1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.

Летописи Элморадена

Discussion in 'Творчество' started by parus5990, Sep 6, 2010.

  1. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    хочу представить вашему вниманию творчество моего соклана, делаю это за него так как он по каким то причинам не смог создать тему на форуме. итак читаем, наслаждаеся, комментируем, критикуем, и обязательно даем почитать друзьям и знакомым, таким же фанатам линейки и книг в стиле фэнтези. качаем файл в формате pdf
    http://files.mail.ru/5w1oda

    судя по активности пользователей всем лень замарачивтся скачивать. чтож я помогу, ниже выкладываю текст летописи целиком и если модераторы меня не забанят за слишком большой текст то вожможно некоторые из вас оторвутся от флуда бескрайнего и выделят время на прочтение.
     
    Last edited by a moderator: Sep 14, 2010
  2. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    летописи элморадена.
    i. начало
    1.мечты и надежды.
    ветер и волны… вам когда-нибудь доводилось путешествовать морем? это постоянная тошнота от качки и пронизывающий насквозь ветер. конечно, можно спрятаться в каюте, но это для тех, кто за нее заплатил, а те, кому не хватило денег, должен терпеть всю радость морского путешествия прямо на палубе. такие везунчики приходят в неописуемый восторг, когда к обычным радостям добавляется дождь или шторм, или оба удовольствия одновременно. в такие особо радостные моменты возникает вопрос, а стоило ли вообще пускаться в это, пусть и не большое, путешествие? может быть, стоило остаться на родном острове и даже не грезить о континенте? однако заглядывая в будущее, скажем, что стоило и еще как! все путешествие сулило начало жизни, полной приключений, славы и богатства и прочих удовольствий которые только можно получить за золото, а что нельзя получить за золото, то можно взять оружием. поэтому приходилось терпеть качку, стараться не замерзнуть на морском бризе и молиться. молиться, что бы твои мечты и надежды оправдались, и этот старый скрипящий корабль с тысячью заплат на парусе не потонул на полпути. мечты… как часто они толкают людей вперед и заносят в такие дали, что потом остаются только молитвы…
    стефан молился. он до жути боялся, что эта лохань под названием «шустрый» пойдет ко дну или подвергнется нападению пиратов. кораблик был прочным торговым суденышком, мотавшимся между островом и континентом уже не первый год, а пиратов в этих краях не видели еще дольше, но страхи стефана только возрастали. однако больше всего он боялся того, что корабль все же дойдет до порта назначения и ему предстоит начать собственную, самостоятельную жизнь. то, что ждало за горизонтом пугало его, он, еще совсем юнец, впервые так далеко от родного дома. да что там дома! он покинул остров, на котором родился и на котором рос. будущее казалось стефану очень мрачным, поэтому он молился. правда изредка его молитва прерывалась, но лишь для того, что бы перегнувшись через перила принести в жертву еве свою скудную трапезу, за борт корабля в синие морские воды. после очередного жертвоприношения к стефану подошел капитан блум. пожилой мужчина невысокого роста, коренастый, с окладистой бородой на загорелом изъеденном морскими ветрами лице. он сочувственно посмотрел на стефана и произнес:
    - ничего парень, потерпи еще немного, скоро будешь стоять на твердой земле. вон, берег уже видно, к вечеру войдем в гавань, – стефан взглянул в ту сторону куда указал блум и действительно увидел, что сквозь слабую дымку, стелящуюся над водой проступают очертания суши.
    - слава эйнхазад, а то еще день и мой желудок выскочит наружу, – попытался сострить стефан. блум хмыкнул, не оценив шутки, и двинулся на корму, проверить все ли в порядке у рулевого. стефан проводил его взглядом, затем повернулся в сторону берега. «может быть стоило еще сезон отработать на ферме вместе с отцом?» - размышлял он – «заработал бы на билет в каюте». но тут же отогнал эту мысль прочь, теперь поздно сожалеть о содеянном и необходимо отбросить страхи. тем боле, что потом он отодвинул бы путешествие еще на более поздний срок, оправдываясь перед самим собой, что хочет заработать на оплату услуг мага, хранителя портала, который перенес бы его на континент мгновенно. однако насобирать нужную сумму было бы очень тяжело и потребовало бы не один год, поскольку, что бы скопить даже те скромные средства, что у него были, пришлось вкалывать на ферме, приглядывая за кроликами, как проклятому. все же он решился и покинул говорящий остров и его ждал глудин, ближайший портовый городок на континенте. еще его ждала гильдия воинов, вступительный взнос в которую был умело спрятан в его одежде. именно ради этого он покинул отца и мать, он не хотел всю жизнь как они выращивать кроликов и продавать их мясо таким торговцам как блум. он хотел стать воином. давняя мечта неотвратимо приближалась в виде большого порта с огромным количеством кораблей разного размера и еще большим
    количеством людей, снующих туда-сюда. солнце уже покинуло небосвод когда «шустрый» наконец-то причалил к пирсу. стефан подхватил свой узелок и ступил на берег, оставив блума препираться с портовым чиновником о размерах пошлины и прочей волокитой связанной с заходом корабля в порт. он смело зашагал в сторону городских стен, мечты и надежды вели его вперед.
    * * *
    «боги как больно!» - пронеслось в мозгу шуста. – «главное что бы ни чего не сломал». собравшись силами, шуст поднялся и стал взглядом искать учебный меч.
    - что, мальчику бо-бо? – услышал он насмешливый голос. повернувшись, он взглянул на говорившего. мастер тарп был высоким, стройным, мускулистым. круглое лицо мастера украшал величественный нос, большой и круглый словно картофель. темные, глубоко посаженные глаза венчали густые кустистые брови. небольшой рот с полными губами растянулся в довольной ухмылке. – может быть не стоит вновь подбирать меч?
    - ну уж нет, мастер, не дождетесь! – шуст наконец-то заметил деревянный меч в трваве и направился к нему.
    - нет, ну правда, зачем тебе все это шуст? возвращайся домой к родителям, не твое это дело, мечом махать, – продолжал подзадоривать тарп. подняв меч из железного дерева, ощутив его тяжесть словно у настоящего, шуст повернулся к мастеру. «вязь и кружева, отскоки и увертки, блоки с отводами» - вспоминал шуст слова старого воина учившего его и еще нескольких новичков азам фехтования - «вот, что главное в бою. не старайтесь нанести удар, старайтесь его не пропустить и тогда вы останетесь живы».
    - мальчик все же хочет притвориться воином?
    шуст решил не поддаваться на подначивания и стал понемногу приближаться к сопернику. тарп понял, что разговорами он не заставит этого юнца потерять контроль над собой, еще раз на такую уловку он не попадется, значит умнеет. противники начали свой странный танец, закружив, словно в вальсе по поляне. несколько незначительных выпадов, даже не скрещивая мечей, обманных замахов, и по кругу, по кругу… раз, два, три. раз, два, три. атака тарпа, была молниеносной, не утруждая себя ложным выпадом, он попытался нанести удар чуть сверху слева, практически без замаха. лишь кончиком меча шусту удалось поставить защиту, а потом, он даже сам не понял почему принял такое решение, по идее он должен был отвести меч противника вправо вверх и затем попытаться нанести режущий удар по открытой шее, а вместо этого он разрешил мечу соперника заскользить по своему клинку почти до самой гарды, вместе с тем отводя его влево вниз. меч мастера уперся острием в землю, а сам мастер, дабы не погрузить в ее плодородные недра и свой картофельный нос, был вынужден выставить веред левую ногу и тут же ощутил ласковое прикосновение железного дерева к затылку. «надо же, а ведь и впрямь воин…» успело пронестись в мозгу тарпа до того как он отправился мир сладких грез. картофельный нос все же был посажен в землю, только всходов он похоже не даст.
    * * *
    - поздравляю шуст! победив мастера тарпа, ты с честью сдал экзамен! я как глава гильдии воинов глудина рад присвоить тебе звание рыцаря!
    поздравительные выкрики, похлопывания по плечу, дружеские объятия и странная ухмылочка тарпа, стоявшего в углу главного зала гильдии с перебинтованной головой и взиравшего на то, как шуста возводили в ранг рыцаря, все это пролетело очень быстро, равно как и небольшая пирушка устроенная друзьями в таверне рядом с кузницей гномов. потом был дружеский пинок под зад от главы гильдии со словами «гильдия глудина больше ничего не может дать тебе парень, мы обучали тебя шесть лет и теперь ты сам должен обустраивать свою жизнь, единственное, что я могу для тебя сделать, это написать рекомендательное письмо
    главе гильдии в гиране. там ты сможешь продолжить обучение, если посчитаешь нужным». затем шуст выполнил несколько поручений, за которые неплохо платили. он рубился с гигантскими пауками, гоблинами и прочей нечистью добывая для нанимателя то паучьи лапки, то срезая с шей поверженных орков их боевые медальоны, то собирая потерянные каким-нибудь олухом, который к тому же был настолько глуп, что дал себя убить, части непонятных шусту фолиантов. попадалась и нежить с призраками, но меч гномьей работы, приобретенный в лавке глудина за сумасшедшие деньги, делал свое дело. шуст так же прикупил себе в оружейной лавке неплохие доспехи из толстой дубленой кожи с сапогами и перчатками. право на ношение доспехов он заслужил, став рыцарем. простой железный, без изысков, шлем, и щит он купил на центральной площади города, которую предприимчивые жители превратили в торговую. щит очень подходил к доспехам, на деревянную основу щита была натянута та же толстая кожа, а по коже умелые мастера нанесли замысловатый узор из полосок бронзы.
    в полном доспехе, на поясе меч, за спиной щит и походная котомка с вяленым мясом, фляжкой гномьего эля и приличным куском черного хлеба, шуст покинул глудин. куда направляться ему подсказал прибывший недавно в город из соседнего городка глудио, торговец.
    -тебе парень в дион надоть. там грят наемники нужны и платють хорошо.
    денег на магическое перемещение опять не было, торговые караваны брать охранником новичка отказывались и поэтому шуст уже подпривыкший к пешим походам двинулся в дион. не спеша, он удалялся от глудина в котором провел шесть лет своей жизни. шесть лет… казалось только недавно он вошел в здание гильдии на главной площади. его встретил хмурый старикан, восседавший за невысокой конторкой. по старикану было заметно, что в молодости он был воином, возможно даже не плохим, поскольку шрамов на его лице было предостаточно и он смог дожить до преклонных лет.
    - чего надо малец?
    - я хотел бы вступить в гильдию господин, – от таких слов старикан поморщился.
    - не зови меня господином, что я барон какой или граф? зови меня просто, мартин. договорились? тебя как звать то и откуда ты такой взялся?
    - стефан я. с говорящего острова.
    - а-а, – протянул мартин. – фермерский сынок значит. ну что ж, в гильдию так в гильдию, отчего ж не принять, только смотри, не выдержишь, дадим под зад.
    - выдержу, – надулся стефан.
    - ну раз выдержишь, так плати вступительный взнос, – не обращая на обиду произнес старик. - пятьсот аден золотом. деньги то есть?
    стефан вытащил из-за пояса нож и принялся распарывать подкладку своей куртки в разных местах, вытряхивая по нескольку монет из каждого разреза. мартин с интересом наблюдая за процессом изрек:
    - ну прям фокусник, мне даже интересно, откуда еще достанешь монетки? нигде больше не припрятал, что б без запашка.
    -тогда в кусты бегать трудновато бы было, – сказал стефан, сгребая монеты в ладонь и протягивая их мартину.
    - шутник не хуже моего! – довольный старик забрал монеты, пересчитал, хмыкнул и убрал их в ящик своей конторки. – ну как звать величать тебя будем?
    - что значит как? стефаном! – удивился парень.
    - ну, друг мой сердешный. ты ведь от папочки то своего сбег небось? а ежели он придет сюда да скажет «подавай сюда моего сына братец мартин, моего наследничка да помощничка на ферме, надежду мою на безмятежную старость!», да и уплатит за тебя выкуп законом предусмотренный в тысячу аден золотом? как тогда быть? отдам ведь. в реестре то будет твое имечко стоять.
    стефану не очень хотелось возвращаться домой, а то, что отец мог приехать сюда он знал.
    - ну, так как величать тебя будем? а?
    - не знаю…
    - эх, малец, ладно не грусти. был у меня дружок. служили вместе в гвардии одного барона. шустом звали. хороший парень и отличный вояка был, отчаянный. вот давай тебя его именем и назовем. как не против?
    - шуст? мне нравится. а что это имя означает?
    - а кто ж его знает, – улыбнулся мартин. – думаю, и у него это было не настоящее имя, а уж, почему он себе его выбрал, тоже не ведаю.
    - шуст, – еще раз повторил стефан, как бы перекатывая имя по языку, прикидывая в уме, насколько ему будет привычно по первому времени на него отзываться. - а что с ним потом стало, с вашим другом?
    мартин помрачнел, но все же ответил:
    - да барон д'орен, наниматель наш, перцу ему в зад, решил завладеть сокровищами проклятого императора, который заточен на вершине башни, по его же приказу гномами построенной. боги прокляли его и погрузили в сон лет так с тысячу назад. вот и погнал нас барон в эту башню, на самую ее верхушку, а в башне той мерзости всякой полно, на каждом этаже. еле пробились. с помощью тряпицы, какой-то барон нас в залу с императором этим и переправил. в общем, потом что было, я плохо помню. кто-то императора этого проклятого разбудил, наверное, барон наш. а император этот проснувшись, начал нас на куски рвать. там я дружка своего и потерял, не знаю, убил его монстр этот или жив он. как меня самого от туда вытащили, даже не помню… такие вот дела. а барон живуч оказался, сбег в свой замок, паршивец. правда недолго он баронствовал, говорят, какой-то лихой парень собрал клан, да и свергнул барона и провозгласил себя на его место. только магистры храмов эйнхазад и магистры башни слоновой кости не признали его притязаний, и королевские войска потом прогнали смельчаков засевших в замке. однако старого барона ни те, ни другие вернуть не смогли. тяжело вернуть слетевшую с плеч голову. – глаза мартина заволокла пелена отражений былых баталий, а на губах заиграла блаженная улыбка. – м-да, нам старикам теперь только воспоминания душу греют…
    стефан слышал эту легенду о проклятом императоре баюме, который решил приблизиться к богам, построив башню до самых небес. однако после того как он взошел на вершину, боги разозлились, что какой то смертный человек, пусть и королевских кровей, хочет быть равным им. башня была разрушена, правда не вся, несколько этажей осталось. вот и поместили туда боги этого глупца, превратив его в ужасного монстра и запретив покидать зал на последнем этаже разрушенной башни. однако до сих пор людям не дает покоя сокровища императора, особенно его волшебное кольцо, которое делает его обладателя могучим воином или магом. вот о том что, к императору в здравом уме самому пойти, да разбудить его, про это стефан думать боялся, а уж о том, что баронов свергать, думать даже не хотелось…
    - ладно, парень, хватит болтать да вспоминать былое. – мартин раскрыл толстую потрепанную книгу, взял в руки гусиное перо, обмакнув его в склянку с чернилами, сказал: - значит, запишем, восьмого дня, месяца трав, одна тысяча сто пятьдесят второго года от соединения элмора и адена, в гильдию вступил, уплатив положенный законом взнос в пятьсот аден золотом, человек, пола мужеского, по имени шуст, урожденный… э… в глудине ты у нас будешь урожденный, возрастом.. сколько тебе годков то?
    - четырнадцать.
    - возрастом четырнадцати лет. вот так. давай теперь дальше по коридору и направо. там тебе встретится наш мастер тарп. смотри не вздумай ржать или шутить над его носом, вмиг свой потеряешь! и налево не поворачивай, там эльфья половина. эти не убьют, а вот мне нервы измотают потом, что не туда новичка направил.
    - эльфы?!
    - а то! ты что ж не знал, что с этими светлоухими мы теперь союзнички не разлей вода? – усмехнулся мартин. – это темные эльфы особняком стоят, все секреты, какие-то свои прячут, а со светлыми эльфами мы вместе. да и вера у нас едина, в эйнхазад сотворительницу, жизнь дарующую и мы и они верим.
    - нет, я знаю, что мы союзники, просто у нас на говорящем острове редкость большая эльфов встретить.
    - а когда они у вас появлялись, небось, всем островом поглазеть собирались? – улыбаясь, спросил старикан.
    - было дело, – так же улыбнувшись, ответил стефан. хотя теперь уже не стефан, шуст. – ну, я пойду?
    - иди малец, иди. - шуст поднял с пола свой узелок и пошел вглубь здания гильдии, по коридору и направо. мартин присыпал новую запись молотым песком, закрыл книгу и принялся ждать. долго не пришлось, через пару минут он услышал, как из коридора доносится гогот новичка.
    - главное чтоб тарп его не сильно покалечил. из этого мальца толк будет, – пробормотал мартин. – у меня глаз наметанный.
    * * *
    шесть лет прошло, а было будто вечера. шуст предавался воспоминаниям, но не забывал вышагивать по дороге и осматривать окрестности. в дороге с путником может всякое случиться, монстров в элморадене хватало разных, да и разбойников, желающих поживиться чужим добром, тоже было в избытке. главное не разевать рот и не быть глупцом. ну а в дионе главное денег подзаработать. наемники везде нужны, только чем ближе к столице и крепостям в опасных землях, вроде годарда, наемникам платят больше. в дионе шуст решил долго не задерживаться, может годок другой, а потом в гиран. с рекомендательным письмом к тамошнему главе гильдии воинов. отучиться, и получить звание паладина, тогда перед тобой откроется намного больше дверей и можно будет продать свой меч какому-нибудь вельможе или собрать собственный клан. который не будет служить никому кроме себя и всем вместе зарабатывать себе на жизнь.
    по всему королевству сейчас идут клановые войны. хотя не все кланы воюют, есть и довольно мирные. нынешний король особо не лезет в эту войну кланов, даже отдал им на растерзание сторожевые крепости, хотя некоторые, самые сильные пытаются захватить и замки. каждый глава клана мечтает стать вельможей, бароном, графом, а если повезет то и на трон свой зад опустить, нынешний король так и пришел к власти и постоянные нападки сдерживает уже довольно долго. он разрешил кланам использовать некоторые здания в городах. их приспособили под клановые штабы кланы побогаче и посильнее, аренду платят в казну и на виду всегда. однако им смещать короля не резон, многие кланы служат ему верой и правдой и мало уже тех, кто желает посягнуть на трон. король объединил все союзные кланы в один мощный альянс и спокойно правил королевством, не боясь потерять власть. он знал, что его клан и союзники сильны, и желающие занять его место должны сначала собрать альянс не слабее, и такие попытки, конечно, все реже, но были. запугиванием или подкупом король ослаблял повстанцев, воины уходили в другие, нейтральные кланы или переходили на сторону короля.
    в общей суматохе борьбы за власть не забывают кланы и про главное требование короля, которое должны неукоснительно исполнять все, это сдерживание нашествия всей той мерзости, что населяет земли страны. за каждого убитого монстра воин получает деньги, часть которых тут же оседает в государственной казне в виде налогов, храмовой десятины и при покупке всяких зелий, магических свитков и прочей утвари, на которую у короля монополия. так что все довольны, все счастливы. монстров уничтожают, экономика процветает. да, главное найти местечко потеплее и поденежнее, и можно жить, но для этого надо стать паладином. так что веди дорога путника вперед навстречу его мечте. опять мечты и надежды. конечно, они ведь движущая сила жизни, как иначе.
    2. во мраке вспыхнет пламя.
    маг-хранитель портала услышала, как ее сестра из глудио начала творить заклятье по перемещению. подхватив заклятье, и войдя в унисон, сосредоточившись, она уже видела глазами своей сестры того, кто захотел в столь поздний час попасть в торговую столицу элморадена гиран. она представила, что словно протягивает руку путешественнику и помогает сделать один единственный шаг, который позволит пересечь огромное пространство. в ту же секунду перед ней появилась молодая девушка, с волосами, белее снега железных гор, собранных в пушистый хвост. острые ушки, светлая серо-синяя кожа и как всегда кричащий наряд, который сводит с ума многих мужчин человеческой расы, а так же два изящных меча висящих крест-накрест за спиной. темная эльфийка. маг-хранитель снова впала в состояние близкое ко сну, пока ее кто-нибудь не попросит отправить его в другой город или в ту местность, до которой она может дотянуться, либо одна из сестер не начнет творить заклятье для путешественника, обращаясь мысленно к ней. такова судьба мага-хранителя, они бессмертны и помогают путникам преодолевать огромные расстояния в одно мгновение, но сами почти всегда спят неглубоким сном. а девушка эльфийка, тем временем, презрительно взглянув на огромный храм эйнхазад, повернулась к нему спиной и стала спускаться по ступеням на главную площадь гирана, которая даже в столь поздний, ночной, час не пустовала. торговля на площади велась и днем и ночью. огромное количество народа сновали по площади, сидели с предлагаемым товаром, скупали и продавали все, чем был богат мир, от простых ниток, до самых красивых и прочных доспехов, от куска железной руды, до идеально сбалансированных и остро заточенных мечей. тут было все, но девушку не интересовали товары, она двигалась легкой походкой сквозь всю эту шумную толпу, пересекая площадь. абсолютно не обращая внимания на людей и гномов, слегка кривясь от увиденных орков, а от встречи со светлыми эльфами, глаза девушки вспыхивали огнем ненависти, но лицо оставалось неизменным. девушка прошла под аркой, отделяющей площадь от остального города, и продолжала идти по широкой улице, ведущей к южным городским воротам. ее цель была в двух кварталах, маленькая часть ее родного мира, в этом кишащем чуждой жизнью городе. навстречу ей по улице шла людская процессия из молодых парней и девушек в желтых робах. возглавляли процессию два храмовника, в светло-зеленых ризах и в такого же цвета головных уборах, которые придавали им схожесть с грибами. они освещали дорогу в ночи, для молодых послушников, масляными фонарями. будущие проповедники и епископы, догадалась эльфийка, шли в храм, что бы пройти испытания и, получив высочайшее разрешение, отправится нести веру по землям элморадена, занимаясь врачеванием, истребляя нежить, ну и заодно помогая благословениями, наделяющих воинов силой, ловкостью и многим другим. магистрам храма выгодно было, что бы их послушники занимались мирскими делами и даже участвовали в сражениях. ведь внутри небольшого отряда, вместе с благословлениями и лечебными заклятьями, воину проще выдать порцию проповедей, и тогда может быть кто–нибудь, да и сходит в храм эйнхазад, оставив пару золотых в чаше для воздаяний, возблагодарив богиню за ее служителя, что спас от гибели и вылечил. девушка отошла в сторонку, чтобы не мешать идущим. остановившись, стала без особого любопытства разглядывать послушников. как ни крути, а возможно с кем-то из них ей придется сражаться плечом к плечу, нужно учиться терпеть даже светлых эльфов, ни говоря уже об орках. «вера не должна вмешиваться в жизнь» - такие слова говорил ей ее наставник, каждый верит в своих богов и не мешает остальным верить в своих.
    - мир давно изменился, звезды сменили свои места на небосводе, нет больше тех войн, что бушевали тысячелетия назад, нет той вражды, ты должна понять это, древние рукописи слишком повлияли не тебя, тяжел будет путь твой, если не отбросишь ты древнюю вражду и неприязнь, – сказал ее наставник, отпуская в большую жизнь.
    - я постараюсь, мастер, – пообещала тогда девушка. теперь она понимала, если не выполнит обещание, то не будет у нее славного будущего. обучаясь в гильдии глудио, постоянно сталкиваясь с людьми, гномами, орками и светлыми эльфами, она старалась держаться особняком, но тут в гиране, она поняла, дальше одной идти по жизни нельзя. даже получая ранг темного рыцаря, пришлось пообщаться почти со всеми расами, особенно с людьми. к людям особой неприязни, к слову сказать, она не испытывала, некоторые парни даже казались ей привлекательными, но она гнала эти думы прочь.
    процессия клериков уже давно миновала арку на торговую площадь, а девушка, все еще смотрела им вслед. наконец сбросив тяжелый груз мыслей, она двинулась дальше и в скором времени уже вошла в здание, ни чем не отличающееся от остальных, кроме знака гильдии темных эльфов над входом.
    * * *
    - приветствую тебя юная воительница, добро пожаловать в гиран. долог и труден был твой путь или легок и короток?
    - всего понемногу, магистр. было и трудно и легко, шла и длинными дорогами и короткими путями.
    магистр гильдии темных эльфов был высок, строен. седые длинные волосы обрамляли худое лицо с высоким лбом. серые глаза были полны огня мудрости прожитых лет. тонкий, едва заметный шрам, пересекал, косой стрелой, волевой подбородок старого эльфа. церемониальные одежды черного цвета, ниспадали с плеч и почти касались пола. он встречал девушку в главной зале гильдии. эльфийка стояла перед ним, преклонив колено, в груди у нее бурлил океан эмоций, как же, ведь магистр гирана в прошлом был великим воином. большая редкость, в основном магистрами становились маги.
    - встань дитя мое и скажи, как нарекла ты себя, какое имя выбрала для большой жизни?
    - артейя, магистр.
    - артейя… хм... – старый эльф задумался на мгновенье. – на языке древних титанов arteo значит огонь, горящий в ночи. толковался двояко, либо приносящий спасение, либо сулящий гибель, лишь подойдя к огню, можно было узнать, кто возле него сидит, друг или враг. что ж, прекрасный выбор. что же ты, артейя, поднимись же, ведь я не король, не идол, вставай, дитя мое.
    артейя встала, но так и не осмелилась взглянуть в глаза магистру. надо же, она считала, что не способна испугаться, а тут ее обуял благоговейный страх перед этим знаменитым эльфом-воином. он смотрел на нее, слегка улыбаясь, казалось, что читал ее душу как открытую книгу, хотя артейя подозревала, что это ей не кажется и умудренный опытом магистр, действительно понимает, какие мысли сейчас проносятся у нее в голове. сколько таких как она прошли перед его взором, придя сюда?
    - ну что же, я рад, что ты решила продолжить свое обучение, но сейчас ночь, тебе нужно отдохнуть, пойдем, я покажу тебе, где у нас спальня, – магистр жестом пригласил артейю следовать за собой. – на кого же ты желаешь обучиться, дитя?
    - я хотела бы стать танцором смерти, магистр.
    - конечно, я бы мог и сам догадаться, по двум мечам у тебя за спиной. ты подготовилась заранее, как я погляжу, что ж, хороший выбор.
    дальнейший путь по темным коридорам гильдии они прошли молча, пока магистр не остановился у одной из дверей.
    - тут ты будешь жить на время твоего обучения, там есть свободная кровать, располагайся и отдохни, – он распахнул дверь, подождал пока артейя войдет и со совами «спокойной ночи дитя мое» закрыл за ней дверь.
    комната была небольшая, с одним окном напротив двери, в которое сейчас светила луна. вдоль глухих стен стояли кровати, по три у каждой. пять кроватей были заняты мирно спящими, полуобнаженными девушками. никакой другой мебели больше не было, но оно и понятно, ведь большую часть времени приходилось учиться или выполнять поручения мастеров, в этой комнате можно было лишь давать своему телу и разуму отдыхать. артейя сняла мечи и по примеру своих соседок бросила под кровать, туда же отправила и одежду, но ложиться она не торопилась. подойдя к окну, девушка долго всматривалась в светящийся диск луны. какие то разрозненные и тревожные мысли пробегали у нее в голове, их никак не получалось собрать воедино, что бы понять, что ее так настораживает. равномерный свет луны успокаивал. наконец она отошла от окна и легла на кровать. «посмотрим, что принесет мне завтрашний день» - с этой мыслью артейя предалась сну.
    магистр гильдии стоял в главной зале и, как совсем недавно артейя, смотрел на луну. ему не спалось, возраст давал о себе знать. со времени разделения и темные, и светлые эльфы утратили свое долголетие. они жили дольше, чем орки, гномы и люди, но не на много. раньше, когда они еще были единой расой, их жизнь продолжалась столетья. теперь всего около ста пятидесяти лет и эльфу, которому исполнилось сто тридцать семь, стало тяжело спать по ночам. он перевел свой взор от луны, на горы, находящиеся южнее гирана и заметил маленькую, светящуюся точку, то горел огонь на склоне горы. магистр улыбнулся.
    -arteo, – чуть слышно произнес он.
    3. во славу храбрых.
    теплая ночь накрыла мир. время сна для простых граждан. время работы для лихих людей и городской стражи. в такую теплую, лунную ночь очень приятно прогуляться с любимой или пить эль до самого утра в шумной компании, а вот чтобы предпринять вылазку в соседнюю деревню, надо быть полным глупцом. конечно, ничего такого нет в такой прогулке, пусть даже деревня лежит всего в семи лигах от города. ну, собрались двое парней темной ночкой деревенских простушек пощупать, что в этом такого, вот только деревня флоран для таких целей мало годилась. по всему элморадену была известна мрачная слава этой деревни. там собирались самые отчаянные и лихие воины, маги, самые жестокие убийцы, отступники, воры, преступность всех мастей, рас и полов. можно было сказать, что флоран был штабом гильдии разбойников и убийц, если конечно такая гильдия существовала. почему тихая деревня, жители которой промышляли в основном помолом муки, так приглянулась этому сброду, не знал никто, однако на протяжении уже многих лет там собирался этот разбойный народ. если тебя ищет городская стража, королевская гвардия или храмовые рыцари, то тебя тут всегда встретят и укроют, а если тебе мешает жить какой-нибудь наглец, то тебе помогут и в этом вопросе, все будет зависеть от веса твоего кошелька. ночью идти в такое место может лишь отчаянный человек или полный идиот.
    - шуст, ты идиот! ну, зачем мы лезем в это змеиное гнездо? тебе что, надоел белый свет? ладно тебе надоел, меня-то, зачем туда с собой тянешь?!
    говорившим был смазливый молодой юноша, слегка полноватый, круглолицый. карие газа метали в ночной воздух искры гнева. взъерошенная копна темных волос, казалось, наэлектризовалась от частых почесываний так, что скоро начнет извергать молнии. в правой руке юноша держал небольшой жезл. он размахивал им в воздухе, еще больше подчеркивая свое негодование по поводу ночной вылазки во флоран.
    - да успокойся ты зарн. чего так разорался? все будет в порядке, я тебе обещаю. мне всего-то надо, поговорить с ним. тем более тебя не тронут. от твоей желтой робы за лигу храмом несет, – отвечал шуст, ему уже порядком надоело нытье своего товарища.
    зарн всегда был немного трусоват, хотя не было еще ни разу такого, чтоб он отказался ввязаться в очередную шустову авантюру. такой уж он был человек. шуст познакомился с ним буквально в первый же вечер, после того как прибыл в дион. в таверне «могучий прако» этот мальчишка, перебрав эля, залез на стол и проповедовал с такими присказками, от которых магистры храмов вмиг вышвырнули бы его из семинарии. помимо проповедей, пьяный вдрызг клерик, раздавал благословления направо и налево до тех пор, пока не рухнул, истощив всю свою ментальную силу, прямо на руки, уже уходившему шусту. поскольку в таком состоянии зарну нельзя было возвращаться в семинарию, шуст решил помочь и притянул мальчишку к себе в комнату, на постоялый двор. с тех пор они почти всегда были вместе. зарн легко зарабатывал для них деньги на мелкие расходы, сидя на площади диона и продавая свои благословения, всем кто заплатит, а шуст тем временем зарабатывал своим мечом, теперь уже двоим, на обучение в гиране. еще юный клерик постоянно влипал в какие-нибудь неприятности, из которых шусту приходилось его вытаскивать. последний раз, когда зарн решил поздно вечерком провести небольшую проповедь с очередной девушкой, встреченной им на площади, шусту даже пришлось скрещивать свой меч с ее рассвирепевшим папашей.
    - кто знал, что она дочь капитана баронской гвардии?! на лбу же у нее не написано, – оправдывался тогда зарн. – тем более теперь ты знаешь, что не так уж и плохо махаешь своей железкой, если смог его одолеть.
    тогда шуст сам был готов разрубить юного ловеласа на части. в сражении с капитаном ему жутко повезло, не попадись камень под ноги его противнику, лежал бы он разрубленный пополам в сырой земле, без холмика и надгробия с именем. еще хорошо, что свои проповеди зарн проводил ночью и капитан не смог разглядеть их лица, ну а дочь его благоразумно молчала, она дурочка надеялась еще раз повстречаться с таким симпатичным клериком.
    теперь шуст слушал очередные тирады благородного труса в пол уха, ему было и так понятно, что зарн пойдет с ним, просто ему нужно было выговориться. эта вылазка во флоран, конечно же, была опасной, но шусту просто необходимо было попасть именно сегодня ночью в таверну «железная чаша». там, по словам капитана городской стражи, сегодня можно будет повстречаться с живой легендой, мастером меча фраем. сейчас ему должно быть было уже около семидесяти лет, но он еще крепко стоял на ногах и ни один молодой воин не осмелится бросить ему вызов, его меч был так же быстр, как и многие годы назад. говорят, когда он покидает флоран, его ищет вся королевская гвардия. что он не поделил с королем неизвестно, но все разбойники и убийцы его уважают и даже побаиваются. уговорить фрая, чтобы он стал учителем для шуста, вот главная цель этой вылазки, поэтому даже если зарн откажется, идти все равно надо и именно сегодня.
    - как же спасет меня роба! да меня же первого и прирежут! ты то, может и отмашешься своей железякой, а мне извини защищаться нечем! – продолжал ныть зарн. – я ни мечом, ни кинжалом не обучен владеть! прирежут нас там как цыплят и вся недолга.
    - если на нас нападут, мне мой меч не поможет. если туда не суется даже королевская гвардия, то с моими познаниями меня прирежут сразу вслед за тобой, так что не ной, а лучше благослови на легкую ходьбу, да я потопаю, раз ты отказываешься.
    зарн надул щеки и взглянул на шуста, словно тот нанес ему самое глубочайшее оскорбление всей жизни. сколько таких взглядов этой оскорбленной гордости уже видел шуст.
    - как же, отпусти его одного, прирежут, а ты потом муками совести страдай, – забормотал себе под нос зарн, однако с необходимой громкостью, что бы его бормотание услышал и шуст. – стой не дергайся.
    зарн зашептал свои благословения, взмахивая жезлом, и вокруг шуста, всполохами света, стали кружится зрительные образы заклятий. потом он повторил ту же процедуру, благословляя самого себя.
    - пошли. только если нас зарежут, не говори потом, что я тебя не предупреждал.
    шуст не переставал удивляться магии храмовников. словно ты все время был в жаркой пустыне и на тебя вдруг подул свежий, прохладный ветерок. руки крепли от благословения могущества, и казалось можно разрубить врага пополам одним ударом. от легкой ходьбы, ноги наливались силой, и ты мог быстрее, чем обычно пройти сотни лиг и даже не почувствовать усталости. от защитного благословения твоя реакция увеличивалась в разы, и ты уже не думая, знал в какой момент нужно поставить блок и когда подставить под удар щит. все же судьба преподнесла ему подарок в виде такого товарища. пусть он любит приударить за женщинами, пусть любит кружку с пенящимся элем больше, чем саму эйнхазад, пусть он постоянно жульничает, играя в кости, но все же это был верный друг, который не оставит его одного. шуст догнал зарна и вместе они пошли в сторону флорана.
    * * *
    войдя в «железную чашу» шуст и зарн, постояв у порога, направились к стоящему за стойкой трактирщику. сам зал трактира был забит до отказа, ни один столик не пустовал. когда они вошли, бурное веселье, протекающее тут, слегка поутихло, колючие оценивающие взгляды посетителей уставились на вновь пришедших. не найдя потенциальной угрозы, завсегдатаи продолжили свои дела и вскоре шум и гам поднялся до прежнего уровня. зарн нашел для себя рай, это было видно по его горящему взгляду. эль в больших глиняных кружках, хорошенькие девушки, горки с золотыми на столах и все виды азартных игр. кости и карты, тараканьи бега и петушиные бои, метание ножей и борьба на руках. шусту пришлось прямо-таки тянуть зарна за рукав, что бы он ни присел к какой-нибудь компании и не спустил все деньги за игрой в карты. - не подскажешь ли любезный, где мне найти фрая? – спросил шуст у трактирщика. тот с видом сонной мухи, протирая кружку, долго смотрел куда-то вдаль, затем очень медленно перевел взгляд на шуста и хриплым голосом произнес:
    - хочешь эля или жареного мяса, плати и получишь, а ежели чего другова, дык нету, – затем он смачно плюнул в кружку, которую держал в руках и продолжил ее протирать, опять уставившись в никуда.
    после подобной демонстрации способа мытья посуды шусту как то расхотелось заказывать эль. он повернулся спиной к стойке и стал разглядывать посетителей. это была пестрая компания. в основном трактир был забит людьми и орками, меньше было гномов, и совсем мало темных эльфов, ни одного светлого эльфа шусту найти так и не удалось. в одном углу зала, была сделана небольшая сцена, на которой три человека с помощью тамбурина, бубна и флейты играли задорную плясовую. весело хохоча и взвизгивая от шлепков по заду, танцевали под музыку несколько девушек, людской расы. по залу бегали мальчишки, неся в руках по три или четыре глиняных кружки с элем или с разносами, на которых в железных чашках лежало дымящееся и вкусно пахнущее жареное мясо. кое-где вспыхивали потасовки, из-за дележки выигрыша или обвинений в жульничестве, но спорщики быстро утихали и продолжали заниматься тем же, чем были заняты до стычки.
    - ну и где нам искать, этого твоего великого мастера? – спросил зарн.
    шуст не знал, что ответить, он молча продолжал изучать трактирный зал и его посетителей. неужели капитан стражи ошибся и фрай не пришел сегодня утром во флоран? тут его внимание привлек мальчишка разносчик, он, как и все нес на разносе жареное мясо, но оно было порезано ломтиками и посыпано зеленью, но главным было не это отличие. на разносе стояла бутылка вина и высокий стеклянный стакан. мальчишка прошел в дальний угол трактира и, откинув грязную и засаленную портьеру, шмыгнул в спрятанную за ней дверь, а через некоторое время выскочил обратно, но уже с пустым разносом. шуст опять схватил клерика за рукав и потянул его за собой.
    - э?! ты чего?
    - пошли, мне кажется, я знаю где он.
    - кажется ему! – возмутился зарн, но продолжал следовать за другом.
    пройдя в дверь под портьерой, они очутились в маленькой комнатке с небольшим окошком на улицу. почти всю комнатку занимал стол, с двух сторон которого стояли скамьи. на одной из скамеек сидел некто в сером балахоне с капюшоном, накинутым на голову. сидящий наливал себе в стакан вино из бутылки. судя по морщинистым кистям рук и плохо ухоженным ногтям можно было предположить, что это был человек. кожа не зеленая и не серо-синяя, и ростом выше гнома, а светлый эльф не имел бы таких толстых пальцев и обязательно ухаживал бы за ногтями. еще шуст заметил странное кольцо, на среднем пальце незнакомца. из какого металла было сделано кольцо, определить на глаз было невозможно. все кольцо покрывала затейливая вязь неведомых шусту рун, и оно странно притягивало взгляд.
    - чем могу быть полезен, молодые люди? – налив вина заговорил сидящий. голос у него был сильный и глубокий. шуст даже засомневался, тот ли это человек которого он ищет? может ли семидесятилетний, пусть даже и полный сил, старик иметь такой голос?
    - мы ищем человека по имени фрай, – ответил ему зарн. – не знаете случаем такого?
     
  3. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    - фрай? – сидящий задумался, затем откинул капюшон. на вид ему было около пятидесяти лет, но абсолютно седые длинные волосы, зачесанные назад, и такая же седая борода и усы говорили о большем возрасте незнакомца. у сидящего было очень правильное, можно даже сказать благородное лицо и зеленые глаза. эти глаза смотрели на молодых людей пристально с огоньком лукавства. на тонких губах сидящего играла еле заметная улыбка. – слыхал про него, а вам он зачем?
    - я хотел бы учиться у него мастерству владения мечом. говорят он великий мастер, – выпалил, не задумываясь, шуст не сводя глаз с кольца незнакомца. оно притягивало взор, манило, и он ничего не мог поделать с этим, а еще хотелось говорить сидящему человеку только правду.
    сидящий отхлебнул вина из стакана и сделал приглашающий жест молодым людям.
    - присаживайтесь. познакомимся, потолкуем, глядишь, помогу вам в поисках этого великого мастера, – с некоторой иронией проговорил незнакомец. шуст почувствовал, что наваждение внезапно прошло и на пальце незнакомца оказалось совсем обычное медное кольцо. «не иначе колдовство какое» - пронеслось у него в голове. они сели напротив незнакомца, а тот в свою очередь поднялся, подошел к двери и, откинув портьеру, кликнул кого-то по имени, затем вернулся и сел на свое место. через мгновение в дверь протиснулся тот самый мальчишка, который недавно приносил в эту комнатку вино и мясо.
    - будь добр, принеси-ка еще вина и два стакана, для моих гостей, - мальчишка тут же исчез за дверью и вскоре вернулся с заказом. – пока все, можешь идти.
    незнакомец налил товарищам вина и, подняв свой стакан, сказал: «во славу храбрых!» и пригубил из стакана. шуст и зарн так же выпили по маленькому глотку.
    - ну что ж, молодые люди, не соблаговолите ли назвать мне свои имена и каков ваш путь в большой жизни?
    с термином «большая жизнь» шуст был уже знаком, так эльфы называли жизнь, проходящую вне их родовых деревень. по древнему обычаю эльфы скрывают свои истинные имена и для большой жизни берут себе новые, люди тоже стали перенимать у них этот обычай.
    - мое имя зарн, я клерик при храме эйнхазад, – незнакомец почтенно кивнул зарну и перевел взгляд на шуста.
    - мое имя шуст, наемный рыцарь, – незнакомец удивленно вскинул брови, но все же точно так же почтенно кивнул.
    - мое имя тирольд, рыцарь ада, служу сам себе, – представился он. – а теперь позвольте, вначале нашей беседы вопрос молодой человек, это ваше настоящее имя или принятое вами для большой жизни?
    - нет, не настоящее, – ответил удивленный шуст, но вида не подал.
    - забавно. очень давно знал я одного воина с именем шуст. он тогда чуть не стал бароном д'орен, правда, тогда король помешал ему.
    теперь уже шуст готов был вскинуть брови, удивляясь еще больше.
    - мне сказали, что человек с этим именем погиб, во время схватки с пробудившимся императором баюмом, под предводительством барона д'орен. может быть, мы о разных людях говорим?
    - нет, молодой человек, я думаю об одном и том же. не погиб он тогда при баюме, а отомстил старому барону, обезглавил его и водрузил диадему орена на свою голову. только вот королю не нужен был такой своевольный и непокорный барон, а когда стало известно, что этот шуст еще и сын свергнутого и казненного приспешниками короля герцога де руна, принцем элмора, то и вовсе стал опасным противником. король не пожалел тогда средств, что бы подкупить священный круг эйнхазад и магистрат башни слоновой кости. они не признали его баронства и войска короля напали на замок.
    новые подробности слышанной ранее истории поражали. сколько захватывающих событий происходило раньше, не то, что теперь, мелкие клановые схватки за крепости, да пустые клановые войны, начавшиеся из-за пьяной драки в трактире. видимо тирольд повидал на своем веку не мало.
    - так кто же вам посоветовал взять это имя, молодой человек? – в глазах тирольда читалось явное любопытство. – или вы хорошо знаете язык титанов?
    - нет, язык титанов мне не ведом, а посоветовал мне это имя архивариус гильдии воинов в глудине, мартин.
    - мартин?! – воскликул старый воин. – мартин пройдоха?! гнолл его раздери, жив еще старый вояка!
    лицо тирольда осветилось радостью. он вскочил из-за стола и начал ходить по свободному пространству комнатки туда-сюда, бормоча: «жив ведь! вот паршивец! ведь жив! сколько лет!», затем перестав метаться, сел, налил еще вина и опять встал, высоко подняв стакан.
    - вот уж воистину во славу храбрых! – и залпом осушил стакан. зарн с удовольствием последовал его примеру, и опустил стакан, лишь увидев его пустое дно. шуст тоже встал, но сделал лишь пару приличных глотков. вино тут же ударило задорным хмелем в голову, еле устояв на ногах шуст опустился на скамью. сидящий рядом зарн, казалось, сейчас начнет пускать пузыри, он опять был вдрызг пьян и прямо светился от счастья. тирольд же казалось, будто не пил хмельного вина, однако на щеках его все же выступил предательский румянец.
    - благодарю за приятные известия, юный шуст. кстати, что б вы знали, «shuste» на языке титанов означает «лед» и к слову сказать, вам подходит это имя, на вашем лице отражается очень мало эмоций. носите его с гордостью, я, так же как и мартин, даю свое разрешение.
    - а.. ик.. ка.. как же фр.. ик.. фрай? – еле ворочая языком и икая, произнес зарн.
    - фрай будет вас учить, юный шуст, я даю вам слово! где вы остановились молодые люди?
    - я живу на постоялом дворе «усталый путник», что в дионе, а этот служитель веры, – ткнул пальцем в сползающего под стол зарна шуст. – живет при семинарии, а когда пьян, у меня.
    - что ж, через пять дней мастер фрай придет к вам! ну а теперь давайте прощаться! – и с этими словами тирольд вышел из комнатки.
    ошеломленный шуст остался сидеть за столом, и даже не понимая, что делает, начал есть оставленное старым воином мясо. зарн произносил из-под стола какие-то непонятные фразы, бульбуша и икая. спустя какое-то время он все же совладал со своим языком.
    - зн.. знаешь.. ик… я… я тута фспомнил… на… нам по ис… ик… истории пр.. преподавали. старого ик… гер… гецо… герцога де рун… ик… на… зв.. звали тирольд фторой…
    шуст подтянул к себе незаконченную бутылку с вином и налил в два стакана, в один немного, второй до краев. стакан с малым количеством вина просунул под стол и дождался пока нетвердая рука зарна его примет. сам, взяв полный стакан, шуст с трудом встал на ноги. подняв высоко руку с хмельным напитком, шуст гаркнул во все горло:
    - во славу храбрых! – и осушил стакан до дна.
    4. брачные узы – они навеки.
    первое, что почувствовал шуст с утра, был вкус. вкус гнилой картошки вперемешку с протухшими болотными водорослями. затем пришла головная боль, от которой захотелось кричать, но из горла слышалось лишь непонятное сипение. затем, как и следовало ожидать, пришла жажда, которая затмила собой и противный привкус во рту, и головную боль. шуст с трудом слез с кровати и, не поворачивая головы в сторону своего собутыльника, неровным шагом направился к выходу из комнаты. уже дойдя до двери он вспомнил, что неплохо было бы и одеться, но тут он обнаружил, что вчера у него видимо не хватило сил, для того что бы снять с себя одежду. шуст вышел из комнаты, пройдя по коридору, стал спускаться в обеденную залу постоялого двора. ему вспомнилось его путешествие с родного говорящего острова на торговом судне, каким наивным он тогда был, полагая, что тошнота от качки это самое страшное, что только может быть. теперешняя тошнота ни шла ни в какое сравнение с той, которую он чувствовал, и был готов вывернуться наизнанку весь и лишь слипшийся от жажды рот сдерживал сей порыв. наконец одолев ступеньки, шуст двинулся к стойке хозяина постоялого двора. тот в свою очередь, заметив шуста, стал ухмыляться так, словно ему рассказали очень неприличную шутку, а смеяться во все горло не позволяло воспитание. «видимо чудили вчера здорово», – подумалось шусту. еле доволочив свинцовые, дрожащие ноги к стойке, шуст столкнулся с другой проблемой, он не мог произнести и слова. как заказать воды, если из горла доносится лишь непонятный хрип?
    - вот, шуст, возьми-ка и выпей это. – сказал хозяин протягивая глиняный кувшин – еще вчера приготовил, как только вы вошли, сразу понял, что охлажденный отвар, по рецепту моего деда вам пригодится.
    шуст взял кувшин и сделал первый глоток. отвар был горьковатый на вкус и жутко холодный. от попавшей во внутрь влаги желудок заурчал, а его хозяин, быстро поставив кувшин на стойку, со скоростью ветра выскочил на улицу. вернулся он не скоро.
    - штаны успел снять? – от души веселясь, спросил хозяин.
    - успел, – буркнул шуст. – это что, шутка такая?
    - нет, совсем не шутка. рецепт моего покойного деда. он частенько с утра страдал похмельем, вот и состряпал себе на утро это питье. правда есть небольшой побочный эффект, который ты уже ощутил, но ведь голова не болит теперь, и жажда не мучает, да и ноги не подкашиваются? – все с той же улыбкой спросил хозяин.
    действительно, шуст чувствовал себя намного лучше, в голове прояснилось, ноги уже были в состоянии держать его тело, а изо рта ушло стадо вонючих кабанов.
    - хлебни-ка еще шуст, станет лучше, да не бойся, это от первого глотка забег делаешь. все не выпей, зарну оставь и подруге вашей.
    шуст сделал еще несколько глотков и только потом до него дошел смысл сказанного.
    - подруге?!
    - ну, та, что пришла вчера с вами, – как-то странно улыбаясь, произнес хозяин. – ты что же не помнишь?
    - честно говоря я вчерашнюю вторую половину ночи плохо помню, – признался шуст.
    - да, видимо славно вы вчера погуляли. ну, бери кувшин, отнеси наверх, сам оценишь то, как вы вчера пошалили.
    шусту надоели эти странные взгляды и недомолвки хозяина, он взял кувшин с отваром и пошел обратно в комнату.
    * * *
    от увиденного в комнате шуст впал в ступор. он стоял не в силах произнести ни звука, и чуть было не уронил кувшин с отваром, любезно предоставленный хозяином постоялого двора. на полу в комнате уже давно было устроено спальное место для клерика. когда он «останавливался» у шуста, он спал именно на этих, выпрошенных у хозяина постоялого двора двух матрацах, набитых соломой, и гордо именовал их ложем. теперь на этом ложе спал абсолютно нагой зарн, но не один, а в обнимку с полностью раздетой оркой! чем занимались эти двое ночью, догадаться было не трудно и если об этом узнают в семинарии, зарна не только выгонят, но еще и отлучат. только боги могли так пошутить. шуста стал разбирать хохот, он опустился на пол, поставил кувшин рядом с собой и стал смеяться в полный голос, чувствуя как на глаза стали наворачиваться слезы. от громкого смеха орка проснулась. она вскочила на ноги уставилась на шуста непонимающим взглядом. тот в свою очередь, понемногу переставая смеяться, окинул ее взглядом и оценил фигуру. стройная, широкобедрая, с плоским животом и высокой небольшой грудью она больше походила на женщину человеческой расы и видимо у самих орков считалась слишком худой, даже, наверное, костлявой. рыжие волосы были распущены и достигали груди. лицо было не совсем орочьим. не выступали скулы, лоб не был так широк как у большинства представителей ее расы. нос был тонким и изящным. очень красивые и выразительные карие глаза и полные губы. однако кожа была зеленой, как и положено.
    орка заметила изучающий взгляд шуста и наконец, посмотрела на себя. только теперь до нее дошло, что она стоит перед незнакомым ей человеком нагой. сквозь зеленую кожу проступила кровь, и ее симпатичное личико приняло пунцовый оттенок. орка прикрывшись руками, стала взглядом искать одежду, и тут она увидела все еще спящего зарна. ситуацию она оценила сразу. уже не заботясь о том, что нужно скрыть наготу, орка стала пятиться назад до тех пор, пока спиной не уперлась в угол комнаты. затем она со стоном села на пол и обхватила руками колени и предалась самому древнему женскому занятию. по ее щекам покатились слезы, и послышалось тихое всхлипывание.
    - ну, это уже совсем никуда не годится, – вставая произнес шуст. он собрал разбросанную по полу одежду и отделил все желтое, явно принадлежащее зарну, а то, что осталось у него в руках, он протянул орке. – вот, это, кажется твое, оденься и пожалуйста, перестань плакать.
    - спасибо, – орка взяла протянутые ей одежды. – отвернись, пожалуйста.
    шуст повернулся лицом к двери, отметив про себя, что и голос у орки не грубый, какой то даже детский. он стоял лицом к двери до тех пор, пока шуршание одежды не прекратилось.
    - можешь повернуться.
    наряд орки представлял собой любопытную конструкцию. казалось, отрез ткани специально порвали на лоскуты, а потом хитро переплели, завязали узлами, подвязали друг к другу. юбка и вовсе была похожа на обрывок ткани, обмотанный вокруг бедер. все это было дополнено многочисленными кожаными ремнями и костяным нагрудником. все вместе и надетое на орку это выглядело довольно элегантно. шуст и раньше видел орчьи наряды и в очередной раз подивился вкусам этой, казалось бы, грубой расы.
    орка стояла возле стены, переминаясь с ноги на ногу, и стараясь не смотреть в сторону все еще спящего зарна. сообразив, что вид обнаженного пьяницы сильно смущает гостью, шуст прикрыл наготу клерика одеялом, затем подняв с пола кувшин с отваром протянул его орке.
    - вот выпей глоток, станет полегче, правда… как бы это сказать…
    пока шуст пытался сформулировать, что же ждет того кто выпьет этого зелья, орка поднесла кувшин к губам и сделала приличный глоток. как и у шуста, ее желудок издал радостное урчание, однако гостья даже не сдвинулась с места.
    - хороший напиток, бодрящий. спасибо большое, – орка протянула кувшин обратно сильно удивленному шусту.
    - поблагодаришь хозяина этого постоялого двора, он дал, - шуст поставил кувшин на стол, вытянул из под стола табурет и жестом предложил орке присесть, сам же сел на свою кровать. он, молча, наблюдал, как севшая на табурет гостья собрала свои рыжие локоны и завязала в узелок на затылке. затем она словно прилежная девочка, положила руки на колени и уставилась на шуста любопытными карими глазами. первым эту недолгую игру в гляделки решил прервать шуст.
    - итак, как тебя зовут? и как вообще ты попала к нам в компанию?
    гостья опустила взгляд на свои колени и тихо хихикнула, щеки слегка порозовели, а пальцы стали теребить край юбки.
    - меня зовут зафира рии'улуг. а ты что, плохо помнишь вчерашнюю ночь в «железной чаше»?
    - честно говоря, я ее не помню совсем. после второго стакана вина, память как отшибло.
    - после второго стакана вина? значит вы вчера «драконью кровь» пили?
    шуст смутно припоминал, что на высокой бутылке темного стекла, был изображен раненый дракон. он кивнул зафире, отвечая на ее вопрос. та в свою очередь хихикнула еще раз.
    - значит вы, после благородного вина темных эльфов еще и гномий эль пить стали, – скорее не спрашивая, а утверждая, сказала орка. – хорошо, что темные не знали об этом, вас бы поколотили.
    теперь шусту стало ясно, от чего его так мутило с утра, и болела голова. помешать благородное вино с элем! да как он вообще выжил этим утром?
    - ладно, то, что мы пили вчера, оставим в покое, ты как попала к нам?
    орка хихикнула в третий раз, и с удвоенной энергией продолжила теребить край юбки.
    - ну… мой сопровождающий… раал… он решил брата своего навестить… там во флоране… решили отметить встречу… вот я с ними и попала в «железную чашу»…
    - продолжай.
    - ну… это… мы выпили… вчера казалось не много… потом они в кости стали играть… когда проиграли все деньги… поставили на кон меня… и тоже проиграли…
    - кому? – шуст конечно уже все понял, но верить в это как то не хотелось.
    в этот момент, лежащий на полу зарн, издал протяжный стон. шуст и зафира повернули головы на пытающегося подняться со своего ложа клерика. зарн понял, что подняться на ноги не удастся, поэтому он на четвереньках добрался до своих штанов. долго соображал, как же нужно их одеть, затем справившись с этой непосильной задачей, так же на четвереньках направился к столу. используя в качестве опоры ножку стола, а затем столешницу, зарн поднялся. заметив стоящий на столе кувшин, он схватил его дрожащими руками и опрокинул содержимое себе в рот. спустя мгновения глаза клерика округлились, схватившись за зад, он стрелой вылетел из комнаты. зафира вновь хихикнула и, кивнув головой в сторону двери, сказала:
    - вот ему и проиграли…
    шуст откинулся на кровати, уперев затылок в стену и закрыв глаза. события прошлой ночи стали всплывать в его памяти. они с зарном, с трудом выбравшись из отдельной комнатки трактира, решили продолжить праздновать увенчавшуюся успехом вылазку. эль, танцы, девушки. клерик помнится сел за стол, в шумную компанию, игравшую в кости. даже в том пьяном угаре, зарн умело манипулировал кубиками, и вскоре горка золотых перед ним достигла внушительных размеров. воспоминания шуста оборвались на очередном глотке эля.
    - можно я спрошу? – подала голос зафира. – как зовут моего мужа?
    шуст долго соображал, откуда ему должно быть известно имя ее мужа. он проиграл в голове услышанную от зафиры историю.
    - ты же сказала, что его зовут раал.
    - нет. раал это мой сопровождающий. он служит нашей семье и по поручению моего отца, должен был сопроводить меня в деревню охотников. там я должна была выйти замуж за орка из очень могущественной семьи, это бы укрепило и нашу.
    - если так, то откуда же я знаю имя твоего мужа?
    - ну… вот этот, который выбежал… вы разве не знакомы? - орка еще сильнее покраснела и еще более внимательно стала рассматривать свои руки, теребящие край юбки. шуст ошарашено посмотрел на зафиру.
    -муж?!к-когда?!как?!
    - ну… мы воинственный народ… у нас обрядом для свадьбы… - на лицо зафиры вернулся уже виденный шустом пунцовый оттенок. – ну… то что мы… с ним… ночью.. тут…
    на глазах орки вновь стали появляться слезы. шуста словно ударили дубиной по голове. он смотрел на зафиру и пытался осмыслить то, что услышал. зафира продолжая всхлипывать, бубнила себе под нос:
    - я думала, будет кто-то из моего народа… нет, я конечно счастлива… мне уже пятнадцать… я вышла замуж… - она стихла. потом вытерла тыльной стороной ладони слезы и, подняв взгляд на шуста, вновь спросила:
    - так как его имя?
    - зарн.
    - зафира рии'зарн. – тихо произнесла орка. – теперь так меня зовут.
    в этот момент дверь в комнату распахнулась и в нее вошел посвежевший служитель культа.
    - боги, что за дрянь была в кувшине, шуст?! - заметив, что его товарищ в комнате не один, зарн со всем присущим ему благородством кивнул орке и задал новый вопрос.
    - кто эта прелестная девушка? представишь меня?
    шуст долго молча, смотрел на клерика, а затем, еле сдерживая смех, произнес: познакомься, зафира рии'зарн. твоя жена!
    5. мастер клинка.
    снег крупными хлопьями сыпался с небес на землю, возможно последний снег в эту зиму. мороз уже сдавал свои права владения природой и не лютовал так сильно, как несколько недель назад. реки и озера все еще были скованы льдами, тонкий слой снега еще лежал на земле, но в воздухе уже чувствовалось приближение весны. солнце поднималось все выше и грело с каждым днем все сильнее и сильнее. приближался первый месяц весны – месяц шумной воды.
    артейя, уже в который раз, пересекала центральную площадь гирана, этой столицы торговли. гильдия купцов широко развернулась в этом городе и торговля тут не прекращалась никогда. днем и ночью, под палящим солнцем и в лютый мороз, под снегом и под дождем, продавалось и покупалось все, что только можно было купить и продать. предприимчивые гномы так же не отставали от купцов и предлагали всем желающим смастерить чего-нибудь, хоть меч, хоть доспехи. поначалу вся эта суета очень раздражала эльфийку, она никак не могла привыкнуть к такому количеству и разнообразию всех рас. но со временем артейя перестала обращать внимание на скопление народа, она даже привыкла, что рядом с ней постоянно находятся светлые эльфы. в долине смерти, находящейся севернее гирана ей уже не раз приходилось драться плечом к плечу со всеми представителями рас населяющих элмораден. уставшая, но довольная она шла в гильдию темных. конечно, ведь сегодня она заработала оставшуюся сумму для оплаты своего дальнейшего обучения. за убитых ею монстров королевский казначей отсчитал недостающие три тысячи аден и теперь она со спокойной душой могла продолжить заниматься и жить в гильдии дальше, и оттачивать свое мастерство в долине смерти.
    войдя в здание гильдии, артейя собралась было сразу пойти к магистру, но увидела, как к нему вошел человек в длинном коричневом плаще с капюшоном, скрывающим его лицо. она уже научилась отличать разных представителей рас по тому, как они двигаются, по манере речи. в том, что в гости к магистру зашел человек, не было ничего удивительного, за прошедшие полтора года, что артейя провела в гильдии, она не раз видела странных гостей у магистра. в основном это были люди, пару раз приходили гномы с суровыми взглядами и один раз пришел орк. любопытство заставило темную прислонить ухо к двери кабинета магистра, но разобрать о чем там говорили было не возможно. эльфийка вздохнула и пошла к себе в комнату, расплатиться, в конце концов, можно и после вечерних занятий, а сейчас ей хотелось привести себя в порядок и передохнуть несколько минут.
    уроки владения клинками это самое тяжелое в жизни ученика гильдии, ежедневно по два раза в день, утром и вечером. после утреннего урока шли занятия по боевой магии. ученики впитывали в себя тот минимум, что нужен воинам, укрепить руки, улучшить защитные навыки, а еще артейю учили заклинаниям, которые все по-простому называли танцами клинка. дело в том, что обязательным элементом заклинания являлись два меча, нужно было во время прочтения рун особым способом вращать лезвиями над головой и если не ошибиться в движениях, то часть силы шилен передавалась всем, кого заклинатель решил одарить этой благодатью. после танцев воины почти не чувствовали веса своего меча и управлялись с ним словно с соломинкой, а заклинания магов срывались с губ быстрее и наносили больший урон.
    * * *
    человек, вошедший к великому магистру гильдии темных эльфов, откинул с лица капюшон, обнажив абсолютно лысую голову. на его загорелом лице было столько шрамов, что они могли соперничать по количеству с морщинами, а последних у него было не мало, тяжесть прожитых лет оставила глубокий отпечаток на его лице, однако темно-карие глаза горели задорным огнем, словно у юнца. теперь эти глаза смотрели на старого эльфа, а рот, под крючковатым носом, растянулся в улыбке.
    - приветствую тебя, старый друг.
    эльф оторвал глаза от писем и свитков, заполнявших его стол, и взглянул на вошедшего. его слегка удивило присутствие этого человека в гиране.
    - и я тебя приветствую, друг. каким ветром тебя занесло ко мне?
    - попутным друг мой, попутным.
    - ну что ж, присаживайся, не молоды мы с тобой, дабы на ногах беседу вести, – эльф указал гостю на стул с высокой спинкой, стоящий с другой стороны его стола. – выпьешь чего-нибудь?
    - не откажусь от глотка вина, но не больше, сам понимаешь…
    в одном из многочисленных ящиков стола у темного нашлась бутылка «драконьей крови» и два походных стальных стакана. в оба стакана он налил совсем немного, а затем, убрав бутылку обратно в стол, кончиками пальцев придвинул один к сидящему напротив человеку. не произнося тоста, оба выпили.
    - итак, что заставило человека, которого вот уже долгие годы столь упорно и столь безуспешно разыскивают королевские шпионы, прийти в гиран лично? все курьеры заняты?
    - дела личного характера и курьеры тут ни причем, друг мой.
    - о! личного характера? на старости лет решил личную жизнь устроить? в твои-то семьдесят с лишним, – довольный шуткой магистр растянул губы в ухмылке.
    - ты все так же цепляешься к словам. честно сказать, я соскучился по этой твоей манере шутить.
    оба замолчали, вспоминая о былых временах.
    - так какие же личные дела у тебя, – нарушил молчание темный.
    - по просьбе нашего общего друга, я стал учить одного паренька и надо сказать ученик оказался способным. всего за год и три месяца впитал все, что я знаю сам. вдобавок придумал пару своих финтов, от которых я, правду сказать, чуть было не лишился головы.
    - твой собственный ученик всего через год чуть было не укоротил тебя? – магистр темных был очень удивлен.
    - он делает выпады и ставит защиту практически не думая. говорит, само как-то получается.
    - а кто его учил до тебя?
    - в том то и дело, что учился он не у мастера, а у преподавателя в гильдии глудина. кстати о гильдии глудина, помнишь мартина пройдоху?
    - конечно, помню, славный воин был, светлая ему память.
    - погоди. рановато мы его похоронили. он в гильдии глудина архивариусом трудится, вот такие дела.
    - не может быть!
    - да. после башни дерзости мы его считали мертвым, а он нас давно похоронил. ну, об этом позже, давай мои дела уладим, да я поскорей покину гостеприимные владения графа де гиран.
    - согласен, не следует тебе злоупотреблять его гостеприимством. итак, твой талантливый ученик…
    - я пристроил его в здешнюю гильдию воинов, дабы он на законных основаниях стал паладином, а тебя попрошу преподать ему несколько уроков, так сказать, в частном порядке. так же, как когда-то ты учил и нас.
    темный нахмурился. много лет назад он уже нарушил закон, запрещающий обучать мастерству темных эльфов представителей другой расы, но тогда он был бродячим воином, ввязывался во все авантюры, какие только мог. теперь он великий магистр и чтить древний закон его священная обязанность, но и отказать человеку, с которым их многое связывало, он тоже не мог. человек со смирением ждал решения эльфа, он понимал, какую трудную задачу поставил перед другом и если темный откажет, что ж это его право и винить его будет не в чем.
    - скажи, что тебе в нем? почему ты так помогаешь ему?
    - не знаю. может быть от того, что вижу в нем всех нас в молодости и хочется верить, что может быть, у него получится обрести тот мир, о котором мечтаем мы.
    эльф задумался еще на несколько мгновений. наконец, взвесив все «за» и «против» магистр принял решение.
    - закон однажды уже был мною нарушен, поздно что-либо менять. тем более что я уже стар, и стыдно бояться наказания. я обучу его всему, что знаю сам, пусть приходит.
    - благодарю тебя старый друг. он придет через месяц, когда ему разрешат покидать гильдию, – тут человек растянулся в широкой улыбке. – он представится шустом.
    магистр вздрогнул от услышанного.
    - не удивляйся ты так, друг мой, это работа мартина пройдохи. только благодаря этому имени мы и узнали, что он жив.
    - м-да, – только и смог сказать эльф.
    человек поднялся, накинул капюшон и, взмахнув на прощание рукой, покинул кабинет магистра, оставив последнего размышлять о превратностях судьбы.
    6. сплетенье судеб.
    на самой высокой башне хрустального замка стоял, скрестив руки на груди, мужчина. он смотрел вниз, на дымку, заполнявшую все пространство у подножия. казалось, он видит в движениях тумана нечто, что сокрыто от посторонних глаз и мысли его были полностью сосредоточены на этих хитро сплетающихся испарениях воды. он видел в этом чужие судьбы, чужие жизни. сзади подошла женщина и ласково положила свою ладонь на его плечо.
    - ты чем-то опечален муж мой?
    мужчина не отрывая глаз от тумана, накрыл ладонь жены своей и продолжал так же молча взирать вниз. женщина не торопила своего супруга, она спокойно ждала, зная, что получит ответ на свой вопрос. казалось лишь спустя целую вечность мужчина перестал вглядываться в серую дымку и, переведя взгляд на свою жену, произнес:
    - мне скучно, моя любовь, тоска съедает.
    женщина убрала руку с плеча мужа и, подойдя к краю башни, с беспокойством взглянула вниз.
    - что ты задумал супруг мой?
    в ее голосе слышалась строгость.
    - опять тебе не терпится устроить какую-нибудь заварушку? столько лет прожили в мире и спокойствии!
    - я мужчина! я должен сражаться! в самой гуще схватки, в самом пылу сражений! от этого кровь в моих жилах бежит быстрее!
    женщина с упреком посмотрела на своего мужа, от чего тот сник и опустил свой взгляд себе под ноги.
    - тебе мало тех стычек, что случаются, чуть ли не каждый день, по твоей милости?
    мужчина вскинул голову, и супруга увидела его гордый пылающий взор. она долго и с любовью наслаждалась этим зрелищем. «все-таки, какой он у меня прекрасный в этом своем боевом задоре, а стоит ему разрешить помахать своим мечом…» женщина даже закусила нижнюю губу, от накативших на нее воспоминаний. каким пылким любовником становился ее муж после сражений. она мягко улыбнулась, подошла, обняла своего супруга за шею и нежно поцеловав, произнесла:
    - что ж, будь по-твоему, но не увлекайся, я буду следить за тобой.
    * * *
    весна бушевала по всей земле уже целый месяц. ей некогда было скучать, столько накопилось у нее работы. избавится от остатков снега, накрыть зеленой травой плодородные земли, украсить цветами фруктовые деревья и полевые травы. наполнить воздух ароматами, сводящими с ума всех животных и птиц, заставляя их искать себе пару, вить гнезда, обустраивать норы. даже разумные существа чувствовали в воздухе, что-то такое, от чего хотелось раскинуть руки в стороны и радостно побегать по зеленому лугу, покувыркаться в свежей траве. но находились и такие, кто не очень радовался приходу весны, хотя правильнее будет сказать, что они не могли порадоваться, им было не до того. например, новичкам в гиранской гильдии воинов было совсем не до весны. их гоняли от рассвета и до заката. тренировки и упражнения чередовались лекциями и занятиями. бег в полной амуниции, лекции по военной стратегии и боевой тактике, все хитрости оружейного искусства, как выбрать меч, как подогнать под себя броню и еще целая череда уроков. ежедневные многочасовые тренировки, с учителями, с учениками, один на один, группа на группу. как противостоять лучникам, магам, закованным в броню рыцарям, легко вооруженным ассасинам, группам из разных воинов и магов. кого взять себе в напарники, лучника или мага, может быть того и другого. какие благословения попросить у проповедников, мудрецов, вестников. у многих, от получаемой информации шла голова кругом, они-то рассчитывали на ту же казарменную жизнь, что и в гильдии глудио или глудина. подучат мечом махать и все, ты уже на более высшей ступени в военной иерархии, однако магистры гильдии не собирались раздавать звания направо и налево. многим выпускникам в будущем предстояло командовать отрядами, и неумелый командир мог легко сгубить всех своих воинов. от такого жесткого напора со стороны преподавателей большая часть вступивших в гильдию так и не получала вожделенного звания, а покидала ее ни с чем, так и оставшись в статусе простого воина. лишь четвертая часть из поступивших достигала цели - финального испытания. из оставшейся четверти только половина проходила его.
    шуст откровенно скучал на занятиях, знания давались ему легко, он схватывал и запоминал все довольно быстро, многое он уже знал, ведь огромный багаж знаний он получил от мастера фрая. тот сидя вечерком у костра, после занятий, втолковывал шусту про все эти военные хитрости, рассказывая какие приемы можно использовать в бою, доведись ему, шусту, командовать большой армией, вычерчивая планы сражений и осад на земле тонким прутиком. были еще в мозгу шуста такие знания, которые мечтали заполучить даже сами магистры гильдии, этими знаниями делился с ним старый друг фрая, глава гильдии темных эльфов. шуст помнил, как впервые пришел к этому старому воину, от взгляда которого все тело пронизывала дрожь. от высокого эльфа в черных одеждах веяло мудростью и силой. тогда шуст назвал свое имя, и великий магистр долго рассматривал его своими, словно видящими насквозь, глазами. затем он, так и не представившись, приказал шусту следовать за собой, вывел его из здания гильдии на улицу. они прошли по огромному городу несколько кварталов, пока, наконец, не зашли в неприметный дом, за которым оказался небольшой изолированный двор. эльф сказал, что каждый второй, четвертый и шестой вечер недели шуст обязан приходить в этот дом для обучения. юный рыцарь никогда не нарушал данного условия, наоборот, он был готов прогулять все уроки гильдии, лишь бы получить как можно больше знаний от темного эльфа. эльфийская манера владения мечом настолько разительно отличалась от людской, что казалось, ты исполняешь какой-то танец, настолько изящными и плавными были движения. каждое вращение меча, каждый замах, выпад, выполнялись с такой тонкостью движений, будто это всего лишь умелые акробатические трюки, но всем было известно как обманчивы эти танцы с мечом. в военной же стратегии особых отличий не было, хотя темные эльфы больше предпочитали действовать хитростью, а не лезть напролом, как люди. больше обходных маневров, ловушек и засад. эльф так же учил шуста, как противостоять воинам той или иной расы. как выстоять против гномьего хирда, закованного в тяжелую броню отряда со сцепленными щитами, этих низкорослых воинов. как выстоять против впавших в ярость орков. какими оберегами спастись от атак магов. он заставлял шуста обыгрывать в уме сотни сражений, и так и эдак формируя войска. но больше всего темный учил воевать против соплеменников шуста. он всегда повторял: «как это не прискорбно, но чаще всего тебе придется сражаться с себе подобными. да вы воины по природе, ведь вас создал грэн каин». шуст сначала было возмутился, ведь как же так, это не правда, людей, как и все другие расы, создала эйнхазад, но темный эльф лишь улыбнулся и ответил, что не следует верить всему, что говорят храмовники. позже он рассказал древнюю легенду о сотворении мира и высказал несколько причин, по которым люди желали приравняться к остальным расам, на протяжении тысячелетий подменяя знания об их истинном происхождении. этих причин шуст так и не понял, но он поверил темному эльфу. так продолжалось изо дня в день. занятия в гильдии днем и через день по вечерам с великим магистром темных эльфов.
    не забывал шуст и своего друга зарна, вернее его жену зафиру. еще задолго до того как они покинули дион, у них случилось радостное событие, родился сын, зачатый, как оказалось в ту ночь, когда они побывали во флоране. зарн нарек сына патриком, это был веселый мальчуган, с такими же рыжими волосами как у матери, но в остальном был вылитый отец. шуст уже не впервые слышал о смешанных браках и уже знал, что в таких семьях все дети будут принадлежать расе отца. темный эльф говорил, о какой-то очень древней и очень мощной магии, возможно даже магии богов, или титанов, влияющей на это. во всем элморадене не рождались полукровки, всегда дети были той же расы, что и отец. теперь шуст убедился в этом лично, когда зафира родила нормального человеческого младенца, а не орка или, что еще хуже, помесь того и другого. сколько хлопот доставили им эти события. зарн из кожи вон лез, чтобы только никто не узнал об их браке и рождении ребенка. мало того, что он нарушил обет безбрачия, так еще и с оркой, поклоняющейся духу паагрио. фрай тогда хохотал от души. все же им удалось скрыть все эти нелицеприятные для зарна факты, ведь поначалу опешивший и принявший в штыки свой брак, он потом неожиданно для самого себя и для шуста настолько сильно привязался к зафире, что готов был для нее достать с неба луну. теперь зарн находился в семинарии храма в гиране, откуда выйти можно лишь через шесть месяцев, сдав все экзамены, а зафира снимала несколько комнат в гостинице «красный дракон», что у восточных ворот гирана. средства, что были выиграны этим шулером во флоране, позволяли ей и патрику не в чем себе не отказывать. шуст заскакивал к ним в гостиницу проведать, узнать, как идут дела, все ли у них в порядке и во время этих посещений зафира считала своим долгом накормить шуста до отвала мясом и влить в него не меньше половины бочонка эля. от такой орочьей диеты шуст спасался лишь бегством. он иногда даже слегка завидовал зарну за столь неожиданно свалившееся на него счастье.
    в самой гильдии у шуста не все было гладко. со стороны преподавателей никаких пререканий не было, наоборот они восхищались столь одаренным учеником, что как раз и являлось причиной проблем шуста. зависть. зависть со стороны таких же как он, учеников гильдии. особенно тяжело было с одним из них. его звали ричард, виконт де гиран, сын графа, владельца замка и наместника города гирана, лучшего друга и сподвижника короля. этому знатному отпрыску не давало покоя, что он с самого детства обучаемый самыми лучшими мастерами уступает кому то, кто ниже его по статусу в обществе. хотя, к слову сказать, шуст никому не говорил о том, что он простолюдин, да и фрай не советовал ему этого делать. наоборот, когда они пришли к архивариусу гильдии, фрай вел себя так, словно он слуга, называл шуста господином и делал все, чтобы создалось впечатление, что шуст если не дворянин, то, по крайней мере, незаконнорожденный сын вельможи. это обстоятельство, что ричард никак не мог вычислить принадлежит ли шуст к знатному роду или нет, тоже подливало масло в огонь. затем появилась итилия. такой красоты шуст еще не встречал. ему конечно приходилось видеть эльфиек, но итилия была самой прекрасной из всех. невысокая, даже можно сказать миниатюрная, с волосами цвета золотистой соломы. ее лицо было подобно ангелу, небольшой изящный носик, как и у всех эльфов слегка раскосые, золотисто-карие глаза. со стройной фигурой, она так манила и привлекала шуста, что он потерял покой и сон. с того дня, как она появилась в гильдии, желая получить звание серебряного рейнджера, между шустом и ричардом началось соревнование за ее благосклонность. итилия снисходительно принимала ухаживания обоих, и было не понятно, кого же она предпочтет. однажды, гуляя вместе с ней в городском парке, шуст не выдержал и признался ей в любви, однако в ответ он услышал лишь звонкий переливающийся смех.
     
  4. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    - не обижайся шуст, просто это уже второе признание, которое я слышу за сегодняшний день. всего два часа назад, ричард тоже сказал, что любит меня, и жить без меня не может.
    сердце шуста готово было выскочить из груди.
    - и что же ты ответила ему?
    - прости шуст, он все же виконт и в будущем он станет графом де гиран. мой союз с ним более выгоден, хотя не буду отрицать, к тебе меня тянет больше чем к нему, но все-таки я выбрала ричарда.
    после этих слов в глазах у шуста потемнело. он был готов вырвать собственное сердце из груди, лишь бы не чувствовать той боли, что причинили ему эти слова.
    - шуст, пожалуйста, прости меня, – почти шепотом сказала итилия - мы можем остаться друзьями. мне очень нравится с тобой говорить и мне не хотелось терять твое общество.
    лишь огромным усилием воли шуст не дал вырваться из собственного горла крику, и не допустил, что бы на его глазах появились слезы. он взглянул на итилию и даже заставил себя улыбнуться ей.
    - хорошо. будем друзьями, – сказал шуст и одни боги знали, как тяжело было ему произнести эти слова.
    итилия улыбнувшись, поцеловала его в щеку, что разожгло в душе шуста огонь надежды, потом взяла его за руку и вместе они вернулись в гильдию воинов.
    на следующий день все знали, что ричарду невероятно повезло, ведь его девушкой стала самая прекрасная эльфийка. он ходил, словно напыщенный петух и всем вокруг хвастался своей победой.
    каждый вечер, перед тем как уснуть шуст воображал, каким образом он убьет этого мерзавца и каждый день он старался пройти так, что бы было можно хоть немного, украдкой взглянуть на итилию. иногда она замечала его взгляды и незаметно для виконта улыбалась шусту, от чего тот был готов и петь от счастья и рыдать от горя.
    во время занятий шуст старался отрешиться от сердечных мук, но с каждым днем становилось все труднее и труднее. даже темный эльф, его учитель, стал замечать неладное. однако на все его вопросы шуст либо отвечал, что все в порядке, либо просто молчал. зафира наоборот, сразу же почувствовала, что у шуста тяжело на сердце и прямо спросила:
    - кто та, которая так мучит тебя, скажи, и я своими руками вырежу ей сердце и брошу к твоим ногам.
    от такой орочьей заботы шусту даже стало немного легче.
    - спасибо зафира, но я справлюсь сам.
    после этого зафира больше не касалась этой темы, но теперь старалась влить в шуста не половину бочонка эля, а весь.
    долго так продолжаться не могло, нервы шуста уже были натянуты как струна, а способ сбросить хоть на время груз переживаний шуст знал только один, этому способу его научил зарн. шуст решил напиться где-нибудь в шумной компании, но без знакомых лиц. попрощавшись с великим магистром темных эльфов, после очередного занятия, он решил, что всю ночь он проведет в трактире. выбрав подходящий, подальше от центра города и жеманной знати, трактир с веселой разномастной компанией, он сел за стол и заказал первую кружку самого крепкого гномьего эля. «ну вот, можно и начать» - подумал шуст и сделал первый глоток.
    когда в голове уже порядком шумело, а счет выпитым кружкам уже был около десятка, над его головой раздался приятный женский голос.
    - вы разрешите, я присяду с вами?
    * * *
    все происходящее вокруг вас, будь вы человек, эльф, гном или орк, случается по нескольким причинам. первая, на которую ссылается большинство мыслящих существ, это судьба или промысел богов, все называют по-разному, но смысл один и тот же. от тебя ничего не зависит в таком случае, если это предопределено, то так тому и быть, миновать этого нельзя. вторая, это конечно выбор. любое хоть незначительное происшествие, это результат выбора, в конце концов, если тебя съели людоеды, то в этом твоя вина, коль ты сам выбрал дорогу мимо их места обитания. что-либо делать или не делать, или выбрать из нескольких путей один, все это решаем мы сам. конечно, тут встает проблема разумности выбора, но кому сколько ума дано, настолько и разумен будет выбор. и наконец, третья причина происходящего с вами, это любопытство. все эти «а что если?», «ну что же там такое?», «о чем они там говорят?» и прочее, прочее. именно из-за любопытства, съедающего вас можно попасть в такую передрягу, из которой выбраться не будет возможности. хотя конечно не всегда любопытство приводит к беде, иногда это приносит и положительные результаты. оглянитесь вокруг, все, что вы видите результат любопытства, от ловли рыбы до каменной кладки, от выращивания хлеба до самых могущественных заклятий, все это результат того самого «а что если?».
    именно любопытство, уже несколько недель, съедало артейю. «куда же это через день ходит наш великий магистр по вечерам?» - думала она – «вечно у него какие-то тайны. то гости непонятные, теперь вот сам неизвестно куда ходит». в первый раз, когда артейя заметила его отсутствие, она не предала этому никакого значения. затем, когда стало понятно, что это происходит постоянно и тогда в душе артейи завелся тот самый червячок, который грызет тебя изнутри, и пока ты не узнаешь в чем там дело, он не прекратит тебя кусать. в конце концов, эльфийка решила проследить за магистром, но оказалось, что это не так-то просто, старый эльф, поначалу казалось, будто исчезал из гильдии. позже ей все-таки удалось найти путь, которым магистр уходил, но проследить за ним в городе оказалось еще труднее. на протяжении нескольких недель она теряла его из виду, но вот сегодня ей улыбнулась удача и она пришла к тому самому дому, куда несколькими мгновениями ранее вошел ее сородич. артейя нашла удобное место в тени деревьев, на противоположной стороне улицы и стала наблюдать. долго ждать не пришлось, чрез некоторое время в этот же дом зашел человек. любопытство артейи опять подскочило до критического уровня и она, оглянувшись по сторонам, перешла улицу и попыталась осторожно заглянуть в окна. её ждало разочарование, окна дома были завешены плотной тканью, так что не осталось ни одной щелки, сквозь которую можно было бы заглянуть вовнутрь. как ни прикладывала она свои уши к стеклу окон и не напрягала свой чуткий слух, услышать тоже ничего не удалось, войти же в дом артейя не осмелилась. раздосадованная эльфийка вернулась на свой наблюдательный пост под деревом со стойким желанием дождаться, когда магистр и его посетитель выйдут из дома, а уж тогда она решит, что делать. несколько томительных часов она провела сидя в тени, то и дело подскакивая и прислушиваясь к каждому звуку, уж не из дома ли он донесся. в конце концов дверь дома открылась и из нее вышли магистр и человек. они постояли немного, как догадалась наблюдательница, прощались, затем магистр направился туда же, откуда пришел, а человек пошел в другую сторону. артейя подождала пока старый эльф уйдет подальше, а затем побежала вслед за человеком, она догнала его довольно быстро и пошла за ним по пятам, держа некоторую дистанцию. человек совсем не беспокоился насчет того, что за ним могут следить, не петлял по городу, не оборачивался, шел не быстрым шагом, пока, наконец, не вошел в трактир, после недолгих колебаний эльфийка вошла за человеком.
    в трактире уже было полно народу, играла плясовая и несколько разгоряченных элем скакали возле музыкантов, всеми силами стараясь доказать, что их прыжки это танец. публика была разномастная, и как показалось артейе, тут стояла на ушах половина гирана. если бы ей удалось хоть раз посетить «железную чашу» во флоране, то этот трактир был бы для нее средоточием спокойствия и целомудрия. она взглядом окинула зал и увидела того самого человека, он сидел один за небольшим столом и задумчиво вертел в руках полную глиняную кружку с элем, наконец, видимо придя к какому то логическому концу своего мыслительного процесса, сделал большой глоток. так продолжалось довольно долго, выпив одну кружку, он тут же заказывал следующую. артейя уже поняла, что цель этого человека, напиться до беспамятства и пока он этого не сделал, она решила поговорить с ним. все это время она стояла в десяти шагах от него, прислонившись к стене, теперь же отойдя от стены, она пересекла зал трактира, осторожно обходя находящихся тут гуляк, подошла к стоящему за стойкой трактирщику.
    - вина будьте любезны.
    трактирщик живо подскочил к ней, почтительно кивнул и спросил:
    - вам «преамонт», «черное сердце» или «макео»?
    артейя помощилась, трактирщик перечислил только людские вина и ни одного эльфийского.
    - а что, ничего другого нет?
    - к сожалению только эти, вина темных эльфов очень дороги. конечно, еще есть «слезы инглид», но ведь вы не будете пить вино светлых эльфов?
    эльфийка энергично замотала головой.
    - я так и думал, ну либо эти, либо гномий эль.
    артейя немного подумав, вздохнула и заказала «преамонт», из всего перечисленного это, по словам ее соседок по комнате, было более приличным. трактирщик налил вина в высокий стакан почти до краев и подал его девушке со словами:
    - с вас две адены.
    рассчитавшись и забрав вино, девушка двинулась к столику, за которым сидел интересующий ее человек. подойдя, она стала напротив сидящего, собравшись духом она спросила:
    - вы разрешите, я присяду с вами?
    человек подняв на нее глаза, долго смотрел, наконец, сообразив, что же от него хотят, молча кивнул, а затем сделал очередной глоток эля. артейя усевшись, стала с любопытством его разглядывать. человек был молод, возможно, старше ее самой, но не на много. он напомнил артейе древнего эльфийского военачальника, портрет которого висел в церемониальной зале гильдии, такое же аристократическое лицо, прямой нос, волевой подбородок, тонкие губы. правда у человека были светло-русые волосы, хотя, так же как и на портрете зачесаны назад, и уши были не остроконечными, а круглыми как у всех людей. но самым главным были пронзительно голубые глаза, которые сейчас, к сожалению эльфийки были затуманены алкоголем. «а он красив» тут же пронеслось в голове артейи. у нее даже пересохло во рту, и она приложилась к стакану с вином. вино оказалось действительно неплохим, слегка терпким, с приятным ароматом и вкусом. после глотка вина, эльфийка вновь стала любоваться сидящим напротив. «шилен, что со мной?! я заглядываюсь на человека!» пыталась вразумить себя девушка, но так и не могла оторвать от него взгляд. спустя какое-то время артейя с удивлением обнаружила, что ее стакан пуст, но завязать разговор так и не удавалось, вернее она не хотела нарушать покой этого человека своими вопросами, вдруг он встанет и уйдет или еще хуже прогонит ее. так они и сидели, она, молча смотрела на него, он, молча смотрел на кружку с элем, иногда прерываясь что бы сделать очередной глоток. артейе казалось, что она готова просидеть вот так хоть всю жизнь, ей было не понятно, что с ней, почему ее так влечет этот, странно похожий на эльфа с портрета, человек. эту идиллию прервал сам сидящий напротив, он, вдруг подняв глаза, осознал, что перед ним сидит очень даже симпатичная девушка, хоть и со странно темной кожей.
    - а ты это… хорошая… давай выпьем а? – еле ворочая языком, сказал он и, повернув голову в сторону трактирщика, прокричал: – два эля! мне… и девушке…
    * * *
    проснувшись и не открывая глаз, шуст первым делом прислушался к собственному состоянию. в голове немного шумело, но боли не было. неприятный вкус во рту тоже отсутствовал, однако жажда все же была. «что ж могло быть и хуже, однако, в целом ничего. итак, где это я?» осторожно открыв глаза, посмотрел на потолок. «так, не комната в гильдии и не у зафиры. значит где-то еще. и почему мне так тяжело дышать?» опустив глаза, он с удивлением обнаружил, что на его грудь положила свою голову мирно спящая девушка с ослепительно белыми волосами и серым цветом кожи. первым на ум пришло только одно: «нет, дважды такого повториться просто не может!»
    * * *
    женщина, наблюдавшая за переплетениями тумана у подножия хрустального замка, улыбнулась. теперь она была спокойна, ее муж теперь не натворит много бед. она обещала ему, что будет следить за его делами, а вносить небольшие дополнения в его планы, было ее собственной инициативой. она со спокойной душой повернулась и вздрогнула от неожиданности, за ее спиной стоял и улыбался ее муж. было сразу понятно, он видел, как она вмешалась.
    - ну что ж, все сначала, все по старому, так ведь любовь моя эйнхазад?
    - ты разрушаешь, а мне потом восстанавливать грэн каин. я не могу стоять в стороне.
    - твое вмешательство добавит остроты в мою игру, супруга моя и еще развлечет не только меня, но и тебя.
    - это еще напомнит им там внизу, что мы боги не забыли их.
    эйнхазад приблизилась к мужу и страстно поцеловала его. после поцелуя грэн каин поднял свою жену на руки и направился к лестнице, пока у них еще было время на то, что бы отвлечься.
    ii. история длиною в жизнь.
    1. игры богов.
    эйнхазад поднялась на вершину башни хрустального замка, уже зная, что встретит там своего мужа, но полной неожиданностью было присутствие на вершине башни не только грэн каина, а еще и их дочери евы. они вместе внимательно смотрели к подножию замка, о чем-то тихо переговариваясь. иногда грэн каин восклицал «вот, смотри, может быть тут?», на что ева тихо качала головой и отвечала «прости отец, но это не подойдет». праматерь тихонько подошла сзади, но застать врасплох верховного бога не удалось. грэн каин повернулся к жене, широко улыбнулся и жестом поманил ее к краю башни. ева тотчас поклонилась матери и поспешила ретироваться, но отец, взяв ее за руку, не дал ей уйти.
    - подумай, как все же сделать то, о чем я тебя просил дочь моя. хорошо?
    - конечно, сделаю все, что смогу отец.
    - вот и умница, а теперь ступай, – с этими словами грэн каин отпустил руку дочери и та, еще раз поклонившись, удалилась.
    - кто еще, помимо евы, участвует в твой игре, супруг мой? – с напускной строгостью спросила эйнхазад.
    грэн каин смущенно улыбнулся.
    - неужели паагрио, мафр и сейя тоже помогают тебе?
    - я надеялся, что и ты тоже примешь участие.
    - нет! ты же знаешь, я поклялась не вмешиваться в жизнь живущих там внизу! вспомни титанов! – воскликнула богиня, но тут же увидела хитрую ухмылочку мужа и задорный блеск его глаз.
    - а что же тогда, позволь спросить, ты делала тут, когда я тебя застукал? – не скрывая дружелюбно-насмешливого тона, спросил грэн каин.
    эйнхазад вынуждена была признать, что любопытство главный из ее пороков. как она могла пройти мимо такой возможности и не сделать маленькую поправку? однако это было лишь безобидной шалостью по сравнению с ее последним вмешательством. по набежавшей на лицо жены тени, грэн каин сразу сообразил, в чем дело.
    - молот скорби я тебе больше не дам, даже если ты будешь меня слезно умолять, стоя на коленях.
    - я? слезно умолять?! на коленях?!! – негодованию богини, казалось, нет предела. она уже была готова обрушить на мужа всю мощь четырех стихий, но тут опять натолкнулась на его ухмылочку.
    - какой же ты все-таки…
    - да-да?
    эйнхазад вздохнула и улыбнулась грэн каину.
    - какая тебе нужна помощь?
    верховный бог подмигнул жене и, потирая ладони, приблизился к краю башни.
    - как ты успела заметить, радость моя, душу я нашел. очень подходящая надо сказать. однако есть одно «но», для моих планов нужна еще и кровь, а вот с ней проблема. хотя материал неплох, весьма неплох.
    эйнхазад опустила взор на дымку у подножия, а грэн каин, обняв жену за талию, тихо, почти шепотом стал объяснять ей, что он собственно хочет. наконец он, высказав свои пожелания, принялся ждать ответ от жены.
    - нужно созидание и от того ты так стараешься втянуть меня в свои планы. так ведь любовь моя?
    верховный бог в это время уже начал изучать шею своей жены губами, поэтому эйнхазад услышала лишь «угу». она расслабилась, и волна удовольствия прокатилась по ее телу. грэн каин выбрав момент и приблизившись к уху жены прошептал:
    - сейя просил твоего дозволения выпустить своих артеас в большой мир.
    эйнхазад напряглась. затем она отстранилась от мужа и его ласк, хотя не желала этого.
    - ну, этих я не могу отпустить без наказания, – спокойно произнесла она. – они слишком горды и самовлюбленны. когда на земле шли войны, эти недостойные моего гнева предавались развлечениям. они отказывали всем в помощи, летали себе в небесах и смеялись над горестями находящихся внизу. они пали в моих глазах. я разрешу выпустить их, если ты, мой муж, накажешь их самой страшной карой.
    - я предвидел это и, посоветовавшись с нашим младшим сыном, придумал им наказание. сейя посчитал это наказание справедливым, несмотря на то, что они его любимцы.
    - скажи какое, грэн каин и я скажу, искупит ли это их вину.
    - они будут лишены возможности летать, но не забудут, что когда-то они могли это делать. я заберу у них одно крыло.
    - хорошее наказание, но этого мало. я тоже накажу их. отныне они лишены своего имени, теперь они не артеас, теперь они падшие и не могут носить имени.
    - это слишком жестоко, эйнхазад, два таких наказания. сделаем вот что, сменим им имя, просто переведем на язык титанов слово «падший», это будет неплохим напоминанием им.
    - что ж, да будет так. теперь имя им – камаэль и все забудут, что когда-то они были артеас.
    2. начало бури.
    месяц желтой листвы как всегда изобиловал проливными дождями, они шли по нескольку дней, щедро орошая землю влагой. казалось, эти дожди старались смыть все, что еще хоть как-то напоминало о лете. вот и в эту промозглую, холодную ночь шла гроза. вылетая из тяжелых черных туч, застилавших небо, миллиарды капель водяными стрелами вонзались в землю. сверкающие молнии и следовавшие за ними раскаты грома дополняли картину буйства природы. стоявший под проливным дождем человек казалось, не замечал тяжелых капель, стучавших по его черным доспехам. в те мгновенья, когда небо озарялось очередной вспышкой молнии, он старался разглядеть стоящий неподалеку замок. этот замок своей мрачной величественностью притягивал взор. сколько столетий стоял он тут, на высоком утесе, на самом краю, у моря, сколько войн он повидал, сколько властителей сидело в его тронном зале, он многое мог бы рассказать, но жаль, камни не могли говорить. смотревший на замок сейчас всем сердцем желал, что завтра ему удастся вписать свое имя в историю этих камней и кто знает, может быть, когда-нибудь люди научат их говорить и те произнесут и его имя. человек так внимательно смотрел на замок, что не услышал, как сзади к нему подошел еще кто-то. подошедший почтительно ждал, пока на него обратят внимание, но затем, поняв, что его присутствие остается незамеченным негромко кашлянул. человек в черных доспехах повернулся и лишь когда очередная молния озарила небо смог узнать подошедшего.
    - лейтенант ликом. слушаю тебя.
    человек названый ликомом приложил к сердцу правый кулак, слегка поклонился и произнес:
    - господин баронет, осмотр проведен. к завтрашнему утру все готово.
    баронет посмотрел за спину лейтенанту на огромное количество костров, которые не тухли под проливным дождем лишь благодаря магии. его войско отдыхало и набиралось сил перед завтрашним сражением. человек в черных доспехах бросил еще одни взгляд на замок.
    - проверьте часовых, а потом отдохните лейтенант, завтра нам потребуется много сил.
    ликом вновь приложил кулак к сердцу, поклонился и поспешил выполнить последнее указание своего господина. баронет проводил взглядом офицера и решил, что ему самому пора возвращаться в шатер. он шел к центру лагеря, обходя костры и сидящих вокруг них воинов, которые при виде его вскакивали и ударяли правым кулаком по груди и склоняли головы, в ответ он так же прикладывал правый кулак к груди. встреченные маги поднимались и делали легкий полупоклон, а баронет отвечал им лишь кивком. его армия была похожа на лоскутное одеяло, люди, эльфы, гномы, орки и даже эти, появившиеся словно ниоткуда совсем недавно, однокрылые камаэли. эти существа словно излучали тьму. внешне они походили на эльфов, но бледная кожа, и эти их красные глаза, они были, словно демоны и дрались они так же, стремительно, яростно.
    десять лет назад торговый караван, шедший из глудио в руну по морю, натолкнулся на остров там, где его никогда не было. гномы купцы первыми ступили на землю камаэлей и впервые встретили этих существ. они приняли их за демонов и даже напали на них, но хвала богам все обошлось, и тогда никто не пострадал. король, прослышав об этом, поспешил объявить новые земли королевскими владениями и в подтверждение своих намерений выслал армию. однако вопреки опасениям камаэли приняли протекторат с абсолютным равнодушием и безо всяких трений присягнули на верность короне и вскоре снискали славу великолепных воинов. на первый взгляд их хрупкое телосложение и оружие, больше похожее на украшение, не выдавали в них виртуозных бойцов, но стоило вступить с ними в схватку, как сразу становилось ясно, как обманчив их внешний вид. сами о себе они рассказывали мало, единственной информацией были лишь слова «раньше мы могли летать и строить великолепные города в небесах с помощью магии, а теперь мы прокляты и ходим по земле и не можем колдовать». это было сущей правдой, магов среди них не было. вот так постепенно и стали распространяться камаэли по всему королевству.
    баронет подошел к огромному шатру и, поприветствовав двух часовых орков, вошел внутрь.
    - ах, георг, вот и ты. мы уже заждались тебя, и было подумали, что ты проведешь всю ночь на улице, под дождем.
    в шатре находились пятеро, двое людей, орк, гном и камаэль. говорившим был полноватый человек в зеленой робе храмовника, поверх которой были надеты легкие белые доспехи. в кольце на поясе висел изящный меч с ажурной гардой.
    - епископ бондэ хотел уже начать вас разыскивать, но только после того как расправится с бутылкой «макео», - со смехом в голосе произнес сидящий на стуле с высокой спинкой возле разведенного в центре шатра огня орк.
    улуг рии'тан, как и все собравшиеся в этом шатре был капитаном в армии баронета, кроме епископа, тот был старинным приятелем, советником и правой рукой георга.
    - кстати преотвратительное вино надо признать, неужели не осталось ничего получше? хотя бы бутылку «преамонта», – пожаловался бондэ.
    - вы епископ выпили последнюю бутылку хорошего вина еще вчера, на нашей последней стоянке, – произнес гном по имени тьорм.
    гном стоял возле стола с картой и, положив руки и подбородок на рукоять своего молота, мрачно взирал на план завтрашнего сражения. на гноме, как и на орке, были тяжелые доспехи темно-серого цвета с вкраплениями красного. рядом с гномом, молчаливо изучал план сражения камаэль по имени карло олих. когда баронет вошел в шатер, олих взглянул на него своими красными глазами, едва заметно кивнул и продолжил изучение карты. его одежды трудно было назвать доспехами, скорее они подошли бы для бала. огромное количество кружев, пряжек, изысканные ткани, но георг знал, у камаэлей так всегда, видишь одно, а на самом деле это совсем другое. наряды олиха хоть и выглядели одеждой придворного повесы, на самом деле являлись довольно прочными легкими доспехами. с оружием была та же картина. в кольце на поясе у камаэля висела тонкая, изящная рапира, с украшенной драгоценными камнями гардой и баронет точно знал, что эта, на вид, детская игрушка способна устоять против ударов огромных двуручных орочьих мечей.
    пятым, находящимся в шатре был человек в длинной черной робе. он стоял в самом темном углу и старался делать вид, что его тут вообще нет, а остальные четверо присутствующих дружно поддерживали его старания. особенно старался не замечать человека в черном епископ бондэ, он даже не смотрел в тот темный угол. надо сказать, что огонь, разведенный в центре, очень хорошо освещал все пространство шатра, но именно в этом углу, тьма упорно держала оборону перед светом, и причиной тому был, конечно же, этот человек с бледной кожей, острыми чертами лица и отталкивающей аурой могильного холода. однако на некроманта хороса у баронета георга долинского были большие надежды. некромант был способен разрушить защитные заклинания неприятельских магов, наложить проклятия на воинов обороняющих замок и еще у некроманта была одна способность, из-за которой услуги некромантов были востребованы и по сей день. пригодится ли эта способность баронету или нет, покажет завтрашний штурм.
    георг подошел к столу с картой и спросил у всех присутствующих:
    - что скажете, друзья мои, ждет ли нас завтра победа или поражение?
    епископ бондэ, подошел к столу и, встав рядом с баронетом, хлопнув его по плечу, сказал:
    - пока тебя не было, мы успели много раз обсудить завтрашний штурм георг. все мы сошлись в одном, завтра нас ждет успех, но вот потом… - епископ замолчал.
    - говори старый друг, что ты хочешь сказать?
    - ты хоть понимаешь, что если ты все же сделаешь то, что хочешь сделать, это приведет к расколу королевства. в этом случае война элмора с аденом неизбежна.
    некромант приблизился к столу и окружавшая его тьма мгновенно рассеялась.
    - это неизбежно в любом случае. причины этому есть и очень веские, – произнес хорос.
    - знаю, – скривившись от того, что ему, служителю эйнхазад пришлось говорить с некромантом, произнес епископ. – но хотелось бы постараться этого избежать.
    - я согласен с хоросом, - прервал свое молчание олих. – война начнется в любом случае, хотим мы того или нет.
    улуг и тьорм согласно закивали, соглашаясь с произнесенными однокрылым словами.
    - что ж, пусть будет так, друзья мои, а теперь давайте отдохнем, завтра нам предстоит тяжелый день, - сказал баронет и, отойдя от стола, сел в свое стоящее у огня кресло.
    камаэль, орк, гном и некромант молча, удалились из шатра, задержался лишь один бондэ. он подошел к георгу и сел рядом, на тот самый стул, где несколько минут назад сидел улуг.
    - у тебя действительно усталый вид георг, позволь я немного поврачую и тебе станет легче.
    баронет улыбнулся.
    - спасибо, но разве храмовники уже научились лечить душевные раны?
    бондэ вздохнул, поняв, что так гнетет его друга, затем поднялся и тоже направился к выходу из шатра, но георг остановил его вопросом:
    - где они, зарн?
    епископ повернулся и после долгой паузы все же ответил:
    - итилия с лучниками, они вовсю тренировались весь вечер, а артейя… хм... кто знает, где она. многие могут поклясться, что видели ее и все это в разных частях лагеря в одно и то же время. в общем, где-то тут рядом, ты же ее знаешь, шуст. не переживай, лучше отдохни, – с этими словами он повернулся и вышел из шатра, оставив баронета одного.
    3. лед, пламя и сок древа жизни.
    как часто, находясь даже в большой компании, мы чувствуем себя одинокими? душевное одиночество самое тяжкое бремя. вокруг вроде бы все в порядке, есть друзья, есть любимое дело, есть неплохие средства, приносимые любимым делом, но в душе стойко держится не проходящее ощущение пустоты, отсутствия чего-то важного. потом, вдруг приходит озарение, понимание того, что так необходимо тебе, что бы заполнить эту пустоту и тогда все силы ты бросаешь на поиски. в конце концов, ты обретаешь покой, заполнив душевную брешь и жизнь, становится спокойной и размеренной, до тех пор, пока судьба вновь не заставит тебя броситься в новые мытарства.
    баронет георг долинский тоже чувствовал пустоту в душе, но тяжесть его одиночества была непомерно сильна из-за того, что он никак не мог понять, кто же сможет заполнить эту пустоту. две женщины, обе прекрасны, обе желанны, но разобраться, кто из них дорог сердцу более всего он не мог. сидя возле огня в своем шатре, он попытался вспомнить, осмыслить всю непростую ситуацию, сложившуюся вокруг него. с чего все началось? надо вспомнить и прокрутить все произошедшее с ним с самого начала, а именно с того самого утра, когда он проснулся в объятиях артейи.
    * * *
    аккуратно, дабы не разбудить спящую девушку, шуст освободился от ее объятий и встал с кровати. первым делом нужно было утолить жажду и, хвала богам, на столе возле окна стоял поднос, на котором красовались овощи, хлеб, сыр, приличный ломоть запеченного мяса и высокий глиняный кувшин с двумя чашками. ступая на цыпочках, шуст подошел к столу, наполнил одну чашку из кувшина и, предварительно понюхав ее содержимое, сделал небольшой глоток. в кувшине оказался кисловатый напиток, судя по всему приготовленный из ягод огнеглаза, жажду он утолял отменно и шуст с удовольствием выпил чашку до дна, залпом, затем налил еще одну. вторую он пил уже не спеша маленькими глотками и наконец, покончив с питьем, он решил, что неплохо было бы одеться. все вещи, его и спящей эльфийки, лежали аккуратной дорожкой, от двери к кровати. судя по всему, они вчера раздевали друг друга, медленно продвигаясь к ложу. так же осторожно шуст приблизился к этому любовному маршруту и почти у самой кровати выудил свои штаны. он уже застегивал на поясе ремень, когда услышал, что девушка села на кровати и охнула. шуст повернулся и посмотрел на эльфийку. девушка сидела и с удивлением смотрела на свои ноги.
    - странно, они словно меня слушаться не хотят, - произнесла она и осторожно попыталась встать. она еще больше удивилась, когда ей это удалось без труда, словно она рассчитывала на более сложные трудозатраты. затем она потянулась, вернее, попыталась потянуться, потому что буквально сразу вздрогнула и схватилась руками за низ живота.
    - ой! больно-то как, - она вновь села на кровать и спустя мгновения добавила: - хотя даже не больно, не понять, то ли больно, то ли приятно.
    она закрыла глаза и, помолчав немного, хихикнула и вынесла вердикт своим ощущениям:
    - а мне понравилось. не думала, что в первый раз будет так хорошо, все говорили будет очень больно.
    эльфийка вновь поднялась и, теперь уже осторожно, потянулась, при этом издав сладостный стон.
    шуст все это время, не отрывая глаз, смотрел на нее. она было просто прекрасна. высокая, стройная, широкие круглые бедра, узкие плечи, ну а высокая грудь была просто выше всяких похвал, не большая и не маленькая, как сказал бы зарн «то, что надо». «не то, что у итилии» - промелькнула предательская мыслишка. лицо было не менее прекрасным, чем фигура, аккуратный остренький носик, чувственные полноватые губы, раскосые зеленые глаза, высокие скулы, остренькие ушки и распущенные белоснежные волосы. оторвать взор было невозможно.
    эльфийка видя на себе такой жадный взгляд, абсолютно не стесняясь своей наготы, собрала волосы в хвост и, держа их обеими руками, обернулась вокруг себя, давая шусту рассмотреть ее полностью. от такого зрелища он чуть не рухнул на пол, а эльфийка звонко рассмеявшись, спросила:
    - что, нравлюсь?
    - да, - еле выдавил из себя шуст.
    она подошла к нему, затем, вновь распустив волосы, положила свою ладонь ему на щеку. ее лицо приобрело серьезное выражение и, глядя шусту в глаза, сказала:
    - и ты мне очень нравишься, даже больше. не знаю почему, но мне кажется, я люблю тебя.
    шуст словно окаменел, он не знал, как реагировать, что сделать, что сказать, а может быть ничего не надо? просто стоять вот так и смотреть ей в глаза? мужчины в такой ситуации всегда выбирают самое глупое решение и шуст не нашел ничего лучше чем спросить:
    - тебя как зовут?
    эльфийка обняла его за талию, откинулась, и второй раз за утро громко рассмеялась. шусту даже стало неловко от собственной глупости, он густо покраснел и стоял, слушая переливистый смех девушки. наконец она перестала смеяться, подняла голову и вновь пристально посмотрела ему в глаза.
    - артейя, меня зовут артейя.
    после сказанного она прильнула к его губам в долгом поцелуе. когда же она оторвала от него свои губы, он поднял ее на руки и понес обратно к кровати. эльфийка обнимала его за шею и шептала на ухо, какие-то нежности на непонятном ему языке.
    * * *
    георг, встал со своего кресла, пора было подбросить дров в огонь. он отправил в пламя несколько поленьев, лежавших рядом и, направившись к сумкам со своими личными вещами, извлек из одной спрятанную от епископа бутылку «драконьей крови». это вино теперь всегда вызывало в нем еще одни, горькие воспоминания, смерть мастера фрая. баронет никогда не забудет этот день, то чувство беспомощности, которое тогда испытывал. даже этот грустный момент был кусочком мозаики под названием «жизнь стефана, мальчика с кроличьей фермы говорящего острова». говорящий остров, второе воспоминание, с болью отзывающееся в его душе. его мать, его отец, были они его настоящими родителями или, если верить хоросу, они лишь воспитали его как родного. столько всего прошло за эти годы, столько изменилось, потеря старых друзей, обретение новых. вместе с бутылкой из сумки был извлечен высокий походный стальной стакан с затейливой резьбой, третье горестное воспоминание, ранящее сердце. это был один из прощальных подарков эвалина даур'лима, которого фрай и тирольд знали под именем брего. перед смертью он открыл свое истинное имя георгу, оказав последнему великую честь. он был его другом, его учителем, этот великий воин, глава гильдии темных эльфов гирана.
    налив вина в стакан, баронет вновь сел в свое кресло. новые дрова уже занялись пламенем и тихо потрескивали, выбрасывая в воздух снопы искр. вино и огонь успокаивали, приводили мысли в порядок. воспоминания вновь предстали перед его взором.
    * * *
    близились выпускные испытания в гильдии воинов, и шуст все больше времени проводил за занятиями по военной науке. испытания в поединках он не боялся, ведь то, что произошло три дня назад, во дворе старого дома лишь укрепило его уверенность в легкой сдаче этого экзамена. они проводили долгий и изнуряющий поединок, эльф наносил удары со всех сторон, с хитрецой, с ложными выпадами, обманными замахами и с такой виртуозностью. простой удар сверху мог превратиться в укол, клинок магистра, будто сам танцевал в руке. несколько раз меч темного словно змея пытался обвиться вокруг клинка шуста для того чтобы вырвать его из рук. скольких усилий стоило удержать рукоять, суставы трещали, напрягались и растягивались мышцы, но шуст так и не выпустил клинок, держал его мертвой хваткой. они кружили по двору и все, что мог сделать шуст это лишь не выходить из глухой обороны и был момент, когда он думал, что все, проиграл. тогда он получил мощнейший удар щитом, от которого его откинуло на несколько шагов назад и опрокинуло на спину. шуст мгновенно вскочил, но пляшущие перед взором огоньки и шум в голове не давали сосредоточиться, только чудом он смог отразить последовавшие за этим ударом атаки. когда шок от удара прошел, шустом овладело, какое-то непонятное спокойствие. «ну и пусть проиграю», - думал он – «куда мне тягаться с мастером». от нахлынувшего безразличия движения стали плавными, спокойными, а соперник, казалось, и вовсе замедлился. шуст теперь словно предвидел, какие удары нанесет магистр и с легкостью их отражал, а еще он стал все больше замечать бреши в обороне темного. в какой-то момент бой остановился и шуст с удивлением обнаружил, что его соперник стоит на одном колене, меч валяется в трех шагах в стороне, а к его горлу приставлен клинок шуста.
    - чистая победа, мой мальчик. я думал, что со мной такое произойдет лишь в последние мгновения моей жизни, и я не смогу поздравить своего победителя.
    - магистр, с вами все в порядке?
    - тирольд и фрай знают меня как брего, шуст, вот и ты называй меня так, а то все магистр, да магистр, - улыбнулся эльф и, поднявшись на ноги, осмотрел себя. – вроде все на месте, ничего ты мне не отрезал.
    после этого дня настроение у шуста было светлее летнего дня. он часто виделся с артейей, не задирался с ричардом и совсем перестал обращать внимание на итилию. так менялся день за днем, пока однажды вечером, когда он, с кипой книг, шел по галерее гильдии его не остановила светлая эльфийка.
    - шуст, постой.
    он обернулся и увидел стоящую за колонной итилию. не смотря на то, что уже много времени не виделся с ней и в не смотря на то, что в его жизни появилась другая, в груди вновь вспыхнул огонь. «боги, неужели я все еще люблю ее?» шуст медленно подошел к эльфийке.
    - шуст, я хотела бы поговорить с тобой.
    - о чем? – спросил он.
    - давай прогуляемся, как раньше, в городском парке? там и поговорим.
    - я только книги верну в библиотеку, встретимся у выхода, - шуст повернулся и поторопился выполнить сказанное.
    спустя час они брели по парку. итилия все никак не решалась сказать, о чем же с ней так хотелось поговорить, а шуст не решался спросить. так они и шли, молча, пока, наконец, итилия не указала на одну из беседок, стоящих в стороне от аллеи, оплетенную плющом, скрывавшим от посторонних находящихся внутри.
    - давай посидим там, - сказала она и первой направилась в беседку.
    когда они сели на широкую скамью, стоящую внутри, итилия долго молчала, кусая нижнюю губу, но потом все же решилась начать разговор.
    - знаешь, мне трудно признаться в этом, да и не знаю, что ты скажешь после того, как я с тобой поступила, - она помолчала еще немного. – мне очень тяжело без тебя шуст. ричард такой болван, а я ему нужна лишь для того, чтобы насолить тебе и доказать всем свой высокий статус. меня прельстил его титул и богатство, я выбрала его вопреки зову своего сердца.
     
  5. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    она придвинулась ближе и взяла ладонь шуста в свои.
    - я не могу без тебя, мне кажется, я люблю тебя и всегда любила, с самой первой нашей встречи. прости меня, пожалуйста.
    из ее глаз покатились слезы, и шуст не выдержал, обнял ее и стал целовать в эти мокрые глаза, в мокрые щеки, нежные губы.
    * * *
    баронет налил еще вина в стакан. одни воспоминания таяли, уступая место другим. в эту ночь многое нужно было вспомнить, многое переосмыслить. хорос однажды загадочно сказал: «ищи помощь и ответы на свои вопросы в прошлом георг. там сокрыто многое». ночь перед штурмом замка руны была самой подходящей для того, чтобы прислушаться к этому совету.
    4. баронет долинский.
    прошлое накатывало волнами, смывая старые воспоминания и принося новые. складывалось ощущение, будто все, что проходило перед взором случилось не с георгом, словно он читал книгу о похождениях кого-то другого. может быть дело в вине, а может быть в трудности выбора между двумя любимыми женщинам или дело в страхе перед неминуемым будущим, связанным с приближающимся утром. баронет продолжал смотреть на огонь и вспоминать былое. да, тогда, на экзаменах, он с легкостью одолел выпавших ему по жребию соперников в бою на мечах. легко, даже играючи, одолел преподавателя по тактике, не смотря на то, что его армия была втрое меньше. торжественное вручение диплома о присвоении ему статуса паладина и восторженные похвалы от преподавателей. он помнил, каким важным предстал перед ним зарн, красуясь своей зеленой робой, как этот мошенник смог получить сан епископа, было совсем непонятно. после они праздновали свои достижения в «красном драконе» где все это время жила зафира с патриком. перед этим событием у шуста состоялись два непростых разговора с артейей и итилией. светлая эльфийка очень бурно реагировала на наличие соперницы, угрожала шусту, что уйдет, вскроет себе вены и убьет темную, и все это по нескольку раз с увеличением числа катастрофических последствий, но, в конце концов, согласилась терпеть присутствие темной до тех пор, пока шуст не перестанет дурить и выберет ее, итилию. артейя же очень долго молчала, затем задала первый вопрос:
    - ты ее любишь?
    шусту очень тяжело было дать ответ.
    - да.
    эльфийка помолчала еще, какое-то время, а затем задала следующий вопрос:
    - а меня ты любишь?
    - да, - с еще более тяжелым сердцем ответил шуст.
    на глазах артейи появились слезы, но она изо всех сил старалась их сдержать, а потом она, как и тогда, в их первое утро, положила свою ладонь на щеку шусту. долго смотрела ему в глаза и спустя какое-то время сказала:
    - я подожду до тех пор, когда ты поймешь, кто из нас тебе ближе к сердцу и приму любое твое решение.
    на праздничном ужине девушки старались не замечать друг друга.
    зафира со свойственной ей простотой ситуацию расценила по орочьи: «две, так две. приготовлю побольше». зарн весь вечер хитро ухмылялся, подмигивал шусту и, когда появлялась такая возможность, шептал другу на ухо: «молодец! двух таких красавиц отхватил».
    полной неожиданностью стало появление на ужине фрая. когда веселье уже было в полном разгаре и даже, казалось, эльфийки начали находить общий язык, в дверь постучали и, когда зафира открыла дверь, оказалось, что на пороге стоял мастер клинка. шуст и зарн сердечно приветствовали старого друга, сразу же пригласили его за стол и предложили присоединиться к их празднику. когда застолье перешло в стадию тихих бесед фрай, обратившись к шусту, спросил:
    - чем думаешь заняться дальше, мой мальчик? какие у тебя планы на будущее?
    - честно говоря, еще не знаю, - признался шуст. – скорее всего, вступлю в гвардию или в клан к какому-нибудь дворянину или наемником опять поработаю.
    фрай почесал свою лысую макушку, а затем, хитро улыбнувшись, задал второй вопрос:
    - не хотел бы ты сам создать клан и, например, захватить приграничную крепость? клан, это большие перспективы, а крепость это неплохая добыча, плюс пошлина с торговых караванов.
    мысль о создании собственного клана уже посещала голову шуста, но для этого существовало одно ограничение и, к сожалению, обойти его не было никакой возможности.
    - создать собственный клан может лишь дворянин, а я, к сожалению, таковым не являюсь.
    - ну, полно вам, ваше сиятельство простолюдином то прикидываться, уж среди друзей могли бы не устраивать спектакли, - усмехаясь, произнес фрай. он достал из-за пазухи скрученный свиток и протянул его шусту. – вот же ваш дворянский диплом, сохранил в целости и сохранности, как вы и просили.
    опешивший шуст долго смотрел на свиток и никак не решался взять документ из рук старого мастера. он все не мог понять, зачем фрай так неожиданно шутит, а если не шутит то, что он затеял? терпение зарна не славилось продолжительностью и он, вместо шуста, выхватил свиток из рук мастера, развернул его и зачитал вслух:
    - сим дипломом подтверждается, что георг стефан сильвано, урожденный на говорящем острове, десятого дня, месяца шумной воды, одна тысяча сто тридцать восьмого года от соединения элмора и адена, о чем в метрике за вышеупомянутый год, храма эйнхазад говорящего острова, была сделана запись за номером двадцать один, преподобным епископом примоном, является по происхождению дворянской крови. имеет во владениях земли, носящие название долина святых, что в северо-востоке герцогства руны, и носит титул баронета долинского. тут подписи прелата священного круга, главы магистрата башни слоновой кости и королевская подпись, с печатью, - зарн помолчал, потом опять скрутил диплом и легонько стукнул им шуста по макушке. – надо же, баронет! что ж ты молчал, а?
    - дай-ка взглянуть, - сказала итилия, протянув руку за свитком к зарну. она долго и внимательно изучала диплом, пока не сказала: – настоящий.
    - конечно же, настоящий, а вы, милая леди, сомневались? – ответил фрай.
    итилия смутилась, но лишь на мгновение, она улыбнулась и протянула свиток шусту. сбитый с толку и мало что понимающий шуст взял свиток из рук эльфийки и прочел, затем перевел взгляд на улыбающегося фрая.
    - вижу, у тебя возникло много вопросов, мой мальчик? – спросил старый мастер, а затем, обращаясь к остальным сказал: - мы с шустом прогуляемся немного, посидите пока без нас.
    он встал из-за стола и направился к выходу, подождав у двери пока шуст, наконец, не соизволили последовать за ним.
    * * *
    луна и звезды ярко сияли на небосводе и дул легкий ветерок, на улице было по-летнему тепло. шуст вспомнил, как в детстве, в такие лунные летние ночи он любил тайком приходить на берег, смотреть на морские волны и мечтать. мечтал он тогда о том, как вырастет и покинет остров, как станет великим воином и будет совершать подвиги, спасая прекрасных дам из лап чудовищ. наивные детские мечты. именно они толкнули его в путь и привели сюда, в гиран, где он стал настоящим воином, правда, благородных дам ему спасать не приходилось, а убийство чудовищ стало рутинной работой. изо дня в день рубить то нежить, то зверей, то людоедов, то оживших растений, не перечислить этих ходячих, летающих, ползающих, скачущих. теперь ему на голову свалилось дворянство и шуст даже не знал, радоваться ему или нет, что-то смущало его, не давало покоя.
    возле входа в «красный дракон» стояла красивая резная скамья, ножки были в виде драконов, на телах которых лежало основание, а в зубах они держали спинку. фрай сел на эту скамейку и жестом предложил шусту сесть рядом.
    - это шутка? что все это значит, фрай? как ты смог раздобыть этот диплом? купил или подделал? – накинулся с вопросами шуст.
    - это значит, что ты, мой друг, дворянин по праву крови и это не подделка и не шутка.
    - но как? я сын фермера, мой отец не знатного происхождения! и что это за имя в дипломе? я стефан сильвано, никакой не георг!
    фрай тяжело вздохнул и посмотрел на звезды, а потом, не отрывая взгляда от небесных светил, начал говорить:
    - я поручил одному своему человеку прощупать почву для того, что бы раздобыть тебе дворянство. в начале, я действительно хотел дать несколько взяток, как это делали многие до меня и купить тебе диплом, пусть даже без титула, таких много и этот статус не передается по наследству, таков закон, но это позволило бы тебе собрать клан, - фрай перевел взгляд со звезд на носки своих сапог. – однако вскоре я получил странное послание от брего. он просил меня срочно прибыть к нему в гиран. причиной тому был ты. ему не давало покоя твое сильное сходство с темно-эльфийским военачальником древних лет ипр на'шенкаром. его портрет висит в гильдии темных, в главной зале и когда-то он носил титул барона де глудио. на одной из тренировок брего слегка порезал тебя, помнишь?
    шуст согласно кивнул.
    - он сделал это для того, что бы раздобыть твоей крови, с которой он сходил в королевскую дворянскую палату. очень часто возникают споры о титулонаследии и дабы избежать жульничества король и создал эту палату. магистрат башни слоновой кости создал магическую чашу для этих целей, в нее опускают кровь, что бы определить принадлежит она дворянину или нет. более точные сведения могут дать лишь некроманты, но сам знаешь, они почти вне закона, не смотря на то, что к их услугам прибегают многие, даже король. так вот, когда в чашу опустили твою кровь, то оказалось, что ты действительно благородного происхождения.
    - но как? ведь мои родители, они же простолюдины.
    - меня это тоже удивило, и тогда я сам отправился на говорящий остров. в храме за небольшую плату я получил доступ к метрикам, и после их изучения было ясно, что твои родители действительно простые фермеры, а вот с твоей метрикой была странность, в ней было записано, что тебя нарекли георг стефан сильвано. именно георг, благородное имя, не свойственное простым людям. к несчастью епископ примон скончался, но мне повезло, нынешний предстоятель был при прежнем служкой. он отчетливо помнил, что записан ты был, как стефан сильвано и как только твои родители ушли, появился знатный человек, заплатил немало золота и попросил изменить твое имя. он помнил это, потому, что тогда пришлось вырывать страницу и переписывать все сначала, естественно эта работа досталась ему.
    фрай сделал паузу, а затем продолжил:
    - ну а в дворянской палате уже не составило труда получить все необходимые документы.
    - а как же долина святых?
    - ну, тут все просто. манфред долинский старинный приятель тирольда, умер семь лет назад и, поскольку наследников у него не было, он завещал распоряжаться своими землями и титулом тирольду. вернее не тирольду, а нашему доверенному лицу, мы-то преступники, враги короны, - он усмехнулся. – вот этот человек и получал для тебя диплом. в дворянской палате он заявил, что ты являешься наследником баронета. предъявил свои права на распоряжение титулом и твою кровь, служащие палаты передали прошение королю, а тот в свою очередь, согласовав все с магами и церковью, выдал тебе дворянский диплом.
    шуст долго молча, переваривал услышанное. зачем, какому-то человеку платить за постороннего ребенка и менять ему имя? вывод напрашивался только один, но шуст всячески отгонял от себя мысль, что есть даже возможность того, что он не родной ребенок своим родителям.
    - ты видел их фрай? говорил с ними?
    старый мастер легонько хлопнул шуста по спине.
    - я видел их, мальчик мой. с ними все в порядке. твой отец продал ферму, им, с твоей матерью, больше не надо трудиться от рассвета до заката, что бы заработать себе на жизнь. им с головой хватает тех денег, что ты шлешь им каждый месяц.
    на шуста вдруг навалилось осознание того, что он не был дома долгие одиннадцать лет и самое ужасное, ему казалось, что он не сможет еще хоть раз в своей жизни увидеть своих родителей. ему вдруг отчаянно захотелось бросить все и хоть на недельку отправиться домой, побродить по родным местам, повидаться со старыми друзьями и, конечно же, поесть тех вкуснейших пирогов с кроличьим мясом, что печет его мать. однако сперва нужно выяснить, кто он на самом деле.
    - ты говорил, что некромант может дать ответ?
    - они общаются с мертвыми, а те в свою очередь знают много чего. правда, мертвые чаще всего не хотят делиться своими знаниями, но если некромант опытен, то кое-что выяснить удастся. слышал про такую вещь, как печать некроманта?
    шуст покрутил головой, давая понять, что не слышал ничего об этом.
    - печать некроманта, это некий артефакт, который может быть создан только после общения с душами умерших. он содержит в себе всю информацию, которую удалось получить и правоту этой информации не может оспорить никто, хоть король, хоть церковь, хоть маги. нужно узнать, кто были твои родители, и если кто-то другой владеет тем, что по праву принадлежит тебе, то с печатью некроманта, закон будет на твоей стороне.
    - я и так знаю, кто мои родители, - с печалью в голосе произнес шуст. ему нужен был некромант, но лишь для того, чтобы узнать правду, ни о каких титулах он не мечтал.
    фрай поднялся со скамьи и с сочувствием посмотрел на молодого человека, затем положив свою ладонь на его плечо, сказал:
    - не грустите, баронет, давайте-ка вернемся и выпьем, я принес вам бутылочку «драконьей крови», тем более что нас уже, наверное, заждались.
    шуст с трудом встал со скамьи и на негнущихся ногах пошел вслед за фраем.
    5. прикосновение тьмы.
    по улице углежогов, что в гиране, шел человек одетый в темно-коричневую робу, сплошь покрытую причудливым травяным узором, вышитым красной нитью. через плечо у него была перекинута походная сумка на длинном кожаном ремне. при ходьбе этот человек опирался на длинный светло-серый посох, навершие которого было похоже на трех переплетенных змей вцепившихся своими зубами в зеленоватый кристалл. этого человека можно было бы принять за обычного мага огня, если бы не одна деталь, заставлявшая всех прохожих шарахаться в разные стороны, шепча под нос проклятия. вслед за человеком паря в воздухе двигалось нечто, бывшее ранее живым существом, а нынче всего лишь мертвое тело, превращенное волей своего господина в существо, обладающее множеством конечностей-ножей вместо рук и ног, скрытых под длинным плащом с высоким воротником. это существо источало зло, ненависть и скорбь с такой силой, что аура его чувств, проникая в души простых людей, невосприимчивых к магии, вызывала первобытный страх перед этим парящим трупом. оно хотело вцепиться зубами в шею своего хозяина, разорвать его плоть своими обретенными конечностями-ножами, дабы освободиться из-под его власти, вернуться в царство мертвых и обрести покой, но скованное мощнейшими заклятиями вынуждено было подчиняться его воле, от чего становилось еще более жестоким, яростным и злым. некромант, казалось, совсем не замечал разбегающихся с его дороги людей, не замечал ненависти созданного им проклятого, он шел и наслаждался, возможно, последним теплым солнечным днем этого года. концом его пути являлся неприметный дом, с завешенными плотной тканью окнами и с глухим внутренним двором, в котором так много времени провели великий магистр темных эльфов брего и его ученик шуст. подойдя к дверям, некромант постучал, ему сразу же открыли и впустили внутрь.
    открывший дверь мальчик посторонился и, пропустив некроманта с его жутким спутником вовнутрь, тут же закрыл дверь. затем абсолютно без страха взглянул на висевшего в воздухе проклятого и, слегка скривившись от отвращения, сказал некроманту:
    - вас ждут, следуйте за мной.
    некромант кивнул и двинулся за мальчиком. его вывели во внутренний двор, огороженный высокой оштукатуренной стеной. двор был довольно просторен, без каких либо признаков деревьев и прочей растительности, а земля была плотно утоптана по всему периметру. возле стены, разделяющей двор с домом, стоял стеллаж, на котором красовались разнообразные мечи, кинжалы, дубины и пики. под стеллажом стояла большая клетка, полностью заполненная кошками и котятами, преимущественно черного цвета. в центре двора стоял высокий человек, со смуглой кожей, крючковатым носом и с полным отсутствием волос, как на лице, так и на голове. человек кивнул некроманту и с недовольством спросил:
    - зачем нужно было тянуть за собой это? – он махнул рукой в сторону проклятого.
    некромант оглянулся и посмотрел на своего слугу, затем вернул свой взгляд на стоящего в центре двора человека, а проклятый тем временем, издав тихий вздох облегчения, рассыпался в прах, который тут же развеяло ветерком.
    - так тебе будет более уютно, фрай? – спросил некромант.
    - не в уюте дело, хорос. ты своим летающим трупом привлек слишком много внимания.
    - гильдия магов и храмовники постоянно следят за нами, сразу же, как только мы покидаем академию хардина. так какая разница, с трупом я гуляю или нет, они все равно знают о каждом моем шаге, - спокойно ответил некромант. – давай лучше приступим к тому, ради чего ты меня позвал.
    фрай понимающе закивал, соглашаясь с тем, что жизнь некроманта проходит под неусыпным контролем священного круга церкви и магистрата башни слоновой кости. он подошел к некроманту и протянул ему извлеченную из кармана склянку, на треть заполненную кровью.
    - нужно узнать родословную этого человека.
    хорос взял склянку и взглянул сквозь нее на солнце, потом взболтнул и проследил, как кровь скатывается по стенкам сосуда.
    - отлично, еще не успела свернуться, - обрадовался некромант, затем, махнув в сторону клетки с кошками, спросил: - это, как понимаю для меня?
    фрай угрюмо кивнул.
    - ну что же, оставьте меня одного, и я начну. кошачий гримуар не очень приятное зрелище надо признать.
    когда фрай и, стоявший все это время в дверях, мальчик ушли, закрыв за собой дверь, некромант подошел к клетке с кошками и скинул возле нее свою сумку. он долго смотрел на животных.
    - надеюсь, среди вас нет ни одного кота, - со вздохом произнес хорос.
    он сел на корточки и, порывшись в сумке, достал сверток. когда он его развернул, то это оказался целый набор разнообразных инструментов, ножей всевозможных форм, кривых, крючкообразных, серповидных, небольшие пилы, шила разной длины, крючки и прочие приспособления. следом за набором из сумки был извлечен небольшой стек из серебра. некромант прислонил свой посох к стене и, вооружившись стеком, вернулся в центр двора. он долго примерялся откуда же ему начать и наконец, выбрав подходящее место начал чертить на земле пентаграмму, все время проверяя длину каждого луча, не допуская кривизны линий, старательно заполняя все внутреннее пространство рунами. когда работа была закончена, некромант критически осмотрел плоды своих трудов и наконец, подправив несколько линий, остался доволен. он вернулся к сумке и положил обратно в ее недра серебряный стек, затем выбрав кривой нож из набора, откинул крышку клетки достал первую кошку.
    - да, - протянул он. – нелицеприятное это занятие, мучить котят, но пентаграмму нужно наполнить силой, так что вы уж меня простите. в очередной раз…
    произнеся эти слова, он вонзил лезвие в тело животного.
    * * *
    хорос уже ушел, завершив свою черную работу, а фрай сидел в доме и держал в руках предмет похожий на драконье яйцо. печать некроманта каждый раз приобретала разнообразную форму, но то, что в этот раз она была похожа на яйцо дракона, фрай считал очень символичным. он только что перестал слушать шепот тысячи голосов мертвых душ и если бы у него были волосы, то они непременно встали бы дыбом, от того что шептали эти голоса. информация, заключенная в печати повергла старого мастера в шок и, впервые в жизни он не знал, как ему поступить. он долго сидел в темноте, обдумывая разнообразные варианты будущего, и каждый раз выходила не очень веселая картина. наконец он принял единственное, как ему казалось, правильное решение.
    - ликом! – позвал фрай.
    на его зов явился мальчик, встречавший некроманта.
    - пойдешь в «красный дракон» и найдешь там человека по имени шуст.
    фрай взял со стола резную шкатулку, положил туда печать некроманта, затем расплавил на огне свечи брусок красного сургуча и, наложив его на шкатулку, запечатал собственным перстнем.
    - отдашь ему и только ему в руки эту шкатулку и передашь, что бы хранил ее как великую драгоценность. не расставался с ней ни днем, ни ночью. вскрыть он ее сможет лишь с моего разрешения или с разрешения тирольда. повтори.
    - найти в «красном драконе» человека по имени шуст. отдать ему лично в руки шкатулку. наказать беречь ее и не расставаться с ней никогда. открыть только с вашего разрешения или с разрешения господина тирольда.
    - молодец. теперь ступай.
    ликом убежал, а фрай еще долго ходил по комнате из угла в угол. наконец он сел за стол, достал из стола письменные принадлежности и, обмакнув перо в чернильницу, задумался, как же начать это столь непростое письмо. в этот момент раздался громкий стук в дверь и крик:
    - именем короля, откройте!
    фрай застыл на некоторое время, затем аккуратно положил перо на стол. встав из-за стола, он под непрекращающиеся крики и стук в дверь взял в руки свой меч. сделав пару взмахов, проверив баланс, фрай остался доволен. дверь уже начали выламывать, когда он не спеша натягивал свои доспехи. когда королевская гвардия ворвалась в дом, фрай готовился к своему последнему бою во дворе.
    - живым его брать! – скомандовал капитан королевской гвардии.
    - ну, попробуйте, - улыбаясь, произнес старый воин.
    * * *
    георг вспоминал, в каком состоянии он был, когда узнал об аресте фрая. старого воина арестовала королевская гвардия в доме на улице углежогов. весь день вестовые кричали на всех перекрестках о том, что через три дня состоится публичная казнь врага короны на центральной площади города, перед храмом. сейчас сидя у огня в собственном шатре ему стыдно было вспомнить, как он в слезах прибежал к брего, умолял его сделать хоть что-нибудь, хотя сам прекрасно понимал, что никто уже не в силах помочь старому другу. после казни состояние магистра быстро ухудшалось, и вскоре шуст потерял еще одного друга и учителя. брего умер у него на руках, последними словами великого темного эльфа была просьба, зажечь свечу в храме шилен и почтить имя верного слуги ее, эвалина даур'лима. позже артейя объяснила, какую честь оказал ему брего, назвав свое истинное имя. он вспоминал, как холодно его встретили в храме шилен вначале, и с какой благодарностью смотрели на него потом, когда узнали с какой миссией он пришел в это священное для темных эльфов место. но это было позже, а пока в голову георга вторгались воспоминания о дне казни фрая. за день до этого в город прибыл тирольд. под покровом ночи он встретился с шустом и рассказал, что королевской гвардии точно было известно, где находился старый мастер. о том, где можно найти фрая знали лишь единицы, тирольд был уверен во всех этих людях, но не исключал, что возможно кто-то перешел на сторону короля. поиски предателя так и не увенчались успехом, с тех пор тирольд стал очень осторожен и шуст его видел всего несколько раз за все эти годы. на саму казнь шуст отказывался идти, но его уговорил брего, он говорил, что это необходимо, дабы поддержать друга и быть с ним рядом, когда он уйдет. как на зло день выдался ясным и солнечным, что еще более усугубило состояние шуста. он не смотрел, как фрая вывели на помост виселицы, почти не слушал длинный приговор и лишь звук распахнувшегося под ногами мастера клинка люка заставил шуста вздрогнуть всем телом. он тогда смотрел на лица стоящих рядом друзей и…
    георг вскочил как ужаленный. как же он не обратил на это внимания?! хотя он был тогда в таком состоянии, но теперь, когда перед глазами вновь стояли события того дня, он видел все очень четко. георг откинул полог, закрывающий вход в его шатер и прокричал:
    - эй, там, ко мне!
    в шатер тут же ворвались два орка, стоявшие на страже.
    - ты, - он указал пальцем на первого. – привести ко мне епископа бондэ, срочно! притянуть его сюда, даже если этот толстяк будет в постели, даже если будет грозить всеми карами мира, он нужен мне здесь и сейчас! немедленно!
    орк рыкнул и, ударив кулаком по груди, умчался исполнять приказ.
    - ты, приведи мне лейтенанта ликома! срочно! вытащить из постели и сюда! немедля!
    второй орк ударил кулаком по груди и убежал.
    первым доставили ликома. лейтенант, не смотря на раннее утро, выглядел свежо и был облачен в полный доспех.
    - слушаю вас господин, - отдав честь, произнес он.
    - ликом, немедленно собери отряд из десяти самых лучших воинов, и ждите меня здесь у шатра.
    ликом повернулся и поспешил исполнить приказ своего господина. через некоторое время орк-страж притянул за собой грязно ругающегося и одетого кое-как епископа.
    - георг, какого демона с тобой случилось?!
    - выйдите, - сказал баронет оркам, те моментально покинули шатер. – зарн, ты помнишь тот вечер, когда мы праздновали твое епископство и моего паладина?
    - и ты ради этого меня из постели вытянул?
    - зарн! я серьезно! ты помнишь тот вечер?
    - ну, помню.
    - помнишь, когда мы вышли с фраем, о чем вы говорили?
    - ну, так, примерно…
    - расскажи.
    через некоторое время георг вышел из своего шатра и увидел ожидающего ликома и десяток воинов, стоящих у него за спиной.
    - лейтенант, арестовать и привести ко мне капитана итилию! немедля!
    ликом вкинул брови в удивлении, но кивнул и, скомандовав воинам «за мной», отправился выполнять очередной приказ.
    - да в чем дело то, георг? – спросил вышедший следом из шатра бондэ.
    - она все время расспрашивала тебя и меня о фрае и тирольде! и улыбалась, зарн! она довольно улыбалась на казни!
    6. штурм.
    баронет мрачно взирал на лежащие вокруг лагеря лучников трупы. за несколько мгновений несколько десятков воинов погибли из-за его слепоты. он не видел предательства итилии, а когда увидел, не сразу сообразил, что действовать она могла не одна. присланные для ее ареста солдаты встретили сопротивление не только одного капитана лучников, но и пятерых ее подчиненных, а также с дюжину других воинов. итилия словно предвидела события, либо всегда была настороже. весь отряд ликома был бы уничтожен, если бы лейтенант не успел крикнуть «предательство!». из соседних палаток повыскакивали остальные лучники, присоединились и пехотинцы олиха из соседнего лагеря, завязалась драка. все же итилие и нескольким ее людям удалось уйти, а ликом был тяжело ранен. плечо, бедро и самое страшное грудь, были поражены эльфийскими стрелами, и сейчас над ним хлопотал бондэ.
    - не беспокойся, все будет в порядке, он выживет, - скороговоркой произнес зарн и вытолкал георга из палатки.
    теперь георг стоял и смотрел на тела убитых. еще не успело взойти солнце, а его армия уже понесла первые потери.
    преклонив колено, перед баронетом стоял эльф танамис. после бегства итилии он, как старший офицер и как ее сородич, ждал, каково будет наказание.
    - капитан танамис, готовьте лучников к штурму, - не глядя на эльфа, произнес георг.
    - лейтенант, господин.
    - я не ошибся, капитан. на сегодня ошибок уже хватит. готовьте своих воинов, - затем баронет повернулся к уже собравшейся толпе. – командира трубачей ко мне!
    через несколько мгновений к нему подбежал человек в легких пехотных доспехах с сержантским значком на груди, отдал честь и стал ждать указаний. георг еще раз окинул взглядом последствия сегодняшнего утра. плохое начало для штурма, но поворачивать назад уже нет смысла.
    - трубите сбор, сержант, мы выступаем.
    спустя минуту, над лагерем зазвенели медные трубы.
    * * *
    георг, стоя на пригорке, наблюдал, как развивается штурм. первая колонна тяжелой пехоты во главе с рии’таном, под прикрытием лучников танамиса устремилась к стене замка, по центру, неся в руках фашины для заполнения рва, плетни для волчьих ям и штурмовые лестницы. вторая колонна во главе с олихом и под прикрытием магов бондэ, повторяла маневр, но уже на правом фланге. с левого фланга без прикрытия, не подходя близко к стенам, отвлекал противника отряд легкой пехоты артейи. как и рассчитывал георг, защитники растянули свою оборону и стрелы с заклятиями, сыпавшиеся со стен не причиняли значительного ущерба нападающим. в это же время, гномы во главе с тьормом, ставили на ноги их секретное оружие, которое они тянули волоком весь поход, надежно укрывая от чужих глаз большими пологами из грязно серой такни. огромный осадный голем, на изготовление которого георг потратил не мало средств. крепость пограничья за шесть лет владения принесла не малый доход, но его едва хватило на организацию этой компании, так что осада должна закончиться только удачей и ни чем иным.
    колонна олиха первая преодолела ров и устремилась к стене. защитники замка помимо заклятий и стрел, стали сыпать камни на головы пехотинцев, но благодаря бондэ и его магам, большая их часть разбивалась еще в полете. солдаты с ловкостью, выработанной месяцами тренировок, устанавливали штурмовые лестницы и взбирались наверх. в арсенале защитников появилось кипящее масло и длинные рогатины, с помощью этих рогатин они старались избавиться от лестниц. в некоторых местах, воинам удалось взобраться на стену, и теперь они отчаянно защищали товарищей, поднимающихся следом за ними.
    колонна улуга не отставала от воинов олиха, его солдаты так же ловко облепили стену по обе стороны от центральных ворот лестницами и с не меньшим успехом стали закрепляться наверху.
    противник, наконец, осознал, что действия на левом фланге, это всего лишь отвлекающий маневр и стал перебрасывать силы на центр и правый фланг. когда почти все воины покинули свои позиции, отряд артейи устремился ко рву и, даже быстрее чем солдаты олиха, закидали его фашинами, затем опять так же быстро отступили. проход для голема был готов. высокий, почти вровень со стеной замка, похожий на закованного в тяжелую броню солдата, с тяжеленными руками-молотами, способными сокрушить любые стены, он медленно двинулся на замок. за ним сцепив щиты, такие же закованные в тяжелые доспехи, шли гномы тьорма.
    нескольких ударов голема хватило на то, что бы разрушить стену замка до основания и гномий хирд ворвался в этот пролом, сея панику в ряды противника своими молниеносными выпадами. следом за гномами в пролом вошла легкая пехота артейи.
    георг вытащил из кольца на поясе меч и сделал несколько взмахов. идеальный баланс клинка сохранился до сих пор. было потрачено немало золота на то, что бы выкупить этот клинок, некогда принадлежавший эвалину даур’лиму, а затем подаренный им фраю. после ареста старого мастера было немало желающих прибрать этот меч к рукам, даже устроили торги. благодаря тирольду, вернее его аденам, удалось сохранить оружие мастера клинка. черное лезвие, сплошь покрытое древними рунами титанов, гарда в виде драконьих крыльев и наконечник рукояти в виде драконьей головы. георг провел ладонью по мечу и произнес:
    - ну, что ж приятель, опять пора за работу. стратегия кончилась, теперь только мечи решат исход.
    затем он посмотрел на стоящего поодаль хороса, который уже заканчивал творить свое заклятье. лежащее в центре угасающей пентаграммы тело убитого сегодня утром предателя уже обратилось в проклятого, одетого в черный плащ с высоким воротником, со знакомыми конечностями-ножами. волна ненависти, злобы, боли, и скорби от парящего трупа мгновенно разнеслась в стороны.
    - вперед! – скомандовал георг и стоящий за ним отряд тяжелой пехоты двинулся к пролому в стене.
    * * *
    к тому времени, когда георг ввел резервную колонну в пролом, битва перенеслась со стен во внутренний двор. несмотря на кажущийся хаос, его войска действовали очень четко и слаженно. танамис, стараясь искупить вину за предательство итилии, бросал лучников в самую гущу сражения, они расстреливали солдат неприятеля практически в упор. находили щели в доспехах, ранили в руки и ноги, некоторые особо меткие поражали врага сквозь прорези в шлемах. казалось они бесстрашно кидались на любую ближайшую цель, но опытный взгляд мог заметить, что лучники далеко не отходили от магов бондэ, являясь для последних прикрытием. арбалетчицы камаэлей, видимо согласно приказа танамиса, построили каре и постепенно продвигались к входу в тронный зал замка, уничтожая тяжелую пехоту. они шли вслед за гномьим хирдом, так же расчищавшим путь к заветным дверям. колонна улуга полностью распалась на отдельные островки, которые разя во все стороны, двигались по двору, постепенно выискивая вражеских магов. такая же задача была и у солдат олиха, но их целью были лучники. более мобильные пехотинцы артейи выполняли функцию опорной силы и быстро перемещаясь, помогали тем, кому приходилось труднее всего.
    свежие силы георга не спешили ввязываться в бой. его целью был тронный зал руны. главное добраться до наместника летада и можно считать бой оконченным. поэтому его отряд двигался, словно по коридору, за хирдом и арбалетчицами. они преодолели уже половину пути, когда георг заметил, как на поле боя появился проклятый. он впервые видел, как действует в бою этот летающий труп со своими ножами. черной тенью проклятый набрасывался на свою цель, распахивал плащ и две пары ножей атаковали свою жертву с такой скоростью, что едва было заметно их мелькание. вслед за проклятым в пролом вошел хорос. он двигался не спеша, опираясь на свой посох, словно был не в центре кровавого сражения, а гулял где то по берегу моря. изредка некромант доставал из своей наплечной сумки кость, которых он заготовил в немалом количестве за весь поход, старательно наложив на них проклятия, и, подкрепив ее собственной ментальной силой, бросал ее в особо ретивых воинов противника. полет кости сопровождался всполохами малинового огня, что придавало всему этому действу вид сказочной кометы. все это выглядело бы действительно очень красиво, если не было бы так смертельно, солдат являвшийся целью такого броска расставался с жизнью мгновенно. на остальных противников хорос насылал мощнейшую волну страха, заставляя их бросать оружие и бежать, куда попало от нахлынувшего на них животного ужаса. зачастую такие испуганные до смерти воины напарывались на клинки солдат георга.
    «даже для опытного некроманта он слишком силен», - пронеслось в голове у баронета. – «не похож он на простого некроманта, что-то с ним не так, но это оставим на потом».
    двое гномов тьорма уже били своими тяжелыми молотами в дверь тронного зала, а остальные, окружив плотной стеной своих товарищей и арбалетчиц камаэлей, не давали врагу пробиться и защитить вход.
    когда двери стали поддаваться натиску молотов, георг приблизился к входу в троны зал, почти сразу за ним подошел хорос. его проклятый как берсерк накинулся на окованные сталью двери и, не смотря на их крепость, стал наносить молниеносные удары, причиняя дверям серьезные разрушения. с такой поддержкой гномы быстро справились с преградой, и свежие силы резерва ворвались в тронный зал. их встретили залпом из стихийной магии и стрел, первая линия полегла почти мгновенно, но идущие вслед за ними, быстро разобравшись в ситуации стали рассредоточиваться и выискивать вражеских магов и воинов. моментально тронный зал стал местом более кровавой схватки, чем во дворе. магические всполохи, звон клинков, звук спущенной тетивы, крики, стоны, кровь, все смешалось в смертельном круговороте. георг, с трудом отличая вражеских солдат от своих, рубил, колол, резал. в такой давке было уже не до высот мастерства. любыми способами нанести противнику урон, пусть даже не смертельный, но обязательно вывести его из строя. ударив очередного воина в простом шишаке гардой, георг рассек ему лицо острыми драконьими крыльями и когда ошеломленный противник ослабил оборону, перерезал ему горло, попутно стукнув соседнего солдата навершием рукояти, головой дракона, в висок. оба солдата упали, и баронет обнаружил, что ему больше не с кем сражаться. звук сражения постепенно стихал, с улицы в тронный зал заскакивало все больше и больше его воинов. сражение еще не закончилось, но уже было выиграно. георг стал внимательно искать взглядом наместника, и каково же было его удивление, когда обнаружил летада, сидящим на троне абсолютно без движения.
    - моя работа, - произнес не без гордости хорос. – он же вроде живой нужен, вот и обездвижил его. как удачно получилось, прямо на троне.
    баронет удивленно посмотрел на некроманта.
    - а что? ну, маленькая шалость, подумаешь. через пару минут он сможет говорить, а еще через пару сможет двигаться.
    когда наместник летад встал с трона, зал уже был очищен от трупов, а сражение во дворе практически стихло, только еще кое-где воины георга добивали тех, кто решил сопротивляться до последнего.
    летад снял с головы диадему руны и, задумчиво повертев ее в руках, бросил под ноги георгу со словами:
    - она ваша, баронет, но не надейтесь, что сможете носить ее долго, король этого не допустит.
    георг улыбнулся и, опустив взгляд на брошенное под ноги украшение, ответил:
    - я не собираюсь становиться очередным наместником руны, - затем перевел взгляд на бондэ. – зарн, будь добр, принеси из тайника то, ради чего мы все это затеяли.
    епископ как-то по хитрому хихикнул и обойдя трон, откинул украшающий стену гобелен. затем нажав на известные ему от тирольда камни, открыл потайную дверь с лестницей, уходящей, куда-то вниз. он еще раз хихикнул удивленно смотрящему на него летаду и прошел в открывшийся проход.
    георг же, носком сапога откинул обратно наместнику, лежавшую у его ног диадему.
    - это можете оставить себе на память, дорогой летад.
    сбитый с толку, бывший наместник совершенно не понимал, что происходит. но вот спустя какое-то время, тяжело поднявшись по ступеням, из прохода вышел бондэ, неся в руках
     
  6. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    нечто, накрытое лоскутом ткани. он поднес это георгу и тот с величайшей осторожностью снял покров с ноши епископа.
    - корона царей элмора! – удивленно вскрикнул летад.
    - вот что мне нужно, дорогой бывший наместник, это мое по праву.
    летада забила крупная дрожь, когда епископ с величественностью водрузил корону на голову георгу.
    - склоните головы перед герцогом де руна, истинным королем элмора!
    все в тронном зале, даже включая наместника летада, преклонили колено перед георгом.
    7. король элмора.
    тирольд долго вертел в руках печать некроманта. переварить услышанное только что оказалось совсем не просто. молодой человек, сидящий сейчас напротив него, ожидал его благословения. невероятно, что их столкнула судьба. случай свел их тогда в «железной чаше», а может быть это все игры богов? хорос считает, что это так и есть. этот некромант вообще очень часто оказывается прав. кажется, ему подвластно если не воочию наблюдать за обитателями хрустального замка, то уж подслушивать через щелочку он точно может. однако все это лишь догадки, людям не дано узнать помыслы богов, и даже если грэн каин и эйнхазад что-то затеяли, тот же хорос может только предполагать об их планах. только почему же, гнол его раздери, он так часто попадает в самую точку? ох, не прост этот некромант, очень не прост. он смог проникнуть в такие глубины мира мертвых, ухватиться за тончайшую нить и вытащить под солнечный свет сведения, которые быть может, разорвут все королевство на клочья. непомерный груз ляжет на плечи сидящего напротив тирольда молодого человека.
    - угасшая династия оказалась не такой уж угасшей, - в задумчивости произнес тирольд. – надо же, знай, я тогда, во флоране, кто вошел ко мне в комнату, все могло быть иначе.
    тирольд умолк, продолжая перекатывать печать в руках. молодой человек заерзал на стуле, молчание тирольда стало немного угнетать его.
    - я мало что понял, когда слушал, может быть, вы объясните мне?
    бывший герцог положил печать обратно в шкатулку, затем встал и принес из соседней комнаты поднос, на котором стояла бутылка «слез инглид», два бокала и чаша с фруктами.
    - подкинь пока дров в огонь шуст, прости, георг, рассказ будет долгий.
    молодой человек поспешил исполнить просьбу тирольда. когда, наконец, они сели обратно в кресла и сделали по первому глотку восхитительного вина светлых эльфов, тирольд начал.
    - тебе должна быть известна история нашего государства, которую, я надеюсь, ты не прогуливал на занятиях в гильдии, но я напомню. изначально существовали лишь разрозненные людские племена, бывшие рабами у титанов. затем, после падения последних, начались ожесточенные войны между первородными. так бы люди и пропали в огне этих сражений, если бы не острый ум, который позволил нам выйти на главенствующую позицию среди всех рас.
    земли, завоеванные нами, назывались элмор и аден. первый император шуниман объединил их под своей властью, так возникло королевство элмораден, которое просуществовало единым вплоть до правления императора баюма. когда боги прокляли его и превратили в монстра, навечно заточенного в своей башне, элмораден раскололся, поскольку проклятый оставил слишком много наследников, но не побеспокоился о том, кто должен взойти на трон после него. элмор сохранил свою целостность, тогда как аден раскололся на более мелкие королевства. началась война между элмором и бывшим аденом и под угрозой этой войны королю раулю удалось вновь объединить аден в единое государство. рауль стал основателем новой династии королей адена.
    король элмора эстер, племянник баюма, был основателем новой династии королей элмора. он мечтал завоевать аден, подчинить его своей короне, но его мечтам не суждено было сбыться. юный король адена амадео, внук рауля, и его армия изгнали эстера, но потом они же его и вернули, поскольку без поддержки элмора не смогли бы справиться с наступающей армией короля грации париса. в итоге, истощенные войной, три государства, аден, элмор и грация заключили мир.
    с тех пор прошло немало времени. на троне в адене сейчас сидит человек, являющийся, по сути, узурпатором, поскольку он не приходится потомком рауля. последнего представителя этой династии король сверг собственноручно, много лет назад. так же, надеясь опять присоединить земли элмора к адену, он сверг и моего отца, принца элмора и посадил там своего наместника. вот такой вот расклад.
    тирольд прервался, что бы сделать несколько глотков вина. от долгого повествования у него пересохло в горле.
    - я не пойму, ты и твой отец не были королями элмора? – задал вопрос георг.
    - нет, мы не прямые потомки, эстера. когда то давно, в жены нашему предку, была отдана принцесса, а по закону престолонаследие происходит по мужской линии. мы принцы элмора, а династия королей окончила свое существование восемьдесят лет назад, со смертью последнего короля, георга. детей у него не было, все так думали, а вот мой отец был уверен в обратном. твой отец, твой настоящий отец, был сыном короля георга и простой служанки, которая сбежала из дворца до того, как все узнали об её беременности. что-то произошло, и ты стал сиротой, только родившись. даже печать некроманта не дала ответ на этот вопрос, но мой отец успел вовремя, он забрал тебя к себе. почему он не отвез тебя к нам во дворец, наверное, потому, что уже тогда начал беспокоиться по поводу нынешнего короля, а тогда просто амбициозного дворянина, с очень сильной армией. вот он и решил отдать тебя на воспитание, подальше от всех этих перемен, молодой паре, которую боги лишили возможности иметь собственных детей.
    тирольд осушил бокал и не спешил наполнить его вновь.
    - ты ждешь моего благословения, но сам-то ты понимаешь, какая опасность стоит за этим шагом? – спросил опальный герцог.
    - но я же не претендую на трон адена, - возразил георг.
    - ты еще не понял мальчик мой? ты потомок эстера, следовательно, и баюма, а тот в свою очередь правил элмораденом и поскольку династия рауля угасла у тебя равные права на оба трона. для нынешнего короля ты в десять раз опаснее меня. он не пожалеет никаких сил на то, что бы тебя уничтожить. тебе следует открыться лишь тогда, когда руна будет в твоих руках и никак не раньше. и еще, тебе следует знать одну вещь, корона царей элмора до сих пор хранится в замке руны, я расскажу, как ее найти.
    * * *
    работы по восстановлению замка шли полным ходом. пролом в стене был заделан гномами в рекордно короткие сроки, вдобавок они укрепили все стены, утверждая, что теперь ни один осадный голем их не разрушит. армия быстро пополнялась новобранцами, желающих вступить под знамена короля элмора оказалось довольно много. карло олих со своими людьми соорудил новую систему защиты вокруг замка, почистил и углубил ров, увеличил количество волчьих ям, расставил ловушки.
    все это время георг откровенно скучал. как только на его голову надели корону, все постепенно оттеснили его от выполнения простой и привычной ему работы. «не пристало королю заниматься мирскими делами, думать о государстве надо», - сказал ему тогда хорос, но как управлять государством он не знал, но благодаря некроманту, начал понемногу осваивать азы столь сложной науки. так же маялся и зарн, получив место первого советника. хотя ему было немного легче, спустя три дня в замок приехала зафира с детьми, за прошедшее время их семья увеличилась еще на двоих человек. глядя на них, георг стал задумываться и о своей личной жизни.
    однажды ночью, он тайком пробрался к дверям, ведущим в покои артейи. долго стоял, переминаясь с ноги на ногу, как мальчишка, пока, наконец, не решился и постучал. спустя несколько минут, показавшихся королю вечностью, за дверью раздался голос эльфийки:
    - кто там?
    - это я, открой, пожалуйста.
    однако эльфийка не торопилась открывать дверь.
    - зачем ты пришел?
    - после победы, ты словно избегаешь меня. я хочу очень многое тебе сказать, но прежде всего, хочу просить у тебя прощения.
    раздался звук отодвигаемого засова и дверь распахнулась. артейя, со свечой в руке посторонилась.
    - прошу вас, ваше величество, проходите.
    та холодность, с которой были произнесены эти слова, поразили георга, и он словно на ватных ногах вошел в комнату девушки. эльфийка закрыла за ним дверь и, подойдя к столу и поставив свечу, спросила:
    - вам налить чего-нибудь, выпить?
    георг кинулся на колени перед девушкой и обнял ее ноги.
    - прости меня. я самый последний идиот на всей земле! я так долго мучил тебя! но теперь я тебя не отпущу от себя, никогда! я люблю тебя.
    артейя долго молчала, и георг уже думал, что она никогда не простит, но когда он поднял свой взгляд на ее лицо, то увидел слезы, скользящие по её прекрасным щекам. он поднялся, нежно обнял её за плечи и стал целовать эти мокрые щеки.
    - я ждала, ждала. каждую ночь, после штурма, а ты все не шел. я кучу всего придумала, что скажу тебе, а тебя все нет и нет. что ты так долго?
    - я думал об одной вещи.
    - о чем?
    - ты пойдешь за меня замуж?
    - да, - почти шепотом сказала артейя.
    8. посланники и гости.
    в ту же ночь, когда король элмора просил руки темной эльфийки, некромант хорос, как и король, подошел к двери, ведущей в покои лейтенанта ликома. так же как и георг, хорос долго переминался с ноги на ногу, размышлял, думал, но, в конце концов, постучал. ему очень долго не отвечали, и некромант собрался было уходить, но тут дверь открылась. на пороге стоял ликом, держа свечу в левой руке, правая рука лежала в лубке, подвязанная к шее. на правом плече и груди были наложены чистые бинты, цвет лица был уже не мертвенно бледным, но на щеках еще горел румянец от одолевавшей лейтенанта лихорадки.
    - что вам угодно? – с недовольством спросил ликом.
    некромант склонился в глубоком поклоне.
    - вы дозволите войти, о великий?
    брови лейтенанта взметнулись вверх.
    - мне казалось, из нас двоих я один страдаю от ран и должен бредить, но по всему выходит вы тоже в бреду. какой я вам великий?
    хорос выпрямился и, заглянув в глаза стоящему напротив человеку, произнес:
    - вы ведь сразу догадались кто я, еще тогда, в гиране, а вот я долго искал вас, но, в конце концов, нашел. пусть мои силы не так велики, как ваши, но я тоже чего-то стою. впустите меня, прошу вас, не на пороге же нам говорить.
    ликом долго и пристально смотрел на некроманта, затем кивнул и посторонился, пропуская ночного гостя, после внимательно осмотрев коридор, закрыл дверь.
    когда дверь была заперта, и лейтенант повернулся к своему гостю лицом, некромант сразу же почувствовал, что его догадка была верна. волна невероятной силы накрыла темного мага, его словно вдавливала в пол мощь излучаемая ликомом. ему показалось, что хозяин этих апартаментов даже несколько увеличился в размерах. бледность с лица ликома исчезла, рука уже не нуждалась в подвязке, а в глазах загорелся огонь, не сулящий ничего хорошего хоросу. некромант упал на колени.
    - прости, о великий, я пришел лишь с одной целью, поговорить.
    - о чем нам с тобой разговаривать? – даже голос говорившего стал подобен громовым раскатам.
    некромант перевел свой взор с половиц устилавших пол на стоящего перед ним и хитро улыбнувшись, ответил:
    - например, о твоей дочери, о великий.
    сила, давившая на некроманта, ослабла, а огонь в глазах «лейтенанта» угас. заинтересованный собеседник хороса жестом приказал ему подняться с колен.
    - хитер ты, десперион, знал, чем меня зацепить можно. что ж, присаживайся, расскажи, что знаешь.
    некромант сел в кресло, но лишь после того, как в кресло напротив сел его собеседник, и расплывшись в довольной улыбке, спросил:
    - вы помните мое имя?
    «ликом» в это время выудил откуда-то две простых глиняных чашки и налил в них вина из невесть откуда появившейся у него в руках бутылки. одну чашку он протянул темному магу.
    - как же не знать имя единственного человека, получившего секрет бессмертия у эльфов, в обмен на секреты темной магии? ты же, десперион, можно сказать, прародитель темных эльфов! ведь благодаря той магии, что они узнали от тебя, произошел раскол этого племени на светлых и темных. какая ирония, ты обрел бессмертие, а они потеряли. сколько же времени прошло, две тысячи?
    - полторы тысячи лет назад это было, о великий.
    «лейтенант» поднял чашу с вином.
    - что ж, за прожитые годы, - и выпил напиток до последней капли.
    десперион осторожно сделал маленький глоток и когда первые капли вина попали на его язык, он чуть было не выронил чашку из рук. вино имело потрясающий, ни с чем несравнимый букет, смесь сотен и сотен тончайших ароматов. казалось, вкус менялся каждое мгновение. терпкий, сладкий, с легкой кислинкой и далее еще десятки оттенков.
    - боги, что это за напиток?!
    «ликом», удовлетворенно наблюдавший за переменами, происходившими на лице некроманта, ответил:
    - вино титанов. да, - довольно протянул он. – для ныне живущих секрет его приготовления утерян.
    «лейтенант» замолчал.
    - вы позволите называть вас по имени, о великий? – спросил некромант.
    - если тебе так будет удобней, валяй.
    десперион сделал еще несколько глотков, стараясь в полной мере насладиться вкусом этого великолепнейшего вина.
    - я был в подземье и, так же как и с вами, грэн каин, беседовал с шилен, - произнес он, с трудом оторвавшись от чаши с вином.
    на лице верховного бога появился неподдельный интерес.
    - расскажи, как она там, некромант, я не видел ее гораздо дольше, чем живешь ты.
    * * *
    ранним утром, возле мага-хранителя портала в руне, преодолев несколько сотен лиг за один миг, материализовалась группа воинов. спустя мгновение рядом с ними появился высокий белокурый человек в позолоченных доспехах и тучный человек в зеленой ризе храмовника. воины сразу же окружили только что появившихся плотным кольцом, исключая возможное нападение. охраняемые, в свою очередь, продолжили тихую беседу, прерванную магическим перемещением, не обращая внимания на солдат. видимо ходить в плотном кольце охраны, было привычным делом для этих двоих. они продолжали беседовать до тех пор, пока храмовник не заметил и указал, кивком головы, своему собеседнику, на стоящую чуть поодаль другую группу воинов. во главе второй группы был широкоплечий, коренастый человек с густыми седыми усами, заплетенными на гномий манер в косы. его доспехи были выполнены из ослепительно-белого металла с редкими вкраплениями драгоценных камней. судя по природному узору, расходящемуся по доспехам, основой для них стал мифрил. в отличие от первой группы, человек в мифриловом панцире не окружил себя своими воинами, они являлись скорее его свитой, подтверждающей высокий статус. он так же тихо беседовал с камаэлем, одетым в изящный черный костюм. человек в позолоченных доспехах, немного подумав, вышел из кольца охраны и жестом указал солдатам, кинувшимся было снова окружить своего господина, просто следовать за ним. первым, его заметил камаэль, он сделал несколько шагов на встречу и почтительно поклонился подошедшему.
    - приветствую вас, граф де годдард. мое имя карло олих, я капитан королевской гвардии. король приказал встретить вас. насколько вы заметили, барон де шутгард прибыл чуть раньше, и теперь мы готовы отправиться в замок.
    граф кивнул капитану и, указав на своего спутника, ответил:
    - мой друг и советник, епископ шорке.
    епископ и камаэль обменялись поклонами. когда необходимые приличия были соблюдены, граф подошел к барону, и они по-братски обнялись.
    - здравствуй зигмунд, а ты все больше становишься похож на своих подданных. того гляди возьмешь кирку да спустишься в шахту за каменьями.
    человек, названный зигмундом, добродушно улыбнулся.
    - знаешь, бален, в связи с последними событиями, возможно, это будет самый лучший вариант.
    - думаешь, война неизбежна? – нахмурив брови, спросил граф.
    - я не думаю, я печенкой чувствую.
    камаэль, до этого времени не вмешивавшийся в разговор, произнес:
    - пока королевский альянс никак не реагирует, наши шпионы ничего не заметили.
    собеседники одновременно повернули головы к капитану.
    - шпионы? – удивленно спросил зигмунд.
    - прыткий у нас король, всего месяц как на троне, а уже шпионы кругом.
    камаэль растянул губы в подобие улыбки.
    - это не секрет. возглавляет их советник по тайным вопросам, принц тирольд. за годы опалы он создал обширную сеть, но хватит об этом, следуйте за мной, вас ждет король.
    - значит и тирольд тут, - удовлетворенно произнес зигмунд де шутгард.
    - а я не удивлен, - добавил де годдард.
    * * *
    георг совсем немного отодвинул занавесь, закрывавшую один из многочисленных порталов тронного зала. они были расположены очень высоко, почти под потолком и благодаря этому георг видел всех, кто в данный момент находился в зале. из своих там были капитан гвардии олих, командующий армией рии’тан и его заместитель танамис, кастелян городской резиденции тьорм, первый советник епископ бондэ и стоящие тихонько в углу, окруженные искусственным мраком хорос и ликом. эти двое на удивление сдружились последнее время, и георг часто видел их вместе. тирольд, стоявший рядом с георгом, начал рассказывать о присутствовавших в тронном зале гостях.
    - вот эти трое, видишь? в золотых доспехах, в белых и в серебряных, отдельно стоят. это наши союзники. в золотых граф де годдард, он молод, но принадлежит роду годдардов. его отца вынудили присягнуть королю ормонду, а сын, сменив своего отца, хоть и подчинялся королевской воле, в тайне всегда поддерживал меня. в белых барон де шутгард, это мой друг детства, подчинился узурпатору лишь по моей просьбе, хотя спокойно мог бы этого не делать. он там, в снежных горах, со своими гномами мог столетиями держать оборону. в серебряных барон де дион, единственный из дворян королевства аден принадлежащий древнему роду. очень хитер, надо сказать, и это позволило ему сохранить не только голову, но и титул с владениями. остальным, д’орену, д’инадрилу, де глудио и де гиран не повезло. их убили, а их места заняли миньоны короля ормонда.
    - как же ему это удалось? – спросил георг.
    - на твой вопрос я отвечу двумя вопросами. тебе не кажется странным, что в простой деревеньке мукомолов так вольготно расположились убийцы и воры? а в чьих землях расположена деревня флоран? вот то-то же. ладно, пойдем дальше. вон тот человек, что так увлеченно болтает с улугом, видишь?
    - судя по одежде это какой-то купец.
    - да, так оно и есть. очень преуспевающий торговец. лавки есть во всех городах и деревнях. так же поговаривают, что приторговывает нечестно добытым товаром, но поймать на этом ни разу не удалось. его зовут ингриель. будь с ним осторожен и обходителен.
    - нам что, понадобятся его деньги? казна вроде не пустует, пополняется стабильно.
    - не в деньгах дело. это единственный торговец, у которого есть лавка во флоране. тоже странно, правда? не трогают ее, не грабят, а все потому, что ее владелец глава гильдии воров и убийц.
    - разве таковая существует? – удивился король.
    - ну, конечно же, она есть, ведь даже этому сброду нужна дисциплина. у них свои законы и порядки, отличные от обычных людей. вот господин ингриель и следит за их выполнением. решает споры, наказывает зарвавшихся, он, что то вроде надсмотрщика, а не господина. хотя большая часть разбойного люда подчиняется ему беспрекословно. но о том, что этот человек возглавляет их, никому из посторонних неизвестно, кроме меня.
    георг внимательно посмотрел на торговца. знакомство с подобными людьми не радовало его, но как говорится «на войне все способы хороши». может быть, когда-нибудь, ему придется прибегнуть к помощи этого человека. тем более что сложное искусство под названием «политика», которое он осваивал в данный момент, под чутким руководством двух матерых преподавателей, тирольда и хороса, подразумевало использование таких грязных приемов, что георг всерьез подумывал об отказе от короны. быть простым лидером клана проще, можно вообще не участвовать в политических играх. отдаленная крепость, на границе, привычные военные порядки. все просто, бей монстров, защищай торговые караваны, отбивайся от конкурентов, пытающихся отвоевать столь лакомый форпост. никаких фальшивых улыбок, никаких дурацких указов, пафосных речей, приемов для сотен просителей. однако нужно смотреть на мир трезвым взглядом, назад пути уже нет, и спокойной жизни ему уже никто не даст. только на троне он сможет чувствовать себя в некоторой безопасности.
    - теперь вон те, двое, что беседуют с зарном. старик в белой ризе, как ты должен сам догадаться, это прелат священного круга церкви эйнхазад, ерохим аденский. проще говоря, он руководит церковью и армией храмовых рыцарей. рядом с ним, старик в черной тунике с посохом дерева имр, глава магистрата башни слоновой кости, высший магистр акронс. первоначально башня была своего рода лабораторией по изучению новых способов колдовства, но после восстания белета был создан магистрат, он состоит из самых опытных и сильнейших магов и дабы не повторить ошибок прошлого, отныне все маги состоят у них на учете. вместе они способны противостоять любому из чародеев, а об армии простых воинов и говорить не приходится. тоже огромная сила. они, эти двое, наши самые наиважнейшие гости на сегодня. ты как король, представляешь светскую власть, они, церковную и магическую. формально они должны подчиняться тебе, но по сути этого не происходит. сейчас в их руках твой трон. то, что зарн надел тебе корону на голову еще не делает тебя полноценным королем. именно эти двое должны подтвердить или опровергнуть твой статус. сейчас мы выйдем к гостям и ты выйдешь без короны и на трон не сядешь до тех пор пока мы не получим их одобрение. я выйду за тобой и вынесу корону, поставлю ее на пьедестал у трона. первым ты должен приветствовать и поклониться ерохиму, он глас богини эйнхазад на земле, второму акронсу. затем почтительный кивок и приветствие де годдарда, де шутгарда и де диона. торговцу ингриелю достаточно простого приветствия. затем представишь нас, в каком порядке не важно. ну, все запомнил?
    - нет.
    - вот и ладненько, пошли.
    9. корона, диадема и эльфийская стрела.
    начало приема георг помнил смутно, отрывками. вот он, входит в тронный зал на ватных ногах, изо всех сил сдерживая дрожь. в следующее мгновение он приветствует кого то, с кем-то говорит. у него спрашивают, а он что-то отвечает. все происходящее вокруг, начинает казаться каким-то нереальным, фантастическим сном. все находящиеся в тронном зале гости, и друзья превращаются в диковинных монстров, красивых и уродливых одновременно. дневной свет начинает играть всеми цветами радуги, а в ушах зазвучала прекрасная музыка, от которой так захотелось спать, однако из глубины сознанья звучал голос, твердящий о том, что эта встреча очень важна и спать никак нельзя. георг старался стоять на ногах, но неведомая сила тянула в низ, а музыка в ушах уже начала перерастать в нестерпимый гул и казалось, стоит закрыть глаза и уснуть гул стихнет. веки наливались свинцом, а ноги слабели с каждым мгновеньем, стало понятно, еще немного и георг рухнет на пол. один из монстров, с огромным клювом, яркими перьями и костяным гребнем, идущим по всей спине, приблизился к георгу и взял его ладонь своей когтистой лапой. второй монстр, весь покрытый черной шерстью, с огромным количеством рогов, клыков и шипов, подошел с другой стороны положил свою лапу… нет, уже не лапу, ладонь, на плечо георгу. постепенно тело вновь наполнялось силой, гул в голове стихал, а монстры вновь стали людьми. тот, который был с огромным клювом, превратился в зарна, а черный рогач в хороса. оба озабочено смотрели ему в глаза, и на их лицах читалось явное беспокойство.
    - ты как, в порядке? – спросил зарн.
    поскольку во рту было, словно в пустыне и язык прилип к небу, георг лишь утвердительно кивнул.
    - перед тем как ты вошел в тронный зал, пил что-нибудь?- задал свой вопрос хорос.
    рот уже стал наполняться горькой слюной, что позволило освободить язык и начать говорить.
    - прямо перед входом стоял паж с бокалом вина, - хриплым голосом произнес георг и даже удивился, неужели это сказал он.
    подошедший тирольд, услышав последний вопрос и ответ на него, тут же разобрался в ситуации. жестом подозвал олиха и после недолгого перешептывания последний быстрым шагом покинул тронный зал.
    - моя вина, - произнес тирольд. – входили вместе, я даже и не обратил внимания на этого мальчишку, думал, кто-то из вас распорядился подать георгу вина, что бы меньше нервничал.
    - ничего страшного, яд я уже нейтрализовал и силы ему восстановил, еще минута и будет как новый, - произнес бондэ выпуская ладонь георга из своей.
    - сильно я напортачил тут?
    - как ни странно, но все прошло просто отлично, - сказал тирольд, указывая на остальных гостей. – они печать хороса изучают, так что, скорее всего, никто ничего не заметил. ну а ты был просто на высоте, может быть тебя чаще ядом травить, под его воздействием ты самый искусный дипломат.
    - честно говоря я подошел к тебе лишь после того как передал яйцо прелату и только когда приблизился, заметил что с тобой что то не в порядке, - виновато произнес епископ.
    - все в порядке друзья, просто теперь надо быть гораздо бдительней.
    георг посмотрел на гостей, ерохим держал в руках печать, сотворенную хоросом, а все остальные, акронс, де годдард, де шутгард, де дион и ингриель стояли полукругом и касались печати одним-двумя пальцами. наконец они опустили руки и повернулись к георгу. прелат долго задумчиво смотрел на печать в своих руках, затем бросил вопрошающий взгляд на главу магистрата, тот в свою очередь едва заметно кивнул. прелат вновь перевел взгляд на яйцо и тяжело вздохнув, протянул его со словами:
    - принц тирольд, возьмите.
    тирольд подскачил к ерохиму и принял печать.
    - епископ зарн бондэ, - продолжал говорить прелат. – вам необходимо явиться к верховному жрецу храма в орене. там вы пройдете все испытания и будете посвящены в кардиналы, негоже королю элмора иметь в советниках епископа, а пока подайте мне корону.
    зарн поклонился ерохиму и не спеша подошел к пьедесталу у трона, аккуратно взял корону в руки и так же не спеша подошел к прелату. с легким полупоклоном он передал корону главе церкви.
    - подойди георг, сын сомена, внук георга добросердечного, и преклони колени.
    георг опустился на колени перед ерохимом. прелат воздел руки с короной.
    - приветствуйте георга, короля элмора, правителя руны.
    * * *
    глашатай вошел в тронный зал ровно в тот момент, когда стихли последние приветственные возгласы, во славу уже второй раз коронованного георга. он ударил своим жезлом в пол и объявил:
    - леди мариэль шен’иимур.
    - это еще кто? – удивился тирольд, а георг вскочил с колен и поспешил к уже открывающимся дверям тронного зала.
    в открытые двери вошла артейя, и хоровой вздох восхищения эхом поднялся к сводчатым потолкам тронного зала. на ней было надето белоснежное шелковое, без кружев, с открытыми плечами, платье почти до пола, плотно облегающее ее фигуру. декольте было самым глубоким, какое только видели все присутствующие, вырез начинался от груди и заканчивался чуть ниже пупка, а разрезы на бедрах достигали талии. дабы такая легкая конструкция не падала на пол при каждом неосторожном движении, разрезы на бедрах и вырез на груди были закреплены шнуровкой. волосы, по своей белизне соперничающие с шелком платья, были мелко завиты и уложены в замысловатую прическу. казалось, что никакой укладки нет и все это копна не расчесанных волос только что проснувшейся женщины, но то количество маленьких, едва заметных косичек, булавок и шпилек, говорило о том, что на данную прическу ушло не меньше трех часов. на глаза артейя наложила светло-серые тени, а губы были выкрашены в белоснежную помаду. все это в сочетании с ее серо-синей кожей, так волновало мужские сердца, что даже прелат ерохим был готов, как молодой жеребец, ржать, брызгать слюной и бить копытом.
    георг величественно предложил эльфийке руку. артейя подобрав подол платья, сделала книксен, а затем положила ладонь левой руки в ладонь георга, правой же продолжала придерживать платье, чуть приподнимая край от пола и демонстрируя всем свои восхитительные ступни, не отягощенные обувью.
    георг вывел артейю на середину тронного зала и торжественно объявил:
    - дамы и господа! разрешите представить вам леди мариэль шен’иимур, которую многие из нас знают как артейю. вчера я имел счастье сделать этой женщине предложение и она дала свое согласие, - лицо георга излучало счастье, а артейя скромно улыбаясь, смотрела в пол.
    - приветствуйте будущую королеву элмора, - сипло, срываясь на писк, прокричал глава церкви и все дружно поддержали его, не обращая на голос прелата, поскольку у всех пересохло в горле.
    - будущую правительницу короля георга! – добавил в общем гомоне зарн и поздравления смешались с хохотом.
    пока георг выслушивал официальные поздравления и пожелания всего наилучшего, тирольд покинул тронный зал, а когда очередь поздравляющих стала подходить к концу, он вновь вернулся, неся в руках невысокий ларец.
    - я поздравляю вас обоих от всей души и желаю вам прожить вместе долгую и счастливую жизнь. примите от меня этот скромный подарок.
    принц открыл ларец и достал из него диадему, тонкой гномьей работы, украшенную огромным количеством драгоценных камней.
    - зарн, будь добр, - сказал тирольд, протягивая украшение епископу.
    осторожно, что бы не сломать хрупкую вещь, бонде надел ее на голову артейе, от чего эльфийка стала еще прекраснее.
    - эта диадема принадлежала моей матери, теперь пусть она принадлежит тебе.
    эльфийка с благодарностью обняла принца.
    - спасибо тебе.
    - ну, что и когда же свадьба? – уже нормальным голосом спросил ерохим.
    в этот момент в тронный зал ворвался взлохмаченный олих.
    - что, нашел мальчишку?- спросил тирольд.
    - не до этого пока… георг, с пограничной заставы докладывают, что войска короля ормонда и его альянса начинают стягиваться к древнему полю битвы.
    - а печенка то меня еще ни разу не подводила, - в гробовой тишине произнес зигмунд де шутгард.
    * * *
    на пути войск короля ормонда встали защитники пограничной заставы и хоть были они немногочисленны, выгодное положение крепости, в узком горном ущелье, позволили задержать наступление на три дня. стоявшая дальше, в глубине горного прохода западная крепость, продержалась один день, но за эти четыре дня георгу удалось привести свою армию к выходу их ущелья, дождаться подкрепления в лице де годарда, де шутгарда и даже заключить союз и получить помощь от фавнов варка, обширный лагерь которых был расположен чуть севернее. к моменту выхода из ущелья армия ормонда, потерявшая пятую часть своих воинов, была численностью около двух с половиной тысяч воинов, магов, целителей. армия георга насчитывала чуть более пяти тысяч. не давая передохнуть и выстроить порядки, только что преодолевшим горные тропы войскам, георг приказал напасть. армия адена постепенно окружалась, оттесняясь от ущелья, исключая возможность перенести бой на узкие горные тропы, где обе стороны имели бы равные шансы. понимая, что единственным способом сохранить себе жизнь будет победа, солдаты адена сражались как дикие звери, и даже численное превосходство георга не давало полной гарантии успеха. он сам, бок обок со своими друзьями, со своей будущей женой, со своими солдатами, сражался в самой гуще битвы.
    * * *
    стоя на краю ущелья, девушка наблюдала за разворачивающимся внизу сражением. остатки армии короля ормонда прорвали окружение и яростно отбиваясь, отступали обратно в горы. было понятно, что бой окончен и победители чувствуя страх и панику отступающих, словно хищники, кинулись в погоню. когда армия георга приблизилась к входу в ущелье, девушка достала из колчана стрелу и наложила ее на тетиву. выискать среди солдат такую легко заметную мишень, облаченную в черные доспехи, было плевым делом для опытного эльфийского стрелка, каковым являлась итилия. рассчитав траекторию полета и сделав поправку на ветер, она натянула тетиву почти до предела и со вздохом отпустила. даже не дождавшись окончания полета стрелы, перекинув лук через плечо, уверенная в точном попадании, итилия покинула свою позицию, направляясь на юг, через горы.
    * * *
    артейя заблокировала клинком левой руки удар, который ей пытался нанести солдат адена и мгновенным, резким движением рассекла ему горло клинком правой руки. в этот момент она услышала тонкий свист стрелы и инстинктивно крутанула мечами вокруг себя, дабы попытаться отбить смертельный снаряд. звона металла о металл не последовало, вместо этого она услышала, знакомый звук, входящей в тело стрелы и тихий вздох. сражавшийся рядом с ней георг, упершись своим черным мечом в землю, встал на одно колено, а затем и вовсе упал на спину. с левой стороны, из тонкой щели между нагрудником и нижней частью наплечника, под острым углом, торчало древко стрелы. артейя сразу поняла, что наконечник стрелы вонзился ее любимому прямо в сердце. она бросила свои клинки в разные стороны и кинулась к георгу. она трясла его, она целовала остывающие губы и кричала как раненый зверь. слезы крупными каплями падали с ее скул на его лицо.
    - боги! за что?! эйнхазад! не дай ему умереть!
    в этот момент все вокруг стихло, застыло. даже вороны, кружащие в небе, замерли. ни единого звука, ни единого шороха, даже легкого ветерка. артейя удивленно оглянулась вокруг. время остановилось и все находящиеся рядом замерли. мало что понимая, она, сидя на земле и, положив голову георга себе на колени, гладила его по волосам. боковым зрением она заметила, какое-то движение и вздрогнула от неожиданности, когда повернув голову, увидела стоящую рядом с ней девушку. та пристально смотрела на артейю и улыбалась. самым странным было то, что артейя никак не могла понять к какой расе относится стоящая перед ней. она была чем-то средним между эльфийкой и человеческой девушкой и одета была в полупрозрачную тунику, почти не скрывающую фигуру.
    - кто ты?
    - ты сама меня позвала, - улыбаясь еще шире, произнесла девушка. – странно, правда? темная эльфийка взывает не к шилен а эйнхазад. видимо мой муж прав и все меняется в этом мире. мне нужно чаще спускаться сюда.
    от удивления артейя широко распахнула глаза, и чуть было не открыла рот.
    - значит, ты просишь меня, что бы я, не дала ему умереть?
    эльфийка не смогла произнести даже слова и поэтому, посильнее прижав голову георга к себе, часто закивала.
    - но ведь все не так просто, что ты можешь отдать в замен?
    - все что угодно, - еле выдавила из себя артейя.
    - будь, по-твоему, - весело сказала эйнхазад и хлопнула в ладоши.
    * * *
    артейя заблокировала клинком левой руки удар, который ей пытался нанести солдат адена и мгновенным, резким движением рассекла ему горло клинком правой руки. в этот момент она услышала тонкий свист стрелы. бросив клинки, она повернулась и, подскочив к георгу, оттолкнула его от несущего смерть снаряда, а затем услышала, знакомый звук, входящей в тело стрелы. опустив взор, артейя с удивлением обнаружила, что древко эльфийской стрелы, пробив ее легкий доспех, торчит у нее из груди. потом ее накрыла темнота.
    * * *
    - эйнхазад! – от голоса грэн каина задрожали стены хрустального замка.- эйнхазад, где ты?!
     
  7. parus5990

    parus5990 User

    Joined:
    01.01.10
    Messages:
    37
    Likes Received:
    0
    грэн каин прошел, казалось все комнаты в замке, пока не поднялся на самую высокую башню, где и обнаружил свою жену.
    - эйнхазад! как ты посмела вмешиваться в мою игру?! ведь это ты укрыла итилию от моего взора!
    богиня повернулась к разъяренному мужу и едва заметно улыбнулась.
    - ну и что? мне стало скучно. ты постоянно пропадаешь там внизу. вот я и развлеклась, как смогла.
    небеса над хрустальным замком почернели и кое-где уже стали вспыхивать молнии, сопровождаемые громовыми раскатами.
    - не пойму, почему люди стали верить в тебя? они ведь не знают, какой капризной стервой ты можешь быть, - с холодной яростью в голосе произнес верховный бог.
    однако ни ярость в голосе мужа ни скапливаемые им в небесах силы не испугали богиню.
    - по силе мы с тобой равны, муж мой. если ты затеял драку, то будь готов к великой битве и не на одно столетье. что будет с теми, кто в низу, а ведь они тебе дороги.
    грэн каин продолжал с гневом смотреть на жену.
    - есть один способ, выяснить кто из нас сильнее и не такой уж он разрушительный.
    - какой? – заинтересовался верховный бог.
    туника, в которой ее видела артейя, упала к ногам эйнхазад. богиня провела ладонями, опускаясь в низ, по груди, животу и закончила бедрами.
    - победишь, верну ее к жизни, а если я запрошу пощады, она умрет.
    грэн каин ухмыльнулся и стал стаскивать с себя одежду.
    * * *
    георг нервно ходил возле дверей в покои артейи. уже несколько дней она ни жива, ни мертва, лежала в кровати под неустанным присмотром зарна и других целителей. он сам спал возле дверей, да и сон этот был всего несколько часов. слуги приносили ему еду, но он почти ничего не ел. все его мысли были только о любимой.
    дверь тихо отворилась, и из нее вышел истощенный зарн.
    - ну что, как она? – накинулся на него король.
    - слава эйнхазад, – произнес епископ. - она будет жить.
    стоявший неподалеку, в тени, ни кем не замеченный хорос, вытер холодный пот со лба. он был похож на смерть. бледный, со впалыми щеками, с черными кругами вокруг глаз. да и сами глаза некроманта почти потеряли свой цвет и блеск. облегченно вздохнув, с улыбкой пробубнел себе под нос:
    - скорее уж слава грэн каину.
    тяжело опираясь на свой посох, он, еле переставляя ноги, двинулся к себе в покои.
    - вот же сволочь, - продолжал бубнеть некромант. – чуть всю силу из меня не высосал. ничего, я с тебя ящик вина титанов за это стребую! ты ведь женушку свою одолел за счет моей силы! ящик, никак не меньше!
    iii. старинные преданья.
    1. второе воссоединение.
    ворота замка аден были распахнуты настежь. ветер играл створкой ворот, от чего та тихо, совсем немного, постукивала о стену. по полу были разбросан разнообразный хлам, мусор, стекла разбитых витражей, тела убитых воинов. из-за тлеющих гобеленов и занавесей в зале стоял легкий запах гари, который тут же выносил на улицу через распахнутые двери и разбитые окна, свежий весенний ветер. где то в дали, у стен замка, в его некогда роскошном парке, еще были слышны отзвуки битвы. еще скрещивались мечи, звенели тетивы, читались боевые заклинания, но эта война уже подошла к концу. остатки войска короля ормонда, те, что не сдавались в плен, пытались дорого продать свои жизни.
    наступая на битое стекло, отбрасывая кончиком сапога мусор и осторожно переступая через тела убитых, по тронному залу шли несколько человек. их целью был трон. хотя вернее сказать, они вынуждены были выбрать себе эту цель, ни один из них не стремился сидеть на нем. наконец, они подошли к нему и, глядя на это величественное кресло, никто не обрадовался, что цель достигнута, и можно праздновать победу.
    - ну что прелат, кого провозгласишь королем? – после долгого молчания спросил высокий человек со светло-русыми волосами, уже порядком тронутыми сединой.
    человек в белой ризе произнес, мрачно взирая на трон:
    - у нас много кандидатур? ты один имеешь право, тебе и сидеть.
    - ну а господин высший магистр, что скажет? – задал второй вопрос светловолосый.
    человек в черном плаще не спешил с ответом, долго взирая на тот же самый предмет интерьера.
    - ну, друг мой, тебе на нем сидеть, это дело ясное. ты нас сюда привел.
    - вам не кажется, что эти хлопоты не нужны моему мужу? – подала голос темная эльфийка, с заметно округленным животом, но, не смотря на это, облаченная в специально изготовленный для ее положения доспех.
    - ой, какие теперь хлопоты? не осталось уже никого, кто смог бы их доставить, – вставил свое слово красноглазый камаэль, лицо которого украшал жуткого вида ожог, оставленный неприятельским магом, пару лет назад.
    - найдутся новые, всегда кто-нибудь найдется, - продолжала настаивать на своем эльфийка.
    - а что ты предлагаешь, бросить все так, на произвол судьбы? тут такое начнется, нам еще больше хлопот будет, - парировал камаэль.
    все опять уставились на трон и замолчали.
    - так как, георг, - спросил прелат церкви эйнхазад. – даешь свое согласие? объединишь под своей рукой и аден и элмор. король элморадена, вновь, по прошествии стольких лет. последним был баюм. твое имя навеки впишут в историю, возможно даже назовут тебя георг объединитель.
    георг молчал. он прекрасно понимал, что король он совершенно никудышный, а вот военочальник хороший, ему бы армии водить, а не государством управлять. на троне элмора он просидел всего месяц, а потом началась война, затянувшаяся на восемь лет. лишь благодаря умелому руководству тирольда, оставленного наместником в руне, страна не была истощена войной, но принц не вечен, его жизнь уже подходит к концу и он сам это прекрасно понимает. понимает это и георг. управлять таким огромным, объединенным государством у него просто не хватит сил.
    - не переживай, георг, - произнес высший магистр башни слоновой кости, словно прочтя его мысли. - мы поможем тебе. теперь и церковь, и магистрат, и королевская власть, пойдут рука об руку. не так, как это было раньше.
    георг взглянул на своих друзей. зарн уже давно не тот полноватый пройдоха, три года руководства церковью полностью изменили его. он похудел, окончательно облысел, но самое главное, стал намного серьезнее, сдержаннее, рассудительнее. его зафира сидела сейчас в руне и воспитывала двоих младших детей, четверо старших уже жили самостоятельной жизнью. самый старший, патрик, сейчас был лейтенантом в аримии георга. как бондэ стал прелатом, опять оставалось загадкой, чем основывались кардиналы, выбирая его, осталось тайной за семью печатями.
    однако большей неожиданностью, чем зарн во главе церкви, стало избрание магистратом башни слоновой кости на должность высшего магистра хороса. некромант, впервые за всю историю, стал главой магов. все магическое сообщество было в изумлении, и не один месяц, после того как были объявлены результаты тайного голосования магистрата.
    «шутка грэн каина» - любил повторять некромант по этому поводу. его, кажется, не брало время, он остался почти таким же, как и при их первой встрече, хотя седых волос прибавилось.
    тесть зарна, рии’тан, до сих пор руководил армией элмора и в данный момент занимался тем, что добивал остатки армии короля ормонда. танамис погиб, два года назад при штурме гирана. его место занял ликом, который сейчас тоже где-то махал мечом. гном тьорм был убит четыре года назад при осаде инадрила. олих едва выжил при осаде орена.
    его жена артейя, которая в данный момент носила их второго ребенка, как и хорос, совсем не изменилась, такая же прекрасная, любимая, единственная. эльфы, как известно, живут дольше людей, позднее стареют, однако это не мучило георга, но очень пугало артейю. она часто уединялась и втайне от всех молилась эйнхазад либо сократить свою жизнь, либо продлить жизнь мужу. их старший сын филипп, сейчас был в руне, под присмотром нянек.
    - мы все поможем тебе, георг, - вслед за хоросом повторил зарн.
    георг в сердцах махнул рукой.
    - что с вами сделаешь, давайте.
    зарн подошел к георгу и обыденным тоном, без всякой торжественности произнес:
    - как прелат священного круга церкви эйнхазад венчаю на трон адена георга, сына сомена, внука георга добросердечного.
    после того, как зарн умолк и отошел, его место занял хорос.
    - как глава магистрата башни слоновой кости венчаю на трон адена георга, сына сомена, внука георга добросердечного.
    - ура, - грустно протянула артейя.
    как все это было не похоже на ту коронацию, которая был восемь лет назад в руне. никаких почетных гостей, никаких гвардейцев в тронном зале, никаких возложений короны под общие приветственные возгласы. георг потащился вверх по ступеням, и устало плюхнулся на трон, затем так же устало произнес:
    - как король элмора и король адена, приказываю, сей день считать оба эти государства единым и неделимым целым и сам провозглашаю себя королем элморадена.
    * * *
    капли воды падали с потолка маленькой камеры, расположенной глубоко, в подвалах адена, куда не проникал ни единый луч света. все убранство камеры составляла солома, нужник и большая роскошь, свеча. сидящая в камере женщина уже потеряла счет дням, проведенным здесь, по всем ощущениям пошло всего пару месяцев, но понимание того, что она лишена какого-либо будущего, ввергли узницу в глубокую апатию. все было однообразно, повторялось изо дня в день. стражники приносили еду и питье, меняли сгоревшую свечу на новую и уходили. если бы не новая жизнь, теплящаяся под ее сердцем, она давно бы отказалась от еды и умерла, но она не имела права погубить своего, еще не родившегося ребенка. лишь за несколько дней, до того как попасть в эту камеру, узница узнала, что она в положении, поэтому женщина продолжала пить и есть, постепенно свыкаясь с мыслью, что остаток своих дней она проведет тут, в этой камере, а ее новорожденное дитя заберут и отдадут на воспитание в чужие руки. вот когда это произойдет, тогда можно будет и умереть.
    однажды, когда отворилась дверь камеры, вместо стражника женщина увидела совсем иное лицо. темная эльфийка подошла к ней и присела рядом, на корточки. когда то давно, в прошлой жизни, женщина хотела убить эту темную, но не теперь, ей было безразлично. темная взяла ее за руку и, поднявшись, потянула ее за собой.
    - вставай. пойдем. тебя надо привести в порядок, - и положив руку женщины себе на плечо, поддерживая за талию, вывела ее из камеры.
    ее обслуживали три служанки, которые тщательно вымыли ее, постригли, одели и теперь старались накормить. женщина приняла все ухаживания с полным безразличием и ела машинально, даже не глядя на то, что подносят к ее рту. еще ей дали выпить настой из каких тотрав, горьковатый, от которого очень захотелось спать. затем ее уложили на прекрасную, мягкую кровать и оставили одну.
    «и что им еще от меня надо?» - подумала женщина. – «это что, новый вид пытки? может быть, то питье было ядом?».
    с этой мыслью она уснула. ей снились бескрайние эльфийские леса и древо жизни. она гуляла среди знакомых ей с детства деревьев, пряталась в корнях великого дерева, пила росу с его листьев. ей приснилась ее мать, которая нежно гладила ее по голове и говорила:
    - не убегай далеко, девочка моя, мне тяжело гоняться за тобой.
    но она все равно убегала, и мать, уставшая искать свое непослушное чадо, звала ее по имени.
    - итилия! итилия, где ты? итилия!
    . . .
    - итилия. вставай. просыпайся, итилия.
    сон оборвался, и вернулась реальность, но она уже не в камере, а все еще на той же мягкой кровати.
    - ну, просыпайся же, итилия! хорошо же ты спала после восстанавливающего отвара зарна, двое суток.
    голос был знаком, но она не слышала его уже много лет. итилия открыла глаза и увидела лицо артейи. она до боли сжала кулаки.
    - ну, ну. не надо, ты еще слишком слаба, да и незачем это все, - пожурила ее темная эльфийка. – и не смотри волком, это все улуг, идиот. засунул тебя в темницу, и лишь три месяца спустя вспомнил о тебе и доложил. орки, что с них возьмешь.
    она положила на стул возле кровати чистую одежду.
    - вот, оденься и тут на столе завтрак, поешь. только не долго, тебя ждет георг.
    итилия слезла с кровати и, взяв одежду со стула, осмотрела ее. это была просторная туника, как раз подходящая для ее круглого живота и просторные шаровары. итиля посмотрела на артейю, та была одета почти так же.
    - да, мне скоро рожать, уже второй, а у тебя, первый?
    эльфийка молча, кивнула и стала переодеваться.
    - страшно? – с озабоченностью спросила темная.
    светлая еще раз кивнула.
    - мне тоже, хоть и второй, страшно, но не так как в первый раз, - она погладила свой живот. – уже скоро, может быть еще несколько дней, говорят, опять будет мальчик, а так хочется девочку.
    итилия съела небольшой кусочек сыра, немного печеной тыквы и свежее яблоко. в кувшине была чистейшая родниковая вода и, эльфийка с удовольствием выпила два бокала, почувствовав себя намного лучше. она даже набралась храбрости спросить у темной:
    - не обижайся, но я понять не могу, как так получилось, что я промахнулась, тогда, восемь лет назад?
    артейя пристально посмотрела ей в глаза, а затем загадочно ответила:
    - а ты и не промахнулась, - затем улыбнулась. – странные вопросы ты задаешь, тебя разве не интересует собственная судьба?
    итилия пожала плечми.
    - ладно, идем, георг ждет.
    * * *
    сколько раз итилия видела, как на этом троне сидел король ормонд. для него это было просто место для сидения. георг же восседал на троне как истинный король, гордо, но не высокомерно. даже сам замок вообще очень сильно изменился. предыдущий владелец превратил некогда прекрасное строение в обычную крепость, теперь же замку был возвращен его прежний вид, во всем его великолепии. росписи на стенах, флаги, витражи, ковры,гобелены, огромная панорама сражения воинов с огненным драконом валакасом. итилия предположила, что даже парк, разделяющий замок и город вновь засажен деревьями и кустарником. она полностью угадала, но все изменения она увидит позже, и дорожки из разноцветного камня, и фонтаны, скульптуры, скамейки и беседки.
    когда артейя подвела ее к трону, георг поднялся и спустился вниз по ступеням.
    - здравствуй, итилия.
    на нем была пурпурная мантия отороченная мехом, на шее висела изящная золотая цепь, украшенная россыпью драгоценных камней, на цепи висел герб элморадена времен старой империи, символ королевской власти. на голове была надета корона, которую итилия видела лишь на портретах старых императоров. было доподлинно известно, что после баюма из короны достали все драгоценные камни, а золото переплавили. в те трудные времена аден нуждался в деньгах. эта корона была изготовлена гномами, которые сделали ее, глядя на старинные картины, но и об этом она узнает только позже, а сейчас ее пронзила дрожь, при виде короля, спустившегося к ней с трона.
    эльфийка опустила взор в пол и на ее глаза стали наворачиваться слезы. боги, какой дурой она сейчас себя ощущала. столько лет она слепо шла за ричардом, который тянул ее за ормондом. вспомнила, как она сама, втайне, преодолела горы и пыталась убить этого человека. она ведь когда-то действительно любила его, но ей, молодой и наивной нужны были лишь богатство и титул, а что мог дать простой мальчишка, с кроличьей фермы? вспомнила, как ричард уговаривал ее остаться с шустом и шпионить. тогда, много лет назад он услышал разговор мастеров фехтования в гильдии о том, что стиль шуста напоминает стиль фрая и сразу же заподозрил о том, что шуст с ним знаком. он узрел в этом возможность добраться до фрая, а там может и до тирольда и, оказав такую услугу королю, мог просить милости пожаловать ему вакантный титул герцога де руна. самым постыдным было то, что она откровенно радовалась смерти человека, которого георг считал своим самым близким другом. от воспоминаний о казни фрая по щекам итилии покатились слезы. она зарыдала и упала на колени перед георгом ни в силах произнести ни слова.
    - не надо, итилия, встань, - он нежно взял ее под руки и поднял, затем продолжил более официальным тоном. – графиня де гиран, я соболезную по поводу смерти вашего мужа, графа ричарда де гиран. он погиб защищая узурпатора, тут на стенах адена. однако я считаю, что не стоит наказывать вас и ваше не родившееся дитя за грехи вашего мужа, а ваши грехи я давно уже простил, поэтому вы можете быть свободны. графство гиран в вашем распоряжении, вы вправе вернуться туда и распоряжаться им по своему усмотрению.
    итилия недоуменно взглянула в лицо георгу, она словно не понимала смысла сказанных слов.
    - я могу быть свободна?
    - да.
    - ты оставляешь мне гиран?
    - вы, графиня, будете моим верным вассалом, и представлять королевскую власть в гиране.
    она долго не говорила ни слова и все пристально смотрела ему в глаза, потом неожиданно кинулась на шею королю и прошептала:
    - спасибо. прости меня.
    она наклонился в ее уху и так же тихо ответил:
    - я искренне любил тебя, теперь так же искренне предлагаю свою дружбу.
    освободив георга из своих объятий, итилия повернулась и пошла прочь из замка. проходя мимо артейи, она задержалась и тоже очень тихо прошептала:
    - и ты меня прости.
    темная улыбнулась и кивнула ей, от чего на душе уходящей стало намного легче.
    2. таверна «золотой единорог»
    рассказчик замолк и потянулся за стаканом с элем. у него пересохло в горле от долгого повествования, и глоток освежающего хлебного напитка был просто необходим. его движения были немного замедленными, но в руках еще чувствовалась сила, хоть на вид рассказчику и было лет сто. его слушатели, сидящие в таверне «золотой единорог», что в трех днях пути от глудио, на дороге в дион, словно застыли. гробовая тишина общего зала таверны нарушалась лишь потрескиванием догорающих дров в камине. рассказчик сделал несколько глотков и поставил стакан на стол, как только это произошло, все сидящие зашевелились, послышалось перешептывание, зазвучали первые вопросы.
    - а что было потом?
    рассказчик улыбнулся в седые усы и поплотнее укутался в свой старый поношенный плащ, словно жаркий огонь камина не приносил ему тепла.
    - дальнейшее вам должно быть известно. короля георга, как и пророчествовал прелат бондэ, прозвали объединителем. он прожил долгую и счастливую жизнь и умер в возрасте ста двенадцати лет.
    - люди не живут так долго, - возразил сидящий за соседним столом темный эльф.
    - да, нам людям отпущен короткий срок, но видимо молитвы королевы мариэль были услышаны, и эйнхазад даровала георгу долголетие. они воспитали трех сыновей и дочь. старший сын филипп сменил на троне элморадена своего отца. остальные стали герцогами де руна и де гиран. к слову сказать, второй сын сомен, взял в жены дочь итилии элиам и сам выбрал себе титул де гиран, хотя должен был восседать в руне, - рассказчик сделал еще один глоток эля. – после смерти георга, его жена, королева мариэль переехала в гиран. там в скорби и молитвах она провела остаток своих дней. она очень сдружилась с итилией и умерла у нее на руках спустя шесть лет после георга.
    - значит наш король роланд, праправнук георга, ведет свой род от темных эльфов и людей? – задал вопрос темный, сидящий за соседним столом.
    - истинно так, - кивая головой, ответил рассказчик.
    темный эльф довольно улыбнулся и, пробормотав «во славу шилен», отпил из своего кубка.
    - кстати, напомню вам, милейший, королева мариэль с битвы у приграничных гор молилась только эйнхазад.
    темный поморщился.
    - не верю я в это, что бы темная эльфийка из прославленного рода шен’иимур предала шилен! да и весь твой рассказ, путник, похож на сказку для детей. грэн каин, сошедший с небес и сражающийся с простыми смертными как солдат, эйнхазад, играющая жизнями как с игрушками, еще этот твой десперион. ну, если последний где-то и бродит по земле, то боги среди смертных, это выдумка. тем более это было так давно, а ты рассказываешь это, словно сам был среди них, точно говорю, сказки все это.
    поднялся гомон, одни поддерживали эльфа, вторые старца. кое-где спор даже был на грани драки. рассказчик лишь улыбался, глядя на волнения, вызванные его историей, да темный эльф, молча, пил свое вино. посетители таверны стали немного успокаиваться и, в конце концов, нашелся один гном, который доумился спросить у старца:
    - а ведь и вправду, ты так подробно рассказал, откуда тебе все это известно?
    в этот момент двери таверны распахнулись, и в нее вошла, по виду семейная пара, молодой, высокий черноволосый человек и прекрасная эльфийка, небольшого роста. они подошли к старцу и молодой человек, протянув к старику руку, произнес:
    - наконец-то мы добрались дядя, пойдем, нам пора.
    рассказчик, опершись на руку племянника, встал, затем подхватил свой белый посох, с навершием в виде двух переплетенных змей, вцепившихся зубами в зеленоватый кристалл, поддерживаемый молодым человеком, направился к выходу.
    - ты так и не ответил, старик, - прокричал в спину уходящему темный эльф.
    рассказчик остановился и, обернувшись, ответил с улыбкой на устах:
    - возможно, я все это придумал, что бы повеселить вас, а может быть, нет, кто знает?
    они вышли в ночь, оставив всех посетителей таверны гадать о правдивости услышанного.
    * * *
    - ну все, хватит опираться на меня, словно ты дряхлый старик, - проговорил темноволосый человек, как только они отошли на приличное расстояние от таверны.
    - а я и есть дряхлый старик, забыл, сколько мне лет? – с язвой в голосе ответил старец, но опираться на руку черноволосого перестал и зашагал сам, бодрой поступью.
    - хамеешь, десперион, сейчас как дам под зад ногой.
    человек, который только, что рассказывал историю в таверне и выглядевший как старик, был уже совсем не похож на прожившего долгую жизнь. морщины с лица и рук исчезли, волосы из седых и редких поменялись на густые локоны, каштанового цвета. он повернулся к черноволосому и, показав язык, произнес:
    - попробуй догони, ваше божественное могущество.
    - ах ты! – молодой человек кинулся догонять мага.
    - грэн каин, десперион, прекратите, что вы как дети! – прокричала им в след эльфийка, но они продолжали гонки пока, наконец, грэн каин не настиг деспериона и не отвесил тому приличный удар ногой по мягкому месту.
    - мужчины, - фыркнула эльфийка.
    - кстати! – воскликнул грэн каин. – у меня есть новая идея. я заприметил в таверне темного эльфа, что спорил с тобой, хороший материал, надо признать.
    - согласен, - произнес десперион, потирая ушибленный зад.
    - что скажешь, эйнхазад? – обраился к эльфийке грэн каин.
    - ни в коем случае, хватит с меня! – гневно ответила богиня.
    16 августа 2010 г.
    _________________________
    автор: александр aka dosiasvin
    выражаю огромную благодарность той части клана camarades, сервера vasper руофа, которая была моими читателями и критиками во время написания этого рассказа, за то, что поддерживали меня и не давали забросить начатое.
    данное произведение выпущено в мир, в свободный полет и любое копирование приветствуется. есть лишь огромная просьба ссылаться на источник.
    так же есть просьба ко всем творческим людям, которые изъявят желание оформить рассказ своими рисунками, пишите на мыло, а лучше присылайте свои работы. мое личное пожелание, что бы рисунки были в стиле простой карандашной графики, контурные, черно-белые. авторство картинок обязательно будет указано в первоисточнике. жду с нетерпением.
    e-mail: letopis-la2@mail.ru
     
  8. Элридж

    Элридж User

    Joined:
    03.02.10
    Messages:
    57
    Likes Received:
    0
    афтору "пятерочка". спасибо за интересный креатив. тянет на полноценный роман. :)
     
  9. RenSit

    RenSit User

    Joined:
    29.08.10
    Messages:
    1
    Likes Received:
    0
    ох... осилил, волшебно, спасибо за рассказ
     
  10. Gopoork

    Gopoork User

    Joined:
    29.09.10
    Messages:
    1
    Likes Received:
    0
    уффффф.... многа букаф, но прочел. сыровато, афтар не профи, сразу видно. много очепяток. кошачий гримуар - привет от перумова и его неясыти, нагло слямзил :) а в целом, положа руку на сердце - фантастично!!!! помойму лутшее что мне встречалось в сети по линейджу! прочел, потом перечел и самые понравившиеся моменты прочел еще несколько раз. афтару не просто пять, а пять с плюсом!
     
  11. LadyRainbow

    LadyRainbow User

    Joined:
    04.06.10
    Messages:
    1,069
    Likes Received:
    16
    о_о много-то как! но судя по комментам читать стоит. пожалуй начну:)
     
  12. Непродажный

    Непродажный User

    Joined:
    10.02.10
    Messages:
    4,003
    Likes Received:
    44
    э-эм...
    очень сыро, говорю, как профи.
    до конца пока не осилил, именно из-за того, что очень тяжко читать, продираясь через кучу лишних слов.
    первая часть ну очень неубедительна, потому что чел сначала боится, что корабль тонет, потом, что на корабль нападут пираты, а потому он больше всего боится, что корабль доплывет!!! лол!))
    в гильдии челу говорят сначала, что ему нужно заплатить. без объяснений перспектив. а потом говорят, что сдадут его папе как стеклотару, если папа за ним явится. взрослые мужи по взрослому устраивают свои дела)) а то, что за это время папа ни разу вообще не появлялся на горизонте, это фигня.))) сынок типа как теленок на рынке, куда потащат, туда и пойдет.))неубедительно, кароч. боюсь даже читать дальше)
    мельком начал читать абзац из середины, так там снег крупными хлопьями падает с неба, на реке еще лед, и потом буквально через строку пишут, что морозы стали слабее, и что снег еще лежит тонким слоем на земле.
    переписывать все на фиг.