1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.
Скрыть объявление
В момент загрузки/запуска игры может возникнуть ряд проблем в том числе и появление ошибок.
По ССЫЛКЕ мы опишем самые распространённые из них.
Скрыть объявление
У игроков из Европы и стран СНГ, играющих на российских серверах, бывают трудности с оплатой.
Выход из этой ситуации найден!
Подробная информация по ССЫЛКЕ.

Тема для приема работ конкурса фанфиков

Тема в разделе "Мероприятия и конкурсы", создана пользователем FakeOff, 1 дек 2021.

Статус темы:
Закрыта.
  1. FakeOff

    FakeOff Почетный пользователь

    Регистрация:
    22.05.12
    Сообщения:
    1.433
    Симпатии:
    3.028
    Друзья!

    Ждем ваших работ в этой теме.

    Полные правила конкурса описаны здесь.

    [​IMG]
     
  2. Fantola

    Fantola User

    Регистрация:
    20.07.21
    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    4
    Здравствуйте я фанфики писать не умею но хочу поучаствовать

    Родился как-то однажды значит такой Котенок. У единственной Кошки единственный Котенок. В каком-то непонятном, но не странном мире. Не странном, потому что Котенку не с чем было сравнивать, непонятном - потому что понимать этот мир Котенку еще предстояло, ну, то есть, жить и прочее. И родился он в тот месяц как раз когда Кошкам нельзя было рожать Котят - Некотябрь. Потому было решено Неизвестно Кем отдать Котенка Одной Девочке. Ибо Одна Девочка тоже только что появилась в этом мире и нуждалась в ком-то в той Системе Деструктива, что бы это ни значило. И стал он расти быстро, ну, этот Котенок, и бегали они везде такие вместе, Она такая впереди нарядная вся с жезлом магическим и он за ней, такой, Кия!-я-все-умею. Он и правда очень быстро многому научился, потому что в этом, немного понятном уже ему мире стояли везде торговцы какие-то, и к каждому, например, за рыбами подойдешь, а он тебе в нагрузку к рыбам еще умения какие-то дает и характеристики, вот умора! И мир этот был такой, что нужно там было частенько куда-то ходить и что-то делать Коту. Вместе с Девочкой конечно, они стали уже как одно целое, хоть и недавно тут вместе появились. Потому что подружились. Что-то делать, кому-то помогать, чаще, конечно, одно и тоже приходилось каждый день, например, наловить рыбы столько и потравить гигантских блох примерно столько же. Кому-то, может, скучно бы показалось, но не им! Потому что в мире этом вместе со всем остальным было так то вообще красиво! И над всеми этими событиями, значит, всегда был такой непреодолимый весь Сюжет! И было им интересно вечером уже, после всех приключений, узнавать, что же там дальше, какие приключения еще. И был у Девочки с Котом, конечно же, учитель, который им все объяснял там, Дед Пыхто, и говорил он им, что будто бы мы в мире таком, который во сне у Великого Кого-то, и будто мы ему всю дорогу снимся, поэтому-то мы тут все и парим такие и летаем, конечно же. Так что вот так.

    простите но иногда запятые мне мешают
    спасибо что прочитали
    сервер Аметист ник Бякка
     
    DriXs, baibro, SonnuyLis и ещё 1-му нравится это.
  3. Kireko

    Kireko User

    Регистрация:
    22.09.20
    Сообщения:
    15
    Симпатии:
    102
    Сервер Рубин
    Ник: Rinfalt
    upload_2021-12-5_12-35-44.png
    Персонаж обезличен (злой при злой лимит)
    - он был где то здесь! В погоню, не дайте ему уйти!
    Крики конвоиров разрывали тишину кладбища близ селения удачи. Лай собак и гул шагов преследователей стояли стеной. Истерзанный ван бежал и спотыкался, унося ноги из последних сил. Суставы скрипели от нескончаемой каторги. Всё тело ныло от побоев, а раны кровоточили. Наскоро намотанные тряпки едва ли могли походить на перевязку, капля в море, но всяко легче.
    Звяк цепей заставил гончих навострить уши и повести носами в сторону сумрачной лощины.
    "- проклятые цепи, да что б ваш создатель в гробу перевернулся!" Роилось в голове беглеца.
    Скверна и чудовища, обитавшие там, заставили собак скулить и поджав хвосты, держаться хозяев.
    Тишину прервал один из жандармов.
    - думаете стоит соваться в лощину?
    - не думаю, там его и так живность задерёт... Отходим!.
    Приглушённым эхом раб зацепил слова преследователей. Бальзам на уши.
    Ван поднял руки на уровень своих глаз, осматривая цепи.
    - как бы их разорвать?
    Усталость и голод затуманивают разум, отгоняя нужную мысль.
    "- ... Была ни была!" Абсурдная мысль стрелой влетела в голову. Разозлить одного нечистого, авось тот разобьёт его путы своим ржавым топором.
    - эй, рогатый! Я сказал рогатый!
    Рявкнул мужчина, швыряя камни в чудище. На удивление на него обратил внимание всего один монстр. Безумное создание рвануло на источник раздражения пыхтя и фыркая скверными парами, глаза горели от ярости. Ревя неистово, прокажённых зверь воздал вверх топор, желая зарубить непрошеного гостя.
    Сбежавший раб поставил на кон многое и выбор был не велик, либо ему просто отсекут руку или вовсе убьют, либо судьба смилостивится и чудовище разобьёт цепь.
    Ван с ответным рёвом кинулся на встречу, заочно прощаясь со всем что когда то знал и любил.
    Пронзительным скрежетом металла о металл, встретились противники.
    Чудовищу хотелось убивать, а рабу жить, но тот был слабее.
    - вот и конец...
    Человек упал на спину высоко запрокинув руки, под натиском секиры. Что то со звоном треснуло. Готовый к смерти ван лежал зажмурив глаза, пока до него не дошло, что зверь застрял, а цепь разбита, не это ли удача!?
    Не долго думая, а точнее не думая совсем. Одной ногой свободный человек из последний сил рванул к склону гор. Каменистые и острые края камней не особо казались проходными, но кто не рискует, тот остаётся в канаве.
    Мелкая галька выскальзывала из под мозолистых пальцев, так и норовя скинуть скалолаза обратно. Обратного пути нет, вверху лишь мрачное небо и бескрайние скалы, скрывающие давно забытые края, а внизу страшенный монстр жаждущий крови. Поджилки трясутся от страха и усталости.
    - Предательские камни.. предательское всё! За что мне это всё!?
    Выкрикнул на последок падающий вниз несостоявшийся скалолаз.
    В спине хрястнуло от удара о землю.
    Поскулив мужчина поднялся и понял, что зверюга неразумная долбит своей пустой башкой скалы, напрочь позабыв об оружии, так кстати брошенного поодаль.
    Крадучись ван ухватился за тупую, но спасительное секиру. Зарубить чудище мысль здравая, чему собственно герой и поддался.
    В конец привыкнув к мрачной обстановке лощины мастер секиры осматривал скалы и место куда добился недавно почивший монстр. Оставленный животным разлом казался подозрительным, от чего ван принялся ковырять камни, пока не наткнулся нечто, напоминающее плиту.
    Грубо вытесанные, потрёпанные временем письмена не были похожи на те надписи, что он видел пока находился в рабстве. Он не помнил много о своей родине, лишь знал что он ван и этим всё сказано. Сказано теми, кто угнал его в рабство ещё будучи ребёнком, как и тех, кого нашли в горной деревне далеко отсюда. Волнами наплывали гнев и горечь. По камешку он разбирал завал, открывая всё больше. За делом ему вспоминались заснеженные горы и далёкие моря, где когда то с семьёй он жил. Как собирал травы близ стыка ледяного раскола и вулканических островов с сестрой. Серный запах извержений и ледяной ветер. Противоречивые места, находясь в конфликте стихии, создавали гармоничный край между, где они и жили.
    Покинуть грёзы заставила рана, неудачно зацепившись сорвал ноготь. Больно.
    Ван зажмурился и со зла резко приложился кулаком об плиту, оставив на ней кровавый след.
    Таинственные письмена плавно набирались магическим светом, активируя тайный проход.
    Человек в испуге отшатнулся, однако любопытство всегда берёт своё. Поняв что перед ним дверь в неизведанное, ван шагнул в неизвестность.
    Прикрыв лицо руками вошёл, он оказался где то далеко по ту сторону горного хребта, что граничил с сумрачной лощиной. Тайный ход снова обрушилась каменная сель обратного пути нет.
    Багровое небо застилали угольные тучи. В воздухе висел тяжёлый дым, все признаки недавнего извержения. В лицо ударил колкий ветер, явно с севера.
    Серые глаза нехотя открылись, созерцая дикую, необжитую сторону мира.
    - вулкан... и холодный ветер... Я дома?.. хотя у меня его уже давно нет..
    Осторожно ступая по каменистым и серпантинам из остывшей лавы, ван искал путь к центру островов. Там тепло и наверняка найдётся хоть одна живая душа.
    Приятной волной пришло облегчение. Поднялся даже боевой дух, казалось бы вот она свобода. О заточении напоминали лишь браслеты кандалов.
    Приободрённо прибавляя шаг босыми стопами ван ушёл к заветной цели. Путь ждал не близкий. Дорога не планировала быть лёгкой. Огненные звери и лавовые големы с лёгкостью могли помешать страннику, но тот осторожен и бдит.
    Ему повезло нашлось по пути и немного снеди, в качестве ягод и трав. Не густо, но для восполнения сил самое то. Наличие растений в целом уже кричали о том, что цель близка.
    Ван ускорил шаг. Предвкушая возвращения в родной ему меридиан. К целебным рекам и не спящим горам, бурлящим от огня.
    В край мастеров оружия и мудрецов.
    Чем ближе к цели, тем легче шаг. Острые камни встречались всё меньше и на встречу уже виднелась растительность.
    Обосновавшись на холме на границе двух сторон ван не выдержал и закричал в горы, содрагая собой стылые ледники и дремлющие вулканы.
    - я дома!
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    NunaRay, Illlllll и xZakeNx нравится это.
  4. SonnuyLis

    SonnuyLis User

    Регистрация:
    05.12.21
    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    6
    Хорошо наточенная секира – решение многих проблем.

    С тех пор как бывший оружейник Ян Чон подался в наёмники, следование этому мудрому высказыванию не раз помогало ему в жизни. Сейчас, посреди неизвестных земель на севере Сорака, с попутчиком-лином, приходилось только надеяться, что оно выручит его и на этот раз.

    Лина звали Шим Иль. Пламя освещало иссиня-чёрный мех на его ушах, плясало бликами на походном одеяле и тоненьких пальцах, сжимающих его край.

    Эти же пальцы теребили красный шнурок на правом запястье тогда, около недели назад, когда на тропе в Забытом городе Ян Чона остановил тихий тонкий голос: «Господин, люди говорят, вы очень хороший наёмник».

    Ян Чон как раз возвращался из Извилистого ущелья, завершив поручение разведчиков селения Удачи. Три золотых приятно оттягивали карман – брать очередной заказ было совсем не к спеху. Торговцы, недавно прибывшие в селение, привезли знаменитую настойку самого Го Ряна – пришло время её попробовать. И тут его радужные мысли прервали такой нелепой фразой. «Господин?» Как давно его так называли. Повернувшись и никого не увидев, он посмотрел вниз.

    – Мне нужно доставить посылку, – негромко продолжал маленький лин в форме почтового служащего, – в кратчайшие сроки. На север. Я могу воспользоваться вашими услугами?
    – Посылку? – озадаченно переспросил Ян Чон. – Нет, это не ко мне.

    Он повернулся и зашагал прочь. Стоит ли нанимать мастера секиры посыльным? И сколько заплатят? Одну серебрушку?
    – Тысяча золота.
    Ян Чон моргнул. Ему наверняка послышалось.
    – Тысяча золота, – повторил лин. – И столько же за дорогу обратно.

    Он явно не знаком с расценками. Куда там его сопроводить? На север? В Белые горы? Три-четыре даосских маяка и дело сделано.
    – Пожалуй, я могу помочь. Кому там доставить вашу посылку?
    – Господин наёмник, простите, я неправильно выразился. Доставкой писем и посылок занимаются только почтовые служащие. Мне нужна охрана в дороге.

    Ян Чон ещё раз оглядел почтальона: тот стоял очень прямо; уши настороженно подрагивали, ловили каждый звук, а хвост, напротив, был напряжён и почти не двигался. Пальцы беспрестанно теребили красный витой шнурок на запястье. Пару шагов от селения, а уже так напуган. Такой любые деньги заплатит, только бы чувствовать себя в безопасности.

    Наёмник тяжело вздохнул, глядя на сноп искр от костра на фоне чернильной темноты. Он поступил очень глупо: согласился и подписал контракт, не уточняя маршрут. Лин говорил что-то о севере, потом – о тысяче золотых. Дело казалось лёгким. А потом…

    Оказалось, им нужно подняться вдоль Забытой тропы и пройти вглубь северных земель. Первой мыслью было отказаться, но ему тут же напомнили о контракте и репутации. Нельзя губить то единственное, что у него оставалось. И две тысячи золота – деньги немалые. На них он мог бы снова открыть оружейную мастерскую. И теперь они держали путь на север, в лагерь каких-то исследователей, куда лину нужно передать посылку.

    В дороге Шим Иль не сказал и пары лишних слов. Выносливый и упорный днём, вечерами он молча сидел у костра. И даже во сне его уши чутко реагировали на любой звук. «Как бы они выжили без звериного чутья», – размышлял Ян Чон и старался двигаться как можно тише: при любом резком движении, Шим Иль просыпался и вскакивал, путаясь в одеяле.

    Сегодня вечером он вёл себя особенно беспокойно и впервые предложил организовать дежурство.

    – Никто не заходит так далеко на север, – возразил на то Ян Чон. – Мы здесь одни. До лагеря ещё три дня пути.

    Но лин стоял на своём, напомнив, что платит именно он, так что делать было нечего. Честно говоря, Шим Иль предлагал дежурить по очереди, но Ян Чон, красноречиво на него посмотрел и отказался. Кажется, тот обиделся. А под вечер, завернувшись в одеяло по самые уши, уснул возле костра. И теперь Ян Чон сидел чуть поодаль и старался не смотреть на него, чтобы не искушать себя. Пытаясь не уснуть, он начал думать о мастерской. Сейчас, когда боль в груди поутихла, можно попробовать открыть её снова. Где-нибудь в безопасном месте. Например, на Небесной ферме. Выкупить там клочок земли, начать всё сначала.

    Ян Чон отвлёкся от мыслей и осмотрелся. Вокруг по-прежнему было тихо. Луна то появлялась, то исчезала среди редких облаков, её жемчужный свет не мог разогнать темноту вокруг. Ветер незаметно утих, стихли крики ночных птиц. Дрова в костре, и те перестали потрескивать. Так приятно прикрыть глаза и наблюдать, как тишина мягко обволакивает тело.

    Сильный тычок в спину разбил сонное полузабытье вдребезги. Чтобы схватить секиру понадобилось мгновение, и столько же – чтобы понять, что Шим Иль уже не спит. Когда тот успел проснуться и оказаться рядом?

    Они появились неожиданно, соткавшись из тишины и тумана. Темнота впереди расцветилась красными огнями, чёрные тени приближались быстро, двигаясь огромными скачками.
    – Девять пар глаз. Стая. Зайди мне за спину. Эй!

    Ян Чон поражённо смотрел, как маленький лин совершенно глупо, сломя голову, бросился вперёд.
    – Куда?! Сдурел?!

    Шим Иль замер на месте и, кажется, затаил дыхание, осознав, что творит. Он ухватился правой рукой за левое плечо и обернулся: широко распахнутые глаза, искреннее изумление на лице. В два прыжка оказавшись рядом, наёмник ухватил его за плечо и отбросил назад, себе за спину.
    – Спрячьтесь и не высовывайтесь!

    Кажется он немного перестарался – Шим Иль кубарем покатился по земле. Но немного помятый и поцарапанный, зато живой заказчик лучше, чем мёртвый, так что Ян Чон не стал беспокоиться по этому поводу, переключив внимание на волков. Очень скоро земля вокруг покрылась звериной кровью. Сбросив броню, Ян Чон огляделся в поисках лина.

    Тот нашёлся неподалёку. Сидел неподвижно за грудой камней, уставившись в одну точку. Глаза отливали льдистой синевой на фоне бледного лица.
    – Вы не ранены?

    Взгляд, который метнул в него Шим Иль, мог бы поразить, как остро отточенный кинжал. Он молча поднялся, скользнул вперёд, старательно огибая трупы белых волков, и начал собирать вещи. Ян Чон пожал плечами и принялся затаптывать перегоревший костёр, между делом всё-таки спросив:
    – Когда вы успели проснуться? Так тихо было.
    – Вот именно, – буркнул Шим Иль, сворачивая одеяло, – тихо.
    И совершенно непонятно добавил:
    – Меня разбудила тишина.

    Ян Чон не стал уточнять, что бы это значило, потому что Шим Иль нахмурился и до окончания поспешных сборов не проронил ни слова. По собственной воле заговорил он только спустя несколько часов, когда, спустившись с очередного холма, они вышли прямо к озеру.
    – Красиво здесь.

    На воду уже успела лечь тонкая ледяная корка. С одной стороны к озеру подступали отвесные горы, с другой – изгибы высоких холмов и то тут, то там росли низкие деревья. Осень, на юге успевшая всего лишь немного позолотить листья, здесь оборвала их все. Голые ветки чернели на фоне заснеженных гор. Противоположный край озера скрывался в густом тумане.

    Пока Ян Чон осматривался, в поисках упомянутой красоты, у самого берега едва слышно треснул лёд, и тут же левую ногу пронзила жгучая боль. Не успев толком осознать происходящее, Ян Чон взмахнул секирой. На берег полетела отрубленная рука с фиолетовой кожей и длинными загнутыми когтями. Слух резанул пронзительный визг, подо льдом промелькнула тень. Ногу обожгло огнём, на грубой ткани, чуть ниже колена, пугающе быстро расплывалось кровавое пятно. Ян Чон попытался сделать шаг и тяжело осел на землю.
    – Всё хорошо, – прохрипел он Шим Илю, тут же оказавшему рядом, – сейчас встану.

    Но лин смотрел не на него, а на озеро. Пытаясь справиться с огнём, поднимающимся всё выше по ноге, Ян Чон повернул голову. На берег, разламывая хрупкий лёд, вылезала тёмная фигура того, что когда-то могло быть человеком. Снова раздался визг: чуть поодаль вздыбился очередной кусок льда. И ещё один – немного дальше.
    – Бегите, – Ян Чон легонько оттолкнул лина в сторону, – они отвлекутся, а вы успеете уйти.
    – Отвлекутся? – нахмурился Шим Иль. Он медлил, о чём-то напряжённо размышляя.

    Ян Чон снова толкнул его, приводя в чувство, и сжал ставшую для него родной секиру. Другого выхода нет, не стоит тратить время. Наверное, в глубине души он всегда знал, что жизнь наёмника может закончиться вот так нелепо. Значит, судьба. Только вот, лину тоже не повезло нанять такого неудачника. Шим Иль всё ещё мог спастись, но вместо этого, быстро осмотрел его ногу, испачкав тонкие пальцы в тёмной крови, а потом вгляделся ему в глаза, выругался и зачем-то ухватил свой дорожный мешок.

    А лёд всё продолжал трескаться. Острые когти скребли по льду совсем рядом, смерть приближалась неспешно и неумолимо, но Ян Чона занимало не это. Пламя боли добралось до костей и уже плясало перед глазами. Почему-то синее. Странно. Тогда, в Изумрудной деревне, повсюду было оранжевое пламя с красными снопами искр. Оно пожрало его мастерскую и одного из подмастерьев. Тогда он смог убежать, но огонь догнал его здесь, на краю света.

    Шим Иль быстро вскочил и отошёл чуть в сторону. Наконец-то, решился. Сейчас он убежит и, к счастью, не увидит, как бесславно Ян Чон встретит свой конец.

    Лин поднял руку и выкрикнул что-то на древнем языке. Браслет на тонком запястье полыхнул и осыпался пеплом. В чёрно-фиолетовой вспышке, разрывая пространство, за спиной Шим Иля взвился дух Земель Мёртвых, рыком вторя хозяину на том же языке. Темноту, понемногу обступающую Ян Чона, разрезали ярко-красные всполохи сгорающих талисманов и блеск острых когтей, однако сил удивляться у него уже не осталось.

    ***

    Первыми вернулись звуки: потрескивание костра, отдалённые голоса птиц и тихий хруст ломающихся веток.

    Ян Чон открыл глаза. Он лежал у огня, заботливо укутанный в оба одеяла. Рядом сидел Шим Иль, выбирал из небольшой кучи хвороста ветки потоньше, ломал их и бросал в костёр. К его левому плечу крепились изысканные ножны, в которых таился айкути с обманчиво простой рукоятью. Вокруг не было ни души, только сиял изящный рисунок печати, охватывающий их защитным кольцом. Ногу приятно холодила повязка, обжигающая боль ушла, но двигаться всё равно было страшновато.
    – М-м-м…, – безумно захотелось воды. – Мастер, – удалось прохрипеть после нескольких глотков из поднесённой фляги.
    – Что? – спокойно отозвался Шим Иль, проверяя повязку.
    – У вас было задание, да? Что вам нужно было сделать? – обречённо прошептал Ян Чон.
    Посылка – повод, это ясно. А вот он, как наёмник, оказался никудышным, что бы там люди не говорили. Мало того, что мастера подвёл, так и сам чуть не погиб.
    – До верховной жрицы дошли вести о неведомом ритуале призыва, который уцелевшие остатки ордена Дракона Тьмы готовятся провести именно здесь, – Шим Иль вернулся на своё место у костра, бросив беглый взгляд на защитный круг. – Мне нужно было незаметно подобраться к ним и помешать проведению ритуала. Пришлось спрятать оружие, нацепить амулет, скрывающий силу, – он неопределённо повёл правой рукой. – И нанять вас. Я ещё не настолько безумен, чтобы идти неведомо куда безоружным.
    – Простите меня. Я всё испортил. Денег не возьму, но условия контракта хочу выполнить. Позвольте вам помочь, – Ян Чон замялся, не зная, что ещё сказать. Мастер откажет и будет в своём праве.
    Шим Иль удивлённо взглянул на него, а потом усмехнулся, слегка наклонил голову и проговорил:
    – Думаю, ритуал никто не отменит. Просто теперь из-за оставленных мною магических следов, они будут знать, что к ним идут. Они будут готовы.
    – Мы тоже, – с уверенностью отозвался Ян Чон.

    Если он может хоть как-то помочь и если мастер согласен. Неизвестно, что призовут фанатики и сколько ещё людей может сгинуть в пламени пожаров. А мастерская немного подождёт.

    Шим Иль улыбнулся, сломал очередную ветку и бросил в костёр.

    ***

    Хорошо наточенная секира – решение многих проблем.

    С тех пор как бывший наёмник Ян Чон открыл оружейную мастерскую, он частенько повторял, что следование этому мудрому высказыванию не раз выручало его в жизни. Сама секира висела сейчас на стене, на почетном месте, а рядом были прикреплены изящные ножны, в которых таилась копия айкути с обманчиво простой рукоятью.



    Персонаж: Юм Юм
    Сервер: Аметист
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    Tintur, Doctor Rock, Fantola и ещё 1-му нравится это.
  5. AndreySJE

    AndreySJE User

    Регистрация:
    06.10.21
    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    12
    Сервер: Рубин
    Персонаж: Stiven

    Прошло немало времени как Сан Уен покинул Храм сосен после противоречий с Настоятелем монастыря. Не сошлись во взглядах - Сан Уен считал, что среди послушников нет ни одного достойного, чтобы передать учение боевых искусств, Настоятель же полагал, что достойных немало. Слово за слово и Сан Уену показали на выход. Сложно представить что такое может произойти, однако это произошло. Сан Уен снова вспомнил тот разговор и испытал укол совести. Возможно Настоятель и прав, он слишком горд и самоуверен. Но ведь среди юнцов и правда нет того кто хотя бы держал клинок уверенно. Учить просто так детей богатых ему не позволяло сердце. Еще эта Ци... Ци сложно давалась Сан Уену, нужны часы медитаций чтобы ее почувствовать, но он в ней не нуждался — клинок был продолжением его руки и сознания.

    Пепельная пустыня и Храм познания остались позади в котором он переночевал и пошел дальше под усмехающимися взглядами монахов — весть о его позоре разлетелась удивительно быстро. Впереди уже не было драконьих троп, только пыльные дороги и тропинки по северным землям, далекой провинции Империи Нарю, где стоит Великий Пик в котором живет Дракон, и только смертью в бою с ним сможет смыть позор. До позора Сан Уену в общем-то было все равно, его терзало желание закончить земной путь. В желании смерти он нашел остаток покоя, умереть от великого противника казалось ему счастьем. За угрюмыми мыслями Сан Уен не заметил как дорога стала резко уходить вниз к долине и неудачно шагнув он чуть было не оступился, он удержал равновесие, но земля покатилась вниз увлекая его за собой. Нога вспыхнула огнем боли, да так что он даже вскрикнул и на глазах невольно выступили слезы. Подождав кода острая боль перейдет в пульсирующую он попытался встать, но вид вывернутой ноги поставил все точки.

    — Что ж, видимо такая судьба — помереть в пыли. — Злобно обратился не зная к кому Сан Уен и захохотал. Перспектива была не радостной — долгая смерть от истощения и жажды, но пара дней и все будет покончено. Так что выход один — оголить в последний раз свой клинок.

    Он откинул походную сумку в густую траву и взялся за меч, полежу пару часиков и дело с концом. Он лежал созерцая небо над головой, чистое от облаков и не испытывал абсолютно никаких эмоций. Вдали зацокали копыта и заскрипели колеса. Сан Уен поднял голову и наблюдал как к нему медленно приближается осел запряженный в телегу в которой сидела пара молодых линов. Девушка была беременна, а рядом с ней был ее муж, Уен видел их в Храме познаний, они торговали мясом и тканью с монахами, какие-то северные торговцы не иначе. Они оставались возле него.

    — Эка вас угораздило. — Сказал парень спрыгнув с телеги и покачал головой, сев на колени и заглянув в обрыв, от чего длинные уши забавно повисли с головы.

    — Оставьте меня. - Огрызнулся Сан Уен. Не хватало еще чтобы какие-то лины подшучивали над ним.

    — Ба, какие мы злюки. — Рассмеялся лин. — Дорогуша помоги мне с этим ворчуном. - Лин помог жене осторожно спустится в овраг.

    — Я же сказал... — Начал было снова Сан Уен, но девушка лин несмотря на свое положение проворно наклонилась и прижала ногу к земле, не успев подумать Сан Уен снова испытал боль когда парень резко, и сволочь такая без предупреждений, дернул ногу. Он вскрикнул.

    —Эка, раскричался. — Хохотнул лин и подал руку.

    — Я сам, - хмуро сказал Сан Уен и встал. Боли как не бывало.

    — Дорогой, этот ворчун собирался умереть. - Девушка нашла сумку в траве и подошла к лежащему в пыли мечу.

    —Ба. - Лин расхохотался звонким смехом, девушка вместе с ним держась за свой большой живот.

    От такой бесцеремонности Сан Уен вспыхнул гневом, но тут же против своей воли покраснел испытывая чувство стыда. Он так и стоял весь пунцовый пока лины держась друг за дружку заливисто хохотали.

    — Не вижу ничего смешного. - Пробурчал Сан Уен, но то только еще больше рассмешило линов.

    — Ты, дружище, не обижайся, - Сказал лин, наконец успокоившись. - Здесь и правда нет ничего смешного. Я Эм Лун, а это моя жена Ми Лун.

    — Сан Уен, - он пожал протянутую ладонь.

    — Куда путь держишь? - Спросила Ми Лун.

    — К Великому пику.

    — А зачем тебе к Дракону? — Спросила она, приподняв свои ушки.

    — Хочу сразиться с ним.

    — Сразиться с самим Драконом? Эка ты дело затеял, не хорошее дело. - Эм Лун стал серьезным.

    — Это долгая история.

    — Нам по пути, можем подвести до своей деревушки.

    — Нам нет дела до тех кто собирается сразиться с Драконом. — Несмотря на то, что Эм Лун был юн и мал ростом, его слова прозвучали сурово, взгляд стал холодным и колким и от него повеяло ощутимой угрозой.

    — Послушай Эм, мне тоже не нравится что он идет к Дракону, но все равно доберется до него.

    — Ба, да без нас же.

    — Эка, ты не понимаешь дубина, «с нас, без нас», мы должны подвезти его.

    — Но почему?

    — Не знаю, мне кажется это важным.

    — Ты уверена?

    — Да. А по пути расскажет свою историю.

    — Полезай в телегу, — сухо сказал Эм Лин, сам он выбрался из оврага и помог Ми.

    В его движениях было столько заботы и любви, что это тронуло Сан Уена. Он испытал что-то похожее на зависть, вся его жизнь была из сражений и тренировок, единственной любовью был слегка изогнутый меч - его любовь, страсть, жизнь и смерть. Он не знал женской любви, встреч под луной и горящих глаз на него смотрящих, никогда в жизни не испытывал к этому интереса, но сейчас наблюдая за молодой парой у которой скоро будет ребенок он задумался о том, что где-то не туда повернул в свое время, не от того отказался, оказался не там. А ведь это прекрасно воспитывать сына или дочь, а может и несколько, делить ложе и кров с любимой. А что познал он? Бесконечные, изнуряющие тренировки оттачивающие реакцию, битвы где гибнут твои товарищи, предсмертные взгляды убитых тобой врагов. И как итог позорный поход за смертью к Великому пику.

    — Спасибо. — Сказал Сан Уен. — За то что спасли меня.

    — Эка, пожалуйста. — Голос Эм Луна немножко оттаял.

    — Как вы оказались так далеко от своей Деревни Линов? - Спросил Сан Уен.

    — Мы любим путешествовать, ездить по разным местам. - Ответила Ми. Немного подумав, добавила. - Но теперь мы осели в этих землях. Но что же тебя привело сюда?

    Сан Уен немного помолчал собираясь с мыслями и заговорил. Говорил он долго рассказывая всю историю своей жизни. О том как рос в небольшой деревни у берега моря, ловил рыбу с отцом в море, ел пироги испеченные бабушкой и собирал ягоды с матерью. О том как последний маг бегущий от солдат Нарю, понял бурю и накликал пожар, вся деревня сгорела, в том пожаре погибла вся его семья и еще половина жителей. Как его сироту взяли в Храм сосен где он обнаружил талант к боевым искусствам, как он долго и кропотливо тренировался, разбивая манекен за манекеном, вымещая на деревянных болванчиках всю свою ненависть и боль, пытаясь искоренить из себя страх перед бушующим пламенем. Страх перед огнем он так и не прогнал. Рассказывал о том как медленно проходила его жизнь среди битв и войн, как время нещадно перемалывало его реакцию, суставы, волосы и память. Как долго он пытался найти достойного ученика, чтобы передать все свое мастерство, но никто не был достоин. О том как поссорился с Настоятелем и был вынужден идти к Великому пику, чтобы умереть достойно или победить.

    За разговором прошел день. С юга потянуло теплым ветром. Он замолчал, впервые за долгие годы испытав что-то подобное умиротворения. Словно со словами он отпустил грусть и обиды. Ветер все крепчал и небо затянуло тяжелыми тучами, заурчало громом.

    — Ты высокий, посмотри есть здесь поблизости низина. - Нарушил молчание Эм Лун.

    Сан Уен встал на телегу вглядываясь в степь.

    — Да, вон там.

    — Эка, там и переночуем. Слезай милая, незачем тебе по кочкам трястись.

    Они разбили лагерь уйдя недалеко в степь. Сан Уен достал из сумки свой небольшой топорик и пошел рубить ветви для костра и навеса от дождя. Буря надвигалась стремительно, пришлось поторопиться. Сооружая навес, он уже ежился от сильных, пронизывающих порывов ветра. Молнии разрывали вечерний сумрак, звонкие раскаты грома сотрясали саму земную твердь. Ежась от холода Сан Уен заметил, что хоть лины и были одеты легко — Ми в легкое, летнее платьице, Эм в легкую накидку и шорты, - холод им похоже был нипочем. Как интересно устроены эти лины, подумал Сан Уен, маленького роста, но не мерзнут, ловкие и проворные. Где-то рождалась мысль, может, а ну это все, взять и обучить Эм Луна всему что умеет, парень бойкий. Но он отогнал эти мысли, у Эма была семья, это главное.

    Они сидели допоздна у костра. Парочка мило ворковала, а он смотрел в ласковый огонь и вспоминал другой что, спалил все дотла. Наступила ночь и уставший от долгого дневного рассказа, Сан Уен быстро уснул. Сон был глубокий и без сновидений. Погруженный в глубокую дрему он почувствовал недоброе. Резко открыв глаза Сан Уен увидел только одно — грубо отесанную дубину, которая со всего размаха ударила его в лоб. Настала кромешная тьма.

    Он пришел в себя абсолютно ничего не понимая. Голова разрывалась на куски от нестерпимой боли. Левый глаз залепило свернувшийся кровью, руки были крепко перевязаны за спиной, недавно вывернутая нога снова болела. Медленно придя в себя Сан Уен с ужасом понял свое положение. Он был на большой поляне, окруженной огромными деревьями, белыми как кость, тянувшие голые ветви к черному небу на котором постоянно плясали молнии. Грома не было, но тишину разрывал рев огромного костра и каких-то созданий пляшущих вокруг, издающие уродливые звуки. Их движения были омерзительны. Словно нижние земли выплеснули свои отродья, чтобы поглумится над белым светом. Зрелища омерзительнее он не видел.

    Сан Уен оглянулся и увидел клетку в которой сидели лины грубо связанные. Ми жалась к мужу, Эм сидел в гневе и пытался вырваться из плена, но все было тщетно.

    Сан Уен попытался успокоиться. Положение было совершенно отчаянным, нужно взять себя в руки. Но он не смог. На поляну вывались кучка новых тварей держащие в руках кого-то еще. Значит мы не одни стали их жертвой, подумал Сан Уен. Он хотел закрыть свой правый глаз, но не в силах был отвести его от происходящего на поляне. Во вспышке молний и костра сверкнул его именной клинок, разрезая воздух он опустился на воина, одетого в имперские доспехи. Толпа загудела сильнее. Наблюдая это все это, Сан Уен содрогнулся до глубины души. Каннибалы творили свое черное дело. Орали и визжали, поднимая к вспоротому молниями небу свои окровавленные лица.

    Это длилось бесконечно долго. Сан Уен пытался медитировать. Ему нужна Ци. Минута за минутой он погружался все глубже в себя. Было нелегко, очень не легко. Голова болела, болели ноги и руки. Только мысли разогнанные ужасом ночи впервые в жизни добровольно ушли. Им повезло, что каннибалы насытились одной жертвой. Их песни и пляски стихли, и они ушли куда-то за белые деревья. Костер тлел. Сан Уен наконец смог полностью отрешиться от всех ощущений и эмоций. Медленно он потянулся в темноту самого себя призывая Ци. Она ответила тихонько, разогревая его акупунктурные меридианы и точки. На этом было все. Все? Это все? Все что осталось? «Прошу, - -прошептал он. - Прошу не ради себя. Лины должны жить и их ребенок. Прошу...» Сердце взорвалось тысячами осколков боли, вырванных кусков жизней, внутренних стержней сломленных и восстановленных, залеченных ран. Мать и отец, бабушка и дедушка, Мастер... Настоятель. О как ты был прав, Настоятель, Ци важна. Запястья нагрелись прожигая грубые путы. Мгновения и Ци ушла, он упал обессиленный. Прорываясь сквозь усталость и бессилие Сан Уен развязал свои ноги, шатающейся походкой подошел к клетке, собирая последние силы освободил линов.

    — Бегите.

    — Мы тебя не бросим. - Эм Лун потирал затекшие руки.

    — Я очень слаб, только задержу вас. Они догонят.

    — Ба, ну уж нет. Держись за меня. Да вот так.

    — Бегите.

    — Делай шаг, эдак, да. Я тебе говорю. Идем.

    Они шли медленно, очень медленно. Сан Уен видел мир через полуоткрытый глаз. В ушах шумело и во рту стоял металлический привкус.

    — Только не теряй сознание.- Прошептала Эм.

    — Мой меч!

    — Они забрали.

    Он не помнил ничего. Идя в бреду абсолютно без сил ведомый парой линов, отметил что светает и услышал бег за спиной. Он упал наземь, в высокую траву пахнущую зловонием. Слышал шум битвы, и вскрики. Темное небо над ним наливалось цветом. Шум битвы затих, а над ним склонился Эм Лун. Одно ухо было отрезано и из раны хлестала кровь.

    — Вставай, эка тут валяться.

    — У тебя рана.

    — Ба, знаю. - Глаза лина горели безумием.

    Он шел за ними словно в тумане, капля по капле возвращая себя к жизни. На одной из полян они присели, чтобы перевязать голову Эм Лун, второй рубахой Сан Уена и двинулись дальше. Только высокая трава и голые белые деревья. Ни ветра, ни пения птиц, ни жужжания насекомых. Воздух словно вымер. Они шли до самого вечера, когда вышли на небольшую равнину за которой начинался сосновый лес.

    — Эка нас угораздило. — Проворчал Эм Лун.

    — Каннибалы в северной долине. Как они сюда попали?

    — Ба, это неважно. Они утащили нас далеко от тракта вот беда.

    — Вы знаете где мы? - Спросил Сан Уен.

    — Западные окраины северных земель. Подождем звезды, потом пойдем дальше.

    — Ты умеешь сверяться по звездам?

    — Эм многому учен. - Гордо сказала Ми Лун и погладила его по руке. Парень лин удивлял Сан Уена все больше и больше.

    Они на голой земле, под голыми деревьями, дожидались звезд. Тело все ныло и болело от дневного похода. Но Сан Уен боялся что их догонят. Он лежал и вслушивался в звуки, стояла тишина.

    — Так, эдак глянем. — Эм Лун встал всматриваясь в небо. — Вот северная звезда. Вот Великая ложка. Вот Танцующая лин. Мы далеко на западе.

    — Это плохо или хорошо?

    — Ума не приложу как они так быстро сумели.

    — Куда же мы пойдем?

    — Дальше, в тот лес. Обратно возвращаться опасно, где-то там впереди должна быть деревня обрядцев. Да, точно.

    Они шли полночи. Пока не упали совершенно обессилев. Не стали разводить костра. Сан Уен остался сторожить. Яркие звезды мерцали с неба загадочным узором. Надо же, еще были те кто по ним читал. В Империи Нарю было вдоволь драконьих троп, а еще маяки. Но здесь все было устроено иначе. Эм Лун простонал во сне, болела рана. Потерянное ухо малая цена за три жизни. Даже три смерти, разве не так, разве есть страшнее проклятье быть съеденным пока твое тело не растаяло в вечности? Сан Уен обернулся, Ми Лун прижималась к мужу в своем легком платьице. Холод стоял такой что даже лины стали мерзнуть. Сан Уен посмотрел на Эм Луна, настоящий боец и защитник. Жаль, очень жаль что не встретились раньше и при более хороших обстоятельствах. Эм Лун был тем кого Сан Уен обучил бы боевым искусствам.

    Наступил рассвет. Они двинулись дальше в путь. В полдень Сан Уен все же подремал на привале. Похоже за ними не гнались. Но в этом нельзя быть совершенно уверенным. В таком темпе они прошли еще два дня. Ми Лун смастерила из веток лук и наконец они поели зайчатины, запеченной на костре. Великий пик был значительно ближе.

    — Где-то недалеко должна быть деревня обрядцев. — Сказал Эм Лун, почесывая свою рану

    — Хорошо. — Ответил Сан Уен.

    Они вышли к деревне, к вечеру, когда почти стемнело. Стрекот цикад разливался по равнине, в воздухе пахло свежим хлебом, окна домов горели светом. Здесь была привычная жизнь, здесь можно отдохнуть. Однако им не открыли ни в одном доме, оставляя их стук в дверь безответным. Уютная идиллия рушилась с каждым мгновением.

    — Ба, я слышал, что обрядцы странные ребята, но чтобы эдак. — Задумчивая сказал Эм Лун возле очередной двери.

    — Где это видано, чтобы путников не впустили. И у них вообще нет таверны. - Растеряно сказала Ми Лун.

    Сан Уен в ответ пожал плечами. Он вообще не слышал про обрядцев, да и про северные земли мало что знал, даже название древнего города стерло из памяти.

    — Пошли отсюда, ребята. - Сказал он. И они пошли прочь.

    Позади остался последний дом и они остановились.

    — Дальше озера, а за ними болота. Болота нам не пройти. — Эм Лун стоял смотря на звездное небо напряженно вспоминая карты.

    — К нам кто-то идет. — Сказала Ми Лун.

    Сан Уен обернулся. Действительно к ним подходила темная фигура. Наконец человек подошел настолько близко чтобы его осветила луна. Сердце Сан Уена вздрогнуло. Что-то знакомое было в этой старческой фигуре и морщинах на лице. И какое-то недоброе предчувствие коснулось души.

    — Вы ищите ночлег? - Спросил старик. Его выцветшие глаза смотрели на Ми Лун, а старческие губы едва улыбнулись.

    — Да, - ответила Ми Лун. — Но здесь почему-то никто не открывает двери.

    — О, это обрядцы. У них такое старое поверье не впускать к себе в дом посторонних. Но я, знаете ли, не здешний, совершенно не разделяю их взглядов. Я могу вам помочь, завтра утром открою драконью тропу, а пока можете переночевать у меня.

    — Правда? — Ми Лун обрадовалась, похоже их злоключениям приходит конец.

    — Правда, деточка. - В голосе старика была сладость, что совершенно не понравилось Сан Уену.

    — Как вас зовут, достопочтенный? — Спросил Сан Уен.

    — Бо Чин. — Ответил старик.

    — Я Ми Лун, это мой муж Эм Лун, а это наш друг Сан Уен. — Ми наклонилась в почтении.

    — Можно мы обговорим Ваше предложение. — Сказал Сан Уен.

    — Конечно. — Старик чуть наклонился, но Сан Уен увидел как зло сверкнули глаза. Он отошел от них.

    — Мне не нравится этот старик. — Прошептал Сан Уен. — Нам лучше отправится дальше.

    — Куда? — Прошептал еще тише Эм Лун. — Ми нужно отдохнуть. И куда нам идти? Впереди болота.

    — Не спускай с него глаз.

    — Ба, кому ты это говоришь.

    — Мы согласны. — Сказал Сан Уен. — Только нам нечем оплатить услуги.

    — Какие глупости вы говорите, не надо мне ничего. Достаточно веселой компании на вечер, слишком уж скучна жизнь в этой деревне.

    — А как вы здесь оказались? — Спросила Ми Лун.

    — О, это долгая история, деточка.

    — Расскажите.

    — Расскажу деточка, расскажу.

    Они вошли в небольшой дом. Было убрано и светло. Но Сан Уену совершенно не понравился стоящий в доме запах. Хозяин предложил сесть за стол. На предложение помочь хозяин категорически отказался. Сан Уен следил за хозяином не спуская с того глаз. Он бодро накрыл стол и вот они занялись за трапезу. Еда была вкусной или это был результат долгой прогулки, но вскоре все тарелки были пусты.

    — Расскажите нам свою историю. — Попросила Ми Лун.

    Старик начал свой рассказ о том как был торговцем, ездил по свету.

    — Как мы, — добавила Ми Лун.

    Рассказ был долгим и тягучим. Сан Уен не слушал старика, все слова ему казались ложью. Он смотрел на открытый огонь и дремал. Наступила ночь и они легли спать перед печью, в которую еще подбросили хвороста.

    — Разбуди меня после пары часов. — Сказал Эм Лун укутываясь в теплый плед. — Тебе тоже нужно выспаться.

    Сан Уен кивнул. Он пытался не спать, просто смотреть на огонь. И что же его так взволновало, что его насторожило. Он сам не знал. Старик как старик, но неприязнь к нему была сильной. Сан Уен смотрел как языки пламени лижут хворост. Глаза тяжелели. Может разбудить Эм, подумал он. Деревяшка в печи взорвалась ворохом искр и память высветила событие из детства. Как он мальчишкой стоит перед отчим домом, охваченным огнем. Как полыхала вся деревня. Видел как в огне погибают простые деревенские люди, как охваченные огнем бегут имперские солдаты. И среди полыхающего ада, стоит один человек улыбаясь. Последний маг с силой которого мало кто мог состязаться. Лицо было другое но вот глаза остались прежними. Это он, это тот маг.

    Сан Уен попытался встать, но тело абсолютно не слушалось. Какой же он дурак. Дал себя накормить. Что есть силы он толкнул Эм Луна в бок. Тот в ответ прохрипел. Поздно, слишком поздно. Скрипнула половица и Сан Уен обвел взглядом комнату. Рыжие отблески плясали по комнате. Маг стоял недалеко от них и держал в руках кинжал.

    Эм Лун забарахтался под пледом, следом за ним Ми. В полной тишине маг шагнул к ним и присел любуясь беспомощным гостями.

    — Я уже думал наведаться в деревню линов, а вот вы и пришли ко мне сами с беременной. - Маг мерзко хихикнул.

    Сан Уен прохрипел в ответ - язык отказывался подчиняться.

    — Ну-ну. Тебя я убью первым. — Маг занес нож над Сан Уеном, резко опустил руку.

    Сан Уен в последний момент сумел повернуться на бок. Нож прошел мимо, на следующий раз не осталось сил. Эм Лун громко закричал. Этот крик разбудил конечности и Сан Уен вскочил на ноги. Но было поздно. Маг держал лина за шею и со всей силы вонзил кинжал в грудь. Маленькое тело сразу обмякло, словно куклу он отбросил в сторону и направился на Сан Уена.

    — А ты я смотрю крепкий орешек. - Прорычал старик. - Как тебе вот это, а?

    Маг щелкнул пальцами отправив в Уена пару огненных шаров. Один он успел отбить, второй обжег ему левый бок. С потолка ударила молния, попала прямо в макушку. Ноги подкосились, и он упал. Тело болело и ныло, так плохо ему не было никогда. Совсем обессиленный он смотрел, как старик подходит к трепыхающейся Ми Лун. Краем глаза Сан Уен видел как Эм Лун ползет по полу оставляя после себя кровавый след на котором плясало отражение огня. Зазвенела самодельная тетива. Стрела сделанная руками Ми Лун попала точно между лопаток, зазвенела тетива, вторая стрела попала рядом. Старик обмяк и грохнулся на пол. Ми замерла и наконец смогла двигаться и кинулась к мужу.

    — Эм, Эм!

    — Прости.

    — Все будет хорошо.

    — Через болота, к востоку одна трясина... идите к пику строго на север... обогните...

    — Молчи.

    — Береги ребенка, Ми.

    Все затихло. Собирая силы Сан Уен попытался хотя бы сесть, на это ушла целая вечность. Эм лежал на руках Ми. Славный был парень, подумал Сан Уен. Ми рыдала не поранив ни звука, целовала ему глаза и щеки. Вечность обратилась к мертвым. Забрала сначала мага, его тело исчезло в одно мгновение. Эм Лун уходил в земли мертвых красиво - кровь исчезла, белая кожа налилась золотом и медленно таяла источая приятный аромат лотоса. Он ушел растаяв дымкой.

    Они сидели в полной тишине. Ми плакала в свой маленький кулачок беззвучно качаясь. Он ждал, пока тело придет в себя после разряда. Маги северных земель. Маги северных земель были вырезаны до единого Первым Императором Нарю. Помогал ему конечно же маг, который в последний день сбежал. Объявился через сотню в деревушке у моря, которой потом не стало. Как ты мог забыть это лицо? Не мог, у него было другое, но глаза! Глаза! Я забыл взгляд своего врага, горько подумал Сан Уен.

    Тело в конце концов пришло в себя. Он встал и прошелся по комнате. Нашел дорожную сумку, сложил сколько, смог еды. Взял накидку, немного теплой одежды для себя и для Ми. Нашел ее у какой-то книги.

    — Обряд омоложения. — Едва слышно сказала она. И они ушли.

    Миновали за неделю озера. Ми уже не охотилась. Она все смотрела в одну точку и таяла как свеча. Сан Уен было тяжело смотреть на нее. У него самого внутри все оборвалось. Перед глазами то и дело проплывали картины прошлых лет. И чаще потери, потери. Воин, что потерял свой меч. Горько думал он о себе. Ми плакала по ночам, но категорически отказывалась говорить с Уен о Эм, только дежурные, сухие фразы.

    Они шли болотами, пытаясь лавировать среди кочек и трясины. Великий пик рос с каждым днем, а потом и часом. И сейчас Сан Уен понял что они заблудились. Кругом от горизонта до горизонта простиралась подмерзшая трясина. Славный конец, подумал Сан Уен. Ты-то прожил свой век, а она еще и не жила.

    — Смотри. - Сказала Ми показывая пальцем в сторону Пика.

    Со стороны огромной горы уходящей в небо за облака, была маленькая белая точка. Уен удивился как Ми сумела разглядеть ее среди инея. Ждать пришлось недолго.

    — Собака. Откуда она здесь?

    — Не знаю, - ответил Сан Уен.

    Полностью белая собака, словно живой комок снега, остановилась перед ними всего в паре шагов. Наклонила голову на бок, затем на второй, гавкнула и пошла обратным путем, остановилась, обернулась и снова гавкнула.

    — Он хочет, чтобы мы пошли за ней. - Сказала Ми Лун.

    — Он?

    — Я думаю это он. А может это Эм пришел нас проводить?

    — Ми, подожди.

    Сан Уен едва поспевал за ними. В глазах Ми загорелся огонек. Она бежала со всех ног за белой собакой, а Сан Уен за ними. Они миновали болота и вышли на предгорную равнину. Собака вела их к горе.

    — Стой. — Крикнул Сан Уен. — Нам надо...

    — Идем к дракону. — Веселость в голосе Ми ему не понравилось. Но сопротивляться ей и собаке у него совершенно не было ни сил, ни желания.

    — К дракону так к дракону. — Пробурчал Сан Уен. Не этого ли ты хотел Сан Уен, — обратился он к себе. - Встретить смерть и смыть позор, так что же ты не рад.

    Он не мог радоваться. Его сердце сжалось от мыслей о Ми Лун. Лин вот-вот начнет качаться под порывами ветра, настолько она истощала. И смерти он ей не хотел. Эх, Эм эка тебя тут не хватает, дружище. Они поднимались в гору. Все выше и выше. Чувство реальности с каждым шагом исчезало. Воздух гудел магией, не той магией, что веет от волшебников, а другой чистой и звенящей.

    Сан Уен догнал Ми на половине очередного крутого объема. Ее щеки были бледны и дыхание сбито.

    — У меня схватки. - Сказала она.

    Он молча взял ее на руки и поспешил на верх, за белой собакой на белом снегу. Он спешил из всех сил, вдыхая полной грудью звенящий от холода и магии воздух. Ми была почти невесомой. Эка лины устроены странно, по своему. Чудеса да и только. Хотел было попросить пса подождать, но не стал. Давай, поднажми старый ты дурень, торопил он себя, воин, мастер боевых искусств, иди к своему дракону прямо в пасть. Но страха не было. Его охватило чувство чуда и словно молодые годы вернулись к нему, когда чувство праздника наполняет тебя полностью.

    Срывая легкие он поднялся почти к самим облакам. Пес стоял возле входа в пещеру. Сан Уен оглянулся всего лишь раз. С горы открывался потрясающий вид на северные земли. Он видел болота, небольшой лес, пески на западе, зеленые луга посередине, на востоке рос густой лес над которым кружили стаи птиц.

    — Как красиво, — едва слышно прошептала Ми.

    Пес гавкнул. Сан Уен шагнул в пещеру. Они прошли по извилистому коридору, сверкающим льдом в просторный зал, где свисали сталактиты переливаясь всеми цветами радуги. В пещере было холодно

    Пес подбежал к одному из углов, где лежал хворост и кремний. Сан Уен поспешно развел костер. Когда хворост весело затрещал он, попытался удобнее положить Ми. Но она отвела его руку кивая головой ему за спину и улыбаясь. Сан Уен ощутил как волосы выпрямились на голове. Он медленно обернулся назад. Прямо на него смотрели огромные, голубые глаза белоснежного дракона. Длинное тело в белой чешуе изгибалось в нетерпении, передние лапы переменились на месте.

    — Здравствуй. — Сказал дракон. И подмигнул, а потом хихикнул.

    — Здравствуй. — Сказал Сан Уен. Ему стало стыдно, что он шел к такому удивительному созданию с мыслями о битве. — Я было хотел подраться с тобой.

    — Бу-ха-ха. — Захохотал дракон. — Меня могут убить только 12 сильнейших воинов. Не знал, пожалуй, а?

    — Не знал.

    — То-то. Я б тебя раз и съел, это если допустить такую вероятность. А что за лин с тобой и что с ней?

    — Она рожает.

    — Рожает? — Голова дракона зависла нал Ми вплотную. - Какие страсти. Ни разу не видел роды, вы не возражаете если я посмотрю. Если возражаете я все равно посмотрю, моя знаешь ли пещера.

    Сан Уен не возражал. Он был обеспокоен Ми. Она была плоха, и он боялся что не выдержит родов. Волнение у него в груди достигло апогея, но ощущение чуда никуда не уходило. Откуда-то он знал что нужно делать, как быть. Ощущал затылком ледяное дыхание дракона и жар от костра.

    Вскоре все закончилось. Младенец вскрикнул и заплакал. Сан Уен протянул крохотный сверток Ми, чтобы она могла посмотреть на свое дитя. Она погладила нежно по маленьким ушкам которые так были похожи на отцовы, глаза тоже были Эм, а вот носик достался от мамы.

    — Вырасти его как своего сына...

    Ми выдохнула и замерла. Сан Уен смотрел как вечность тут же пришла в пещеру. За золотой дымкой Сан Уен увидел проводника Земли мертвых, со странной шляпой на голове. Это было короткое мгновение.

    Сан Уен прижал к груди младенца и молча плакал. Перед ним опустилась голова дракона, из голубых глаз стекали крупные слезы.

    — Как назовешь мальчика? Меня вот Хон зовут.

    — Хон Соккын. В честь тебя и отца.

    — Хорошее имя. Мне нравится как ты ловко придумал. Хон, какое хорошее имя. А чем заниматься будешь?

    — Обучу чему умею.

    — Боевым приемам? — Дракон прищурил один глаз.

    — Да, им. — Подумал и добавил. — Вне всяких сословий и религий, чтобы служил только добру. Научу и всем своим ошибкам.

    — Держи. — Дракон протянул лапищей небольшой сверток. - Там белая чешуя, тебе хватит, чтобы прожить. Недалеко от горы пасут коз и коров, купи на одну чешуйку молока для малютки и себе поесть, остальное так не транжирь. Теперь все ступай, а то околеешь здесь.

    — Спасибо. — Сан Уен встал и пошел к выходу.

    — Постой-ка.

    Сан Уен обернулся. Дракон переминался на лапах, что-то обдумывая.

    — Ровно через восемь лет приведи мальчика сюда, обучу его превращению и Ци. А то у тебя Ци, не обижайся, совсем тухлая, как ты живешь вообще. Обучу и дам второе имя Великий силач. Как тебе. Нравится? Мне, да. Ну все ступай, ступай пока не передумал.

    — Спасибо.

    Сан Уен спускался с Великого пика, смотря на мир новыми глазами. Задул прохладный, легкий ветер. Северный ветер с северных земель пришел в движение.
     
    Последнее редактирование: 8 дек 2021
    Liyen нравится это.
  6. Азурель

    Азурель User

    Регистрация:
    20.05.16
    Сообщения:
    6
    Симпатии:
    1
    Сервер: Аметист
    Персонаж: Азурель

    Каменистая дорога, скрип телеги и завывающий где-то в вершинах гор ветер. Под пологом ютились восемь человек и их небольшая поклажа. Все кутались в плащи, ведь за стенами повозки в свои полномочия вступала зима.
    - Мама, долго еще?
    Немного писклявый голосок маленькой девочки нарушил тишину, воцарившуюся под пологом уже давно.
    - Рин, сиди тихо! - Джун крепче обняла малышку, но та лишь недовольно насупилась.
    Щеки женщины тронул румянец: не в первый раз Рин нарушила тягостное молчание. В свои шесть лет девочка была необычайно непоседлива и любознательна. Она уже успела познакомиться со всеми путешественниками, кроме немногословной женщины, сидящей в углу и закрывающей свое лицо капюшоном.
    Эта путница пугала Джун. Но выбора не было. Необходимость попасть в земли, что приютились севернее Сорака, была велика. А путь туда, долгий и опасный, вел через горный перевал. И не каждый отваживался его проделать. Поэтому Джун безропотно терпела неприятное соседство.
    - Дедушка Со Ан, а расскажи сказку. - Рин не унималась.
    Со Ан - пожилой кузнец, который отправился в северные земли со своей женой, сыном и двумя подмастерьями. Рин нравился этот старик с обветренным лицом. Но больше ей нравились его сказки.
    - А чего, сталбыть, не рассказать. Садись рядом, егоза. А Маме не перечь! - скрипучий и излишне строгий голос старика вызвал у Джун улыбку.
    - Спасибо, господин. Если вам не в тягость.
    - Рин - хорошая девочка, любознательная. Были бы эти остолопы хоть в половину такими, - старик направил морщинистый палец на двух подмастерий, - то не ходили бы в учениках, а уже свои кузни открыли бы. Эх!
    Рин, быстро смекнув, что сказка может и не состояться, соскочила с коленей матери и устроилась рядом со стариком. Тот приобнял девочку и накрыл своим плащом, чтобы хоть немного согреть.
    - Сказка тебе нужна, сталбыть. - старик задумчиво поскреб подбородок. - А настоящую историю хочешь? Чудесную, что глупцы могут счесть ее сказкой. Но рассказал мне ее тот, чьему слову я верю, как своему. А он видел все, сталбыть, своими глазами!
    Рин едва не пискнула от восторга: она любила сказки. Но больше всего на свете она любила настоящие истории, случившиеся где-то там, за пределами ее родной деревни. Девочка едва могла усидеть на месте, предвкушая, как будет пересказывать эту историю новым знакомым. Возможно, для произведения должного эффекта, придется немного приукрасить. Но какой сказочник не грешит этим?
    Медленно катясь в полумраке заката, повозка покачивалась и подпрыгивала на камнях, а под колесами иногда хрустели островки снега. Первые звезды начали загораться на небе.
    Маленькая Рин прикрыла глаза и ее живое воображение, вбирая в себя низкий вибрирующий голос старика, рисовало картину произошедшего.
    - Было это, сталбыть, лет десять назад. Тебя тогда еще, кроха, не было на этом свете. Но я уже был стар.
    Девочка хихикнула. Если бы ее глаза были открыты, то поймала бы недовольный взгляд матери. Но Рин уже переместилась далеко, на целых десять лет назад.
    - Расскажу так, как друг мне поведал, ничего не утаивая.
    Старик прокашлялся, поплотнее запахнул дорожный плащ и начал свою историю. Джун внимательно следила за ним и отметила, что его глаза наполнило сияние. Будто не друг ему рассказывал историю, а он сам стал свидетелем произошедшего.
    - Так вот. Десять лет назад, когда Северные Земли только начали осваивать, поехал я узнать, что да как там делается. Я кузнец хороший, рукастый, да скучно мне стало сидеть на одном месте. Сталбыть, друг мой тоже кузнецом был, - поспешил объяснить старик, - как и я сам. Тогда еще не было возниц, которые за туго набитый кошель могли тебя да твой скраб перевезти через горы. Приходилось ходить ногами. Ежели повезет, то прибьешься к каким путникам. И мне повезло. Погода тогда была, как сейчас.
    Старик откинул матерчатый полог в сторону и впустил легкое дуновение холодного ветра в повозку. Несколько шальных снежинок, кружащихся в диком танце, опустились на нос Рин и та поморщилась.
    - Путешественники воинами оказались. Да не абы какими. Сказал мне один стражник по большому секрету, что среди них была сама последняя ученица Хон Соккына. Я решил разузнать, как же выглядит та воительница. Да за все пятнадцать дней пути с ней так и не встретился, да лица не увидел. Прошли мы перевал, сталбыть, и разделились. Я шел в одно из поселений, где хотел найти работу, а воины и ученица Хон Соккына отправились дальше.
    Рин, открыв глаза, восторженно смотрела на старика Со Ана. Она слышала уйму историй о последней ученице Хон Соккына. Говорят, высшие чины империи знали, кто она и как выглядит. Что до простых деревенщин: лишь немногим повезло познакомиться с ней лично. Из всех слухов Рин верила только тому, что ученица, как и сам Великий Силач, была лином.
    - На десятый день моей жизни в деревне я услышал от одного из местных историю про белое чудище. Сходит оно, сталбыть, с гор по ночам каждый месяц и утаскивает скот или загулявших местных. Признаю, трусость мной овладела и решил я той же ночью сбежать подальше от гор. Стемнело, совсем как сейчас: звезды мерцают, да в редком окне огарок свечи догорает. Собрал я свои пожитки и рванул так, как молодым не бегал. Бегу, сталбыть, к лесу, чтобы там укрыться…
    Рин, предвкушая кульминацию истории, прикрыла глаза и ее живое воображение стало само рисовать картины происходящего.

    «… Впереди виднеется молодой лес. Мужчина, пыхтя и прижимая к себе мешок с пожитками, приближается к первым деревцам, чтобы найти под их тенью укрытие. Плотные белые облачка вырываются из его рта и носа, окружая лицо дымкой. Он уже устал, но все равно бежит. Лес - это спасение.
    Но не хватило у него сил. Остановился мужчина и уперся ладонями в колени, дыша, как загнанная лошадь.
    - Ну нет, отдохнуть надо. Так далеко не убегу.
    Лишь его шепот и тяжелое дыхание нарушало тишину ночи. Вскоре к этим шумам присоединился еще один. Кто-то бежал следом. Мужчина плотнее прижал к себе свои пожитки и обернулся.
    К нему неслась, вызывая за собой завихрения снега и листвы, молодая девушка. Линка. Заметив мужчину, она заорала, да так громко, что уши заложило после непривычной тишины.
    - Идиот! Возвращайся в дом!
    А мужчина, шокированный происходящим, встал столбом, да пошевелиться не смог.
    Линка замедлила бег и остановилась. Выглядела она недовольной.
    - И чего ты тут забыл? - голос, не срывающийся на крик, оказался довольно юным. - Все в округе знают, что по ночам на улицу нос высовывать нельзя.
    Окинула она старика взглядом и присвистнула.
    - Да ты, выходит, сбежать решил. И лучшего времени не нашел?
    Но разговор прервал топот. Такой громкий, что старик испугался схода лавины: так близко к горам они находились.
    - Быстро! За деревья. И сиди там тихо, иначе тебе несдобровать.
    Пружинисто развернувшись, девушка расставила ноги чуть шире и замерла.
    - Да кто ты? Зовут-то хоть тебя как?
    - Прячься, дурак! - крикнула молодая линка через плечо.
    И мужчина рванул к деревьям, ругая себя за проявленную трусость. Но он хотел жить. А молодая девушка явно была из воительниц.
    Он спрятался за крупный валун и принялся наблюдать.
    Линка дернула какой-то ремешок и описала рукой вокруг себя круг. За ее пальцами, очерчивая тот же путь ярким всполохом, взвился сияющий шар. Как заколдованный, он повис рядом, окрашивая редкие горстки первого снега вокруг в красный. Даже окаймленный полосой металла, он казался не более, чем детской игрушкой. Но старик осел на стылую землю от увиденного.
    - Мастер небес. - сорвалось с его обветренных губ.
    Вскоре, затихшие на какое-то время, шаги повторились уже ближе. А в следующее мгновение, взметнув темному к небу ошметки снега, земли и листвы, выскочило огромное белое чудовище.
    - А ты долго. Я начала скучать.
    В ответ на язвительный комментарий, чудовище взревело и обрушило мощь своей огромной лапы на хрупкую девушку, поднимая в воздух комья земли. Старик едва не выскочил, чтобы помочь воительнице, но замер, увидев свет шара где-то в стороне.
    - Каков злодей! Я пришла поговорить, а ты сразу драться.
    Новая атака огромного монстра, покрытого длинной белой шерстью также не увенчалась успехом. Смех девушки звенел колокольчиком.
    Пыль немного осела и старик смог рассмотреть чудище: по огромным клыкам стекает пузырящаяся слюна, косматая грива спадает на лицо, огромные руки доходят почти до земли, а ноги наоборот, кажутся слишком короткими.
    - Ну что же ты стоишь? Мной любуешься?
    Новая атака чудища не достигла цели. Шар, сотканный из красного света, был подобен маяку во тьме.
    - Я не могу допустить, чтобы ты мешал местным жителям.
    От следующей атаки огромного монстра линка никак не могла увернуться, старик успел лишь испугаться за нее. Но, к его изумлению, воительница исчезла, подернувшись рябью. А когда чудовище убрало лапу, появилась на том же месте, целая и невредимая.
    Раздался донельзя смешной рык. То рычало не чудовище, а юная девушка. Старик, боясь пропустить хоть что-то, следил во все глаза.
    - А вот теперь я зла!
    Будто в подтверждение слов, воительницу окутало мерцающее облако, а над ее головой, повинуясь движению руки, зажглось маленькое солнце. Еще один изящный взмах и под ногами возникло звездное небо. Чудовище взвыло.
    Старик не верил своим глазам, посчитав, что он ударился головой и происходящее - лишь его больная фантазия. Но его скудное воображение не смогло бы нарисовать столь яркой картинки. Он лишь слышал о мастере небес, но никогда не видел его воочию.
    До этого дня.
    А чудовище, тем временем, подвывая, бросилось в атаку. Несколько сильных ударов пришлись на полупрозрачный щит, возникший перед воительницей. Удары вновь не достигли цели. Светящийся шар, выполняя волю хозяйки, юлой крутился вокруг. А с пальцев молодой линки срывались новые и новые вспышки света, ранящие чудовище.
    Оно выло и рычало. И вот тело воительницы вновь подернулось дымкой, а на чудовище обрушилась целая галактика.
    Старик упал на колени и по его щекам полились слезы: никогда он не видел ничего столь прекрасного. Миллиарды звезд сошли с небосвода, чтобы обрушиться на источник местных бед. Чудовище жалобно взвыло и затихло.
    Воительница обернулась в поисках старика и заметив его, стоящего на коленях в снегу, приблизилась.
    - Эй, старик. Ты цел?
    - Кто ты такая? - хриплый шепот сорвался с его губ.
    - Последняя ученица Великого Силача Хон Соккына, - нехотя призналась девушка.
    Она схватила старика за плечи и встряхнула, приводя в чувство.
    - Я не должна тут быть. Но услышав о беде этих людей, не смогла пройти мимо. Ты слышишь меня?
    Старик, немного пришедший в себя, поднялся с колен и сосредоточив на девушке осознанный взгляд, кивнул.
    - Никогда и никому не говори что видел. Возвращайся в дом и утром будь таким же удивленным как все. Понял?
    - Понял, - согласно кивнул старик, - дурак бы, и тот понял.
    - А теперь мне пора, старик. Береги себя.
    Девушка отошла на шаг, сложила перед собой ладони и низко поклонилась. Старик ответил ей тем же, а когда выпрямился, то воительницы уже и след простыл.»

    - Я вернулся в деревню, а наутро удивлялся вместе со всеми. Вот такая история. - закончив свой рассказ, Со Ан улыбнулся девочке, которая сидела рядом с закрытыми глазами.
    Джун, наблюдавшая весь рассказ за дочерью, тепло улыбалась. Рин была в восторге от сказки, рассказанной стариком, и обязательно перескажет ее. Не один раз.
    - Дедушка Со Ан, а это правда было? Ваш друг видел ученицу пути Хона? - Рин посмотрела на старика и тот улыбнулся: в ее глазах он видел те же миллиарды звезд, что увидел в ту ночь.
    - Правда, милая.
    Впервые за поездку из угла, в котором сидела загадочная женщина, раздался звук. Джун прислушалась - смех.
    Грациозным движением руки женщина отбросила капюшон с головы и все присутствующие ахнули. Темные кошачьи уши подергивались, освобожденные от плена ткани.
    - Старый пройдоха Со Ан. Ты нарушил свое обещание, - молодой голос девушки удивил всех присутствующих. Пока она пряталась под капюшоном, то старалась говорить ниже.
    Старик открыл рот от удивления, никто не смел пошевелиться. Воцарившуюся тишину нарушила Рин, смекнув, в чем дело и бросившись к девушке. Девочка замерла лишь в шаге от нее.
    - Это правда вы? Правда вы ученица Хон Соккына?
     
    Последнее редактирование: 21 дек 2021
    Fantola нравится это.
  7. Illlllll

    Illlllll User

    Регистрация:
    01.10.21
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    1
    Персонаж: Illrikar
    Сервер: Аметист
    Будний день в городе "N" Северного Сорака, жаркое полуденное солнце, обжигало лица прохожих, суетящихся у подножья великолепных дворцов и высоких пагод. День был настолько жаркий, что только дурак вышел бы на улицу босиком. Внезапно, всеобщая суета прервалась, в одного из прохожих влетел табурет, оба легли на камнях тротуара. Сразу же собралась толпа зевак, к счастью, нашлись люди готовые помочь и мебели, и человеку, о которых мы благополучно забудем, перейдя к причине сего происшествия.
    Рано забывши о стуле, уточню, что его так и не нашли. Выбитая деревянная решетка, одного из увеселительных заведений, томилась под палящим солнцем. Слышались яростные крики несчастных споривших людей. По тому как они разговаривали между собой, было понятно, что это два старых друга, которые, к тому же, были невероятно пьяны.
    - Ты не прав, дорогой Маегджу! - прорычал пожилой лин, одетый, к слову, неряшливо и крайне экономно, а запах алкоголя завершал и без того, убогий образ. - не всё можно силой и принуждением!
    Лицом к выбитой стене стоял огромный матерый ван, одетый строго и со вкусом. Не менее пьяный, чем его товарищ, несмотря на свой костюм выглядел неопрятно.
    - Люди, живущие под гнетом, без инициативны и слабы!
    Зевак стало больше.
    - Я- я- я устаа-л выслушивать твой бред, Гамджа, - прокричал великан, сутулясь и качая головой, как бы пытаясь протрезветь. Это так не работает, у него закружилась голова и он оперся на свою секиру.
    - Да, а что ты предлагаешь? Изя-ящные методы? Ты- ык это так называ-аешь, да? Накопительство развращает людей, нужна крепкая опора! - Прогремел оперившийся, сделав особенный акцент на слове, «людей».
    - А где гарантии, что принуждение бу-удет работать? Ммм? Причем здесь накопите-ельство?
    - Пожалуйста успокойтесь, - потребовал кто-то, но тут же утих, в него полетел стакан.
    - А та-ак! Ты всю свою жизнь ко-опишь и копишь, ко-опишь и... Как тебе это не осточертело? Имеешь мильёны а вся семья твоя живет в скромной квартирке и одеты, как…
    - Не сме-ей! Нет у меня столько денег, а кабы имел, то не твоё дело!
    - Как ни-ищие! Во-от!
    - Подлец, показучный, у тебя то в до-оме поря-ядок! Живешь за наш счет, бюрокртишка, да не фыркал бы, но …
    Не успев договорить, старый лин полетел вслед за стулом. Сгруппировавшись, приземлился на ноги, достал амулет, готовый принять бой, даже убить старого боевого товарища. Проделав очередную дыру в решетке, Маегджу вышел из тени помещения, с секирой в руках, используя её как опору. Кто -то в толпе узнал Гамджу и побежал, позвать на помощь.
    - Решим-же-е, всё здес-сь и сей-йчас! На этом, здесь на перекрёстке, - замешкавшись прорычал ван.
    - А давай! - возбужденно ответил Гамджа.
    Толпа освободила место для несчастных, на дворе ровно полдень, толпа завывала. Кто-то просил остановится, но большинство недоумевало: «Кто там мешает пройти?». Стоя в центре круга из плоти, готовые к бою, заклятые друзья ждали, каждый хода друг друга, но никто не решался на первый шаг, так казалось со стороны. Лин очень испугался, а Ван почти уснул, оперившись на секиру.
    Заметив не боевое состояние друга, лин решился сделать шаг, его он сделал, но вот удержать оружие, он был не в состоянии, оно выпало у него из рук. Тогда в контратаку пошел старец с секирой, но запутался в ногах, запнувшись об своё оружие упал на колени, потекла кровь.
    Пришла подмога, дама в летах, предположительно жена Лина и ребенок, то же из родственников.
    - Что вы натворили! - взвыла жена Лина, видимо, перепугавшись, увидев кровь, - поломаны стены, устроили переполох! Вы же друзья! Прошли не мало вместе!
    - Па-ап не умирай! - проныл мелкий лин, пербив мать.
    - Она права Гамджа! - невнятно произнес ван, очевидно, он это хотел сказать, но окружающим это было непонятно, посему, я это перевёл. - Мы же того! -начал реветь ван.
    - Вместе мы огого! - начал плакать лин, - ого-горы сворачивали!
    Толпа начала расходиться.
    Друзья, не обращая внимание на возгласы несчастной жены и грубые гласы толпы, подползли друг к другу, всё было в крови вана, если кто не понял, упавши он расшиб коленки, обмазавшись в крови и слезах обнялись и зарыдали ещё сильнее.
     
    Последнее редактирование: 14 дек 2021
    Likeadisease нравится это.
  8. MrKlizm

    MrKlizm User

    Регистрация:
    10.06.11
    Сообщения:
    49
    Симпатии:
    2
    .
    Вскоре после коронации Соп Сою, наш герой вновь отправился на Пик Рассвета. Минувшие события в небесном царстве открыли старые раны. Встреча с учителем и со своими "бывшими" учениками навеяли ему те злосчастные воспоминания. Воспоминания о их смерти...

    Пребывая в уединении с дурными и терзающими его мыслями, он потихоньку занялся обустройством и восстановлением школы. Ведь в скором будущем он вновь откроет набор учеников последователей Пути Хона и это станет новой главой процветания на Пике Рассвета. К тому же мастерство героя достигло совершенства во владении тремя стихиями: огня, льда и молний. Ему еще предстояло постичь стихии воздуха и земли, но даже на данном этапе умений он уже был сравним по силам с его учителем Великим силачом Хон Соккыном, в его юные годы на пике мастерства. Достичь таких же высот ему не составит труда.

    Шло время, школа начинала преображаться. Несколько жителей из Бамбуковой деревни поселились на Пике Рассвета, дабы помогать в обустройстве и вести быт. В один из дней герой вновь отправился в ту деревню, в которой и начались его приключения после первых трагических событий на парящих горах, чтобы снова пополнить припасы и встретиться с местным старостой. Тот поведал ему последние новости, что Империя Пун и Царство Ун заключили союз, и объединились вместе для дальнейшего процветаниях их земель и благополучия народов. Также обмолвился парочкой словечек о том, что до него дошли слухи, как с северных земель, расположенных за величавыми горами Сорака, прибывают странные путники. Их прозвали прокаженными, поскольку у них лица и тела частично обезображены из-за неизвестной болезни. Но как заверили лекари Сорака, проведя осмотр, что считают ее не заразной и нет поводов для беспокойства. И все же, жители тех земель насторожились такими событиями, но паники нет. Побеседовав с ним еще какое-то время, герой направился обратно. Прощаясь по пути с местными жителями, те в след ему кричали что ждут его снова, а местные торгаши ждали его в своих лавках. Некоторых он знал еще со своего первого прибытия в Бамбуковую деревню.

    Периодически нашего мастера навещали его старые знакомые из его приключений, чему он был очень рад. Поведав о своих планах, некоторые изъявили желание даже помочь и поселиться в будущем подле героя, чтобы воссоздать школу. Ведь хоть и было проделано не мало работы над облагораживанием, предстояло сделать не меньше. Так и проходили дни в рутине. Потенциальные последователи прослыв о том, что Пик Рассвета снова откроет двери для учеников, прибывали чтобы оказать содействие в этом деле. Настало снова приятное время на этих землях, регион начинал процветать. Вместе с этим попутно подтягивались новые торговцы, путники стали чаще посещать эти земли. От прибывавших людей мастер слышал разговоры о событиях из земель за Сораком. Те частенько шушукались о том, что там продолжает твориться что-то странное.

    Вот и настал этот день. День когда Великая школа Пути Хона в очередной раз набирает учеников. Все на Пике Рассвета готовились уже с самого утра, подготовка кипела ручьем. Планировался целый пир в честь этого события. Некоторые претенденты уже ждали возможности предстать перед героем и показать ему на что они способны. Как посреди этой царившей суеты появился запыхавшийся мальчуган, он на всех парах, чуть ли не спотыкаясь, несся в домик наставника Пути Хона. В руке у него был сжатый в кулак запечатанный сверток пергамента. Ворвавшись в помещение он протянул ему его и срывающимся голосом пробормотал о том, что староста сказал срочно передать это письмо. Отдав послание мальчик убежал обратно в деревню, а мастер едва взглянув на печать — понял, что оно из Сорака. Предчувствуя что-то неладное он поторопился его открыть и прочесть, как в ту же секунду в дверях появляется израненная и изможденная Соён. Не успев вымолвить и слова, она падает без сознания прямо на пороге...

    Так и начались приключения нашего героя в северных землях, за горами Сорака.

    Mr Klizm
    Рубин


    Спасибо, что прочли.
    Это мой первый опыт в участии в подобных конкурсах. Да и вообще в целом попыток что-то написать, после школьной скамьи

    И отсылка к новым стихиям это, возможно, нотка будущего, которое может случиться с ФМ'ами. Было бы интересно увидеть новые спеки
     
    Последнее редактирование: 18 дек 2021
  9. Sinikary

    Sinikary User

    Регистрация:
    23.10.21
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    2
    Персонаж:Sinikary
    Сервер:Рубин
    Тёплый летний день в Изумрудной деревне. Дует прохладный ветерок, который колышет листья деревьев. И один из тысячи листков медленно падает на зелёную траву, и моментально приковывает взгляд мужчины, сидящего возле дерева. Сону Сонг, шэн, искатель приключений и искусный мечник, наслаждается летним днём, но при этом умирает от скуки. Многие годы он провёл в странствиях по континентам, неся добро и мир среди людей, и теперь, спустя много лет после окончания своих приключений, он ведёт осёдлый образ жизни. И именно этим днём листок, упавший с ветки, заставил его подумать о том, что ему наскучила эта обычная жизнь и он желает изведать новое и неизвестное. Посидев ещё немного, он встаёт и направляется вглубь деревни, как вдруг к нему со стороны озера спешит его близкий друг, Чхве Сухо, шэн, лучник, который служит в гвардии Небесного города, и сейчас находится в заслуженном отпуске.
    - Привет, Сону! - улыбнулся Сухо и друзья обнялись.
    - Привет, Сухо! - вскрикнул Сону и улыбнулся в ответ.
    Они не виделись многие годы из-за того, что были разделены расстоянием, и радость от встречи придала им счастливый вид.
    - Как ты, мой дорогой друг? - спросил сквозь улыбку Сухо и потрепал друга по плечу.
    - Я так рад тебя видеть, Сухо, мы так давно не виделись. Я вполне хорошо, правда очень скучаю по новым приключениям, мне осточертела осёдлая жизнь. А ты сам как? - с небольшой грустью в голосе сказал Сону.
    - Я в отпуске, и безумно рад этому, поскольку мне моя работа тоже знатно поднадоела. И кстати, на счёт приключений, ты как раз по адресу, у меня есть к тебе предложение-сказал весёлым голосом Сухо.
    - О, и какое же? - с интересом и задором спросил Сону, пристально глядя в глаза.
    - Мне сказал мой друг из гвардии, Чонгу Ин, что на севере Сорока есть малоизведанные земли, и их называют Северные земли. И меня это крайне заинтересовало, поскольку, это что-то новое и необычное! - крикнул Сухо и весело помахал руками.
    - И ты хочешь отправиться в эти земли? - спросил Сону.
    - Да, нужно же на что-то потратить свой отпуск. - смеясь, сказал Сухо. - Для начала мы отправимся в Небесный город, чтобы сесть на корабль, который идёт в Сорак, и потом пойдём на север через Сумеречную лощину там должен быть проход.
    - Я согласен! И я готов! - с жаром сказал Сону. - Выходим на рассвете.
    И два друга пустились в путь с первыми лучами солнца. Весь путь до Небесного города, они провели легко и безмятежно. Спустя семь дней они достигли его. Была глубокая ночь и им нужно было где-нибудь переночевать, чтобы на следующее утро сесть на корабль. И пройдя чуть дальше начала города, они нашли Таверну трёх ветров, которая выглядела как самый настоящий дворец. Сону вспомнил, что останавливался в ней во времена своих странствий. И войдя в здание, герои восхитились великолепным убранством внутренней части, и увидели, что к ним идёт ван, пристально глядя на них.
    - Здравствуйте, дорогие гости. - с улыбкой сказал ван. - Меня зовут Хон Кын, я помощник владельца этого заведения, и я с радостью предоставлю вам наши услуги.
    - Здравствуйте, Хон. Меня зовут Сону,а это мой друг Сухо. - сказал Сону. - Мы хотели бы переночевать одну ночь.
    - Хм. - с интересом промолвил Хон. - Я вижу вы оба искатели приключений и вы держите далёкий путь.
    - Да. - с улыбкой сказал Сухо. - Мы идём в Северные земли.
    - Это очень опасные и таинственные земли. Я могу вам дать совет, остерегайтесь тех вещей, которые могут очаровать вас в этих землях. Немногие, кто был в том месте, говорят, что то, что находится там, неподвластно времени. Вы как туда будете добираться?
    - Спасибо, Хон. - задумчиво сказал Сону. - Мы будем осторожны. Благодарю за ваш радушный приём. На корабле, который отплывает от Облачной бухты.
    - Корабли туда уже давно не ходят, потому что земля тех мест стала проклятой и корабли, уходящие на тот континент, они терпят крушение. Я могу посоветовать вам воспользоваться драконьей тропой, которая находится в бухте. Она доставит вас на Лиловый берег Сорака.
    - Хм, - промолвил Сону. - Когда я был в тех местах, корабли ещё ходили. Ну что же, придётся воспользоваться этой тропой. Я давно не пользовался тропами, поскольку давно я не путешествовал по континентам. Благодарю за помощь.
    - Обращайтесь. А теперь, пройдёмте со мной, я покажу вам вашу комнату.
    На следующее утро, попращавшись с Хон Кыном, наши герои подошли к драконьей тропе, находящейся в Облачной бухте. Сону показал Сухо как воспользоваться тропой и спустя несколько минут, они оказались на том самом Лиловом берегу и увидели сапфировое небо с лиловыми облаками.
    - Это очень красиво! - воскликнул Сухо. - Я никогда не видел прежде такой красоты.
    - Да, это очень красиво, но этот воздух, эта земля, она проклята. Раньше, здесь был свет, а теперь пришла тьма.
    - Это грустно, - протянул Сухо. - Я бы хотел, чтобы она стала такой, как прежде.
    - Ничего уже не станет как прежде, время идёт, всё меняется, такова жизнь, как она есть. - с тоской в голосе сказал Сону.
    И с этими словами он тронулся с места и пошёл дальше, а Сухо ускорился, чтобы догнать друга. Они прошли дальше, огибая скалы. Уже вечерело, и тут они увидели вдали Лагерь стражи и решили переночевать там, поскольку ночью, Сорак - это опасное место. И двинувшись дальше на огни, один из стражников, молодой юноша-шэн, увидел их, резко двинулся им навстречу и злобно поглядывая сказал:
    - Вы кто такие? Чужакам здесь не место!
    - Мы движемся на север, к Сумрачной лощине, чтобы попасть в Северные земли. - твёрдо сказал Сухо. - И мы решили попросить у вас ночлега, чтобы быть в безопасности, потому что ночью здесь опасно.
    - Уходите! - прошипел страж.
    Вдруг появился другой страж, постарше, и сказал решительно:
    - Кон Сын, перестань так общаться с путниками, они попросили переночевать.
    - Чже Кан, они чужие и могут быть одержимы демонами.
    - Не говори ерунды. Они остаются. - скомандовал Кан.
    - Да, капитан. - и страж покорно отошёл от друзей, и встал на своё караульное место.
    И страж постарше повернулся к путникам и сказал:
    - Здравствуйте. Меня зовут Чже Кан, я капитан стражи, и добро пожаловать в наш лагерь. Извините за нашего парня, просто многие тут очень враждебно относятся к чужакам, потому что весьма насторожены. А куда вы направляетесь?
    - Здравствуйте, меня зовут Сону, а это мой друг Сухо. Мы идём в Северные земли. Вы знаете как туда попасть?
    - Смелые вы однако, мужики. - ухмыльнулся Кан. - Никто из местных не решался пойти туда, только лишь удалые храбрецы, однако слухи о тех местах распространяются на многие континенты. Попасть в те земли можно через проход находящийся в Сумрачной лощине, если пойдёте на север, вы достигните её края и там будет проход. Я пожелаю вам удачи и быть аккуратными в тех неизведанных местах, законы нашего мира там не действуют.
    - Благодарю вас за помощь, Кан. - сказал Сону.
    - А теперь идите за мной, я покажу вам ваши спальные места.
    Ночь прошла тревожно, вокруг лагеря было ощущения присутствия сущностей, которые так и ждали часа, чтобы схватить очередную жертву и напитаться её энергией. Наступило утро, Сону и Сухо попрощались с капитаном и двинулись уже к завершающему этапу своего путешествия. Им осталось пройти сквозь Сумрачную лощину и там должен быть проход сквозь гору к Северным землям. Выйдя на тропу, ведущую к лощине, резко стало темно и друзья решили ускориться, чтобы преодолеть этот отрезок пути быстрее. Дойдя до прохода, герои перевели дух.
    - Жуткое это место.-сказал Сухо. - Прям мурашки по коже.
    - Да, и у меня так. Но весь этот путь, этот страх стоит того, чтобы увидеть нечто прекрасное и неизведанное.
    - Я согласен с тобой, Сону. Красоты этого мира стоят того, чтобы идти к ним, несмотря ни на что.
    И они зашли в проход. Спустя несколько часов скитаний в темноте, они шли вперёд и шли, и тут показался яркий свет и герои стали идти к нему. И очутившись у подножия горы, тут резко открылся перед ними великолепный вид, несравненный ни с чем. Небо изумрудного цвета, земля, покрытая снегом и глыбы льда сапфирового цвета, расположенные на земле и таинственно мерцающие при дневном свете. Высокие деревья, кронами уходящие в небо, а также сам воздух, пропитанный неизведанной магией и таинством.
    - Да, мы достигли её! Ура! - крикнул Сухо.
    - Любые красоты этого мира стоят любых жертв и любых испытаний, постигать неизведанное и чувствовать красоту этого мира - это есть жизнь.
    Первый раз пишу фанфик, спасибо за прочтение и надеюсь вам понравилось :3
     
    Последнее редактирование: 20 дек 2021
    Liyen и Мурамару нравится это.
  10. Tintur

    Tintur User

    Регистрация:
    21.10.15
    Сообщения:
    7
    Симпатии:
    41
    «Ну уж нет, только через мой труп!» - Он стиснул зубы.

    Тьма неумолимо поглощала его. Мужчина взглянул вниз – вены на больших сильных руках набухли, мышцы тела сводило болью, голова кружилась. Твари мутными грязно-кровавыми пятнами лезли отовсюду, воин бил наотмашь. Силы покидали, надежда выжить стремительно угасала. Суровый взгляд исподлобья заставил её вздрогнуть - по смуглой щеке текла слеза сожаления…

    Она очнулась в холодном поту. Кошмарное видение всё ещё стояло перед глазами. Пришло время действовать.

    * * *

    - Тьфу! – Выплюнул еду напарник и грязно выругался. – Помои!

    Я только покачал головой и предпочел оставить очередное негодование без ответа. Привыкай, новичок. Ещё пожалеешь, что выбросил весь ужин. Нести службу на границе с проклятым Сораком – не у дворца землю топтать. Здесь нет ни хорошей кормежки, ни спокойной жизни.

    На аванпост Скалистых гор отправляют новобранцев, чтобы те возмужали и набрались опыта, так сказать, прошли проверку боем. Во всех смыслах сразу, ведь в последние полвека демоны с Нижнего мира стали настоящей занозой в заднице Срединного.


    Желающих похвастать боевыми навыками в любой деревне как псов нерезаных. Каждый рвётся начистить морду демону. Сколько воину предстоит служить пограничником решает начальство Северной базы снабжения, стандартно это пять лет. Но обычно с этих сопляков уже после первого боя слетает спесь, если не сдохнут, конечно. Романтика войны смывается потом и кровью, и они больше не строят из себя героев.

    Пять лет... Я будто прожил вдвое больше и мне не двадцать пять, а все пятьдесят. Завтра уеду из этого богами забытого Пограничья на базу. От долгого ожидания не могу усидеть на месте, ничего не помогает. Ощущения обострились, и, словно оголённые нервы, болезненно реагируют на всё вокруг. Отогнать нехорошее вязкое предчувствие не получалось. Я начал злиться - под бубнёж этого придурка ничего толком не разобрать.

    - … сидеть в дорогих портках.
    - Тихо! – Пришлось перебить и жестом заставить заткнуться. Он уже было открыл рот, чтобы возразить, но догадка обожгла меня быстрее. – Слишком… тихо! Ложись!


    Над головой болтуна со свистом пролетело копьё, металлический наконечник оставил след на стене. Ночную тишину разорвал дикий гортанный боевой клич. Чёртова тьма! Новобранец лежал ничком, зажав уши руками – неужели от страха? И этот пришёл на смену мне?..

    - Вставай, - рявкнул я, дёрнув парня за локоть, - стрелять умеешь из арбалета?
    - Уг-гу, - кивнул страж и отлепил себя от пола.
    - Ищи в себе силы! Иначе смерть. – Кивком указал ему на прорезь бойницы, а сам укрылся за каменной опорой.


    Поток тварей не прекращался: к воплям, клацанью клювов и лязгу доспехов добавился демонический рёв. На краткий миг я вынырнул из укрытия и оценил обстановку – целый взвод нечисти! Без энтузиазма глянул на горе-напарника и мои брови поползли вверх. С талисманом в руке он плёл заклинание!

    - Колдую лучше, чем стреляю. – Прохрипел мастер стихий. Я кивнул и рванул что есть сил из укрытия, спрыгивая перед врагами. Смерти не боюсь!

    Праведный гнев застилал взор, кровь закипела в жилах, но священная земля не даст мне пасть. Рывком я уложил одну тварь, сразил косым ударом меча вторую, оставшихся угостил сияющим клинком. Вдруг справа от меня небо озарила огненная вспышка, и на землю, окатывая жаром, свалились горящие камни и смяли с десяток монстров. Другое дело!

    Уничтоженные чудовища рассыпались чёрным пеплом, но на их место приходили новые. На их доспехах отражался золотистый отблеск ночных фонарей аванпоста, а на моём темнела кровь врагов. Я перебросил дзамбато с правой руки в левую, казалось, он, как и я, только разогревался перед настоящим боем.

    Ярость завладела телом, по венам заструилось сила, а за спиной словно выросли крылья. В один прыжок я преодолел расстояние и ворвался в толпу крылатых отродий. Меч ликовал. Внезапно меня оглушил взрыв, в ушах противно зазвенело, лицо обожгло, и глаза зажмурились от боли. Тело отбросило взрывной волной, но удалось удержаться на ногах.

    Дело дрянь. Смерть в бою для вана почётна, но я ещё не закончил.
    Вдруг сквозь веки пробился яркий свет. Стало тихо. Наверное, я умер и скоро попаду в Земли мёртвых. Странно, мне не больно. Под ногами всё ещё хрустел пепел, а двуручный меч отягощал руки.


    - Я жив. – Подумалось вслух.
    - Так точно, Са Рэн. – Ответил женский голос. Кто это?


    * * *

    Возвращаться на аванпост было немного обидно, я ведь уже готовился к путешествию в загробный мир. Зрение вернулось через несколько часов. Незнакомка представилась именем Ен Лан. В глаза бросилась вязь замысловатых татуировок по всему телу и повязка на глазах. Она что, слепая?

    - Ещё раз спасибо за помощь, - улыбался напарник. – Глядя на вас сразу и не скажешь, что воин.
    - Вы правы, не люблю драться. - Кивнула Ен Лан.


    Драться не любит, а кладёт штабелями демонов. Кто ж ты такая?

    Она повернула голову в мою сторону, словно прочитала мысли. Меня передёрнуло – показалось, что меня видно насквозь.

    – Всего лишь послушница из Храма познания. С восходом солнца я вас покину, мой путь лежит в деревню северных земель.

    Напарник стал уговаривать её остаться в Пограничье. Нам велено впускать только торговцев или по приглашению начальства. Девушка наотрез отказалась. Страж напрягся: в таком случае пограничники обязаны арестовать нарушителя.

    - Я сопровожу. – Не хотел вмешиваться, но что-то подсказывало, что так правильно.

    Новобранец сощурился, о чём-то задумавшись, и согласно кивнул. Ещё бы, с утра он займёт моё место и станет главным стражем аванпоста, а до тех пор всё случившееся на моей совести.

    Утром сменился караул: мастер стихий принял командование и знакомился с новыми товарищами по оружию. Я же спустился к заключённой. Попасть в северные земли законным путём можно только в виде военнопленного или преступника. А раз она не против, то перед выходом была закована в наручники. Для правдоподобности.

    - Кареты закончились, пойдём пешком. – Неумело пошутил я.

    Туманная предрассветная дорога уводила, петляя, в знакомые с детства края. За плечами осталось поле битвы, усеянное чёрным прахом заражённых тварей Сорака. Тьма Нижнего мира рвётся поглотить всё сущее и не выбирает жертв, будь то гаруда или человек.

    Шли в тишине. За время пути рассвело, и попутчица оглядывалась по сторонам, словно рассматривая природу. Эта абсурдная ситуация начинала раздражать. Какой смысл притворяться слепой?

    - Кхм, до этой ночи мы были незнакомы. Откуда вы знаете моё имя? – Даже тот маг-новичок меня вряд ли запомнит...
    - Мне многое известно: имена, события, прошлое и будущее… - Интересно, все монахи говорят загадками? – Нужно во что бы то ни стало попасть в деревню этих земель. Не знаю названия, там много маленьких торговцев.
    - Я согласился помочь, потому что мне по пути. Если вы не шпион царства Ун, докажите это. - На мой вопрос, я так понял, ответа не добъюсь.
    - Нет больше на западном континенте власти царства Ун. – Небрежно бросила девушка.


    Я вздохнул и покачал головой.

    - Всё к этому шло. Но лучше не будет – один властный диктатор сменит другого. Земли не обретут свободу.
    - Для простого воина вы мыслите слишком глобально. Большая победа состоит из множества маленьких. – Монашки умеют улыбаться! – Мне нужна ваша помощь.
    - Помолись. Может, боги тебе помогут. – Постарался как можно тише проворчать.
    - Увы, боги молчат. – Не смутилась она. – Я не желаю зла вашим землям. Наоборот, мне было видение, что именно здесь…


    Но продолжения страж Пограничья не услышал, его спутница внезапно обмякла и упала без чувств.

    * * *

    Из портала вылезали твари Нижнего мира. Безумно вращая белёсыми глазами, жадные до человеческих душ демоны протягивали костлявые длинные пальцы в её сторону. Но на их пути тут же оказывался меч грозного воина. Пока защитник истекал кровью и сражался со скверной в себе, попытки последовательницы Сешина закрыть портал раз за разом разбивались о незримую стену. Что же она делает не так? Неужели всё напрасно?

    - Ещё раз! – Страшно проревел воин, приковав взгляд к себе - казалось, он скоро взорвётся.


    * * *

    Женщины! От них всегда много проблем, и не важно, монашка она или куртизанка. Пока спутница была в отключке, я успел дотащить её на плече до тракта в Торговую деревню. Скоро наши пути разойдутся.

    Торговая деревня – пункт, через который проходят все караваны западного континента. Точка пересечения тысяч судеб и множества рас. Единственное отличие - все торговцы здесь маленькие и деловитые лины. Таким палец в рот не клади – откусят по локоть. Хорошо бы теперь не попасться с бабой на плече на глаза вездесущим стражам. Зараза, как назло, навстречу кто-то идёт, а наша монахиня ещё не очухалась.

    — Вот чёрт! – Ноша отправилась на землю, в руке мгновенно оказался меч. Откуда здесь заражённые люди?! Оставлять в живых нельзя - превратятся в демонов. Но… каждый раз не могу смотреть им в глаза.

    Спустя несколько минут тела на земле, окутанные тёмной энергией, обуглились и осыпались.

    - Началось. – Скорбно изрекла Ен Лан, догоняя меня. – Скорее! Нужно закрыть портал из Нижнего мира!

    Деревня кишела демонами. Твари безумствовали, бросались во всех проклятым огнём. Горели дома и торговые лавки, воздух пропитался гарью и ядовитой тьмой. Глаза щипало от дыма. Повсюду раздавались крики, не было безопасного места ни в доме, ни снаружи.

    - Там! – Крикнула Ен Лан, указав пальцем в эпицентр тьмы - огромный кроваво-фиолетовый портал, изрыгающий исчадий зла.

    Ярость во мне клокотала и ослепляла. Вот, как это всё выглядит! Как будто я специально для этого создан – крушить праведным гневом кровожадную тьму. Не помня себя от накопившейся злости за все пять лет, я впервые ощутил, что действительно приношу пользу. Ен Лан стояла у портала. Что она делала не видел, но оттуда шло мощное белое свечение.

    Монстр за монстром рассыпались в тлен, но меньше их не становилось. Кажется, я чересчур упивался боем и не заметил, как меня ранили, и эта ошибка оказалась фатальна. Через рану в кровь просачивалась тьма… Субстанция нижнего мира отнимала силы, но я хотел жить! Осознание противоречивости вановского бесстрашия накрыло меня. Жизнь стоит, чтобы за неё бороться! Жар растекался по внутренностям, дышать стало тяжело. Тело будто горело, и надувалось изнутри.

    - Ещё раз! – Зарычал во мне зверь. Ну уж нет, только через мой труп!

    Вдруг тело покрылось серебристой чешуёй. Драконьей! Силы обрушились водопадом, и это откровение озарило меня! За спиной Ен Лан соткались крылья словно из света, и в следующий миг портал захлопнулся.

    * * *

    Я ждал этого дня пять лет. Кто-то ждёт всю жизнь. Всё ещё не свободный, всё ещё страж. Но сегодня я нашёл своё призвание.

    - Наставник Нам Юн не знает, куда я ушла. Боюсь, он бы не отпустил, но, к счастью, в Храме его не было. Я не могла поступить иначе. – Оправдывалась Ен Лан, потирая саднящие от наручников запястья.
    - Разрешаю туда не возвращаться. С твоим даром предвидения мы легко отыщем другие порталы в северных землях. – Я фактически дал добро на побег из Храма. – Кстати, сняла б уже с глаз тряпку…
    - Повязка на глазах позволяет относится к миру без предвзятости. Не волнуйся, я прекрасно всё вижу, даже твой кукиш! – Она недовольно цокнула языком. - Серьёзней страж границ, у нас ещё много дел впереди.


    Сервер: Аметист
    Ник: Эби Джайлз
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    SonnuyLis, Innistrad и Liyen нравится это.
  11. Innistrad

    Innistrad User

    Регистрация:
    26.06.15
    Сообщения:
    64
    Симпатии:
    42
    За туманными горами, на севере западного континента, по едва заметной тропинке шла маленькая девочка-лин. Из-под белоснежных кудряшек задорно выглядывали такого же цвета ушки, все девять хвостиков медленно, в такт шагам, качались из стороны в сторону. А звали путешественницу Иль Мин.

    Её путь начался совсем недавно: ещё и трёх дней не прошло с того момента, когда старый завсегдатай трактира проиграл в пари девочке потрёпанную карту. На ней был отмечен путь к «странному городу»: так гласила надпись от руки над кляксой, изображающей город. В чем странность этого города никто не знал, однако, согласно другим картам, такого места не существовало.

    “Почему-то всем кажется, что если ты лин и похожа на ребёнка, то воспринимать тебя в серьёз необязательно.”- Негодовала Иль Мин, притом не без удовольствия вспоминая, как лихо обыграла в Го старика Ян Бо.

    Вопреки ожиданиям, карта не соврала. Вдалеке перед Иль Мин действительно виднелся какой-то город. Высокие массивные каменные стены возвышались среди скал. Солнце клонилось к закату и девочке от усталости очень не хотелось снова ночевать на дереве, так что она двинулась дальше.

    И всё же, почему ни на одной карте нет этого места? Чрезмерное любопытство хоть и было сильной стороной девочки, но часто доставляло больше проблем, чем пользы.

    Иль Мин приближалась к городу. Уже можно было разглядеть детали: серо-зелёную реку, делящую город пополам, мосты над ней и дома… Каменные двух-трёхэтажные здания без окон на первом этаже обладали массивными коваными дверьми. Не домá – крепости.

    Смеркалось, и луна постепенно взбиралась на небосвод. Смутное чувство тревоги тронуло сердце Иль Мин – город казался безлюдным. Она подошла к ближайшему дому в надежде попросить ночлег и постучала в дверь, но никто не откликнулся… Только теперь, стоя вплотную к дому, путешественница заметила, что вся дверь и стены густо покрыты царапинами и бороздами.

    Сердце девочки глухо ударилось о грудь и, казалось, замерло: неподалёку послышался резкий скрежещущий звук… Луна стояла уже высоко, ветер стих, зверей и птиц не было слышно, и даже речка замерла в своём безмолвии. Царила мёртвая тишина. Скрежет повторился вновь, но с другой стороны.

    Несмотря на хрупкий внешний вид, маленькая лин умела за себя постоять: за спиной висел тонкий и острый клинок, всегда готовый к бою. Вооружившись, Иль Мин медленно двинулась вдоль улицы по направлению к реке. Любопытство взяло верх над инстинктом самосохранения. Однако, как это водится, слабое место находится там же, где и самое сильное…

    Всю дорогу скрежет доносился с разных сторон, и девочка решилась ускорить шаг. Вода в реке оказалась лиловой.

    “У Вечного дворца – самого сердца скверны Сорака – воды такого же цвета. Плохо дело…” -Подумала Иль Мин и кожа её пошла мурашками, а шерсть на ушах и хвостах встала дыбом.

    Краем глаза девочка заметила движение на противоположном берегу: тёмная фигура размашисто била руками по каменному фасаду дома. От этого искры летели в разные стороны, а противный звук заставил поёжиться. Иль Мин узнала очертания, очень напоминавшие младших демонов Нижнего мира: нескладные, худощавые, рогатые и обгоревшие.

    Ей уже доводилось иметь дело с такими, поэтому, недолго думая, девочка одним прыжком перемахнула через реку, рывком сблизилась с демоном и, лихо крутанувшись, снесла ему голову. Лязгнув о камень, меч застонал и выпустил сноп искр. Оружие – не кирка, камень дробить не обучено. Голова врага была на месте - клинок прошёл сквозь тело, словно тот был бесплотным.

    Тем временем демон медленно повернулся к отшатнувшейся Иль Мин – у него не было лица. Ещё два быстрых росчерка безрезультатно полоснули по врагу. В ответ существо раскрыло пасть чудовищным зигзагом от подбородка до макушки.

    - Не такой… Другой… - Только и успела произнести Иль Мин, покрываясь холодным потом, как из пасти твари раздался душераздирающий визг. Со всех сторон ему тут же вторили собратья.

    Отовсюду начали вылезать новые демоны, даже из воды. С каждой секундой их становилось всё больше. Ужас сковал девочку, у неё нечем было противостоять таким врагам… Оставалось только бежать, петлять, уворачиваясь от кривых и мощных ударов. Всего одна ошибка может стоить жизни. Дважды она терялась в незнакомых переулках, где её тут же окружали. Одному лишь Творцу известно, как Иль Мин удалось выжить и сбежать из проклятого города живой и невредимой.

    Спустя несколько часов солнце озарило улицы каменного города среди скал. Река вновь стала привычного серо-зелёного цвета. Демоны исчезли как ночной морок. Послышались щелчки замков и отпирающихся засовов - двери домов открывались, и город постепенно заполнился людьми. Никому из них и в голову не пришло, что этой ночью демоны бушевали из-за маленькой белокурой лин. Ведь все в Соммéре знают, что ночь – время Тьмы. Хочешь жить - не высовывайся.

    Сервер: Аметист
    Ник: Инналия
     
    Tintur нравится это.
  12. xZakeNx

    xZakeNx User

    Регистрация:
    28.10.15
    Сообщения:
    2.797
    Симпатии:
    6.339
    Сервер: Аметист
    Персонаж: Dark Zaken
    “Шурх-шурх.” - раздавался то и дело шорох обложек книг внутри казарм эмиссаров, и этому звуку добавлялся шелест пушистых хвостов среди стеллажей. Раз в год, в одно и тот же время собирались устаревшие материалы, сортировались и увозились в архив, вот сегодня настал этот день. Пара маленьких линов с раннего утра работала по поиску старых книг и манускриптов, отмечая каждый, а потом укладывая на специальную тележку. Возле неё же сидел здоровенный ван, его ролью было тянуть груженный транспорт, иначе хвостатым пришлось бы много раз самим возить понемногу. А он один может всё и сразу увезти.
    - Ан Сун, на этом стеллаже всё или осталось ещё? - спросил лин у своей напарницы с милыми, белыми, кошачьими ушками и пышным хвостом, похожим на большой зефир.
    - Нет. Всё, это последние. Грузим, и поехали в архив. - произнесла она в ответ, неся свою стопку к тележке. Грузовой здоровяк уже заскучал, пока их ждал, но вот наконец всё загрузив, они поехали. Довольно быстро вся группа прибыла до небольшого здания, большая часть которого скрыта под землей. Это был архив Канре, куда отвозились старые документы и книги. Также там хранились всякие древности, скрытые от посторонних глаз, но об этом знали немногие. После инцидента с Чолем Муге, что обокрал когда-то казармы, было решено всё древнее унести подальше, дабы нельзя было так легко добраться чужим.
    Тележка со скрипом ехала по темным каменистым коридорам, здоровяк освещал себе путь фонарём. Нужно было найти определенный сектор, где было подготовлено место.
    - 186 ведь нужен? - спросил ван, остановившись возле двери в комнату.
    - Да да, он самый. Мы приехали? - спросила линка, оторвавшись от блокнота с заметками, сверяя адрес. На её вопрос мужчина ответил кивком и отошел в сторону, чтобы девчушка отпёрла ключом замок. Раздался щелчок механизма, и открылся путь в помещение. Ан Сун окинула взглядом комнату, обнаружила свободный угол, после чего показала туда пальчиком.
    - Туда сложим. Пока несите, а я бирку напишу с датой и тоже помогу. - скомандовала линка, и её хвостатый напарник и ван принялись за дело. Девчушка написала что-то на бумаге, ловко юркнула мимо носящих и прилепила к стене табличку с указанием дня привоза и номером из журнала. В 6 рук работа пошла очень быстро, но тут лин споткнулся об какой-то ящик и уронил всю стопку книг.
    - Ай, больно. - потирал лапку Ли Тхи, тихонько шипя от боли. - Кто сюда вообще поставил эту сундучару, нельзя было его убрать куда-то в угол? - возмущался паренёк, и сгоряча пнул по крышке, случайно сломав ветхий замок.
    - Ой! Я это не специально. Оно само. - стал он оправдываться, не ожидая такого поворота. Но стало вдруг интересно, что же там. Запертые сундуки всегда манят своими секретами. Вану было побоку, он переносил груз из тележки. А вот Ан Сун только хотела было отчитать своего напарника за бардак и порчу имущества, как увидела открытый сундук, что тоже вызывал интерес. А вдруг сокровища какие? Жадность не жадность, но любопытство было. И они подняли крышку, заглядывая внутрь. Там же оказалась внутри просто какая-то странная книга. Она была словно из камня, и со странными символами на обложке и внутри.
    - Смотри, Ан Сун. Тут всё написано какими-то странными закорючками. Как будто какая-то наскальная живопись. Только всё вырезано как в камне. А вдруг это книга заклинаний какая? - начал было нормально Ли Тхи, под конец, задав мрачности, от чего линка испугалась и отвесила тихонько тому по уху.
    - Ты что, с ума сошел, какие заклинания? Не пугай меня тут. - пискнула Ан Сун, и вновь прильнула к страницам загадочной книги. - Это, наверное, язык какого-то племени может. Не могу прочитать.
    - Это похоже на древний язык ванов. - подошел к хвостатым их крупный помощник, заглянув чего же они там встали возле какой-то вещи и шумят.
    - В одном трактире, что находится в районе Хаобан, хозяин очень интересуется всякими древностями и собирает разные артефакты. Он знает многие древние языки. Попробуйте его найти. Всё таки ценит любую информацию. - поведал ван, но потом осторожно предупредил: - Но тип хмурый очень, осторожнее с ним. Не злите лишний раз, сами понимаете - это Хаобан. Там каждый владелец любого заведения тот или иной криминальный авторитет. А с такими шутки плохи. Если не боитесь, и хотите что-то узнать, то вам туда. Лины переглянулись, глянули на вана и снова переглянулись, сказали что подумают. Хотя на всякий случай спросили, где искать того коллекционера. Здоровяк чуть повспоминал путь и описал, где находится тот трактир. Ан Сун приложив поверх лист бумаги, скопировала символы карандашом с одной страницы, спрятала к себе в кармашек. Закончив с работой, здоровяк пошел домой. Лины всё шептались, обсуждая идею отправится в Хаобан.
    - Даже не знаю, страшновато немного. - говорила линка, а её напарник с задором уверял, что боятся нечего. Если что, можно всегда удрать. Надо будет лишь переодеться во что-то простое, чтобы не привлекать внимания.
    Сказано сделано. Поздним вечером хвостатые искатели приключений на свои пушистые окончания спины отправились по наводкам вана, и вскоре добрались до места. Это был тот ещё закоулок с очень высокими зданиями. Там располагались на первых этажах сам трактир, где можно было поесть. Чуть выше были комнаты, где проживали гости. На самом верху таилось логово того самого коллекционера. Путники зашли в помещение и растерянно глядели, куда же попали и кого можно спросить, ведь народа сидело за столами много.
    - Что-то забыли здесь, проныры? - раздался вдруг грубый голос и над линами навис грозный вышибала, скрестив руки. - Потерялись аль ищите кого -то?
    - А? Д-да, мы ищем вашего босса. У нас к нему есть одно дело. - бойко начал лин.
    - Неужели? - видимо громила не поверил и уже собирался выметать непрошенных гостей, но тут Ан Сун достала бумажку и показала, на что вышибала немного смягчился и подозвав официанта, послал того к боссу с вестями. Тот мухой сбегал и махнул громиле.
    - Ступайте. Вас сейчас проводят. - сказал ван и пропустил линов. Хвостатые последовали за проводником и очень долго поднимались наверх, кабинет хозяина трактира находился почти под самой крышей.
    Ан Сун и Ли Тхи немного постояли перед дверью, сделали глубокий вдох и решились зайти. Внутри было вроде уютно, хоть и жутковато. Повсюду на стенах были полки, на которых стояли разные странные вещи и ящики.
    - Ну здравствуйте, я вас ждал. - раздался суровый мужской голос, от которого мурашки табуном пробежали, а лины вздрогнули от неожиданности. - Присаживайтесь.
    Хозяин трактира выглядел довольно статно. Короткая стрижка, с одной белой половиной волос, другой черной. Строгая черная рубашка в тонкую белую полоску, галстук, черные брюки, и кожаная маска на нижнюю половину лица, вроде тех, что очень любили сестры Ран. И не скажешь, что столь элегантный человек может быть каким-то бандитом и вообще мог обитать в криминальном районе Канре. Но смотрелся он крайне брутально .
    - А мы это. Нам рассказали, что вы знаете древние языки и можете помочь. У нас тут есть некие загадочные символы из одной книги. Говорили, что это древний язык ванов. - начала чутка боязливо Ан Сун.
    - М. Всё верно. Я знаю множество старых языков и умею на них читать. Не зря же я интересуюсь прошлым и собираю различные предметы тех времен. А что есть у вас? Вы же не с пустыми руками ко мне пришли. - вопросил трактирщик, на что линка засуетилась по карманам и достала бумажку, отдав её вану. Тот же развернул и принялся изучать загадочные символы, что смахивали на набор рисунков. Пробежав взглядом, мужчина довольно быстро вынес вердикт:
    Это древние письмена гонов. Раса предков ванов. Это были прямые потомки драконов, которые обладали невероятной силой и умели отращивать из спины костяные наросты и рога. - начал рассказывать хозяин трактира.
    - Гоны? Драконы? - в один голос спрашивали лины, на что ван немного скептично поглядел на гостей и продолжил:
    - А вы не знали? Ну давайте я вам немного расскажу о ванах, гонах и о тех землях, откуда они родом. - лины развесили уши, а трактирщик откинулся на спинку кресла и начал свой рассказ:
    - То были очень древние времена. Север Сорака зовется Виран. Там с самых незапамятных времен водились драконы. Они же потом породили первых человекоподобных существ - расу Гон. И долгие годы всё было хорошо. Но понемногу драконы стали вымирать, и их становилось всё меньше. Гоны же стали смешивать свою кровь с другими расами, от чего постепенно стали вырождаться. Они становились мельче, слабее, и всё меньше обладали способностью к появлению костяных наростов. Но то было не самой главной бедой. Бедой стало падение страны Нарю и раздробленность государств на мелкие империи. Виран раньше активно сотрудничал с Нарю, поставляя металлы и редкие ресурсы. Когда же не стало страны, вдруг решили вмешаться Небожители, предлагая свои идеи. Они вручили каждому государству реликвии, для церемонии испытания Небес, дабы выбирать новых правителей. Главе Вирана это не понравилось, и он довольно грубо велел богам не лезть в своё дело, разбив реликвию на осколки. Боги оскорбились таким ответом и признали Виран землями отступников, что поклоняются нечисти, вроде драконов. Правитель послал богов куда подальше, а те в свою очередь прислали троицу Хранителей, которым было приказано зачистить землю от демонов, которыми были якобы драконы этих земель. И началась война. Хранители, будучи цепными псами небожителей, истребили всех драконов, и вместе с ними последних чистокровных гонов, что вступились на защиту. С тех пор расы Гон больше нет. Лишь Ван. А Виран для всех стал дикими, проклятыми землями, хотя там вполне были города. Но после неудачной церемонии в Вечном дворце, темная энергия хлынула на юг Вирана из Сорака, и почти треть материка уничтожена тьмой и случившимся катаклизмом. Там и раньше был горный массив, а теперь земли разверзлись и проходить стало ещё труднее чем раньше. Всюду протекают потоки лавы. Без проводников там никак. Они знают пути через горы, где можно пройти. Но эти ребята своеобразные очень. Дерут всегда стабильно 300 золотых за свои услуги. И стоит им вручить деньги, как они могут начать что-то там, что сейчас они покажут кто тут мастер подземелий. Отвратительно. И шастают в кожаных одеяниях. Брр. - трактирщик всё говорил, но в конце словно его накрыли какие-то неприятные воспоминания. Видимо он уже был в Виране, от того об этом знает не понаслышке. Лины же с интересом слушали историю родины ванов.
    - То, что вы принесли, это похоже на летописи Правителя Вирана, так как тут говорилось об уничтоженной реликвии. Удивительно встретить такую редкость. А откуда оно у вас? - поинтересовался ван. Хвостатые же несколько замялись, ибо нельзя было рассказывать об архиве никому.
    - Эмм, а мы нашли. Да. Нашли в библиотеке старую книжку странную. И нам посоветовали к вам обратится. - робко проговорила Ан Сун, а её же незаметно тыкал напарник, чтобы та не сболтнула лишнего. Путники слегка засуетились. А трактирщик насторожился, но продолжил:
    - Так что ж, вы расскажите что-либо? Я ведь вам поведал очень многое, и потому рассчитываю на равноценный обмен. Ну же, говорите, откуда вы это взяли, мне очень интересно.
    Мужчина явно нахмурился, это было видно по его прищуру. И где-то в районе потолка, незаметно кто-то смотрел из темноты на ушастых...Давление нарастало, и тут Ли Тхи встал с места и довольно резко выдал: “Знаете, мы очень спешим. Мы вам потом пришлем ещё, нам надо срочно идти. До свидания. - лин дёрнул напарницу за собой, дабы поскорее убраться отсюда. Она еле сумела что-то понять, но поспешила быстрее следом, обронив на пол запонку. Трактирщик не ожидал что лины так быстро сбегут. Благо он рассказал лишь про Виран, а не перевёл им содержание символов.
    - Что, опрокинули похоже они тебя? Пхех. - раздалось откуда-то с потолка, и с одной из балок под потолком спрыгнула пантера. Приземлившись на лапы, большая кошка вдруг выпрямилась, обернувшись человеком. Вполне себе миловидным шеном с зачёсанными назад тёмными волосами, в черном богатом наряде с плащом, у которого был воротник щедро украшен перьями. Под плащом виднелся кинжал на поясе. Похоже это был ассасин.
    - Очень смешно. Но я узнал достаточно. - ответил трактирщик, встав из-за стола, дабы поднять и осмотреть упавшую запонку.
    - Имперские служки. Так и думал. Ну что ж, тем легче их будет найти. - заключил мужчина, сжав в кулаке потерянное линкой украшение. Тем временем ассасин уже лихо расселся в кресле, чуть ли не с ногами на стол, ехидно глядя на босса. Похоже сейчас дадут работенку.
    - Выследи их. Надо разузнать, где находится книга. Как узнаешь, кончай обоих, книгу ко мне. - отдал приказ ван, на что у шена на лице расплылась довольная улыбка, тот облизнулся.
    - Раз эти мыши имперские, то следов не оставлять. Как прикончишь, тащи их тушки в трактир. У нас как раз поставки крольчатины подзадержались. А жаркое в горшочках некрасиво будет перестать подавать постояльцам. —загадочно сказал хозяин трактира, на что-то намекая. Подручный всё сразу понял.
    - Ведь потому что лины это не только ценный мех... - начал ассасин.
    - Но и несколько килограмм диетического, легкоусвояемого мяса. - подхватил фразу трактирщик, и оба мужика, будто на своей волне, сделали щелчки пальцами и устремили указательными друг на друга.
    - Иди уже. Впереди много дел. Потом ещё в Виран отправимся. И с кресла вон. - резко обрел серьёзный вид ван, сгоняя со своего места убийцу. А тот в свою очередь радостный, что отправили на охоту, со смехом спрыгнул с кресла и сел на подоконник.
    - Будет сделано по высшему разряду, шеф. Чур мне самый лучший кусочек жаркого. Ножку, если можно. - начал торговаться шен, чем стал несколько раздражать босса.
    - Две положу, и бёдрышко. А теперь вперед. И не смей провалиться. - строго сказал хозяин, на что ассасин вскинул руку к виску, и опрокинулся спиной в открытое окно, выпадая тем самым из него, в воздухе обращаясь в пантеру, пустился в преследование своих будущих жертв...
    А ван же устало выдохнув, взглянул на свою секиру, что когда-то добыл в Забытой Гробнице, подошел и провел рукой по древку своего любимого оружия.
    - Скоро. Я разыщу осколок реликвии, и с его помощью сделаю это оружие способным сокрушать всё. Мвхах. - зловеще засмеялся трактирщик. Виран ждёт...
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    Осами и Liyen нравится это.
  13. УвуУву

    УвуУву User

    Регистрация:
    22.04.21
    Сообщения:
    10
    Симпатии:
    12
    Ник: Уву
    Сервер: Аметист


    - в Северные земли никого не пускают, там сейчас свирепствует эпидемия чумы, почти все мертвы. Сюда тоже никого не пускают, - рассказывал старый владелец таверны.
    Молодой человек в шляпе, скрывающей его лицо в тени, расспрашивал его о Северных землях Сорака. На нем было необычное белое одеяние, на руке висел сияющий розовый айкути.
    Полуслепой старец сначала принял его за девушку из-за длинных розовых волос. Однако мягкий, но все-таки мужской голос выдал в нем нежного юношу.
    - Зачем вам в Северные земли? Все бегут подальше отсюда, деревня совсем опустела. И вы не задерживайтесь.
    Старик развернулся и ушел, услышав напоследок тихое: "Хочу с этим разобраться".
    ***
    Порыв ветра распахнул окно, звон разбитого стекла разбудил мужчину. Он сбросил одеяло на пол, выглянул в окно. Небо было затянуто свинцовыми тучами, моросил дождь, в воздухе чувствовался запах гнили. Тонкие бледные губы тронула легкая улыбка. Мужчина закрыл окно, хотя без стекла оно стало бесполезным, и вернулся к кровати, но не лег, а достал из секретного тайника под половицей меч. На самом деле необходимости в тайнике не было - его ветхая хижина находилась на холме в отдалении от деревни. В гости к нему никто никогда не ходил, а с недавних пор деревня пустует, чума не пощадила никого. Кроме него.
    Странный человек жил в этом месте столько, сколько себя помнил. Люди сторонились его, боялись, считая колдуном. Говорили, что он приносит беду, поэтому прятались и закрывали окна и двери, когда он появлялся в городе. А теперь они все мертвы.
    Уже несколько дней загадочный мужчина чувствовал чье-то присутствие, как будто чужак вторгся на его земли. Но ежедневное патрулирование территории не дало результатов. И все же что-то было не так.
    Этим утром он особенно ясно почувствовал приближение чужеродной силы, поэтому сон его был беспокойным и сразу после пробуждения он достал меч, который уже запылился за много лет. Мужчина вышел из дома, собираясь тщательно проверить территорию, и застыл на месте, увидев вдалеке то, что беспокоило его несколько дней.
    На горизонте маячила едва различимая фигура человека. Удивительное зрелище - он неспеша шел по тропинке с таким видом, как будто смертельная болезнь ему нипочем. Либо храбрец, либо глупец.
    Последний местный житель отошел в тень, дожидаясь незваного гостя. Когда тот был уже довольно близко, мужчина рассмотрел его одежду: теплое белое платье с золотыми украшениями, на плече сияющий розовый айкути, лицо скрывает широкая шляпа, на плечи ниспадают длинные розовые волосы. Мужчина напрягся.
    "Давно у меня не было таких гостей. Пришла поглазеть?"
    Когда человек в белом подошел совсем близко, мужчина вышел из укрытия. Новоприбывший увидел высокого крепкого мужчину неземной красоты. У него была мертвенно-бледная кожа, густые черные волосы до пояса, красные глаза смотрели в упор сверху вниз, бледные губы приоткрылись в ухмылке. Человек в белом поклонился, помедлив немного. Собеседник продолжал гипнотизировать его взглядом.
    - У нас чума, если тебя не предупредили. Что ты тут забыла, принцесса? - темноволосый мужчина заговорил первым.
    - Мне сказали, что в Северных землях разразилась эпидемия чумы. Именно поэтому я пришел сюда, чтобы разобраться, - ответил человек в белом.
    "А, ты парень. Занятно".
    Мужчина улыбнулся более доброжелательно и подошел ближе к новому знакомому. Тот напрягся, готовый защищаться. Но мужчина не собирался нападать, он протянул руку для рукопожатия.
    - Тогда добро пожаловать в Северные земли. Мое имя Лоренза. Поскольку я единственный выживший, мне придется стать твоим проводником.
    Парень в белом сжимал руку чуть крепче и дольше, чем надо. Это позволило ему почувствовать холод чужой кожи.
    - Уву.
    "Доверять единственному выжившему, выглядящему как мертвец, безусловно, нельзя. Но воспользоваться помощью можно", - подумал парень в белых одеждах.
    Лоренза не пустил его в деревню, объяснив это тем, что там опасно из-за паров, поднимающихся от гниющих трупов. Однако Лоренза сказал, что может обеспечить ему безопасную прогулку по деревне с помощью заклинания, которое выучил когда-то давно совершенно случайно. Но чуть позже, потому что память уже не та, что раньше.
    Лоренза отвел Уву к себе домой, извинился за беспорядок и разбитое окно и пообещал накормить уставшего путника. Пока Лоренза прибирался на столе, разжигал огонь в камине, наспех чинил поломанные предметы мебели, Уву осматривал жилище подозрительного человека. То, что он не убирался несколько лет, было очевидно. Никаких злых чар, колдовских амулетов, тотемов обнаружено не было. Это было обычное жилище, только его обитатель вызывал подозрения. Слишком ухоженный, красивый, уверенный, черный кожаный плащ без единого пятнышка грязи. И живой, в отличие от остальных жителей деревни. Однако пока ни один из них не показывал враждебных намерений, Лоренза был очень приветлив, хоть и сдержан. Уву решил, что лучше сделать вид, что расслабился. И отдохнуть не помешает в любом случае.
    Прохаживаясь по комнате, Уву наступил на осколки стекла.
    - Прости за беспорядок, окно разбилось утром, я не успел прибрать! - встрепенулся Лоренза и сразу подбежал к гостю, сгребая осколки к углу ногой. Сейчас шляпа Уву лежала на его кровати, и он смог рассмотреть лицо парня.
    "Такой миловидный, будто девчонка. Глаза медовые, блестят, как драгоценные камни. Волосы, наверное, мягкие и шелковистые"
    Лоренза не скрывал заинтересованного взгляда, но его действия имели оттенок вежливости. Уву стойко выдержал взгляд, от которого мурашки по спине пробежали; на его лице не появилось ни одной эмоции. Рядом с этим непонятным человеком становилось не по себе, было очевидно еще с первого взгляда, что он не обычный житель деревни, а, возможно, убийца или какой-то демон. Но Уву не делал поспешных выводов, он наблюдал, следил за движениями. Лоренза не хотел причинять ему вреда. Пока. Если бы он захотел убить незваного гостя, он бы сделал это сразу. Они оба изучали друг друга, напряженные и готовые в любой момент при появлении опасности схватиться за оружие. Изящное и одновременно угрожающее оружие Уву производило большее впечатление, чем черный меч Лорензы, и он понимал, что этот хрупкий на вид человек еще не раскрыл ни одной карты.
    После скромного обеда Лоренза принялся вспоминать защитное заклинание, которое поможет им прогуляться по деревне без риска заразиться. Уву внимательно наблюдал за тем, как Лоренза читает книгу, водит пальцем по строкам, пишет какие-то талисманы. Когда Уву спросил, что означает символ на талисмане, Лоренза ответил уверенно, как будто был экспертом в этом деле, так что Уву на секунду усомнился в своих знаниях. Видимо, Лоренза имел поверхностные знания в этой области, поэтому понадеялся обмануть гостя. Это была его первая ошибка - Уву прекрасно разбирался в талисманах, а то, что Лоренза сказал про талисман, было только наполовину правдой.
    Вечером они пошли в деревню. Уву не показал вида, что раскрыл маленькую ложь спутника, и позволил тому налепить талисман себе на лоб... Глупо и унизительно, но пока стоит ему подыгрывать. Хотелось, чтобы Лоренза поскорее показал свою истинную сущность. Уву предполагал, что он имеет прямое отношение ко внезапно начавшейся чуме. Лоренза знал, что его раскрыли еще при встрече, но праведный воин не убил его сразу. Лоренза тоже решил немного изучить гостя, поэтому устроил ему вечером небольшое испытание...
    Улицы были завалены трупами, их лица были искажены гримасой ужаса. Создавалось ощущение, что жители деревни выбежали на улицу, спасаясь от чего-то, но ужасная смерть настигла их на выходе. Словно что-то обрушилось на деревню, забирая жизнь и оставляя следы болезни. В деревне не осталось ничего живого - мертвые насекомые валялись на земле, растения высохли. Крыс не было. В тишине были слышны только шаги двух воинов, шорох их одежд и вой ветра в пустых домах.
    Уву был готов к нападению, но Лоренза не собирался нападать. Когда Уву зашел в дом, чтобы осмотреться внутри, Лоренза незаметно прилепил к двери талисман, отличающийся от оберегов на их лбах несколькими символами. Уву искал зацепки: снадобья, странную еду, подозрительные книги, колдовские амулеты. Но ничего не было. Только разбросанные вещи, побитая посуда. Вряд ли жители крушили свои жилища, чтобы сбежать... Что же произошло на самом деле?
    Внезапный всплеск темной энергии привлек внимание воина. Лоренза угадал, что он почувствует даже настолько малое количество темной энергии. Лицо милого мальчика было предельно серьезным.
    "Улыбнись хоть уголком губ, и я тебя убью", - говорило его выражение лица. Лоренза сделал вид, что не почувствовал ничего особенного, но испугался из-за внезапно изменившегося настроения компаньона. Уву взглядом приказал ему следовать за ним и достал кинжал из ножен. Лоренза покорно вышел из дома за опытным воином. Уву искал источник опасности, а Лоренза высматривал плод своих трудов там, откуда он должен был появиться.
    За домом мелькнула тень, а в окне показалась лохматая голова. Лоренза мысленно улыбнулся. Еще несколько незаметных теней показались из-за углов. Уву, чувствуя темную энергию вокруг, уже приготовился к нападению, а Лоренза... почуял неладное. Лоренза давно не ощущал такого. Что могло пойти не так? Это его ходячие мертвецы, его талисман на двери... Талисман. Он был порван. Но Лоренза ничего не слышал, на улице никого не было. Кто-то обвел его вокруг пальца. Зачем? Кто? И давно ли это планировал?
    Уву резко развернулся и замахнулся кинжалом на Лорензу. Тот молниеносно выхватил меч, но белая тень пронеслась мимо. И отрезала серую руку, тянущуюся к Лорензе. Сердце пропустило удар. Уву встал спиной к нему, уверенный и угрожающий. Он собирался сражаться спиной к спине с почти незнакомым человеком, в злых намерениях которого был уверен час назад.
    Мертвецы со всех сторон, из всех домой, из всех щелей ринулись к ним. Лоренза не был готов к такому. Все должно было случиться не так. Мертвецы подчинялись ему, десять мертвецов должны были кинуться на обладателя приманивающего талисмана, стоящего за его спиной. Лоренза изменил знаки и сделал из оберегающего талисмана приманивающий нечисть. Уву не понял этого.
    Лоренза давно забыл, как сражаться, и отвык от страха. Поэтому сейчас это чувство завладело им. Уву же наоборот чувствовал азарт. Лоренза хотел крикнуть: "Уходи, спасайся!" - но в руках белого воина появилась огромная синяя коса. Уву не собирался бежать от опасности, он намеревался защитить себя и Лорензу.
    "Зачем ты защищаешь меня? Ты же знаешь, что это я начал!"
    Несколько светящихся голубых талисманов врезались в мертвецов и взорвались, оставляя на гниющей коже мертвецов глубокие ожоги. Раненые монстры заревели и бросились на обидчика. Сине-белая тень закружилась в смертоносном танце, не позволяя врагам даже приблизиться. Уву раскидывал монстров косой, вокруг него кружились волшебные талисманы.
    А Лоренза отступил.
    "Я не смогу, не справлюсь... Я... боюсь?"
    Совсем рядом с ним рычал мертвец. Лоренза увернулся от его когтей, хоть и не очень ловко. Страх сковал движения. Мертвецы тянулись к нему, и среди них не было ни одного подчиняющегося ему. Лоренза мог воспользоваться помощью Уву, но он никогда не работал ни с кем в команде. Проще было скрыться, переждать и найти неизвестного врага.
    "Прости, малыш, я надеюсь, что ты выживешь"
    Лоренза мысленно пожелал Уву удачи и еще раз взглянул на него. Летает, словно птица, розовые волосы развеваются на ветру, глаза горят, тонкие нежные пальцы легко и смело крутят косу. Он справится.
    Когда Уву обернулся, Лорензы уже не было. Он был жив, но сбежал, Уву был уверен. А мертвецам не было конца, и вся толпа наступала на него. Силы воина были не бесконечными. Но ведь толпа мертвецов тоже закончится?
    Уву перехватил косу поудобнее и создал еще несколько талисманов. Он должен выбраться отсюда и найти странного нового знакомого. Лоренза - ненастоящее имя, но даже без имени Уву найдет его.
     
  14. Liyen

    Liyen User

    Регистрация:
    03.08.16
    Сообщения:
    27
    Симпатии:
    62
    И тут появляюсь я со своей дерзкой попыткой запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда! Кусачий лимит знаков наступал мне на пятки. Надеюсь, этот обрубок истории все еще жизнеспособен. Приятного чтения)
    - Ох и завидую я тебе, пушистые уши, - вздохнула Со Сахан, наполняя чашки ароматным травяным чаем. – Ты вон поди старше меня будешь, а с виду дитя дитем. И Лим Хен наш туда же! Он ведь меня еще девчонкой помнит…
    - Быть маленьким совсем не так хорошо, как кажется, - попыталась утешить свою наставницу линочка. – Особенно в больших городах вроде Канре. Трудно найти работу. В порту нужны сильные руки, в чайной - длинные ноги, а при дворе… Провинциалу попасть туда почти невозможно.
    - Я совсем не это имела виду. – грустно улыбаясь, женщина поставила на стол блюдо с лунными пряниками и придвинула его ближе к гостье. - Помнишь, как мы вместе исследовали Пещеру Ветров? А экспедицию в Пограничье? А как потом махнули в Белые горы? И это непередаваемое чувство, когда ты находишь что-то важное...
    - Как фиалки? – девочка надломила пряник и деловито стала выковыривать из него засахаренные цветочные лепестки.
    - Да, как фиалки. Они многое изменили в моих расчетах. Столько пройдённых дорог… Столько удивительных вещей!… Боже мой, кто бы мог подумать, что когда-нибудь визит к старосте будет казаться мне великим путешествием?
    Взгляд невольно скользнул по притаившейся в углу витой тросточке. Линочка сникла, в очередной раз сознавая собственное бессилие. Ни золота, ни связей, ни смелых идей. И пока она мотается по свету с мелкими, ничего не значащими поручениями, здесь, в деревеньке на краю пустыни, страдает человек, которому она обязана жизнью.
    Недуг Сахан стремительно прогрессировал. Давала о себе знать травма далекой юности – не верно сросшиеся кости. Известные медицине снадобья, не могли этого исправить. Они лишь ненадолго приглушали боль. И хотя женщина продолжала работать, совершенствуя рецепты уже известных ей пилюль и эликсиров, вера в существование панацеи от старости давно покинула ее сердце.
    - Госпожа Со, если для опытов вам еще что-нибудь нужно, составьте список. Я все…
    - Моя дорогая, дело не только в реагентах. Будь у меня прямой доступ к сокровищнице императрицы, переворота в ремесле я уже не совершу. Нужны новые экспедиции, новые знания и гибкий ум.
    Выражение лица Сахан вдруг изменилось. Накатившее уныние развеялось само собой, уступив место прежней амбициозной натуре. Лукаво подмигнув ученице и щелкнув ту пальцем по конопатому носу, она продолжила покровительственным тоном:
    - Поэтому завтра ты отправляешься в Сорак. Нам с тобой маячит одна очень выгодная сделка. Если все сложится удачно, будешь моим представителем на раскопках в Пустыне Пепла.
    ***
    По неписаному закону мироустройства, чем дольше мы что-либо планируем, тем выше вероятность, что все пойдет не по плану.
    Задание казалось простым: доставить в Храм Познания шкатулку с благовониями. Обернув поклажу в платок, линка приладила получившийся узелок к жезлу и поспешила воспользоваться даосским маяком.
    Полет шел просто замечательно. И вот уже дикая степь далеко внизу сменилась песчаными барханами. Увлеченная созерцанием красот, Ли Йен слишком поздно заметила, как узелок на посохе развязался, и шкатулка с травами полетела вниз. Вскрикнув, лисичка сошла с драконьей тропы и, кувыркаясь в воздухе, попыталась догнать ускользающую посылку. Но встречный поток подхватил ее тельце подобно неумолимому течению реки, и поволок в противоположную сторону. Мир завертелся перед глазами, краски смешались. Ли не могла понять, она все еще парит или уже в свободном падении.
    Воздушные маневры завершились крайне неудачным приземлением. Охая и потирая разбитые коленки, путешественница обнаружила себя у отвесной скалы на краю маленького каменистого выступа. Линка тут же глянула вниз и не увидела ничего кроме тумана. Брошенный в пропасть камень скрылся в молочной белизне и никакого звука за этим не последовало. Уверенность в том, что с утеса удастся спуститься парением сразу пошатнулась.
    Так и не решившись на прыжок, она внимательно изучила скалу позади и выбрала удобное место для подъёма. Что-то было на вершине утеса, думалось ей. Ведь не случайно тропа закончилась здесь.
    ***
    Ли ожидала увидеть горный поселок, деревушку или хотя бы хижину отшельника. Но глазам ее предстало нечто иное. Одновременно жуткое и торжественное. С высоты последнего уступа на пришелицу взирали две огромные драконоподобные фигуры, высеченные в скале. Заходящее солнце бросало контрастные тени на их покрытые чешуей тела. Вытянутые морды с короткими усами хищно скалились и раздували лошадиные ноздри. Меж этих неведомых тварей чрево горы раскалывалось надвое, образуя расселину. Внутри заманчиво мерцал огонь. Поддавшись природному любопытству, лин шагнула под своды грота, миновав чудовищных стражей. Свет горящих жаровен озарял уходящую в глубь горы галерею. Пол и колонны частично поросли мхом и папоротниками. Зеленый ковер скрадывал шаги.
    - Есть здесь кто-нибудь? – робко позвала девочка. Ей никто не ответил. Где-то внутри шевелилась тревога, особый инстинкт, присущий каждому, кто хоть раз исследовал пещеры и древние развалины. Место, где горит огонь, не может быть покинутым.
    Грот дышал сквозняками. Ли Йен шла вперед пока не уперлась в круглую монолитную дверь. Арку над ней покрывал причудливый орнамент из больших и маленьких треугольников. Путешественница налегла на дверь всем телом, но как не пыхтела, дверь не сдвинулась ни на сантиметр. Поиски запорного механизма также не увенчались успехом. Вскоре накатила усталость и, рассудив, что ночевать внутри у огня всяко безопаснее, чем снаружи в окружении тумана, она задремала, обернувшись собственным хвостом.
    ***
    Когда стало светать, ученица Со Сахан решила проверить не растаял ли туман снаружи, но между двумя каменными стражами возникла незримая стена, пройти сквозь которую никак не получалось. Перепугавшись не на шутку, лисичка стала осыпать барьер всеми известными ей заклинаниями. Вдруг за ее спиной мелькнула тень.
    - Ты не сможешь уйти, пока не пройдешь испытание. Таково правило, - молвило неведомое существо низким мужским голосом. Меткий бросок каштана заставил незнакомца отступить и скрыться за одной из колонн.
    - К… Кто здесь? Какое еще испытание?
    - Какое испытание? – усмехнулся незнакомец из своего укрытия. – Неужели ты думаешь, что менять существующий порядок вещей дозволяется всем подряд?
    Послышался шелест ткани, и говорящий снова явил себя. С первого взгляда его можно было принять за шена средних лет. Уже не юноша, но пока еще не старец. Изумрудно-зеленое ханьфу, расшитое цветами и птицами, выдавало его знатное происхождение. Из зачёсанных назад черных с проседью прядей проглядывал занятный убор в виде оленьих рогов.
    - Будь это в самом деле так, наш хрупкий мир давно бы превратился в выжженную пустыню. Всякий, кто приходит сюда за их милостью, должен проявить себя.
    - П… Послушайте, мне ничего не нужно! Отпустите меня пожалуйста! Я не знаю кто вы, не знаю, что это за место, мне нужно вернуться в Сорак!
    - В самом деле не знаешь? – заинтересованно прищурившись, незнакомец подошел ближе. – Занятно… Очень занятно. Скажи мне, маленькое существо, кто помог тебе отыскать тропу, ведущую к этой горе?
    - Никто. Это получилось случайно, правда-правда, - затараторила линка. -Я потеряла кое-что важное, сошла с тропы, чтобы это вернуть и вот…
    Незнакомец по-птичьи склонил голову на бок и тут стало совершенно ясно, что никакого убора на нем нет. Рога, дугой загнутые к затылку, ни к чему не крепились, а росли прямо из головы, как оно бывает у линов и… демонов.
    - Я вижу, что ты не лжешь, маленькое существо. Но к сожалению, не в моей власти отпустить тебя с миром. Это гора Куньлунь. Отсюда в срединный мир снизошли священные звери, чтобы дать жизнь первым разумным созданиям.
    - Не может быть! – прошептала девочка, изумленно хлопая глазами. – Куньлунь… Я думала она существует только в сказках. Выходит, это храм, а вы, наверное, жрец?
    - Можно и так сказать, - незнакомец кивнул.
    Линочка доверчиво спрятала жезл и, вцепившись в рукав зеленых одеяний, запричитала:
    - Дяденька жрец, пожалуйста, помогите мне вернуться в Сорак! Это очень-очень важно!
    Жрец руки не одернул. Впервые на его памяти смертное создание, отыскавшее тайную тропу, стремилось покинуть гору с пустыми руками.
    - Прояви себя, и гора вернет тебя туда, где пожелаешь оказаться.
    - Что мне нужно делать?
    - Ступай в святилище, оно в конце этого зала за круглой дверью.
    - Та дверь закрыта и у меня не вышло ее отпереть.
    - Должно быть ты пришла слишком поздно. С первыми лучами солнца огонь в жаровнях потухнет. Чтобы попасть в святилище, тебе придется зажечь их в правильном порядке. Ключ – это символы на арке.
    - Большие и маленькие треугольнички?
    - Будь у тебя больше времени, ты бы справилась и без моей помощи, не так ли? – иронично поддев путешественницу, жрец вдруг начал таять, буквально растворяясь в воздухе. Очертания его стали прозрачными и пальцы линки, сжимающие рукав ханьфу, вдруг сомкнулись на пустоте. - Однако, это только дверь. Испытание ждет тебя внутри.
    - Подождите! Эй, вернитесь! Что за испытание?
    - Узнаешь, когда дверь откроется, - едва слышно прозвучало из ниоткуда.
    ***
    Луч света, пробивавшийся через небольшое круглое отверстие в своде, озарял три одинаковые каменные чаши. На постаменте в центре зала покоился сосуд из кристалла. Надпись под ним гласила:
    «Один из ключей – самый действенный яд,
    А воды другого здоровье сулят,
    Третий – Цилиня Великого дар,
    Желаемый многими дивный нектар.
    Испивший его из кувшина, поверьте,
    На век позабудет дыхание смерти.
    Возьми, что желаешь, но не ошибись.
    Коль веришь в удачу – усердней молись.»
    Столько лет Ли искала возможности помочь Сахан и вот судьба предоставила ей такую возможность. Три источника били из земли - воды одного сулили мгновенную смерть, воды другого – исцеление всех недугов, а воды третьего – долголетие. Но из надписи на табличке следовало, что расположены они в случайном порядке. Как тут угадать?
    «Должны быть какие-то знаки, как на арке. Нужно осмотреть эти чаши повнимательнее.»
    Потратив несколько часов, она обыскала каждый миллиметра святилища, но ни отличительных знаков, ни каких-либо признаков магического воздействия не обнаружила. Вода из всех трех источников имела одинаковый цвет, запах и температуру.
    «Наберу понемногу из каждого и отнесу бабушке Со. Она уж точно разберется, не пробуя.»
    Рассудив так, линка достала из поясной сумочки три пустых алхимических пузырька и опустила первый в один из источников. К ее удивлению пузырек волшебную воду не принял, остался сухим, будто вода эта была всего лишь иллюзией.
    - Как же так? – озадаченно хмыкнув, девочка опустошила походную флягу и попробовала еще раз. Однако, по всему выходило, что вынести воду из храма можно только в заколдованном кувшине.
    «Так вот оно какое, это испытание… Что ж, может быть мне в самом деле повезет.»
    Скрестив пальцы, она опустила кувшин в центральный источник и, заполнив его, покинула святилище. Но уже в галерее споткнулась о куст папоротника и просияла от внезапного озарения. Отломив три широких листа, маленькая травница вернулась к источникам и опустила по одному листу в каждую чашу. Прошло совсем немного времени и лист в центральной чаше почернел. А те, что были в двух соседних никак не изменились.
    Выплеснув отраву, девочка наполнила кувшин до половины водой из правого источника и до краев из левого.
    - Дяденька жрец, теперь я могу уйти?
    ***
    Сделка с монахами так и не состоялась. Подписание согласия на раскопки отложили на неопределенный срок. Ли Йен вернулась в деревню мудрецов и прежде чем вручить наставнице реликвию, долго плакала и извинялась. Бабушка Со снова и снова заставляла Ли пересказывать историю удивительного путешествия, загоревшись идеей отыскать ту самую забытую всеми тропу. Но линка, разумеется, не могла дать точных координат, да и сомневалась в том, что эта экспедиция кого-либо осчастливит. Пожилая травница выпрямилась, избавилась от трости и в целом заметно посвежела.


    Ник: Лийен
    Сервер: Рубин
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    Tintur, Fantola и SonnuyLis нравится это.
  15. Jane Yuiell

    Jane Yuiell User

    Регистрация:
    15.06.21
    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Красный.
    Он всегда был для меня цветом войны. Вечной битвы, бесконечного сражения — будь то одержимость местью или спасение будущего империй и мира в целом.
    Красным растекалась боль в теле, когда в очередной раз уже усталые руки не успели парировать удар противника. Глупая ошибка, Хва Чжун бы прыснул от смеха, если бы увидел.
    Если бы…
    Огненное вино хмелило разум, заставляя совершать ошибку за ошибкой. Мир спасен, у империй светлое будущее во главе прекрасных сестёр-императриц, имя Хона звучит с почти благоговением во всех тавернах и аристократичных ассамблеях.
    Почему же я здесь? В какой-то глуши как последний пьяница и пройдоха, развлекаю публику подпольными драками.
    Кровавым цветком окрасилась каменная площадка. Мой противник — взрослый, но такой глупый мальчишка, с каким-то онемением смотрит на изуродованную руку. Он сможет работать, но оружие в руки не возьмет.
    Алым грохотом раздались аплодисменты и крики. Мужчины, женщины — почти звериный экстаз от выигранных денег и визги проигравших — всё смешалось в один цвет.
    Потом наступила чернота.
    В беспамятстве чувствую лишь привкус крови и вижу только две чёрные головы надо мной. На моих губах — усмешка, есть в жизни что-то ироничное. Нам Сою вновь склонилась надо мной, что-то взволнованно лепеча. Гун Махэ же злилась: брови сведены, глаза мечут молнии.
    Чёрный.
    Их темные волосы щекотали лицо, обе были одеты в невзрачные грязные-чёрные монашеские рясы. Чон Хадо тенью следовал за госпожой, одетый как раньше, в нашу первую встречу: извечная чёрная шляпа и такой же хаори.
    Воспоминания ломались где-то на моменте, когда в очередной схватке всё стало красным. Тело помнило что-то, но упорно молчало. Натруженные мышцы говорили о том, что отдыха не было давно.
    — Вы больны.
    Они произнесли это почти одновременно, и вряд ли это было констатацией болезни.
    — Что бы подумал Ваш учитель? Или Соён, увидь они Вас таким?..
    Что я вновь и вновь совершаю ошибки. Учитель бы забавно дёрнул ушами, кашлянул и начал бы читать притчу. Соён… мы так и не виделись с тех времён, когда Чон Чинвон наконец обрёл покой.
    Веки сами опустились, позволяя разуму провалиться в блаженную тьму. Недовольные женские голоса усилились и умолкли, успокаиваемые мягкими словами Хадо.
    Да, мне нужен отдых. Всего на пару минут.
    Чёрные волосы разметались на подушке. Помытые, душистые, заботливо расчёсанные. Чёрное кимоно, чудом пережившее ужасы подпольной арены, лежало рядом, аккуратно сложенное.
    Алое зарево боли медленно отступало. Целительная волна теплой дланью прошлась по телу. Можно и вставать.
    Хадо, видя то, как я встаю, устремился к выходу. Пренебрежительно смеясь, махнула рукой. Чего он там не видел за всё наше знакомство. Дождавшись позволительного кивка от Гун Махэ, он вернулся, но взгляд отвёл. Всё-таки ему было бы куда проще, будь всепрославленный герой мужчиной, а не мной.
    Обе императрицы терпеливо ожидали, когда я начну разговор. Почти как матери, которые ждут от ребенка чистосердечного раскаяния.
    Сосредоточие власти и громких имён в этой маленькой комнате ужасало.
    Стоило мне открыть рот, как поток слов обрушился лавиной. Как они беспокоились, как искали меня после всех событий, как злились с моего мгновенного исчезновения после коронации Сою. Хадо участливо стрельнул взглядом, но кивал каждому слову.
    Напряженная обстановка спала. Передо мной были не две владычицы, не две главные политические фигуры, но мои очень старые товарищи.
    — Мы думали, что ты… пропала на севере Сорака. Там неспокойно, мы думали, что ты пошла геройствовать в одиночку.
    Гун Махэ взяла слово. Вновь я вижу принцессу… нет, императрицу Пун.
    Сорак? Я не возвращалась в него с тех пор, как врата в земли мёртвых были закрыты.
    Жажда деятельности заставила тело рефлекторно напрячься, в горле пересохло. Впереди маячила цель, спасение моего прерванного пути.
    Девушка передо мной с плохо скрытым сочувствием вздохнула. Поняла, что проговорилась.
    — На севере вновь орудуют нечистые силы. Наша разведка с базой в Селении Удачи сообщает о странной энергии и пропадающих людях, а то и целых отрядов…
    — Где я?
    Мой хриплый голос заставил Сою вздрогнуть. Она метнула взгляд на Махэ, та вновь вздохнула.
    — Облачная бухта, одна из дальних комнат таверны трех ветров.
    Как интересно. Из подполья империи Пун меня резко закинуло почти в сердце царства Ун.
    Дальнейшие разговоры помнились смутно: обе властительницы как наседки крутились вокруг, почти по-матерински запрещая мне и нос высовывать в новую опасную миссию. Махэ даже попыталась предъявить свои права императрицы и запретить мне выезд из Канре на время, но осеклась, поняв, как глупо это будет. Сою же только растерянно наблюдала за взвинченной сестрой: опыта в правлении у неё всё ещё не хватало.
    Хадо в своем чёрном кимоно только посмеивался, удерживая генерала Ун, который тоже оказался тут.
    ***
    Вспоминая этот теплый вечер, щурю глаза. Север Сорака была другим, несравнимо диким и холодным. Снежная деревня в Белых горах из воспоминаний теперь казалась почти знойной пустыней.
    Уже на границе последнего поста беженцев в глаза бросилась эта белая пустошь. В отличие от светлых Белых гор, эта белизна была с каким-то болезненным свечением. Тёмная энергия, казалось, сочилась отовсюду, впитанная в каждую частичку окружающего мира, притаившаяся и выжидающая свою жертву.
    И без того бедный Сорак на севере был вовсе безжизненным. Редкая растительность расстилалась по земле и камням, зверьё не встречалось вовсе, словно вымерло в этих землях. Несмотря на то, что день был в самом разгаре, света не было: тяжёлые тучи клубились низко, словно пытаясь придавить к земле. Ветер, не встречая преград, хлестал по телу, рвал полы хаори. Онемевшие пальцы стиснули рукоять меча.
    Нападение было подобно грому: полупрозрачные тени метнулись со всех сторон, окружая. Чем-то они были похожи на обычных разбойников, если бы не скверна, грязным потоком сочившаяся из их тел.
    — Какая красивая девушка, да совсем одна… — скрипучий голос одного был подхвачен другим, — давай мы тебе поможем…
    — Тёплое, горячее, живое… хочу…
    — Крови, крови…
    Металлический звон, клинок с легкостью прошёл сквозь демоническое создание. Отточенные годами движения давались так же естественно, как дыхание, остриё меча резало ветер, лезвие пело в моих руках. В противовес — крики ненависти и боли.
    Гарда с тихим стуком уткнулась в ножны. Предварительно очищенный снегом клинок покоился, ненавязчивой и успокаивающей тяжестью стискивая бедро. Осквернённые тела быстро сгорали, потеряв связь падших душ с миром живых.
    Что за проблемное место?
    Близилась ночь. Хвороста почти не было, поэтому пришлось довольствоваться лишь небольшим костром из отсыревшего пня. Дымил он больше, чем грел, но лучше так, чем остаться без источника тепла вовсе.
    Сон не шёл. Тревожное чувство засело где-то внутри, червячком подтачивая уверенность в правильности моих поступков. Холод пробирал до костей, но он не был физическим: само место словно высасывало силы, забирая жизнь не только из окружающего мира, но и мою.
    Всю ночь ветер почти по-волчьи выл, не давая сомкнуть глаза. Едва-едва задребезжал какой-никакой рассвет, вновь двинулась в путь. Чёрное хаори выдавало моё присутствие с головой, но ни утром, ни днём никого не было видно, лишь сизая тень следовала за мной по пятам. Горная цепь была столь уныла, что дни текли беспрерывной белой чертой. Изредка краем глаза я замечала бесцельно роящихся демонов, которые ходили целыми стайками: пару раз они даже сцеплялись друг с другом, отчего по всей округе стояли леденящие кровь визги.
    Дичи не виднелось, моими единственными запасами были только высушенные и вяленые куски мяса, которые Гун Махэ (не без помощи Чона Хадо) впихнула в мою сумку. Самурай же поделился настойкой собственного приготовления, по вкусу напоминающую огонь, но бодрящую не хуже приложенного к телу раскалённого угля. Единственной проблемой было найти источник воды: пить талый снег казалось очень плохой идеей, а фляга с чистой водой неумолимо кончалась.
    Белый.
    Глаза слезились от неестественной белизны и лютующего ветра. Лёгкие обжигало каждым вздохом, с каждым днём идти вперед было всё труднее. Надо же, прославленный герой не может пройти какой-то мёрзлый кусок земли.
    В какой-то момент пришло осознание, что я не помню, сколько я скитаюсь по этой белой пустыне. Разум затупился словно лезвие, за которым давно не ухаживали, движения сковывало, шаг был тяжёлым, словно я несла на себе груз в полтора раза больше моего собственного веса.
    Тело не слушалось, ноги стремились развернуть меня обратно, а рассудок бил в колокол от опасности.
    Лишь многолетние тренировки и бои помогли мне избежать резкого нападения. До того незаметные демоны кольцом окружили со всех сторон.
    Раз, два, три…
    Клинок отточенным движением выскользнул из ножен. Дыхание рваными клочьями вырывалось из горла, пальцы добела стискивали рукоять, тело непослушным куском мяса развернулось вокруг оси.
    Видел бы Хва Чжун — точно засмеял…
    Огненный цветок алым всполохом расцвёл вокруг меня. Демоны отпрянули, непонимающе смотря куда-то за меня.
    Знакомый до боли голос раздался позади, звонкий и яркий как раньше:
    — Опять ты чудишь, тихоня!
    Резко развернувшись на пятках, с онемевшими губами смотрю на него. Этот голос… Хва Чжун?
    Рядом с ним стояли те, чей уход когда-то рвал сердце когтями. Ен Мук, Чин Ён, Гиль Хон… Они лишь ласково улыбались, стоя посреди этой пустоши, окруженные демонами, которые отступали всё дальше.
    — Вообще, Учитель говорил нам не вмешиваться, что ты сама найдешь свой путь, но… — Хва Чжун замялся, — не мог я смотреть на то, как ты мучаешь себя. Не время тебе сюда идти. Она не велела.
    Он махнул куда-то вверх, но быстро замолчал. Демоны переминались, явно не решаясь подойти, но не собираясь уходить.
    Ен Мук хмыкнул.
    — Учитель гордится тобой, не истязай себя понапрасну, ученик, — его тяжелая ладонь невесомо потрепала моё плечо, — я открою тропу, возвращайся туда, где тебя ждут. Иначе тебе не хватит сил на обратный путь.
    Невысказанные вопросы повисли в воздухе. Кто не велел? Чему не время? Почему они появились так неожиданно?
    Всегда строгая Чин Ён возмущенно проворчала, что мальчишки снова путают меня, немного сочувственно глянула на меня, но молчаливо указала на тропу, одними губами прошептав, что всему будет своё время. Гиль Хон только немного смущенно поддержал её, кивнув.
    Тропа крюком впилась в тело, буквально вырывая меня из лап Севера. Краем уха я слышала, как демоны взвыли от ярости, а Хва Чжун расхохотался.
    Цветной мир вспыхнул красным перед глазами, привыкшими к белому. Придворные дамы заголосили от удивления, их кавалеры бранились и тянулись к клинкам. Две черноволосые головы с удивлением смотрели на меня: Нам Сою чуть закусила губу от смеха, Гун Махэ же опять свела брови в легком негодовании. Сидящий чуть поодаль в белом Чон Хадо с ноткой веселья смотрел на переполох, который я учинила.
    Там, где меня ждут, да?
    Север поразительно контрастировал с этим миром, где царили яркие краски. Я обернулась туда, где по ощущениям должен был быть Сорак. Множество вопросов крутилось в голове, пока где-то далеко звенели голоса.
    Когда-нибудь я вернусь туда, это точно. И тогда я обязательно выясню, чему было не время… и кто не велел идти сейчас.

    Сервер: Аметист
    Ник: Ринон
     
    Последнее редактирование: 26 дек 2021
    Tintur и Осами нравится это.
  16. Осами

    Осами User

    Регистрация:
    06.11.15
    Сообщения:
    31
    Симпатии:
    59
    Принцесса спала, опустив голову прямо на каменную столешницу; от её крепкого лба по глиняной табличке зазмеились трещины, ловко перекидывающиеся от одного рунического символа к другому, используя каждый острый угол, каждую ровную дорожку.
    - … таким образом, старый мир пал жертвой своих грехов. Остались пустыми города шэнов и линов, а древо фэнов зачахло...
    Потрескивающий жир в лампадах продолжал чадить, освещая просторную каменную залу, украшенную историческими барельефами, вырезанными давным-давно, и с тех пор порядком стершимися.
    - Снова спишь, принцесса?
    Учитель истории повысил голос. Девочка напротив вскинула голову, смотря отсутствующим взглядом на резных драконов и демонов, оживающих на стенах благодаря пляшущим языкам пламени.
    - Нет!
    Повисла тишина. Учитель Рой вздохнул, из последних сил стараясь выглядеть суровее. Идея подобрать молодого педагога для ребёнка из знатного рода привела к тому, что та не пугалась, а просто воспринимала его, как равного.
    - Тебе. Уже. Семь. Лет. И ты. Не получила. Своё. Имя. Потому, что оно даётся за заслуги.
    Безымянная девочка стиснула зубы, наконец возвращая осмысленность в свои голубые глаза. Похоже, что учитель знает о её самом уязвимом месте.
    Молчание затянулось. Под взглядом Роя, принцесса сжала заострённый кристалл в руке, послушно вырезая в мягкой глине очередные знаки.
    - С тех пор, демоны безраздельно властвуют в мире. Исключением стал Сорак – тот превратился в Земли Мёртвых. Виран – последний оплот Срединного мира.
    Снова раздался тихий стук – звук удара лба о камень. Табличка же раскрошилась окончательно.
    Рой нахмурился. И сразу же почувствовал, как затекли его ноги.
    - Собирайся. Прогуляемся.
    ***
    Пока ван пыхтела, напяливая меховую шапку на белобрысые волосы, учитель стоял в дверях, наслаждаясь ветром после лекции. Лишь когда закутанный в мех ребёнок потянул его за рукав шубы, он шагнул за порог, выходя на широкий каменный ярус, тянущийся влево и вправо, и вдалеке закругляясь.
    Рой опустил взгляд вниз, в пышащее жаром жерло вулкана. Словно ненасытный огнедышащий дракон, оно поглощало всё, что было не нужно городу ванов – отходы ремёсел и старое оружие, бытовой мусор и неосторожных жителей.
    - В городах шэнов везде были ограждения, перила, поручни. Они пеклись о безопасности везде. В результате те, кто принимали у них самые важные решения, забыли одну важную вещь. Смерть. Всегда. Рядом.
    Ван перевёл взгляд на свою подопечную, сидящую на самом края и свесившую ножки в огненную бездну. Впрочем, пальцы её крепко были вжаты в камень, а тело напряжено, несмотря на беззаботное выражение лица.
    Она смотрела не вниз. Не на город, вырезанный в скале, винтообразными ярусами вгрызшийся во внутренние стены жерла вулкана; не на арену далеко внизу, сотрясаемую дикими криками толпы и усилиями полуголых ванов-борцов; не на медленно ухающую кузницу, пышащую паром и стреляющую искрами; и даже не на рынок, занявший пёстрыми прилавками целый ярус. Девочка смотрела вверх, в далёкое ночное небо, полное звёзд.
    - Интересуешься небом? Это материал для старших.
    Учитель еле увернулся от ватаги истошно верещащих подростков, приспособивших стихию льда и винтовое строение ярусов, как личную гоночную трассу, и чуть сам не отправился в жерло вулкана, вовремя уперевшись выхваченным двуручным мечом.
    - Звёзды – скукота. Я просто хочу наружу.
    ***
    Учитель и ученица поднимались выше и выше, оставляя позади мелодичный, но хаотичный перестук молотков подростков, учащихся ковке оружия; открытые тренировочные площадки, где под присмотром закалённых бойцов ваны ещё постарше сходились друг с другом, невзирая на пол, вес и возраст. Рой немного задержался, приметив, что его ученица вновь застряла здесь, приоткрыв рот. Посмотреть было на что: двое юношей, вооружённых кастетами и талисманом, сообща теснили девушку, в плавной стойке которой угадывалось знание Ци. Наступали молча, планомерно выдавливая с поля – вихрастый парень бил кастетом, его друг с длинными косами атаковал с фланга языками пламени; словно в шахматах, они заставляли противницу уходить влево и назад. Исход был предрешён, но Рой нахмурился: слишком податливо ван уходила от атак.
    «Вбивает им в головы их же последовательность. Они уже бьют механически».
    Внезапно контратаковав, девушка скользнула за спину последователю кунг-фу; мастер стихий среагировал, но ударил в пустой угол огнём. Схлопотав подсечку, оба юноши звучно шлёпнулись на пол, а резкий окрик наставника прекратил бой.
    - После того, как ты заслужишь своё имя, научившись писать и считать, ты должна будешь доказать своё право на ношение оружия. Сначала научившись его изготавливать, затем – применять здесь. И лишь потом, на арене – докажешь право быть полноправным членом общества.
    Вот теперь девочка кивала, и вроде даже запоминала.
    «Похоже, что она из тех, кто воспринимает информацию только наглядно».
    ***
    - Безымяшка! Безымяшка!
    Она бросилась с кулаками на обидчика. Получив подножку от кого-то сбоку, растянулась на земле, больно ободрав ладонь. Никто не бил – пока она не поднялась снова. Её толкнули, раз, другой.
    - Меня зовут Пан То! А ты Неназванка!
    - А я Гон Ту! Да, Безымяшка?
    С каждым новым толчком, новое имя бросается ей в лицо с хохотом. Кровь стучит в ушах, и она выставляет локоть вперёд.
    - Чин Хо… - новое имечко прерывается хрустом носа.
    - А я Рицуко! Ясно тебе?!
    Она тяжело дышит, вся чумазая и заплаканная. Ожидая атаки, утирает нос и сжимает кулаки. Но повисает мёртвая тишина, и все расходятся – словно она сделала что-то позорное, недостойное.
    ***
    Подземные сады Вирана всегда полны пара – тепло идёт из-под земли, и следовательно, жизнь тоже гнездится здесь. Ван с двуручным мечом идёт сначала по камню, затем его ноги начинают утопать во мху. Пещеры петляют, растений становится всё больше – они вьются, светятся, цепляются за скалы и пытаются жить изо всех сил. Талая вида тихо журчит по выдолбленным в камне желобкам, иногда полностью исчезающим под грибницей или мхом. Наконец, проходы заканчиваются, и мечник видит широкую каверну. Здесь парит ещё сильнее, и лишь смутно видны очертания фигур, что проступают из тумана.
    - Слухи множатся. Кто-то из детей назвал имя. Запрещённое имя.
    - Мы определили источник. Безымянная принцесса, род Лим. Её родители допрошены.
    - Перед пламенем горы они подтвердили, что не знают этого имени.
    Ван переступает с ноги на ногу – глухое старческое бурчание давит на него, как и душный, влажный воздух Садов.
    - Значит, она где-то это прочитала, вот и всё. Ей ведь уже семь лет, судя по досье.
    - Девочка не умеет читать. При этом, она пишет и считает.
    - Мы перегравировываем твою скрижаль жизни. Теперь ты – учитель истории, и имя твоё - Рой Ирвинг. Узнай всё.
    ***
    Ван посадил девочку на плечо, замирая у базальтового зубца. Словно не желая спорить с шумным городом ванов, ночь снаружи оказалась тиха. Под холодным светом луны вокруг простёрлись белые пустоши. Только в двух местах – на севере ровным льдом стынет океан под молочной толщей льда; и высокие горы на юге, белые от снега, но и будто вымазанные в саже.
    «В прошлом году они такими грязными не были… а в своё детство я помню их белыми совсем».
    - Видишь? Всё, что за горами – пало во тьму. Когда-то… там были зелёные долины.
    - Это когда много мха?
    - Почти. И там были чистые, теплые реки… да, как вода, которой ты моешься, только её больше, и она сама по себе лилась.
    - Куда?
    - Это неважно. Больше там нет ничего – чёрные лужи, сухие ущелья, да жуткие твари. И хорошо, что туда добраться невозможно – им тоже до нас не дойти.
    - А вот и можно.
    Девочка клюнула на уловку, хмуря белесые брови. Сердито дёрнула ногой, руками сильнее вцепилась в волосы вана.
    «Так и знал. Волю вана не сломить, даже самого маленького. А вот жажда правоты и победы в ней сильнее разума».
    - Нет, невозможно. Нет ни одного живого существа, достигшего страны Виран.
    - Есть! Рицуко!
    Девочка гневно дышит, пока мужчина опускает её на землю. Оба молчат, когда мимо них проходит патрульный ван.
    - Нет никакой Рицуко. Выдумала подругу?
    - Нет! Я прочитала на камне! Там, далеко в Садах!
    Понимая, что проговорилась, безымянная девочка захлопывает рот, прикрывая его ладошками. Рой… вернее, тот, кого сейчас зовут Рой, медленно поворачивается, видя, как в её голубых глазах стынет страх. А в его глазах она видит понимание и сочувствие.
    «У неё нет своего имени. А у меня – каждый раз, новое. Отличаемся ли мы? Она видела то надгробие и запомнила имя. Я же очищал этот камень от мха».
    Оба вана застыли, и у каждого есть, что сказать другому. Только сейчас Рой понимает, что сам был под подозрением – и именно на эту миссию его направили не случайно.
    Тяжёлая поступь солдат, поднимающихся на их ярус, заставила обоих вздрогнуть. Суровые лица, холодные взгляды. И в первом ряду – тот солдат из патрульных, отиравшийся неподалёку. Молча он достаёт из поясной сумки каменную табличку – начисто отшлифованную. Зачищенная скрижаль летит к ногам Роя Ирвинга, и он узнаёт на её боках свой узор.
    «Теперь моё имя вымарано. Я – Стёртый».
    Даже девочка понимает это, отшатываясь в сторону. Лишён имени – лишён оружия. А значит, и жизни. Он нехотя снимает двуручный меч с крепления за спиной – и солдаты звенят высвобождаемым оружием в ответ.
    «Ваны никогда не принимают смерть. Никогда не сдаются. Даже раскаявшись, преступник бросает вызов палачу. Таковы правила».
    Патруль приближается железной змеёй – по два вана в ряд, сколько позволяет узкая каменная дорожка между жерлом вулкана и промерзшим снежным склоном. Девочка, оказавшись посередине, замирает – до первого окрика одного из солдат.
    - Безымянная! С дороги!
    - У меня есть имя!
    Изо всех сил, Рицуко пинает в колено ближайшего вана – и стрелой мечется под защиту двуручного меча, сердито пыхтя и сжимая кулачки. Её бывший учитель улыбается.
    - Тогда у меня тоже оно есть.
    ***
    Старейшина вышел из Садов, разминая руку.
    «Стар становлюсь. Еле уничтожил камень».
    Седовласый ван поднял голову наверх – зрение тоже начинало подводить его, и происходящее на самом верху уже ускользало от него.
    «Молодые идиоты. Вы не видели того, что видел я. Небеса на юге, застланные фиолетовыми, ядовитыми облаками; каменные стены дворца Ун, изломанные, точно печенье; острые зубы демонов, и их чёрные силуэты. Я – один из выживших из той экспедиции, и мы все по возвращении договорились взять власть и не допустить… никого туда».
    Ван напрягал глаза, ожидая падения предателей – но потом закрыл их ладонью.
    «На старости лет глаза слезятся».
    ***
    - Рицуко. Держись рядом со мной.
    Солдаты медленно подступали, следя за двуручным мечом. Рой отступал, оттягивая время.
    - Помнишь тот бой, что мы видели?
    - Да.
    - Боишься?
    Бывшая принцесса отступала тоже, невольно подстраиваясь под нынешнего защитника. Шмыгнув носом, мотнула головой.
    - Да.
    - Я тоже. Начнём.
    Они шагнули вперёд, сбив ритм наступающих ванов, мастеров кунг-фу и секиры; кастеты и алебарда вполсилы ударились о широкий меч, заставив тот гудеть. Быстро вякнув, девочка-ван выскакивает и бьёт солдата в то же колено, но уже со всей силы. Тот оседает на секунду, но не добить – товарищ прикрывает лезвием секиры.
    Снова отступили – Рой заносит меч, Рицуко встаёт на изготовку.
    Удар. Удар. Блок и контратака. Отступить.
    У девочки получается снова – но учитель удерживает за шиворот, увидев уловку. Ещё одна такая вылазка, и её сбросят в жерло.
    - Меняй тактику. Они навязывают ритм.
    Удар. Удар. Блок.
    Солдат отшатывается, ожидая контратаки Рицуко; лезвие вражеской секиры уже спешит вниз, но вместо этого Рой сильно пинает алебардщика в торс, а его напарница добавляет в живот.
    Отступить.
    Солдаты перестраиваются. Двуручный меч всё сильнее оттягивает руку, а тяжёлое дыхание девочки слышно даже тем, кто в последнем ряду.
    «Они не торопятся. Нас выдавливают. Уважительно. И осторожно».
    Мастер стихий выбрасывает руку вперёд – и Рицуко летит к нему, точно тряпичная кукла; с оглушительным звоном атаку Роя блокирует другой мастер гнева, и дзамбато скрежещут друг о друга. Хруст сломанного носа – девочка догадалась выставить ногу и ударить врага раньше, чем тот достал до её шеи. Использовав преимущество высоты, Рой давит и отталкивает противника, успев поймать падающую Рицуко. Отступили.
    Дальше – некуда. Только зубец, и ледяной склон вулкана за ним. Солдаты вытекают на площадку, точно ртуть на свободу. Не удержали.
    - Ты действительно веришь, что какая-то шэн дотопала сюда?
    Рицуко поднимает взгляд, в глазах её – страх и отчаяние зверька. И лишь уголок рта дёргается вверх.
    - Верю.
    - Что ж… я тоже.
    Рой оглядывается назад – на чёрные горы на юге. Закинув девочку на плечо, разом перемахивает через базальт и ухает в снег, обманчиво мягкий и шуршащий. Съезжая всё ниже и ниже. К зелёной, мягкой траве; к чистой, тёплой реке; и горячему песку, которому что-то шепчут волны свободного ото льда океана.


    Сервер: Аметист
    Ник: Рицуко
     
    Tintur и Liyen нравится это.
  17. ВолчийМаньтоу

    ВолчийМаньтоу User

    Регистрация:
    08.12.15
    Сообщения:
    302
    Симпатии:
    46
    Сервер: Рубин
    Никнейм: Dormienti
    ***​
    — И снова я выиграл. — лицо Чон Хадо озарила ехидная ухмылка. — Готовь свой лоб, малыш Рю!
    Рю в очередной раз скривил недовольную гримасу:
    — Да как ты смеешь... Я же чёрный дракон!
    — Да хоть серо—буро—малиновый, давай сюда свой лоб, раз проиграл! — воскликнула Сан Мина.
    Лоб бывшего ученика Пути Хона был залит пунцом от щелбанов, которые ему отвешивали победители. Гордость не позволяла смириться юноше с проигрышем и потому он отчаянно пытался одержать реванш — однако безуспешно. А его соперники были только рады такому упорству, ведь за его злодеяния и тысячи щелбанов будет мало...
    — Фэю Шань... надумал что—нибудь? От игры в сёги недолго и помереть со скуки... И зачем только Чон Хадо их с собой носит, — спросила Чин Соён, слегка дотронувшись до его плеча.
    В глубине глаз ученика Великого Силача читались безграничные отчаяние и непонимание. Снова ему приходится решать проблемы и определять судьбы мира своим выбором. Если бы не его врожденное чувство справедливости и желание помочь нуждающимся в беде, они бы сейчас не находились в подобной ситуации.
    ***​
    Это был самый обыденный день. Точнее, не совсем обыденный — всё же сегодня проходила коронация Соп Сою, что знаменовало собой новую эпоху мира, любви и бесконечных потоков соджу.
    Наставник Пути Хона лениво потягивался после пробуждения в своей постели. Уже несколько месяцев он жил на Пике Рассвета в одиночестве, лишь изредка его навещал сын До Чонпуна. Неохотно поднявшись со спального ложа, Шань стал собираться, ведь его тоже пригласили на столь важное для жителей двух империй мероприятие, но столь безразличное для него. Давно он грезил отойти от дел, вдоволь нежиться в постели, кушать три жмени риса, немного овощей и наслаждаться прекрасными закатами, озаряющими парящие острова Пика Рассвета. Давно уже стихли звонкие голоса последних учеников, да и желающих вступить с годами становилось меньше. Некоторые суеверные и вовсе считали учение проклятым, отмеченным знаком смерти и распространяли скверные слухи. Впрочем, Фэю Шань был не против такого положения вещей. Отогнав от себя мысли снова спрятаться под бамбуковое одеяло, он отточенными движениями рук призвал драконью тропу и направился в Чертоги Вечности.
    Церемония была в самом разгаре. Со всех уголков государства собрались оборванные простолюдины и облаченные в шелка и золото аристократы, ликуя и рукоплеща будущей императрице. Музыканты исполняли дивные мелодии, услаждая слух толпы и создавая праздничную атмосферу. Вдоль пути Соп Сою, шествующей к Алтарю Благословения, слуги кидали лепестки белых лилий. Наравне с ней шла Гун Махе, а замыкали процессию главнокомандующие армий, офицеры и сановники.
    Драконья тропа привела Фэю Шаня на крышу стоящей рядом с торжеством пагоды. Достав из—за пазухи счастливый маньтоу, он уселся на резной конёк в форме драконьей головы. Шествие уже подходило к алтарю, когда внезапно небеса потемнели и между облаков разверзся портал. Толпа всполошилась и загудела как рой потревоженных пчёл, Чон Хадо и Хва Мучон скомандовали страже увести правительниц в безопасное место, Рю Чон и отряд солдат приняли боевую готовность. Портал ещё некоторое время мерцал в воздухе, пока не исторг наружу незнакомую фигуру, свободно падающую вниз — если бы не вовремя подоспевший Фэю Шань, то неизвестный непременно бы разбился. Внешний вид прибывшего был весьма необычен — тело покрывала белая чешуя, на голове красовались драконьи рога; кроме того, он был без сознания. Указав жестами страже, что опасности нет и коронацию можно продолжить, Наставник Пути Хона незаметно ретировался с площади, увлекая за собой прервавшего торжество бездыханного незнакомца.
    Тихоня направился в покои главного императорского лекаря, который спешно прибыл следом и после осмотра необычного пациента диагностировал у последнего лихорадку. Сквозь горячку инкогнито повторял слова, которые не предвещали Шаню ничего хорошего.
    "Хаос… Чёрный дракон... Энергия… Уничтожит мир… Северные земли..."
    ***​
    Пока чиновники решали формальные вопросы, а императрицы подписывали различные мирные соглашения, прошло несколько дней. Всё это время незнакомец провёл в бреду. Подле него круглосуточно дежурила стража и последний ученик Великого Силача — ведь никто не мог предсказать истинных намерений пришельца.
    Наконец долгое ожидание завершилось — в предутренний час инкогнито всё—таки очнулся. Тихоня протянул ему пиалу с водой.
    — Кто ты и каковы твои мотивы? — ровным голосом спросил Фэю Шань.
    Откашлявшись, неизвестный изрёк:
    — Хён Лонгбай — потомок Великого Белого дракона. Наши земли в опасности... Неизвестные вторглись в нашу святыню, похитив статуэтку, которую хранил мой род поколениями. Они всё время кричали «Во славу Дракона Тьмы!» В этот момент я находился в капелле и был ранен. Я потратил последние силы, чтобы создать портал в безопасное место, и вот я здесь.
    — Отдыхай. К полудню мы сообща решим, что с тобой делать.
    Закрывая за собой дверь в покои лекаря, Шань нос к носу столкнулся с Чин Соён и Сан Миной. Те поведали, что Соён и Чин Чиюн видели одинаковые невнятные сны, которые были связаны с Тихоней и они обеспокоены, потому что понять смысл видений не смог даже Чин Тон.
    — Одних я вас не отпущу! — во время аудиенции твёрдо сказала Соп Сою. — Но все, кому я могу доверять, заняты государственными делами...
    — И мои.. — кивала Гун Махе.
    — Вы снова на меня всё взваливаете и предлагаете заниматься очередным спасением мира в одиночку? — возмущённо спросил Шань.
    — Нет, конечно нет, — императрицы синхронно посмотрели на него с удивлением, — Чон Хадо отправится с тобой. — продолжила Гун Махе.
    — Мы тоже отправимся! — наотрез заявили Соён и Мина.
    — Остается лишь надеяться, что наш чешуйчатый гость сможет открыть драконью тропу, несмотря на его ранения. — Соп Сою вопросительно посмотрела на Шаня.
    — Я поделюсь с ним своей энергией. Беспокоиться стоит о том, что ждёт нас в Северных землях… — не оглядываясь, Наставник Пути Хона развернулся и покинул тронный зал.
    ***​
    В Северных землях климат был не столь благоприятен, как на юге. Непривычные к тяжёлому ледяному воздуху лёгкие болели, голова кружилась, глаза заволокла мутная пелена.
    — Это временное недомогание. Скоро всё пройдёт. — успокоил Лонгбай.
    И действительно, через некоторое время недомогание отступило.
    Перед компанией предстали густые хвойные леса, закрывающие ночное небо своими пушистыми ветвями. Откуда—то эхом доносился совиный хохот, перекликающийся с волчьим воем, сквозь стелющийся туман вдалеке виднелись мерцающие огоньки. Указав на них, Лонгбай повёл отряд к тёмной громаде хребта, возвышавшейся над чащей. Спустя непродолжительное время взору Шаня предстал вход в рукотворный храм, вырезанный прямиком в основании горы. Порывы ветра завывали между распахнутых створок гигантских врат.
    — Нам туда.
    Лишь дрожащие магические огоньки освещали темный длинный коридор, по которому шли путники. Чем дольше они шагали, тем настойчивее становилось неясное ощущение тревоги.
    Чин Соён поравнялась с Шанем.
    — Учитель, как вы? — робко спросила она.
    — Давай без формальностей, Соён. Мы уже не в тех официальных отношениях, что были раньше, — смотря во мрак, произнёс он,
    — Если бы не очередные приключения на мою пятую точку — было бы неплохо.
    Девушка хихикнула:
    — Шань, ты точно в порядке? Ты совсем один на Пике Рассвета... Как там Чипу?
    Чипу звали маленькую собачку, которая досталась Шаню от Хон Соккына. Последний ученик не хотел вспоминать о давней утрате, но пёсика полюбил.
    — Всё хорошо, Соён. Но я бы предпочёл побеседовать в другой раз, ибо отвлекаться в столь негостеприимном месте обычно себе дороже.
    Вновь воцарилась неловкая тишина, а проклятый коридор и не намерен был заканчиваться. По обе его стороны были высечены загадочные фрески, обрамленные надписями на неизвестном языке.
    — Долго ещё идти или ты нас обманываешь, — не вытерпел наконец Чон Хадо.
    — Тут нет ни одной живой души и даже намёка на святое место. Ты нас никак на смерть ведёшь!
    — Спокойно, мы уже практически добрались до внутреннего святилища. Я не удивлён, что наша архитектура выглядит так непривычно для вас. — безмятежно ответил Лонгбай.
    Действительно, через несколько минут в конце скального тоннеля показались отблески света. Отряд оказался в пустом молельном зале, в центре которого, словно изваяние из камня, замерла знакомая фигура Рю со сжатой в руках незамысловатой статуэткой. Его губы были раскрыты и шевелились, словно он что—то непрерывно беззвучно повторял. И стоило только приблизиться, как Рю ожил и из его уст вырвалось:
    — Ты меня обманул! Так получай же.
    Размахнувшись, он бросил оземь свою добычу, которая со звоном разлетелась вдребезги при столкновении с почерневшими от старости плитами мрамора. Из обломков начала расползаться тьма, щупальцами обвивая всё вокруг, и само время застыло неподвижно…

    — Это была ловушка... — в повисшей тишине прозвучал голос Чин Соён.

     
Статус темы:
Закрыта.