1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.
  2. Telegram Дискорд ВКонтакте Партнерская программа База знаний Решение технических проблем Обратная связь
Скрыть объявление
В момент загрузки/запуска игры может возникнуть ряд проблем в том числе и появление ошибок.
По ССЫЛКЕ мы опишем самые распространённые из них.
Скрыть объявление
У игроков из Европы и стран СНГ, играющих на российских серверах, бывают трудности с оплатой.
Выход из этой ситуации найден!
Подробная информация по ССЫЛКЕ.

Тема для приема работ по конкурсу фанфиков

Тема в разделе "Мероприятия и конкурсы", создана пользователем sha, 30 янв 2024.

Статус темы:
Закрыта.
  1. sha

    sha AionCL CM Innova Group

    Регистрация:
    10.04.23
    Сообщения:
    159
    Симпатии:
    510
    Это тема для приема работ.
    Правила конкурса: тык

    Работы принимаются до 23:59 (мск) 21.02.2024.
     
  2. Evalet

    Evalet User

    Регистрация:
    07.09.23
    Сообщения:
    3
    Симпатии:
    0
    [​IMG]
    Призрачный шанс
    В мире Aion Classic существует множество различных рас и народов, каждый из которых имеет свои уникальные способности и характеристики. Однако, среди них есть одна раса, которая привлекает особое внимание - это раса Призраков.
    Призраки - это таинственная раса, обитающая в темных глубинах подземелий и лабиринтов Айона. Они обладают способностью к телепортации и могут перемещаться между различными точками в мире. Но несмотря на свою силу и умения, Призраки также обладают особым проклятием - они не могут покинуть свой родной мир и вынуждены оставаться в подземельях.
    Однажды в мир Aion Classic приходит новый герой - молодой даэв по имени Ранмарк. Он не знает о проклятии Призраков, но его судьба уже предрешена. Ранмарк оказывается в подземелье, где встречает Призрака по имени Милана. Милана обладает даром - она может помочь Ранмарку покинуть подземелье и вернуться в реальный мир.
    Однако, чтобы воспользоваться своим даром, Милане нужно пожертвовать своей загробной жизнью. Она предлагает Ранмарку выбор - либо он остается в подземелье с ней, либо она уходит, а он остается один, но вернется в реальный мир. Ранмарк выбирает второй вариант и принимает дар Миланы.
    Но когда Милана уходит на перерождение, Ранмарк понимает, что он все равно не может покинуть подземелье. Он остается в ловушке, обреченный на вечное скитание по темным лабиринтам Айона. Теперь он становится проклятым Призраком, который вынужден искать выход из своего подземелья, но никогда не сможет покинуть его.
    Этот сюжет - страшная история о проклятии и даре, который может привести к трагическим последствиям. Она напоминает нам о том, что иногда мы должны выбирать между тем, что мы хотим, и тем, что нам нужно сделать, чтобы достичь своих целей. Но иногда ни один из вариантов не ведет к нужной нам цели...
     
  3. itty_bitty

    itty_bitty User

    Регистрация:
    01.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    2
    Худшее зло
    – Худшее зло в мире – это даэвы! – староста деревни буквально выплюнул это в лицо Савину. – От одного тебя разрушений больше, чем от отряда калидонов!
    – Но… я же выполнял ваше задание, – на всякий случай Савин отодвинулся подальше. Печальный опыт подсказывал, что и бессмертный (ориентировочно) даэв легко может получить по шапке от кучки разгневанных селян. Особенно такой маленький и щуплый, как Савин.
    – Проклятый даэ-эв! Я буду жаловаться! – издалека заголосила какая-то женщина. – Принёс одни убытки!
    Приглядевшись, Савин узнал местную бакалейщицу. Утром он избавил ее лавку от нашествия лесных керук, что мешали торговле. Кажется, увлёкшись погоней, Савин разбил парочку склянок с зельями. Или больше, чем парочку… Но шкаф-то точно не он уронил, а керуки!
    Словно услышав его мысли, за пазухой завозились, и Савин бережно погладил выпирающий из его куртки комочек. Вокруг начали собираться остальные жители деревни, привлечённые пронзительными воплями бакалейщицы. Разрезая толпу, как остро наточенный клинок, в сторону Савина с угрожающим видом двигались братья-охотники Ороен.
    Кажется, пора делать ноги.
    – Если у вас появятся проблемы, вы знаете, куда обращаться – гильдия авантюристов Ингисона к вашим услугам, – Савин торопливо оттарабанил стандартную формулировку и достал свиток телепортации.
    – А ну стой, кидала! – взревели братья Ороен, но было поздно – даэв, которого они очень хотели «поблагодарить» за помощь, растаял в воздухе.

    ***​

    – Савин? Тот, что из Сотерии? Красавчик юн?
    – Нет же, другой! У него смешная причёска как шар ещё!
    – Ах, этот недотёпа…
    Он знал, как его называют за спиной.
    Савин-неудачник.
    Никто и подумать не мог, что он переродится в даэва. Все элийские мальчишки мечтали об этом, а Савин принял это как должное. Ему суждено стать великим воином. Когда-нибудь.
    Служба даэва шла не то чтобы гладко – жалоб на него приходило больше, чем любовных писем Месалине, красавице из экспедиционного корпуса Ингисона. Савин тоже не избежал её чар.
    Сегодня Месалина отмечала день рождения, и Савин собирался вручить ей подарок. Именно тот, о котором она мечтала. И тогда…
    – Эй, куда прёшь? – грубый толчок в плечо рассеял его грёзы.
    Перед ним возвышался Калем – один из самых прославленных заклинателей в гильдии авантюристов. Каждую неделю он в одиночку совершал вылазки в Келькмарос, возвращаясь с трофеями и занимательными рассказами для Месалины. А самого Савина ещё ни разу туда не посылали.
    Впрочем, везло Калему не только на службе, но и в любви. Смазливое личико, крепкая фигура и подвешенный язык помогали ему покорять сердца девушек.
    – Расефиэль, – пробормотал полагающееся приветствие Савин, слегка растерявшись.
    Не удостоив его ответом, заклинатель вошёл в помещение. Вслед за ним с лёгким гудением и трескучими искрами проследовал огненный элементаль, и до Савина донёсся мелодичный голос Месалины:
    – Калем, я же просила оставлять свою ходячую печку снаружи!
    Заклинатель что-то весело ответил, и она рассмеялась. Это подтолкнуло Савина к тому, чтобы тоже спуститься по ступеням вниз, где он, к своему несчастью, наткнулся на Риму, куратора гильдии авантюристов. Эта женщина с глубокими морщинами возле глаз напоминала ему давно умершую мать, и разочаровывать ее не хотелось.
    – А вот и ты, Савин. Как дела в Теобомосе? Где отчёт? – немедленно поинтересовалась она, раскрывая толстый фолиант с записями.
    Савин был уверен, что ей уже обо всём доложили, включая инцидент с братьями Ороен и попойкой краллов. Искоса поглядывая на Месалину с Калемом, он начал монотонный рассказ:
    – Мной была успешно отражена атака калидонов…
    Месалина сегодня была чудо как хороша в своём бело-розовом коротком платье, что отлично демонстрировало её стройную фигуру. Волосы она распустила, позволив золотистым локонам свободно падать на плечи. Савин невольно залюбовался. Как же покорить такую красотку? Она даже столичного хлыща Терсита отвергла. Простому парню вроде Савина, живущему от жалования до жалования, тем более ничего не светит.
    Рима, заметив его интерес, неодобрительно покачала головой и захлопнула фолиант.
    – Ладно, иди уже, отдыхай. Завтра придёшь за новым заданием.
    Месалина задорно засмеялась, снова привлекая внимание Савина. Теперь она стояла перед Калемом, закрыв лицо руками.
    – Ну что ж, я пойду с тобой на свидание, если ты скажешь, какого цвета у меня глаза!
    – Э-э-э…
    Заклинатель замялся, а Савина так и подмывало сказать: «Голубые, как небо, олух. И они находятся выше того места, которое ты мозолишь своими зенками уже пять минут не отрываясь. Какое тебе ещё свидание!».
    – Зелёные? – предположил Калем.
    – Не угадал, – Месалина, хитро улыбаясь, убрала ладони с лица. – До встречи на следующей неделе, Калем. Удачи тебе в Келькмаросе.
    Заклинатель развёл руками, словно принимая поражение, а Савин понял, что сейчас его ход.
    – Месалина! – От волнения все заготовленные цветистые поздравления враз улетучились из его головы. – С д-днем рождения!
    Он рванул ворот куртки и протянул девушке свой подарок – пухлую белку с широким пластинчатым хвостом, развитыми задними лапами и тёмными глазками-бусинками, одетую в короткий коричневый мех. Эта керука была самой ленивой и добродушной из всех, даже не стала удирать от Савина в бакалейной лавке. А когда её засунули за пазуху, философски приняла свою судьбу и просто уснула.
    – Я слышал, ч-что ты любишь керук, и вот решил…
    – А, да? Я впервые вижу керуку, – озадаченно ответила Месалина, принимая подарок. – Вообще-то, мне нравятся эльроки.
    Тут керука решила, что запас её миролюбия иссяк и цапнула новую хозяйку за палец, а Савин…
    Савин понял, что он точно неудачник.

    ***​

    – Керука, эльрок… Обе белки, легко перепутать, – пробасили над головой Савина.
    Снова Калем. Пришёл посмеяться над соперником.
    – Керуки дикие неприручаемые твари, а эльроки – милые домашние белочки с белой шёрсткой, – хмуро отозвался Савин, отхлёбывая из кружки. Выпил он уже немало, пытаясь забыть своё фиаско. Казалось, что посетители таверны то и дело оглядываются на него, посмеиваясь над очередной неудачей.
    – Да ладно тебе, дружище, – Калем сел напротив, будто не замечая, что Савину сейчас не до светских бесед. – Дело есть. Не хочешь прогуляться в Келькмарос?

    ***​

    – А ты уверен, что этот разлом приведёт нас куда нужно? – Савин поёжился от прохладного ночного ветра и в очередной раз пожалел, что не взял тёплую куртку. Его спину закрывал лишь тонкий дублет да лук с колчаном стрел.
    От сияющего овального портала ощутимо тянуло эфиром и неизвестностью.
    – Я уже не раз был там, – усмехнулся Калем и первым двинулся к разлому. – Не ссы, приключение на двадцать минут, вошли и вышли.
    «Как я дал себя на это уговорить? Храни нас Ариэль» – вздохнул Савин и последовал за заклинателем. На самом деле он знал ответ.
    Предложение Калема оказалось настолько заманчивым, что Савин согласился сразу же. Во-первых, он наконец побывает в загадочном Келькмаросе, во-вторых, ему польстило, что Калем выбрал его в напарники, ну а в-третьих, он поднимется в глазах Месалины.
    Келькмарос встретил их песчаными вихрями, буйной зеленью и грохочущим рёвом гейзеров вдалеке. Шли окольными тропами, обходя асмодианские патрули, поэтому они не встретили на своём пути никаких опасностей. Лишь однажды вдалеке Савин увидел огромную уродливую фигуру, с рогами и хвостом, как у драканов. Одна лапа существа была тонкой, как ветвь, а вторая походила на раздутую клешню. Неведомое чудовище медленно прошествовало по дороге, не замечая притаившихся элийцев, а потом остановилось и исторгло из своего горла чёрную лужу.
    – Эту тварь называют Натараз, – шёпотом пояснил Калем. – Не попадайся ему на глаза, иначе окажешься на кибелиске раньше, чем поймёшь, что произошло.
    Савин промолчал, но видение множества расползающихся во всех стороны омерзительных червей из лужи в поисках жертвы неприятно поразило его.
    – Калем, а где тайная сокровищница балауров, про которую ты говорил?
    – Мы уже рядом, дружище.
    Заклинатель не обманул – довольно быстро они оказались в нужном месте. И если бы он не указал Савину на скрытый проход в пещеру, тот бы легко прошёл мимо, ничего не заметив. А ещё следопыт называется.
    Расчистив проход от камней, они осторожно пробрались внутрь. Было настолько темно, что Калем призвал огненного элементаля на помощь вместо факела.
    Узкие земляные коридоры быстро сменились на широкие, выложенные камнем. На стенах тускло сияли знаки балаурской письменности. Напарники молча пробирались в глубины пещеры.
    Наконец, коридор перешёл в огромный сумрачный зал с колоннами, и Савину сразу бросилась в глаза сверкающая золотом и драгоценными камнями чаша в центре. Забытая реликвия балауров! Такого в службе авантюристов ещё не видали.
    – А вот и наша награда, – обрадовался Калем. – Давай, ты заслужил право взять её!
    Азарт охватил Савина. Он подбежал к чаше и схватил её, слишком поздно заметив на дне шевелящуюся чёрную жижу. В следующий момент полчища червей обвили его лицо, обжигая, проникая в раскрытый для крика рот.
    Так и не издав ни звука, Савин рухнул на пол в предсмертной судороге. Черви, обглодав его плоть за пару секунд, рассеялись в воздухе с лёгким шипением.
    – Так я и думал. Вот лопух, попался на проклятие драканов, – равнодушно бросил Калем, присаживаясь на корточки перед распростёртым телом Савина. – Теперь о Месалине можешь и не мечтать.
    Он повертел в руках чашу и добавил вполголоса:
    – Но так и быть, я расскажу ей, что ты помог добыть этот трофей.
    – Я сам ей расскажу, – прорычало то, что осталось от Савина.
    Мертвец накинулся на Калема, разрывая его плоть с тем же неистовством, с которым недавно самого Савина пожирали проклятые чары драканов. Чаша выпала из ослабевшей ладони заклинателя и окрасилась кровью.
    Спустя пару мгновений всё было кончено. Савин остановился, не понимая, что делать дальше в новом, таком неповоротливом, но наполненном гневом теле.
    – Думаешь, победил меня? – проскрипел повреждёнными голосовыми связками мертвец, которого раньше звали Калем.
    – Я не дам тебе отсюда выйти, – ничего не выражающим тоном пообещал Савин. – Никогда.
    В пустых глазницах мертвецов зажглись яростные синие огни.

    Кайсинель, элийцы
    Marsala

    В рассказе упоминаются существующие в игре НПСы: Месалина, Рима, юн Савин, Терсит. Придуманы мной даэвы Савин и Калем.
     
    dimsisich и ВербеР нравится это.
  4. Peligrosa

    Peligrosa User

    Регистрация:
    02.10.16
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    1
    Первым, что почувствовала Ари, открыв глаза, был холод. Она лежала на каменной площадке, покрытой мхом. Порывы ветра хлестали по щекам, с неба моросил неприятный колкий дождик. Она пошевелила руками, потом ногами, пальцы занемели. Каждое движение болью отзывалось в голове. В мыслях было полное непонимание. Она совершенно не помнила, как здесь оказалась.
    С трудом поднявшись она оглядела круглое плато. По центру располагалось возвышение обрамленное четырьмя полуразрушенными колоннами. Вокруг плато была пустота и полная, непроглядная тьма.

    Площадка озарилась ярким мигающим светом и на краю плато появился портал. Ари обернулась как раз в тот момент, когда из портала выскочил человек, одетый в яркие латные доспехи с огромным двуручным мечом на спине. Его кожа была иссиня-черной, глаза горели красным огнем. Ари отступила назад, не понимая, то ли это сон, то ли помимо памяти она потеряла еще и разум.
    Человек растерянно посмотрел на пустое плато, потом на нее.

    - Ты кто? – прошипел он.
    - Я … Ари – ответила она очень тихо. Из глаз хлынули слезы.
    - А где дракон? – еще больше опешил человек.
    - Какой еще драко-о-он? – еще тише, сквозь слезы прошептала Ари.

    Немая сцена длилась бы долго, но в портал начали протискиваться новые люди: молодой парень с луком, девушка со светящейся книгой в руке, мужчина с длинным деревянным посохом и еще одна женщина с тяжеленным щитом. Ари не могла отвести глаз, не понимая как такая хрупкая женщина вообще может передвигаться с такой ношей за спиной.

    Молчание нарушила девушка с книгой, звонким голосом смеясь продекламировав: "Что тут у нас?"
    Все пожали плечами.

    В это мгновение Ари ощутила сильный поток холода, заставивший ее снова повалиться на бок. На возвышении сквозь прозрачную дымку дождя начали проступать очертания чего-то полупрозрачного, состоящего как будто из маленьких цепных молний, до ужаса огромного и пугающего. Это был дракон! Ари не могла поверить, что буквально в метре от нее, пожирая гневным взглядом пространство вокруг стоит… дракон! Через секунду в воздухе прогремело рычание, дракон прокричал «А вот и ты! Дитя другого мира!» и медленно направился в сторону Ари, разметав по плато свои огромные полупрозрачные крылья. Встать она не успела, поэтому на боку начала медленно отползать от надвигающейся на нее махины. Женщина с щитом громко скомандовала: По местам! И странная компания из портала прыгнула к дракону.

    Ари закрыла глаза. А когда открыла, ребята громко что-то обсуждали, окружив тело поверженного дракона. На несгибаемых ногах, Ари подошла к ним и тихо спросила: «Он…?» .
    - Мертв - ответил мужчина с посохом, можешь уходить.
    - Но куда? – спросила она.
    - Держи – девушка с книгой протянула ей свиток.

    Ари развернула его и прочитала. Вокруг нее образовался вихрь и через мгновение она оказалась на мосту при входе в небольшой, старомодный и очень красивый город.
    Вокруг туда-сюда сновали люди в странных одеждах.

    А Ари думала только о том, что же произошло, когда она, проснувшись утром, включила компьютер и нажала на кнопку входа в игру, которую ей вчера на работе порекомендовал Алекс…
     
    ВербеР нравится это.
  5. ElenaLoveLife

    ElenaLoveLife User

    Регистрация:
    01.02.24
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    12

    Необычный путь даэва.

    Эта девочка родилась на пике войны. Боги Айона не могли найти ее 50 лет. Как известно, даэвы обладают бессмертием, однако Боги Айона могут убить любого, кто встанет на их пути. Девочку назвали Минэя, ее родители Великий Генерал Элиоса Асгард и прекрасная целительница, самая известная в Асмодеи, Ариен были убиты асмодианской Богиней Триниэль, самой жестокой Богиней Смерти. В мире Айона строго запрещена любовь между враждующими расами, любое нарушение карается смертью. Конечно, Минэя не знала своих родителей и своего происхождения. Она не знала, что была плодом безумной, яростной страсти и преданной любви ее родителей. Девочка родилась настолько красивой, что красота ее завораживала, она обладала умениями, могла призывать элементалей, сама природа помогала ей. За ней охотились и Боги Элиоса, и Асмодеи. Девочка вызывала страх, никто не знал на что способен особенный ребенок враждующих рас. Родители успели спрятать своего ребенка в землях Фоэты, старый дядюшка Френос позаботился о ней, но девочка выросла такой любопытной и Френос не смог удержать ее пыл.
    -Дядя, я прекрасно справляюсь с элементалями, они меня слушаются, почему я не могу учиться дальше? Я хочу в Элизиум, хочу в столицу, познать больше!,- надув губы, Минэя, очередной день уже капризничала перед Френосом.
    -Ты должна остаться здесь, со мной!,-Френос неприклонно объяснял раз за разом Минэе, что она должна оставаться в Фоэте. Ведь только здесь она в безопасности.
    Минэя обладала уникальными умениями, она заклинала элементалей подчиняться ей, подчиняла природу и очень была довольна своими успехами, но ей хотелось бОльшего. По ее мнению Френос мешал ей развиваться, она совсем не понимала, почему он так сильно ее опекает. А как по - другому? Френос не мог рассказать своей племяннице откуда она, ведь его родной брат Асфель умер за эту девочку.
    Френос посмотрел в бирюзовые глаза племяннице. «Какая же она красивая»,-подумал он.
    -Дядя! Это не честно, я взрослая!,- Минэя вызвала элементаля Огня.
    -Ты будешь со мной драться?
    Минэя посмотрела в глаза Френосу,такому уставшему и доброму, конечно она отозвала элементаля. Она села на корточки, обняв колени и снова заплакала. Ее белоснежные кудрявые локоны упали на глаза. Гладя на нее, сердце так сжималось, но как объяснить этому прекрасному созданию, что все ради ее безопасности.
    Минэя провела в Фоэте 50 лет. Так, как она была даэвом, она ни капли не состарилась, ее юность и молодость были вечными. Она давно перестала задавать вопрос о родителях, Френос всегда отвечал сухо и неопределенно.
    «Я должна сбежать»,-эта мысль не покидала Минэю уже несколько лет.
    В Элиосе всегда солнечно и не бывает снега, но в эту ночь было особенно холодно. Полночь, Минэя не спала, в ее сердце был камень. Так тяжело дышать, ветер стучал в окно, на душе больно, так хотелось знать правду о себе, этой милой девушке. Ей было обидно, что она оказалась пленницей своей судьбы, она не знала ни прошлого, ни будущего, ее жизнь была настолько пуста, ее друзьями были только элементали, которых она сама призывала и старый дядя Френос. На этот раз Минэя призвала элементаля земли, он самый сильный, большой. Она собрала с собой небольшой узелок с едой и снадобьями, вручила элементалю, и они вместе впервые за 50 лет покинули Фоэту.
    Френос проснулся рано утром, что-то на душе было не совсем спокойно. Его состояние было оправдано, Минэя не дома.
    Бесстрашная, сильная, смелая, Минэя с чувством полной гордости пересекла границу. С Фоэтой граничил только один город-Бертрон. Минэя дошла до столицы Бертрона. У нее накопились небольшие накопления, с продажи уникальных веток (ох уж этот элементаль земли, ну помощник!), она решила зайти в торговую лавку шиго.
    -Здравствуйте!,- белоснежная, лучезарная улыбка Минэи за секунду покорила продавца.
    -Чем я могу вам помочь, ням ням ?,-у шиго своеобразный способ привлечь внимание.
    -Я хотела бы купить у вас немного зелий и узнать, как же мне попасть в Элизиум?
    -Вот зелья по вашему списку, ням ням. Вам нужен привратник Уракрон, он поможет, ням ням.
    -Спасибо, вы очень добры.
    Минэя была очень вежлива ко всем, кого встречала на своем пути, она даже не подозревала какой силой и властью была награждена. Ей удалось за небольшую сумму договориться с привратником, и вот, она в столице Элизиум. Этот город совсем не похож на друге, в нем жизнь, в нем цвета весны, когда сакура распускает свои цветения и лепестки падают на твои плечи, это город возможностей, света, безопасности.
    -Простите, - щеки Минэи так сильно покраснели, она еле смогла поднять глаза от пола. Перед ней стоял мужчина страж, такой статный красивый, его русые блестящие локоны еле прикрывали карие глаза.
    -Простите меня, мэм,- незнакомец улыбнулся. Минэя перестала чувствовать свое тело, казалось, она сейчас упадет в обморок. Она так и не смогла ничего ему ответить, только глупо улыбнулась и что-то невнятное промяукала.
    -Надеюсь, с вами все в порядке, мэм?,- страж обеспокоено посмотрел на нее.
    -Спасибо, все замечательно, -Минэя улыбнулась ему. Страж ушел, а Минэя простояла в глупой улыбке несколько секунд.
    Три дня Минэя провела в Элизиуме, она остановилась в таверне на втором этаже, успела изучить город, посетила библиотеку. Ее глаза горели к изучению нового, интересного. В шумном столичном городе наступила ночь.
    Минэя закрыла глаза, почувствовала холод. Ее комната наполнилось леденящим, режущим по лицу холодом. Она не смогла открыть глаза, слышала вой ветра, чувствовала, как холодное дыхание повисло над ее кроватью. Минэя не могла открыть глаза, она не могла призвать своих элементалей. Она очень сильно испугалась. Хотела закричать, как только ледяные оковы окутали ее ноги, руки, рот. Минэя не понимала, что происходит. Ее постигло состояние ужаса, холода, она будто в коме не могла ничего сделать, ей никто не мог помочь этой ночью.
    Асфель, Бог Тьмы, Лорд Шедимов, Владыка Асмодеи, самый сильный, независимый от мнения других Богов, совершил невозможное, на мгновение, нарушая все запреты, он проник к ней, к Минэи, в Элизиум, город Элиоса. Он совершил невозможное. Лишь на мгновение, ему удалось проникнуть в покои Минэи.
    -Я за тобой приду!,-прошептал он обездвиженной девушке и растворился в воздухе темным пламенем.
    Богиня Света Ариэль на Элизиум поставила очень сильное заклинание, чтобы уберечь свой народ Элиоса, поэтому Асфель, не смог похитить Минэю.
    У Асфеля были еще сомнения, ведь особенный ребенок пропал так давно, у него не было уверенности, что Минэя особенна. Ему было очень важно проверить та, ли эта девочка.
    Через несколько недель Минэя, напуганная своими снами, в которых Асфель каждый раз ее убивал, уставшая от учебы и познания мира Айона, приняла решение вернуться в Фоэту.
    Она ступила на землю Фоэты и была в ужасной истерике. От ее родной Фоэты ничего не осталось, балауры захватили эту землю, Френос был убит.
    Уязвимая и разгневанная, она была в такой сильной ярости, что не смогла сдержать свой поток гнева, она, совершенно не осознавая вызвала поток энергии, облако проклятия, которое нависло над всей захваченной Фоэте.
    Асфель почувствовал этот поток. Теперь у него не было сомнений, что Минэя и есть да девочка. Ариэль, Богиня Света, тоже почувствовала этот поток.
    Она быстрее нашла Минэю, чем Асфель, Бог Тьмы.
    Ариэль всегда была великодушной Богиней, она не стала убивать Минэю и не отдала ее Асмодианским Богам. Ариэль рассказала девушке о ее родителях, о том, как жесток мир и лишила Минэю способностей, забрала все умения, лишила ее бессмертия и отпустила. Узнав обо всем, Минэя была разбита, ее душа разлетелась на тысячи осколков, сердце так сильно болело.
    В полном отчаяние, Минэя ступила на земли Фоэты Тьмы. Они уже полностью принадлежали балаурам. Она розыскала Тахабату, Лорда балауров, возглавляющего 59 легион. Это самый яростный, единственный в своем роде трехглавый дракон, обладающий самой сильной магией огня. Минэя пала перед ним на колени, она взмолила его о помощи, рассказала всю свою историю, как Элиос и Асмодея отвернулись от нее. Тахабата взял ее в своими лапы, сжал когтями, но она не боялась, в ее глазах читалось только отчаяние и гнев. Не было больше слез.
    -Я дарую тебе силу балаура, теперь ты Рудра! Ты забудешь свою прошлую жизнь, я превращаю тебя в дракона, ты балаур!,-Тахабата громко читал заклинания, а Минэя забывала о своем прошлом, она теряла себя полностью, ее тело покрылось чешуей она стала такой огромной, воздушной, мощной. Тахабата даровал ей свободу и силу. Теперь Минэя больше не Минэя. Она превратилась в мощного дракона, обладающего силой ветра такой мощности, что она могла разрушать целые города. Рудра нашла себе дом, храм, она жила там и часто совершала набеги на города Айона. Она не помнила ничего и не чувствовала ничего, кроме гнева и желания разрушать, она очень любила призывать ураганы и наблюдать, как даэвы теряют свои любимые города.
    Френос, мама, папа, незнакомец страж с прекрасной улыбкой, больше не заботили ее. Она их не помнила.
    Она лишь была счастлива от разрушений, которые насылала. Бросить вызов ей смогли даэвы, но это уже другая история.

    Автор: Елена, LoveLifee, сервер Кайсинель.
    Все имена персонажей в рассказе вымышленные, любые совпадения, случайны.
    Упоминаются имена богов, название монтров, нпс и территорий.

     
    Последнее редактирование: 2 фев 2024
  6. Krasotka lena

    Krasotka lena User

    Регистрация:
    02.02.24
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    2
    Лена вернись, артом скучает пишешь ты явно лучше чем хилишь (шутка юмора)
     
    ElenaLoveLife и _Zest нравится это.
  7. _Zest

    _Zest User

    Регистрация:
    09.03.23
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    2
    Леночка умничка)) мне понравилось ^^
     
    ElenaLoveLife нравится это.
  8. Krasotka lena

    Krasotka lena User

    Регистрация:
    02.02.24
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    2
    :X3:
    2 фев 2024
    Слишком много воды, сорян но не зашло
    2 фев 2024
    Не расскрыт смысл, так и не понял шо да как, не то, что у красотки лены
     
  9. Evalet

    Evalet User

    Регистрация:
    07.09.23
    Сообщения:
    3
    Симпатии:
    0
    Призрачный шанс

    [​IMG]
    В мире Aion Classic существует множество различных рас и народов, каждый из которых имеет свои уникальные способности и характеристики. Однако, среди них есть одна раса, которая привлекает особое внимание - это раса Призраков.
    Призраки - это таинственная раса, обитающая в темных глубинах подземелий и лабиринтов Айона. Они обладают способностью к телепортации и могут перемещаться между различными точками в мире. Но несмотря на свою силу и умения, Призраки также обладают особым проклятием - они не могут покинуть свой родной мир и вынуждены оставаться в подземельях.
    Однажды в мир Aion Classic приходит новый герой - молодой даэв по имени Ранмарк. Он не знает о проклятии Призраков, но его судьба уже предрешена. Ранмарк оказывается в подземелье, где встречает Призрака по имени Милана. Милана обладает даром - она может помочь Ранмарку покинуть подземелье и вернуться в реальный мир.
    Однако, чтобы воспользоваться своим даром, Милане нужно пожертвовать своей загробной жизнью. Она предлагает Ранмарку выбор - либо он остается в подземелье с ней, либо она уходит, а он остается один, но вернется в реальный мир. Ранмарк выбирает второй вариант и принимает дар Миланы.
    Но когда Милана уходит на перерождение, Ранмарк понимает, что он все равно не может покинуть подземелье. Он остается в ловушке, обреченный на вечное скитание по темным лабиринтам Айона. Теперь он становится проклятым Призраком, который вынужден искать выход из своего подземелья, но никогда не сможет покинуть его.
    Этот сюжет - страшная история о проклятии и даре, который может привести к трагическим последствиям. Она напоминает нам о том, что иногда мы должны выбирать между тем, что мы хотим, и тем, что нам нужно сделать, чтобы достичь своих целей. Но иногда ни один из вариантов не ведет к нужной нам цели...
    Кайсинель, асмы
    Индиго
    переоформил первый пост, не вижу как можно отредактировать сообщение предыдущее...
     
  10. xKormakx

    xKormakx User

    Регистрация:
    03.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    5
    Пробуждение

    Когда-то он был лучшим. В своем классе ему трудно было найти равного. Сильный и неукротимый воин – так говорили о нем.

    Но он устал. Битвы листались в его сознании одна за другой. Однажды он понял, что ничего не видит кроме сражений и крови… Он решил уйти. Раздав то немногое что у него было своим товарищам, он отправился в Бездну и там, собрав всю годами накопленную магическую силу, он прочитал страшное заклятье Забвения… и исчез из Мира.

    Он спал. Ему виделся сон. Мирный сон где он жил под солнцем другой планеты. Странный молодой, но решивший развиваться технологически мир. У него была семья, и он каждый день занимался любимым, мирным делом. Он был счастлив. Но что-то в душе не давало ему покоя. Он как будто знал что может любить и делать нечто еще. Засыпая в теплой и уютной постели, он на мгновение осознавал себя, уже проваливаясь во мрак сна.

    Что-то колючим ежом ворочалось в душе. И однажды он понял что «слышит». Эти звуки не покидали его никогда. Он просто их не замечал. Крики умирающих в бою товарищей и зов погибающей расы наполнили его сердце болью.

    И тогда он вопросил.

    Боги в его новом мире не прихотливы и всегда готовы ответить на правильно заданный вопрос. Богом по имени Google был дан ответ: Великий маг 4game может запечатать его душу в новом теле. Но маг не всесилен. Он не мог вложить ему знания и память прежнего воина. Слишком сильно было старое заклинание Забвения. И лишь побелевшие волосы напомнят о былом …

    Пробуждение.

    Новое тело совсем не слушается. Опыт и память о тактике ведения боя так долго вколачиваемая мудрыми наставниками исчезла без следа. Лишь слабые проблески озаряли сознание. Но он был весел. Теперь он не будет в стороне. Пусть он не может сделать для расы многого. Но он будет пытаться. Неумелыми выпадами мешать врагу, бить в спину сильных, путаться под ногами на осадах, принимать удары на себя. Все что нужно во славу Асмодеи!

    Kormak, Маркутан
     
    Последнее редактирование: 3 фев 2024
  11. Рейнеке

    Рейнеке User

    Регистрация:
    11.02.20
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    5
    Ритуал

    Бежать. Бежать пока еще есть силы. Лагерь Даэвов Огня уже так близко. Виэллия знала, что преследователи не отступят. Ее раненый муж, Великий генерал Берт - слишком лакомая добыча для проклятых эллийцев. Их время на исходе, но долгожданная цель так близка. Нет, она так просто не сдастся. Еще остались капли маны, и она может хоть немного исцелить любимого.
    Шаг. Еще один шаг, который даётся с такой болью.
    Да! Наконец они у цели! Они спасены! Их миссия почти выполнена, всего один перелет и Белуслан ждет их. Их ждут слава и почести, капитан гарнизона Нера воздаст хвалу своим героям и под ликующие крики жителей Асмодеи они наконец...
    Сковывающая стрела лучника-эллийца вонзилась в ее ногу.
    Перехват стража вырвал ее из объятий любимого.
    Последнее что услышала Виэллия, был яростный вопль Берта, и чёрные крылья навсегда окутали ее.

    Говорят, что в далеких землях Брустхонина, в Прибежище Героя, есть холм, на котором сотворив ритуал, о котором шепотом и страхом в голосе, говорят даже опытные маги в высоких башнях Пандемониума, можно вернуть ушедших в небытие любимых. Но страшен, страшен путь тех, кто решится. Рискнул ли кто-то? Да нет, это не возможно. Только безумец способен на такое...

    Кроваво-красная луна осветила силуэт молодого асмодианина. Заклинатель отер пот со лба, не замечая крови жертв, стекающей с его рук, с его некогда гордо сиявших крыльев. Он ликовал. Ритуал завершен. Земля у могилы, которую он так часто посещал все эти годы, зашевелилась и надгробная плита сдвинулась. Из под плиты показалось нечто. Окутанное призрачным светом, оно пыталось быстрее увидеть этот мир, перерождаясь, теряя куски мёртвой плоти, вбирая в себя могильную землю. Элементаль земли, образовавшийся из боли утраты, которую испытывал Берт все эти годы, крови жертв, корней кладбищенских деревьев и обломков могильных плит предстал перед ним. Заклинатель знал, что за возвращение любимой придется платить не только жизнями десятков убитых им, пусть даже и ненавистных, эллийцев.
    "Мертва, но теперь она всегда со мной и не менее любима".

    Маркутан
    Reineke

     
  12. iAriadna_cler

    iAriadna_cler User

    Регистрация:
    25.12.23
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    2
    Я тот человек, который написал, а потом прочитал правила. Поэтому, вне конкурса! Повеселю народ, не пропадать же добру :)

    Эпизод из прошлого

    Часть 1: Волшебник

    В среду утром, я, как обычно, вооружившись материалами для своих алхимических экспериментов, пошел в Храм мастерства. Точнее сказать, не пошел, а печально поплелся, уже предвкушая очередной провал в своем эксперименте. «130 миллионов честно заработанных кинар керуке под хвост! Брошу алхимию! И так уже этот орб крафчу, и так, и три раза Юстиэль помолился, и 300 мобов во имя Неджакана убил, что Вам еще надо, боги Атреи, чтоб наконец мне повезло!» - с такими мыслями я приступил к созданию своего изобретения, результат которого был мне неизвестен, но очень интересен. Рецепт мне дал какой-то странный шиго, в таверне. Выпито было много, имя его я, конечно же, не помнил. Наутро помнил одно: меня расценили как уважаемого и уважающего всех без исключения шиго, даэва, способного выпить литр сока чико без осложнений. Именно поэтому в моей сумке появился «Рецепт: лучезарный орб трансфигураций». И странный ингредиент, который, помимо всего прочего использовался при изготовлении орба. Хвост хамелеона, 10 штук. Кто такой хамелеон, никто не знал. И я бы не узнал, если бы на последней попытке, в 8 утра, 22 января 84 года от создания Атреи, я не увидел: «Изготовлено». Ура! Дело сделано! Теперь срочно нужно протестировать, да хотя бы на той тренировочной кукле. Итааак, мудрость Джикела бафнули, огонь бееееезд….

    «Где я? Почему я лежу привязанный, и никого рядом? И почему решетка на окне, я что, у асмодиан в плену? А вот и шаги, а вот и они! Почему они в белом? Где оружие? Что мне делать???!!!».

    Часть 2: Плен, в который никто не поверит

    22 января 2024 года в 8:30 утра, как обычно, в рамках обхода больных, в палату психиатрической больницы при институте имени Корсакова, зашел заведующий отделением с группой студентов. Случай был уникальный, можно было бы и на конференции показать, и статью написать. Не каждый день привозят больного, считающего себя «сильнейшим волшебником Элиоса, который собрался убить всех вокруг одним огнем бездны». Опасен? Вряд ли, просто долго не пил таблетки. Интересно одет, возможно, свихнулся на почве любви к фентези и косплею. Редко, но и такое в практике встречается.

    - Скажите, как Вас зовут?
    - Френос! Меня зовут Ф-р-е-н-о-с!
    - Паспорта у Вас при себе не было, поэтому, допустим. Доброе утро, Френос. Ответьте пожалуйста, какой сейчас год?
    - 84 год от создания Атреи. Ответьте теперь мне, кто Вы? Вы асмодиане? Что вы хотите? Орб не отдам, и не просите!
    - Мы врачи, Френос. Сейчас 2024 год, Вы находитесь в больнице. Мы немного Вас полечим и обязательно отпустим. От Вас нам ничего не нужно, не беспокойтесь.

    «Скорее всего, алкогольный делирий, подумал доктор. Поспит недельку и будет как новенький, только не пил бы больше».

    - Гражданин Френос, расскажите, что Вы помните?
    - Помню, что вы меня связали. Развяжите меня! Давайте сражаться честно! Вы целители, да? Ох какие смелые, группой на одного! Ну ничего, хороший волшебник и с группой справится, сейчас я вас.. Пустите!
    - Вот поэтому Вас и не развязывают. Что ж, сейчас, вижу, говорить не о чем. Встретимся после обеда. Вы немного отдохнете, может быть, передумаете нас убивать.
    С этими словами доктор со студентами удалился обсуждать этот удивительный случай. Я решил, что меня обманывают. Какой 2024 год, какая больница? Я в плену у асмодиан, не иначе! Надо бежать! И где мой орб? А, черт с ним, самому бы ноги унести…

    Часть 3: Виновник торжества

    Тут я услышал в коридоре звуки борьбы. Ко мне в комнату (как я позже узнал, палату), четверо здоровых парней (гладиаторы, не иначе), втащили щуплого человека, который плевался в них, шипел и всячески проклинал. «Вот тебе, тоже из вашей «Атреи», сосед!», уложили его на кровать, и вышли. Человек клял их, на чем свет стоит, но как только мы остались вдвоем, вытаращил на меня глаза:

    - Френос?! Ты скрафтил орб!
    -Кто Вы, и откуда меня знаете?
    - Я Карерунг, тот самый шиго, что отдал тебе злосчастный рецепт! Когда ты скрафтил орб, меня вместе с тобой потянуло сюда, я знал, что так будет! Как же я замаскироваться успел.. Это же орб трансфигурации, он заставляет телепортироваться в самые разные миры! Это называется – Земля, тут тоже есть страны и города. Мы в Москве, это типа Элизиума, только намного больше. И вместо эфирных кораблей, люди тут под землей перемещаются.. Это все, что я успел узнать. Ну а то, что мы попали в психиатрическую больницу, это досадное недоразумение, мы не знаем их порядки, неправильно себя вели..
    - Если б я не был привязан, я бы тебя на шапку пустил! Ободранный хвост шурака! Какого черта ты дал мне этот рецепт, и почему вообще ты тут? И как нам выбраться отсюда?
    - Ох, дорогой Френос, не ругайся. Я все предусмотрел, у меня было время. Не совсем все, но выбраться мы сможем. Этот рецепт мне достался от бабушки. Она работала в таверне на корабле, поварихой. У нее был большой штат таких же талантливый в кулинарии подопечных. Однажды к ней пришел злой волшебник. Ему не понравилась ее еда, как такое возможно! Убил всех ее поварят, а ее пощадил, но отдал этот рецепт и сказал: «Пока орб не скрафтят, твоя семья проклята. У тебя родится Брауни. В родах ты умрешь. И дальше, через поколение, в вашей семье будут рождаться Брауни.» Так что да, я наполовину Брауни, и как моей матери удалось захомутать моего отца, богатого торговца, одному Кайсинелю известно. Мама умерла, как и бабушка. Теперь на корабле новая повариха, из шураков, а еду они готовят отвратную. А мне достался этот рецепт. Но ты скрафтил орб! Проклятие снято, я наконец могу жениться на своей дорогой Шикоринрин! Мы будем греться у огня вечерами, хвивирикать, сколько душе угодно, и не бояться, что родится бр…
    - Ты будешь хвивирикать в этой палате до конца жизни, если мы не выберемся отсюда. Я конечно рад помочь, но такой ценой..
    - Френос, мы выберемся! Сейчас, развяжу тебя, только не бей меня. Нам нужно использовать особые свитки телепорта. Они перенесут нас домой. Надо только их быстренько скрафтить, пока никто не пришел… Ты алхимик, ты сможешь, у меня есть ингредиенты.
    - Откуда у тебя ингредиенты, все же отобрали?
    - Шиго умеют прятать вещи. Тут всего-то нужен: мой коготь с четвертого пальца, качественная чешуя балаура (у Рудры из гривы выдрал, между прочим), и немного алмазного порошка.
    - Не буду спрашивать, как ты это сюда пронес… Ладно, давай смешаем все и посмотрим, получится ли.

    Френос с Карерунгом приступили к работе. К счастью, совещание у врачей затянулось надолго: все спорили, что же за странные пациенты к ним попали. Бредят в одной фабуле... Выглядят странно. Вряд ли белой горячкой заболели сразу оба, даже если пили вместе. Как лечить? К тому времени, как врачи определились с тактикой лечения, и пошли в палату, в очередной раз осмотреть своих пациентов, тех уже на месте не оказалось.

    Часть 4: Дом

    Я стоял в Фоэте возле дерева. Рядом стоял Карерунг, мы прощались.
    - Ну и приключения ты мне устроил, дружище. Я, пожалуй, останусь здесь жить, тут так спокойно. Буду учить подрастающее поколение быть хорошими даэвами.
    - Френос, есть еще одно…
    - Иди ты в пекло Фрегиона! Что еще?
    - Нет, нет! Спасибо тебе большое, без тебя моя семья так и была бы проклята. Но у тебя теперь есть одно свойство: тот, кто скрафтил этот орб, теперь владеет искусством перемещения во времени. В пределах Атреи, разумеется. Но ты можешь показывать даэвам прошлое и будущее.
    - Вот этим и займусь тогда. Спасибо тебе, все-таки. Будет что внукам рассказать, только вряд ли они мне поверят.. Скажут, дед с ума сошел, бормочет что-то несвязное… Удачи тебе с невестой, шиго!
    - Жаль только, орб потеряли.. Спасибо, Френос! Жду на свадьбу!

    Часть 5: Доктор

    На проверки и поиски пропавших пациентов ушло полгода. Никто не мог понять, как они могли ускользнуть через решетки, камеры, охрану. Все поиски не увенчались успехом, истории болезни закрыли, персонал больницы стал постепенно забывать об этом удивительном случае.
    10 июля 2024 года, в 9 утра, после очередного обхода, заведующий психиатрическим отделением больницы имени Корсакова, зашел на вещевой склад. Сам не зная, зачем. Его все еще тянуло разгадать загадку той странной парочки. «Булгаковщина какая-то.. Вещи то их здесь остались, может, будет мне подсказка?» В коробке с вещами, с надписью: «Неизвестный Ф., 22 января 24г.» доктор увидел какой-то шар. То ли браслет, то ли игрушка. Доктор надел шар на руку. «Светится! Безделушка какая-то, но дорогая, судя по всему. Но мне она абсолютно ни о чем не расскажет, эх.. » Доктор с досадой махнул рукой с шаром в пустоту. «Ох, плохо как стало! Надо срочно бросать курить, сейчас сознание потеряю! Помогииите…!»
    «Где я? Что за лес, Подмосковье? А кто это рядом?»
    - Доктор, это ВЫ?!
    - Это же... Френос?
    - Доктор, не бойтесь. Орб отдайте только, Вам он ни к чему. Вы мне только одно скажите: кто такой хамелеон?

    Кайсинель, элийцы. Ариадна
     
    ElenaLoveLife и Peligrosa нравится это.
  13. dimsisich

    dimsisich User

    Регистрация:
    04.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    4
    Подруги
    Когда суровая белусланская зима заковывала реки и озера в ледяные доспехи, моряки оседали в таверне Амснира, рассказывая удивительные легенды о морских чудовищах, пиратской удали и сиренах, что завлекали людей своими прекрасными голосами на смерть.
    Отец малышки Мелли, наслушавшись этих историй, строго настрого велел ей и сестрице Агени не отдаляться от окрестностей деревни беженцев. Опасностей вокруг хватало: дозорные регулярно докладывали о появлении нежити и сошедших с ума от холода древнях. А иногда по ночам, когда стихал буран, до Мелли доносились отголоски чарующих песен.
    Агени как-то сказала, что это плач сирен из дворца Аллукины. С тех пор Мелли мечтала хоть одним глазком взглянуть на это место.
    - Что ты там возишься, Мелли? Мне холодно, – Агени переступила с ноги на ногу, нервно оглядываясь по сторонам. Девочка ужасно не любила вылазки за пределы деревни, а сегодня в поисках хвороста они забрели дальше обычного.
    - Тут еще саликс, – ответила Мелли. Какая у нее сестра-трусишка, хоть и старшая! – Может, ты пока вперед пойдешь? Я скоро догоню тебя.
    Агени тут же согласилась. Ей не терпелось вернуться домой, к теплому очагу, и она не подозревала, что у младшей совсем другие планы.
    Когда шаги сестры стихли, Мелли направилась на восток. Где-то там, по словам путешественников, находился дворец Аллукины.
    Колючий зимний ветер щипал за щеки и трепал легкую накидку Мелли, пока она пробиралась между деревьями. «Я только на минуточку», – уговаривала себя девочка. Только бы отец не узнал, что она нарушила запрет.
    Когда снег вдруг сменился голой землей, а перед Мелли выросла прозрачная преграда, за которой виднелся целый подводный мир, она поняла, что пришла.
    Зима здесь не властвовала. Всюду, куда хватало взгляда, высились причудливые коралловые рифы, переливаясь в лучах солнца. Вокруг сновали стайки разноцветных рыб.
    Очарованная необычным зрелищем, девочка протянула руку, ожидая, что коснется воды, и вдруг услышала чей-то горький плач.
    - Кто здесь? – нерешительно пискнула она.
    Водоросли слева за преградой зашевелились, пропуская маленькую сирену. От неожиданности Мелли отшатнулась, и сирена плаксиво поджала губки:
    - И ты-ы тоже…
    Выглядела она безобидно, совсем как обычная девчонка, только с хвостом. Мелли поспешила извиниться:
    - Извини, просто ты…
    - Сирена? – перебила ее та, громко шмыгнув носом. – Я еще маленькая и ничего тебе не сделала. И вообще, у меня такая беда!
    - Что случилось?
    - Я с подружкой поссорилась, – пожаловалась сирена, подплывая ближе. – Она сломала мой любимый браслетик! Нарочно!
    Такое горе было вполне понятно Мелли. Однажды Агени во время ссоры выкинула на улицу в сугроб ее куколку, да так, что потом и не нашли. Отец тогда купил дочерям по новой игрушке, но Мелли все равно долго переживала потерю любимицы.
    - Может, его можно починить? – спросила она с сочувствием.
    - Вот, посмотри, – сирена протянула девочке разорванную нить со сверкающими бусинами. – Правда красиво?
    Мелли внимательно осмотрела браслет.
    - Да, его можно спасти. Вот тут делаем узел, и здесь, потом соединяем. Готово!
    - Спасибо, спасибо большое, – сирена радостно вильнула хвостом, наблюдая за ее действиями. – Давай дружить? Меня Айка зовут.
    - А я – Мелли, - улыбнулась девочка, передавая браслет обратно.
    Цепкие и неожиданно сильные пальцы Айки схватили ее за руку, втягивая Мелли внутрь. Вода сомкнулась над ее головой, заглушая испуганный крик. «Теперь мы подруги», - пообещала маленькая сирена, увлекая свою добычу вниз, в темные глубины.

    Сервер Кайсинель, ник персонажа Ambush
     
    ElenaLoveLife, Kaelis, itty_bitty и ещё 1-му нравится это.
  14. ElenaLoveLife

    ElenaLoveLife User

    Регистрация:
    01.02.24
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    12
    В случае выигрыша очень прошу отправить на ник Амаретто, ник персонажа в рассказе, не актуален
     
  15. Ложный Кусь

    Ложный Кусь User

    Регистрация:
    28.05.23
    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    0
    Подскажите, а обсуждение работ не должно ли быть в отдельной теме, а то ведь все слилось в кучу ))
     
  16. Leptir

    Leptir User

    Регистрация:
    06.07.23
    Сообщения:
    5
    Симпатии:
    5
    Зеркало Айона

    Едва заметная туманная завеса пурпурного цвета словно безмятежный океан покачивалась в такт ударам некогда единой Атрейи. Далёким эхом доносились гулкие удары камней, сталкивающихся друг с другом, стирая в пыль клочки земли какого-то забытого континента. Туман окутывал крохотный каменистый остров, застывший во времени между двумя мирами. В центре лежали величественные руины загадочного храма. На эти окраины Бездны не ступала нога ни одного даэва уже не одну тысячу лет.
    Зубчатые пики сохранившихся башен, украшенные искусной резьбой, полуразрушенные колоннады с высеченными на них ликами неизвестных напоминали о былом величии сооружения. Высоченные каменные врата разбитыми лежали на земле, покрытые толстым слоем красной пыли. Войти внутрь нельзя — все подходы завалены, да так, что и одним глазком не заглянуть.
    Маленький корабль, пришвартованный у самого края, был пуст, но явно на ходу. По обоим бортам красовалось витиевато выведенное имя корабля: «Странник». На палубе громоздились ящики с добычей, рядом с ними валялись мелкие золотые монеты, небрежно рассыпанные кем-то.
    В звенящей тишине в полумраке Бездны раздавались монотонные звуки врезающейся в сухую землю лопаты. Два брата шиго у южной стены храма пробирались внутрь, копая лаз. На земле за их спинами, прижатая камнями, лежала старая карта с обозначениями на неизвестном языке. Исходя из изображения, шиго добирались сюда, положившись лишь на свой нюх и жажду наживы — кусок карты был вырван.
    — Как же я устал, кярун. — Вытирая лоб, сказал один из братьев, озираясь по сторонам, — У меня такое чувство, будто за нами наблюдают. — Он оглянулся по сторонам.
    — Брось, мы на окраинах Бездны, никто за нами не наблюдает. — Хмуро фыркнул второй, — А мы почти закончили, ещё чуть-чуть, - и мы внутри.
    — Как думаешь, что мы найдём внутри, а Риунг?
    — Понятия не имею, Кинрунг, но, чтобы там не было, это искали все, а значит — это представляет чертовски высокую ценность!
    — Надеюсь, это оружие, которое так нужно даэвам по обеим сторонам. — Улыбнулся Кинрунг, — Мы и так поистратились на эту экспедицию… Забрались в такую проклятую даль, куда даже балауры не заглядывают.
    — Есть! — Радостно воскликнул шиго, пробив последнюю преграду на пути во внутрь. Мелкие и крупные камни гулко посыпались вниз. — Я проверю, а ты держи верёвку крепче. — Риунг надел плотно прилегающие к морде очки и начал осторожно спускаться.
    Шиго протиснулся через узкий лаз, поморщился от едкого запаха и тут же навострил уши — он отчётливо услышал лязганье металла, словно там внизу, в темноте шёл бой. С трудом достав фонарик он посветил им вниз и вздрогнул от неожиданности, когда мимо него пролетело белое перо. Протянув лапу, он поймал его и осмотрел:
    — Даэвы? — Удивился Риунг, — В такой глуши… не может быть… — В то же мгновение перо растаяло в воздухе.
    Щурясь, он всматривался в темноту и воспалённое воображение (или это было на самом деле) рисовало ему картину, как два даэва: асмодианин и элиец сражаются друг с другом. Ожесточенно, не желая отпускать врага живым. А пол под воинами был усыпан костями поверженных врагов: людей и драконов.
    Осмотревшись по сторонам в поисках варианта спуска вниз, шиго закрепил крюк между камнями и дёрнул верёвку, убеждаясь, что всё надёжно.
    — Ты чего там застрял, кярун? Всё хорошо? Приведение что ли увидел? Если да, то я не пойду, с детства их не люблю…
    — Я пока не знаю, что я видел, но нужно спуститься. — Выбравшись наружу Риунг стёр с морды прилипшую пыль и потянулся за флягой с водой. Осушив её до дна, он вытер лапой рот, — Думается мне, мы нашли что-то чертовски странное, и я не успокоюсь пока не разберусь.
    — А поконкретнее можно? Насколько там м-м опасно, нян?
    — Не знаю, — Мотнул старший шиго головой, — потому и возвращаюсь. Короче, я спущусь, ты жди меня здесь. Выйду на связь, когда этот камень сделает три оборота вокруг острова. — Указал он пальцем на давно примеченный им осколок, словно спутник, круживший над храмом. — Если нет, то не жди и улетай. Кинрунг, я серьёзно.
    — Я тебя тут не брошу, мать с меня шкуру снимет, если я без твоего тела вернусь. — Он широко улыбнулся.
    — Пф-ф, ты и твои шуточки. Тем не менее.
    — Я прыгну за тобой, кярун. Если одному из нас суждено здесь остаться, то и второй ляжет рядом.
    — Ладно.
    Отмахнувшись от брата Риунг полез обратно в узкий лаз. В этот раз его встретила лишь лёгкая дымка и тишина. Он ловко спускался вниз, озираясь по сторонам, запечатлевая в памяти все детали барельефов, запоминал линии лиц ликов неизвестных существ. Всё, что было вокруг, чтобы потом воспроизвести на холсте. Наконец, его лапы коснулись покрытого глубокими трещинами пола. Отвязав страховку, шиго осмотрелся — его взору предстал грандиозных размеров подземный холл, колонны которого уходили, казалось, в бесконечность что вверх, что вниз. Нахмурившись Риунг присел, внимательно всматриваясь в пол:
    — Зеркала. — Заключил он шёпотом, и его тихий голос тут же слабым эхом разнёсся по галерее. — Неужели везде?
    Сделав несколько шагов вперёд, он убедился в своей догадке — кругом были зеркала и все они были разбиты или же испещрены трещинами. Ни символов, ни знакомых знаков. Только холод и звенящая тишина. Шиго пошёл вперёд, предположив, что двигается как раз от входа к чему-то, напоминавшее алтарь. Он не успел пройти и пяти метров, как услышал за спиной шаги. Риунг замер на месте, обратившись в слух. Он покосился в сторону, стараясь в осколках разглядеть незваного гостя:
    — Незваный здесь только ты, — Прошептал призрак даэва с чёрными крыльями, с двумя клинками в руках. — Но это легко исправить. — Глаза загорелись красным огнём, придавая воину и без того устрашающий вид.
    Риунг тихонько сглотнул, когда перед ним возник второй призрак, на этот раз элийца, вооруженного излучающим жар дракона орбом.
    — Твоя дерзость похвальна, но она не принесёт тебе победы. — Ухмыльнулась волшебница, раскрывая белые как снег крылья, — Ты ведь знаешь, что, умерев здесь — ты умрёшь навсегда? — Она намеренно наступила на один из черепов у себя под ногами, — Эти тоже надеялись уйти и унести с собой реликвию.
    — Тогда умрём здесь вместе. — Оскалился воитель, растаяв в воздухе. Волшебница поморщилась и резко взлетела, обдав шиго сильным порывом ветра, едва не сбив искателя приключений с ног.
    Мгновение - и видение исчезло. Риунг прошёл ещё несколько метров прежде, чем перед ним возникло новое. На этот раз даэвы бились под потолком и кровь обоих крупными каплями падала вниз на шиго. Риунг смотрел на свои лапы быстро становящиеся алыми, но спустя мгновение и это прошло, исчезло наваждение. Остаток пути он прошёл в тишине, слыша лишь биение своего сердца. Риунг поднялся по разбитым ступеням и замер на месте. Перед ним стояло огромное зеркало, единственное целое. Риунг снял очки, осматривая столь искусное творение неизвестного матера. Посветив в него, шиго увидел своё чёткое отражение, яркое, будто смотрелся в него в солнечный день. Он коснулся ледяной глади лапой, поражаясь глубине материала. Никаких текстов вокруг, символов или украшений только зеркало.
    — Ого! — Присвистнул Кинрунг.
    Его старший брат вздрогнул и едва не выронил фонарик из лапы:
    — Откуда ты здесь? Я же сказал не спускаться!
    — Ты много глупостей говоришь, — Отмахнулся младший шиго, — мы бы давно обеднели если бы я хотя бы половину исполнял, кярун. — Он поднялся по ступеням и также осмотрел зеркало. — И что в нём особенного?
    — Ты не видел призраков?
    — Кого? — Насторожился шиго, резко обернувшись, — Тут ведь их нет же, ты просто издеваешься, да? — Риунг промолчал, — Итак, из всех находок тут только оно. Как думаешь, представляет какую-то ценность?
    — Я уверен и более того, за него готовы отдать всё золото мира как асмодиане так и элийцы.
    — Что в нём такого? Просто зеркало, пусть и качественное?
    Риунг провёл лапой по глади снова, ему казалось, он снова слышит шум битв, разворачивавшихся некогда в стенах этого храма, а ещё к нему пробивался шёпот неизвестного. Однако всё что он мог разобрать было:
    — …Атрейя, Атрейя, моя Атрейя…
    Помотав головой, отгоняя наваждение, Риунг обернулся и увидел, как его брат готовился сломать зеркало пополам:
    — Нет! Стой! Не смей! — Закричал он Кинрунгу, подготовившему своё изобретение к работе.
    — Что не так? — удивился шиго, — Оно слишком большое, на корабль не сможем целиком забрать. А так каждой расе по половине, пускай радуются. Потом будут резать друг друга за вторую половину, оно нам не впервой делить реликвии, так ведь Ри? — Подмигнул брату шиго.
    Риунг потупил взгляд, опуская глаза, тут же припомнив каждый артефакт, что они уничтожили ради наживы.
    — То-то и оно. — Хмыкнул Кинрунг, — Лучше подумай, кому мы их продадим. Кстати, я оглядел другие части храма этого, ничего кроме галереи тут нет. Скорей всего только подземелья, но я не представляю как туда проникнуть.
    — Тут нет подземелий, кярун, главная ценность здесь это — зеркало.
    — Вот и чудно.
    — Как ты собираешься вытащить их?
    — Обижаешь, — Улыбнулся шиго, — мы не зря с мастерами на Тиграки дружим. Мне кое-что подарили и не терпится воспользоваться.
    — Подарили на Тиграки? Ты хотел сказать, украл на Тиграки?
    — Это не важно, но это вещица принадлежала одному из лордов балауров, Тиамат если верить владельцу. — Риунг насторожился при упоминании столь могущественного существа, — Она изучала эффекты пространства и времени, а также как преодолевать границы. Ну так вот, — Он показал брату небольшой жезл, — Я просто перенесу их туда, куда захочу одной лишь силой мысли.
    — Ах, Айон тебя за это покарает… использовать вещицы балауров…
    — В руках шиго они безопасны, мы их используем исключительно в целях обогащения. — Риунг недовольно покачал головой, — Вот и не мешай мне.

    Прошло не больше десяти минут как творение неизвестного мастера было аккуратно поделено на две равные части. К удивлению Риунга, призраки не пытались их остановить — кругом воцарилась абсолютная тишина. Риунг вслушивался, думая, что к нему кто-то из небытия обратиться, проклянёт, попросит о помощи, но ничего не услышал.
    Солнце успело скрыться за красно-коричневыми облаками над Исхальгеном и взойти над сияющей гладью озера Клионе, прежде чем братья шиго покинули загадочный остров с реликвией на борту. Стоя на палубе, смотря вдаль, он слушал себя, удары своего сердца, когда в голове пульсировали слова на неизвестном языке произносимые кем-то очень древним… кем-то, кто создал это зеркало…

    Несколько месяцев спустя
    Асмодея, Пандемониум
    По столице, среди модниц, быстро распространялся слух о новой коллекции платьев, продаваемых в районе Анхейла. Поговаривали, что каждая, облачившись в дорогие шелка, обретала ангельскую красоту. Слухи быстро дошли до храма Маркутана, но там не проявили никакого интереса. Чего нельзя было сказать об одной из служительниц храма Правосудия. Безмолвная судья Амира решила разузнать подробней. Однако пробраться на закрытые примерки и продажи было не так и просто. Как и войти в доверие представителям местной элиты — судей опасались и никогда не жаловали на подобных мероприятиях.
    Амира провела не один день в храме Знаний, в тавернах Пандемониума, выискивая источник слухов, подслушивая разговоры посетителей. Иногда из тени наблюдая за прогулками знатных дам, вслушиваясь в их пространные рассуждения. Ушло несколько недель прежде, чем прозвучала информация о странном зеркале в одном из салонов Анхейла.
    — Помнишь Виеру?
    — …Да.
    — Что-то давно её не видно. Не знаешь, где она пропадает?
    — Знаю… К сожалению, её ситуация плачевна. Я не обладаю полной информацией, но со слов её отца она… лишилась рассудка.
    — В смысле?
    — В прямом. Её внешность и её разум больше не такие как прежде, что ли. Так говорит её отец.
    — Я тебя не понимаю, ты меня, признаться, пугаешь. Я ведь тоже в него смотрелась…
    — Никто не смотрелся в него дольше Виеры. — Покачала головой девушка, — Бедняжке можно лишь посочувствовать. Да и обратиться за помощью не к кому… за такое по головке не погладят. Вот и прячут её дома. Не удивлюсь, что скоро увезут в Брустхонин, и никогда мы о ней не услышим больше. — Её собеседница поёжилась будто от страха.
    — Это ужасно! А что конкретно в ней изменилось?
    — Не видела, только слухи, что стала чуть красивее банши.
    Не желая больше ждать, чувствуя, что это может представлять опасность Асмодее, судья решила наведаться в Анхейл ночью. Для судьи это оказалось несложно. Она ловко пробралась в салон с дорогими платьями от лучшего модельера Асмодеи, которые никогда не могла себе позволить. На витринах лежали сияющие красотой драгоценности, манящие разноцветными переливами. К удивлению Амиры зеркал было немного. То, которое искала она, находилось в дальней комнате под замком. Не желая тратить времени, судья взломала его и проникла тенью внутрь.
    Это была просторная примерочная с мягкими диванами по периметру и небольшим круглым подиумом в центре, который венчала комната за плотным бархатным, пурпурным занавесом. Осторожно Амира поднялась на подиум и подошла к занавесу. Протянув руку, она слегка отодвинула его в сторону и увидела переливающееся синевой зеркало в позолоченной раме. Насупившись, она вошла внутрь, выходя из защитной маскировки. Воин храма Правосудия стояла перед творением неизвестного мастера и смотрела на своё отражение, не веря глазам. Она несколько раз оглядывала свои руки, а затем снова переводила взгляд на отражение. Из зеркала на неё смотрела её точная копия, но с белоснежной кожей, без шерсти, когтей и с глазами цвета лазурного неба. В отражении она видела себя такой, какой могла бы быть не случись много тысяч лет Катаклизм. Амира коснулась своего лица, почувствовала, как по щеке скатилась горькая слеза. От увиденного образа себя исходило тепло и тоска по чему-то давно утерянному, на душе моментально появилась ни с чем несравнимая грусть:
    — Что это всё значит?… — Шёпотом спросила она, — Чья-то злая шутка или… Виера! Нужно найти эту девчонку!
    С трудом оторвавшись от своего столь прекрасного отражения, безмолвная судья поспешила покинуть салон. И сделала это вовремя — застав семью Виеры за ночным переездом. Из укрытия Амира видела, как мать девушки вывела ту, укутанную в длинный, плотный плащ с глубоким капюшоном на голове, на улицу. Судья следовала за семьёй в сопровождении своих помощников, несших вещи Виеры, в воздушный порт. Когда они вышли на причал, судья увидела, как из под полы плаща, порывом ветра, вылетело белое перо и, подхваченное вихрем, закрутилось в весёлом танце. Амире захотелось тут же сорвать с Виеры капюшон, но удержалась. Вместе этого она проникла на корабль, отправляющийся в Брустхонин, в поселение бум-бум.

    По прибытии Виера с матерью укрылись в одной из хижин, пока отец семейства о чём-то договаривался с вождём. Спустя некоторое время, родители попрощались с дочерью, казалось, навсегда, передав её под присмотр бум-бумов. Вооружённые копьями они должны были сопроводить девушку к водопаду Ферфетум, где она проживёт остатки своих дней.

    К ночи Виера, наконец, осталась в хижине одна. Она сидела на кровати в плаще и тихо плакала, теребя платок руками. Амире надоело ждать и появившись из ниоткуда она рывком сбросила капюшон с головы перепуганной девушки, онемевшей о неожиданности. Перед судьёй сидела юная Виера с бледной фарфоровый кожей, изумрудными глазами и светлыми локонами, спадающими на спину. Амира даже отпрянула назад, смотря на неё, не понимая как такое возможно:
    — Кто ты? Ты Виера?
    Девушка, с трудом вернув самообладание, кивнула смотря во все глаза на судью.
    — Ты же асмодианка… как, как ты… почему ты выглядишь… так?
    — Зеркало, чёртово зеркало! — Заплакала Виера, закрывая лицо руками, — Я не могла оторвать от себя взгляд… Такой красивой я не была никогда… Но однажды ночью я просто проснулась и стала… такой… Я не хотела! Я бы всё отдала чтобы всё вернуть! Ты здесь чтобы казнить меня? — Она шмыгнула носом и резко встала с кровати, падая перед судьёй на колени, — Убей, прошу! Я не смогу тут жить одна… всю вечность… я с ума сойду! — Взмолилась она, схватив Амиру за руку.
    — Я видела перо… — Высвободив руку холодно припомнила судья, — ты даэв, ведь так?
    — Стала им недавно, два года как. Да… моя семья это не одобрила… Теперь и вовсе позор…
    — Почему бы тебе не отправится в Элиос? Ты неотличима от них. Уверена тебе как даэву нашли бы применение. Ты могла бы стать шпионом. Очень ценным. Бессмертный шпион в стане врага… это и семье по чести. Всё лучше, чем гнить заживо в богом забытом Брустхонине.
    — Я не нужна им такой. — Помолчав ответила девушка, — Ни шпионом, ни воином. Я угроза, которую им хотелось разве что изучать. — Вздохнула Виера.
    — Угроза? — Удивилась Амира.
    — Угу. Обращение даэва асмодианина в элийца посредством какого-то зеркала… Узнай в храме Маркутана правду, меня бы… не знаю… казни Дельтраса показались бы детской игрой. От одного предположения лорд Шедим пришёл в ярость…
    Амира нахмурилась, у неё было слишком много вопросов, а Виера не могла дать существенных ответов. Однако животный страх перед генералами Асмодеи был настоящим, и она дрожала от одного лишь упоминания своих предводителей.
    — Ты не будешь меня убивать?
    — Я не даэв. — Помотала головой судья, — Да и я здесь не за этим. Мне нужны ответы. Я должна разобраться в происходящем и доложить в храм Правосудия.
    — Тебе не дадут. — Чуть успокоившись ответила девушка, сняв плащ и бросив его на кровать. Она подошла к окну и уставилась на мрачное небо Брустхонина. — В лучшем случае бросят в подземелье, в худшем… убьют.
    — Я тебя не понимаю. Чего ты не договариваешь? Убить я тебя не могу, это правда, но могу доставить изрядно боли.
    — Не сомневаюсь. — Ответила девушка, поджав коралловые губы.
    — Откуда взялось это зеркало?
    — Шиго продали владельцу салона. — Пожала плечами Виера. — Говорят у них была ещё одна половина.
    — Что? Половина? Зеркал два?
    — Думаю одно, но они разбили его и продали кому-то. Может в Элиос. Хм-м, интересно, не смотрит ли на нас сейчас оттуда, глазами полными боли, «новорождённый» асмодианин?..
    — Что за шиго? Имена знаешь?
    — Все реликвии продают лишь два брата искателя известные в Пандемониуме. Во всяком случае редкостей у них всегда много. Риунг и Кинрунг. Неужели судьи о них не слышали?.. Странно.
    — Странно это ты. — Резко перебила её судья. — Где их искать, знаешь?
    — На острове Тиграки должны знать, если не отправились на поиски приключений. Жаль, я не могу отправится с ними. — Вздохнула Виера. — Там бы никто не задавал вопросов.
    — Там бы тебе просто пришлось сражаться с асмодианами, потому что никто тебе не поверит. Думаю, твой отец принял правильное решение, пока не придумает чего другого.

    Судья покинула Брустхонин, испытывая противоречивые чувства. Всё увиденное казалось причудливым сном, наваждением, сказкой. Чем угодно, но только не правдой. Не желая терять ни минуты, она отправила весточку в храм Правосудия, а сама решила разыскать братьев шиго.

    ***​
    Риунг спал в каюте, укрывшись тремя одеялами, не в силах унять бившую его дрожь. Уже несколько недель его преследовали самые разные ночные кошмары, из-за которых он не высыпался. В какой-то момент ему и вовсе хотелось не спать, чтобы не видеть разнообразных страшных событий давно минувших дней или, что ещё хуже, грядущих. Он навострил уши, когда ему показалось, что скрипнула половица:
    — Кто здесь?! — Он выхватил короткий нож и направил острие в пустоту, — Я тебя слышу и чую. Покажись! — Потребовал он.
    Безмолвная судья появилась перед ним, сидя на стуле. На лице полуулыбка, в глазах лёд:
    — Ну здравствуй, Риунг. Долго же я вас искала. Вы умеете заметать следы.
    — Безмолвные судьи тоже нас ищут?.. — Амире показалось что шиго нисколько не удивился.
    — А кто ещё вас ищет?
    — Да так-то все. Хотя нет, вроде гильдии Тёмного облака мы не поперёк горла. И что тебе надо? — Он убрал нож и снова принялся кутаться в одеяла.
    — Где вторая часть зеркала?
    — В Элиосе. — Без лишних слов ответил шиго. — Где ж ещё. Мы тем и известны, что делим реликвии пополам. — Он хмыкнул.
    — Хорошо… тогда спрошу по-другому: где вы его нашли?
    — Я не знаю как то место называлось и уж тем более не покажу дороги. Шли наобум. Остров, руины и галерея вся в зеркалах… призраки и шёпот самого Айона.
    — Шёпот Айона?
    — Да… даже сейчас его слышу. Сводит с ума… словно чего-то хочет, а донести не может. Только сны свои страшные насылает.
    — И что в этих снах? — Подалась Амира вперёд.
    — Не знаю, то ли будущее, то ли прошлое, но там нет таких вот как ты. Все одинаковые как до Катаклизма. Но самое страшное, что война так и не заканчивается. Да-а, — протянул Риунг, — это будущее. А тот, кто шепчет не этого хотел.
    — Сны не всегда сбываются, знаешь ли.
    — И то верно. — Согласился шиго. — Но покоя мне это не даёт. Несмотря на кинарку, что мы получили, я бы вернул это зеркало на место… Знаешь, как хочется поспать?..
    — Кому в Элиосе вы его продали?
    — Так же как и в Асмодее - в один из модных салонов. Но я слышал там остались недовольны покупкой и перепродали его в колизей, на арену Элизиума. Зачем он им там не знаю, доспехи разглядывать видимо.
    — Вы должны его вернуть.
    — С чего бы этого вдруг?
    — Та часть что в Пандемониуме обратила девушку в элийку. — Шиго аж проснулся от услышанного, подскочив с места.
    — Что ты сказала?!
    — Что слышал — она стала белокрылым даэвом.
    — Так вот значит, что охраняли призраки, за что они сражались! Это зеркало… о Боги! — Шиго принялся расхаживать из стороны в сторону, — Его создал сам Айон стало быть!
    — Пф-ф, с чего такие выводы?
    — Больше это никому не под силу. — Всплеснул руками Риунг, — Тот храм как последняя надежда, что разъединенные расы снова станут едиными… Возможно это со временем и восстановит Атрею… Мечта Айона… она ведь может быть такой.
    — Никто не слышал Айона сотни если не тысячи лет. С тех пор как башня была разрушена уж точно… Он просто ушёл, бросив сотворённый им мир… Ему нет до нас дела после того, что случилось.
    — Глупости! — Возразил шиго, — Только он мог сотворить зеркало, а значит это ваш шанс всё вернуть. Сама подумай, как это изменит мир! Ведь впереди война с балагурами, которых, скажу откровенно, становится всё больше… Они победят если Асмодея и Элиос будут в войне. Разберутся с вами по очереди, приберут к рукам остатки мира и всё… Тиамат и прочие лорды драконы получат то, что хотят.
    — Ты и помыслы Тиамат знаешь… — Однако в словах шиго были старые мечты и надежды обеих рас, но уже давно никто подобного не осмеливался сказать вслух. — Вернуть всё как было… единый мир… Неужели такое возможно?
    — Нужно попробовать! Я верю, что это не просто так! А вдруг, только представь, оно может и вернуть башню Вечности, вернуть нам планету?!
    — …Что ж, тогда верни вторую часть зеркала и доставьте её в Асмодею.
    — Не думал, что скажу это, но по рукам! — Шиго потёр руки, его полностью захватили мысли об осуществлении несбыточной мечты.

    ***​
    Прошло три месяца с тех пор, как шиго и безмолвная судья ударили по рукам и вот, наконец, вторая часть зеркала была на полпути в Асмодею. Корабль братьев причалил на острове Тёмного облака, дабы пополнить припасы. Амира ожидала их в воздушном порту Пандемониума, заручившись поддержкой нескольких верных ей людей. Ей удалось убедить представителя храма Знаний, устроить встречу с военачальником Пандемониума — Видаром. Глаза судьи горели, а сердце было готово вырваться из груди от поселившегося в душе ощущения скорого праздника. Она чувствовала себя от этого глупо, но ничто не могло стереть загадочной улыбки с её губ. Ей казалось, что иллюзорный мир, о котором никто не смел мечтать, вот-вот будет достигнут. Амира вглядывалась в горизонт, высматривая корабль шиго.
    «Странник» причалил лишь поздним вечером. Аккуратно, соблюдая все меры предосторожности, трое перенесли части зеркала в заранее выбранное судьёй место.
    — Итак, — потирая лапы заговорил Кинрунг, — начнём наше таинство? — Риунг и Амира кивнули. — Полагаю лучше сразу завесить его, никто не знает же, что может произойти посмотрись в него асмодианин, когда оно целое. Инцидентов мы не хотим.
    Безмолвная судья спорить не стала, тем более что давно уже подготовила всё необходимое.

    Процесс починки зеркала не занял много времени. Кинрунг, ловко орудовал инструментами ремесленников-нефелимов, украденных в заброшенном Удасе. Синяя гладь зеркало маняще поблёскивала в лучах лунного света, просачивающегося через приоткрытое окно. Риунг посмотрелся в него, но ничего не увидел — отражение оставалось прежним. Разве что шёпот неизвестного стал отчётливей. Шиго наклонил голову, прислушиваясь:
    — Что-то не так? — Спросила Амира.
    — Мне кажется я что-то слышу.
    — Снова шёпот?
    — Да-а, только он предупреждает на этот раз… Ты уверена, что тем людям можно доверять, они точно твои друзья?
    — Да, уверена в них как в себе…. Однако, не исключаю, что за нами могли следить.
    — Кто? — Удивился Кинрунг, — Мы не делаем ничего противозаконного в кое-то веки! Такой подарок же готовим… зачем следить-то сразу?
    Судья закусила нижнюю губу, припоминая не могла ли она упустить чего-то важного, прибывая в свой эйфории. Руки сами потянулись к оружию, когда она почувствовала пробежавший по спине холодок. Дверь резко распахнулась от мощного удара. Амира выхватила клинки, но было уже поздно. Чары незваных гостей сковали всех троих, не позволяя пошевелиться. В помещении вошёл глава судей — Слутгельмир. Он молча осмотрел комнату. Его взгляд задержался на зеркале:
    — Весьма неприятно удивлён, Амира, что столь талантливый воин и преданный Асмодее человек оказался в настолько нелицеприятной ситуации. Надеюсь, ты подготовила доводы в свою защиту.
    — Мы не сделали ничего неправильного! — Выкрикнул Кинрунг, — Это на благо всей Атреи!
    — Пускай с вами Маркутан разбирается, тем более что он лично распорядился. — Жестом он приказал своим спутникам сковать руки пленникам и сопроводить их в храм. — Зеркало также заберите.
    Амира не нашлась что возразить, все мысли в момент улетучились. Отчего-то на душе поселилась никем нежданная грусть.

    Храм Маркутана встретил их пустотой и тишиной. Шиго отвели в другое место, Амира же предстала перед одним из Небесных лордов. Владыка судьбы смотрел на девушку с плохо скрываемым равнодушием, казалось он знал всё наперёд. Однако, истории с зеркалом он не предвидел. Маркутан спустился и, обойдя судью, подошёл к зеркалу. Он скинул укрывавшую его ткань и посмотрел на своё отражение. По его лицу пробежала тень сомнений, Амира даже заметила, как тяжело ему было отвести взгляд. Взяв себя в руки, он отвернулся и снова посмотрел на Амиру:
    — И что ты собиралась делать с этой силой?
    — Я? — Удивлённо вскинула брови судья, — Разве не очевидно? Остановить вражду, что ж ещё. Показать этому зеркалу разрушенную башню Айона и вернуть всё как было. Осуществить мечты миллионов…
    — А ты спрашивала эти миллионы? Думаешь, все дружно выстроятся перед зеркалом дабы вернуть себе первозданный облик? Это ввергнет мир в ещё больший хаос.
    — Неправда! — Возразила ему судья, — Я знаю наверняка, вижу это в ваших глазах, вы, лорд Шедим не знали о его существовании! Сам Айон создал это зеркало и скрыл его ото всех! Вы не думали, что это его последний дар всем нам?! Шанс, чёрт побери, остановить войну! — Она повысила голос, почти выкрикнув Маркутану в лицо.
    — Не ты начинала, не тебе заканчивать. — Спокойно ответил он, начав с интересом осматривать девушку. — Это слабость так свойственна элийцам… Я вижу в тебе скорее их рвение к всеобщей справедливости без оглядки на последствия. Пока мы будем заняты нашим дивным перевоплощением элийцы и балауры захватят всё, что нам принадлежит. Или вовсе ослабит обе расы и тогда миру конец.
    — Глупости. — Мотнула головой судья, — Мы станем единым целым, мы вернём контроль над башней, эфир больше не будет покидать планету. Аврея снова станет прекрасной.
    Маркутана хмыкнул и кривая усмешка коснулась его губ:
    — Твоя наивность поражает. Я не думал, что остались такие идиоты… Видимо время не всех их уничтожило. Я скажу тебе как всё есть на самом деле и как будет. Мира между Асмодеей и Элиосом не будет никогда. В отличии от тебя я помню каждую принесённую жертву, тысячи убитых, павших, исчезнувших по вине белокрылых врагов. Думаешь, их души успокоит наше преображение и… объединение?
    Судья опустила голову, закрывая глаза. Вдруг шёпот преследовавший Риунга нагнал и её. В голосе том была та же грусть, что она испытывала сейчас.
    — Вы слишком давно были в кругу солдат, милорд. — Тихо ответила Амира, внезапно осознав, что Небесный лорд вовсе не так благороден, как считали многие. — …Умирая… каждый хочет, чтобы его смерть была последней. Воины, милорд, мечтают о мире и о справедливости для всех и каждого, а не о том, чтобы… кучка небесных лордов, возомнивших себя приемниками Айона, удовлетворяла свои жалкие и непомерные амбиции.
    Маркутан поморщился, даже оскалился. Впервые за долгое время невозмутимость оставила его — его сердце наполнилось гневом. Может ли это быть влиянием зеркала?..
    — Ты хотя бы отдаёшь себе отчёт, с кем говоришь?! — Он приблизился к ней, схватил за грудки и притянул к себе. Её взгляд был полон равнодушия.
    — С проклятьем Асмодеи, с лжебогом, которому нет дела до мира, сотворённого Айоном. Я вижу… предателя.
    Маркутан рывком повернул её к себе спиной и буквально толкнул к зеркалу:
    — Тогда смотри на себя и не смей закрывать глаз! — Прошипел он ей в ухо.
    — Безмолвного судью не напугать болью, лорд Шедим. Вы не испытывали и половины того, что помнит моё тело. Вы просто забыли, что значит жить и умирать. Вы забыли какого это - воевать, когда жизнь одна. А сейчас, — Амира подняла взгляд и уже без страха смотрела на преображенную себя, — вам страшно менять будущее, потому что вы видите его таким, каким сами хотите… — По её щеке скатилась одинокая слеза, — Айона найдёт путь. Настанет день и час, когда подобных зеркал явится миллион, и что вы сделаете тогда, когда все узнают правду?.. Война могла закончиться здесь и сейчас, а вместо этого все вынуждены будут жить ту жизнь, что избрали Небесные лорды…
    — Я не убью тебя. — Отступил он от судьи, — И даже позволю тебе жить в своём новом виде. Ты станешь даэвом и убедишься, насколько ошибаешься. Только осознание принесёт тебе нестерпимую боль, потому что вернуться домой ты не сможешь.
    — Да-а, милорд, — Амира снова взглянула на своё отражение, которое стало реальностью, — давайте проживём вечность чтобы в конце все узнали, насколько вы низко пали, обрекая мир на войну. Я не буду служить ни одному из Небесных лордов, уж лучше стать подопытным у балауров, чем выносить вас всех.
    — Тогда я с удовольствием убью тебя при нашей следующей встрече.
    — Напрасно, милорд, вы так милосердны. Причина вашего безрассудства в том, что моего будущего вы больше не видите. Зато я теперь слышу голос Айона и, поверьте, он о вас не самого лучшего мнения.
    Не желая продолжать разговор, чувствуя, как выходит из себя, Маркутан открыл портал и с силой толкнул в него уже бывшую судью. Ему было всё равно куда она попадёт, лишь бы не видеть её. Оставшись один, он с трудом восстановил дыхание. Отдышавшись, он бросил полный ненависти взгляд на зеркало. Подойдя к стене с оружием, он снял молот и с силой запустил его в реликвию. Громкий звук заполнил зал до потолка и тысячи осколков осыпались на мраморный пол навсегда унося надежду на объединение рас.

    Амира падала и падала, видя под собой раскинувшиеся зелёные поля и голубые реки. Пейзажи Элиоса завораживали, и ей уже было всё равно, погибнет она или выживет. Закрыв глаза, она почувствовала сильный порыв ветра и мощные белоснежные крылья за её спиной раскрылись, останавливая падение. Бывшая безмолвная судья улыбнулась уголками губ и камнем полетела вниз, наслаждаясь полётом и слушая голос Айона, шепчущий из её сердца:
    — …Всё ещё можно изменить, судьба принадлежит Атрейе…

    Маркутан, Lys
     
    Последнее редактирование модератором: 5 мар 2024
    KumiKitsu и Riddika1609 нравится это.
  17. KumiKitsu

    KumiKitsu User

    Регистрация:
    01.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    1
    Песня горной реки

    Кайсинель. Kindred

    [​IMG]

    - Гляди, что у меня! - раздалось над ухом Фенома в то время, как прямо перед глазами появилась листовка.
    Гладиатор ловко выхватил бумагу из рук напарницы, по совместительству его девушки, и она, бесцеремонно перемахнув через спинку скамьи, плюхнулась рядом, рассыпав повсюду свои белоснежные волосы.
    Было раннее утро. Пандемониум медленно просыпался. Там и тут асмодиане спешили по своим делам. Кто-то бодро шагал в штаб своего легиона, кто-то зевая волочился открывать магазин на торговой улице, кто-то спешил к мастеру телепортации, на ходу доедая завтрак.

    [​IMG]

    Феном вопросительно потряс свернутым в рулон пергаментом.
    - Что, очередное задание? - без особого воодушевления спросил он.
    - А что за кислое лицо? - наигранно надула губки Киндред. - Ты прочитай! Между прочим, мне не так просто было отхватить его для нас.
    Мужчина послушно развернул бумагу и бегло пробежался глазами по тексту.
    - Охрана невесты? Серьезно? Нас что, до воинов седьмого ранга понизили?
    - Ой да ладно тебе! На свадьбе погуляем, - девушка задорно хихикнула, - да и посмотри, сколько платят.
    Гладиатор проследил за её пальцем до графы с наградой и невольно вздернул брови.
    - Видать, какая-то важная шишка… - задумчиво протянул он после небольшой паузы. - Ну, значит, пора собираться. Это через два дня.


    [​IMG]


    Местом назначения оказалась небольшая, но уютная деревня в горах Белуслана, выше по течению реки Ледяных духов. Населённая обычными людьми и расположенная в таком суровом месте, она потрясала самим своим существованием. Не удивительно, что прибывшие на задание даэвы ранее и не подозревали о ней.
    Несмотря на довольно безжизненную местность, деревня была относительно богата. Местные промышляли добычей драгоценных камней в горных пещерах, а также изделиями из них. Незамерзающая река щедро кормила их рыбой, а на окраине деревни была устроена добротная браксовая ферма.

    [​IMG]
    Прибывших встретил местный староста по имени Моргрем и, обменявшись приветствиями, повел гостей по каменной тропе вглубь деревни. Даэвы с интересом смотрели по сторонам. Всюду была видна подготовка к торжеству. Вдоль главной дороги стояли причудливые композиции из разноцветных кристаллов. Они были словно яркие брызги краски на фоне сверкающего на солнце снега. На заборах всюду висели фонарики, которые планировалось зажечь с наступлением сумерек. Одна мелочь не вписывалась в общую картину - хмурые лица обывателей. Такие, что незнающий мог бы подумать, будто здесь готовятся к похоронам, а не к свадьбе.
    - Я смотрю, вы тут умеете повеселиться, - хмыкнула Киндред, за что спутник ткнул ее локтем в бок. - Ай!
    Моргрем лишь чуть повернул голову, отвечая.
    - Да, я понимаю, как это выглядит со стороны. Поверьте, вскоре вы всё поймёте.

    Наконец, они подошли к дому, который выглядел богаче других. Староста пригласил гостей внутрь и провёл в уютную гостиную, где уже находились две девушки, одна несколько старше другой.
    - Прошу, познакомьтесь, это мои дочери. - Начал хозяин дома. - Афелия, старшая, - он указал на высокую девушку с прямыми черными волосами, - и младшая, Лита. - Невысокая и худощавая, она уважительно кивнула, уронив заправленную за ухо прядь светлых локонов.
    Киндред и Феном представились в ответ.
    - Завтра Лита выходит замуж, - продолжил Моргрем. - И нам нужна ваша помощь в осуществлении местной древней традиции. Накануне свадьбы невеста должна попросить благословения Духа реки, и если Дух его даст, наутро играют свадьбу.
    Феном продолжал слушать с серьёзным лицом. Киндред же еле заметно закатила глаза. Всё это начинало походить на какой-то странный спектакль.
    - А что, бывало, чтобы этот ваш дух не давал благословения? - скептически заметила лучница, совершенно не ожидая последовавшего ответа.
    - В том-то и дело, что такое случалось. - мрачно ответил староста. - Четыре года назад во время такого ритуала Дух реки забрал Эйрику.
    - Мою лучшую подругу, - дрожащим голосом добавила Афелия.
    - Постойте. Что значит, забрал? - до этого сидевший расслабленно, гладиатор подобрался, готовясь услышать подробности.
    - Именно это и значит. Страшный такой. Появился из воды, схватил её и утащил под воду. Больше её никто не видел.
    Было ясно, что ничего конкретного больше не расскажут.
    - В общем, поэтому вы сейчас и здесь. - Моргрем поднял на даэвов полные мольбы глаза. - Что бы ни было на уме у Духа реки, я не допущу, чтобы это навредило моей дочери.
    Какое-то время все молчали. Феном и Киндред задумчиво переглянулись, переваривая информацию. Наконец, гладиатор озвучил напрашивающийся вопрос:
    - Неужели ритуал так важен? Нельзя обойтись без него?
    - О, молодой человек, никак нельзя. И не думайте, что никто не пробовал. После того случая с Эйрикой, одна пара решилась пожениться без ритуала. Так в ту же ночь они сгорели в собственном доме. Другие пытались уехать, чтобы сыграть свадьбу в ином месте. Так в пути прямо под их повозкой разверзлась земля, и они канули в пропасть. Бедные… Такие молодые. - Моргрем по-старчески вздохнул. Очевидно, вспоминать о несчастьях тут было не принято и давалось непросто. - Ясно, как день, Дух реки не прощает тех, кто пытается его обмануть. К счастью, благословение с тех пор получали все, кто о нем просил.
    - Звучит так, будто вы пленники на собственной земле. Почему же вы только сейчас обратились за помощью? - Киндред, было, сочувственно посмотрела на хозяина дома, но заметив его скорбный взгляд в сторону младшей дочери, брезгливо повела плечами, - Несколько лицемерно с вашей стороны, староста.
    Тот лишь виновато уставился на свои ботинки.
    Феном тронул свою спутницу за локоть, приглашая покинуть дом. Та охотно поддалась. Хотелось поскорее выйти на воздух и обсудить услышанное без лишних ушей.
    Напоследок гладиатор ободряюще произнес:
    - Что ж… мы уже здесь. Не беспокойтесь, с вашей дочерью ничего не случится. Мы позаботимся об этом. А пока нам нужно осмотреть окрестности и место действия.
    Не дожидаясь ответа, даэвы вышли во двор.


    [​IMG]


    Какое-то время пара стояла в задумчивой тишине. Горный ветер приятно ласкал кожу и трепал волосы. Всё-таки здорово было быть асмодианами и не бояться холода, по крайней мере так сильно, как изнеженные солнцем элийцы. Где-то вдалеке крикнула птица, и горы несколько раз ответили ей тающим в снегах эхом.
    Даэвы спустились по украшенной кристаллами и фонариками тропе к берегу реки, где невесте предстояло исполнить ритуал этой ночью.

    [​IMG]

    - Что-то тут не складывается… - первая нарушила молчание Киндред. Она провела рукой по поверхности воды и стряхнула холодные капли с кончиков пальцев. - Я ещё могу поверить в духа, призрака, или как его там. Может быть, той девушке просто не повезло потревожить какого-нибудь заплутавшего водного элементаля. Но всё остальное? Пожары, земные разломы? Черт, всё вместе это словно чей-то злой розыгрыш.
    - Согласен. - Коротко ответил Феном. Он внимательно смотрел в воду, будто отчаянно пытался в ней что-то разглядеть. Вода здесь была чистой и прозрачной, как стекло, ничего необычного для данной местности. - Но у нас совершенно нет времени это тщательно расследовать. Придётся как-то импровизировать.

    Вдруг со стороны тропы послышался скрип приближающихся по снегу шагов. Оба даэва тут же обернулись на звук. К ним приближался молодой мужчина очень приятной наружности. Каштановые волосы до плеч были собраны в небрежный пучок, голубые глаза вторили цвету зимнего неба, а нос украшали несколько таких редких для Асмодеи веснушек.
    - Ирау! Это ведь вы те самые даэвы, прибывшие из Пандемониума? - спросил он, нервно переминаясь с ноги на ногу. - Я Этан, жених Литы. Скажите, вы ведь правда сможете защитить её?
    - Мы сделаем всё возможное, - ответил гладиатор. - Только одного я понять не могу. Вы все будто уверены, что что-то случится. Почему? Ведь трагедия была лишь единожды, причём довольно давно.
    Этан устремил пустой взгляд на реку и тихо проговорил, обхватив себя за плечи:
    - Потому что Эйрика тоже была моей невестой.
    Даэвы переглянулись. Лица обоих выражали беспокойство.
    - Вы уж простите меня… - продолжил Этан. - После гибели Эйрики я не один год не мог оправиться. Наша общая подруга Афелия очень меня поддерживала. Я уже думал, что больше никогда не женюсь. Но потом она познакомила меня со своей сестрой. Лита, мой нежный цветок… Боюсь, я просто не переживу все это снова. - Казалось, он был вот-вот готов разрыдаться.
    Заверив жениха, что переживать не о чем, и дождавшись, пока тот удалится, Феном подошёл к напарнице. Она медленно постукивала указательным пальцем по губам, нахмурив брови. Киндред всегда делала так, когда о чем-то размышляла.
    - Знаешь, теперь я еще сильнее убеждена, что здесь что-то нечисто.
    - Либо Духу реки почему-то не угодил именно этот парень. - пожал плечами Феном.
    - Ты что, правда веришь, что есть какой-то дух? - девушка слегка ухмыльнулась. Она предпочитала полагаться на сухие факты, нежели на выдумки.
    - Кто знает? В нашем мире много загадок, - безразлично протянул гладиатор. - Ладно, надо уже что-то делать. Времени остается не так много.
    И он побрел обратно вверх по тропе, а лучнице не оставалось ничего кроме как последовать за ним.


    [​IMG]


    Даэвы решили, что в первую очередь нужно выяснить порядок ритуала в мельчайших подробностях, а также проработать с Литой, как действовать и какие условные знаки подать в случае опасности. Когда они добрались до дома старосты, оказалось, что ни его самого, ни старшей дочери не было дома. Пара отправилась прямиком к комнате невесты. Та охотно пропустила гостей внутрь.
    На столике перед небольшим зеркалом была небрежно разбросана косметика. На дверце шкафа висело подготовленное заранее платье. Киндред не удержалась и провела ладонью по ткани. Платье было длинным, легким, невесомым как туман. Белоснежное, украшенное серебристым кружевом, оно дополнялось полупрозрачной вуалью, которая должна была скрыть лицо невесты от посторонних глаз.
    Даэвы внимательно выслушали, как Лита рассказывала, как она пойдет по тропе до самой воды, как войдет в реку и опустит плетеную лодочку со свечой по течению. О том, как споет песню вслед свече в надежде, что та не погаснет. Но чем дольше она говорила, тем бледнее становилось ее лицо. Дрожащими пальцами она то и дело мяла ткань своей юбки, а взгляд нервно перебегал с одного предмета на другой. Было очевидно, что она напугана не меньше, чем ее близкие, и что требовать от нее следовать каким-то инструкциям было попросту бессмысленно. И чем яснее Киндред понимала это, тем крепче убеждалась в зреющей в голове идее.
    Она отозвала спутника в сторону и уверенно прошептала:
    - Это бесполезно. Посмотри на нее. Даже если никакого духа нет, ее просто снесет течением. - Лучница бросила взгляд на бледную от ужаса девушку и глубоко вздохнула. - Я просто сделаю это вместо нее.
    - Что? Ты с ума сошла? - Феном ухватил подругу за плечи, словно пытаясь привести в чувство. - Не вздумай!
    - Мне это раз плюнуть! Глянь, мы с ней одного роста и сложения, ее волосы чуть ярче, но кто ж ночью различит. К тому же, вуаль скроет лицо. С пением тоже, кхм, - лучница прочистила горло и нежно пропела, - проблем не возникнет.
    Киндред была отличным разведчиком и мастерски умела имитировать голоса. Так что изобразить вполне заурядный голос Литы ей не стоило особых усилий.
    - Значит, решено. - заключила она, приняв молчание мужчины за согласие.


    [​IMG]


    На деревню опустились сумерки. В Асмодее всегда темнело очень быстро, так что с каждой минутой тьма становилась все более густой. Жители зажгли праздничные фонари. Кристаллы, украшавшие путь к берегу, оказались люминесцентными и теперь светились все ярче по мере того как чернело небо. Хмурая заснеженная деревня вдруг превратилась в сказочно красивое место, так что от столь волшебного зрелища на мгновение можно было и позабыть о страхе, опутавшем улицы невидимой паутиной.
    Убедить Литу в своей затее оказалось совершенно не сложно. Девушка пребывала в таком душевном состоянии, что без колебаний приняла от даэвов успокаивающие травы. В разных дозах аделла могла быть как отличным лекарством, так и успокоительным или снотворным. Лите же хватило небольшой щепотки, чтобы задремать. Решено было не сообщать об обмане больше никому, поскольку местные были настолько суеверны в отношении своего Духа, что ни за что бы не одобрили такой план.
    Киндред надела ритуальное облачение невесты и достала из дорожной сумки свой маскировочный набор. Ловко используя косметику, она подправила форму лица, так что под вуалью и в тусклом свете фонарей даже родной отец не распознал бы подмену. Закончив, лучница удовлетворенно покружилась перед зеркалом. Феном, до сих пор молча наблюдавший за своей спутницей, подошел и нежно взял ее за руку.
    - Кин, ты точно уверена в этой затее? Мы все еще можем придумать другой план.
    Суровый немногословный гладиатор, он не часто проявлял свои слабости. Но сейчас в его голосе читалось искреннее беспокойство.
    - Да брось, что со мной может случиться? - девушка постаралась ответить как можно более непринужденно. - Что я, с каким-то жалким духом не справлюсь? Да и в конце концов, ты меня прикроешь. В худшем случае я очнусь у кибелиска.
    - И все же, мне невыносима мысль, что ты будешь так рисковать собой, - чуть хрипло произнес Феном.
    Киндред еще раз восхищенно взглянула на свое нарядное отражение и, по-лисьи хитро сузив глаза, игриво ответила:
    - Просто пообещай, что наконец женишься на мне, когда мы отсюда выберемся.
    Тогда мужчина притянул ее к себе и жадно поцеловал. Еще несколько мгновений они стояли в тишине, соприкоснувшись лбами, и затем он тихо прошептал:
    - Обещаю.

    [​IMG]

    С улицы раздался звон колокольчика, означавший, что время пришло. Киндред набросила на голову церемониальную вуаль и, сжимая в руках плетеную лодочку со свечой, направилась наружу вместе со своим верным воином.


    [​IMG]


    Моргрем ждал свою младшую дочь у основания крыльца, чтобы сопроводить её до места проведения обряда. На мгновение староста замер, не ожидавший увидеть подле дочери лишь одного из нанятых даэвов.
    - Эм, а где ваша напарница? - осторожно спросил он у гладиатора.
    - Она готовит засаду, - без колебаний ответил тот и, в общем-то, не соврал.
    - Хорошо. В таком случае, можем начинать.
    Моргрем протянул ближе к «невесте» факел, и притворщица зажгла от него свечу. Теперь она старалась держать лодочку на практически вытянутых руках, чтобы сохранять источник света как можно дальше от лица.
    Имитируя повадки Литы, Киндред слегка ссутулилась и заняла своё место во главе процессии. За ней отец невесты, ее сестра и жених, а следом и наёмный телохранитель. Так они пошли, торжественно-неспешно, вдоль мерцающих в ночи кристаллов и фонариков в сторону манящей своим журчанием реки. По обеим сторонам дорожки стояли в ожидании другие жители и постепенно присоединялись к шествию. Наконец, тропа вывела к уже знакомому заснеженному берегу. Киндред двинулась дальше к воде. Остальные же стали образовывать линию в нескольких метрах от берега. Феном хотел было пройти вперед, но староста преградил ему путь, вытянув руку.
    - Стойте. Дальше нельзя.
    - Но как же я должен защитить ее отсюда? - с недоумением выпалил гладиатор.
    - Таков обычай. Девушка и река. И больше никого.
    Феном нервно размял пальцы, готовый взяться за мечи при первой угрозе. Пока же ему оставалось лишь бессильно наблюдать за происходящим.
    Поняв, что сопротивления больше не будет, Моргрем опустил руку и устремил взгляд в сторону реки. Было видно, как он противится желанию зажмуриться или отвернуться. Отец очень переживал за свою дочь. Рядом с ним стоял и Этан, который скрывал беспокойство куда лучше и лишь чуть заметно теребил пуговицу на рукаве своей рубахи. Рядом с ним стояла и Афелия. Она участливо погладила по плечу будущего зятя, а затем обратила все своё внимание на воду. В ее немигающем взгляде читалась сложная эмоция: то ли скорбь по погибшей подруге, то ли злость на Духа, забравшего ее, то ли немая просьба к реке быть спокойной сегодня.

    Тем временем Киндред уже подошла к самой кромке воды. Ножны с кинжалом, закреплённые чуть выше щиколотки неприятно натирали обнаженную кожу. С кинжалом девушка себя чувствовала совсем не так уверенно, как с луком, но последний, к сожалению, под платьем не спрячешь. Она, конечно, предварительно припрятала его и несколько стрел под снегом на берегу, но до него, случись что, предстояло ещё как-то добраться.
    Собравшись с духом, она шагнула в ледяную воду и побрела вперед, пока не оказалась в ней почти по пояс. Намокшая ткань неприятно облепила ноги, сковывая движения. Оставалась самая важная часть ритуала. Лучница опустила на воду лодочку со свечой, напрягла связки, придавая голосу нужный тон, и запела:

    О, безмолвная река,
    Ты свободна и легка,
    Я пришла тебя просить
    Все грехи мои простить.
    Не бери меня с собой,
    Дай ответ мне только свой.
    Просит сердце о любви.
    Ты меня благослови.​
    [​IMG]
    Она отпустила лодочку, и та быстро устремилась по течению. Пламя свечи тревожно мерцало, словно предупреждая об опасности. Сердце девушки слегка сжалось. Планируя свою роль, она даже не подозревала, как жутко это будет - стоять тут во мраке, на пути дикой стихии, совершенно одной. И единственный, кто мог бы прийти на помощь, находился в нескольких десятках шагов. Если что-то пойдёт не так, успеет ли он? Хоть лучница и не питала веры в таинственного Духа, она снова и снова мысленно повторяла самой себе: «Я никого не обманываю. Я правда прошу благословения, просто не для себя».
    Феном невольно залюбовался своей возлюбленной и немного растерял бдительность. Пусть Киндред играла чужую роль и пела не своим голосом, все же это была она. Да и что ни говори, обряд был невероятно таинственным и красивым. Стоявшие полукругом жители деревни, казалось, тоже успели временно позабыть о страхе и с замиранием сердца наблюдали за девушкой. По крайней мере, некоторые из них.

    За несколько невыносимо долгих мгновений свеча приблизилась к повороту реки. Вот-вот она должна была скрыться из виду, что бы означало благополучное завершение ритуала. И тогда это произошло. Против течения поднялась волна. Сперва совсем небольшая, она резко перевернула лодочку и понеслась в сторону девушки. Становясь все больше, волна постепенно принимала форму женщины с длинными когтистыми руками. Люди на берегу испуганно заохали, кто-то закричал. Киндред попыталась достать из ножен кинжал, но ткань платья путалась всюду и не позволила этого сделать. Все происходило так быстро. Дух вцепился лапами лучнице в горло и потащил ко дну. Она пыталась освободиться, но состоящие из чистой стихии руки просто просачивались между пальцев. Вода залилась в уши, и в этот момент девушка услышала прямо в голове ледяной шепот: «Этан только мой! И он больше никому не достанется!». Тогда она почувствовала то, что мог почувствовать только даэв. Водная сущность была не чем иным как элементалем. Невидимые эфирные нити тянулись от него, как от куклы, к своему хозяину куда-то на берег.
    Феном тоже ощутил это. Как любой даэв, он знал, что бороться с элементалем бессмысленно, пока его заклинатель сфокусирован, а связь крепка. Элементаль просто будет бесконечно менять свою форму, уклоняясь от ударов. Впрочем, достаточно мощного удара должно хватить, чтобы ненадолго нарушить его целостность и высвободить подругу.

    Гладиатор вынул из ножен мечи, которые тут же засияли бледно-голубым светом, и мысленно обратился к Джикелу, своему покровителю. Почувствовав на себе благословение, он ускорился и подобно вихрю помчался к воде. Едва достигнув достаточного расстояния, он направил точный удар в сторону происходящей в воде борьбы, молясь о том, чтобы не задеть Киндред слишком сильно. С лезвий клинков сорвалась воздушная волна и, рассекая сам воздух подобно острому лезвию, понеслась в элементаля, оставляя за собой глубокую борозду на снегу. Удар пришелся точно в цель, и водяная сущность рассыпалась на множество мелких брызг, которые тут же начали соединяться обратно. Но этого мгновения хватило, чтобы лучница вырвалась из хватки и резким скачком отступила к берегу. На ее правой щеке выступил глубокий порез, из которого сочилась кровь, окрашивая красным девственно чистый снег.
    Тяжело дыша, Киндред нащупала спрятанный лук, зарядила стрелу и окинула яростным взглядом толпу. Оставалось только разглядеть среди людей заклинателя. Жители в испуге пытались расступиться. Они совершенно не понимали, что происходит, и почему в их сторону вот-вот будет выпущена стрела. Только один человек выделялся на общем фоне. Тот, к которому вели оборванные эфирные нити. Афелия покачивалась на месте, схватившись левой рукой за голову. Конечно, ведь замена сознания, позволяющая передать через элементаля свои мысли, никогда не обходится бесследно. Особенно, когда связь рушится не по твоей воле. С кончиков пальцев правой руки заклинательница отчаянно протягивала новые нити, пытаясь вернуть контроль над стихией. И тогда Киндред точным выстрелом пронзила ее правую ладонь. Афелия взвизгнула и, схватившись за раненую руку, рухнула на колени. А элементаль, почти было восстановивший свою телесную форму, дождем осыпался в реку, на этот раз навсегда.
    Люди в ужасе смотрели на Афелию, толпясь на безопасном расстоянии. Заклинательница была похожа на загнанного дикого зверя. Глаза злобно блестели из-под застилавших лицо черных прядей. Прижимая к груди кровоточащую руку, она осыпала проклятиями всех вокруг, покачиваясь взад-вперед, как безумная. Отец смотрел на нее полным тоски и непонимания взглядом. Тоски о том, как не замечал в родной дочери ничего странного. Непонимания того, как и почему она превратилась в такое чудовище.

    - Сестра… - послышался дрожащий голос со стороны тропы. Лита медленно приблизилась к Афелии, не отводя от той влажных от слез глаз.
    Девушки смотрели друг на друга в безмолвном диалоге. На лице младшей было презрение, смешанное с печалью. У старшей - сначала ненависть, а затем проблеск понимания. Наконец, Афелия вскинула голову к небу и зарыдала, давясь горькими слезами, и ее плач еще долго проливался эхом по поверхности горной реки.

    [​IMG]


    [​IMG]


    - Вот, значит, как оно все оказалось… - медленно подытожил староста, дослушав рассказ даэвов. Рассказ о том, как безответно влюбленная девушка из-за одного мужчины сперва погубила свою подругу, а затем попыталась убить и родную сестру. О том как принесла жертвы, чтобы запугать до смерти жителей деревни, вынудив всех проходить ритуал, служивший ей прикрытием. О том как скрывала свою сущность из страха быть единственным даэвом в человеческом поселении.

    Преступницу ещё ранним утром отправили свитком прямиком в Храм Правосудия. Спасители же остались почетными гостями на празднике.
    Несмотря на обстоятельства, свадьбу решили всё-таки сыграть, и сейчас она была в самом разгаре. Люди обрели уверенность в светлом безопасном будущем. Так что, стараясь забыть о событиях прошлой ночи, они веселились от души. Всюду звучала музыка и сияли счастливые улыбки. Деревня наконец была освобождена от годами сковывавшего ее страха.
    - Теперь когда вы знаете, что никакого Духа реки не существует, сохраните ли вы обычай? - полюбопытствовал Феном, отпивая киршевого вина из кружки.
    Моргрем на мгновение задумался, а потом твёрдо ответил:
    -Думаю, да. Не вижу причин отказываться от такой красивой традиции. В конце концов, она была у нас еще задолго до того как, - он запнулся, подбирая слова, - была омрачена. Просто теперь она не будет обязательна.
    Даэвы лишь согласно кивнули.

    Когда пришло время прощаться, многие жители вышли проводить своих героев. Помимо обещанной награды, некоторые вручили даэвам подарки и от себя. Молодожёны провожали особенно тепло. Лита даже не удержалась и по-дружески обняла лучницу, накануне рисковавшую за неё своей жизнью.


    [​IMG]


    - Ты ведь помнишь о своём обещании? - лукаво спросила Киндред, когда они с Феномом вышли на край горы.
    Отсюда открывался потрясающий вид на Долину ледяных духов. Девушка с неприязнью провела кончиками пальцев по свежему шраму на щеке.
    - Не припомню, чтобы Дух реки это одобрял, - с наигранной серьёзностью ответил гладиатор.
    Не выдержав, оба задорно рассмеялись и затем, одновременно раскрыв крылья, спарили вниз, готовые к новым приключениям.
     
    Последнее редактирование модератором: 6 мар 2024
    itty_bitty нравится это.
  18. XumariT

    XumariT User

    Регистрация:
    12.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    0
    Призрачный Зов Тьмы

    [/spoiler
    В темноте подземелья, где тени тянулись за каждым шагом, где эхо звуков отражалось от старых каменных стен, произошло странное происшествие.
    В глубинах подземелья, где свет не проникал, властвовало молчание, лишь время от времени нарушаемое шорохом беспокойных духов. Именно там, в темных пещерах, спряталась артефакт - древний амулет силы, который привлек внимание дерзких искателей приключений.
    Одним из таких искателей был Аркан, отважный воин, стремящийся собрать сокровища и завоевать славу. Он отправился в глубины подземелья, вооруженный мечом и щитом, полный решимости преодолеть все преграды на пути к амулету.
    Однако, когда он добрался до места, где, по преданию, должен был находиться амулет, он обнаружил лишь темное помещение, наполненное пугающей атмосферой. Ничего необычного не замечая, он протянул руку к амулету, но тут внезапно погрузился в мрак и зловещий шепот.
    "Ты дерзнул нарушить покой э[​IMG]того места," - прозвучал голос из тьмы, заставляя Аркана вздрогнуть.
    "Кто ты?" - спросил он, вслушиваясь в звуки.
    "Я древний дух, связанный с этим амулетом. Ты нарушил мою тишину, и теперь ты должен заплатить цену," - произнес голос.
    Аркан вздрогнул, пытаясь осознать, что происходит. Но прежде чем он смог что-то сказать, его окружили призраки тех, кто давно погиб в этих мрачных коридорах. Они направили свой призрачный взор на него, готовясь к мести.
    Сердце Аркана забилось сильнее, когда он осознал, что вступил в битву с могущественным духом прошлого. Сверкающий меч в его руке был его единственной надеждой на выживание.
    Битва была жестокой и неистовой, между миром живых и миром мертвых. Но в конце концов, силы Аркана оказались сильнее, и он смог отразить нападение призраков.
    "Ты смог победить моих слуг, воин," - произнес древний голос. - "Теперь ты достоин стать хранителем этого амулета. Но помни, сила, заключенная в нем, может быть и благом, и проклятием."
    С этими словами мрачная атмосфера рассеялась, и Аркан остался один в темном помещении, держа в руках древний амулет. Его сердце билось быстрее от волнения, ведь перед ним открылся новый мир тайн и загадок, о котором он даже не мог мечтать.
    С этого дня Аркан стал хранителем амулета силы, погружаясь в мир мистики и приключений, которые открывались перед ним в глубинах Атреи.

    Кайсинель
    Элийцы
    ХумариТ
    ]
     

    Вложения:

    • aion.png
      aion.png
      Размер файла:
      1,3 МБ
      Просмотров:
      4
  19. PogibelBogov

    PogibelBogov User

    Регистрация:
    12.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    1
    • "Тень во тьме".
      Глубокая ночь окутывала земли Атреи. Тени скрывались в уголках, ожидая свой момент. В этом мире, пронизанном магией и таинственностью, каждый шорох мог оказаться знаком загадочных сил. В Фоэте, на Дороге Ракрия ведущая в шахты Тимолии, жил старик отшельник по имени Френос. Он был одним из немногих, кто помнил древние легенды и знал секреты, скрытые в темных уголках этого мира. Однажды, в тот мрак полнолуния, Френос обнаружил древний свиток, забытый в углу его скромного дома. В свитке были изображены странные символы и неопознанные руны. Френос понял, что это нечто сверхъестественное, что-то, что не следовало обнаруживать. Однако, любопытство взяло верх и старик приступил к изучению свитка. С каждым прочтением его тайные знания становились всё более доступными, но и цена за это знание увеличивалась. С течением времени Френос начал замечать странные происшествия в Фоэте, а именно в деревне Акариос. Люди исчезали без следа, а те, кто оставались, рассказывали о видениях и кошмарах, которые неслись из глубин ночи.
      Однажды, когда луна встала высоко над горизонтом, Френос решил разобраться в этой таинственной мистерии. Он последовал за странными следами, ведущими в лес Дамину. Там, среди темных деревьев, Френос столкнулся с силой, которую даже он не мог овладеть. Тень, бесформенная и могущественная, восставала перед ним, излучая холод и ужас. Она была тем, что пробудило страх в сердцах людей, тем, что проникало в их сны и оставляло следы в их умах.
      Только благодаря древнему знанию, приобретенному из того свитка, Френос смог противостоять этой тьме. Сила Бога Айона, запечатанная в тех рунах, стала его оружием против нечисти.
      Схватка была жестокой и кровопролитной, но, в конце концов, Френос одержал победу. Тень была отогнана, а Фоэта спасена.
      Но старик понимал, что цена его победы была высока. Он заплатил слишком много, и теперь тьма искала новый путь к власти.
      Так закончилась история Френоса, старика живущего отшельником, который смог противостоять тьме благодаря древнему знанию и отваге. Но его подвиг будут помнить в легендах и сказаниях, передаваемых из поколения в поколение, чтобы напоминать людям и даэвам о вечной борьбе между светом и тьмой в мире Атреи.
      [*]Кайсинель, Элийцы, PogibelBogov
     
    XumariT нравится это.
  20. Aramero

    Aramero User

    Регистрация:
    13.02.24
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    2
    Проклятые божественные камни
    Элизиум - прекрасное место, многонаселённый город, столица нашей расы и мой дом. Так! К чему это я? Меня зовут Этере - я даэв, что проживает в этом городе, и я...ученица.
    Угх... Ученица мастера Веруса. Да-да Тот ворчливый мужчина, что зачаровывает оружие божественными камнями.
    И сегодня у меня урок истории возникновения легендарных камней! Кхм! Ах да, существует 3 вида божественных камней: редкие, легендарные и уникальные. И каждый наши мастера могут создавать!
    Но сегодня я иду узнавать о вторых.
    Площадь святых, как именно то место куда мне и надо.Тут работают много мастеров и торговцев, но мне нужны те двое. Мастер и его друг и бывший( или нет) соратник - мастер Роканес.
    "Доброго дня мастер Верус, мастер Роканес."
    "О, Этере, небось на учёбу?"
    "И тебе здравствуй моя почти опоздавшая ученица, хм."
    "Это пунктуальность друг мой, а ты проходи-проходи Этере."
    "Да-да-да может уже начнём? Хм, напомни-ка мне тему сегодняшнюю ученица?"
    "Легендарные божественные камни, мастер."
    "Ах, да, легендарные божественные камни... Доподлинно неизвестно, когда появились первые камни. Но и поныне они встречаются редко, очень редко. Мастер научились делать все три вида божественных камней. Но! Как появились первые камни, вот вопрос?! Суть лежит глубоко в истории. Ведь за каждым камнем своя легенда; мрачная, яростная, печальная и кровавая. А камни их квинтэссенция, отображающая их аспект, что и указано в названии камня. Например: Трагедия Расберга и Печаль Ио, Месть Хелкиса и Кровь Ариссы. За каждым лежит своя история. И добыть такой камень подобно подвигу, ведь он образуется в естественной среде и при особых условиях, уникальный по своей природе! Кхм. Эти камни назвали божественными, но на деле они больше проклятые. И несут проклятие через оружие твоему противнику. Вот такие они на самом деле, ученица. Ты всё записала?!"
    "Да, мастер! Но почему об это нет информации в библиотеке мудрецов?"
    "А зачем? Суть ведь одна и таже. Что у Тишины Ювентоса, что у Молчания Сутгельмира. Так зачем смущать умы молодёжи, а? Та-ак, домашнее задание. Найти истории по каждому разумному, что упоминается в названии камней. Анализ и выкладку по ним оформишь в эссе мне, к послезавтра."
    "Да, мастер! Я свободна на сегодня?"
    "Можешь идти."

    ......

    "И зачем ей это знать, мой друг?"
    "Так учил меня мой мастер, а его - его мастер. И так я буду передавать знания ей. Ведь я не вечен, и именно её готовлю на своё место."
    "Старый он! Мы ещё ого -го, хех, могём что-то!"
    "М-да, рано нас списывать пока!"
    " А-ха-ха-ха"
    " А-ха-ха-ха"



    Конец истории.

    13 фев 2024
    "Проклятые божественные камни".
    Элизиум - прекрасное место, многонаселённый город, столица нашей расы и мой дом. Так! К чему это я? Меня зовут Этере - я даэв, что проживает в этом городе, и я...ученица.
    Угх... Ученица мастера Веруса. Да-да Тот ворчливый мужчина, что зачаровывает оружие божественными камнями.
    И сегодня у меня урок истории возникновения легендарных камней! Кхм! Ах да, существует 3 вида божественных камней: редкие, легендарные и уникальные. И каждый наши мастера могут создавать!
    Но сегодня я иду узнавать о вторых.
    Площадь святых, как именно то место куда мне и надо.Тут работают много мастеров и торговцев, но мне нужны те двое. Мастер и его друг и бывший( или нет) соратник - мастер Роканес.
    "Доброго дня мастер Верус, мастер Роканес."
    "О, Этере, небось на учёбу?"
    "И тебе здравствуй моя почти опоздавшая ученица, хм."
    "Это пунктуальность друг мой, а ты проходи-проходи Этере."
    "Да-да-да может уже начнём? Хм, напомни-ка мне тему сегодняшнюю ученица?"
    "Легендарные божественные камни, мастер."
    "Ах, да, легендарные божественные камни... Доподлинно неизвестно, когда появились первые камни. Но и поныне они встречаются редко, очень редко. Мастер научились делать все три вида божественных камней. Но! Как появились первые камни, вот вопрос?! Суть лежит глубоко в истории. Ведь за каждым камнем своя легенда; мрачная, яростная, печальная и кровавая. А камни их квинтэссенция, отображающая их аспект, что и указано в названии камня. Например: Трагедия Расберга и Печаль Ио, Месть Хелкиса и Кровь Ариссы. За каждым лежит своя история. И добыть такой камень подобно подвигу, ведь он образуется в естественной среде и при особых условиях, уникальный по своей природе! Кхм. Эти камни назвали божественными, но на деле они больше проклятые. И несут проклятие через оружие твоему противнику. Вот такие они на самом деле, ученица. Ты всё записала?!"
    "Да, мастер! Но почему об это нет информации в библиотеке мудрецов?"
    "А зачем? Суть ведь одна и таже. Что у Тишины Ювентоса, что у Молчания Сутгельмира. Так зачем смущать умы молодёжи, а? Та-ак, домашнее задание. Найти истории по каждому разумному, что упоминается в названии камней. Анализ и выкладку по ним оформишь в эссе мне, к послезавтра."
    "Да, мастер! Я свободна на сегодня?"
    "Можешь идти."

    ......

    "И зачем ей это знать, мой друг?"
    "Так учил меня мой мастер, а его - его мастер. И так я буду передавать знания ей. Ведь я не вечен, и именно её готовлю на своё место."
    "Старый он! Мы ещё ого -го, хех, могём что-то!"
    "М-да, рано нас списывать пока!"
    " А-ха-ха-ха"
    " А-ха-ха-ха"



    Конец истории.
    Кайсинель, Элийцы, Aramero
     
    ElenaLoveLife и XumariT нравится это.
Статус темы:
Закрыта.