1. This site uses cookies. By continuing to use this site, you are agreeing to our use of cookies. Learn More.
  2. Переполох Йорм Поэзия Календарь Гильдия Дайджест Календарь событий в Aion

Тайны льдистых белусланских гор.

Discussion in 'Литературное творчество' started by Ласциате, Jan 23, 2014.

  1. Ласциате

    Ласциате User

    Joined:
    23.06.12
    Messages:
    49
    Likes Received:
    47
    костёр негромко потрескивал в глубине ледяной пещерки. тени плясали на стенах, сплетаясь в причудливые узоры. отсыревшие дрова шипели и вверх то и дело взлетал сноп искорок. вокруг костра жалось несколько фигурок, укутанных в тёплые, подбитые мехом плащи. вообще-то разжигать огонь в такой близости от сторожевых постов было опасно и безрассудно, но без этого небольшого костерка шансы дожить до утра сводились почти к нулю. несмотря на прошедшие века, дыхание эрискаля всё ещё властвовало над этими землями, вмораживая в лёд всё живое.
    -дрион, гарм - ваша первая вахта. кира и тард сменят вас после полуночи. остальным отбой-на рассвете выступаем.
    командир, как обычно, был краток, а тон его не предусматривал никаких возражений. всё, что бы он не сказал, приравнивалось к приказу. вообще-то, никто не назначал марка старшим - так уж сложилось. ещё с того первого задания в тренировочном лагере, когда группа была сформирована методом жеребьёвки. сейчас состав группы несколько иной - потери в боях неизбежны и на смену павшим приходят другие. правда теперь все они даэвы и худшее, чего они могут ожидать, это очнуться у кибелиска. и тем не менее, смерть, даже временная, всё равно остаётся смертью. смерть - это роковая ошибка, допущенная тобой или тем, кто прикрывает твою спину.

    кейрата поплотнее укуталась в плащ и повернулась спиной к огню - так теплее. проснулась она от слабого толчка в плечо - пора заступать в караул. девушка молча поднялась, подошла к огню и протянула озябшие руки. отдохнуть совсем не получилось. холод пробирал до костей, хотелось сжаться клубочком, зарывшись в ворох одеял и шкур и уснуть до весны. гарм, разбудивший её, уже возился со спальным мешком устраиваясь поудобней, одного взгляда на него хватило чтоб понять - гладиатора сейчас занимали те же мысли, что и лучницу. тарда в пещере не было, видимо вышел наружу. подбросив в огонь немного дров, кейрата принялась оперять стрелы. надо было занять чем-то окоченевшие пальцы. вскоре тард вернулся и уселся рядом. какое-то время он следил за движением пальцев лучницы, а потом мотнул головой прогоняя сон и негромко спросил:

    -думаешь там и в правду что-то есть? я имею ввиду, асмодиане тут лёд носом роют уже с десяток веков, не уж-то они до сих пор не нашли его?
    кейрата пожала плечами, так ничего и не ответив. ей просто нечего было сказать - она и сама задавала себе тот же вопрос всю дорогу сюда.

    марк проснулся сам. он обладал необъяснимым умение просыпаться именно тогда, когда нужно. холод, казалось совсем ему не мешает, так словно он его не чувствует, как не чувствовал он жары, усталости или голода. но кира прекрасно знала, что это не так. в том что марк, как и любой из них, состоит из плоти и крови она убедилась ещё в теобомосе. никогда она не забудет того ужаса, что плясал в льдисто-серых глазах заклинателя элементалей, когда приходилось ему рубить тех, кто ещё недавно звал его командиром. помнила она как дрожали его руки, когда сжигали они очередного павшего, чтоб не вернулся он следующей ночью. помнила она и как вусмерть пьяный марк едва не сжёг дотла таверну в элизиуме, после того как они таки выбрались с тех проклятых земель.

    асмодианское утро мало отличалось от ночи - небо было таким же тёмным и неприветливым. из затягивавших его туч крупными хлопьями повалил снег. небольшая группа наёмников гуськом двигалась по склону горы, пригибаясь под порывами пронзительного ветра. внизу раскинулся обледеневший кинунгап. когда-то этот город мог затмить своим блеском даже столицу даэвов. слава о нём достигала даже самых отдалённых уголков атреи. а потом явился эрискаль. не было границ его гневу - презренные даэвы посмели поселиться там, где ранее находилось святилище белого дракона. прошли века, а город и по сей день стоит заключенный в саркофаг из снега и льда, как напоминание будущим поколениям.

    2.

    группа остановилась почти у самой вершины. скальный выступ образовывал некое подобие козырька, а под ним едва угадывался вход в пещеру, заметённый снегом.
    марк призвал элементаля огня и тот с шипением начал проплавлять ход внутрь. прошло не менее часа, прежде чем группа искателей пробралась к входу в огромный зал, являвшийся преддверием утерянного святилища. высокий потолок терялся во мраке а вдоль стен выстроился почётный караул обледеневших статуй. в конце зала виднелась колоссальных размеров двустворчатая каменная дверь, покрытая резьбой.

    к двери шли в полном молчании, то и дело бросая вокруг настороженные взгляды. но вот она, каменная громада у самого носа и дальше пути нет. ясно было, что дверь таких размеров могла открываться либо с помощью магии, что не оставляло искателям никаких шансов, либо каким-то хитроумным механизмом рычагов. в надежде на последнее, все принялись осматривать каждый выступ и трещинку как на самой двери, так и вокруг неё. без результатов.

    -так, давайте мыслить логически,-гарм почесал изрядно заросший щетиной подбородок. сзади раздался ехидный смешок айваза:
    -логика и гладиатор. прям как название анекдота.
    гарм зло зыркнул на лекаря и перехватил поудобней секиру.

    -умник, на тебя опять приступ чесотки напал? язык зудит? так я тебе сейчас выпишу твоё же фирменное лекарство от всех болезней - кибелиск называется.

    айваз уже открыл было рот, чтоб ответить гладиатору очередной шпилькой, но получил увесистый подзатыльник и кубарем покатился по полу, от неожиданности не удержав равновесия. осыпая нелестными эпитетами коварного обидчика, айваз отряхиваясь поднялся и огляделся. ближе всего стояла кейрата, спрятав руки в карманы куртки и невозмутимо разглядывающая дверь. гарм изо всех сил старался не расхохотаться, отчего лицо его корчилось и кривилось как у заправского шута. за спиной слышались сдержанные смешки товарищей. айваз нахохлился и подобрал с земли посох.

    -ну да, обидеть бедного лекаря норовит каждый... но как что, так к кому все прибежите? ладно, сам тоже хорош. гарм, так что ты там пытался сказать?
    гладиатор примирительно улыбнулся и продолжил:
    -так вот, в девяти случаях из десяти, рычаг находится на уровне глаз. дверь строили балауры, так? и росточку у них метра эдак под три? кир, давай сядешь мне на плечи - посмотришь повыше, авось чего и найдём.
    -а чего сразу кира?- фыркнула лучница,- вон пускай айв лезет, вы двое отлично смотритесь вместе.
    -неее, у айва задница костлявая, мои нежные плечи этого не вынесут!

    сзади послышался очередной взрыв хохота. всё-таки последние несколько дней были слишком напряженными, все были как на иголках и нуждались в эмоциональной разрядке. хотя б в виде плоских шуточек и подколок.

    около часа ушло на новое обследование двери, но результат был прежним. похоже здесь всё-таки не обойтись без заклинания, а значит искателям придётся возвращаться ни с чем. и без того болтающийся на грани боевой дух ребят был практически сломлен. не в силах сдерживаться, гарм взревел, словно раненный крал и раскрутив секиру над головой бросился на дверь с криком, означавшим примерно: "открывайся, балаурье дерьмо, мать твою растак..."

    в стенах что-то утробно загудело, во все стороны брызнула ледяная крошка. створки двери медленно поползли в стороны. гарм стоял с отвисшей челюстью и выпученными глазами, секира, выпущенная из рук, звякнула о каменный пол. лица всей группы в этот момент мало чем отличались от ошарашенной физиономии гладиатора.
    -гарм, а ты у нас оказывается волшебник...- улыбаясь, марк похлопал гладиатора по плечу и направился в образовавшийся проход.

    3.

    коридор уходил вниз и влево под едва заметным уклоном. стены сплошь покрывали барельефы с набившим уже оскомину мотивом - сцены из летописи о жизни лорда эрискаля. под ногами негромко хрустела ледяная крошка. впереди, словно игривый щенок, резво прыгал воздушный элементаль марка. вдруг существо замерло и нервно завертело головой, а потом со всех ног бросилось обратно к хозяину. впереди, за очередным поворотом, через арку ворот струился слабый голубоватый свет. кира зябко поёжилась, краем глаза заметив, что не она одна. и дело даже не в холоде, пробиравшем до костей - с холодом они уже как-то пообвыклись, просто само это место нагоняло жуть.
    пробираясь заброшенными коридорами, ребята ожидали нападения из-за каждого поворота - балауров, оборотней, ледяных циклопов в конце концов, но каждый раз их встречали лишь пустые стены. и было в этом что-то неправильное, гнетущее, изматывающее и так напряженные нервы. словно затаилось что-то и поджидает. они даже разговаривать перестали, боясь нарушить царившую в святилище тишину.
    кейрата мысленно ругала себя за разыгравшуюся фантазию, выстраивая шаткий карточный домик из фактов и доводов: святилище заброшено многие века, нет ничего странного в том, что оно никем не охраняется. о самом его существовании уже почти никто не помнит...

    но свет в арке всё равно жуткий. как могильные огни над старыми погостами. фыркнув, словно кошка, которую окатили водой, лучница встряхнулась и нарочито бодро хлопнула по плечу айваза шагавшего чуть впереди.

    -что док, уже готов нас отпевать? или язык со страху к горлу примёрз?

    айваз едва не подпрыгнул и уже было замахнулся посохом - видать таки тоже пробрало. не ответив, он лишь крепче перехватил посох и зашагал чуть быстрее.
    за аркой простирался круглый зал с куполообразным потолком. вдоль стен выстроились колонны из зелёного и голубоватого льда, а между ними на равных промежутках горели факелы. пламя было пронзительно синего цвета и имело явно магическое происхождение. в самом центре зала, на ступенчатом ледяном пьедестале находилась мраморная статуя. против ожидания, изображала она не балаурского лорда. это был ребёнок. скрестив ноги, он словно застыл в медитации, низко склонив голову. длинные волосы падали на грудь почти скрывая лицо. в руках ребёнка покоился крупный молочный опал, огранённый в форме шара.

    -это он, да?-гарм мимо воли перешёл на шопот, дыхание вырывалось из рта белым облачком и оседало инеем на щетине, покрывавшей щёки и подбородок гладиатора.
    марк кивнул, словно завороженный, не в силах оторвать глаз от шара. из оцепенения всех вывел тард. громко кашлянув, он решительно направился к статуе.

    -забираем то за чем пришли и валим отсюда на...- договорить он не успел. статуя шевельнулась и медленно подняла голову. на тарда уставились горящие синим огнём глаза.
    -я вас ждал.


    по полу заструился туман, быстро поднимаясь до самых коленей путников, а мгновенье спустя он превратился в ледяные кристалы, накрепко обездвижив всю группу. гарм тихо выругался, айваз что-то негромко зашептал, пытаясь прикрыть соратников незримым магическим щитом и ослабить чужие чары. дрион последовал примеру айва, и вот уже слабое свечение защитных аур укутало товарищей.

    ожившая статуя все эти действия проигнорировала. синий взгляд смотрел будто сквозь путников и в то же время в самую глубину души каждого.

    -меня называют оракулом. вам предстоит доказать, что вы достойны взять то, за чем пришли. готовы ли вы пройти испытание железом?

    ребята ошарашенно переглянулись. когда они подписывались добыть артефакт из балаурского святилища, они знали, что скорей всего придётся драться с теми, кто его охраняет, но ни о каком оракуле и испытании речи не было.
    тард прочистил горло:
    -эмм.. а в чём заключается испытание-то?

    4.

    лёд вокруг ног следопыта растаял, яркий свет на мгновенье заставил зажмуриться, а когда тард открыл глаза вокруг простиралась бескрайняя равнина, плоская как стол. товарищи исчезли вместе со стенами святилища и статуей оракула. парень завертел головой, верные кинжалы сами скользнули в ладони. внезапно в голове зазвучал холодный, лишённый эмоций голос:


    "пляской теней,
    песней мечей,
    льдом и огнём,
    явью и сном..."

    на долину опустились сумерки. над землёй тут и там замерцали зеленоватые огоньки, какие случается видеть на болоте. инстинкты забили тревогу. словно дикая кошка, тард отпрыгнул в сторону и рассёк кинжалом воздух. за спиной послышался сдавленный смешок. он едва успел развернуться, чтоб парировать удар нацеленных в него клинков. сталь заскрежетала, посыпались искры. в глаза тарда ухмыляясь смотрела точная его копия. игру в гляделки прервал удар коленом прямиком в солнечное сплетение. тард кубарем покатился по земле, судорожно хватая ртом воздух. в глазах потемнело, но годы тренировок не прошли даром - сгруппировавшись, он перекатился в сторону. и весьма вовремя - клинок двойника вонзился в землю там, где мгновенье назад лежал следопыт. перекатываясь по земле, тард едва успевал парировать сыплющиеся на него молниеносные атаки. довольно скоро он понял, что противник не только выглядит, но и действует абсолютно так же, как поступил бы он сам.

    бой затягивался, сил оставалось всё меньше. противник тоже должен был быть измотанным, а нет, не тут то было. клинки двойника мелькали в воздухе всё с той же лёгкостью, что и в начале поединка. ни малейших признаков усталости и всё та же презрительная ухмылка на губах. тард ненавидел эту ухмылку, ярость закипала в нём, заставляя допускать ошибки. левый рукав куртки уже насквозь пропитался кровью. рана неглубокая, но с каждой каплей крови его покидают так необходимые сейчас силы. один из кинжалов двойника наискосок полоснул по спине не успевшего увернуться тарда. кожу защекотали тёплые липкие струйки. пот, пропитавший рубашку неприятно защипал рану. зарычав, тард обрушил на противника серию ударов, в которую вложил все оставшиеся силы... двойник играя их парировал.

    битва была проиграна. последний рывок к противнику, холодная сталь мягко входит в тело. один клинок двойника впивается тарду в живот, второй, прокладывая себе путь от ключицы вниз, метит в сердце... тело по инерции движется дальше вперёд, словно бы желая крепко обнять своего убийцу и кинжал в слабеющих пальцах вспарывая бок двойника, впивается в его печень.

    синий свет заливает всё вокруг, а спустя миг тард уже стоит в зале святилища целый и невредимый, среди своих товарищей. холодный голос оракула бесстрастно объявляет

    -первое испытание пройдено.


    эфир всколыхнулся и в ушах всей группы раздался хрипловатый голос гарма:
    -ну что, так и будем торчать истуканами или разнесём в пыль это балаурье творенье? не знаю как вы, а меня уже порядком достало это всё. я хочу домой. получить свои кинары, в баньке отогреться, нажраться в первой попавшейся таверне и забыть этот поход как страшный сон.

    руки гладиатора крепко сжимали длинное древко секиры. если б не латные перчатки, товарищи увидели бы как побелели от напряжения его кулаки. пылающие глаза оракула скользнули взглядом по гладиатору и по спине того пробежала струйка пота. слова, донесённые эфиром могли слышать только товарищи и никто больше, но гарму вдруг показалось, что оракул их слышал так же отчётливо.

    -второе испытание,- прозвучал в зале голос оракула и эхом отразился от стен,- испытание духом.

    -да пошел ты со своими испытаниями!- гладиатор замахнулся секирой и ринулся на оракула.

    вспышкой молнии пронеслась над плечом гарма пущенная кирой стрела, заклятие урагана накатилось неудержимой волной, наполняя тела силой. голос айваза, окрепший и полный решимости, зазвучал под сводами, нараспев читая привычные заклинания. с пальцев марка сорвались плети лилового пламени, устремляясь к ожившей статуе. ударившись о каменную плоть, они веером брызг разлетелись вокруг не причинив оракулу ни малейшего вреда. секира гарма со скрежетом вгрызлась в мраморную тонкую шею, высекая сноп искр...

    5.

    искры взвились над очагом когда кейрата водрузила на угли закопченный медный чайник.
    -ри, тами! ну где вы там? ужин готов, мойте руки.

    дрион вошёл в дом чуть наклоняя голову, чтоб не задеть низкую притолоку. едва не сшибив с ног, его обогнал мальчуган лет шести, возбуждённо размахивая маленьким луком.
    -ма, я не промахнулся! ни разу!

    глаза мальчишки горели от возбуждения. он с разбегу плюхнулся на стул, всё ещё сжимая в руках лук. смолистые волосы, перехваченные на лбу тонким кожаным ремешком, блестящей волной струились на загорелые тощие плечики. короткие замшевые штанишки были единственной одеждой мальчика. на шее болтался на длинном шнурке камушек причудливой формы. кира вспомнила как они нашли его гуляя по пляжу после отлива. мальчонка потянулся через стол к корзинке с хлебом, и тут же получил шутливый подзатыльник от отца.

    -тами, руки мыть кому сказано было?- дрион говорил нарочито строго, но в глубине глаз светилась улыбка.

    фыркнув, мальчик соскочил со стула и направился к кадке с водой в углу у двери. снаружи послышался шум, заливисто залаяла соседская собака. забыв про мытьё рук, ребёнок высунул любопытную мордашку в открытую дверь.
    по улице медленно брёл старик опираясь на узловатый посох. перед ним, словно собака-поводырь, семенил растрёпанный воздушный элементаль. зверёк принюхивался, крутил рогатой головой и тихо фыркал, топорща лохматую гриву. старик был слеп, его затянутые белесой катарактической плёнкой зрачки пялились в пустоту.

    дрион, выглянувший посмотреть что там за шум, приобнял сына за плечи и подтолкнул обратно в дом. он уже и сам было развернулся чтоб войти, но что-то в лице старика показалось ему смутно знакомым. посмотрев долгим изучающим взглядом, он нахмурился, словно силясь ухватить ускользающее воспоминание. возглас изумления вырвался из груди и дрион, как зачарованный, шагнул навстречу слепцу.

    кейрата забеспокоилась, глаза инстинктивно метнулись к висящему у двери луку. это был настоящий боевой лук, не чета игрушке в руках тамира. длинный композитный лук, инкрустированный балаурьим рогом поражал хищной красотой и совершенством.
    после рождения сына кейрата завязала с бурным и опасным прошлым, но свой любимый лук всегда держала под рукой. хоть бертрон провинция и относительно спокойная, но всё ж и тут бывают незваные гости.

    в дверях показался дрион, ведя под руку слепого старца. следом в дверном проёме показалась рогатая голова элементаля. рубиновые бусинки глаз сверкнули из-под взлохмаченной гривы. на миг кире показалось, что смотрят они грустно и осуждающе. предательский холодок пробежался по спине когда она внимательней посмотрела на старика. слова путались и застревали в горле.
    -марк? но как? ты же..

    марк шагнул вперёд уставившись на неё невидящим взглядом. лицо его озарила улыбка. он даже словно помолодел на несколько лет. марк заговорил быстро и горячо, словно боялся, что не успеет, что кто-то или что-то помешает ему.

    -всё-таки я вас нашёл. я так долго вас искал. искал чтоб сказать... это всё сон, иллюзия. всё вокруг вас ненастоящее. вам нужно вспомнить, нужно проснуться...

    тамир прижался к матери и крепко уцепился в её руку.
    -мама, мне страшно... прогони его.

    взгляд старика медленно сместился на голос мальчика. кейрата инстинктивно выступила вперёд, прикрывая собой сына.
    -я тоже поначалу хотел поверить в эту сказку. посмотри на меня сейчас - старый немощный калека. но лишившись глаз я прозрел. прозрел и освободился. мне удалось вспомнить кем я был. и я стал искать вас. айваз мне не поверил, как и гарм. и тард...

    марк опустил голову, по морщинистым щекам пролегли влажные дорожки.
    -они погибли. оракул забрал их души в обмен на красивый сон. дрион,кира... он играет с вами, с вашим разумом. мы так и не покидали святилище. вспоминайте!

    мысли лихорадочно метались в мозгу. воспоминания были размытыми и далёкими. она помнила, как пробирались они сквозь заснеженные горы, помнила как нашли древнее святилище ледяного лорда, кажется они с кем-то сражались... виски заломило. как ни силилась она вспомнить что было дальше - ничего не получалось. разум застилал голубоватый туман. кира затравленно посмотрела на мужа ища поддержки.
    элементаль грозно скалился и топорщил гриву. его пылающий взгляд не отрывался от тамира, забившегося за спину матери.
    -мам, что он такое говорит? пусть он уйдёт!

    голос мальчика был испуганным и срывался на крик. маленькая детская ручка в её ладони была влажной и холодной.
    в памяти вдруг всплыла статуя оракула с горящими синими глазами. глаза тамира были голубыми как летнее небо. кире почему-то вспомнилось что у неё и дриона глаза были карими...
    словно в трансе, она выпустила детскую ручонку и шагнула в сторону. элементаль, буд-то только этого и ждал, с рычанием бросился на мальчика.

    ***

    она сидела на холодном полу святилища обхватив руками колени. плечи сотрясались в беззвучных рыданиях. сзади подошел марк и молча обнял девушку за плечи. дрион стоял рядом, пустой взгляд чародея прикипел к мраморной статуе на постаменте. статуе его сына. глаза оракула потухли. теперь это был всего лишь камень.
    рядом на холодных плитах лежали тела их товарищей. на покрытых инеем лицах застыло выражение счастья и покоя.
     
    Fantasy likes this.