заговорил малыш.
    - Отпусти меня...Отпусти...
    Малыш понял, что голос исходит от непонятного предмета в его руках. Он поднял ладони вверх, и листок излучая все больше света начал подыматься к верхушке дерева. Подняв глаза вверх он увидел, что все дерево начало переливаться разными цветами. Малыш увидел еще множество таких же листочков.
    - Спасибо тебе, маленькое существо. - послышался голос с верхушки дерева.
    - Кто же ты?
    - Я древнее "Дерево Жизни". Я даю надежду и жизнь, сохраняю баланс добра и зла в мире. За то, что ты не потерял надежду и донес частичку меня обратно, я сделаю тебя хранителем дерева жизни...
    Так в мире Ельморадена появились Духи леса и его хранители...
     
  3. Nefff

    Nefff User

    Joined:
    11.09.15
    Messages:
    55
    Likes Received:
    87
    История одного кратора
    Мы заперты в этой комнате...Века, тысячелетия...Я уже не помню сколько, не помню за что.
    Мы знаем каждый обломок серой стены, каждую пылинку на истоптанном нами полу. Узнаем друг друга по шагам.
    За такой долгий срок было время привыкнуть, находить радость в долгих раздумья[ и бессмысленно повторяющихся днях.
    Но в последнее время этот покой был навсегда нарушен, приходят они...они называют себя героями. Почему?
    Не знаю... "герои" редко приходят по одному, обычно их очень много. Они нападают группой, чувствуют, что слабее.
    Прибегая, они какое то время стоят в стороне, что то кричат, создают красивые знаки в воздухе, возможно,
    подбадривают друг друга.Затем наступают. Они мучаются, кричат, бьют. Остатки инстинктов заставляют меня защищаться,
    но мне это не нужно.Иногда я превосхожу их по силам, убивая одного, двух, но обычно они побеждают.
    Эти глупые герои радуются моей смерти, не зная,что через какое то время в этом же месте снова появлюсь я...
    Я привык не бояться смерти, каждый день умирая тысячи раз от разных героев.
    Умираешь тысячи раз..возрождаешься тысячи раз...И ждешь, когда они придут.
    Возможно, они бы по другому относились ко мне, если бы знали за что я тут, если бы я сам это помнил.
    Но, когда нибудь они исчезнут, уйдут, станут настоящими героями и оставят меня здесь, вспоминать...
     
  4. TheScaredCat

    TheScaredCat User

    Joined:
    11.09.15
    Messages:
    1
    Likes Received:
    0
    ...
    - Гуммунгус!
    Гуммунгус резко обернулся
    -Дружище, хорош мучать бедного тролля! Пойдем, у нас дел по горло.
    Зомби послушно, подобно щенку побежал к своему хозяину. Одетый в черные, потертые то ли от времени, то ли от битв латы некромант уверенно шагал к холму. Забравшись на него, хозяин улегся на траву, и сделал жест рукой, как бы приглашая лечь рядом. Гуммунгус пожал плечами и плюхнулся на зеленую, мягкую траву. Вечер. Ночное небо. Зомби впервые в жизни видел такое красивое, звездное небо. Он ошарашенно глядел вверх, лишь изредка косясь на пробегающих мимо белок.
    - Захватывает, не так ли? Глянь ка вон туда. Это созвездие Большой медведицы.
    - У-у-р-р. Р-р-а-а-р-р.
    - Я знал, что тебе понравится.
    И вдруг зомби осенило, а вдруг он создан не только для того, чтобы бегать за своим хозяином, и бить существ, угрожающих некроманту. Вдруг он способен на большее? Вдруг это не предел мечтаний, и он в любой момент может самостоятельно путешествовать по миру?
    - Р-р-р-р-у-у-у-у-у-р-р!
    -Нет, Гуммунгус, даже не проси! Нет-нет! Это опасно! Тебя могут убить! О нет, не нужно делать такие жалобные глаза! Нет, брат, нет!
    Гуммунгус обиженно взревел, и отвернулся от некроманта.
    Спустя пять минут Ла'Аитх, тяжело вздохнув, пихнул плечом зомби и сказал:
    - Хорошо. Так и быть.
    Зомби резко повернул голову к некроманту, вдруг подпрыгнул от радости, и начал отплясывать джигу, путаясь в кривых ногах, падая, но вставая, и продолжая дальше танцевать.
    -Ну все, все. Хватит праздновать. Иди сюда, присядь. В общем, ты уже не слаб, и вполне можешь за себя постоять. Первым делом в Деревне Говорящего Острова найди темную эльфийку Дану. Покажи ей этот кинжал она сама все поймет. Дальше увидишь все своими глазами. После этого она расскажет тебе кое что об окружающем мире. Еще возьми этот камушек. При смерти он восстановит тебя, но только один раз.
    Некромант протянул кинжал, какую-то записку и камень.
    - Дальше ты обучишься всему сам. Я горжусь тем, что бок о бок сражался с тобой. Ну, прощай. Может быть встретимся.
    Хозяин взял зомби за руку, прочитал заклинание, и Гуммунгус с протяжным звуком телепортировался в деревню.
    - Мать честная! Это шо еще за диво!
    Темная эльфийка с криком отскочила он зомби, который появился прямо перед ней в один миг. Зомби торопясь поднял разбросанные и вещи, и протянул записку с кинжалом эльфике
    -Ах, Ла'Аитх. Вспомнил о старой доброй Дане. Ну, что же, быстро забега внутрь! Если тебя здесь заметят, сюда сбежится вся охрана!
    Дана указала на дверь небольшого домика. Войдя внутрь, эльфийка подбежала к шкафу, и начала перебирать какие-то вещи.
    -Ага, нашла!
    Дана вытащила старый длинный плащ с капюшоном и маску.
    - Ну что же, Гуммунгус, усмехнувшись сказала Дана, пойдем, я научу тебя не выделяться.
    Дана вышла во двор, и за ней поспешил Гуммунгус.
    - Чтобы не привлечь к себе внимания людей тебе нужно ходить ровно. Выпрями ноги, и попробуй пойти.
    Подобно ожившей статуе зомби пытался идти, но плюхнулся на землю.
    - Ха-ха. Тяжелый случай. Ладно, не беда, научишься.
    Спустя 7-8 часов Дана научила зомби более-менее нормально ходить, а так же обучила его основам боя.
    Дана зашла внутрь, крикнула: "Подожди там, я сейчас!", прокричала какое то заклинание и буквально вылетела из домика.
    - Вот, держи. Этим кинжалом ты будешь сражать своих врагов. Не только ударом, но и одним видом.
    И правда, кинжал был очень красивым и ярким.
    - Ступай, я рассказала тебе все, что нужно. Дальше ты сам можешь вершить свою судьбу.
    Эльфийка одела Гуммунгуса в плащ, надела на него маску и вручила кинжал.
    В припрыжку зомби скакал по лесам, и вдруг он наткнулся на деревню. Деревню орков. Гуммунгус рухнул. В голове начали проскакивать картинки из прошлого...

    -Он живой. Что, может закончим с ним уже, а?
    -Нет, рано! - Сказал главарь банды.
    -Ну и кто же ты такой, а? Кто тебя послал?
    Паренек молчал в тряпочку. Оглядевшись он понял, что находится посреди улицы какой-то деревни. Огромный, двухметровый орк ударил его ногой бо голове.
    -В молчанку играть будем? Отвечай!
    Парень все так же молчал. Главарь схватил его за горло, приподнял с колен и прошипел:
    -Если ты сейчас же не скажешь, кто ты, и откуда пришел, то мы прикончим твою подружку и этого паренька!
    -Нет! Ст... Стойте! - закашливаясь все же проговорился паренек.
    -Заговорил значит? Ну, выкладывай!
    -Я разведчик клана Сыновей тьмы! Меня зовут Альтрей! Прошу, не трогайте их! Если хотите, убейте меня!
    -С радостью!
    Удар. Меч пронзил живот Альтрея, окропя камни кровью. Парень закрыл глаза, и рухнул на землю. Вдруг хлопок, синее пламя вокруг него. Альтрей понял, что в кого то превратился, и сразу же потерял память. Перед ним стояла фигура человека. Человек сказал
    -Отныне я буду твоим хозяином. Я буду звать тебя... Гуммунгус!

    ...Зомби тряхнул головой, в его глазах разыгралась ненависть, он побежал к деревне, яростно рыча. Бумм... Сигнал тревоги заиграл во всей деревне. Головорезы повыбегали из казарам. Они окружили Гуммунгуса. По двое головорезы подходили к зомби. Он ловко уклонялся от их ударов, и пронзал кинжалом. Но вдруг в круг вышел главарь банды. Он использовал какое то магическое заклинание, создающее мощный импульс. Маска Гуммунгуса рассыпалась на части, а сам он упал. Главарь уже было хотел добить зомби, но вдруг он прищурился и сказал:
    - Альтрей... Какая неожиданная встреча. Кто же тебя реинкарнировал в такую муть? В оковы его! Отныне ты мой раб!

    -Эй, ты, зомби! ты в этой камере уже 14 лет, да? Мне рассказали про тебя. Это рабство сделалас тобой такое? А, в прочем не важно. Держи!
    Заключенный протянул буханку хлеба, а в ней был ключ.
    -Я стащил у главаря. Беги, когда охрана отвлечется! И еще, держи свой кинжал!
    Кривыми руками Гуммунгус пытался засунуть ключ в скважину, но уронил его. охранник заметил это, и подбежал к зомби. Вдруг заключенный заорал:
    -Эй, вы, черти! Руки-крюки, да? Ложки роняем, да?
    -Заткнись там!
    Пока охранник был отвлечен, зомби открыл дверь, и перерезал охраннику горло. Гуммунгус вскочил по лестнице вверх и вышел из темницы. Охрана бежала на него. Он быстро скрылся за угол, и влез в окно. Это оказалось окно домика главаря. Зомби спустился в подвал, где орк расчленял какое-то огромное животное.
    -Очередная встреча. Зря ты вылез тогда из своей дыры. Сидел бы там, и не попался бы ко мне в плен. Не стал бы уродливой тварью. А теперь ты умрешь окончательно.
    Гуммунгус, зарычал, начал размахивать кинжалом, и вдруг прочитал какое то заклинание. Оно откинуло орка в стену, тем самым сделав в ней огромную дыру.
    -Неплохо, но не круче чем ветерок на улице!
    Орк прокричал что-то, и зомби загорелся. Зомби впал в ярость, и побежал на главаря. Промах, промах, крит! Но и орк тоже был не из робкого десятка. Одним ударом он значительно навредил зомби. После, главарь прокричал что-то длинное, и по звучанию, не значащее ничего хорошего. И правда, зомби закрутило в воздухе, и вбило в пол. Гуммунгус вымотался, но не собирался проигрывать бой. Он швырнул кинжал в орка. Воткнувшись ему в живот кинжал раскрылся, как цветок, от чего сделать очень больно главарю. Орк взвыл. Зомби побежал к нему, и острыми когтями ударил ему по лицу. Вытащив вновь закрывшийся кинжал-цветок он воткнул орку его в горло. Орк вытащил кинжал из горло, и со всего размаха ударил по зомби кулаком. Главарь подбежал к зомби и воткнул его же кинжал ему в сердце. Гуммунгус рухнул. Орк тоже вымотался, но остался в живых. Это конец. Зомби умирал окончательно. Но вдруг он вспомнил, что у него есть камень, который возродит его! Он посмотрел на стол главаря, и пополз к нему. Но сил не хватало чтобы дотянуться. Тут в подвал ворвался старик, импульсом швырнул орка и дал камень зомби, после чего растворился. Гуммунгус улыбнулся и разбил камушек. Неведомая сила подкинула его, и поставила на ноги. Он сново был здоров, и готов продолжить бой.
    -Что? Этого не может быть!
    Зомби прочитал заклинание, которое мог прочитать всего один раз в своей жизни. Он даже не помнил, откуда его знает. Главаря скрутило, изломало в воздухе, и с истошным криком он рухнул на землю. Из его рта вышла его грешная душа, и неведомая сила забрала её вниз. Кажется, в ад. Зомби поднялся, и вспомнил про старика, что помог ему. Гуммунгуса осенило! Он метнулся к выходу, и со всех ног бежал в лес. Бежал, что есть мочи, пока не добежал до одинокого домика. Войдя внутрь он увидел сидящего за столом седого старика в черных, потертых то ли от времени, то ли от битв латах.
     
  5. Сергейкаманас

    Сергейкаманас User

    Joined:
    05.06.15
    Messages:
    18
    Likes Received:
    0
    ...
    Давным давно я уже и сам не помню когда это было!
    Но было это так:
    Однажды мать всех драконов взывала о помощи.
    На вершину скалы там где она сделала гнездо,пробрались грабители и украли драконьи яйца.
    Она умоляла найти и вернуть её потомство и наказать тех кто посмел это сделать!
    На её просьбу откликнулся отважный воин,который пообещал найти все до единого.
    И смелый герой отправился в путь по горячим следам и по сплетням в таверне.
    Он узнал что где то в окрестностях Долины Драконов.
    Видели как существо похожее на крысу в руках несло яйцо не обычных размеров.
    Допив свою кружку эля герой отправился туда!
    Прибыв на место похожее по рассказам он увидел падальщиков похожих на крыс.
    И принялся сразу их убивать одного за другим он расчленял ихние тела и в конце оставил лишь одного.
    Который с радостью рассказал что его братья украли яйца и что он готов показать где они лежат.
    Падальщик привел война к пещере и сказал что они внутри!
    Спустившись в темноту герой обнаружил не только яйца но и засаду с которой легко справился благодаря своей силе.
    Собрав все яйца он поспешил к завершению своего задания.
    Когда герой вернулся обратно к матери драконов она вознаградила его и этот дар был бесценен.
    Отдав самое дорогое что у неё есть своего могучего детёныша дракона.
    Ведь до этого момента ни кто ещё не приручал дракона.
    Дождавшись момента когда из яйца появится дракончик герой принялся оберегать малыша.
    Но что бы он вырос крепким и сильным всегда брал его на охоту.
    Время шло и дракончик подрастал становился более мощным.
    Когда храбрый воин уходил от матери драконов она дала ему волшебный корм.
    И сказала что когда настанет время он всё поймет сам.
    Герой и позабыл уже об этом но любознательный дракончик нашел корм и съел!
    На следующий день проснувшись от удивления он увидел своего дракона уже в новом облике.
    Передним стоял взрослый дракон способный съесть пол деревни.
    Но так как дракон был ручным герой решил его оседлать и к счастью это получилось.
    Герой отправился в город попросив кузнеца в городе сделать доспехи и седло.
    Когда все было готово он снарядил дракона и отправился в путь в те места где еще не был.
    На своём пути они повидали многое и всё это время мать драконов наблюдала за ними.
    В один прекрасный день она вновь посетила героя и сказала что его дракону пора научится летать.
    И поведала что для этого нужно сделать на тот момент герой был очень велик.
    И владел собственным замком собрав все необходимое что сказала мать драконов.
    Он с драконом поднялся на вершину замка и дал дракону волшебное зелье.
    И на его глазах произошло чудо передним предстал огромный летающий дракон.
    Герой залез на его спину обняв по крепче шею и они взлетел к небесам.
    Они долго летали и все с изумлением смотрели как человек летит на драконе.
    С тех пор мать всех драконов поняла что жителям Ельморадена можно доверять!
    И самым достойным давала щанс воспитывать собственного дракона.
    Так жители Ельморадена и драконы стали существовать вместе...
     
  6. Brodyaga91

    Brodyaga91 User

    Joined:
    01.02.14
    Messages:
    24
    Likes Received:
    16
    Где лучше всего проводить темные безлунные ночи, отдыхая от охоты на монстров? Конечно же в кабаке! Храбрый зеленокожий воин Алуф знал это, и сейчас наслаждался теплом от камина, хорошей компанией и вкусным элем.
    Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. Близился рассвет, большая часть посетителей уже спала на лавках или на полу. А хозяин кабака недвусмысленно намекал оставшимся о времени...
    Алуф с грохотом поставил на стол пустой бокал с элем.
    - Эй, хозяин! Ну-ка подлей еще... Местные слабаки даже пить не умеют!
    Но никто не принес ему выпить. Зато подошли два воина в сверкающих доспехах и очень невежливо напомнили о том, что пора уходить. Пьяный орк оглядел их и решил не связываться. Ох пришли бы они, когда он трезв! Ох устроил бы он им!
    С такими мыслями Алуф вышел из кабака и пошел куда глаза глядят. Хотя, по правде говоря, темень была такая, что глаза ничего не видели. Что-то бормоча про слабаков, непрерывно икая и шатаясь из стороны в сторону, он брел в неизвестном направлении...
    Кто знает сколько он шел... Может пару минут, а может пару часов... Рассвет приближался слишком медленно. Алуфу даже показалось что время остановилось.
    Внезапно споткнувшись обо что-то огромное, он приземлился в траву... Кое-как поднимаясь и чертыхаясь, орк решил посмотреть, что явилось причиной такого позорного падения. Но мысли его прервались, не успев дойти до конца. На него кто-то смотрел. Два странных нечеловеческих глаза, медленно поднимались с земли, становясь все выше...
    - Тьфу ты черт! Может я и вправду слишком много выпил! - заморгав и отряхнувшись, Алуф развернулся было, собираясь идти дальше. Но чья-то неведомая сила подняла его над землей. И снова на него смотрели эти глаза.
    - Слышь, зеленый, похмелиться есть? - ужасный скрипучий голос обрушился на сознание Алуфа, скрипя будто металлом по стеклу. Даже не пытаясь сопротивляться, он вытащил из походной сумки заначку - флягу с огненным виски - и протянул вперед.
    Существо тут же взяло флягу, сделало несколько шумных глотков, больше похожих на рычание.
    Постепенно приходя в себя от шока, орк затаил дыхание. Минуту "глаза" молчали... Потом его куда-то понесли. Скрипнула дверь, и в глаза пленника ударил яркий свет камина. Его очень грубо бросили на огромный стул и похлопали по плечу так, что аж кости затрещали. Зато теперь можно было оглядеться.
    Он оказался в маленьком доме... Кроме камина, стола и нескольких стульев не было ничего.
    Хозяин этого жилища плюхнулся напротив, огромный стул под ним жалобно заскрипел...
    Госмос... Босс местной банды монстров... Алуф громко икнул от удивления, но трусить было нельзя. Забрало огромного шлема грубой работы было откинуто и открывало нечеловеческие, безумные глаза монстра. Со старых, почерневших доспехов осыпалась земля. Все движения Госмоса были неуклюжими. Но спасительную флягу он опустошал уверенно.
    Не решаясь ничего сказать, воин лишь смотрел на монстра, пытаясь понять, как такое вообще возможно.
    Прошли минуты ожидания... Внезапно Госмос начал свой рассказ.
    - Ты избавил меня от мучений... Каждый раз, когда я возрождаюсь, ужасное похмелье преследует меня и заставляет убивать всех путников, имеющих неосторожность приблизиться. Их кровь приводит меня в чувство... Но чаще всего они нападают группами, заставляя меня снова погружаться в пограничный мир. И потом снова воскресать в столь же ужасном состоянии...
    Сознание Алуфа мутнело от ужасного голоса, но он все же прислушивался и пытался думать...
    - Почему так происходит? - он задал первый вопрос, пришедший в голову.
    - Потому что мы, дети Шиллен, чужие в этом мире. Пусть боги не могут изгнать нас насовсем. Но сделать наше пребывание здесь ужасным - это им по силам. Я не особо желаю кому-то смерти. Да и вообще ничего особо никому не желаю.
    Госмос поскреб огромными пальцами подбородок и замер, будто задумавшись о бессмысленности своего существования. Пока он молчал, сознание Алуфа немного прояснилось. Эти короткие откровения ввергли его в глубокие размышления...
    К рассвету он покинул хижину, окончательно протрезвев. Родившись воином, он им и останется навсегда. Но орочий кодекс чести не запрещает принести страдающему монстру фляжку огненного виски... Быть может уродливое создание, почему-то тоже называющееся орком, и не вспомнит его... А может они со временем станут друзьями. Алуф усмехнулся от столь бредовой мысли и бодро зашагал вперед, уже по-другому смотря на кучки мелких монстров, рыскающих вокруг.
     
    Vladilion likes this.
  7. Happy Baphomet

    Happy Baphomet User

    Joined:
    04.02.10
    Messages:
    337
    Likes Received:
    68
    теперь все фанфики "от Бафомета" будут выходить под названием "Истории трактира "Пивная Борода""
    Уже очень давно стоит в Дионе неприметный домик с покосившейся и выцветшей от времени вывеской, на которой едва различимо, чьей то, видимо пьяной рукой, намалевана борода, точнее рожа, всю полезную площадь которой занимает борода. Можно было бы назвать это лицом, но никто в здравом уме иначе как рожей или бородой сие «произведение» пьяного искусства никогда на моей памяти не называл, а память у эльфов долгая, как и век, тем более что я присутствовал на открытии сего замечательного заведения, и на протяжении всего его существования являюсь частым и желанным клиентом. Называется сей славный трактир, как многие уже догадались, «Пивная Борода». А хозяином является известный в прошлом дебошир и искатель приключений на свою, кхм, бороду, старый гном по прозвищу Медведь. Именно по прозвищу, потому что имя у него на редкость труднопроизносимое и абсолютно не запоминаемое, даже для его соплеменников бывает трудно величать доброго владельца по имени. Поэтому сколько стоит таверна, столько его и зовут, просто Медведь.

    Мы, эльфы, не особые любители гномьих напитков, пива, а, в особенности самогона. Но для меня старый Медведь всегда держит запас легкого фруктового вина. И, за долгие годы нашей дружбы зародилась традиция, вечерами мы садимся за стол, в углу, у камина, гном пьет свое пиво без всякой меры и рассказывает мне удивительные истории из своей бурной жизни. В этот раз я расскажу вам случай, который поразил меня до глубины души. О событии, заставившем Медведя, гнома, которые, как известно начинают день с кружки-другой-пятой пива, отказаться от алкоголя на добрых 15 лет.

    Память возвращалась мучительно долго, а вместе с ней пришли тошнота, и такая боль в голове, что, кажется вчера я лихо подрался как минимум с Антарасом, причем на кулаках в честном бою. Перед глазами почему-то зеленые разводы, в рот набилось что-то, напоминающее сырые овощи, точнее ботву от овощей. Тело слушается с трудом, однако четко ощущается что кто-то или что-то с явным упорством и завидным энтузиазмом меня ест, точнее пытается есть и только часть меня, левую ногу, которой я дорожу не меньше чем остальным телом. Еще память, видимо мы поссорились, и она решила-таки меня покинуть, как бывшая жена. Хорошо хоть с разводами перед глазами разобрались, это оказалась трава, а перед глазами она потому, что я лежу лицом в низ и не у себя дома, а неизвестно где.

    Худо-бедно я смог подняться и тут началось такое. Ногу мою пытались наглым образом схарчить пара тощих шакалов, которых я решил придушить а шкуры пустить на сумку и кошели. Только я сломал шею первому как произошло нечто, я сам не понял что это было, но руки налились неописуемой силой, похмелье сняло рукой, а в правой руке возник меч, нет не меч, а Меч. Я почувствовал себя Богом, друг, самым настоящим всемогущим Богом. Это опьяняет. Это эйфория, экстаз, непередаваемое чувство полного и абсолютного могущества. Пока я пребывал в прострации от новых чувств и эмоций второй шакал мистическим образом испарился.

    Испарилось и чувство собственной божественности, точнее притупилось, ушло на второй план. Теперь мой взор застилал гнев, гнев и жажда. Жажда убивать, убивать кого угодно, как угодно, лишь бы как можно больше. Я побрел в родную деревню раздираемый злобой на все живое и этой невыносимой жаждой смерти. Звери разбегались от меня, те кто успевал. О как я был силен, могущественен, как Бог, очень злой и жестокий Бог.

    Путь до деревни я проделал в кровавом тумане, утоляя жажду случайно подвернувшимися животными. Пока, уже вблизи от дома, у Мифриловых рудников не встретил посыльную соседскую девчонку, совсем молоденькую гному. Она была у меня первой, во снах я до сих пор вижу ее перекошенное ужасом личико и слышу дикий животный крик. Она умерла быстро, я успокаиваю себя тем, что она ничего не успела почувствовать и понять. Зато как возросла моя сила, всего одна загубленная жизнь и ко мне вернулось чувство всесильности и вседозволенности, вернулась эйфория. Я упивался ее смертью и хотел еще, больше, намного больше. Я уже не брел, я летел в деревню с одним единственным желанием – забрать все их жизни, все до единой и стать непобедимым. Меч в моей руке все делал сам, он был быстрее моих мыслей, он был важнее моих чувств. Меч требовал жизни, все жизни мира, и я готов был подчинится. Стражники на воротах умерли в мгновение ока, сделав меня быстрее, сильнее и еще алчнее до трепещущих нитей, которые Меч обрывал играючи, доставляя в обмен неземное наслаждение и даря несокрушимую первобытную мощь.

    Весь мир закрутился в смертоносной пляске Меча, сжался до Его разрезающего с одинаковой легкостью и плоть, и кости и крепкие гномьи доспехи лезвия и рек льющейся, казалось отовсюду, крови. Теплой и сладкой, вместе с которой в меня вливались десятки жизней моих жертв. Меч просил еще и еще, а я не мог остановиться, опьяненный Его волшебством и поистине Божественной силой. Я все понимал, осознавал что так нельзя, что я- монстр, чудовище, но все это было не важно, как не важны были крики и вопли людей и гномов, всех тех кто вчера был мне другом, братом, соседом. Их полные страха и муки вопли смешиваясь с визгами женщин, плачем детей, до которых еще не успел добраться мой Меч, и паническими возгласами «Зарич! Боже это же Зарич», образовывали чудесную музыку хаоса и смерти, музыку, которую пел мне Меч. Легенда, оживший кошмар из детских сказок явился чтобы разить не зная пощады, разить, с одной единственной целью- утолить свою жажду. И никто не мог спастись, никто не мог противостоять Мечу, его титанической силе и злобе на всех живущих. А я был частью его, его рабом и господином.

    Я, наверное, перебил бы всю деревню, вместе с гостями и приезжими, не оставил бы ни единой живой души, потому что Зарич не знает усталости, меры и пощады. Его гнев и жажда вечны и неутолимы. Не спрашивай меня, дорогой друг, откуда мне все это известно, просто меч был мной а я им. Мы знали все друг о друге, чувствовали друг друга как самого себя, но главным все же был он. Так вот, когда я прошел больше половины деревни, а земля и снег позади меня превратились в нечто багровое, парящее и настолько отвратное, что ни одно поле боя не сравниться с этим пейзажем, передо мной возникла группа, это были явно не гномы, и не торговцы, приехавшие за рудой и нашими доспехами. Меч увидел Врагов, врагов настоящих, способных достойно вступить в нашу мистерию смерти. Все мое естество забилось в предвкушении схватки, меня сотрясали спазмы извечной ненависти Тьмы к Свету.

    Враги стояли не шевелясь, сверкающие серебряным и золотым доспехи, переливающееся синими и красными всполохами оружие. Но древнюю ярость будоражило не это, их предводитель, его раскинувшиеся небесно-голубые крылья за спиной, Меч узнал длань ненавистной Богини, узнал и возжелал эту жизнь более всех взятых сегодня. Так начался наш хоровод, в котором сошлись извечные враги.

    Впервые я испугался, испугался, потому что моя рука встретила отпор, да и противники, хоть и уступали в мастерстве Мечу, уступали в силе и скорости, и, конечно уступали в злобе, но мне казалось что сама Эйнхасад стоит за их спинами. И вроде бы верные удары, способные перерубить рыцаря в полной броне вместе с конем, способные разрушать замковые стены натыкались на божественный щит. Сам воздух раскалился и звенел. Ни Меч ни Враг не отступали. Я потерял счет времени, я как бы наблюдал со стороны. Вот первый из семи Врагов пал, фонтан крови ударил из перерубленного по диагонали тела, внутренности вперемешку с обломками костей разлетелись на десятки метров вокруг, я зашелся в экстазе, Меч получил громадную порцию силы. Следом за первым ушли еще пятеро врагов, их меч бил с особым остервенением, так, чтобы никто не опознал изуродованные останки. Даже угадать к какой расе они принадлежали не смог никто.

    Мы остались один на один с главным, самым главным Врагом, Бог и Демон сошлись в честном бою. Мои глаза не успевали следить за движениями Врага, я даже собственных рук не видел в этой безумной круговерти. Все кончилось резко, резко и болезненно. Миллиарды игл проткнули каждую клеточку моего тела, миллиарды когтистых лап рвали мою душу и сознание, рвали мое естество на части. Раскаленные капли наполнили меня изнутри и я взорвался, покрайней мере так мне показалось.

    Самое страшное было потом, брат, когда я пришел в себя. Меча не было, но были последствия. Сотни изуродованных тел, везде, всюду куда бы я ни посмотрел. Кишки лежали вперемешку с разрубленными телами, детскими головками и конечностями. Вся моя деревня представляла собой каток, дьявольский каток багрового цвета, в который какой то безумный художник добавил хаос расчлененных тел. Меч исчез, но оставил после себя память, память о каждом взмахе, о каждой загубленной жизни. Он навсегда врезал в мою душу картину хаоса и опустошения, Вакханалию безумного демона, которым в тот момент был я сам. Меч забрал и жизнь героя, даже Богиня не смогла защитить его, но он изгнал Тварь обратно в вечную тьму, ценой своей жизни. Меч вернулся обратно в хаос, но оставил мне память о том, как выглядит мир глазами монстра
    12.09.15 "InrI"
     
    Last edited: Sep 12, 2015
  8. Danaka

    Danaka User

    Joined:
    27.10.12
    Messages:
    9
    Likes Received:
    10
    - Бросаем якорь! – раздался властный приказ капитана, и матросы мигом рванули его выполнять.
    Закен вновь вернулся к подзорной трубе. С капитанского мостика хорошо просматривался замок Иннадрил. Его белокаменные башни венчались ослепительно-белыми флагами с золотыми эмблемами правящей королевской семьи.
    - Якорь брошен, капитан! – раздался громкий рапорт с палубы.
    - Отлично, - Закен улыбнулся краем рта и спустился с капитанского мостика.
    Идея обчистить сокровищницу Иннадрила пришла в голову пару лун тому назад. Несколько седьмиц он разрабатывал план и по крупицам собирал информацию, прежде чем рассказать обо всем своей команде. Когда же все было продумано до мелочей и оставалось только распределить роли, Закен снизошел до своих людей. Команда поддержала его с большим пылом. Каждый из них был первоклассным воином, считавшим делом великой чести плавать под его командой.
    Закен считал себя не только ослепительно красивым мужчиной и сильным воином, но и великолепным оратором, поэтому не удержался от красивой речи перед набегом:
    - Этот день настал, друзья! Но мы дождемся ночи. Сегодня никакого эля и рома! Сокровища Хейна ждут нас!
    Команда радостно загомонила, подбрасывая вверх свои шапки.
    Закен воздел вверх руки, призывая всех к тишине.
    - Вы знаете правила. Тот, кто лучше всех проявит себя в бою, получит право первым выбирать свою долю. А выбирать будет из чего!
    Все радостно захохотали, предвкушая легкую победу.
    Закен отвернулся от них, взмахнув полами капитанского плаща, и направился в свою каюту.
    Каюта его была роскошной, как и сам корабль. Когда-то он принадлежал принцу Шутгартскому, но Закен убил его в честном морском поединке и реквизировал корабль. Это было очень давно, с тех пор утекло немало воды, сменилось не одно поколение людей, а в замке Шутгарта сменилось три королевских династии.
    Закен неосознанным жестом коснулся мочки левого уха, в который раз ощутив там непривычную пустоту. Сразу охватила неконтролируемая ярость, он едва удержался, чтобы не садануть рукой по красивой деревянной полировке стола. Портить ее было жалко.
    Ох и поплатиться она за свое воровство! Истинную цель визита в сокровищницу Иннадрила Закен скрыл от команды. Незачем им знать, что их капитан стал уязвим, как дитя, и все из-за женщины!
    Красавица-Лиан сразила его с первого взгляда. Легкая, воздушная, невесомая, как облачко. На белой коже просвечивали синие прожилки вен, плетущиеся как татуировки, замысловатым узором; волосы, цвета бледного золота, волнами спускались до талии, а огромные голубые глаза были до того прекрасны, что Закен, недолго думая, забрал ее себе. Лиан они встретили в Храме Богини Евы, во время налета на него. Пираты обчистили казну храма, а Закен прихватил с собой еще и Лиан. Она мужественно перенесла свой плен, поначалу вовсе отказавшись от еды и раня свои нежные руки в тщетных попытках выбраться с корабля, но он смог приручить ее, убедив, что ей не желают зла. Слухи на корабле распространяются быстро, поэтому Лиан довольно быстро узнала, что капитан влюблен в нее по уши. А как узнала – полностью переменилась. Стала ласковой и кроткой, нежной и тихой. Закен решил, что она полюбила его в ответ, и понемногу открыл ей все свои тайны, в том числе и самую главную, тайну своего бессмертия.
    Он вновь коснулся мочки уха, уже осознанным жестом. Он вернет серьгу своего бессмертия. А Лиан – накажет. О том, что она скрывается в Иннадриле вместе с его сокровищем, он узнал в портовой таверне от гнома-купца. Закен был там инкогнито, в одежде простого матроса и грубом холщовом плаще.
    «А девка-то, девка-то хороша! – услышал он случайные слова. – Глазищи – что мои сапфиры, волосы, как золото, в горниле печи расплавленное, и вены, как татуировки, на белой коже плетутся».
    Закен подсел к нему, угостил выпивкой и потихоньку выведал все, что этот купец знал. Он искал ее по всему свету целых пять лет, каждое утро тревожно кидаясь к зеркалу и отыскивая в своем отражении первые признаки старения. И вот теперь она объявилась в Иннадриле, зачаровала местного короля, и тот признал ее наследной принцессой. А вместе с Серьгой Бессмертного Закена она могла бы править Хейном вечно. И ему это очень не нравилось.
    Закен снял свою шляпу с роскошным плюмажем, пригладил растрепанные светлые волосы и сел изучать карты. Он внимательно рассматривал рельеф берега, на котором высился Иннадрил. Им нужно будет проникнуть внутрь под покровом ночи. Подкупленная служанка из замка довольно внятно смогла объяснить, как выглядит госпожа Лиан, и где находятся ее покои.
    «Тоненькая, как осинка, невесомая госпожа. Она любит заплетать волосы в косу, несколько раз оборачивая ее вокруг головы, надевать воздушные развевающиеся платья с длинными рукавами, а в левом ухе носит красивую блестящую серьгу…».
    Так что, пока его команда будет с воплями прорываться в сокровищницу, создавая переполох и отвлекая стражу, он потихоньку проникнет в покои Лиан, убьет ее и заберет свое сокровище. Но сначала – сначала он посмотрит ей в глаза. И убьет он ее, глядя в глаза.
    Утешая себя такими мыслями, Закен ждал заката. И солнце, неспешно поднявшееся на востоке, прочертило на небе границу к западу, постояло немного в зените, и также медленно начало клониться к западу, раскрашивая море в невообразимые оттенки от ярко-золотого до темно-алого, пока окончательно не утонуло в морской пучине, уступив место почти полной луне, стершей с поверхности океанских вод всю алую краску и заменившей ее на блестящее серебро.
    Небо было хмурым. Луна постоянно скрывалась в тучах, отчего воды морские погружались в непроглядный мрак, озаренный лишь огнями с далеких башен Иннадрила.
    И лишь когда перевалило за полночь, пиратский корабль покинул бухту, в которой скрывался, и направился к замку. В команде Закена было двадцать человек, и все двадцать должны были принять участие в набеге. Первый, самый ловкий, должен был влезть на крепостную стену по арбалетным болтам, вгоняемым в нее их же лучником. Затем перерезать стражу на мосту и опустить его, впуская всех остальных. Этот ловкий малый звался Рысью, и влезть на отвесную стену по такой вот импровизированной лестнице для него не составило труда. Ничего не нарушило ночную тишину, ни единого возгласа, лишь спустя какое-то время зазвенели ржавые цепи и через ров, отделяющий замок от дороги, пролег подвесной мост. Пираты со свистом и улюлюканьем рванули вперед, размахивая факелами.
    День для набега был выбран не случайно. Все та же подкупленная служанка сообщила, что вчерашним днем король со всем своим войском выехал прямиком в Гиран на подмогу вечно воюющему собрату. А значит, охраны в замке почти не осталось. Закен немного подождал, пока его орущая команда проложит себе путь, и тихо скользнул в темноту, во внутренний двор, где находилась маленькая неприметная дверца, через которую служанки выносили помои. Путь не самый приятный, но самый скрытный. Слуги в Иннадриле никогда не ходили теми же коридорами, что и их хозяева. Для них существовали маленькие узкие проходы, снабженные крошечными дверями, обычно скрытыми в нишах или за массивными украшениями так, чтобы слуги могли незаметно появляться и также незаметно исчезать.
    Вот по таким коридорам и пробирался Закен, скользя бесшумно, словно тень. Покои Лиан располагались в самой южной части замка, в высокой башне, в которую вели крутые ступени.
    Он довольно быстро нашел эту башню и поднялся вверх по лестнице, даже не запыхавшись. Затем тихо отворил дверь и проскользнул внутрь.
    В покоях было темно. Лишь слабый лунный свет чертил на полу посреди комнаты серебряную дорогу. Кровать находилась в тени шелковых простыней и газового балдахина. На подушках покоилось чье-то нежное тело, спящее безмятежно, заложив одну руку за голову, а вторую положив на живот. Голова Лиан была повернута чуть набок, и серьга, вдетая в левое ухо, тускло мерцала в темноте.
    Увидев ее, Закен возликовал. Вот оно, его бессмертие! Он потянулся к лицу Лиан, не зная толком, что собирается сделать вперед – забрать серьгу или задушить предательницу. Пока он медлил, она тихо вздохнула, повернула голову и открыла глаза. Взгляд ее был ясным и чистым, будто она и не спала вовсе.
    - Я все ждала, когда же ты придешь…
    Закен резко дернул свое сокровище, разорвав Лиан мочку уха. Она коротко вскрикнула, схватившись рукой за ухо. Сквозь ее пальцы на белые простыни лилась кровь.
    - Воровка! – яростно воскликнул Закен, тыкая в нее рукой, сжимающей окровавленную серьгу. – Ты украла у меня мое бессмертие! А я поверил тебе!
    Лиан усмехнулась и села в постели. Немного помедлив, убрала руку от кровоточащего уха, поднесла ее к глазам, разглядывая кровь, затем не глядя вытерла ее об подушку, оставив на ней размазанные красные полосы.
    - Ты увез меня силой, Закен. Разрушил и ограбил мой храм, убив всех наставниц и сестер, мою семью. Ты держал меня взаперти на своем корабле и пытался внушить, что все будет хорошо. Не удивляйся моему поступку, а лучше посмотри на свои, мерзкий пират.
    Ее слова совершенно разъярили Закена, он залепил Лиан звонкую пощечину, оставив на ее лице кровавый след от своей ладони. Много сотен лет бродил он по Эльморадену, и привык брать свое. Тысячи раз его обманывали и предавали, клялись в любви и пытались убить. Но никогда он еще не чувствовал себя настолько опустошенным и злым, преданным и одновременно влюбленным.
    - Ты не сможешь убить меня, - тихо сказала Лиан. – Ты слишком сильно любишь меня.
    - Я никогда не знал любви, - медленно ответил Закен.
    Он посмотрел на серьгу так, будто не узнавал, затем механически, будто не осознавая, что делает, вдел ее в ухо, размазывая по своему лицу кровь Лиан. Закен потянул из ножен кинжал. Сталь тихо зашелестела, выползая из ножен.
    - Я должен убить тебя. Теперь ты представляешь угрозу.
    Лиан улыбнулась, и улыбка ее не предвещала ничего хорошего.
    - Ты не сможешь убить меня, - повторила она.
    - Смогу! – яростно крикнул Закен, замахиваясь кинжалом и резко опуская его на грудь Лиан.
    Сталь замерла в миллиметре от ее груди, будто уткнулась в невидимую преграду. Пират почувствовал, что каменеет и не может пошевелиться.
    - Вот тебе моя кара! – Лиан начертила на его лбу рунный знак вечного плена. – Отныне ты и твой амулет связаны навеки вечные. И сколько бы вы не искали выхода, вы его не найдете. Катитесь к дьяволу! – ее последние слова прозвучали настолько зловеще, что волосы на затылке у Закена зашевелились.
    Он почувствовал, как его сознание уплывает, и последнее, что он видел, это лицо Лиан, по которому стекала алая кровь, и ее губы, растянутые в торжествующей улыбке.

    Когда он очнулся, было темно. Закен почувствовал, что лежит на своей любимой кровати. Неужели его сюда принесли его люди? О, Шилен, как он подпортил свою репутацию. Команда не должна видеть своего капитана в беспомощном состоянии. Он застонал, пытаясь встать с кровати. Все тело нещадно ломило. В потемках он кое-как нашел выход со своей каюты, но впереди ждала не менее непроглядная темень. Вместо звездной палубы с гуляющим по ней морским бризом он увидел темный длинный коридор.
    «Что за черт?!» - нахмурился пират.
    Он быстро преодолел туннель, но тот вывел его в тусклую комнату с четырьмя проходами по сторонам. Тихо поскрипывали снасти, шумел прибой, будто он находился в гигантском трюме. Закен в панике рванул вперед, сломя голову выбирая направление, но бесконечный лабиринт комнат не кончался, и из них не было выхода! Трехэтажная темница была замкнута, он даже не мог найти свою каюту, из которой вышел.
    Он не знал, сколько времени прошло, сколько бродил он по ненавистному лабиринту. Может быть, час, а может, целый век. Но в один прекрасный момент он почувствовал, что не один.
    Их было семеро. Высокие, статные, с одухотворенными лицами. Две темных эльфийки с вьющимися у ног саблезубыми кошками, орк-воин с кастетами, человеческая девушка в магических доспехах, камаэль с арбалетом наперевес, светлая эльфка, закованная в легкую броню, и сердитый гном с тяжелым топором.
    - Я здесь! Спасите меня! – хотел крикнуть Закен, кидаясь к ним, но не успел раскрыть рта, как получил в грудь мощный заряд магии, заставивший его неподвижно застыть на месте.
    - Вот он, атакуйте его! – задорно крикнул камаэль, рванул вперед, взмахнув белым крылом и вонзая в него несколько арбалетных болтов за раз.
    «Что вы делаете?! – хотел крикнуть Закен. – Я здесь пленник!», но саблезубые кошки вновь не дали ему раскрыть рта, кинулись к нему, и начали рвать когтями и зубами. От боли он чуть не сошел с ума, всю его пиратскую сущность захлестнула ярость и желание жить, он начал отбиваться от них, но бой был неравным. Он проигрывал, и жизнь покидала его.
    - Победа! – ликующе воскликнула светлая эльфийка, когда он, смертельно раненый, упал на колени.
    Они отобрали у него все, что было, оставив умирать на сыром и скрипящем полу лабиринта. Слух доносил до него обманный шум прибоя, лица касался несуществующий морской бриз. Долго он качался в забытье и безвременье, пока в ушах эхом не раздался голос Лиан:
    «Отныне ты и твой амулет связаны навеки вечные. И сколько бы вы не искали выхода, вы его не найдете!».
    Что-то рвануло его вперед, и он вновь очнулся в лабиринте. Раны исчезли. Серьга Бессмертия болезненно пульсировала в ухе. Он попытался содрать ее, но не смог. Закену казалось, что он сходит с ума. Он сломя голову бросился вперед, всей душой ненавидя этот лабиринт без выхода, но лишь приблизил роковой час, когда перед ним вновь оказались семеро.
    И это длилось и длилось, озлобляя и без того вспыльчивого пирата, убивая в его душе те последние крохи человечности, которые там оставались. С каждым часом он ненавидел Эльмораден и его героев все больше, и теперь уже рыскал по лабиринту, сам отыскивая их.
    «Когда-нибудь я одержу победу, - думал он, в очередной раз лежа на холодном полу лабиринта и истекая кровью из смертельных ран. – Я выберусь отсюда, Лиан. Я найду тебя. И убью!»
    Тысячи лет длится его плен. Заклятия, скрепленные любовью и ненавистью, не ослабевают со временем.
    Тысячи, десятки тысяч героев убивали его, но Закен верил: однажды придет тот, кто разрушит чары.
    Освободит его.
    Или… убьет.
    Навсегда.
     
  9. EIyrei

    EIyrei User

    Joined:
    05.05.11
    Messages:
    285
    Likes Received:
    153
    По мотивам одноименного квеста.

    Он шел в свое поселение, благо время смены караула должно было настать с минуты на минуту. Другой лучник уже должен был выйти навстречу, чтобы продолжить патрулировать близлежащую территорию. Еще не успев подняться в зенит, солнце не жгло, но уже достаточно сильно припекало. От этого на его теле выступили капельки пота, подчеркивая четкие линии рельефа мышц. Зеленая кожа не так сильно реагировала на летний зной, как у людей или прочих белокожих созданий, но было жарко и это заставило могучего воина немного сойти со своего привычного пути и углубиться в рощу.

    Боробо был представителем племени диких орков Турек. Их лагерь раскинулся на холмах к северу от портового города Глудин. На востоке, с севера на юг тянулись горные хребты, а всю западную часть защищал от вторжения океан. Рощицы сменяли поляны, на которых находились отдельные поселения орков. В одну из таких рощ и забрел молодой орк.

    Неспеша проходя между деревьями, Боробо почуял какое-то движение с правой стороны. Тут же, приняв боевое положение и держа наготове свой лук, орк начал красться к опушке, откуда доносился шорох. Спрятавшись за кустом, он увидел вихрь, подбрасывающий едва опавшие листья, которые подхватывались невидимым движением ветра и кружились, являя собой невероятное зрелище. Орку показалось, что ничего красивее он в жизни не видел, но, подняв глаза в небо, понял, что ошибся. В небе порхала прекрасная дева. Ее тело было похоже на дымку, но оно было таким женственным, таким манящим. Округлые формы облегала такая же дымчатая мантия. А лицо, обрамленное серебристыми волосами, было настолько неотразимым, что у Боробо сперло дыхание. Девушка смеялась, не замечая ничего вокруг, наслаждаясь прекрасным днем. "Не может быть" - орк протер глаза, не веря, что такие создания существуют. Но как бы он не хотел, он не мог остаться здесь надолго и любоваться дымчатой девушкой, иначе другой патрульный заподозрит в его отсутствии неладное. И орк с неохотой пошел обратно, пообещав себе, что обязательно придет сюда снова.
    Вернувшись в лагерь, лучник только и мог, что думать о прекрасном духе. Он не знал ее имени и стал называть Сильфой, ибо девушка судя по всему была воплощением ветра. Он сдержал обещание, данное самому себе, и каждый день, возвращаясь после патрулирования, Боробо заходил в эту рощицу и из-за куста наблюдал за Сильфой.

    Однажды, сидя в своем шатре, орк услышал оживленные голоса своих собратьев. В поселение вернулся очередной патруль и, похоже, один из войнов принес с собой нехорошую весть, так как Чертуба, вожак племени, приказал всем командирам и их заместителям, а так же шаманам, собраться в переговорном шатре.
    - Приветствую, уважаемые воины. Я собрал вас всех, чтобы обсудить странное явление, которое патрульный обнаружил в роще неподалеку отсюда. Докладывай, Горл.
    Мурашки пробежали по телу Боробо, он начал догадываться, что именно обнаружил патрульный. Коренастый воин поднялся со своего места и прошел к центру помещения.
    - Да, за-закончив патруль, ххрр, я как об-обычно возвращался в поселение, проххрходя мимо рощи, - похрюкивая рассказывал Горл, помимо прочего еще заикаясь и сбиваясь от волнения, ему было трудно подбирать слова, - Я шел, хххр, миммо, мне послышался шороххр. Я пробрался поб-б-ближе и увидел, ххрр, порыв ветра. И у-у-увидел, как из него вылетел духхр! После этого я с-сразу побежал сюда. Вот!
    В шатре тут же поднялся гул, но Чертуба стукнул кулаком по столу и воцарилась тишина.
    - Шаман, Рибегар, что скажешь. Стоит ли нам опасаться, что это за чертовщина такая?
    - Великий герой Чертуба, еще недавно я получил информацию, что далеко на юге разверзлось небо и из другого измерения в наш мир свалился целый остров. Вместе с островом сюда попали невиданные доселе создания, искусные воины, дети ветра. Возможно, эти явления как-то связаны друг с другом. Прикажи собрать отряд, я хочу посмотреть на этот вихрь. Тогда смогу сказать, стоит ли нам опасаться или нет.

    С каждым словом, сказанным шаманом, внутри Боробо сжимался ком. Он понимал, что его народ в случае опасности разобьет этих созданий. В случае же, если они мирные, в чем он не сомневался, орки либо захватят их, либо также уничтожат, так, на всякий случай. От этой мысли в голове орка помутилось, но все же он решил ничего пока не предпринимать. Вдруг вожак все таки решит не трогать прекрасных духов.
    Боробо с нетерпением ждал результатов вылазки. Время шло медленнее голема. Он волновался сильнее, чем во время своего первого сражения. Красавица Сильфа захватила мысли и сердце бедного орка. И вот, отряд вернулся. Орк тут же метнулся в шатер, по пути сбив какого-то солдата, уплетающего кусок сочной волчатины. В результате вылазки выяснилось, что духи не несут в себе никакой угрозы. И, как и опасался Боробо, это не остановило воинственных сородичей. Шаман сообщил, что стоит пленить духов ветра, чтобы попытаться поработить их.
    Почувствовав болезненный укол в самое сердце, влюбленный орк решил во что бы то ни стало помешать этому. Отказавшись участвовать в захвате, Боробо решил покинуть лагерь.
    Ночью, когда не спали только дозорные, орк незаметно проскользнул мимо них и побежал прочь, оставив позади своих родных, свой дом, свою прошлую жизнь. Но это не тронуло ни единой струны его души, главное спасти Сильфу и других духов. Он не собирался уходить далеко, чтобы всегда быть в курсе происходящего, и поэтому направился прямиком к дому отшельника, жившему неподалеку от лагеря орков. Отшельник Сантьяго привык к такому соседству, орки его не трогали, одной Эйнхасад известно почему. Он не боялся их, считая, что если ему придет конец, значит так оно и надо.

    Чуть солнце окрасило вершины холмов, орк постучал в дверь отшельнику. Из-за двери послышалось неспешное шарканье и дверь распахнул чудаковатый мужичок, одетый в одну ночную сорочку в пол. Сорочка явно была женская, ибо на ней красовались различные узоры из рюш. На голове у него напрочь отсутствовали волосы, зато лицо украшала идеально ухоженная эспаньолка. С минуту они разглядывали друг друга, одинаково удивленные.
    - Что Вам нужно в столь ранний час, - невозмутимо молвил Сантьяго, словно дикие орки заглядывали к нему каждый день.
    - Отшельник, не бойся, я пришел к тебе с миром!, - быстро проговорил орк, смотря на его реакцию, и, увидев, что мужчина не настроен враждебно, продолжил, - мне нужно временное убежище неподалеку от лагеря. Если позволишь остаться, я расскажу тебе свою историю. После же, если мне удастся осуществить задуманное, я покину твой дом и больше ты меня не увидишь.
    - Хм, ну что же, раз так, добро пожаловать! Если честно, иногда мне здесь жутко одиноко, только Пиотур, мой старый друг, заглядывает иногда, привозит провизию. Так что компания не повредит, кроме того я люблю интересные истории - улыбнулся человек, пропуская могучего воина в свое жилище.
    За едой орк поведал свою историю отшельнику. Сантьяго внимательно выслушал и, на удивление орка, сказал, что может помочь в его беде.
    - Когда в очередной раз приедет Пиотур, расскажи все, он сможет сообщить об этом королеве Серении, владычице детей ветра. Уверен, она не останется равнодушной к беде этих духов и пришлет кого-нибудь на помощь.
    Орк так и сделал. Через пару дней приехал приятель отшельника и орк рассказал ему о духах, о прекрасной девушке, пленившей его сердце, и о злобных сородичах, собиравшихся поработить этих созданий. Отшельник попросил друга донести это известие до королевы Серении и Пиотур с охотой согласился. Но предупредил, что, возможно, это займет немало времени, так как путь на Бенон, город из другого измерения, непрост. Да и королева не согласится просто так принять простого человека, невесть откуда взявшегося.
    - У меня есть кое-какие связи, так что думаю все получится! До встречи, Санти, и... Барнаба, - помахал рукой им на прощание друг, - если все получится, я пришлю вам весточку.
    Смотря вслед уезжающему человеку орк решил, что не может просто сидеть и ждать вестей и помощи. Завтра он проберется в лагерь, чтобы узнать как обстоят дела.

    На следующий день лучник отправился к лагерю орков. Боробо знал, где у них выставлен патруль. Он также знал слабые места каждого из патрульных, что давало ему немалое преимущество. Выбрав наиболее слабого воина, он покончил с ним и стал пробираться ближе к поселению вожака. У Боробо было 4 часа, прежде чем остальные орки заметят пропажу патрульного. Если неудастся ничего узнать сегодня, он решил, что вернется завтра, и так пока не разберется, как помочь бедным духам и возлюбленной. Прервав свои мысли он затаился и стал наблюдать за происходящим. Так день за днем, по крупице, орк собрал необходимую информацию.

    Спустя несколько дней пришло подкрепление: Пиотур вернулся, а с ним странное существо. Хрупкая девчушка с голубыми как небо глазами и двумя хвостиками на затылке, несмотря на свою юность, была воином. На ней было одето красивое желтое платье, а в руках красовалось мощное магическое оружие, огромный древний посох. На первый взгляд она казалась обычной девочкой, если бы не большие ушки, покрытые перьями.
    - Кто Вы? Я впервые сталкиваюсь с такими созданиями, - сразу поинтересовался орк. Он сомневался, что девочка сможет ему помочь.
    - Я представительница расы Артей, мы попали в ваш мир недавно из мира духов ветра, - девушка уже привыкла к таким вопросам, - меня зовут Эшлинг, королева Серения послала меня к вам, на помощь духам ветра. Пойдемте, не будем медлить, расскажите все, что вам известно.
    Сперва Боробо рассказал ей свою историю, потом приступил к последним данным и своему плану.
    - Духи находятся в плену в одном из наших поселений, они хорошо охраняются. Освободить их по-тихому не получится, придется драться.
    Орк испытующе посмотрел на юную артею, думая, что весть о неравном бое испугает ее. Но в глазах девочки лишь мелькнула искорка и она кивнула, как бы говоря орку продолжать.
    - Есть еще один нюанс, духи скованы магическими цепями и чтобы их освободить нам понадобятся два ключа. Это древняя магия орков, передающаяся из поколения в поколение. По-другому нам цепи не снять.
    - Где нам взять эти ключи?
    - Дальше еще сложнее, один ключ находится у духа, которого им удалось поработить. Он охраняет его сильнее своей жизни. А второй находится в покоях самого вожака Чертубы.
    - Я все поняла, Боробо. Сделаем так, я отправлюсь за ключами, а ты ступай в поселение с духами. Жди меня там. Я приду и мы вместе освободим их и твою Сильфу, - увидев обеспокоенное выражение лица орка она улыбнулась, потрепала его по плечу и добавила, - не волнуйся, не недооценивай меня, у нас все получится!
    - Хорошо, - ее слова немного приободрили Боробо, - выступаем завтра ближе к ночи, так мы застанем их врасплох.
    Орк достал примерную схему лагеря и они с Эшлинг начали обсуждать детали.

    На следующий день, как только стемнело, товарищи отправились в лагерь. Расправившись вдвоем с усиленным ночным патрулем спасители разделились. Артея свернула к поселению Чертубы, а орк пошел дальше, к плененным духам. Все шло по плану, орк ловко обходил ничего не подозревающих патрульных, он знал эти земли как свои пять пальцев. А судя по тому, что в лагере до сих пор было тихо, артея тоже отлично справлялась. "Вот так девочка", - подумал орк и усмехнулся, - "действительно, зря я ее недооценивал". Вскоре Боробо добрался до поселения с пленными и стал ждать Эшлинг. Минуты тянулись как часы и орк уже начал было думать, что его боевую подругу схватили или еще хуже, убили. Вдруг, откуда ни возьмись, прямо из воздуха рядом с Боробо материализовалась артея, держа два похожих как две капли воды ключа. Глядя на ошеломленное лицо орка, который еще не пришел в себя после такого внезапного появления, она подмигнула ему.
    - Пошли, - прошептала она, - пора действовать, пока сюда не сбежалось все твое племя.
    Устраняя охранника за охранником, они добрались до духов. Бедных серебристых созданий поместили в некое подобие загона и магические цепи на руках и ногах не давали им выбраться.
    Боробо увидел Сильфу и бросился первым делом к ней. Увидев несущегося на нее ошалелого орка девушка испугалась и закрыла ладонями лицо, думая что это конец, что настал и ее черед стать рабыней этих жестоких варваров. Боробо было неприятно видеть, какие эмоции он вызывает у своей возлюбленной, и, освободив девушку, он тут же рванул на помощь к другим духам, не сумев вымолвить и слова. Вскоре все духи были освобождены и улетели прочь, а Эшлинг забрала все цепи с собой, чтобы отвезти в Бенон и там уничтожить. "Получилось!" - думал орк со смесью радости и грусти, ведь скорее всего он больше ее никогда не увидит. "Ничего, главное, что с Сильфой все будет хорошо".

    ***​

    Боробо проснулся от неясного звука. Открыв глаза, он увидел, что перед ним стоит Она. Серебристый свет луны казался чем-то блеклым по сравнению с сиянием, которое исходило от Сильфы. Она смотрела ему прямо в глаза, но на лице больше не было того ужаса, который она испытала впервые его увидев. Она улыбалась и улыбка ее была прекрасна. Девушка наклонилась и прошептав "Спасибо" поцеловала орка в щеку, а в следующее мгновение упорхнула в открытое окно, обдав спасителя теплым летним ветерком. Орк так и не смог уснуть, поняв, что никогда не забудет ее улыбки и этого поцелуя. До самого утра Боробо смотрел в ночное небо и думал о том, как же здорово, что даже такой монстр как он умеет любить.
     
    Last edited: Sep 15, 2015
  10. dEVAchka

    dEVAchka User

    Joined:
    12.12.10
    Messages:
    505
    Likes Received:
    199
    Хотелось, конечно, вначале от лица какого-нибудь РБ, но потом подумалось и передумалось. Увы, я на столько привыкла, что обычные монстры, это такие обезличенные существа, что не стала наделять тонкой душевной организацией Мандрагору Людмилу Витальевну или Василиска Вениамина Петровича. Новые высокоуровневые мобы привлекают и того меньше. Поэтому родилась идея коллективного разума некоторых монстров, обитающих в одной локации )
    Мир вокруг – есть Лес. И ничего кроме Леса по-настоящему не существует. Есть шорох ветра в высокой траве и шелест листьев где-то вверху, есть невнятный шепот бегущей по своим делам реки и отдаленный грохот водопада, есть мы и еще иногда есть шаги странников, приглушенные опавшей листвой. Это и есть Лес, а все прочее – суета. Если вдуматься, шаги, это тоже суета, но это последняя из сует перед всепоглощающим, пусть и недолгим забвением.

    Вот идут путники, они переговариваются, но слов не разобрать, их голоса пахнут чем-то далеким и чужеродным. Один из голосов грубый, чуть приглушенный, похожий на хруст ломающихся ветвей. Другой, наоборот, криклив и заливист, как голодный птенец. Навстречу им выскакивает Призрак Леса, но сразу же падает, под напором мощного магического заклинания.
    - Получай! – кричит тот, который заливист и криклив.
    - Тише, - одергивает его скрипучий, - лес не любит шума.
    Мы безмолвно соглашаемся с мудрым странником, стараясь не выдать ничем нашего присутствия, дабы ненароком не спровоцировать его крикливого приятеля. Нас путники не трогают, идут дальше своею дорогой сквозь Лес, куда-то в сторону водопада.

    Лес принадлежит нам, хоть мы здесь и не одни, мы дали Лесу имя, точнее, его назвали в нашу честь. В нас отражается все, что происходит в лесу, поэтому мы лучше остальных знаем, что все вокруг – Лес. Все умирает в Лесу, и воскресает здесь же, живет, сражается и снова падает замертво под разлапистыми ветвями, в прохладном влажном полумраке, до одурения пахнущем прелой травой и затаенной опасностью. Падает, чтобы снова восстать и заново пройти весь уготованный судьбою круг.

    Вот с тропы на нашу поляну спускается темный эльф, в окружении двух фантомов. Протяжно стонут деревья, чуя недоброе, шелест травы становится тише, ветер готовится петь по всем нам поминальную песню. Слишком силен противник, что явился за нами. Первыми в его сторону кидаются Призраки Леса, с громким, отчаянным криком, не уловимым для острого эльфийского уха, но прекрасно слышимым всеми, чей дом – Лес. Атака захлебывается, так и не достигнув цели. Фантомы разрывают Призраков Леса на части, и те с тихим стоном растворяются в пронизанном влажным холодом воздухе. Не замечая ничего вокруг, и не ликуя от каждой победы, фантомы под руководством эльфа продолжают истреблять все, что встречается им на пути. Идет сбор эктоплазмы, в угоду мастерам темных искусств. Мир то замирает на секунду, то оживает, терзаемый стонами духов и вдруг раздается дребезжащий звук разбитого стекла… Хрустальная трель полная слез. Каждый из нас слышит ее и безмолвно горюет, отдавая дань безвременно покинувшему нас соратнику.

    Мы бесполы и безлики. У нас нет ни имен, ни отличий, все мы похожи, словно близнецы, все мы соединены меж собой общим прошлым, общей памятью, общим разумом, мыслями и желаниями. Каждый раз погибая, мы вновь возрождаемся под сенью Леса, чтобы вновь пасть, когда придет время. Возрождаясь, мы помним все наши прошлые появления, мало чем отличимые одно от другого, мы помним все, что происходило в Лесу и всех, кто приходил сюда.

    А меж тем сбор эктоплазмы походит к концу. Эльф пересчитывает бутылочки с заветной субстанцией, параллельно истребляя еще нескольких бегущих к нему призраков и, наконец, явно довольный результатом, исчезает в яркой сине-белой вспышке заклинания телепортации. Лес поет свою поминальную песню. Незаметно, под эту убаюкивающую мелодию все начинает возвращаться на свои места. Словно из ниоткуда возникают Призраки Леса, копии тех, что были безжалостно уничтожены последним визитером, и те из нас, кто уцелел, чувствуют, как появляются там и тут наши собратья, столь же безмолвные, как и те, что были до них, такие же, как и мы сами. Ветер приветствует их, вернувшихся из небытия.

    Лишь одно из нас появляется реже, чем остальные и выделяется среди нас. Оно похоже на нас внешне, но отличается от нас столь же разительно, сколь крохотная искра от бушующего пожара. Мы забираем у путников жизненные силы и существуем за счет этого сами, мы забираем у путников их отражения и обращаем их в Призраков Леса, Оно же крадет души и забирает память у любого, заглянувшего в Него, погружая несчастных в вечное забвение. Среди путников ходят слухи, что Оно служит самому Грен Каину. Мы не знаем, кому Оно служит, но знаем всё о его могуществе. В нашей памяти Оно всегда было немного не таким, как мы, мы не любим Его, но каждое из нас страстно желает оказаться на Его месте.

    Его появление встряхивает всех обитателей Леса. Оно является пред нами в окружение Тени и Осколков Забвения. И весь Лес монотонно гудит, приветствуя Его, а после, затихая, начинает ластиться травами к земле и замирает в ожидании свежей крови.
    Бодрый стук шагов не заставляет ждать себя долго. Их четверо и они точно знают, зачем пришли.

    - Истребить дьявольскую игрушку, ворующую души! – милое личико кричащей эльфийки искажено праведным гневом. Ее отряд нестройно поддерживает выкрикиваемый предводительницей лозунг.

    Они смешные и слишком шумные. В дешевых доспехах и со второсортным оружием в руках. Оборванные, но пылающие энтузиазмом.

    - Вон Оно! – кричит гном и указывает рукой куда-то влево.

    Отряд сворачивает и начинает движение к указанной гномом цели, на ходу расчехляя оружие.

    Мы завидуем Ему, потому что Оно куда могущественнее, чем кажется на первый взгляд. За ним ведется постоянная охота. Его разбивали бессчетное количество раз, но оно каждый раз появлялось снова в первозданном виде, с первозданной мощью, навевающей ужас на ближайшие городки, заставляющей путников слагать о нем легенды и леденящие душу песни.

    Навстречу отряду эльфийки кидаются несколько Призраков Леса. Призраки только кажутся агрессивными, созданные нами потехи ради, они стараются возвестить путников, коими когда-то были сами, об опасности, о том, что надо уходить. Их стоны и стенания непонятны никому из живых, но мы прекрасно слышим их крики:

    - Уходи отсюда, иначе станешь таким же, как и мы! Уходи! Прочь из Леса Зеркал!

    Они толкают путников своими призрачными руками, стараясь выгнать их обратно на дорогу, а потом впадают в ярость от того, те их не понимают.

    Пожалуй, Призраки Леса – самые несчастные существа. Опьяненные собственной яростью, они погубили множество путников, пытаясь их спасти. Вот такой парадокс.

    Впрочем, отряду эльфийки смерть от призраков явно не грозит. Ребята сноровисто истребляют их одного за другим и, наконец, прорвавшись к своей изначальной цели, замирают на минуту в нерешительности. Мнутся, переглядываются, и немного нервничают, не смея начать.

    - В бой! – наконец, командует эльфийка, первой вступая в схватку.

    Мы незаметно подкрадываемся поближе и заворожено следим за происходящим. Маленький отряд успешно уничтожает Тень и Осколки Забвения, но на Него силенок у них маловато. Потому что Оно – сильно и коварно.

    Среди нас существует легенда, что срок Его жизни – двенадцать тысяч лет. И когда выйдет этот срок, любое из нас может занять Его место. Любое из простых Зеркал, обитающих в Лесу, может стать тем самым дьявольским Зеркалом Забвения. Нашему зеркалу сейчас одиннадцать тысяч восемьсот девяносто три года. Эту цифру неустанно хранит наша коллективная память. Эта цифра не дает нам покоя. Мы все затаенно ждем.

    Увлеченные наблюдением за сражением, мы не сразу замечаем, что на поляне появился еще один путник, на этот раз человек. Очухиваемся мы лишь тогда, когда он активно начинает истреблять призраков и нас. В нем чувствуется сила пробужденных, прошедших перерождение. Очередной охотник за эктоплазмой. Лес разочарованно вздыхает, и мы безмолвно вторим ему.

    - Полечи, пожалуйста! – кричит эльфийка.

    Мы устремляем на нее свои взоры и замечаем глубокую рану на хрупком плече. Из уха бедняжки тоже течет кровь и выглядит она очень уж беззащитно. Совсем не так, как полагается выглядеть Храмовнику Евы, который, к тому же, предводитель отряда. И еще мы замечаем, что она красива. Видимо, эльфийская, красота в купе с внешней беззащитностью каким-то образом воздействуют на разум путника, потому что он совершает то, что никто в здравом уме совершать бы не стал, зная законы нашей реальности. Но этот человек, не похожий ни на глупца, ни на отчаянного дурака, не задумываясь, читает заклинание исцеления. Над его головой тут же образуется синий венец безмолвия.
    Лес довольно гудит, хохочет уханьем филина, ехидно насмехается шелестом трав и ждет, что же будет дальше.
    Человек, в расстроенных чувствах, ударяет своим посохом по зеркалу и тут же превращается в камень. Эльфийка в отчаянии что-то кричит своему отряду, но отряд напуган и пребывает в смятении, воины бестолково мечутся, натыкаясь друг на дружку и совсем растеряли свой боевой пыл.
    Вскоре все заканчивается. Эльфийка и гном из ее отряда падают бездыханными, сраженные Зеркалом Забвения. Еще двоих – забираем мы, дабы обратить их в Призраков Леса. Среди всего этого стоит окаменевший целитель. Слишком сильный, для охоты здесь. Зеркало Забвения находится под надежной защитой Леса от атаки тех, кто давно перерос эти места . Лес обращает их в камень, напоминая о том, что они сильны, но не всесильны. О том, что есть Нечто, гораздо большее, чем все ныне живущие существа, и что все они обязаны подчиняться законам этого Нечто.

    На нас эта защита не распространяется. Почему – нам не известно. Но это подталкивает нас еще яростнее желать оказаться на Его месте. Осталось всего сто семь лет. И мы узнаем, правдива ли та легенда, которая хранится в нашей зеркальной памяти. Сто семь лет – лишь краткий миг в истории Леса Зеркал. В череде смертей, и воскрешений, которые мелькают одно за другим, крутясь в колесе нашей судьбы. И все мы затаив дыхание ждем…

    Снова слышится топот ног и приглушенные голоса:
    - Я слышал, что тут снова появилось Зеркало Забвения, - говорит кто-то невидимый, и неразборчивый гул голосов отвечает ему.

    Шаги приближаются, Лес безмолвствует, колесо судьбы продолжает свое вращение…
     
    Last edited: Sep 16, 2015
  11. Dzirat

    Dzirat User

    Joined:
    27.04.11
    Messages:
    451
    Likes Received:
    210
    Воспоминания нахлынули чередой картинок, яркие образы и разговор, который вспомнился так как будто это было только вчера ...

    Вот, я сижу в просторном зале. Хотя нет, даже не так. Огромный зал, которому позавидовали бы даже короли Адена и Руны, красивые, но жуткие картины, мраморные колоны уходящие казалось бы в небо ... В зале царил приятный полумрак, хотя он и освещался многими свечами, а на стенах уютно потрескивали факелы. Странно кстати, не помню что бы хоть раз сюда заходила какая то прислуга. Впрочем, я вообще никого и никогда тут не видел, кроме него. Скар. Даже не знаю кто он для меня, все таки годы общего заточения, друг или враг. Иногда впрочем, казалось что ...

    - Егей, Прися - ты чего загрустил опять, - мой сокамерник никогда не отличался манерами, - опять о всяких принцесках мечтаешь?

    - Скарлет, я тебя уже просил меня так не называть, - и правда, наверное сотню, другую раз.

    - Простите мастер, забылся, - ничуть не смутившись ответил Скар.

    - Зря, я все таки принц, пусть и несуществующей империи, хотя как знать, - ругаться мне не хотелось, но я ужасно не люблю когда прерывают размышления, убил бы, и расчленил, да не поможет.

    - Скар, что там во внешнем мире, давно ничего интересного не рассказывал ты мне, я почувствовал как ты в духовной форме проник через барьер и бродил по Елморадену.

    - Все как обычно мастер, глупые людишки рождаются, совокупляются, умирают, переделы власти, интриги, смерти, предательства. Эти поделки вашего недобога недоразрушения никогда не поумнеют. Хотя то как они тянут за собой на дно эльфов и прочих созданий светлых богов умиляет.

    - Ты прекрасно понимаешь что я хочу знать, меня интересует дом, слушаю.

    - Да мастер, слушаюсь мастер. Аден опять пал, помните, я рассказывал о черном клане? Они не просто его захватили, попутно перебив пол города, так еще и подарили какой то шайке. Представляете, в замке Адена шайка головорезов.

    - Отвратительно, - и правда, при моем отце такое просто не могло произойти, жаль что все сложилось так как сложилось.

    - А по моему блестяще, что может быть лучше хаоса и разрушений? Хоть какое то разнообразие. Знаете, мастер, мне прямо очень нравится их лидер, камаэль. Кто бы знал что гиганты создадут настолько сильных созданий, до богов им конечно далеко, но даже мои легионеры наверное им уступают.

    - Что то еще?, - я уже начал уставать, в тот момент мне жутко хотелось спать.

    - Нет мастер, разве что ...

    - Да?

    - Люди опять собираются в поход. Уже несколько месяцев в Годдарт прибывают воины и маги, даже несколько героев прописалось в трактире. У нас будут гости, мастер, и наверное скоро.

    Я задумался, ведь было о чем, впервые за последние 12 лет люди дерзнули выступить против нас, все как обычно, из за жадности, и неуемной жажды крови.

    - Мастер?

    - Я думаю Скар, думаю. А впрочем знаешь, готовься ко встрече гостей.

    - Как обычно или можно призвать кого то из моих легионеров?

    - Как обычно Скар, как обычно. Постараемся никого не убить.

    - Но МАСТЕР! Они врываются в Ваше убежище, в котором Вы добровольно себя заперли сотни лет назад, пытаются вас убить, хотя одного Вашего слова достаточно, и все они умрут. Умрут страшной смертью в своих постелях, или на подходах к гробнице. Просто разрешите мне, всего на несколько секунд использовать всю силу, и Вы увидите как ...

    - Скарлет!

    - ... мастер.

    - Друг мой, вспомни века которые мы провели здесь. Неужели ты не понимаешь почему я так поступаю, ты уже давно не тот монстр которым был когда я попытался отобрать твою силу.

    - Да мастер Принтеса, я изменился, и даже смирился с тем что эти ничтожества терзают мое тело, в попытке добраться до Вас. Вот только я знаю, что стрела которой вы заперли мои силы сделала Вас не только бессмертным, но и связала нас неким ментальным каналом, моя боль передается и Вам, вы страдаете так же как и я.

    - Да Скар, ты прав, но во всем виноват только я один. Для них я монстр, убийство которого сделает сильнее кого то из них, они делают то же самое что сделал в свое время я, когда захотел получить твои силы. И пусть я сделал это во время когда империя разваливалась, пусть я сделал все это ради людей, но итогом было получение силы. Да и скромнее все у них, тебя я хотел усыпить на вечно и использовать твою силу. Они же просто хотят убить меня, в очередной раз, и получить мое ожерелье.

    - Мерзкий артефакт к слову, если бы не он, мы бы не попали сюда.

    - Согласен, без него я бы тебя не победил.

    - Ладно мастер, я пойду готовится.

    - Хорошо.

    После этого я остался один, вспоминая минувшие века, которые мы провели в заточении. Первое время никто нас не беспокоил, все таки империя переживала не лучшие времена, сначала мой отец пал жертвой собственной гордыни, потом я пропал, попытавшись завладеть демонической силой верховного правителя измерения Тьмы. Елмораден распадался на небольшие королевства. Прошли десятки лет прежде чем до места моего добровольного заточения добрался какой то человеческий маг. Он ощутил барьер и смог за него проникнуть, почувствовав мощь ожерелья он решил им завладеть. Вернувшись в город глупец сочинил историю о монстрах и собрал отряд, все они погибли еще на подходах к гробнице. Они встретили демона, одного из четырех лордов подземелья, Скарлет Ван Халишу, те кто пришли после них тоже погибли, и следующие, и те кто пришел после них. Несколько столетий спустя я узнал что Скар их убивал, после этого я запер его силы, и запретил покидать пределы силового барьера, который окутывал наше убежище. С тех пор так мы и жили, я пытаясь смирится с последствиями своих действий а Скар с тем что он стал рабом человека. Рабом, дворецким а со временем другом. Шли века, мы менялись, не менялись только люди, которые видели в нас безумных монстров. В тех кто добровольно запер себя на краю света, окружив свою темницу невероятно сильным силовым полем ...

    ... все эти мысли пронесли в мозгу, когда я смотрел как падает поверженный Скар. Я так и не разрешил ему убивать нападавших. Прости мой друг, недеюсь ты понимаешь почему. Я знал что делаю последние вдохи, уйдет жизнь из него, уйдет из меня. Я умру ...

    Я умирал в сотый раз, а может в тысячный ... Так уж получилось что убить одного из верховных лордов тьмы не так просто. Он всегда возрождается, а с ним и я. Год за годом, век за веком, и кажется нет выхода из этой череды смертей и воскрешений. Ну ничего, умирать не страшно, мне уже не в первой, главное что люди остались живы, пусть для них я монстр, но все что я делал было ради их блага. А теперь я усну ...
     
  12. Vladilion

    Vladilion User

    Joined:
    19.09.15
    Messages:
    1
    Likes Received:
    2
    Рыцарь и Голлем

    Что такое Ад? От подножия холмов до самого горизонта раскинулась Пустошь. Её жаркое дыхание обжигало глаза и кожу, заставляя противные ручейки пота стекать вдоль позвоночника и заливать едкой соленой жидкостью глаза.
    Через Пустошь шел человек, его доспехи сияли, словно стекло под палящими лучами солнца. Усталость сгибала его, но он шел, упорно шел к своей цели. Воин знал, что поисковый отряд ни за что не пойдет в Пустошь, ибо это было равносильно самоубийству, именно поэтому у него был шанс выжить.
    Человек должен был покорить Пустошь или покориться ей. Однако это был не его мир.
    Голлем ощутил запах, сладковатый запах крови, он не чувствовал жары, не чувствовал усталости, не желал воды и прохлады. Голлему была присуща лишь одна жажда, заложенная магией его создателя, это была жажда убивать, жажда крови. Он медленно повернулся, хрустя каменными суставами, и зашагал в сторону своей цели.
    Человек заметил преследователя не сразу, где то на периферии сознания, чувство опасности царапнуло его душу стальным когтем. Он закружился на месте, оглядывая окрестности. Вот оно! На расстоянии километра, на фоне холмов, четко обрисовалась темная серая фигура, это был голлем, он двигался медленно, мерно шаг за шагом приближаясь все ближе и ближе.
    Голлем не мог легко и быстро догнать человека, но впереди были многие километры Пустоши, и он знал, что его жертва непременно начнет уставать. Он был создан много столетий назад и счет его жертв давно стал неисчислимым.
    Голлем точно знал, что будет дальше. Понемногу человек начнет идти медленнее, затем он начнет останавливаться, далее остановки будут происходить всё чаще, каждая такая остановка, неизбежно будет сокращать расстояние, между преследователем и его жертвой. В итоге, когда жертва совсем ослабеет, голлем нагонит ее, а затем убьёт страшными ударами, непропорционально длинных каменных рук.
    Проклятый голлем! Между рыцарем и голлемом расстояние сократилось до 10 метров, человек сделал шаг, запнулся и упал.
    Голлем ликовал, насколько может ликовать бездушная каменная кукла. Шаг ещё шаг, он занес руку для удара, но ловкий человек, подставил меч, удар, удар, ещё удар и меч вылетел из ослабевшей руки. Голлем буквально ощутил, что следующий взмах его руки расколет жертве череп, но в последний момент каменный кулак встретился со щитом. То, что почувствовал голлем, люди, вероятно, назвали бы яростью.
    Поганый хитрый кусок мяса! Голлем ускорил темп ударов, он бил снова и снова, однако его руки встречались, либо со щитом, либо с землей.
    Через четверть часа голлем перестал попадать по щиту, он не мог понять, что происходит, промах следовал за промахом, но неизбежно человеческая усталость дала о себе знать, рыцарь упал снова. Голлем сделал шаг, размахнулся, ударил по щиту и щит раскололся. Ощущая своё превосходство, он подошел вплотную и нанес последний удар.
    Смерть была рядом, её смрадное дыхание буквально обдало человека, но он рванулся, рванулся из последних сил, крик ярости и отчаяния вырвался из его горла. Удар пришелся в землю в паре сантиметров от его головы, а затем всё померкло.
    Голлем вновь поднял руку чтобы, наконец, отнять жизнь, и в этот момент у него из-под ног ушла земля. Не выдержав титанических ударов, свод пещеры обрушился. Последнее, что увидел голлем, было неизбежное приближение выступа скальной породы. Голлем упал на него и раскололся на несколько больших кусков.
    Тишина. Вокруг была тишина, и едва различимые шорохи, сопровождающиеся тихим попискиванием. Рыцарь пришел в себя и оглянулся, в темноте двигались едва различимые силуэты. В этот момент солнце изменило своё положение на небосводе, и яркие лучи осветили огромную пещеру через пролом образовавшийся далеко наверху.
    Вот тут человек, наконец, увидел то, что окружало его. На полу, на стенах, на своде огромного каменного зала стояли, висели, перемещались, и видимо, общались на своем непонятном языке, тысячи муравьев. А в центре этой бесчисленной свиты возвышалась, её Величество. Он слышал о ней в детстве, из баек, которые рассказывали друг другу друзья отца. Конечно же, никакие рассказы, не шли ни в какое сравнение с реальностью.
    Она был прекрасна, смертоносно прекрасна, в своем совершенстве. Он лежал посреди зала, а прямо перед ним возвышалась Королева Муравьев.

     
    E❘yrei and mrNorrel like this.
  13. DarkPass

    DarkPass User

    Joined:
    07.07.15
    Messages:
    2
    Likes Received:
    1
    ...
    Я - Кхан, точнее был ранее известен, как великий Кхан, но мое имя кануло в лету вместе с былым величием. Я был вождем сильнейшего клана орков, в те времена мы жили в мире с друг другом, и защищали свои племена и поселения. Но с ходом времени многое изменилось... В один момент, один из кланов, являющийся одним из сильнейших в боевом искусстве и магии, захотел большего! Эти гнусные выродки войн, стали нападать на нас, и радоваться каждой победе над нами. С каждым убитым братом они становились сильнее... Упиваясь кровью, они чувствовали, как новая сила бежит по их жилам. Они истребляли нас с каждым днем все больше и больше; чем сильнее становилась отдельная особь, тем больше душ братьев она забирала, в обмен получая новую силу и новые возможности. В скором времени, один такой орк мог вырезать сотнями моих братьев, которые все еще оставались со мной!
    Они поклонялись Паагрио и восхваляли его после каждой победы, понятия не имею, что это и кто это такой, возможно, их новый Бог. На переговоры наши братья не шли, они предпочитали убивать нас целыми кланами. Как бы страшно это не звучало, но они перестали считать нас братьями, вместо этого они повязались с этими паршивыми эльфами, гномами, людьми и прочей мразью! Большинство моих братьев взбунтовались и стали нападать на всех мимо проходящих существ, несмотря на отсутствие угрозы. Часть великой орды орков осталась менее агрессивный и старалась только обороняться и защищать своих при нападении кого-либо. С тех времен ситуация не меняется, орки-братоубийцы все также убивают нас, а мы все защищаемся. Иногда у нас получается убивать их, но они приходят снова... Они бессмертны? Мы не понимаем. В их глазах горит огонь, "Огонь Паагрио" - назвали его мудрейшие шаманы моего клана. К сожалению, я не вижу глаз своих братьев, ими кто-то управляет, и эта сила стоит за гранью нашего понимания. Наши братья стали всего лишь пешками, кто-то использует их в качестве развлечения! Они потеряли себя!
    В поисках господства, они объединяются с другими расами и воюют даже друг с другом! Что с ними произошло? Почему отделились от бреки, кетры? Возможно когда-нибудь мы узнаем ответ... Я найду тебя, кто бы ты ни был, тот, кто управляет моими братьями... Или вас много? Я не знаю! Но одно я знаю точно, мой топор обезглавит вас всех, и мы, оставшиеся орки, не сдадимся! Брека и Кетра не будут сломлены!
     
    Vladilion likes this.
  14. mrNorrel

    mrNorrel User

    Joined:
    05.10.12
    Messages:
    1,033
    Likes Received:
    292
    Чужими глазами

    - Эй Гаури! Посмотри кто это там у фонтана!

    Перекрикивая людской гвалт, молодая волшебница бессовестно тыкала пальцем в небольшую вывеску в самом центре многолюдной Аденской площади.

    - Не отвлекайся Лина! Скоро начнется осада, подготовься лучше, а не глазей по сторонам. Как только зайдет солнце, в районе местного замка станет по-настоящему жарко.

    Светловолосый воин с длинным мечем за спиной, откровенно скучал в этом людском муравейнике, и все его мысли были сосредоточены на предстоящей осаде. На свою юную спутницу он поглядывал с явным раздражением.

    - Да ладно тебе Гаури! Я знаю почти всех местных торговцев, а этого карлика вижу впервые. Пойдем, посмотрим, пока есть время.

    Вечером на Аденской площади было многолюдно. Многочисленные торговые лавки мелькали яркими витринами, а жадные торговцы только и ждали неопытных «лохов», на которых можно поживиться… Площадь бурлила эмоциями, кто то сломал свое любимое оружие, у кого-то броня не скрафтилась, а кто-то просто увидел более выгодную цену и теперь сокрушался о слишком дорогой покупке. Большие группы воинов и магов толкались у Аденских ворот, спешно закупаясь всем необходимым для осады, и лишь в центре у фонтана образовалась небольшая проплешина. Людской поток будто обтекал странного карлика, в смешной широкополой шляпе.

    Наконец Лина протиснулась сквозь людской поток и вышла на свободное место перед торговцем, следом с угрюмым видом шел ее спутник. Карлик, отвратительной наружности, стоял прямо на барьере фонтана и пялился на прохожих. На тощей груди уродца висела потрепанная деревянная табличка со странной надписью:

    «ЧУЖИМИ ГЛАЗАМИ»

    - Приветствую тебя незнакомец! Что ты продаешь?

    Молодая волшебница, без лишних формальностей решила выведать все и сразу. Через некоторое время из толпы буквально вывалился неуклюжий рыцарь Гаури.


    - Приветствую Вас искатели приключений!

    Уродливый карлик заговорил неожиданно приятным голосом, никак не соответствующим внешности.

    - Я недавно прибыл в Вашу страну, но надеюсь, останусь здесь надолго. А продаю я, скорее услугу, чем товар. За небольшую плату Вы получите уникальную возможности взглянуть на этот мир «Чужими Глазами» - глазами монстра. Воспринимайте этот опыт, как веселый аттракцион. Вы испытаете непередаваемые ощущения и уверен, захотите вернуться.

    - Неужели ты веришь этому человеку Лина! Это же явно злой колдун, пошли скорее отсюда, на осаду еще надо успеть!

    Гаури уже разворачивался, что бы нырнуть обратно в толпу, когда веселый голосок Лины неожиданно сообщил.

    - Я хочу попробовать! Давай уважаемый, колдуй!

    Странный карлик тут же щелкнул пальцами, и мир вокруг исчез.

    - Что ты сделал с Линой, уродец?!

    Гаури моментально схватился за меч, готовый разрубить ненавистного карлика, когда на его глазах Лина буквально растворилась в воздухе посреди центральной площади Адена.

    - Успокойтесь, уважаемый! Она вернется минут через пятнадцать, уверен все будет в порядке, надо просто подождать…

    Несмотря на уверенный тон странного торговца, Гаури по-прежнему сжимал обнаженный меч в руках, готовый к любым неожиданностям. Однако, долго ждать не пришлось. Не прошло и десяти минут, как Лина появилась на том же месте, откуда не так давно исчезла…

    - Ну как Вам юная леди? Честно говоря, не ждал, что Вы так быстро справитесь с заданием, это говорит о большем опыте в магических искусствах.

    Странный карлик улыбался своей уродливой улыбкой, а Лина спешно рассказывала Гаури о своих приключениях.

    - Знаешь, Гаури! По началу, я реально испугалась. Очнулась, в каком то подземелье, голой, и к тому же без оружия. Кто знает, какие монстры шныряют в том непонятном месте. Только спустя несколько минут блужданий в подземелье я поняла, что нахожусь в теле какого то демона, и оружие ему не нужно. Я сама была живым оружием, закованным в чешую воплощением самой смерти, и остальные жители подземелья разбегались в страхе от одного моего вида. Конечно, зеркал там не было, однако я точно помню, что у меня был хвост и огромные когти и магия. Такой силы я не ощущала никогда в жизни, вот бы эту тварюгу привести на осаду, она бы там всех раскидала. А потом, на одной из площадок на меня напали люди, и пришлось применить весь свой смертоносный арсенал, что бы выжить. Однако с такой силищей уложить семерых искателей приключений не составило больших проблем, я и половины из доступных умений не использовала, а они все исчезли. Это было великолепное чувство превосходства, я смотрела на маленьких людишек у себя под ногами, и, убивая их не испытывала жалости, только звериную жажду крови. Казалось правильным, истребить всех вторгшихся в Моё подземелье, мой дом и мою крепость. Пожалуй, теперь я понимаю, почему в рейдах монстры всегда атакуют первыми, они просто защищают свой дом от чужаков, защищают свою территорию. Как только последний человек пропал, я вернулась назад. Вообще это было веселое приключение, может позже, я попробую снова. Кстати, что это были за люди, нападавшие на меня? Я случайно никого не убила?

    - О, не беспокойтесь юная леди. Это просто куклы и в следующий раз я могу сделать их сильнее, приходите и я устрою Вам настоящее испытание…

    Гаури буквально утащил свою спутницу от подозрительного торговца обратно в людской поток, и неразлучная парочка направилась по направлению к Аденским воротам. До долгожданной осады оставались считаные минуты.

    Наконец солнце опустилось за горизонт. Людской поток хлынул из центральных ворот города по направлению к Замку, и лишь уродливый карлик у фонтана с презрением смотрел на толпу из под своей широкополой шляпы. Никто не обращал внимания, на его злую улыбку и не слушал бессмысленных бормотаний.

    - Это просто куклы, все они умрут. Рано или поздно все умрут…


    mrNorrel 23.09.15
     
    Last edited: Sep 23, 2015
    Astronoma, E❘yrei and Tyrsis like this.
  15. NatLi

    NatLi User

    Joined:
    07.07.15
    Messages:
    10
    Likes Received:
    4
    Искатели приключений, странствующие по долине драконов, называют нас Кровавыми Королевами. Мы не только похожи по внешнему виду. Нас всех объединяют единые мысли. Обезумев под влиянием Шилен, мы жаждем крови. Но иногда у нас наступает прозрение, и мы вспоминаем, какими были в далеком прошлом…

    Элени – имя, которое таится у меня в сердце. В нем скрыта моя судьба, ведь так меня раньше звали родные и друзья. Я была смелой и жизнерадостной темной эльфийкой, обучающейся искусству сражения. Из своей прошлой жизни я уже многого не помню, ведь все яркие моменты постепенно потускнели и стерлись из памяти. Но свой последний день до момента превращения в монстра я не забуду никогда.

    Мне помнится тихое и свежее утро. Яркое солнце озаряло небольшую поляну, находящуюся недалеко от Диона. Тонкий и сладкий аромат цветов пробуждал ото сна. Вдруг мне послышался треск веток. Оглянувшись, я увидела своего возлюбленного Фридрика. Он карабкался по дереву, чтобы осмотреть местность.

    − Доброе утро, Элени! Нам пора идти. В округе вроде никого нет. Надеюсь, ты хорошо отдохнула, ведь дорога нам предстоит очень длинная.

    Улыбнувшись, я кивнула головой. Вместе с Фридриком мы держали путь в Орен. Один из жрецов пригласил нас в город, чтобы поручить какое-то очень важное задание. Прежде чем дойти до Диона, нам пришлось преодолеть немало трудностей. Опасности таились повсюду. Несмотря на это страх меня не одолевал. Фридрих всегда находился рядом. Он был моей защитой и опорой. Но, к сожалению, всему хорошему когда-то наступает конец.

    Солнце медленно уходило за горизонт. Последние лучи пронзали облака и окрашивали их в красновато-оранжевый оттенок. Позади нас остались поляны, покрытые сочной зеленой травой и разноцветными цветами, а впереди ожидало знакомство с таинственным и мрачным местом. Мы шли по растрескавшейся земле, из которой виднелись засохшие веточки растений. Где-то вдалеке звучали крики птиц и стоны.

    Откуда-то у меня появилось непонятное чувство тревоги, хотя вокруг не было ни души.

    − Не бойся, Элени. Я с тобой. Да и опасаться нечего. Никого тут нет, – сказал Фридрик, заметив то, как я озиралась по сторонам.

    После этих слов из земли вдруг начал сочиться дым. Из него постепенно сформировалась фигура демона. Он парил в воздухе, расправив свои мощные и широкие крылья. В его глазах пылал огонь, а с когтей стекали на землю капельки крови. Одним взмахом крыла беспощадный демон откинул меня в сторону. Я погрузилась в забытье.

    Через некоторое время я открыла глаза. Вспомнив о Фридрике, я вскочила на ноги, не обращая внимания на боль, которая пронзала все мое тело. Осмотрев все вокруг, я не увидела своего возлюбленного. Чтобы найти его, я побежала вперед по дороге настолько быстро, насколько могла, но в итоге поиск не принес результатов. Внутри меня наступил конец света, ведь я потеряла смысл своего существования. Говорят, что время лечит. Возможно, мне нужно было прислушаться к этим словам и выбрать путь смирения. Но я же не смогла справиться с отчаянием. Мой рассудок помутился. Став очень уязвимой, я попала под влияние темных сил и превратилась в Кровавую Королеву.

    Каждый день мне приходится сражаться с храбрыми воинами, очищающими мир от зла. Я должна их ненавидеть. Они приносят мне смерть. Но как ни странно, чувства ненависти к ним я не испытываю, ведь каждый раз они мне даруют новую жизнь и надежду. Надежду на то, что когда-нибудь я воскресну, не поддамся царящему вокруг хаосу, освобожусь от цепей Шилен, сковывающих мою душу, и стану такой, какой была прежде…
     
    mrNorrel likes this.
  16. OldAxiles

    OldAxiles User

    Joined:
    02.06.15
    Messages:
    10
    Likes Received:
    2
    Третий вечер над лесом шел дождь. Косые плети воды лениво низвергались из косматых серых туч, уныло облепивших небосвод. Могучие деревья-великаны безмолвно застыли, таинственные и блестящие от влаги. Шаловливые капли игриво прыгали по листве, порождая тихий, умиротворяющий шелест.
    В Деревне Охотников давно уже все попрятались в теплые и сухие дома, оставив пустые дворы на растерзание дождю. Дороги раскисли и превратились в однообразное грязевое месиво. Неспешно и уверенно катили свои волны ручьи небесной воды.
    В крайней хате мягко светили окна, слышались громкие беседы, гомон, смех. Внутри, за широким дощатым столом, собралось почти все обитатели деревни. Широкоплечие орки, гибкие камаэли, юркие гномки, веселые хмельные люди и эльфы – все столпились в гостеприимном доме. Было тесно и шумно.
    Во главе стола, по правую руку от хозяина, старейшины Кроноса, восседал гость. Путник был молодым юношей с искристым взглядом и слегка насмешливым прищуром голубоватых глаз. Коротко остриженные пшеничные волосы торчали в разные стороны, мокрые и непослушные, и гость непроизвольно приглаживал их. Правда, помогало это слабо. В углу хаты, возле массивного деревянного сундука с семейным скарбом, примостился короткий охотничий лук. Колчан со стрелами лежал рядом.
    - Эй, хозяюшка! – крикнул старейшина басом, поглаживая короткую седую бороду. – Неси быстрее угощение! Видишь, гости заждались!
    Народ оживился, со всех сторон посыпались шуточки. Когда появилась дородная орчиха, неся в руках поднос с умопомрачительно пахнущим зажаренным каринкайном, послышался одобрительный гомон.
    - Мил-человек, по делам каким к нам, или случайно? – поинтересовался у гостя Кронос. – В квесте, или приключений ищешь?
    - Охотник я, - коротко ответил лучник. – Тем и живу, что на всяких монстров охочусь.
    В самый разгар пиршества, когда уже рекой лились оркские застольные песни, скрипнула входная дверь. В застоявшийся, полный запахов жареного мяса и эля воздух ворвался свежий ветер. Пахнуло сыростью. Внутрь шагнула фигура, до самых сапог укутанная в плащ-дождевик, как гусеница в кокон. Вновь прибывший скинул блестящий от воды капюшон и молча зашагал к столу, оставляя за собой мокрые следы. Пришедший оказался молодым парнем с длинными темными волосами. Он схватил стоявший на столе кувшин и жадно начал пить. Темно-красная струйка плеснула на грудь.
    Охотник заметил, как старейшина терпеливо дождался, когда парень закончит пить, затем вопросительно взглянул ему в лицо. Темноволосый покачал головой. На его лице застыло страдание. Кронос помрачнел.
    - Что-то случилось? – полюбопытствовал юноша.
    Старейшина с сомнением взглянул на гостя, явно не решаясь сказать что-то важное.
    - Говори, не бойся, - подбодрил его парень. – Я умею отвечать добром на добро. Беда какая-то приключилась?
    - Твоя правда, путник, - промолвил Кронос. – Беда у нас случилась. Сегодня утром пропала Лексия, местная молодая охотница. Собралась в Лес Зеркал за провизией и травами лечебными, что только во время дождя появляются. Один из стражей заметил, что едва темная эльфийка до первых деревьев дошла, как выскочил оттуда страшный зверь. Роста, говорит, в полтора человеческих, сам на волка похож, да только на задних лапах ходит и руки, как у людей. Схватил он бедняжку и пропал в Лесу Зеркал.
    - Так что же вы? – нахмурился охотник. – Погоню надо было снарядить!
    Старейшина устало отмахнулся:
    - Да какая тут погоня? Не слыхали мы даже, чтобы рядом с Деревней Охотников что-то подобное водилось, а если бы слыхали… Тут загвоздка вот в чем – Лексию-то у нас недолюбливают. Слухи ходят – один другого страшнее. Таких истории про нее понапридумывали – даже меня, взрослого мужика, и то до костей пробирало! Охотники говорят, что эльфийка старыми чарами занимается, могла сама монстра призвать.
    - А ты сам-то как? Хочешь, чтобы она нашлась?
    - Хочу! – жарко заговорил старейшина, теребя бороду. – Какая бы она не была, а у нас жила, всем помогала. Нехорошо оставлять ее в беде.
    Лучник хлопнул хозяина по широкому плечу, легко поднялся на ноги.
    - Я умею ценить добро, Кронос, - сказал он сильным голосом. – Ты приютил и накормил меня, а взамен я окажу тебе услугу. Поищу охотницу, вдруг еще не поздно…
    Услужливая Помощница Телепортации переместила лучника прямо к опушке Леса Зеркал. Мягкий шелест монотонного дождя обволакивал охотника сонной пеленой. Уже окончательно стемнело, и он едва ориентировался среди гигантских грибов и высоких деревьев. Впереди, в темноте, изредка мелькали зловещие тени. Было холодно и очень сыро. Влага заползала даже под плащ, и юноша морщился, когда ледяные струйки щекотали спину.
    Лучнику уже случалось сталкиваться с оборотнями. Эти существа, преображенные темной магией из людей в свирепых полуволков, сохраняли человеческое сознание. В свою первую встречу с таким монстром охотник лишился деревянного меча и очнулся в деревне. А что теперь? Сможет ли он сейчас, набравшись опыта и сковав прочные доспехи, противопоставить чудовищу? Охотник надеялся, что сможет. Он не столько хотел спасти темную эльфийку – на нее ему было, откровенно говоря, наплевать, - сколько хотел поквитаться за старые раны.
    Впереди деревья расступились, открывая взору широкую поляну. Посредине, на небольшом пригорке, свободном от заливающей все вокруг воды, лежала девушка. В темноте сложно было сказать, жива она или нет, но то, что она не двигалась – это было точно. Оборотень стоял перед эльфийкой на коленях. Черное, мохнатое тело с торчащей во все стороны сосульками мокрой шерстью не двигалось. Шум дождя заглушал все звуки, но охотник мог поклясться, что монстр что-то говорил своей жертве. Какого лешего в Лес Зеркал занесло оборотня - было не понятно.
    Юноша осторожно снял с плеча лук, вытащил из колчана длинную серебряную стрелу.
    Оборотень поднял голову и взглянул в сторону темнеющих деревьев. Хриплый, рычащий голос прокатился над поверхностью глубоких луж.
    - Я вижу тебя, человек…
    Охотник вышел из-за деревьев. Стрелу он уже нацелил в темную фигуру, от которой его отделяли жалкие метры. С такого расстояния он уж точно не промахнется.
    - Ты пришел за ней? – снова прорычал-прохрипел монстр.
    Охотник промолчал. К чему разговаривать с чудовищем, убийцей, который только и ждет момента, чтобы вцепиться тебе в глотку? Оборотень, казалось, понял ход мыслей человека. Он тяжело, совсем по-человечески, вздохнул. Большая когтистая лапа осторожно коснулась лба лежащей эльфийки. Охотник видел, как оборотень медленно и даже нежно убрал непослушную челку с ее лица. Маленькие животные глазки, глубоко вдавленные в массивный череп, неотрывно смотрели в чистое юное лицо.
    - Ты хочешь забрать ее у меня? – спросил оборотень. – Вернуть ее в Деревню Охотников? К тем, кто ее ненавидел? Кто обижал ее гадкими словами, обвинял в поклонении Шиллен?
    Охотник колебался. Стрела все еще смотрела в сторону монстра, но где-то глубоко внутри какая-то часть души властно сжала руку лучника, не давая разжать пальцы.
    - Кто ты такой? Ты не похож на тех оборотней, которых я видел…
    - Я такой же, как они, человек! Я плоть от их плоти и кровь от их крови. Я монстр. Чудовище. Оборотень.
    - Но ты говоришь!
    - Человек! – гневно рыкнул оборотень. – Ты ничего не понимаешь! Я жил бездумно! Сторожил вверенный мне участок земли и нападал на тех, кто проходил мимо. Умирал, появлялся вновь. А потом меня озарило. Как приятно быть свободным от чужого контроля! Идти туда, куда тебе хочется. Но мои собратья не понимали меня, и я стал изгоем даже в своей стае…
    - Так зачем тебе девушка? Что ты будешь с нею делать? Сожрешь?
    - Она такая же, как и я – изгой. Ей не место в Деревне Охотников, среди тех, кто ее не ценит и не понимает. Мы подружимся, я в этом уверен.
    Охотник медленно опустил стрелу.
    - Это неправильно – похищать людей. Что она будет делать одна в Лесу, рядом с таким чудовищем, как ты? Она вообще жива?
    Оборотень нежно прикоснулся к руке темной эльфийки. Ее маленькая, узкая ладошка утонула в огромной мохнатой лапище…
    - Она спит, - рыкнул зверь. – Бедняжка так испугалась, что потеряла сознание.
    - Вот видишь, - рассудил охотник. – Тем более ее надо вернуть!
    Юноша замолчал. Он колебался. Молчал и оборотень, устало горбясь под косыми струями дождя. Изредка вскрикивала во сне девушка, и тогда полуволк осторожно лизал ей руку теплым языком, и она успокаивалась. Шумел ночной лес. Там, за темными стволами ожидали возвращения охотника жители деревни. А он здесь, один на один с жутким монстром из страшилок, мучительно решал судьбу незнакомой ему эльфийки.
    - Человек, - глухо прохрипел оборотень. – Решай скорее. Я хочу есть. Либо убивай меня, либо отпусти, чтобы я нашел добычу себе и ей.
    Охотник, наконец, решился. Сунул стрелу обратно в колчан, повесил лук на плечо. Медленно подошел. Вблизи оборотень казался не таким грозным, как издали. Шерсть слиплась, зверь дрожал от сырости и ночного холода. Но в глазах, тех, что когда-то были человеческими, зажглась горячая благодарность.
    - Иди, - сказал юноша. – Я постерегу ее.
    - Благодарю тебя, человек! – прорычал оборотень, разгибаясь во весь свой немалый рост. – Я вернусь быстро. И помни – если ты попытаешься унести ее, я догоню и вцеплюсь тебе в горло. Мне терять нечего.
    - Иди, - повторил охотник.
    А затем он неподвижно сидел, не замечая ни дождя, ни холода. И когда вдалеке затрещали ветви, возвещая о возвращении зверя, юноша осторожно отрезал небольшой лоскут материи от легкого доспеха охотницы, встал и зашагал к стене деревьев, не оглядываясь. Он и сам был не такой, как все, потому считал, что шанс нужно дать каждому. Кто знает, может там, под мохнатой шкурой, бьется воистину человеческое сердце?
    Sep 29, 2015
     
    Ronskispeed and elenko like this.
  17. Электрофорез

    Электрофорез User

    Joined:
    29.09.15
    Messages:
    2
    Likes Received:
    0
    ... Что есть ад для меня? Ад есть повторение одних и тех же действий без надежды на другой результат?
    Каждый день я появляюсь обозначенном силами свыше месте. Я проверяю, всё ли нужное при себе я имею: деньги, полезные и не очень безделушки, оружие, амуниция. Я готов. Сегодня начинается мой новый день, сегодня продолжается моё проклятие повторения одних и тех же операций. Удар, удар и ещё один удар. Победа или смерть. Каждый раз я сражаюсь до последнего, надеюсь на победу, на добычу. Иногда побеждаю я, иногда побеждают меня. Тогда или противник уходит в небытие или я исчезаю. Чтобы вновь появиться и взять реванш! Бывает так, что я сражаюсь по много раз на день с похожими друг на друга существами. На некоторых мне хватает самостоятельной силы, на некоторых мне требуется помощь моих друзей, таких же как и я.
    Намного проще сражаться против врагов в компании. Ты начинаешь боятся намного меньше, ведь что может быть более воодушевляющим, чем группа верных соратников, готовых спасти тебя из лап цепкой смерти? С группой верных друзей ты одолеваешь врага, даже самого настырного и вооруженного. Когда мои друзья видят, что меня хотят убить, они спешно подбегают ко мне и сражаются со мной спина к спине. Вот тогда я и ощущаю себя полезным, я ощущаю свой вклад в общее дело, а мои сородичи благодарны мне за помощь.
    Знаете, ведь не всегда бывает так, что существа подобные мне бывают друг с другом в дружеских отношениях. Я слышал, например, что орки убивают орков! Что за дикость! Я бы никогда не поднял руку на своих, даже если они мне не нравятся или если бы кто-то главнее меня приказал.
    Мне в основном нет дела до таких тонкостей взаимоотношений рас. Я чуть ли не постоянно занят сражениями. Я каждый раз, когда при смерти, боюсь, что из меня выпадет оружие или доспех. Если я могу, я стараюсь убежать, убежать куда подальше, чтобы выжить, восстановиться и начать заново.

    Так что же такое ад для меня? Я повторяю одни и те же действия, раз за разом, раз за разом. Я надеюсь стать сильнее. Чтобы, к сожалению, продолжить убивать. Полосочка опыта хило сдвигается вперед, но именно она является тем, что дает мне силы каждый раз начинать одно и то же действие раз за разом.
     
  18. MiltWey

    MiltWey User

    Joined:
    29.01.15
    Messages:
    5
    Likes Received:
    0
    Запуск, …один ноль один ноль ноль.
    Тело окутали лишь оковы, боль
    Вопросов больше, чем у Сфинкса.
    Вокруг темнота и тишина
    Кто дал мне повод злиться?
    Цвет мой ни чуть гаргульи краше
    И лик мой спрятан в многоэтажной башне.
    С ума сойти ведать цель в жизни,
    Не учуять ветра, влаги, солнца: моими порами
    Лишь дверь открыть, вот, что мои жилы движит
    Взглянуть бы раз, на мир дарованный…
    Sep 30, 2015
    Запуск, …один ноль один ноль ноль.
    Тело окутали лишь оковы, боль
    Вопросов больше, чем у Сфинкса.
    Вокруг темнота и тишина
    Кто дал мне повод злиться?
    Цвет мой ни чуть гаргульи краше
    И лик мой спрятан в многоэтажной башне.
    С ума сойти ведать цель в жизни,
    Не учуять ветра, влаги, солнца: моими порами
    Лишь дверь открыть, вот, что мои жилы движит
    Взглянуть бы раз, на мир дарованный…
    Sep 30, 2015
    Запуск, …один ноль один ноль ноль.
    Тело окутали лишь оковы, боль
    Вопросов больше, чем у Сфинкса.
    Вокруг темнота и тишина
    Кто дал мне повод злиться?
    Цвет мой ни чуть гаргульи краше
    И лик мой спрятан в многоэтажной башне.
    С ума сойти ведать цель в жизни,
    Не учуять ветра, влаги, солнца: моими порами
    Лишь дверь открыть, вот, что мои жилы движит
    Взглянуть бы раз, на мир дарованный…
    Sep 30, 2015
    Запуск, …один ноль один ноль ноль.
    Тело окутали лишь оковы, боль
    Вопросов больше, чем у Сфинкса.
    Вокруг темнота и тишина.
    Кто дал мне повод злиться?
    Цвет мой ни чуть гаргульи краше
    И лик мой спрятан в многоэтажной башне.
    С ума сойти ведать цель в жизни,
    Не учуять ветра, влаги, солнца: моими порами
    Лишь дверь открыть, вот, что мои жилы движит
    Взглянуть бы раз, на мир дарованный…
     
Thread Status:
Not open for further replies.